Читать онлайн Вне закона, автора - Беверли Элизабет, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вне закона - Беверли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вне закона - Беверли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вне закона - Беверли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Элизабет

Вне закона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Сара прислушалась к шуму и визгу трех возбужденных — и совершенно бодрых мальчишек в комнате сыновей наверху, поглядела на Гриффина, который заснул, едва успев растянуться на диване в гостиной, и вздохнула. Надо разбудить его и отправить домой — уже начало второго. Но у него такое умиротворенное лицо, будто ему уже сто лет не случалось нормально поспать ночью. Просто рука не поднимается разбудить. Она сидела в большом клубном кресле напротив, смотрела, как он спит, и старалась не думать о том, насколько все получилось естественно и невинно.
Вспоминая всю свою супружескую жизнь, она не могла найти ни одного мгновения, столь безмятежного, как это. Фактически на другой же день после свадьбы она ощутила какое-то раздражение, некое предчувствие совершенной ошибки, хотя причин для страхов еще и быть не могло. А с той секунды, когда она увидела Гриффина Шального, стоящего в кухонных дверях в тот вечер встречи со скаутами, с той секунды, когда поняла, что он собирается поцеловать ее, она знала — просто знала: что бы ни случилось между ними, все будет правильно.
Он шевельнулся, издал тихий сонный звук, повернулся на бок и положил руку на глаза, и все это не просыпаясь.
— Гриффин? — тихо позвала она. Она не хотела его будить, но знала, что должна хотя бы попытаться. Он не ответил, и Сара попробовала еще раз. — Эй, Гриффин! — окликнула она его осторожным шепотом.
Он сонно промычал что-то.
Сара встала, пошла к шкафу в холле, достала легкое покрывало и вернулась в гостиную. Разулся он, еще когда она устраивала мальчиков наверху, и теперь пыльные кожаные башмаки стояли на полу у дивана. Осталось только укутать его покрывалом, выключить лампу над головой и выйти на цыпочках из комнаты.
— Спокойной ночи, Гриффин, — сказала она через плечо, выходя.
— Спокойной ночи, милая, — пробормотал он во сне.
Гриффин проснулся от очень странного звука — от того, что смеялись дети. А точнее, как он понял, открыв один глаз, — от того, что дети смеялись над ним'. Возле него стояли Сарины мальчишки и их друг. Последний раз он видел их всех у Сары в гостиной, когда она отправляла малышей наверх спать. Так что же они делают сейчас в его квартире?
Гриффин открыл второй глаз и увидел огромный потолочный вентилятор, бесшумно вращающийся над головой. Смутно припоминалось, что дома у него нет потолочного вентилятора. Опустив взгляд к зажатому в кулаке покрывалу, он вспомнил также, что у него никогда не водилось постельного белья розового цвета.
— Мам! — завопил Джек у него над ухом. — Он проснулся! Теперь можно спросить?
Он услышал Сарин ответ из кухни, но слов не разобрал. Посмотрел на Джека, ища разъяснения.
— Ты будешь вафли с сиропом или с джемом?
— Вафли? — спросил Гриффин, все еще не вполне проснувшись. Он был не из жаворонков. Мальчик кивнул.
— Мама делает вафли, но она опаздывает на работу, так что вставай быстрее. Сироп или джем?
— Сироп, — машинально ответил Гриффин. Трое мальчишек тут же умчались, а он продолжал гадать, что же все-таки происходит.
Резко приподнявшись, он потер ладонями лицо и потряс головой, чтобы растормошить мозги. Постепенно в голове начали всплывать картины прошлого вечера. Он заснул у Сары на диване, сообразил Гриффин. Только этого не хватало. Ну да, он собирался дождаться, пока она уложит мальчиков, а потом порезвиться с ней на этом самом диванчике долго-долго, когда малыши уже будут спать. А вышло так, что малыши оказались крепче его.
