Читать онлайн Сердце беглеца, автора - Бейкер Мэдлин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце беглеца - Бейкер Мэдлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.64 (Голосов: 134)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце беглеца - Бейкер Мэдлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце беглеца - Бейкер Мэдлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бейкер Мэдлин

Сердце беглеца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Рэйчел Хэллоран ласково улыбнулась молодому человеку, сидевшему рядом с ней на качелях.
– Я буду скучать по тебе, Клинт, – сказала она голосом, сладким как мед. – Ты ведь будешь осторожен, да?
Улыбка Клинта Уэсли была столь же ослепительной, как шестиконечная звезда, пришпиленная к его жилету.
– Осторожность – моя неотъемлемая черта, Рэйчел. Ты ведь это знаешь.
Рэйчел тихонько рассмеялась. Клинт действительно был на редкость осторожен. Он никогда не сделал ни одного тщательно не обдуманного заранее шага. Она знала, что он ее любит и хочет на ней жениться, но его ухаживание носило уж слишком неторопливый и предсказуемый характер. Несколько раз он заговаривал с ней в церкви, но это случилось только после того, как их общий знакомый официально представил их друг другу.
После этого Клинт искал встреч с ней на вечерах и пикниках. Несколькими месяцами позже попросил у ее отца разрешения навещать их. Теперь он проводил с ней каждый субботний вечер, а Рэйчел почти каждое воскресенье приглашала его на обед. Их роман мог послужить образцом степенности. После того как они встречались уже месяца полтора, Клинт отважился взять ее за руку. Еще через несколько месяцев у него хватило смелости положить ей руку на плечо и слегка обнять, когда они сидели рядышком на качелях. И совсем недавно он набрался храбрости и поцеловал ее. Разумеется, сначала испросив ее разрешения. Почему-то это вызвало у нее раздражение, хотя Рэйчел делала все возможное, чтобы не показать этого. Она полагала, что любит Клинта, и считала, что когда-нибудь в будущем охотно выйдет за него замуж, но иногда ей хотелось, чтобы он вел себя более непосредственно и больше волновал ее. Если он захотел ее поцеловать, то почему бы просто не сделать это?
Рэйчел едва слышно вздохнула, почувствовав, как рука Клинта обвила ее плечи.
Он, конечно, славный молодой человек, и она очень к нему привязана. Люди всегда испытывали симпатию к Клинту. Он был высоким и красивым, классический блондин со светлыми, песочного цвета волосами и голубыми глазами. Он не казался достаточно жестким, чтобы исполнять обязанности стража порядка, и все же ему удавалось сохранять покой в Йеллоу-Крик уже больше двух лет. Конечно, в их городке редко появлялись чужаки, а местные жители почти никогда не нарушали закона, если не считать Гаса Бредшо, который каждую субботу напивался и начинал бушевать. Иногда Рэйчел думала, как бы повел себя Клинт, если бы в их городишке появился настоящий злодей.
Клинт сжал плечи Рэйчел. Потом, откровенно вздохнув, поднялся и потянулся за шляпой.
– Ладно, пожалуй, пойду, – сказал он неохотно. – Утром рано вставать.
Рэйчел тоже поднялась и подставила ему щеку для поцелуя.
– Береги себя, – пробормотала она. – Мне будет тебя недоставать.
Уэсли кивнул:
– Увидимся, как только вернусь.
– Я буду ждать.
Уэсли снова кивнул, размышляя, не поцеловать ли ее еще раз. Вместо этого он лишь легонько сжал ее в объятиях и направился к коновязи, где была привязана его лошадь. Он ловко прыгнул в седло, прощальным жестом приподнял шляпу и выехал со двора.
Глядя на удалявшегося Клинта, Рэйчел улыбалась. Из него получится хороший муж, думала она. Если, конечно, у него когда-нибудь хватит духа посвататься! Он ведь хотел еще раз поцеловать ее – она видела по глазам. Почему же не сделал этого? И с этими мыслями она отправилась спать.
Забравшись в постель, Рэйчел натянула одеяло до подбородка и стала мечтать, чтобы Клинт Уэсли перестал думать о приличиях и налетел на нее, как ураган. Она уснула, думая о Клинте и о тех светловолосых ребятишках, которые когда-нибудь у них родятся.
Субботнее утро выдалось ясным и теплым. И первая мысль Рэйчел снова была о Клинте: она надеялась, что он выехал засветло и вовремя вернется домой. Перевозить заключенного из Йеллоу-Крик в территориальную тюрьму Юмы всегда считалось опасным делом. Кто его знает, что может прийти в голову друзьям или родственникам арестанта, чтобы помочь заключенному бежать. Патрик Мэрфи, прежний представитель закона, был хладнокровно убит братом одного преступника как раз по пути в Юму. К счастью, такое случалось редко, но все же иногда это происходило.
Рэйчел решительно попыталась отогнать тревожные мысли. Сбросив голубую фланелевую ночную рубашку, она быстро оделась и направилась вниз – приготовить завтрак для отца.
На кухне она застала шестилетнюю Эми Кохилл. Эми была нередкой гостьей на их ранчо. Ее дядя Джо Кохилл работал у Хэллоранов.
– Доброе утро, Эми, – сказала Рэйчел весело и взъерошила светлые кудряшки девочки.
– Вы долго спите, – заметила Эми. – Сегодня будем печь пироги?
– Если хочешь. – Рэйчел постелила на кухонный стол чистую скатерть и поставила кипятиться воду для кофе. – Тогда тебе придется набрать ягод.
– Сейчас?
– А ты уже позавтракала?
– Да, дома, – сказала Эми, доставая с полки в чулане корзинку. – Мама испекла блинчики.
– Поосторожней, – привычно предостерегла Рэйчел уже убегающую Эми.
– Ладно, – ответила Эми снисходительно.
Ягоды росли сразу за коптильней. Путь туда был неблизкий, но Эми это не тревожило. Вприпрыжку преодолевая привычный маршрут, она поглядывала на песчаные дюны, расположенные в нескольких милях отсюда. Ее время от времени предупреждали, чтобы она туда не ходила, но она обещала себе, что как-нибудь все-таки доберется до них, до этих запретных песчаных холмов.
Но сейчас ее мысли занимали пироги. Кусты были прямо-таки осыпаны ягодами, и Эми, переходя от одного к другому, тихонько напевала себе под нос. Ее корзинка была почти полной, когда она заметила человека. Он лежал в неглубокой выемке, слегка прикрытый сухими листьями.
От испуга застыв на месте, Эми довольно долго смотрела на него, пытаясь понять, жив он или мертв. Казалось, он спит, но ее приятель Джо Боб Сомерс говорил ей, что мертвые похожи на спящих. Ну как тут понять разницу? Человек лежал совсем неподвижно, и Эми решила, что он, должно быть, мертвый. Тут ей на память пришли все слышанные истории о привидениях, и она вздрогнула.
Она уже собралась повернуться и бежать домой, когда лежащий перевернулся и посмотрел прямо на нее подернутыми мукой желтыми глазами.
– С вами все в порядке, мистер? – спросила Эми дрожащим голосом. Она начала медленно пятиться, сама удивляясь тому, что теперь, когда стало ясно, что он живой, она боялась его больше, чем прежде, когда считала его мертвым.
– Помоги мне, – меж тем прохрипел незнакомец. Он попытался сесть, но тяжело рухнул на спину. Лицо его стало совсем белым. – Воды…
– Конечно, мистер. Только лежите тихо, я приведу кого-нибудь на помощь. Честно говорю, приведу!
Но желтоглазый уже не слышал ее.


