Читать онлайн Вне закона, автора - Беверли Элизабет, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вне закона - Беверли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вне закона - Беверли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вне закона - Беверли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Элизабет

Вне закона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Сара, ты сейчас упускаешь шанс, какого в жизни больше не получишь.
Сара выгрузила брокколи из бумажной сумки в овощной контейнер холодильника и уставилась на брата. Волосы такого же цвета, как у нее, но изрядно поредевшие, и под тем, что осталось, ярко поблескивает лысина. Жировые складки на талии, кажется, еще увеличились со времени последней встречи, и Сара подумала, регулярно ли он консультируется с доктором Роуэном по поводу давления. Впрочем, она слишком хорошо знала брата, чтобы задавать этот вопрос вслух. Ничто так не бесило Уолли, как разговоры о его здоровье.
— Уолли, — начала она, стараясь сохранить терпение. Почему он, при всей занятости, заезжает каждое субботнее утро? — Ты же прекрасно все знаешь. Мне сейчас трудно сводить концы с концами. Магазин только начал давать доход, и с неба на меня не падают деньги, которые я могла бы вкладывать в твои рискованные предприятия.
— Тут нет риска, Сара, это верное дело. Ты могла бы сделать превосходное капиталовложение. Она посмотрела на него с сомнением.
— Детская площадка для роликовых коньков не кажется мне верным делом. По-моему, только идиот или аферист может заниматься таким проектом.
На лице Уолли отразилось полное изумление.
— Что ты говоришь, Сара? Как ты можешь говорить это родному брату? — И, едва переведя дух, переключился на новую идею:
— О'кей. Если тебе не нравится этот проект, как насчет такого: кафетерий с полуобнаженными официантками?
Сноровисто суетившаяся Сара замерла, повернулась к брату и выдохнула:
— Надеюсь, ты шутишь?
Он с сияющим видом помотал головой.
— Разве не отличная идея? Я сам это нашел. Подумай, как привлечет посетителей. Дешевая еда и обнаженные девушки — все, что нужно мужчине, когда он в дороге. Какие перспективы открываются!
Сара скорбно покачала головой. Какой же он гад. Невозможно поверить, что в них одни гены.
— Ну уж здесь-то ты должен знать меня достаточно хорошо, чтобы не делать такие предложения. Даже если бы у меня были деньги, которых нет. Уолли, тебе должно быть стыдно. Что бы подумала мама?
— Мама вкладывает в это десять кусков. Она возвела глаза к небу.
— Ну а я — ни гроша.
— Ладно, ладно. Больше не буду говорить о моих проектах, пока сама не попросишь, — пообещал он. — Но знаешь, твои финансовые дела не были бы в таком состоянии, если бы ты не развелась с Майклом. Парень стоил кучу денег.
Сара прерывисто вздохнула. Опять это. Она знала, что спорить с братом бесполезно, но не могла оставить его слова без ответа:
— Во-первых, Майкл не стоил кучу денег.
— Он заколачивал семьдесят пять тысяч в год.
— Что, да будет тебе известно, дорогой братец, не так уж много, если имеешь недвижимость, две машины и расходы на двоих малышей. Во-вторых, то, что произошло между мной и Майклом, не твоего ума дело. А в-третьих, — поспешила продолжить она, пока он не успел возразить, — ты тратишь чертову уйму времени на разговоры о моей семейной жизни, а свою устроить и не пытаешься. Если ты так ценишь институт брака, то отчего же сам до сих пор ходишь в холостяках? У меня вот есть на примете женщина, которая была бы не против познакомиться с тобой…
— Боже, эти часы не врут? — перебил ее Уолли, соскакивая с кухонного стола, на котором только что сидел с полнейшей непринужденностью. — Я понятия не имел, что уже так поздно. Надо сваливать.
Он чмокнул сестру в щеку и вылетел за дверь. Сара слышала, как взревел двигатель спортивной машины и завизжали шины при резком развороте, когда он выезжал со двора. Она улыбнулась. Да, временами братец бывает невыносим. Но она знает, что делать, если он переходит границы. Только нельзя увлекаться. В один прекрасный день он отзовется на это «я знаю женщину» и попросит познакомить. На самом деле Сара никак не могла найти кого-нибудь, кто жаждал бы встретиться с Уолли, несмотря на все усилия пристроить брата. Что не означало, впрочем, прекращения попыток.
