Читать онлайн Как заарканить миллионера, автора - Беверли Элизабет, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Элизабет

Как заарканить миллионера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

В это воскресное утро Дорси проснулась совершенно счастливой. Она уже и не помнит, когда ей было так хорошо!
Нежный шелк простынь приятно холодил обнаженную кожу. Щека утопала в мягкой подушке. В ушах, в лад счастливому биению сердца, приглушенно звучали торжествующие аккорды фортепианного концерта Баха. Глубоко вздохнув, Дорси ощутила чудный горьковатый аромат кофе. Он прогнал остатки сна: Дорси распахнула глаза и увидела, что в спальню входит Адам, в одних сапфирово-синих пижамных штанах, а в руках у него — поднос, обещающий обильный и вкусный завтрак.
Прошлой ночью Дорси потратила немало энергии и, бросив взгляд на поднос, сразу почувствовала голод! Сонными глазами разглядывала она блюдо со свежими булочками, карафу с черным кофе, две простые белые чашки и абрикосового оттенка розу в узкой серебряной вазе. Вот это да! Каким романтиком оказался Адам Дариен!
Неяркий свет, сочащийся сквозь жалюзи, позволял разглядеть Адама как следует. Стоит ли удивляться, что при одном взгляде на него сердце Дорси растаяло, словно масло на солнце? Широкая нагая грудь покрыта кудрявыми темными волосками; треугольник волос спускается вниз и исчезает за поясом. Живот плоский, гладкий и твердый; на руках при каждом движении рельефно обозначаются мускулы. Волосы соблазнительно взъерошены, глаза светятся нежностью. Под мышкой зажат пухлый воскресный выпуск «Трибьюн» — деталь, удивившая и насторожившая Дорси. Захочет ли он вернуться в постель — на королевское ложе красного дерева, с высокой резной спинкой, изукрашенной затейливыми восточными узорами, и тяжелым пологом, в эти стены, окраска которых напоминала о кронах вековых деревьев, чуть шелестящих от ветерка в прохладный летний день?
Куда ни бросишь взгляд: на кровать ли, на огромный, того же красного дерева, шкаф, на стены, на толстый восточный ковер на полу — все вокруг буквально кричало о богатстве и роскоши. И в голове у Дорси возникла одна забавная мысль: «А ведь к этому легко привыкнуть!»
Может быть, не так уж это и глупо — заарканить миллионера? Двенадцать часов назад Дорси отринула бы эту мысль с негодованием, но теперь с ужасом обнаружила, что все ее жизненные убеждения пошатнулись за одну ночь. Может быть, не так уж это страшно, когда о тебе заботятся? Может быть, не так уж плохо зависеть от мужчины? Может быть, не так уж невыносимо быть связанной с кем-то на всю жизнь? Ведь если это значит — каждое утро просыпаться счастливой… и знать, что Адам рядом…
Да, пожалуй, Лорен Грабл-Монро не так уж и не права.
Дорси сонно улыбнулась, прогоняя настойчивые мысли. Не хочет сейчас она ни о чем думать.
— Доброе утро, — промурлыкала она, потягиваясь и незаметно прикрывая обнаженную грудь простыней.
Странно, с чего она вздумала скромничать? Ведь ночью Дорси совсем не стеснялась своей наготы. Стоит только вспомнить, что проделывали они вдвоем на этой самой кровати… Адам, как видно, не стеснялся и сейчас; пижамные штаны его сидели низко на бедрах, и, перехватив красноречивый взгляд Дорси, он ничуть не смутился — напротив, расплылся в улыбке, ясно показывающей, что…
Что с кровати она сегодня не встанет.
— И тебе доброе утро, — ответил он счастливым, чувственно-хрипловатым голосом, ставя поднос на стол. — Я уж думал, ты проспишь весь день.
Испуганно ахнув, Дорси огляделась в поисках часов.
— Еще нет и половины десятого, — рассмеявшись, успокоил ее Адам. — А что? Тебя ждет ревнивый жених?
Он постарался, чтобы вопрос прозвучал шутливо, но в голосе Дорси почудилась неуверенность, словно Адам в самом деле опасался какого-то неведомого соперника. Неужели ревнует? От этой мысли по сердцу ее разлилось приятное тепло. Что было по меньшей мере странно, ибо всю свою сознательную жизнь Дорси ненавидела ревность и ревнивцев. Мужчина, ревнующий женщину, доказывает этим, что подсознательно видит в ней вещь, свою собственность… Но, оказывается, иногда очень приятно бывает чувствовать себя чужой собственностью. И потом, разве сама она не ревновала Адама к бедняжке Дезире?
О боже! Еще немного — и все ее научные разработки полетят к чертям!
— У меня сегодня назначена встреча, — объяснила она, снова прогоняя неприятные мысли и заставляя себя расслабиться. — Но это после трех часов. — И, подхваченная каким-то безумным порывом, добавила:
— До трех я — твоя.
От его ответной улыбки Дорси охватил такой восторг, словно она выиграла главный приз в каком-то немыслимом состязании. Адам налил ей кофе и поставил на прикроватную тумбочку: она поблагодарила, но пить пока не стала, не желая расставаться с чудным полусонным настроением.
Адам тоже не спешил приниматься за кофе.
— Должен тебя предупредить, — заговорил он, — хоть я и не религиозен, но каждое воскресное утро неукоснительно исполняю один обряд.
— Какой же? — невинно поинтересовалась она.
— Валяюсь в постели до полудня и прочитываю от корки до корки «Трибьюн».
— Даже объявления? — улыбнулась она.