Рэйчел придерживала дверь, пока Кохилл и двое работников с ранчо вносили бесчувственное тело незнакомца в дом. Двадцатью минутами раньше Эми вбежала на кухню, крича:
– Рэйчел! Я нашла в кустах человека! Я думала, он мертвый, а он оказался живой!
Когда Рэйчел наконец удалось успокоить девочку, она поняла, что Эми сначала побежала к своему дяде и что Кохилл уже несет незнакомца к дому.
Рэйчел задумалась. Кто он и откуда явился?
– Он ранен, – заметил Кохилл.
– Отнесите его в свободную спальню, – распорядилась Рэйчел. Хмурясь, она пошла по узкому коридору, указывая мужчинам дорогу. Наконец они вошли в комнату в конце коридора, и Рэйчел торопливо сняла с постели покрывало.
– Не знаю, выкарабкается ли он, – бормотал Кохилл, пока ковбои укладывали раненого в постель. – Рана у него нагноилась.
– Все, что мы можем сделать, – это перевязать его и надеяться на лучшее, – шепотом заметила Рэйчел.
Логан Тайри отреагировал на звук голосов легким движением, но глаза его не хотели открываться, а когда он попытался заговорить, язык отказался слушаться. Грубые руки пытались отнять у него его шестизарядный «кольт» 44-го калибра, но он отталкивал их, вцепившись мертвой хваткой в свое оружие.
– Черт, Кандидо, оставь ему пушку, – проворчал Джо Кохилл. Потом, вспомнив, где находится, поспешил извиниться: – Прошу прощения, мисс Рэйчел.
– Все в порядке.
– Он не выпускает из рук свой «кольт», – пробурчал Кохилл, – хотя у него не хватит сил даже взвести курок у этой чертовой штуки. – Его бычья шея начала краснеть. – Снова прошу меня извинить, мисс Рэйчел.
Рэйчел подавила улыбку. Когда мужчины входили в раж, они часто начинали чертыхаться невзирая на ее присутствие. И тотчас же смущались и просили извинения.
– Оставьте его, – сказала Рэйчел.
Кохилл кивнул и вышел из комнаты вслед за ковбоями. Если кто и мог выходить незнакомца, то только Рэйчел Хэллоран. Многие мужчины с ранчо были обязаны жизнью или по крайней мере тем, что сохранили свои конечности, ее умелым рукам и острому уму.
Рэйчел тотчас же принялась за дело: разыскала чистые тряпки, ножницы, дезинфицирующие средства, принесла миску теплой воды. Потом, глубоко вздохнув, начала раздевать раненого. Рана в его боку была отечной и воспаленной. К счастью, Бог наградил Рэйчел не женской твердостью – руки у нее были уверенными и крепкими, вид крови не обращал ее в бегство и ей не требовалось для поддержания духа нюхательных солей, как большинству ее товарок. Она была единственной женщиной на ранчо, и поэтому ее часто просили выходить больного или помочь раненому. Когда наступали скверные времена и нельзя было обратиться за помощью куда-нибудь на сторону, она часто также лечила скот, случалось, что помогала клеймить животных, принимала роды у коров…
Итак, Рэйчел принялась умело промывать рану.
Тайри застонал, когда невидимые руки коснулись его левого бока. Легчайшее прикосновение вызывало у него нестерпимую боль, и он стиснул зубы, когда Рэйчел нащупала пулю. И все это время он крепко сжимал в руках свой «кольт», черпая в нем утешение, хотя и сам не понимал, почему это было так важно.
Рэйчел прикусила губу, брови ее сошлись к переносице… И вот она удалила пулю. Затем еще раз промыла рану и протерла кожу крепким раствором карболки.
С легким вздохом удовлетворения она перекатила полубесчувственное тело на бок, чтобы убрать пропитанные кровью простыни, и тут увидела шрамы на широкой спине. Она знала, что в тюрьме заключенных частенько наказывают плетьми за неповиновение, и похолодела, подумав, что человек, беспокойно мечущийся на постели, возможно, беглый заключенный.
Но несмотря на страх, она, как под гипнозом, продолжала рассматривать широкую покрытую шрамами спину, вдруг в каком-то странном помрачении испытав прилив глубокой жалости. Ни одно человеческое существо, независимо от его деяний, не должно подвергаться столь жестокому наказанию!
Нежно и осторожно Рэйчел обмыла бронзовую от загара спину, постелила чистую простыню и прикрыла раненого одеялом.
Затем она снова начала рассматривать его. Он был крупным мужчиной, высоким, поджарым с крепкими, как канаты, мускулами. Хотя он очень исхудал, нетрудно было догадаться, что когда-то он мог поразить могучим сложением. Нижнюю часть лица закрывала густая черная борода, поэтому трудно было определить его возраст и понять, красив ли незнакомец.