Он добрел до кухни и увидел там Сару, пристально глядящую на тостер в ожидании чего-то. Она была в ярко-красном деловом костюме и тонких чулках, но без туфель. В одной руке держала обеденную тарелку, в другой — тупой нож, покрытый, судя по виду, клубничным джемом. Только Гриффин собрался сказать «Доброе утро'», как тостер щелкнул, из щелей вылетели два янтарных квадратика. Сара поймала их на тарелку и мгновенно намазала джемом. Дело, похоже, было уже привычное, как давно разученный танец, и не успел Гриффин восхититься грациозностью ее движений, а тарелка уже стояла перед Сэмом.
— Спасибо, мама, — сказал мальчик и занялся завтраком.
— Доброе утро, — сказал Гриффин, дождавшись, пока она вытряхнет из коробки еще две замороженные вафли и сунет в тостер.
Она обернулась со смущенной улыбкой.
— Доброе утро. Хочешь кофе?
— Пожалуйста.
Кружка, которую она сунула ему в руку, была теплой и источала насыщенный запах кофе. Один этот аромат мог вернуть к жизни. Принимая кружку, он обхватил пальцы Сары, наслаждаясь хоть кратким прикосновением.
— Извини, я заснул вчера, — сказал он. — Недооценил, пожалуй, свою усталость. Она пожала плечами.
— Все нормально. Я хотела разбудить, но ты спал так сладко, что рука не поднялась.
Он кивнул, отпил кофе и попытался придумать подходящую к случаю реплику. Никогда еще ему не приходилось просыпаться у женщины под взглядами ее детей. Можно было предположить, что ситуация окажется более чем неловкой. Можно было предположить, что он просто взбесится, обнаружив вокруг себя ораву детей, когда единственное, чего ему хочется, — это повалить Сару на пол.
А вместо этого — головокружительное ощущение благополучия, никогда прежде не испытанное. Конечно, он хотел Сару, но необходимость ждать, необходимость длить предвкушение делала желание еще более сильным, еще более приятным, чем обычно.
Не придумав ничего гениального или хотя бы оригинального для начала беседы, он сказал первое, что пришло в голову:
— Ты потрясающе выглядишь.
Сара исподлобья взглянула на него и быстро провела рукой по буйным кудрям.
— Спасибо, — сказала она спокойно. — Я сегодня встречаюсь с клиентом.
— В этом можешь не сомневаться.
Она покраснела, потом хихикнула чуть нервно.
— Нет, не с тобой. — (Гриффин надеялся, что сожаление в голосе ему не померещилось.) — Я имею в виду другого клиента.
— А-а-а! — Еще он надеялся, что его собственное разочарование было не слишком явным.
Она еще что-то хотела сказать, но тостер снова щелкнул, и она бросилась спасать свой завтрак.
В первое мгновение Гриффину показалось, что уже поздно, но тарелка вовремя материализовалась в нужном месте, и вафли, описав красивую дугу, легли именно туда, где им следовало быть.
— Давно надо отдать тостер в починку, — сказала она. — Вряд ли предполагалось, что он будет работать таким образом.
— Жалко, — возразил Гриффин, — завтрак потеряет изюминку.
— Точно. Присаживайся, — скомандовала она, ставя тарелку перед одним из двух свободных мест за столом. — Извини, что замороженные, но когда я в последний раз пыталась испечь вафли, ой…
Она отправилась заново наливать кофе в свою чашку, и Джек договорил за нее:
— Пожарный взял с нее слово никогда больше этого не делать, — и отправил в рот новый кусок вафли.
— На самом деле я была не виновата, — сказала Сара. — Все из-за вафельницы. Провод оголился. Честно. Рецепт не имел к взрыву никакого отношения. Это был мамин рецепт…
— Взрыв? — перебил Гриффин.
Она кивнула, но не стала вдаваться в подробности.
Он покачал головой.
— Хорошо, что никто не пострадал.
— Нет, практически никто.
— Мама только брови немножко сожгла, — сказал Сэм. — Но они потом отросли.
Гриффин расхохотался и потянулся за сиропом.
— В таком случае я убедительно прошу не идти на риск ради меня. Обычно я обхожусь вообще без завтрака.
— Ну-ка жуйте быстрее, парни, — сказала Сара мальчикам. — Миссис Макафи будет с минуты на минуту, а я хочу управиться с тарелками до ее прихода. — Она взглянула на часы и озабоченно добавила:
— А если она не придет очень скоро, я опоздаю.
