Читать онлайн Как заарканить миллионера, автора - Беверли Элизабет, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Элизабет

Как заарканить миллионера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Едва распахнув свой шкафчик в «Дрейке», Дорси почувствовала: что-то не так.
И дело не в том, что сегодня она для разнообразия явилась на работу вовремя. Нет, в воздухе витало смутное, но угрожающее предчувствие беды.
Тряхнув головой, чтобы прогнать тревогу, Дорси переоделась и вышла в зал. Все здесь было как обычно: завсегдатаи сидели на своих местах. В конце стойки Дорси увидела Адама; при ее появлении он, как обычно, поднял голову и улыбнулся ей легкой загадочной улыбкой, которую она успела узнать и полюбить. Как обычно, Эди болтала с мистером До-Краев. Вот только выглядела подруга Дорси непривычно хмурой и озабоченной.
— Привет! — поздоровалась Дорси, проскальзывая под стойку. — Что-то ты сегодня не в духе. Неприятности?
Вяло пожав плечами, Эди потянулась к завязкам форменного передника.
— Просто плохо себя чувствую.
Странно, подумала Дорси. За все время их знакомства ей не случалось видеть Эди усталой или больной. Даже простуды обходили ее стороной — должно быть, улыбка Эди отпугивала самых злобных микробов.
Но сейчас Эди не улыбалась. Нежные губы ее сжались в тонкую линию, под глазами темнели синие круги, словно она провела несколько ночей без сна. Белоснежная кожа побледнела сильнее обычного. Плечи сгорбились, словно на Эди давил невидимый груз. И, что хуже всего, погас свет в глазах
Дорси вопросительно повернулась к мистеру До-Краев, но тот только покачал головой и развел руками, давая понять, что сам хотел бы знать, в чем дело.
— Ты заболела? — осторожно спросила Дорси.
Эди мотнула головой:
— Ничего особенного. — И почему-то тяжело вздохнула:
— Просто… визит трех сестричек. Это у меня бывает перед месячными. Через несколько дней все пройдет.
— Прости, что за три сестрички? — поинтересовалась Дорси, хоть и видела, что Эди сейчас не расположена к болтовне.
На губах Эди показалась слабая улыбка.
— А ты их не знаешь? Плакса, Хныкса и Крикса. Навещают бедных женщин каждый месяц. Тебя они никогда не мучили?
— А как же! — откликнулась Дорси, радуясь, что к Эди вернулась хоть малая толика бодрости. — Бывает, что и чаще. Но я никогда прежде не видела, чтобы эти надоеды так доставали тебя.
Эди пожала плечами, возясь с завязками передника.
— Просто… — пробормотала она. — Просто на прошлой неделе мне пришлось сказать одному человеку, чтобы он ушел и оставил меня в покое.
Дорси понимающе кивнула:
— А он не ушел?
— Нет, ушел, — ответила Эди, раздраженно дергая завязки. — И уже неделю не появляется.
— И из-за этого ты такая грустная? — Дорси не могла скрыть удивления. — Знаешь не думала, что тебе нравятся самоуверенные нахалы!
— Самоуверенные нахалы мне совершенно не нравятся, — заверила ее Эди. — Я думала, будет хорошо, если он уйдет, но ошиблась. Стало гораздо, гораздо хуже. Я не понимаю, почему мне теперь так плохо, и не понимаю, почему он пропал, и… и вообще ничего не понимаю!
При этих словах Эди так дернула за непослушную завязку, что та осталась у нее в руке. Скорчив раздраженную гримасу, Эди сорвала с себя передник, сердито скомкала его обеими руками и швырнула в мусорное ведро.
— Черт! — пробормотала она, сообразив, что потеряла самообладание.
Брови Дорси взлетели едва ли не к потолку. Никогда еще она не слышала, чтобы Эди Малхолланд чертыхалась!
— Знаешь что, — заговорила она, — отправляйся домой и поспи.
— Поспать? — словно эхо, откликнулась Эди. — Интересная мысль. Поспать… Если засну.