Когда он в беспамятстве что-то бормотал, речь его пересыпалась грубыми ругательствами, не предназначенными для ушей леди. Даже Рэйчел, привыкшей к мужской брани и наслушавшейся ее от работников ранчо, редко доводилось слышать такое.
Внезапно мужчина начал беспорядочно метаться по постели. Веки его затрепетали и поднялись, и он незрячими глазами уставился на Рэйчел.
– Ты, грязный сукин сын, – проворчал он, – будь у меня свободные руки, я бы вырвал у тебя плеть и дал тебе отведать твоего собственного лекарства.
Теперь он лежал тихо, оцепеневший, и будто прислушивался к какому-то отдаленному и ему одному слышному звуку или голосу, потом рассмеялся низким отрывистым смехом, но в смехе этом можно было отчетливо различить отчаяние.
– Давай, действуй, ты, ублюдок, делай свое черное дело!
Рэйчел, сжав губы, молча наблюдала, как его тело вдруг напряглось. Рот превратился в одну тонкую линию, на лбу выступила испарина – он, очевидно, вновь переживал те минуты, когда плеть прогуливалась по его телу.
Видеть это было слишком ужасно. Шагнув вперед, Рэйчел положила руку ему на плечо и слегка встряхнула.
– Все кончилось, – прошептала она, стараясь, чтобы слова ее звучали убедительно. – Забудьте об этом. Спите. Все прошло. Постарайтесь заснуть.
Слова утешения, произнесенные столь нежным голосом, словно пробудили Тайри – глаза его открылись. Он, не отрываясь, смотрел на склонившуюся над ним женщину, ожидая найти в ней черты той, кого любил больше жизни. Но маячившее над ним лицо было цвета бледной слоновой кости, а не медного, а волосы женщины оказались золотистыми, как мед, а не черными, как у индианок. Глаза же были вовсе не шоколадными, а невероятного синего, как небо, оттенка.
Разочарованный, он закрыл глаза и снова провалился в глубокую черную бесконечную пустоту.
Следующие несколько дней Рэйчел почти постоянно находилась у его постели. Она удерживала его, когда он начинал метаться, опасаясь, что ужасная рана снова откроется. Он и так уже потерял много крови, и новое кровотечение было слишком опасно.
Где-то в глубине ее сознания таилась мысль о том, что, возможно, он преступник, которого ищут, и это не давало ей покоя. Помогать беглому арестанту – противозаконно! И хотя Рэйчел пыталась убедить себя, что он убегал вовсе не от правосудия, а от бродяг или индейцев, она понимала, что это не так. Шрамы на спине, странная окраска кожи на запястьях и щиколотках, безошибочно указывали на то, что он носил кандалы, да и те слова, что он бормотал в забытьи, – все вместе не оставляло сомнений в том, что он бежал из тюрьмы.
И тогда, когда Рэйчел занималась обычными домашними делами, мысли ее по-прежнему были заняты незнакомцем. Кто он? Что натворил? Безопасно ли находиться с таким человеком под одной крышей? Когда она высказала свои опасения отцу, тот только пожал плечами.
– Не думаю, что в ближайшие дни он может представлять опасность, – лаконично заметил Джон Хэллоран. – Но если он тебя беспокоит, я скажу ребятам, чтобы отвезли его в город к доку Фрэнклину.
– Нет, – быстро возразила Рэйчел, – не думаю, что его уже можно перевозить, нет, пока не стоит.
Чужой. Она теперь не могла думать ни о чем другом. Продолжая за ним ухаживать, она невольно замечала, как широки его плечи и как его длинные черные волосы завиваются вокруг ее пальцев, когда она его причесывает. Его усы, казавшиеся такими жесткими, оказались шелковистыми на ощупь. Она старалась не смотреть на его наготу, когда отирала с его тела пот или меняла повязку, но взгляд ее постоянно притягивали его плоский живот и узкие бедра. Все его тело было коричневым и не только там, где его могли касаться солнечные лучи.
Щеки Рэйчел залил яростный румянец, когда она поймала себя на мысли, каково было бы почувствовать прикосновение этих сильных рук, а если бы он обнял ее…
Незваный гость был источником возможных неприятностей. Интуиция Рэйчел просто кричала об этом! Конечно, следовало молить Бога о его скорейшем выздоровлении, но где-то внутри Рэйчел таилось нежелание отпустить его. Как глупо: ведь она даже не знала этого человека! Несомненно, следовало настоять на том, чтобы отец сообщил о нем властям немедленно, но жалость не позволяла ей обречь человека на возвращение в тюрьму в столь бедственном состоянии. Это не поздно будет сделать, когда он достаточно оправится и почувствует себя здоровым.


