Читать онлайн Не было бы счастья..., автора - Беверли Элизабет, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не было бы счастья... - Беверли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не было бы счастья... - Беверли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не было бы счастья... - Беверли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Элизабет

Не было бы счастья...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

После ужина Джулиана крепко заснула в своей колыбельке, Джонас занялся уборкой на кухне, а Зои, сидя в гостиной, удивлялась, что она, собственно, теперь делает в доме доктора Тейта.
В доме Джонаса. Теперь он для нее Джонас. Зои вздохнула. Чаще всего она называла его по фамилии — и когда обращалась к нему по работе, и когда просто думала о нем. Удивительно, как легко и естественно его имя слетело с ее языка. Почти так же легко и естественно, как ее собственное.
— Ничего хорошего в этом нет, — буркнула она, поправляя фланелевое одеяльце на Джулиане. — Ровным счетом ничего хорошего.
— В чем? — спросил, входя в гостиную, Джонас.
Зои заставила себя поднять на него глаза. Перед ужином он переоделся в огромный, кремового цвета свитер и потертые джинсы. Закатанные рукава свитера открывали самые возбуждающие мужские руки, какие ей только приходилось видеть, а джинсы так обтягивали его узкие бедра и длинные ноги, что в ней шевельнулась зависть. Вместо туфель или домашних тапок он надел толстые шерстяные носки.
Носки вместо тапок! Нет, такого Джонаса Тейта она никак не могла себе представить. И лучше бы ей никогда не знать эту простую, домашнюю и… будоражащую сторону его натуры. Потому что если раньше отношения с этим человеком казались ей сложными, то теперь, похоже, они становились просто невыносимыми. Если раньше он ее только раздражал, то теперь начал волновать. А она терпеть не могла подобного рода волнения. Оно неизменно вело к проблемам.
— Да так, — быстро проговорила она, — это мы с Джули болтали. Шептались с ней по-женски, знаешь ли.
— Понятно, — тяжело вздохнул Джонас и сел с потерянным видом. — Значит, она уже проснулась.
— Вообще-то нет. Разговор был… односторонний.
— Господи, хоть бы она вот так проспала всю ночь, — сказал Джонас, глядя на Джулиану.
— А что, она до сих пор просыпается ночью?
— Каждые два часа. И кричит, пока ее не накормишь.
Зои удивилась.
— Странно. Так не должно быть. К этому возрасту дети, которых кормят искусственными смесями, спят уже по семь-восемь часов. Ты не говорил об этом с педиатром?
— Говорил — во время ежемесячного осмотра. Но его это не особенно обеспокоило.
— Значит, нужно поменять педиатра. И что, ты по ночам кормил малышку через каждые два часа?
Он молча кивнул.
— Господи! Неудивительно, что ты так отвратительно выглядишь. Он скривился.
— Благодарю за комплимент.
— И неудивительно, что ты кидался на всех подряд…
— Зои…
— Когда же ты спал нормально всю ночь? — прервала она его.
Джонас устало поскреб щеку.
— Не знаю. Во всяком случае, до того, как мне привезли Джулиану. — Он обратил на ребенка измученный взгляд. — Теперь ты сама , видишь, Зои, что помощь мне просто необходима. А что, если я совершу какую-нибудь ужасную ошибку и искалечу ей жизнь?
У Зои сжалось сердце от этого голоса, исполненного тревоги и заботы. Не задумываясь, что делает, она сочувственно обвила пальцами его запястье.
— Не переживай так. Не сделаешь ты никакой ужасной ошибки. Джули растет, прибавляет в весе — значит, все более или менее хорошо. Посмотри на нее — какая она пухленькая, розовая. Прямо картинка. Она у тебя ест достаточно, просто не по графику, но с этим мы справимся. Все будет отлично, вот увидишь.