— А почему бы тебе не отправиться прямо сейчас? — сказал Гриффин. — Я могу присмотреть за мальчиками, пока не придет няня. И обещаю помыть тарелки.
— Ой, спасибо, но как-то неловко…
— Нет проблем. У меня еще час до работы.
— Но тебе же надо заехать домой и…
— Сара, — перебил он снова, — я бы не предлагал, если бы не мог.
Она благодарно улыбнулась.
— Спасибо. Я твоя должница.
— Не премину стребовать, — улыбнулся он в ответ. — И очень скоро.
Она поспешила прочь из кухни, успев одарить его плотоядным взглядом. Гриффин улыбнулся при мысли о том, как естественно удалось войти в ее утренний ритуал. Он присмотрелся к мальчикам за столом, перевел взгляд на еду у себя в тарелке. Это утро не походило на все остальные, и ему понравилось начинать день так — с людьми. То есть с такими людьми, как Сара и ее малыши.
— Ну и какие же планы на день, парни? — спросил он мальчиков.
Джек ответил с энтузиазмом:
— За Хит-Лейн строят новый квартал, мы поедем на велосипедах смотреть.
— А потом?
Джек пожал плечами.
— Когда рабочие уйдут на обед, можно будет поиграть на кучах.
Гриффин кивнул. Смутно вспоминалось время, когда он мог провести весь день на одном месте, находя массу интересных занятий.
— Звучит неплохо, — сказал он и вдруг пожалел, что не может взять выходной и провести день с ними на строительной площадке, наблюдая, как бульдозеры вспарывают грунт и громоздят его в высокие грязные кучи, расчищая место под новостройку.
Раздался стук каблучков по плиточному полу, и вошла Сара, вдевая на ходу золотую сережку. Чмокнула сыновей в лоб, вытерла джем у Сэма со щеки и, быстро попрощавшись, направилась к двери.
— Эй, — окликнул ее Гриффин, поднимаясь.
Она быстро обернулась, и он подумал, не глупость ли сейчас делает. Глупость или нет, но он не мог не взять в ладони ее лицо и не поцеловать в губы. Он знал, что мальчики не спускают с них глаз, знал, что Сара будет злиться за такие вольности при детях. Но поцеловать Сару, когда она уходит на работу, — что может быть естественнее?
— Удачного тебе дня, — сказал он мягко. — И береги себя.
Она накрыла его ладони своими, но не оттолкнула. В глазах читалась противоречивая смесь самых разных чувств, и это, наверное, было отражение его глаз. Он улыбнулся, стараясь придать лицу больше уверенности, чем было в душе.
— Спасибо, — ответила она. — Я постараюсь. Они уронили руки и неловко стояли, глядя друг на друга. Этот краткий поцелуй был огромным шагом в их отношениях, и ни один из них не знал, куда идти теперь.
Первой очнулась Сара и обернулась к мальчикам.
— Ведите себя хорошо с Гриффином, ладно? И миссис Макафи тоже не устраивайте веселый денек.
Три пары очень широко раскрытых, очень любопытных глаз смотрели на них, и три подбородка кивнули с готовностью. Гриффин готов был поклясться, что она прячет улыбку, снова оборачиваясь к нему.
— Пока, — сказала она.
— Пока.
А потом она ушла, и остался только тонкий цветочный запах да теплое чувство, поднимающееся откуда-то из глубины Гриффинова сердца. Он чувствовал вопросительные взгляды мальчиков, но сел на свое место молча, решив подождать их реакции. Джона снова занялся едой, а Сэм и Джек обменялись лукавыми взглядами. Первым заговорит Джек, подумал Гриффин. Это в его натуре выскакивать первым. Он затаил дыхание и ждал.
Ждать пришлось недолго.
Уставившись ему прямо в глаза, Джек спросил:
— Тебе нравится моя мама? Гриффин кивнул.
— Да, нравится.
— Собираешься жениться на ней? Вилка застыла на полпути ко рту, и сироп потек на скатерть. Нда, этого вопроса он не ожидал.
Явно недооценил силу мальчишеского любопытства.
— Гм… — начал он.
— Что? — спросил Джек.