Тайри очнулся, ощутил боль и увидел темноту вокруг. Жажда, усугубляемая сжигавшей его лихорадкой, мучила несказанно. Он беспокойно задвигался на своем матрасе и сбросил одеяла, давившие на него свинцовой тяжестью. Пальцы его инстинктивно сжали рукоять револьвера, который он все еще держал в руке. Но вдруг из тени материализовалась легкая фигурка. Нежная рука легонько прикоснулась ко лбу, с его лица и шеи осторожно отерли испарину прохладной тканью. И он почувствовал, как напряжение покидает его тело. Это была та, которая постоянно ухаживала за ним.
– Лежите спокойно, – прошептала Рэйчел. – Вы среди друзей.
Она бросила взгляд на револьвер, который он все еще сжимал в руке, но не сделала попытки отобрать его.
Тайри хотел бы задать ей множество вопросов, но когда он попытался заговорить, из горла вырвался только придушенный шепот.
Он ощутил сильный запах серы, потом вспыхнул огонек: женщина чиркнула спичкой, чтобы зажечь свечу на столике возле постели.
– Вам больно? – спросила незнакомка ласково. – Повязка слишком тугая?
– Нет. – Голос Тайри был слабым и ему самому показался чужим.
– Есть ли у вас кто-нибудь, кому я могла бы о вас сообщить? Например, жена?
– Нет. Воды… – Губы его шевелились, пытаясь произнести слова, но звука слышно не было.
Но женщина поняла и быстро наполнила стакан водой из кувшина, стоявшего на прикроватном столике. Она приподняла его голову и держала так, пока он пил. Утолив жажду, он снова заснул.
Следующие несколько дней представлялись ему калейдоскопом боли и лихорадки. Бок безбожно болел. Казалось, внутри горят все огни ада, и он беспокойно метался из стороны в сторону, не в силах ускользнуть от свирепой жгучей боли или кошмарных образов, наводнявших его сны. Сны о железных решетках и холодных серых стенах, о давно умерших людях, погибших от его руки. Иногда в этих кошмарных снах появлялось нежно улыбавшееся ему лицо Ред Лиф, и он сам слышал, как бормочет неразборчивые слова на гортанном языке апачей, слышал, как снова и снова выкрикивает ее имя, словно испуганный маленький ребенок, призывающий мать.
В моменты просветления Логан осознавал, что у его постели сидит женщина с прекрасными небесно-синими глазами. Ее лицо было спокойным, добрым и полным сострадания, отирала ли она губкой обильный пот с его лба или утоляла его жажду, поднося к губам кружку с водой. Она всегда оказывалась здесь, рядом, когда он в ней нуждался. Голос у нее был низкий, нежный и приятный для слуха, как звук летнего дождя, обрушивающегося на выжженные солнцем травы прерий. Даже блуждая по темным коридорам прошлого, он каким-то образом чувствовал ее присутствие и то, что она желает ему блага. И по какой-то извращенности натуры испытывал раздражение: его бесили эти постоянные внимание и забота, приводили в ярость его собственная слабость и зависимость от другого человеческого существа.
Но ничто не длится вечно, и человек или выздоравливает, или умирает. А Тайри еще не был готов к смерти. Наступил день, когда он наконец открыл глаза и понял, что худшее миновало. Температура упала, лихорадка прошла, оставив его слабым, как новорожденного щенка. Бок все еще болел, прикасаться к нему было мучительно, но при всем этом Логан чувствовал себя много лучше, чем во все предшествовавшие долгие дни.
«А сколько их прошло?» – гадал Тайри, с любопытством разглядывая окружавшую его обстановку: узкую, скудно меблированную комнату с маленьким дубовым столом, высоким комодом и кроватью, которую он занимал. Одежда его, выстиранная и выглаженная, была аккуратно сложена на комоде. Револьвер покоился на столике возле кровати. И достать его не составило бы труда. Он подумал: как этой женщине удалось разжать его пальцы и вынуть оружие из его руки? Он удивился: «кольт» его был все еще в боевой готовности.
Тайри не очень уверенно размышлял о том, не попытаться ли встать, когда дверь спальни отворилась и в комнату вошла женщина с небесно-синими глазами – ее юбки с шуршанием льнули к стройным щиколоткам. Она нахмурилась, видя, что рука Тайри сжимает рукоять «кольта» и его длинный смуглый палец лежит на спусковом крючке – он сделал это автоматически.
– Вы, конечно, понимаете, что я не желаю вам зла, – сказала Рэйчел сухо, и Тайри впервые заметил, что она едва вышла из детского возраста. Ей было лет девятнадцать или двадцать.
Но какая красавица! Роскошные длинные золотые, как мед, волосы перевязаны на затылке белой лентой, глаза глубокие и синие, как воды Тихого океана, маленький носик чуть вздернут, а рот просто создан для поцелуев. Тайри давно не видел женщин, и глаза его задержались на ее фигуре, с восхищением отмечая все ее достоинства. Широкий синий кушак опоясывал талию, столь тонкую, что он не сомневался – мог бы охватить ее одной рукой!