Джонас опустил глаза на руку Зои у него на запястье. Было что-то невероятно эротическое в том, как ее ногти с ярким маникюром легонько касались жестких волосков. Не совладав с соблазном, он накрыл ее руку своею. Как же хорошо она сказала: «С этим мы справимся». У него стало тепло на душе от ее слов и от ее нежного прикосновения.
Его так и тянуло сплести свои пальцы с ее и поднести ее руку к губам, но к тому моменту, когда он решился на это, Зои выдернула руку и судорожно сунула ее в карман джинсов. Потом бросила на него мимолетный взгляд и неловко кашлянула.
— Не сегодня, конечно, но со временем — обязательно.
На один безумный миг он было подумал, что она говорит о них и о том значительном, что могло бы произойти в недалеком будущем.
Но уже через секунду он одернул себя. Нужно быть совсем ненормальным, чтобы поверить, будто Зои Холланд испытывает к нему те же смутные нежные чувства, что кружили голову ему.
— Ты о чем?
— О том, что Джули будет спать всю ночь. Не сразу, но будет.
Он горестно вздохнул.
— Не верится…
Зои обратила на него изучающий взгляд.
— Тебе явно необходимо выспаться, — сказала она. — От хронического недосыпания человек может серьезно заболеть. Кое-где даже пытают бессонницей.
— К чему об этом говорить! — неожиданно резко выпалил он. — Неизвестно, когда я смогу спать по-человечески.
— Тебе давно нужно было обратиться за помощью. Попросил бы… — она запнулась, — попросил бы кого-нибудь из медсестер в педиатрическом или в отделении новорожденных. Любая была бы рада помочь тебе.
— А ты была бы рада помочь?
— Но я же тебе сейчас помогаю, разве нет?
— И что, ты это делаешь с радостью? Джонас, повернувшись к ней, с удивлением увидел, что Зои улыбается.
— Как ни странно — да. — Похоже, это признание и ее удивило не меньше. — Я уже очень давно не… — Она оборвала фразу и поспешно добавила, прежде чем он успел спросить, что она имела в виду:
— Собственно, если ты хочешь, чтобы я тебя сегодня подменила, то я согласна.
— Подменила?
— Не нужно быть врачом, чтобы понять, что ты на грани срыва. Тебе нужно как следует выспаться. Если хочешь, я останусь на ночь и буду вставать к Джули. А ты получишь свои восемь или десять часов сна — сколько там тебе требуется.
Зои понятия не имела, как и когда ей пришла в голову такая мысль. Она и сама за последние сутки не слишком-то много спала. Но отступать было некуда. А если совсем уж честно, то ей и не хочется отступать, призналась она в душе.
Малышка Джули с первых же минут покорила ее сердце. Давно забытое и, как ей казалось, похороненное материнское чувство внезапно ожило, и Зои не хотелось расставаться с Джулианой. Плохо только, что это значило чаще встречаться с ее дядей.
— Ты хочешь провести здесь ночь? — переспросил Джонас. — Со мной?
Зои стиснула зубы от злости. По его тону нельзя было не догадаться, — что он вкладывает в ее предложение гораздо более личный и, если уж на то пошло, сексуальный смысл.
— Не с тобой, — процедила она. — С Джули. В детской. А вообще — забудь. Я ничего не говорила, — быстро добавила Зои, сообразив наконец, какую ошибку совершила. — Лучше мне отправиться домой.
Очень похоже на Джонаса Тейта — решить, что она горит желанием забраться к нему в постель, безмолвно бушевала Зои, уже шагая в прихожую за курткой. Все, хватит, ни за какие сокровища мира она не станет помогать этому наглецу. Придется найти какой-нибудь другой способ общаться с Джулианой. Например, взять и переехать ее дорогого дядю автобусом.
— Подожди, Зои. — Джонас захлопнул дверь стенного шкафа, где висела ее куртка. — Я не то хотел сказать.
— Вот как? — не глядя на него, огрызнулась она.