Снова занявшись хозяйственными сумками, она тихонько напевала, едва ли замечая, что в выбранной песне говорится о скоростных трассах, приключениях и мотоциклисте, рожденном для дикой вольницы.
Прошла почти неделя, прежде чем Сара снова увидела Гриффина. Она стояла посреди чердака в мерсеровском доме, по пояс в развороченных упаковочных ящиках. В воздухе вились пыль и частицы соломы. Голая лампочка, свисающая с потолка, была единственным освещением. В тесном помещении с покатой кровлей было жарко. Красная футболка пропиталась потом и прилипла, как шерсть у намокшего животного, а вылинявшие джинсы обвисли, будто с потом из нее вышло фунтов десять веса. Но она не обращала внимания на все эти неудобства.
Потому что нашла сокровище.
В каждом ящике скрывался фарфор, собранный поколениями Мерсеров. Некоторые предметы имели возраст не менее двухсот лет, большая часть коллекции была родом из Европы, все было чрезвычайно изящно, и немалая часть имела музейную ценность.
Почему же все это лежит запакованным? — гадала она. Почему ничем не пользовались? Почему не выставили на обозрение? Если Мерсеры не хотели больше пользоваться этой красотой, то почему не предоставили другим возможность полюбоваться? Один только хранящийся здесь фарфор стоит десятки тысяч долларов. А ведь должен быть еще хрусталь и, вероятно, серебро. Где они?
Она потрясла головой, в которую не вмешалась мысль, что одна семья могла собрать такую коллекцию. И что со всем этим будет делать Гриффин? Продаст, скорее всего. В самом деле, для него это наиболее логичный шаг. А все же жаль, что никто больше не станет пользоваться этой посудой для приема гостей. Было ведь время, когда дом Мерсеров становился многолюдным в дни праздников и семейных торжеств. Кто бы ни была тогда хозяйка дома, можно не сомневаться, что лучшая посуда, протертая до блеска, доверху наполнялась едой. Как же хорош был тогда этот старый дом, думала Сара. Тем печальнее, что последние десятилетия в нем не оставалось почти никакой жизни.
Интересно, продаст ли Гриффин дом? Вероятно. По современным меркам этот особняк слишком велик, особенно для одного. И, несмотря на все разговоры о значении семьи, он не производит впечатления человека, склонного осесть и произвести на свет выводок детей. Вне всяких сомнений, дом будет продан вместе с содержимым. Такая продажа наследства даст Гриффину огромную сумму, но ей казалось, что деньги не изменят Шального. Сара нагнулась над новым ящиком и извлекла изумительное творение Лиможа. Она провела кончиками пальцев по кремовому фарфору, обводя кобальтовый узор и золотую каемку. Бернардо, заключила она, прежде чем позволила себе посмотреть фабричную марку. Возраст лет сто. Перевернув тарелку, она убедилась в правильности предположения. Повернувшись, чтобы бережно положить тарелку рядом с комплектным предметом, она увидела в дверях огромную фигуру.
Гриффин заполняет собой все помещение, даже не войдя и не сказав ни слова, подумала она. Рука ее инстинктивно поднялась пригладить волосы, и Сара выругала себя за эту заботу о внешности в его присутствии. Тем более что потные волосы немедленно вернулись на место, стоило убрать руку, а к пальцам прилипли соломинки. Боже праведный! Хороша же она должна быть сейчас, вся в пыли и соломе.
— Не жарко тебе здесь наверху? — спросил он взамен приветствия.
Вместо обычных джинсов и футболки на нем были просторные хаки, жеваная белая рубаха, невзрачный, нейтрального цвета пиджак и старомодный кожаный галстук, принадлежавший, должно быть, еще его отцу. Все вместе выглядело как смесь Христофора Колумба с огородным пугалом, но голубые глаза сверкали в свете голой лампочки, и Сара почувствовала, как подскакивает температура. Жарко? Да, ей жарко. Но знойное лето Огайо здесь совершенно ни при чем.
— Самую малость, — сказала она, пытаясь придать голосу непринужденность. Он переступил порог и медленно приблизился, не обращая внимания на хаос в помещении, глядя только на нее. С каждым его шагом Саре становилось труднее дышать. Когда он оказался рядом, в легких уже ничего не оставалось. Он поднял руку, обхватил ее шею и погладил большим пальцем подбородок. Потом убрал руку, и она заметила, что пальцы блестят от влаги. Вытаскивая соломинку из ее волос, он улыбнулся.