С минуту Логан раздумывал: не стоит ли попытаться затащить ее к себе в постель и попробовать, каковы на вкус эти пухлые розовые губы, нежные, как лепестки шиповника?
– Ну? – спросила Рэйчел, не сводившая глаз с револьвера, который он все еще сжимал в руке.
С кривой усмешкой Тайри отложил «кольт» в сторону.
– Давно я здесь?
– С неделю.
С минуту Логан переваривал это сообщение, лицо его стало задумчивым.
– Девочка, которая меня нашла, ваша?
– Нет. Племянница Джо Кохилла.
– Кохилла?
– Он у нас работает. Эми живет в городе, но на уик-энд приезжает навестить Джо.
– О, я в долгу у вас и у ребенка, – сказал Тайри, перенося длинные ноги через край узкой кровати. – А теперь, если позволите, я оденусь и отправлюсь восвояси.
Рэйчел, хмурясь, смотрела на него. Шутит он, что ли? Он был совсем не в том состоянии, чтобы отправляться в путь. Она собиралась сказать ему об этом в самых недвусмысленных выражениях, но тут простыня сползла, обнажив его поджарое тело.
Глаза Рэйчел не могли оторваться от этого зрелища, и вдруг она почувствовала, как кровь прихлынула к ее щекам при виде его понимающей усмешки. Конечно, она видела его обнаженным, пока ухаживала за ним, но теперь все было иначе. Тогда он был слаб и не в силах позаботиться о себе. Но сейчас он бодрствовал, и от него исходила удивительная сила, одновременно пугающая и притягивающая.
– И думать не смейте! – резко бросила Рэйчел, уязвленная его грубыми манерами. – Вы не в том состоянии, чтобы путешествовать.
– Уж попытаюсь.
Улыбка Рэйчел стала ядовитой, хотя и не утратила сладости, в то время как она начала собирать одежду Тайри, а затем аккуратно сложила ее и взяла под мышку. Когда она заговорила, голос ее тоже оказался полным желчи.
– Уверена, что вы могли бы попытаться, – сказала она, четко выговаривая каждое слово. – Но я не могу допустить, чтобы все мои усилия вылечить вас пошли прахом. Вы и шагу не сделаете отсюда и не встанете с постели еще неделю. – Она снова улыбнулась ему медовой улыбкой. – А теперь будьте пай-мальчиком, полежите, а я принесу вам завтрак. Похоже, вам не повредит плотная трапеза.
Сказав это, она повернулась на каблуках и выбежала из комнаты, держа под мышкой узел с его одеждой. Спина ее казалась прямой, как шомпол, и вся фигура выражала непреклонную решимость.
Тайри выругался сквозь зубы. Черт возьми! Что она о себе вообразила. Она думает, что имеет право указывать ему, что делать, а чего не делать? Черт бы побрал этих баб, которые лезут не в свое дело!
Он кисло улыбнулся и снова опустился на подушки. И все же, подумал он, не мешает устроиться поудобнее. Он, конечно, никуда не мог двинуться без одежды.
Когда она вернулась, Тайри все еще сидел на постели с руками, скрещенными на груди, с простыней до неприличия низко спустившейся на бедра. Она вошла, держа в одной руке миску с овсяной кашей, а в другой изящную фарфоровую чашку с блюдцем.
Рэйчел остановилась как вкопанная, и в глазах ее засверкал гнев. Простыня, едва прикрывавшая его бедра, казалась ослепительно белой по сравнению с его смуглой кожей.
Она глубоко вздохнула, решив не показать ему ни за что на свете, как глубоко взволновало ее созерцание этой мужественной обнаженной груди.
– Я покормлю вас? – спросила она, роняя слова, как льдинки. – Или будете есть сами?
– Я думал… вы сказали, что это будет плотная пища, – проворчал Тайри, с отвращением разглядывая овсянку.
– Для человека, который в течение недели не ел ничего, кроме крепкого говяжьего бульона, это достаточно плотная пища, – возразила Рэйчел. – Хотите ешьте, хотите нет.
Тайри хмуро принял миску и скорчил гримасу, проглотив первую ложку овсянки.
Пока он ел, Рэйчел откровенно изучала его. Лицо его было жестким и неприветливым, глаза под прямыми черными бровями казались холодными и жестокими. Теперь, когда он полностью пришел в себя, в его облике была заметна напряженность и настороженность, нечто напоминающее поведение преследуемого животного, будто он каждую секунду ожидал, что сейчас на него выпрыгнут из засады.
Отставив миску в сторону, Тайри посмотрел на Рэйчел и встретил ее прямой взгляд.
– Я съел это, как послушный мальчик, – сказал он с усмешкой. – Но чай пить не буду.
– Вы предпочли бы кофе?
– Я предпочел бы виски.
– Боюсь, вам придется удовольствоваться кофе, – сказала Рэйчел твердо.
Забрав грязную миску и нетронутый чай, она выскользнула из комнаты. Тайри проводил ее пристальным взглядом, полным бессильного гнева. Женщина вернулась в сопровождении крепко сколоченного старика.
– Я Джон Хэллоран, – представился тот, протягивая левую руку. – Думаю, вы уже познакомились с моей дочерью Рэйчел.