Гриффин вспомнил, как, будучи подростком, был подвергнут однажды неким озабоченным отцом допросу третьей степени, прежде чем получил разрешение встречаться с его дочерью. Никогда он не чувствовал себя уверенно с семьями девушек. И теперь, глядя в глаза веснушчатого восьмилетки, сидящего напротив, чувствовал, как взмокли ладони.
— Потому что маме ты тоже нравишься, — продолжал Джек. — Точно говорю. Я думаю, тебе надо на ней жениться.
— Она не очень хорошо готовит, — покровительственно добавил Сэм, — зато вполне хорошенькая.
— И бейсбол любит, — сказал Джек.
— И баскетбол.
— И хоккей.
— И вообще с ней интересно.
— И «сникерсы» на День Всех Святых покупает.
— И, — заключил Сэм в качестве самого решительного довода, — она может разрешить щенка, если целый год будешь держать свою комнату в порядке.
Гриффин смотрел на мальчуганов и спрашивал, каким чертом его занесло в такую ситуацию.
— Ну что ж, ребята, — начал он и помедлил. — Мама у вас что надо. Она мне очень нравится. Но я не уверен, что…
Телефонный звонок был чудом, дарованным всемилостивейшими небесами. Гриффин одним прыжком очутился у аппарата, сорвал трубку, рявкнул благодарное «Алло?» и нахмурился, потому что ответа не последовало.
— Алло? — повторил он.
— Алло? — ответили с другого конца. Судя по голосу, говорившая была на пороге смерти. — Я звоню Саре Гринлиф.
— Это квартира Гринлиф, — сказал он. — Сара ушла на работу. Я остался с детьми до прихода няни.
— А я и есть няня. Дана Макафи, — сообщила женщина. — Я звоню Саре сказать, что не смогу сегодня прийти.
— Что?
— Мне очень жаль. Я свалилась от чего-то совершенно ужасного и, несомненно, очень заразного. Не думаю, что в таком состоянии мне стоит сидеть с мальчиками.
— Я понимаю.
— Надеюсь, из-за меня у вас не будет проблем?
— Что вы, какие проблемы, — сказал Гриффин, размышляя, что теперь делать.
— Пожалуйста, передайте Саре мои извинения.
— Непременно. Надеюсь, вам скоро станет лучше, — запоздало добавил он, прежде чем повесить трубку.
И что же? Он понятия не имел, когда вернется Сара, и не мог оставить трех восьмилетних мальчишек одних на весь день. Или оставить? Нет, конечно. Даже если они будут просто играть неподалеку от дома, здесь должен оставаться кто-нибудь на случай, если они поранятся или натворят чего-нибудь. Тут Гриффин начал осознавать ситуацию по-настоящему. Что, если кто-то из них серьезно поранится? Он поежился от страха.
— Кто это был? — спросил Джек.
— Миссис Макафи, — сказал Гриффин. — Она заболела, не сможет прийти сегодня.
— Урааааааа! — раздался оглушительный вопль, и ему пришлось прятать улыбку.
— Нельзя радоваться, когда кто-то болеет, — сказал он мальчикам. — Не очень это хорошо.
Они погрустнели, но не слишком.
Он вздохнул, видя только одно решение проблемы.
— Так что думаю, быть мне с вами весь день. И что же вы, джентльмены, хотите делать?
Чего ради он произвел себя в няньки при младенцах, Гриффин не понимал. Ясно, что Стоуни и сержант не придут в восторг от этого однодневного отпуска по уходу за тремя малышами. Впрочем, дело с «Джервал» почти распутано. Стоуни сам справится с увязыванием последних концов, так что завтра они, вероятно, смогут обратиться за санкцией на аресты. Мысль о том, что ему придется арестовать дядю двоих из мальчиков — не говоря уже, что это брат женщины, связать с которой свою дальнейшую жизнь казалось ему таким естественным, была не из приятных, и Гриффин постарался отодвинуть ее подальше. Гораздо приятнее и актуальнее — сосредоточиться на троих малолетках, выжидающе взиравших на него.
— Ну? — сказал он. — Что же?