Побросав свои вещички в рюкзак и даже не попрощавшись, она нырнула под стойку и устало двинулась к дверям.
— Этой девушке нужен человек, который сможет о ней позаботиться, — изрек мистер До-Краев, едва Эди скрылась из виду.
Но на сей раз в его словах звучало искреннее беспокойство. И Дорси, как ни удивительно, с ним от души согласилась.
Но стоило ей повернуться к Адаму, как все мысли о подруге вылетели у нее из головы. Ибо Адам не сводил с нее глаз, пожирая откровенным взглядом, словно и знать не желал, что любой сторонний наблюдатель может прочесть на его лице желание, нежность, привязанность и, может быть, даже…
Одним словом, на лице у него было написано все.
— Привет! — поздоровался он. Должно быть, на лице ее отразилось беспокойство, потому что он поинтересовался:
— Трудный день?
— Да нет, как обычно, — ответила она.
Если не считать дискуссии на первой паре. На которой все былые поклонницы мисс Грабл-Монро во главе с Тиффани Дженнингс дружно объявили, что «Как заарканить миллионера» — пошлая книжонка, рассчитанная на идиоток, что ее популярность ясно доказывает, как низко упал интеллектуальный уровень публики, наконец, что Лорен Грабл-Монро развращает молодежь.
И вообще, не пора ли ввести цензуру?
Дорси не знала, что и думать. С одной стороны, надо радоваться, что ее студентки не поддаются влиянию рекламной шумихи (и двух месяцев не прошло, как они разобрались, что к чему!). С другой стороны, печально видеть, что они поддались влиянию нескольких озлобленных крикунов. Увы, их пламенные речи всерьез задевали Дорси, хотя онa не могла не признать, что девушки во многом повторяют ее собственные слова.
От всех этих противоречий кругом пошла голова. Чертовски неприятно!
Как видно, судьба (и не она одна) повернулась к Лорен Грабл-Монро спиной. Весь день Дорси пыталась дозвониться Аните в Нью-Йорк, но редактора не было на месте. Ничего, она поймает Аниту завтра. Они обсудят ситуацию и придумают, как достойно спровадить Лорен куда подальше. Пусть уедет в кругосветное путешествие, уйдет в монастырь… или заползет обратно под камень, из-под которого выползла.
Ничего иного не остается. Лорен Грабл-Монро свою роль сыграла, и нетерпеливая публика жаждет возвести на пьедестал нового героя. И Лорен — Дорси могла за нее поручиться — будет только счастлива очистить ему место. Чем скорее, тем лучше.
— Так что же, хорошо прошел день? — вернул ее к реальности Адам.
— Да, пожалуй, — ответила она. — Неплохо.
— У меня тоже, — улыбнулся он и, понизив голос, добавил:
— Потому что я весь день думал о тебе.
От этих слов сердце ее вмиг утонуло в чем-то теплом, мягком и пушистом. Какой же он… милый!
Милый? Странно, никогда Дорси не думала так об Адаме Дариене. В первые недели их знакомства он представлялся ей какой-то несокрушимой всепобеждающей силой, прекрасной, но жестокой и безжалостной. Теперь же в нем появилась мягкость, человеческое тепло, которого раньше не было, — и сердце Дорси сладко сжималось при мысли, что этим преображением он обязан ей.
— Какое совпадение! — прошептала она, наклоняясь к нему. — Я тоже весь день думала о тебе.
Лицо ее осветилось улыбкой, как она догадывалась, очень похожей на улыбку Адама: были в ней и желание, и нежность, и привязанность, и, может быть, даже… ну, одним словом, на лице ее было написано все. И, что самое удивительное, на сторонних зрителей Дорси было плевать.
— Я все думал о тех днях, что мы провели вместе, — признался Адам, заговорщически улыбаясь.
— Я тоже.
— Может быть, нам провести вместе и эти выходные?
— Думаешь? Он кивнул:
— Давай встретимся после твоей смены и…
— Дорси!
За спиной у нее выросла Линди Обри. Боже!