Джон Хэллоран был высоким и прямым с волосами цвета железа и с лицом, напоминавшим оттенком старое седло. Его правый рукав от локтя был пуст и заправлен в карман штанов. Пожатие его было крепким.
Такие же, как у дочери, ярко-синие глаза Хэллорана искрились весельем. Он заметил, что Тайри рассматривает его пустой рукав, и добродушно пояснил:
– Потерял руку несколько лет назад, когда скотина вырвалась на волю. Но сейчас уже привык. А вы как себя чувствуете?
– Много лучше. Я благодарен вам за гостеприимство.
– Рад вам помочь, хотя в этом случае все заслуги принадлежат Рэйчел. Я не расслышал вашего имени.
– Не думаю, чтобы я его называл. Но можете звать меня Смитом.
– О, беглец, да? – догадался Хэллоран и добродушно хмыкнул. – Расслабьтесь, Смит. Здесь вы очень далеко от тех, кто вершит правосудие. – Он мимоходом бросил взгляд на лежащий на прикроватном столике револьвер. – Умеете управляться с этой штукой? Тайри пожал плечами.
– Обычно попадаю, куда целюсь. Джон Хэллоран кивнул:
– Да, да. Похоже, вы говорите правду. Лишнее оружие может пригодиться, как и руки, умеющие с ним обращаться, – пробормотал он с таинственным видом и поспешно вышел из комнаты, нахмурив седые брови, будто он размышлял о чем-то серьезном и неприятном.
Когда старик ушел и они остались наедине, Рэйчел спросила прямо:
– Вас разыскивают власти, мистер Смит?
– Послушайте, леди, – ответил Тайри раздраженно, – я ваш должник, вы заботились обо мне, но мои отношения с властями и законом вас не касаются.
– Пожалуй, вы мне не очень-то нравитесь, – отозвалась Рэйчел, и в ее небесно-синих глазах вспыхнул гнев.
– А я мало кому нравлюсь.
– А вас самого это устраивает? Хотя, кажется, вы этого и добиваетесь, – высказала догадку Рэйчел. – С той самой минуты, как я вошла в эту комнату сегодня утром, вы сделали все возможное, чтобы вызвать к себе неприязнь. А зачем? Что вы пытаетесь доказать?
– Вы надоедливая дамочка, – побормотал Тайри. – Неужели ваш старик не научил вас не совать нос в чужие дела?
Рэйчел отпрянула, будто ей дали пощечину.
– Прошу прощения, – сказала она как можно суше. – Больше я в ваши дела соваться не буду.
И, окутанная с головы до пят, как плащом, чувством собственного достоинства, она вышла из комнаты.
Тайри долго смотрел ей вслед, мысленно проклиная за то, что она забрала его одежду. Не мог же он в самом деле выйти из этого дома в одних сапогах с гордой улыбкой на лице. Будь она проклята, эта женщина! Почему бы ей не заняться ее собственными чертовыми делами, а его не оставить в покое?
Оставшуюся часть утра Тайри проспал, и, когда Рэйчел принесла ему говяжий бульон и кусок свежеиспеченного хлеба на ленч, он покорно принял еду и вежливо попросил добавки.
Смягченная внезапным аппетитом Тайри и его послушанием, Рэйчел принесла ему еще кусок хлеба, только что вынутого из духовки, и вторую порцию бульона. Она предложила ему также кружку горячего черного кофе, умеренно сдобренного бренди. Пока он ел, она прибирала в комнате, ощущая спиной его взгляд.
– Я сожалею о своей грубости сегодня утром, – сказал Тайри через некоторое время. Тон его был не слишком любезным, и Рэйчел заключила, что он не привык извиняться за свои слова или поступки.
– Я тоже об этом жалею, – сказала Рэйчел с улыбкой.
– Вы с отцом одни ведете дела на своем ранчо?
– Да, вроде того. Джоб Уэлш и апачи распугали всех наших работников.
– Уэлш?
– Он владеет ранчо, расположенным к востоку отсюда. В этой части страны оно самое большое.
– И хочет прибрать к рукам и ваши владения, да?
– А вы откуда знаете?
– Ну, это старая история, – сказал Тайри, пожимая плечами. – Должно быть, у вас очень хороший кусок земли, если Уэлш хочет ее заполучить.
– А вы знаете Уэлша?
– Нет, я знаю людей его типа.
– Значит, вы понимаете, какому напору нам приходится противостоять.
– Я понимаю, что вы дура.
– Прошу прощения?
– Вы меня отлично расслышали. Вы просто сошли с ума, если с одной стороны вас теснят апачи, а с другой такой грабитель и хапуга, как этот Уэлш, и вы еще сопротивляетесь.
– Возможно, – ответила Рэйчел резко. – Но здесь, в этой земле, наши корни. Мы пустили их глубоко. Здесь похоронены моя мать и маленький брат. И мы эти места не покинем.
– Ну что ж, вам решать. Не с меня же будут драть шкуру.
– Нет, не с вас, – сердито огрызнулась Рэйчел и выскочила из комнаты, изо всех сил хлопнув дверью.
Джон Хэллоран с нежностью смотрел на дочь, которая сновала по просторной кухне, занятая приготовлением обеда. Она была красивой девушкой, к тому же леди с головы до пят, несмотря на то что вела такую суровую жизнь. Он гордился ее строгой красотой и тем, как она несла свою ношу, без жалоб выполняя свою долю работы, гордился силой ее характера.
«Да, мы можем гордиться, Элен, – думал он. – Нам есть чем гордиться!»
– Ты знаешь, что его разыскивают власти? – сердито поинтересовалась Рэйчел. Она все еще злилась на того, кто назвал себя Смитом. Его лексикон и высокомерие явно выходили за рамки дозволенного. – Нам больше незачем оставлять его у себя.
– Еще день-другой можно потерпеть, – мягко возразил Хэллоран. Но Рэйчел была права. Совершенно очевидно, что этот человек в бегах. У него вид преследуемой дичи – настороженный и недоверчивый, столь свойственный всем существам, за которыми охотятся, будь то человек или зверь.
– Он мне не нравится, – пробормотала Рэйчел, расстилая на столе клетчатую красно-белую скатерть.
– Скоро он уедет, – успокаивающе заметил Хэллоран. Он поднялся и налил себе чашку кофе из большого черного кофейника, постоянно кипевшего на маленьком огне. – Мне хотелось бы…
– Хотелось бы чего? – спросила Рэйчел подозрительно.
– Ничего, ничего, – торопливо ответил Хэллоран. Но в голове его уже зрела мысль. Человек, назвавший себя Смитом, возможно, и разыскивался властями, возможно, и был опасен, но вместе с тем он мог бы стать ценным приобретением для их ранчо. Все в его облике говорило о том, что он хороший стрелок, а они сейчас отчаянно нуждались в защите.
Размышления Джона Хэллорана были прерваны Рэйчел, подавшей на стол обед. Обед был приготовлен отменно, но Рэйчел все удавалось, за что бы она ни взялась и к чему бы ни приложила руку.