Он заколебался на мгновение, но потом ответил:
— Ну ладно, может, я именно это и хотел сказать, но не в том смысле. Не так, как ты подумала.
Она по-прежнему стояла спиной к нему, но вся злость из нее улетучилась при звуках его неуверенного голоса.
— Я тебя никак не могу понять, — тихо произнесла она. — В больнице ты обращаешься со мной, как будто я помеха какая-нибудь на твоем пути. Ты отчитываешь меня ни за что ни про что, пинаешь по малейшему поводу и вообще стараешься устроить мне самый настоящий ад на работе. А теперь вдруг ты… ты…
— Я — что? — раздался позади нее негромкий вопрос.
Зои нетерпеливо вздохнула, рывком обернулась к нему и вздрогнула. Она и не заметила, когда Джонас накрутил на пальцы несколько прядей ее волос. И сейчас перебирал их, словно драгоценные четки. Но при этом смотрел ей прямо в лицо, как будто и не знал, что делают его пальцы.
Ласка Джонаса пронзила все ее существо. Жаркая волна прокатилась от кончиков ее волос до кончиков пальцев и обратно. Не дожидаясь, пока огонь поглотит ее с головой, Зои осторожно высвободила плененные пряди и перебросила тяжелую массу ярко-рыжих волос на спину.
— Ты, черт возьми… флиртуешь со мной, — хрипло выдохнула она и добавила совсем слабым, едва слышным голосом:
— Хуже того, ты самым гнусным образом меня соблазняешь.
Джонас, к негодованию Зои, словно и не услышал ее. Он продолжал разглядывать свою ладонь, где уже не было червонного золота ее волос. В конце концов он все-таки уронил руку и посмотрел Зои в глаза. Кажется, ее слова только сейчас до него дошли, и он расплылся в улыбке. Потом фыркнул. И наконец расхохотался.
— Что я такого смешного сказала? — вспылила Зои. Она терпеть не могла, чтобы над ней смеялись. А уж тем более чтобы смеялся Джонас.
— Соблазняю тебя? Да еще гнусным образом? — сквозь смех простонал он. — Только самоубийца может пойти на это.
Она устремила на него подозрительный взгляд прищуренных глаз.
— Неужели?
Смех поутих, но Джонас, глядя на нее, продолжал улыбаться.
— Еще бы! Ни один мужчина в здравом уме не станет соблазнять тебя из опасения лишиться той части тела, которую большинство из нас считают самой важной.
Зои скрипнула зубами.
— Вот так даже?
— Ага. Для тебя это, полагаю, не новость.
— Да нет, новость, я впервые слышу, что кто-то, оказавшись в моем обществе, опасается за свое мужское достоинство!
Он изумленно разинул рот. Зои уже буквально дымилась от злости.
— Да ладно тебе! — выпалил Джонас. — В больнице об этом во всех мужских туалетах идут разговоры.
— О чем — об этом?
— Да о твоем черном поясе в каратэ. И о том, как ты расправилась с Джеффом Пирсоном одним-единственным ударом по его… достоинству.
Зои едва заметно приподняла левую бровь. Обычно это предшествовало тому самому удару, о котором только что шла речь. На сей раз, правда, она удержалась.
— Джефф Пирсон сам провернул два-три сомнительных маневра, — негромко сообщила она. — Его счастье, что я не позвала полицию и не выдвинула против него обвинение в насилии. Об этом, разумеется, в мужских туалетах не упоминают?
Джонас мгновенно стер улыбку.
— Что он сделал?
Но Зои решила, что с нее достаточно. Не хватало еще потакать мужскому любопытству и сообщать подробности. С Джонасом Тейтом бесполезны попытки вести цивилизованный разговор. Разве она не знала этого раньше? Как же вышло, что она так быстро забыла, кто перед ней? Ведь она ненавидит его, напомнила себе Зои. Появившись в «Ситон Дженерал», он сделал обстановку в больнице для нее невыносимой, а теперь весьма успешно превращает саму ее жизнь в кошмар. Какого черта она согласилась ему помогать?!