— Судя по твоему виду, тебе не самую малость жарко, — сказал он. — Скорее похоже на обезвоживание организма. Давай спустимся. Я соображу чего-нибудь холодного попить.
Он повернулся, двинулся к выходу, и безумная минута, когда каждая Сарина жилка дрожала и готова была завязаться в узел, прошла так же внезапно, как наступила. Оставалось только последовать за ним, потому что сейчас она ничего на свете так не хотела, как снова оказаться с ним рядом.
Когда Сара догнала Гриффина, он уже стоял перед открытым холодильником и мысленно честил себя дураком за то, что вот так сбежал от нее, но понимал, что, пробудь он там еще немного, сделал бы что-нибудь, чего делать не следовало. Например, повалил бы ее на пол. Уж очень сексуально она выглядела там наверху, в тесной, промокшей от пота футболке, под которой не было лифчика. Он разглядел каждый изгиб, каждый склон ее грудей, будто на ней вообще ничего не было надето, и очень хотел узнать, выглядят ли другие прелести столь же привлекательно.
Обернувшись и обнаружив, что она стоит в каком-нибудь фуге от него, такая же мокрая, такая же чертовски сексуальная, он понял, что кондиционированный воздух комнаты ничуть не помогает. Он и здесь хотел ее. Только теперь он хотел ее еще больше.
— Есть содовая и пиво, — произнес он, стараясь сосредоточиться на содержимом холодильника, а не на том, как лежат джинсы на ее бедрах. — Тебе что?
— По мне, так нет ничего лучше воды со льдом, — ответила она, снова пытаясь пригладить влажные волосы.
Гриффин кивнул, достал лед из морозильника и пошел к раковине. Удержавшись от желания опорожнить весь контейнер, он достал несколько кубиков, бросил их в стакан и наполнил водой из крана. Сара взяла стакан и принялась жадно пить, а он смотрел, как ходит в такт глоткам ее горло.
— Спасибо, — сказала она, осушив стакан.
— Еще? Она кивнула.
Принимая стакан, он задержал ее руку чуть дольше, чем требовалось. А ведь клялся, что ничего такого не будет делать. Что не позволит себе так поддаваться ее очарованию, так погружаться в мысли о ней, что не позволит ее присутствию так сильно действовать на себя. Чем больше он занимался деятельностью «Джервал Инкорпорейтед», тем больше убеждался, что Уоллес Гринлиф занимается темными делишками. Просто нечестно, не говоря уже о соображениях профессиональной этики, ухаживать за Сарой, собираясь упечь ее брага за решетку.
Но, убирая руку, он понял всю бессмысленность своих попыток держаться от этой женщины подальше. Сам воздух между ними горел. И, судя по глазам, она ощущала горение так же, как он.
Пока Сара медленно потягивала второй стакан, Гриффин убрал лед. Она пыталась угадать его мысли. Сегодня он с самого начала смотрел на нее так, будто посмотреть было на что. Повисла неловкая тишина, но Сара и под страхом смерти не могла бы придумать, чем ее прервать. Все мысли, заполнявшие голову, были очень плотского свойства, и в каждой из них присутствовал Гриффин Шальной. Заговорить сейчас значило бы произнести или сделать что-то такое, о чем потом придется пожалеть.
— Как идут дела? — спросил он, и Сара вздохнула с облегчением, очень надеясь, что этот вздох не был слышен.
— Прекрасно, — ответила она. — Я обнаружила наверху поразительные вещи.
Он кивнул, но ничего не добавил. Как она и подозревала, его мало интересовала нежданно обретенная бесценная коллекция.
— Сколько времени, по-твоему, потребует полная опись?
— Пока еще трудно сказать. На другой стороне есть еще один чердак, а я туда и не заглядывала. Он снова кивнул, явно удовлетворенный.
— Ты занята завтра вечером?
Сара ожидала новых вопросов о работе, и этот поворот застал ее врасплох. В прошлый раз они оставались наедине, когда он обедал у нее дома. Закончилось все довольно неуклюже — они расстались у дверей, в нескольких футах от уставившихся в телевизор Джека и Сэма. В воздухе натянулись почти зримые нити. Сара тогда вспоминала, как они целовались, и знала, что Гриффин думает о том же. И ей хотелось целовать его снова. Следовало благодарить Бога за то, что мальчики рядом, но ей в тот момент хотелось одного: отправить их пораньше в постели.