Во время трапезы они болтали о разных не слишком важных вещах, в основном о делах, касавшихся ранчо. Рэйчел не любила касаться во время еды неприятных тем, и Хэллоран уважал ее волю. Поэтому то время, что они проводили за совместными трапезами, всегда было отдохновением и радостью, ведь они были не только отцом и дочерью, но и добрыми друзьями.
Рэйчел улыбнулась отцу, и он снова наполнил едой свою тарелку. Ее всегда удивляло, что он ничуть не прибавлял в весе, несмотря на то что ел всегда за двоих. Он на редкость добр, думала она с нежностью. Несмотря на то что земля у них была скудна на урожай, жизнь сурова, а распри с Джобом Уэлшем все продолжались, отец ее оставался мягким человеком с нежным сердцем и чистой душой.
Отложив в сторону вилку, Рэйчел приготовила еду, чтобы отнести Смиту. Ее пугала новая встреча. Ей было неуютно находиться в одной комнате с их незваным гостем. Она решила, что никогда в жизни не встречала столь неприятного, вызывающего раздражение человека.
Как только она вошла, Рэйчел почувствовала его взгляд. И ей сразу стало не по себе, а на щеках выступили красные пятна.
– Пахнет хорошо, – процедил он, растягивая слова.
Не говоря ни слова, Рэйчел поставила поднос на столик возле постели. Всем своим видом она хотела показать, что его присутствие в их доме для нее нежелательно.
– Приходится пожалеть, что я не умер, – раздраженно пробормотал Тайри. – Это избавило бы вас от лишней работы.
– Да, – согласилась Рэйчел. – Я вернусь за подносом позже.
Тайри проводил ее хмурым взглядом. Никогда ни одна женщина не смотрела на него с таким отвращением. Он с яростью набросился на еду, неохотно признавая, что она отличная кухарка.
На кухне Рэйчел собрала грязные тарелки, оставшиеся после обеда, а затем присоединилась к отцу в маленьком кабинете, где они имели обыкновение играть в шашки. Это была лучшая часть дня, время, когда они обменивались мыслями, делились впечатлениями, рассказывали о том, что произошло, а также вместе принимали те или иные решения.
Их игра была прервана стуком во входную дверь. Джон Хэллоран осторожно открыл и впустил незваных гостей.
Голос Толстозадого вторгся в сон Логана Тайри и мгновенно пробудил его. С закрытыми глазами Тайри вслушивался в разговор: Джон Хэллоран уверял Броуди, что на их ранчо не появлялся человек, отвечающий описанию внешности и приметам Тайри.
– Но вы можете обыскать наш дом, если угодно, – предложил Хэллоран. Тайри затаил дыхание, ожидая ответа.
– Нет нужды, – ворчливо ответствовал шериф. – Но если он появится и будет здесь бродить, сначала стреляйте в него, а потом уже задавайте вопросы. Он наемный убийца. Вот так.
– Убийца? – В голосе Рэйчел прозвучала подлинная тревога.
– Да, мэм, – подтвердил Броуди. – Хладнокровный наемный убийца. Несколько лет назад без всякой причины застрелил двоих мужчин в техасском борделе. Не дал им даже возможности вытащить пистолеты. Убил человека в Аризоне. И это только трое из длинного списка.
Слушая этот разговор, Тайри мысленно представлял себе, как Хэллоран и его дочь обмениваются встревоженными взглядами, и его рука машинально сжала револьвер, покоящийся под подушкой. Выдаст ли его Хэллоран теперь, когда известно, что он приютил под своим кровом беглеца?
Глаза Тайри напряженно всматривались в темноту. Из дома можно было выбраться только через окно. Но перспектива убежать в ночной мрак в чем мать родила не казалась ему слишком соблазнительной, но, если придется, он сделает это, потому что, черт возьми, не собирается возвращаться в тюрьму!
– По вашим словам, это совсем отпетый головорез, – сказала Рэйчел с беспокойством.
– Да, мэм, совсем отпетый, – согласился шериф, охотно садясь на своего конька. – И удачливый. Пару недель назад мы потеряли его след в пустыне. Подумали, что он отправится на юг, к границе, и искали его там.
Но, когда нас застигла песчаная буря, вернулись. Она началась как раз после того, как горсточка краснокожих украла наших лошадей и умчалась на них. Чертовы дикари! Нам потребовалось три дня, чтобы добраться до ближайшего ранчо и заполучить свежих лошадей. Три чертовых дня! Если я когда-нибудь поймаю этого ублюдка, ему придется расплатиться и за эти три дня.
– Ладно, мы будем смотреть в оба, – заверил его Хэллоран. – Вы и ваши люди можете провести ночь в домике для работников. Там вам будет удобно, шериф. Это первое строение слева.
– Очень любезно с вашей стороны, – сказал Броуди. – Доброго вечера, мэм.
– Завтрак в шесть, – добавила Рэйчел. – Можете присоединиться к нам. Добро пожаловать.
– Мы охотно примем ваше приглашение.
Как только закрылась дверь за шерифом, Рэйчел сердито посмотрела на отца.
– Па…
– Тише, дочка.
– Я не буду молчать. И не хочу терпеть в нашем доме этого ужасного человека еще целую ночь.
– Не можешь же ты выдать больного такому типу, как Элиас Броуди? Готов держать пари, что Тайри не добраться живым до Юмы.
– Это не твоя забота.
– Вот как? Он человек, Рэйчел. Не нам его судить.
– О па! – беспомощно пробормотала Рэйчел. – Тебе бы следовало стать проповедником.
– Возможно, – усмехнулся Хэллоран. – Пойдем навестим нашего больного.
Когда Рэйчел с отцом вошли в комнату, Тайри сидел на постели. В его правой руке угнездился револьвер, нацеленный прямо на дверь. Рэйчел не могла не отметить, что в сильной руке Логана Тайри оружие выглядело как нельзя более уместно.
– Я обязан вам обоим, – процедил Тайри.
– Так вы слышали? – спросил Хэллоран, садясь в изножье кровати.
– Достаточно. Я благодарен вам, и я у вас в долгу за то, что вы не выдали меня. Толстозадый никогда не довозит заключенных до тюрьмы живыми.
– Я об этом кое-что слышал, – заметил Хэллоран, бросив выразительный взгляд на Рэйчел.
– Мне все равно, – пробормотала Рэйчел запальчиво. – Этот человек беглый заключенный, и, укрывая его, мы нарушаем закон.
– Не будем это сейчас обсуждать, – сказал Хэллоран твердо. – Почему бы тебе не пойти и не приготовить нам кофе?
Рэйчел молча вышла из комнаты. Она была в смятении. Логан Тайри – головорез, лишивший жизни по меньшей мере дюжину человек. Даже до их маленького городка докатилась молва о его «подвигах». О нем ходили слухи, что иногда он убивал за деньги, а иногда – просто для собственного удовольствия. Боже милосердный, Логан Тайри!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сердце беглеца - Бейкер Мэдлин