Что, если она слышала…
— В мой кабинет. Немедленно. И вы тоже, Адам, — обернулась она к посетителю. — Думаю, вам тоже будет интересно послушать.
«Точно, все слышала!» — в ужасе подумала Дорси.
Адам бросил на Линди удивленный и весьма недовольный взгляд.
— Подождите минутку, Линди. Вам нет нужды…
— Нужда есть, — отрезала она. — Ваше присутствие при разговоре не необходимо, но, думаю, вам стоит услышать то, что я собираюсь сказать.
Она развернулась на каблуках и зашагала к себе, не оборачиваясь, совершенно уверенная, что Адам и Дорси покорно последуют за ней. И, как всегда, не ошиблась.
— Уже боюсь, — пробормотала Дорси. — Должно быть, она все слышала, и теперь меня уволят.
— Не понимаю, как она могла услышать, — возразил Адам. — Ее же здесь не было! Она выпрыгнула словно из ниоткуда. Должно быть, шныряла вокруг и что-то разнюхивала…
— Значит, подслушивала, — заключила Дорси.
— Мак, — мягко заговорил Адам, — если она… Словом, мне жаль, что так вышло. Это моя вина, и, разумеется, я помогу тебе всем, чем смогу.
Он накрыл ее руку своею. Дорси хотела отдернуть руку, но вспомнила, что это уже незачем. Их накрыли. Сейчас Линди попросит ее собрать вещи — и все будет кончено.
Что ж, оно и к лучшему. Не только потому, что материалы для диссертации собраны — нет, потому, что Дорси устала притворяться. Устала от лжи и обмана. Устала быть барменшей Мак и скандальной писательницей Лорен Грабл-Монро. Сегодня вечером, покинув «Дрейк», она расскажет Адаму правду. Всю правду. И о книге, и о диссертации.
Она попытается ему объяснить, почему до сих пор держала его в неведении. Как-нибудь заставит его понять свой страх перед разоблачением и позором. Как-нибудь загладит свою вину. И он, она надеялась на это, простит ее.
Потому что иначе она не выживет.
— Если хочешь подождать здесь, — сказала она Адаму, — я пойму. С Линди не так-то приятно иметь дело. А за то, что произошло, отвечаю я
— Черта с два! — возразил он. — Отвечаем мы оба. Я не брошу тебя, Мак. Что бы ни случилось!
Дорси улыбнулась, благодарная за его поддержку. Она не обманывала себя: если она решится рассказать правду, им с Адамом предстоят трудные времена. Но Дорси не сомневалась: он поймет. Что же до диссертации — она ничего не теряет. Материал собран, осталось лишь его Оформить. А защитившись, она получит место преподавателя — и жизнь ее вернется в обычную колею.
Все получится, говорила она себе по дороге — бесконечно длинной дороге — в кабинет Линди. Все получится. И сама в это верила. Впервые за много дней ей было хорошо и спокойно…
До той секунды, когда оба они вошли в кабинет Линди и Адам прикрыл дверь. Ибо, едва бросив взгляд на стол начальницы, Дорси сообразила, что насторожило ее в раздевалке. В шкафчике не было ее блокнотов с записями! Разумеется, не было: ей не требовалось бежать в раздевалку и проверять. Пухлая стопка блокнотов лежала у Линди на столе.
— Я хочу, чтобы ты собрала вещи и немедленно покинула мой клуб.
Линди не стала ходить вокруг да около. Сегодня на ней было угольно-черный костюм, а на лице — ни следа обычного бесстрастия. О нет, сегодня Линди Обри не скрывала своих чувств! Она пылала гневом. Содрогалась от ярости. Кипела бешенством. Горела жаждой мести.
И нетрудно было догадаться, кто станет ее жертвой.
— Как видишь, я начала собирать твои вещи сама, — продолжила она, кивнув на стопку записей. Казалось, Линди из последних сил сдерживалась, чтобы не обрушиться на Дорси с грубой бранью.
— Вижу, — тихо ответила Дорси.
— Однако, — продолжала хозяйка, ткнув пальцем в полудюжину блокнотов, — не жди, что получишь это назад!