Вот сейчас сыновей поблизости не было. Сейчас, стоит только захотеть, она может сделать шаг и подарить ему поцелуй, которого он никогда не забудет. Но она только покачала головой и сказала:
— Нет, завтра вечером я свободна. А что? Гриффин пожал плечами, но она бы голову дала на отсечение, что в этом жесте нет ни капли непринужденности.
— Мы сегодня играем в бейсбол. Наш первый округ — мужчины и женщины против второго. Это матч-реванш. В прошлом году они забрали у нас первое место по городу. — Всецело занятый исследованием застарелого пятна на кухонном столе, он добавил:
— Я подумал, может, вы с мальчиками захотите посмотреть?
Она улыбнулась.
— Джек и Сэм были бы в восторге.
— А их мать? — спросил он, поднимая глаза. — Их мать не против?
У Сары перехватило дыхание, когда она заглянула в его глаза и увидела там желание, которое, как она боялась, было отражением ее собственного влечения. Она ответила, не колеблясь:
— Да, Гриффин, она не против. Может быть, она будет ожидать еще с большим нетерпением, чем мальчики.
Кажется, он почувствовал внезапное облегчение.
— Хорошо. Мне сейчас нужно возвращаться на работу. У нас обед, и я решил заглянуть к тебе. Что, если завтра в пять я заеду за вами? Мы сможем перекусить по дороге.
Взгляд Сары задержался на часах, висящих за его спиной. Между нею и Гриффином с его завтрашними пятью часами осталось только двадцать восемь часов. Пожалуй, столько она сможет прожить в одиночестве. Пожалуй, сможет.
— Значит, в пять. Мы будем готовы. Он оттолкнулся от стола и шагнул было к выходу, но остановился. Повернувшись, поднял руку к ее щеке и улыбнулся, потом наклонился и коснулся губами ее губ.
— До завтра, — тихо сказал он, выходя. Сара поднесла пальцы к губам, будто так можно было сохранить ощущение поцелуя. Но оно ушло так же быстро, как сам Гриффин. Она сказала себе, что надо бы запомнить, сколь мимолетны все наслаждения. Но вместо этого улыбалась до конца дня.
— Эй, бита, бита, бита, бита… промажь, бита. Закрепившись на правом поле, Гриффин потряс головой и улыбнулся. Сара стояла, прикрывая глаза от заходящего солнца сложенными козырьком ладонями, и всеми силами нервировала команду соперников. Всякий раз, как игрок второго округа приближался к базе, чтобы сделать удар битой, она была тут как тут и тараторила ему под руку, как умеют только матери младших скаутов. Джек и Сэм сидели по бокам, не меньше ее увлеченные игрой.
Он догадывался, что она не из тех женщин, которые любят, когда их называют хорошенькими, но… она была хороша. Буйные кудри выбились из-под синей бейсболки, такой же, какие носила его команда, — у Сары она была повернута козырьком назад. Коротенькая белая футболка обнажала соблазнительную полоску загорелого тела, а джинсовые шорты позволяли разглядеть бронзовые ноги.
— Мяч? — вопила она сквозь загородку у трибун. — Мяч? Ты что, ослеп? Так били во времена моей бабушки! И ты называешь это мячом? Ты меня слышишь, судья?
Гриффин хмыкнул. Вот это болельщица! Тяжелый удар битой заставил его оглянуться. Мяч, описывая красивую дугу, приближался к нему. Он легко поймал летящий снаряд, бросил взгляд на третью базу, отметил, что Денни Мэллой готов урвать пробежку, и швырнул мяч в «дом». Когда пыль осела и судья признал пробежку, Гриффин поднял глаза к небу, ожидая неминуемого.
— Пробежка? — завопила Сара. — Ты что, с ума сошел? Сюда, приятель! Я дам тебе четвертак на телефон, закажешь номер с мягкими стенами в доме для помешанных судей — ты же точно сбрендил! Парень был в миле оттуда!
— Эй, Шальной, — окликнул Стоуни со своей позиции. — Похоже, ты нашел живую девчонку.
Гриффин улыбнулся другу, снял кепку и заправил под нее влажные волосы.