— Неважно, что он сделал, — устало буркнула она и снова повернулась к шкафу. Сняла с вешалки куртку, торопливо набросила ее и дернула «молнию». Естественно, та застряла. — Все вы одинаковы, — процедила Зои, сражаясь с замком. — Считаете, что облагодетельствовали женщину, если перекинулись с ней за ужином двумя-тремя ничего не значащими словами, да еще потом искренне удивляетесь, почему это она не жаждет прыгнуть к вам в постель. — Нет, Зои, конечно, не до конца верила в свои собственные слова, просто ей нужно было что-нибудь говорить, чтобы уйти от дальнейших расспросов Джонаса.
«Молния» наконец сработала, и Зои рывком застегнула куртку до самого горла. Подняв голову, она увидела перед собой угрожающе-мрачное лицо Джонаса.
— Джефф, черт побери, сначала хотя бы пригласил меня в ресторан. А ты так вообще только помыл посуду — свою, кстати сказать, посуду.
Зои пыталась убедить себя, что не выскакивает за порог лишь потому, что между нею и дверью возвышается Джонас, хотя на самом деле ей до боли хотелось услышать его возражения, услышать, как он скажет, что она не права и что не все мужчины одинаковы. Больше того… ей хотелось снова ощутить на своих волосах, на своей коже его прикосновение.
А он протянул руку и толкнул входную дверь. Пронизывающий мартовский ветер ворвался в дом, но этот холод ни в какое сравнение не шел с ледяным взглядом Джонаса.
— Если ты действительно так считаешь, — бесстрастным, ровным тоном произнес он, — то тебе в самом деле лучше вернуться домой.
Зои открыла было рот, чтобы возразить — сказать, что Джулиане будет без нее плохо. Но тут же одернула себя: ведь Джонас и Джулиана как-никак целых два месяца прожили без нее. Ни за кого из них она ответственности не несет. Раз он хочет, чтобы она ушла, значит, нет никаких причин настаивать на обратном.
Вот только если бы у нее так не щемило сердце при мысли о том, что они снова останутся одни. Как же горько, что она им больше не нужна! Сейчас Зои, кажется, полжизни отдала бы, лишь бы остаться с ними. И дело не только в малышке, с ужасом осознала она.
Но Джонас все стоял перед распахнутой дверью, ясно давая понять, что не разделяет ее чувств. А потому она не обмолвилась и словом о том, что творилось у нее в душе, и молча шагнула за порог. В следующее мгновение дверной замок щелкнул у нее за спиной.
Зои застыла на месте, дрожа от холодного ветра. Господи, в жизни она не слышала более удручающего звука!
— Эй, рыжая, что такая хмурая?
Зои подняла глаза от медицинской карты, которую изучала уже минут пять, не в силах собраться с мыслями или хотя бы вспомнить, что именно ей здесь было нужно посмотреть. Тоска, мучившая ее несколько дней — точнее, два дня, с той самой минуты вечером в пятницу, когда она покинула дом Джонаса Тейта, — немного рассеялась при виде Купера Дугана. Небрежно облокотившись на перегородку у пульта дежурной, коллега улыбался Зои.
— Привет, Куп. — Она отложила карту в сторону. — Не то чтобы хмурая, просто немного не в себе. Понедельник. А ты что здесь делаешь так поздно? Неужто в третью попал?
— Ага, — кивнул тот. Зеленые глаза весело сверкнули из-под длинной пшеничной челки. — Время от времени я тоже наслаждаюсь ночной сменой. Может, перекусим вместе? У тебя скоро перерыв?
Зои со вздохом посмотрела на часы.