— То есть как? — воскликнула Дорси, явно проигрывая начальнице в самообладании. — Они мои. Вы не можете их отнять!
— Теперь уже не твои, — заверила ее Линди. — Теперь это важная улика.
Дорси ошарашенно уставилась на нее. Тревога ее мало-помалу уступала место страху.
— Улика? Но я не совершила никакого преступления!
В ответ Линди принялась загибать пальцы:
— Ты проникла в мой клуб, не открывая своих истинных намерений. Ты лгала мне. Ты вела записи порочащего характера. Ты пыталась скомпрометировать мой клуб и его членов.
— Все это не преступления! — возразила Дорси, с ужасом чувствуя, что отрицать свою вину бесполезно.
— Пусть решает полиция. Я туда уже позвонила.
О боже!
— Хорошо, — собрав остатки мужества, заговорила Дорси, — признаю, я кое-что скрыла от вас при поступлении на работу, хотя никогда вам не лгала. Признаю, я вела записи. Но компрометировать «Дрейк» или его членов я вовсе не собираюсь! Эти записи для моей диссертации. Из печатного текста я, разумеется, выброшу все имена и названия, в том числе и название «Дрейк». Я гарантирую полную анонимность. Поверьте, Линди, у меня и в мыслях нет вам вредить!
Линди показала зубы в крокодильем оскале.
— Трогательно, но неубедительно, милая. Скажи лучше, что решила продолжить писательскую карьеру!
Вот когда Дорси испытала настоящий ужас! Ужас, от которого холодеет в животе, звенит в ушах, а в горле встает тугой ком, мешающий дышать…
— Н-не понимаю, о чем вы говорите, — пролепетала она.
— Да неужели? — усмехнулась Линди.
Забыв обо всем — и о том, что сопротивляться бесполезно, и о собственном решении покончить с обманом, Дорси молча замотала головой. Говорить она не могла — да это и к лучшему, ибо все ее слова прозвучали бы либо очередной ложью, либо мольбой о пощаде.
— Линди, объясните, что за чертовщина здесь творится?
О господи! Дорси совершенно забыла, что за спиной у нее стоит Адам! И все слышит.
Ужас ее превратился в нечто неописуемое. В черную дыру отчаяния. Теперь — она знала точно — ничего у нее не выйдет. Она не сможет очистить душу признанием. В задушевном разговоре наедине она могла бы все объяснить, но после того, как подаст ее историю Линди, никто и ничто не убедит Адама, что у нее не было дурных намерений.
Она порывисто обернулась к нему:
— Адам, нам надо поговорить!
— Поздно, — раздался из-за спины голос Линди.
— Это не то, что она думает!
— Поздно, Дорси.
— Дай мне объяснить!
— Нет, позвольте мне все объяснить.
— Объясните мне хоть что-нибудь, — прорычал Адам; взгляд его метался от одной женщины к другой, — потому что я ни черта не понимаю!
— Адам… — начала Дорси.
Но Линди заглушила ее голос своим:
— Адам, вы знаете, что спите с врагом?
Подлый прием, но эффективный. Адам мгновенно уперся взглядом в Линди.
— О чем вы говорите? — требовательно спросил он.
На губах Линди выдавилась острая, как бритва, злорадная усмешечка.
— Видите ли, Адам, нас почтила своим присутствием знаменитость. Дорси Макгиннес — не кто иная, как Лорен Грабл-Монро!
Адам ошарашенно перевел глаза на Дорси, затем снова на Линди.
— Линди, вы с ума сошли!
Линди медленно, почти с сожалением покачала головой:
— Были в моей жизни времена, когда я совершала ошибки, но те времена давно позади.
— Линди! — простонала Дорси.
Не обращая на нее внимания, хозяйка клуба продолжала:
— Эти блокнотики мне давно уже казались подозрительными. И однажды вечером, после того, как все служащие ушли, я открыла шкаф и их просмотрела.
— Вы читали мои личные бумаги? — воскликнула Дорси. — Обыскивали мои вещи? И еще смеете меня обвинять в непорядочности!
— Я защищаюсь, Дорси. Ты не знаешь, а если бы и знала, все равно бы не поняла, на что мне пришлось пойти и чем пожертвовать, чтобы начать свое дело. Я должна быть уверена, что никто не отнимет у меня клуб. «Дрейк» — дело моей жизни, а ради жизни я готова на все. Так было и так будет. И если для защиты клуба мне придется обшарить чужой шкафчик — поверь, я не лишусь сна. Мне случалось делать вещи и похуже.