— Это точно, — сказал он со вздохом. Обе команды терпеливо ждали, пока Сара и судья производили краткий, но очень энергичный обмен мнениями. Гриффин, небрежно подбоченившись, наблюдал, как судья швырнул в грязь свою кепку и сквозь изгородь тыкал в Сару пальцем, а она кричала ему что-то, прижав лицо к проволочной сетке. Ну и таску она ему устроила! Поддержка болельщиков — первое дело, думал Гриффин.
Но вот перепалка закончилась, судья вернулся к своим обязанностям, Сара плюхнулась на скамейку, и игра возобновилась. Но как только питчер закрутил очередной мяч, один звук перекрыл все остальные:
— Эй, бита, бита, бита, бита… Гриффин вздохнул и приготовился принимать подачу.
— Ты классно играл, Гриффин, — сказал Джек, трудясь над куском пиццы два часа спустя в пиццерии «Дантов ад». — Та пробежка получилась что надо.
Гриффин с отсутствующим видом потирал грязное пятно на джинсах, тянувшееся по бедру до самого колена. Он уже чувствовал, как там наливается синяк.
— Да, и эта пробежка решила игру, — воодушевленно добавила Сара.
Гриффин улыбнулся мальчикам.
— У меня бы ничего не вышло, если бы не командный дух вашей мамы. Она меня завела.
И не только потому, что оказалась такой болельщицей, добавил он про себя. Всякий раз, как ветер приподнимал ее футболку, открывая изящный стан, по нему пробегал добрый заряд электричества, только знать об этом никому не надо. Сам-то он точно знал, что придало ему сил для последнего броска. Все эти подавленные сексуальные порывы.
Сара запоздало покраснела от смущения.
— Ой, я… я должна была предупредить, что ты имеешь дело со спортивной фанатичкой, — тихо сказала она. — Тренер младших скаутов не раз удалял меня с игр. Он-то как раз думает, что я привношу не совсем тот дух, какой требуется.
— Ну, мама фанатичка еще та, — сказал Джек. — Папа никогда этого не понимал. Зато он никогда и подачи не мог нам показать — только на маму можно было рассчитывать.
«Кем надо быть, чтобы не думать об интересах собственных сыновей? невольно спросил себя Гриффин. — Особенно таких любящих и привязчивых, как Сарины малыши».
— А у меня нет никаких претензий к вашей маме, — сказал он мальчикам. Давно уже у нас не было такой поддержки от зрителей, какую дали вы втроем.
И не выигрывали мы уже давно, подумал он про себя. Это была первая победа первого округа за сезон. Гриффину очень хотелось установить тесную связь между двумя фактами. Он улыбнулся Саре.
— Должно быть, ты хороший талисман. Она ответила улыбкой и хотела что-то сказать, но тут к ним приблизилась другая компания.
— Ого, а вот и наш подающий!
Стоуни крепко хлопнул Гриффина по правому плечу, отчего тот поморщился. До этого момента Гриффин не сознавал, что перетрудил руку. Похоже, завтра утром он встанет полной развалиной.
— Славная была пробежка, Гриффин, — откомментировала Элен, когда они с Джоной присоединились к Стоуни.
Прибывшая троица подтащила свободный столик и уселась. Стоуни уверенно обнял Элен за плечи и притянул ее поближе — жест, от которого у Гриффина заинтересованно поднялись брови. По последним данным, Стоуни собирался окончательно развязаться с этой женщиной. А теперь, судя по поведению напарника, их отношения снова стали вполне прочными.
— Спасибо, Элен, — сказал он, надеясь, что в голосе любопытство не прозвучало. Та посмотрела на Сару и добавила:
— Мы тут встретили Леонарда в баре. Он снимал лапшу с ушей. Мы пригласили его, но, услышав, что будешь ты, он отказался и купил еще выпивки.
— Леонард? — переспросила Сара.
— Судья, — пояснил Гриффин.
— Ой! — Стоуни хихикнул.
— По-моему, сильнее всего Леонарда задело предположение о флирте его матушки с кротом месяцев за девять до его рождения.
Сара вспыхнула.
— А почему он засудил Гриффина? Мяч был абсолютно правильный.
— Эй! Я разве тебя упрекаю? — перебил Стоуни. — Вот Леонарду наверняка понадобится несколько дней, чтобы прийти в себя после этой игры.
— Слушай, Сара, — снова заговорила Элен. — Джона спрашивает, не смогут ли Сэм и Джек переночевать сегодня у нас. В смысле если ты позволишь. Я-то, конечно, не против.