— Нет, извини, не раньше чем через час. Зои и Купер подружились еще в детстве. Зои предпочитала не вспоминать тот эпизод, когда она удрала из дому от своих тетушек и целый месяц болталась по улицам Филадельфии. Если бы не знакомство с Купером, она вообще похоронила бы эти ужасные воспоминания. Она сбежала от существования, казавшегося ей убогим. Жизнь на улице быстро заставила ее понять, что такое истинная убогость.
— Ну и ладно. Тогда позавтракаем? Зои покачала головой.
— Не получится. У меня свои планы на следующий день. Во всяком случае, я надеюсь, что они останутся в силе.
— Важное дело?
— Сижу с ребенком.
Он театрально закатил глаза.
— Боже мой, как ты выдерживаешь! Тебе что, в роддоме ревущих младенцев не хватает?
— Я люблю детей, — спокойно отозвалась она.
— Ага, поэтому своих у тебя нет.
Она инстинктивно вздернула подбородок.
— Тебе прекрасно известно почему. Он кивнул, скривившись.
— Мне известно только то, что ты мне сама заявила: «Этот мир — слишком ужасное место, чтобы я позволила еще одному ребенку страдать здесь», — передразнил он ее. — Фу! — Купер наклонился и дернул ее за косу. — Поосторожнее, Зои, а то еще сама поверишь в это.
— Я верю.
Он окинул ее скептическим взглядом.
— Значит, я ошибся и твой страх иметь детей никак не связан с тем, что случилось с Эдди?
Она медленно поднялась и встала перед ним — щеки ее пылали, глаза метали молнии. Но в отличие от большинства мужчин Купер ее нисколько не боялся. В конце концов, именно он спас ее в самый черный период ее жизни. Он был единственным человеком, видевшим ее отчаяние, слабость, и Зои не удалось бы напугать его никакими устрашающими позами, взглядами или словами. Возможно, за это она его и любила.
— Ты сам не понимаешь, что говоришь, Купер. Страх тут ни при чем. Как и то, что случилось с… Эдди. — О Боже, подумала она, с трудом выдавив последнее слово. Сколько же прошло времени с тех пор, как она произносила это имя?
Голос Купера потеплел:
— Зои, ты, кажется, забыла, кто перед тобой. Уж я-то прекрасно знаю, почему ты замкнулась в себе. После того, что произошло с тобой, это вполне понятно. Но…
— То, что со мной произошло, — перебила она, — осталось в прошлом. И никак не связано со мной нынешней.
— Как скажешь, детка. Как скажешь, — кивнул Купер, всем видом давая понять, что остался при своем мнении.
— Послушай, а тебя на рабочем месте не ждут? У меня тут дел по горло.
— Намек понял, — послушно отсалютовал Купер.
Он развернулся было к выходу, но Зои вспомнила, о чем хотела его спросить.
— Эй, Куп!
— Да? — быстро обернулся тот.
— Ты ведь часто бываешь в нашем крыле, верно?
Он небрежно дернул плечом.
— Случается, когда выдается свободная минутка. В этом крыле самые хорошенькие медсестрички.
Зои комплимент проигнорировала.
— И с ребятами, конечно, треплешься в туалетах?
— Ну, я бы так грубо это не называл… — забубнил, защищаясь, Купер.
— Ладно-ладно. Скажем, ведешь светские беседы. А что там… — Она замялась, соображая, как выудить нужные ей сведения. — А там… вообще… что-нибудь говорят… обо мне?
Купер выгнул бровь — то ли от удивления, то ли просто чтобы потянуть время.
— О тебе? — эхом протянул он.
— Обо мне, — сухо повторила Зои.
— Н-ну, так сразу и не ответишь… Всякие, знаешь, разговоры бывают среди мужчин — о хоккее, винах, стюардессах, оружии…
— Ну а… обо мне?
Он впился в нее подозрительным взглядом.
— А зачем тебе?
— Мне стало известно из достоверного источника, что сильная половина «Ситон Дженерал» видит во мне… мм… смертельную угрозу мужским ценностям.
— Ах, это! — Купер махнул рукой. Она негодующе фыркнула.