Удивительно что нет к этой книги коментариев! Этот роман стал одним из моих любимых! Он меня очаровал своим интригующим, ярким, красочным и красивым сюжетом и конечно же очень сильными и мужественными главными героями! В этом романе столько любви и страсти что аш дух захватывает! Читала и завидовала но в тоже время была счастлива за главных героев! Автору спасибо за шикарныйроман и за приятное времяпровождение! Читайте и наслождайтесь и не очем не жалейте! Роман просто супер, я в восторге от него!
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинНаталья Сергеевна
7.09.2012, 5.05





Люди где же ваши глаза, такой роман не заметить просто грех, я уже второй раз читаю его и не перестаю восторгаться им! эх сказачная история и захватывающая дух!
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинНаталья Сергеевна
6.01.2013, 22.40





Читая роман получала огромное наслаждение.Спасибо автору.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинСветлана
28.01.2013, 19.11





хороший роман, но второй раз не осилю.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинМарго
29.01.2013, 10.42





Дункан Маклауд из клана Маклаудов) Ни в огне не горит, ни в воде не тонет и пули его не берут
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинПупсик
11.02.2013, 19.33





Нудновато, второй раз точно читать не буду.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинЕва
25.03.2013, 14.31





мдя, герой просто неубиваемый. осилить можно, но сложно
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинАмина
6.06.2013, 20.33





Хороший роман ,но и тяжелый. Глубокая, искренняя любовь главной героини к вечно одинокому , не знающему дома , тепла и ласки, главному герою, просто поражает ...эти их метания , сомнения, терзания ...как будто всё сам чувствуешь ...хорошо , красиво написано ...очень рада , что ГГ нашли свой путь и друг друга. 9 твёрдая.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинВикушка
20.10.2013, 17.57





Очень затянуто,дочитала с трудом,хрень полная не знаю как другим читателям угодил этот роман!!!
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинНадежда Сергеевна
2.12.2013, 10.01





Лучший роман этого автора, читать. Главный герой не отразим ) я для разнообразия прочила бы роман где героиня полукровка))
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинМилена
26.12.2013, 14.59





Замечательный,интересный роман.Правдоподобно и чувственно изложена история любви двух совершенно разных людей.В то время,как "красота спасет мир"(правда,никому не известно как это произойдет),самоотверженная любовь к одному ,определенному человеку может спасти его мир от разрушения и гибели.Понравились гл.герои - как живые,без прикрас,без помпезности,ничто не напрягало,не показалось нудным или затянутым,отличный слог.10.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинГандира
30.12.2013, 18.25





Мне очень нравиться этот роман.Который раз его перечитываю.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинКатерина
30.12.2013, 23.08





Так себе, для начинающих... Искры нет
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинЕлена
31.12.2013, 15.17





Одна из читательниц не согласилась с одним из моих отзывов, касающихся индейцев, которых я назвала дикарями. Я говорила, что не надо из лакировать. Все пленницы, захваченные индейцами, немедленно подвергались групповому изнасилованию. Это общеизвестный факт. И автор в данном романе это изобразила. Другое дело, что главный герой, как Рэмбо, в последнюю секунду сдернул индейца с тела героини, то, как отметили Пупсик и Амина, он прямо заговоренный. А так, присоединяюсь к положительным отзывам.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинВ.З.,66л.
17.04.2014, 13.31





Мне понравился! Конечно не самый лучший, но читается легко и приятно. Герои молодцы. Умеют думать мозгами, а не одним местом. Просто и со вкусом! 9 из 10. Не пожалеете!!
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинЕлена
27.05.2014, 21.32





Написано талантливым человеком для тех, кто все ещё верит в добро, очень интересно, правдиво, жизненно. Стоит читать такие вещи, чтобы оставаться человеком.
Сердце беглеца - Бейкер Мэдлинмария
4.09.2014, 1.29





Не люблю я тонкие романы мямля.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинРада
4.09.2014, 7.20





Не плохой роман,читать можно. Но меня убивает когда героиня сама вешается на героя,при всем при этом получает не бывалое наслаждение (улетает чуть ли не к звездам) начинает причитать,топать ножками и обвинять героя во всех грехах. И так каждом втором романе. Мне больше по душе адекватные героини. ИМХО. Ну а так один раз прочитать можно.
Сердце беглеца - Бейкер Мэдлинс
4.09.2014, 9.39





отличный роман. г.герой - совсем не сказочно идеальный,а обыкновенный мна,со своей философией жизни,а героиня - из тех,кто коня на скаку остановит,в горящую избу войдёт.б
Сердце беглеца - Бейкер Мэдлиня
28.09.2014, 19.12





Прекрасный роман!Моё!Тем,кто любит про индейцев-читать обязательно!
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинНаталья 66
27.10.2014, 10.27





Ну почему на гг навесили столько отрицателных черт-и бродяга и убийца,а автор его оправдывает-это,вроде потому он такой,что жену его убили, и вот он десять лет мочит всех без разбору.И даже когда умница-красавица героиня,по дурости или от слишком хорошей жизни, полюбившая героя,спасает его и хочет быть с ним,герой мечтает о битве и как он будет скальпы снимать с жертв...Чикатило
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинМила
22.11.2014, 11.53





Очень понравилось, захватывающая история, держит всегда в напряжении. Мне очень оправилось!👍🏻👍🏻👍🏻
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинКристик
14.12.2015, 22.52





Понравился.
Сердце беглеца - Бейкер МэдлинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.04.2016, 15.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100