— Ага, мама сама предложила, — сообщил Джона. — Я бы и попросить не решился.
Гриффин не смог бы сказать точно, что он заметил раньше: опущенные глаза Элен или ошарашенный взгляд Стоуни. Во всяком случае, ясно, что между его напарником и лучшей подругой Сары что-то происходит, и он отметил про себя, что спросит об этом у Стоуни при первой же возможности.
— Ну да, — упорствовала Элен. — Я просто подумала, что мальчикам, наверное, хочется побыть вместе еще немного.
На этот раз опустил глаза Стоуни, сосредоточившись на каком-то пятне под ногами, и даже поковырял это пятно носком ботинка.
— Знаете, я, пожалуй, пойду, — вдруг сказал он, рывком поднимаясь. — Чуть не забыл, что надо еще попасть в одно место. До встречи, Элен. Пока, Джона. Всем привет.
И с этими словами он поспешил удалиться, быстро пробираясь сквозь толпу, пока не скрылся из виду. Гриффин и Сара обменялись удивленными взглядами, потом перевели глаза на Элен, но та сидела с таким видом, будто в поведении Стоуни не было ничего необычного.
— Ну так что ты скажешь? — спросила она чуть дрожащим и чересчур жизнерадостным голосом. — Джек? Сэм? Хотите переночевать у нас, парни?
— Ага! — в один голос ответили мальчики. Сара минутку изучала подругу, потом достала кошелек, выгребла оттуда доллара на два мелочи и сунула монеты сыновьям.
— Ну-ка, парни, берите Джону и сходите к игровым автоматам. Гриффин, добавила она вежливо, — ты не составишь им компанию?
Мальчики схватили по куску пиццы и стакану содовой и двинулись в игровую комнату. Гриффин, хоть и был возмущен своим удалением вместе с малышами, выразил неудовольствие только взглядом, встал, взял свое пиво и покорно удалился. Дождавшись, когда они все уйдут, Сара обернулась к подруге.
— Элен? Все в порядке?
Элен встретила ее взгляд с непроницаемым лицом.
— Конечно, — сказала она. — А почему бы нет?
— Только лишь потому, что минуту назад вы со Стоуни вели себя напряженно, а потом он ни с того ни с сего сорвался с места и исчез. Вот я и интересуюсь, все ли в порядке.
Элен тяжело вздохнула и покачала головой.
— Стоуни ведет себя как ребенок, потому что хочет того, чего не может получить.
— Чего же именно?
— Меня.
Сара закрыла глаза, а открыв их, встретила прямой взгляд Элен.
— Что ты имеешь в виду? — спросила она.
— Только то, что Стоуни хочет отношений более… интимных… чем хочется сейчас мне.
— У-У-У! — понимающе кивнула Сара. Элен собрала волосы, перекинула их через плечо и поковырялась в покинутой пицце.
— Видишь ли, я подумала, что, пригласив мальчиков на ночь, избавлю себя от пререканий со Стоуни по поводу такого приглашения для него. Чуть раньше он предложил отправить Джону к тебе, а я сказала, что Джона уже попросил позвать Джека и Сэма. Ну да, я соврала. А что еще мне оставалось?
— Может быть, просто сказать Стоуни честно? — предположила Сара. — Скажи ему, что ты чувствуешь.
— Не могу.
— Почему?
— Потому что я не знаю, что чувствую. Сара открыла рот, но тут же закрыла снова. Вставшая перед Элен дилемма вдруг показалась очень знакомой, в ее положении было бы лицемерием давать Элен разумные советы.
— И ты решила, что будет лучше вообще избежать объяснений, — заключила она. Элен кивнула с несчастным видом.
— И теперь он зол на меня как черт.
— Позлится — и перестанет. По-видимому, Элен что-то вспомнила, потому что вдруг обратила к Саре озабоченное лицо:
— Эй, а, забрав малышей, я не ставлю в трудное положение тебя?
— В трудное положение? — переспросила Сара, не вполне понимая, что имеет в виду подруга.
— В смысле — с Гриффином.
— Не понимаю тебя.
Элен откинулась на стуле и изучающе посмотрела на подругу.
— Ну, мне кажется, вы с Гриффином не… гм… Или да?
Сара озадаченно прищурилась.
— Не — что?
Элен раздраженно округлила глаза.
— Ну ты что, не понимаешь? — Она покрутила рукой, ободряя подругу.