— Но…
— Так вот, прочтя твои записи и обнаружив, что ты ведешь досье на клиентов и служащих «Дрейка», в том числе и на меня, я обратилась к частному детективу, чтобы выяснить, кто ты и что тебе нужно. Он раскопал всю твою подноготную.
Дорси задыхалась от ужаса и ярости. Значит, Линди следила за ней? Выведывала ее тайны? А она ничего не знала? Господи, какая мерзость!
— Представь же себе мое удивление, — продолжала Линди, — когда в один прекрасный день сыщик сообщил мне, что Дорси Макгиннес и Лорен Грабл-Монро — одно и то же лицо! — Она повернулась к Адаму. — Поначалу я тоже сказала, что он с ума сошел. Но он предъявил неоспоримые доказательства.
— Какие же?
Этот вопрос задала не Дорси — Адам. Лицо его превратилось в бесстрастную маску: Дорси не могла угадать, о чем он думает, но понимала, что лучше готовиться к худшему.
— Фотографии, — ответила Линди. — Видеозаписи. Аудиопленки. И копии издательских документов.
К горлу Дорси подступила тошнота. Кто-то в издательстве ее предал… Ее фотографировали, снимали на пленку, записывали ее голос — все без ее ведома… Кто знает, к кому теперь попадут ее записи, кто будет грязно хихикать над ее секретами?
Теперь она понимала, почему так разъярилась Линди. Она вообразила, что Дорси намерена написать о «Дрейке» книгу — скандальное сочинение в духе «Как заарканить миллионера», где все герои будут названы своими именами или укрыты под прозрачными псевдонимами. Что Дорси собирается выставить ее клуб на позор перед всей Америкой. В, таком злодейском замысле Дорси, конечно, была неповинна, но сейчас это ее совершенно не утешало.
— Послушайте, Линди, — заговорил Адам, — это невозможно! Это какая-то ошибка. Мак просто не может быть Лорен Грабл-Монро!
— Да неужто? — отрезала Линди. — А мой детектив так не думает.
— Вот как? — усмехнулся Адам. — Я сам нанимал детектива, чтобы установить личность Лорен Грабл-Монро — мне это было необходимо для статьи в журнале. Но мой человек так ничего и не выяснил. Как же вашему удалось столько раскопать?
— А вы нанимали легального детектива?
— Конечно.
— В этом-то и была ваша ошибка. — Она повернулась к Дорси. — Ты уволена. Но это еще не все: я привлеку тебя к суду. Выдвину все обвинения, какие только возможны. Сделаю так, что тебе небо с овчинку покажется! А теперь убирайся — и жди звонка от моих адвокатов.
— Линди, я не совершила никакого преступления! — дрожащим голосом повторила Дорси. — Меня не за что судить!
Вместо ответа Линди вытащила из ящика стола пухлую белую папку и бросила на стол. У Дорси упало сердце, когда Адам без колебаний и с явным интересом шагнул к папке. Сделав несколько шажков вперед, она заглянула ему через плечо.
Кровь заледенела у нее в жилах. Здесь было все: издательский договор Лорен Грабл-Монро, расписание рекламных акций, соглашение, по которому все авторские доходы получала Карлотта Макгиннес. Фотографии Лорен, входящей в дверь, и Дорси, выходящей из той же самой двери.
И, что хуже всего, фотографии Дорси с Адамом. Вот они, держась за руки, идут по улице, вот танцуют, прижавшись друг к другу, вот самозабвенно целуются на крылечке ее дома. Все существо Дорси содрогалось при одной мысли об этом грубом вторжении в ее личную жизнь. Адам, должно быть, чувствует себя не лучше. Да нет, куда хуже — ведь он ни в чем не виноват! Он влип в эту грязную историю только потому, что связался с ней!
— У меня есть и видеозаписи, — пояснила Линди. — Просто удивительно, сколько раз случалось, что Лорен Грабл-Монро входила в дверь, а несколько минут спустя из той же двери появлялась Дорси Макгиннес. Интересно узнать, что она прятала у себя в рюкзаке?
— Я все объясню… — пробормотала Дорси.
— Не трудись, — оборвала ее Линди. — И так все ясно. Ты собирала материал для следующей книги. Для продолжения «Миллионера». Об этом любой идиот догадается. Как будет называться твоя следующая книжка, Дорси? «В постели с врагом»?