Он видел обмен взглядами, а потом три совершенно одинаковые улыбки, одновременно расплывшиеся на хитрых рожицах. Гриффин улыбнулся в ответ, но почему-то ощутил некоторую тревогу. Что-то в этих улыбках было…
— «Огненный шквал»! — хором выпалили мальчики.
— «Огненный шквал»? — переспросил Гриффин. — Это еще что за штука?
Джек небрежно пожал плечами.
— Так, просто киношка.
Гриффин вздохнул с облегчением. Он боялся, что имеется в виду какой-то новый опасный аттракцион в луна-парке.
— А, ну ладно, — сказал он. — Идем смотреть «Огненный шквал».
— Да! — завопили мальчишки так, что зазвенела посуда в шкафу.
Это же просто подарок, подумал Гриффин. Если они только и хотят, что сходить в кино, — сходим в кино. Малыши есть малыши. И ничего тут страшного. Он довольно подумал о том, как Сара придет домой и обнаружит, что он провел весь день с ее детьми и сводил их на фильм, который они хотели посмотреть. Подумал, как приятна ей будет такая помощь. Гриффин улыбнулся.
— Дайте мне только позвонить в пару мест, — сказал он мальчикам. — А потом мы будем свободны.
Чего Сара менее всего ожидала увидеть, вернувшись с работы, так это Гриффина Шального, стоящего босиком на ее кухне в оборчатом фартуке с кошечкой поверх шортов-хаки и синей футболки и помешивающего что-то, по запаху очень похожее на барбекю. Тем не менее именно это она и увидела, войдя через заднюю дверь во вторник вечером.
— Привет! — сказала она, запирая на щеколду сетчатую дверь.
Гриффин резко обернулся на голос, и вид у него почему-то был очень виноватый. Он нервно постучал ложкой о кастрюльку и положил ее на подставку. Самое удивительное, что он не сделал и движения навстречу. Вместо этого прислонился к столу, ухватившись за край так, будто стол мог убежать. И хотя на лице была улыбка, ни счастливым, ни обнадеживающим его вид назвать нельзя было.
— Что случилось? — спросила она. — Что ты здесь делаешь? Где миссис Макафи? Где мальчики?
Очевидно, он решил отвечать на вопросы в обратном порядке, потому что начал так:
— Мальчики сказали, что собирались съездить на стройку, но я велел им быть дома к шести. Миссис Макафи позвонила и сказала, что заболела. Поскольку я не знал, где тебя искать, пришлось взять выходной и присмотреть за мальчиками.
— Ой, Гриффин, извини, что так вышло, — смутилась Сара. — Но ты же мог позвонить Элен в магазин. Она знала, где я. И вообще она могла сама приехать за детьми.
— Элен тоже должна работать, — сказал он.
— И ты тоже, — напомнила она. Он беспечно пожал плечами.
— Проблем с выходным не было. Стоуни все понял.
Ей не очень поверилось в такую простоту.
— Теперь я у тебя в гораздо большем долгу. Впервые его улыбка выглядела искренней.
— Это уже получается немало. Скоро мы обсудим порядок выплаты.
Саре стало жарко от его взгляда, и, чтобы перевести разговор в безопасное русло, она сказала:
— Ну, так если все обошлось, почему же ты выглядишь так, будто провел день на каторжных работах?
Улыбка опять увяла, и Гриффин сосредоточенно занялся готовкой своего таинственного кушанья.
— Я… э-э-э… — Он поднял было глаза, но, явно не решаясь встретиться с ней взглядом, снова склонился над кастрюлькой. Набрал полные легкие воздуха, медленно выпустил и попробовал еще раз:
— Боюсь, я сегодня сделал нехорошую вещь.
Сара сомневалась, что он может сделать что-то плохое, несмотря на свою хулиганскую наружность, которая поначалу так испугала ее.
— Ну, — начала она, стаскивая с ног туфли, сбрасывая пиджак и расстегивая две верхние пуговки на блузке. — Принимая во внимание тот факт, что ты провел весь день с моими детьми, это не является для меня полной неожиданностью. Что же на этот раз? Ограбление века? Бунт на корабле? Третья мировая война?
— Видишь ли, — сказал Гриффин, — это было кино.
Зная своих сыновей, она мгновенно все поняла.