— Что значит «Ах, это»? Вы действительно обо мне такого мнения?
— Да не волнуйся ты так, Зои. Воспринимай это как комплимент. Джеффа Пирсона вообще никто не любит.
— Но…
— Мы, мужчины, все тебя очень уважаем, детка. Ты, можно сказать, одна из нас.
Одна из них? О Боже, только этого не хватало! Что за радость быть одной из них?
— Э-эй, нашла о чем переживать. Нет ничего зазорного в репутации крепкого орешка. — И с этим обнадеживающим замечанием Купер удалился.
Крепкий орешек, повторяла про себя Зои, глядя ему вслед. Значит, вот как называют ее коллеги-мужчины? И Джонас думает о ней так же? А разве могло быть по-другому? Она и есть крепкий орешек. Все эти годы Зои старалась убедить окружающих, что с ней лучше не связываться. Так что ж теперь удивляться, если мужчины обходят ее стороной. Ведь она именно этого и добивалась.
Добивалась. Раньше. До прошлой пятницы. До тех пор, пока волею случая не оказалась на пороге дома Джонаса Тейта и не увидела его испуганным, неуверенным и ранимым. До тех пор, пока не осознала, что не все мужчины такие людоеды, какими она их себе представляла. По крайней мере один из них, кажется, совсем не людоед.
Зои снова взглянула на часы. Скоро два часа ночи. Интересно, что делает Джонас? А Джулиана — спит или опять изводит его плачем?
Неизвестно откуда взялась мысль, что ее место там, с ними, в этом большом доме. И что она ответственна за них обоих.
Ну, до тех пор, пока у них все не наладится, поправила она себя. Самое меньшее, что она может сделать, — это помочь Джулиане обрести покой и счастье с Джонасом. Малышка не должна почувствовать себя лишней, как когда-то она, Зои, чувствовала себя в доме своих тетушек.
Два часа ночи, беззвучно повторила она и потянулась за отложенной медицинской картой. Потом представила, как Джонас, в шелковых пижамных штанах, качает Джули на одной руке, а другой пытается согреть бутылочку. Им не обойтись без ее помощи. И если Джонас той ночью заставил ее уйти, это не значит, что она не может вернуться сегодня утром.
Она справится и с Джонасом Тейтом, и с теми сумбурными чувствами, что он в ней вызывает, в душе поклялась Зои. Она же, в конце концов, крепкий орешек!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не было бы счастья... - Беверли Элизабет

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Не было бы счастья... - Беверли Элизабет



книга вполне жизненная, но в то же время светлая и романтичная
Не было бы счастья... - Беверли Элизабетелена
15.01.2012, 2.24





"Интересный роман.Читала без перерыва."
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетНИКА
17.03.2012, 22.04





Эх хороший роман но в эпилоге я бы хотела увидеть не рождение близнецов а то как отец ругает взрослую дочку и говорит ей как они с мамой переживали Этокое 15 лет спустя а не 3 года
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетМария
8.09.2012, 14.43





Роман классный, но героиня немного перегибала палку в своих суждениях о любви к Джонасу в средине романа. На его месте, я наверное плюнула и прибегла или к силе, или к какому- нибудь ультиматуму
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетЛена
25.02.2013, 0.36





Подбешивала зацикленность Ггероини на прошлом! А так жизненно, душевно!
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетКристина
2.09.2013, 10.12





Замечательный роман и хорошо написан.
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетЛюдмила
12.04.2014, 21.40





Не впечатлил. Многие семьи проходят такие несчастья, но стараются побыстрее снова родить ребенка, а не зацикливаться на этом. И еще - сами врачи, а с простудой пришла к маленькому ребенку, тоже бред.Ничего замечательного нет.
Не было бы счастья... - Беверли ЭлизабетЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
9.10.2014, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100