Она повернулась к Адаму.
— Надеюсь, вы не сообщали ей ничего такого, что не хотели бы делать достоянием гласности. Представляю, как обрадуется публика сочным интимным подробностям из жизни богатого холостяка! — Зло прищурившись, она нанесла последний удар:
— Надеюсь, в постели вы нашу Лорен не разочаровали? Не хотелось бы прочесть в ее следующей книге, что как мужчина вы ниже всякой критики!
Эта ядовитая стрела попала в цель: вздернув голову, Адам резко повернулся к Дорси. Лицо его по-прежнему было непроницаемо, но в глазах стояло что-то такое, от чего у нее разрывалось сердце. Она не знала, о чем он сейчас думает, что чувствует — ясно только, что ничего хорошего. Пожалуй, ей пришлось хуже, чем ему.
— Адам, Линди ошибается, — непослушным языком проговорила она. — Ошибается во всем.
Что толку говорить? И так ясно, что она его потеряла. Но Дорси продолжала, ведомая какой-то безумной надеждой:
— Я не собиралась никого компрометировать — ни «Дрейк», ни Линди, ни тебя. Никогда, ни за что я не выставила бы напоказ наши отношения. Клянусь, Адам, я никогда не причинила бы тебе боли!
Он молчал, не сводя с нее взгляда, холодного, тяжелого и неумолимого, как гранитная скала.
— Пожалуйста, Адам! — взмолилась она. — Дай мне все объяснить!
— Что ж тут объяснять, Мак? — каким-то пустым, бесцветным голосом отозвался он. — Сыщик Линди поработал на совесть.
Лучше бы он ее ударил! Дорси зажмурилась, чувствуя, как стискивает сердце ледяная рука отчаяния. Краски мира поблекли, голоса, заглушаемые биением сердца, звучали глухо и искаженно.
Она потеряла Адама. Все кончено. Что ни говори, что ни делай — того, что было между ними, не вернуть. Адам уверен, что она его предала. Даже если Дорси каким-то чудом сумеет все ему объяснить — утраченного доверия не вернешь.
Но этого мало: он не успокоится, пока не отомстит. Адам Дариен — не из тех людей, что прощают предательство.
— Думаю, Дорси, тебе пора идти, — бесстрастно, как автомат, произнесла Линди.
Каким-то чудом Дорси нашла в себе силы выпрямиться и поднять голову.
— Отдайте мне записи.
Линди расхохоталась.
— Будут еще какие-нибудь пожелания?
Но Дорси была готова к такому ответу. Метнувшись вперед, она схватила со стола блокноты и зашагала к выходу, храбро обещая себе, что не побежит, ни за что не побежит… если только Линди не выхватит свой знаменитый револьвер.
Но Линди не видела нужды в стрельбе.
— Иди-иди, — почти промурлыкала она. — У меня есть копии. Жди звонка от моих адвокатов.
Вылетев за дверь кабинета, Дорси прижала блокноты к груди и бегом устремилась в раздевалку. «Я не заплачу, — твердила она себе. — Не заплачу». Сорвав с себя передник, швырнула его на пол — а то, пожалуй, Линди в дополнение ко всему прочему обвинит ее в воровстве! Достала из шкафчика свой рюкзак. Сняла с пальца кольцо и положила на опустевшую полку. К чему хранить бессмысленный кусок металла, с которым не связано никаких дорогих воспоминаний?
А в будущем обручальное кольцо ей не понадобится.
Адам чувствовал себя так, словно его только что переехал автомобиль. Скорее всего, грузовик. С прицепом. На скорости сто миль в час. Без тормозов. И с подбитыми железом шинами.
Спрашивая себя, что же именно испытывает, он с удивлением понял: ничего. Или, может, его раздирают такие противоречивые чувства, что перегруженный мозг не справляется с избытком информации? Казалось, все человеческое в нем отключилось; от прежнего Адама Дариена осталась одна тень. Даже к Линди он не ощущал ни злобы, ни ярости, ни досады — ничего. Полная пустота Что, если так будет продолжаться вечно?
Линди молчала, сверля Адама выжидающим взглядом. Он прокашлялся, готовясь заговорить, но не сказал ни слова. Что сказать, если он не знает, что и думать? О чем думать, если он не может взять в толк, что чувствует?