— Не говори. Давай угадаю. Ты спросил, что они хотят делать, и они сказали, чтобы ты сводил их на новый приключенческий боевик.
— «Огненный шквал», — страдальческим голосом подтвердил он.
— Он самый.
— Сара, клянусь тебе, я понятия не имел, что это за фильм. Я думал, какие-нибудь черепашки. Если бы я знал, что там будут эти вещи…
— Женщины со шнобелями? — пришла на помощь Сара.
Он застыл с раскрытым ртом, будто последняя информация переполняла чашу.
— В этом фильме были женщины со шнобелями? Только не говори, что не заметил. Он помотал головой.
— Меньше чем через полчаса я сгреб мальчишек и дал деру, потому что там невообразимое насилие. А язык… — Он потряс головой, будто преследуемый кошмаром. — Такой мерзости я не слышал даже в камере. Боже правый, если бы мне пришлось объяснять мальчикам еще и про, всякие гадости… — Он заметно вздрогнул. — Что они думают, когда снимают такие фильмы?
У Сары сжалось сердце от Гриффинова потрясенного вида и всех его переживаний за детей. Она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.
— Ты хороший парень, Гриффин, — сказала она, прежде чем отодвинуться.
Но он не дал ей уйти далеко. Обхватив рукой за шею, притянул к себе. На нее обрушился острый мужской запах, присущий Гриффину, тепло его тела смешалось с ее теплом. Сердце забилось чаще, и она закрыла глаза, борясь с желанием. Удивительно, подумала она, как быстро самые невинные вещи становятся опасными, когда имеешь дело с таким шальным мужиком.
— Так ты не злишься, что я подорвал моральные устои твоих детей? — спросил он тихо, щекоча губами ее ухо.
Она улыбнулась, открывая глаза только для того, чтобы полюбоваться им.
— На тебя? — ответила она, стараясь не показать, насколько тронута. — Нет, я не сержусь на тебя. Ты не мог знать, на что идешь. А вот Джек и Сэм точно знали, что делают. Я говорила им, что этот фильм смотреть нельзя, а они все-таки упросили тебя пойти.
Теперь улыбнулся Гриффин.
— Не будь с ними слишком сурова. Я бы на их месте сделал то же самое.
Сара не сомневалась, что именно так бы он и сделал, но это к делу не относилось. Ее сыновьям предстоял серьезный разговор.
— Так ты поэтому готовишь обед? Потому что чувствуешь себя виноватым за демонстрацию моим сыновьям изнанки жизни?
Свободной рукой Гриффин нашел Сарину руку и поднес к губам.
— Ну да, поэтому, а еще потому, что хотел произвести впечатление. — Он коснулся языком перепонки между ее большим и указательным пальцами.
Сара закрыла глаза, чувствуя, как дрожь наслаждения пробегает по телу.
— Произвести впечатление на меня, — едва прошептала она.
— Угу.
Он пробежал губами по ее ладони, поцеловал запястье, добрался по руке до сгиба локтя. Когда он двинулся дальше, Сара подтянула рукав, чтобы обеспечить простор для маневра, а потом закинула руку ему за шею и притянула к себе. Когда они оторвались друг от друга, она только вздохнула.
— О, ты произвел на меня большое впечатление.
— Правда?
Она кивнула. Он прильнул губами к ее шее, и от его отросшей за день щетины ее чувствительная кожа пошла пупырышками.
— Мм, — только и смогла отозваться она.
— Знаешь, — глухо сказал он, уткнувшись ей в шею, — Джек упомянул сегодня о том, что они с Сэмом проводят месяц у отца каждое лето. Я… э-э-э… я думаю, этот месяц начнется еще не скоро?
Сара медленно покачала головой, пытаясь собрать разбежавшиеся мысли.
— Какое у нас сегодня? — спросила она.
— Точно не помню, — ответил Гриффин. — Двадцать восьмое? Двадцать девятое?
— Они поедут к отцу не раньше первого августа, значит, это сколько?.. Почему-то, когда он играл с мочкой ее уха, у Сары возникали проблемы с математикой.
Он пробормотал:
— Четыре недели. Сара взглянула на часы.