Сара помотала головой.
Подруга издала нетерпеливое фырканье и почти выкрикнула:
— Спите вместе!
Теперь потрясение расширились Сарины глаза. Она оглянулась, убеждаясь, что никто не слышал, и громко прошептала:
— Конечно, нет! Элен! Как ты можешь даже спрашивать о таком? Мы с ним едва знакомы. Правда! Элен улыбнулась.
— Вы так переглядываетесь, что можно подумать, понимаете друг друга очень хорошо. Сара воинственно выпятила подбородок.
— И как же мы переглядываемся? Элен улыбнулась.
— Так, будто дождаться не можете, пока доберетесь до дома, сорвете друг с друга одежду и вымажете друг дружку шоколадным сиропом. Вот как.
— На самом деле, — медленно проговорила Сара, — меня занимает не столько шоколадный сироп, сколько… наручники.
Элен рассмеялась:
— Извини.
— Слушай, это же просто фантазия, разве нет? Уйма женщин фантазируют о мотокопах, наручниках и кожаных перчатках. Какую ни возьми.
— Я на эту тему никогда не фантазировала. У меня все больше с едой.
Сара немного успокоилась.
— Ну да, я все прочитала о штучках с наручниками. Нэнси Фрайди пишет, что это абсолютно нормально. И у доктора Руф то же самое.
Элен взяла ломоть пиццы, который едва не раскрошила, пока нервничала, и откусила.
— Так ты не думаешь, что Гриффин может потащить тебя в постель этой ночью? — спросила она, прожевав кусок. — Теперь, когда мальчики не мешают?
— Ну, этого я не говорила. Женщины молча посмотрели друг на друга, потом расхохотались.
— Видишь ли, я умею держать в руках Гриффина Шального, — сказала Сара, отсмеявшись. Элен вздохнула.
— Ты уверена?
— Абсолютно, — кивнула Сара.
— Хорошо. Потому что он вдет сюда — и не выглядит счастливым.
Сара оглянулась и увидела быстро приближающегося Гриффина. Она вовсе не намеревалась избавиться от него, как от ребенка, когда попросила — или, пожалуй, велела — присоединиться к мальчикам. Но по здравом размышлении поняла, что именно так оно и выглядело. Естественно, что он сердился. Только почему-то он не столько сердит, сколько… сосредоточен. Но на чем он был сосредоточен, она могла пока только гадать. Впрочем, можно не сомневаться, что это прояснится в самое ближайшее время.
Слова, которые она так беспечно сказала Элен, теперь преследовали ее. В самом ли деле она сумеет держать в руках Гриффина Шального? Сейчас такой подвиг уже не представлялся возможным. Разве что понимать выражение «держать в руках» в Другом, буквальном смысле. А коли так, не лучше ли сейчас встать, последний раз посмотреть на него — и бежать со всех ног прочь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вне закона - Беверли Элизабет

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вне закона - Беверли Элизабет



роман-супер!!! давно ничего подобного не читала!!!! советую всем!
Вне закона - Беверли Элизабетвиктория
17.11.2012, 2.54





И юмор, и секс, и Гг-и нормальные. Без соплей и закидонов. Советую.
Вне закона - Беверли ЭлизабетиришкаИ
20.11.2013, 22.40





Все ничего, но вот его усы я бы збрила!
Вне закона - Беверли ЭлизабетМарина
21.11.2013, 16.52





Все ничего, но вот его усы я бы збрила!
Вне закона - Беверли ЭлизабетМарина
21.11.2013, 16.52





Усы???вы что серьезно???какие к черту усы????какая гадость...беееееее((((
Вне закона - Беверли ЭлизабетАня
21.11.2013, 17.01





мне понравилось. он-коп, она-разведенная женщина с двумя детьми. действительно без истерик и надуманных интриг. интересные диалоги. ну а если кому-то мешают усы главного героя, делайте как я, представьте себе на его месте усатого Бредли Купера или Бена Аффлека в "Арго".rnПомогает)))
Вне закона - Беверли Элизабетnemochka
23.11.2013, 23.06





Читая комментарии,не перестаю удивляться,какой малограмотный народ нынче стал - усы сбривают,а не збривают
Вне закона - Беверли ЭлизабетAlschen
5.12.2013, 14.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100