— Вы хотите, — заговорил он наконец, — чтобы я с помощью своих связей в журналистике разоблачил Лорен Грабл-Монро? Для этого вы пригласили меня сюда?
— Да, была такая мыслишка, — невозмутимо ответила Линди. — Вы ведь не из тех, кто позволяет втаптывать себя в грязь. Вы умеете защищаться и мстить. В этом мы с вами похожи.
На секунду Адам задумался. Пожалуй, она права. По крайней мере, до сих пор он никому не прощал обмана и предательства. Но как знать, в самом ли деле Мак готовила предательство? Почему его обманывала? Кому верить — Линди или Мак? Конечно, все улики подтверждают правоту Линди. Каждое свое слово она подкрепила вещественными доказательствами, а Мак только что-то жалко бормотала в свое оправдание. Даже не отрицала того, в чем ее обвинили! Не отрицала, что она — Лорен Грабл-Монро.
И неудивительно. Теперь Адам сам не понимал, как мог быть таким слепцом.
Разрозненные кусочки головоломки сложились вместе. Разве он не заметил тогда, в Северо-Западном университете, что Лорен подкована в психологии и социологии? Разве ее речи не напомнили ему об их с Мак жарких спорах? Разве Лорен Грабл-Монро не казалась ему странно знакомой? Разве не испытывал он к ней необъяснимого влечения?
Если она и Мак — одно лицо, это все объясняет. А, судя по фотографиям Линди, так оно и есть.
— Мне хотелось бы тщательно изучить ваши документы, — проговорил он наконец, желая отложить решение.
— Разумеется, — ответила она.
— Еще я хочу получить копии блокнотов.
— Конечно. Кстати, о вас там тоже идет речь.
Сегодня, еще до рассвета, решил Адам, он изучит все документы, тщательно просмотрит фотографии. Прочтет от первого до последнего слова все записи Мак. И сам вынесет решение. Странно, но, несмотря ни на что, его обуревало безумное желание защитить ее. Почему? Ведь, как бы там ни было, неоспоримо одно — она его обманывала!
— Знаете, Линди, — вдруг услышал он свой собственный голос, — можно было обойтись с ней и помягче.
Линди вздернула подбородок.
— Разумеется. Но так куда интереснее, верно?
Пару месяцев назад Адам от души бы с ней согласился. Пару месяцев назад он сам присоединился бы к ядовитым обвинениям Линди. Пару месяцев назад не стал бы раздумывать, стоит ли разоблачать Мак Нет, он немедленно сел бы на телефон, чтобы сообщить всем друзьям и коллегам, что Лорен Грабл-Монро — на самом деле Дорси Макгиннес, преподавательница социологии из старого доброго консервативного колледжа «Северн». Он растоптал бы ее, уничтожил, опозорил навеки, а потом выбросил из головы. Да, пару месяцев назад он был настоящим сукиным сыном, безжалостным и бессердечным.
А теперь…
Теперь он знает, что такое сострадание. Что такое нежность. Желание защитить. Что такое…
Любовь?
Скажем так: привязанность.
Пару месяцев назад Адам не сомневался, что сердце его покоится где-нибудь в хрустальном ларце за семью морями. И нимало не стремился его найти, ибо полагал, что бессердечным сукиным сынам куда легче живется на свете. Но Мак отправила его на поиски утраченного.
Поиски еще не окончены. Он блуждает по неведомым землям, где не обойдешься без проводника. И вот в тот самый момент, когда впереди блеснула вожделенная цель, проводница его сошла с дороги и растворилась под сводами зловещего хмурого леса. Вернется ли?
Навряд ли.
Что ж, ему остается одно. Провести собственное расследование. Попытаться понять, что движет его загадочной подругой, спутницей, каковы ее желания и цели. Самому решить, можно ли ей доверять. А потом…
А потом перейти горы, переплыть реки, прорубиться сквозь непроходимые джунгли — но найти ее.
— Не возражаете, если я возьму эти бумаги с собой в салон? — поинтересовался он, указав на пухлую папку. — И чашечку кофе. Думаю, спать мне сегодня не придется.
— Разумеется, — царственно кивнула Линди. — Но имейте в виду, если вы не захотите разоблачить Дорси, этим займусь я.
Адам кивнул. Этого он и боялся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет

Разделы:
1234567891011121314151617Эпилог

Ваши комментарии
к роману Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет



Роман очень понравился!!!!!!
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетKarolina
2.11.2010, 16.42





мне тоже понравился!
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетэлина
4.05.2011, 18.57





Оригинальный сюжет, приятное разнообразие, легко читается. Но тааакая сладкая, очень...Хотелось бы углубить эмоциональную составляющую в некоторых эпизодах книги
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетДжулия
9.07.2011, 21.42





А мне лично не понравилось. Как-то простовато, не находите?Название какое-то громкое, не по содержанию, в общем, слабовата книга.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛина
9.02.2012, 16.44





Лина, ты и подобного не сможешь написать, так что может быть ты не будешь судить, таких прекрастных авторов?rnили попробуй напиши, хотя бы на 10% такой потресающий, рассказ, тогда можешь судить, а мы тебя посудим!
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетКатя
25.02.2012, 17.59





Катя,каждый имеет право высказать свое мнение и не быть при этом великим писателем.А книга ,действительно ,слабовата и простовата
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабеттигра
25.02.2012, 18.51





любовные романы в большинстве простоваты. но есть от которых скулы сводит а есть просто для хорошего времяпровождения. с этим можно провести вечер
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетарина
28.10.2012, 20.50





А мне понравилось. Интересно. Не примитивно. Ожидала худшего.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетКристина
4.09.2013, 10.34





Неплохая задумка, но плоские герои, банальный сюжет, скучновато: 5/10.
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетязвочка
4.09.2013, 13.39





Роман мне понавился, и с каждой последующей главой все больше и больше удостоверяюсь в одном высказывании: Есть тети как тети, есть дяди как дяди, есть люди как люди и бляди как бляди. Есть дяди как тети, есть тети как дяди, есть бляди как люди и люди как бляди.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛена
13.01.2014, 23.24





Отличный роман!!! 10
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЮлЯ
14.01.2014, 23.15





а мне тоже понравился роман. много юмора и в тоже время есть о чем задуматься
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛюдмила
11.04.2014, 21.13





Мне было скучно,характер Адама как человека-миллионера не был раскрыт,только то,что у него хорошая эрекция,позиция Дорси тоже непонятна,хотела прожить вроде жизнь серой мышкой,но влюбилась вопреки своим принципам в миллионера,почему?за что?из романа поняла,что из-за хорошего секса.В конце так вообще мыльная опера,все нашли друг друга.Клюнула на аннотацию и пожалела.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетОсоба
11.04.2014, 21.55





9
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабеттася
26.10.2014, 22.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100