— Ты… ты сказал мальчикам вернуться домой в шесть? — Было только двадцать минут шестого. У них оставалось еще сорок минут для…
— Да, — перебил ее мысли Гриффин. Она потянула завязки фартука у него за спиной.
— Знаешь, за сорок минут многое может случиться.
Он кивнул, поднимая руки к перламутровым пуговицам ее блузки.
— Да, может.
Фартук упал на пол в тот самый момент, когда он высвободил из петли последнюю пуговку на ее блузке. Он яростно прижал Сару к себе, целуя с жадностью, соперничающей с ее собственной. Сара сомкнула пальцы в темном шелке волос, притягивая Гриффина ближе, пока не почувствовала, что он упирается ей в живот. Осознав, что он готов для нее, она застонала, схватилась за его тугие ягодицы и прижала еще теснее. Он нащупал соски и пробудил их к жизни. И в тот самый момент, когда она хотела предложить выключить плиту и нырнуть в спальню, раздались велосипедные звонки, а за ними — тонкий голосок Джека:
— Мам! Сэм снова упал с велосипеда и содрал коленку.
Парочка рванула в разные стороны как ошпаренная. Гриффин подхватил с пола фартук и быстро повязал снова, и Сара очень надеялась, что полоски тонкой ткани будет достаточно, чтобы скрыть его состояние. Она пробежалась по пуговицам, застегнув — она надеялась — как следует, отбросила волосы с лица. Не решаясь встретиться глазами с Гриффином, постаралась принять — она надеялась — непринужденную позу, прежде чем сыновья ворвутся в кухню.
Осмотрев Сэмово колено, она заключила, что рана не угрожает жизни, и, чмокнув в щеку, отправила мальчика в ванную за дезинфекционным аэрозолем и, пластырем. Сэм чуть всхлипывал, не столько от боли, как ей показалось, сколько от страха, и Джек ободряюще обнял его за плечи, уводя через холл.
— Они хорошие малыши, — сказала она, повернувшись к Гриффину. — Но не умеют рассчитывать время.
Он улыбнулся, потом заглянул в кастрюлю на плите и вздохнул:
— Нет худа без добра, барбекю как раз собиралось подгореть.
Сара прикусила губу, чтобы не сказать, что в этом доме горит не только барбекю. Но сказала совсем другое:
— Пойду посмотрю на Сэма. Боюсь, Джек залечит его до смерти.
Она подождала, пока Гриффин ответит, но он лишь кивнул. И только уже в дверях услышала свое имя, остановилась и взглянула через плечо.
— Я не вытерплю до первого августа, — сказал он, не поворачиваясь от плиты. Она прерывисто вздохнула.
— Тебе и не придется. — И, не дожидаясь ответа, выскочила за дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вне закона - Беверли Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вне закона - Беверли Элизабет



роман-супер!!! давно ничего подобного не читала!!!! советую всем!
Вне закона - Беверли Элизабетвиктория
17.11.2012, 2.54





И юмор, и секс, и Гг-и нормальные. Без соплей и закидонов. Советую.
Вне закона - Беверли ЭлизабетиришкаИ
20.11.2013, 22.40





Все ничего, но вот его усы я бы збрила!
Вне закона - Беверли ЭлизабетМарина
21.11.2013, 16.52





Все ничего, но вот его усы я бы збрила!
Вне закона - Беверли ЭлизабетМарина
21.11.2013, 16.52





Усы???вы что серьезно???какие к черту усы????какая гадость...беееееее((((
Вне закона - Беверли ЭлизабетАня
21.11.2013, 17.01





мне понравилось. он-коп, она-разведенная женщина с двумя детьми. действительно без истерик и надуманных интриг. интересные диалоги. ну а если кому-то мешают усы главного героя, делайте как я, представьте себе на его месте усатого Бредли Купера или Бена Аффлека в "Арго".rnПомогает)))
Вне закона - Беверли Элизабетnemochka
23.11.2013, 23.06





Читая комментарии,не перестаю удивляться,какой малограмотный народ нынче стал - усы сбривают,а не збривают
Вне закона - Беверли ЭлизабетAlschen
5.12.2013, 14.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100