— Даже объявления.
— Ух ты! Впечатляет. Надеюсь, ты не против, что я здесь? Я тебя не отвлекаю?
— Еще как отвлекаешь! — улыбнулся он. — Но я не против.
И, отложив газету, одним плавным, тигриным движением вытянулся на постели, с ней рядом. Опершись на локоть, несколько секунд пристально всматривался в ее лицо — словно не знал, что сказать и что сделать дальше. И вдруг… улыбнулся. Медленной, ленивой, чувственной улыбкой, от которой внутри у нее жаркими искрами вспыхнуло пламя.
— Признаться ли мне, — заговорил он низким чувственным голосом, — как здорово было проснуться рядом с тобой?
От удивления Дорси даже рот приоткрыла. Он не стесняется говорить о своих чувствах! «Пожалуйста, не надо, — молчаливо взмолилась она. — Не своди меня с ума — я и так голову потеряла!»
— Рассказать ли, какая ты мягкая и нежная, как чудно пахнешь?
«Пожалуйста!»
— Рассказать, как сладко сжимать тебя в объятиях? Как давно я не испытывал такого желания?
«Не надо!»
— Каким чудом стала для меня эта ночь?
«Адам…»
Кажется, он догадался о ее смущении, ибо, вдруг посерьезнев, спросил совсем иным тоном:
— Или с подобными откровениями лучше подождать?
Сердце Дорси билось, как сумасшедшее, кровь птицей летела по жилам. «Не может быть, — думала она в смятении. — Не может быть, чтобы он серьезно… Это всего лишь увлечение, только и всего — на самом деле он, конечно, так не думает! На самом деле эта победа ничем не отличается от прочих его любовных побед.
Но если так, почему Адам не выглядит победителем? Почему больше похож на побежденного? Многим ли своим любовницам он приносил кофе и розы в постель?»
— Нет-нет, — тяжело сглотнув, с трудом произнесла она. — Все в порядке. Продолжай.
Он снова изогнул губы в самоуверенной, неотразимо сексуальной улыбке.
— Сказать ли, что я хотел бы просыпаться рядом с тобой снова и снова? Что желаю тебя, как никогда еще никого не желал? Или тебя отпугнут такие признания?
Если до сих пор кровь ее птицей летела по жилам — теперь она достигла скорости реактивного самолета. Непонятно, как еще Дорси не рухнула в обморок? Впрочем, голова уже кружится…
— Я не знаю, — растерянно пробормотала она.
Улыбка его потухла.
— Да, — мягко ответил он. — Боюсь, я тебя отпугну. Поэтому лучше помолчу. Пока.
Дорси ощутила странное разочарование, но тут же сказала себе, что жалеть не о чем. И незачем выслушивать пугающие признания. Ей и без того есть чего опасаться.
Несколько секунд Адам молчал, глядя на нее так, словно хотел навеки запечатлеть в памяти ее образ. Затем осторожно пропустил между пальцев прядь ее волос.
— Я рад, что ты осталась со мной, — просто сказал он.
Мгновение поколебавшись, она ответила:
— Я тоже рада.
Костяшками пальцев он нежно провел ее по щеке.
— Надо бы как-нибудь… повторить.
У Дорси перехватило дыхание:
— Ты д-думаешь?
Он кивнул, проведя пальцами по ее нижней губе:
— Угу. И как можно скорее.
Нежные прикосновения его, казалось бы, такие невинные, сводили ее с ума, не давали думать.
— Я… хорошо, — сдалась она без боя. Теперь он ласкал ее шею, нежно поглаживал плечи:
— Например, сегодня ночью?
— Сегодня ночью? — повторила она внезапно севшим голосом. Он снова кивнул.
— Днем мне надо быть в Эванстоне, но к шести часам я освобожусь. Могу за тобой заехать. Мы перекусим где-нибудь, может быть, послушаем джаз, а потом вернемся сюда. Что скажешь?
Что могла сказать Дорси, если при слове «Эванстон» ее обдало волной холодного ужаса? Прикосновения Адама по-прежнему зажигали в ней огонь, но где-то в глубине ее тела угнездилась ледяная игла — колола, давила, не давала дышать.
— Ты… ты едешь в Эванстон? — пролепетала она, с трудом шевеля вмиг онемевшими губами. — Зачем?
Он уронил руку на одеяло; Дорси вздрогнула от облегчения — и разочарования.
— Сегодня в Северо-Западном университете выступает Лорен Грабл-Монро, — объяснил он, поморщившись. — Хочу поймать ее после выступления и взять интервью. Глаза бы мои не видели эту бабу — но, к сожалению, публика хочет знать о ней как можно больше.
— Почему же ты просто не позвонишь ее рекламному агенту? — поинтересовалась Дорси так безразлично, как только могла.
Он ответил с готовностью, словно только этого вопроса и ждал:
— Можно сделать и так. Но эта женщина будит во мне примитивные охотничьи инстинкты, хочу выследить ее и захватить врасплох.
«Вот ты и прокололся, охотничек», — с горьким злорадством подумала Дорси.
Примитивные инстинкты… Несколько часов назад Адам тоже поддался «примитивным инстинктам», хоть и иного сорта…
А вот об этом вспоминать не стоило, ибо Дорси мгновенно обдала горячая волна воспоминаний. О, что он с ней делал! А она — с ним! Что они делали друг с другом! Хоть до ста лет проживи — этого не забудешь. Особенно если знаешь, что такой сказочной ночи не суждено повториться.
Ибо между нею и Адамом стоит другая женщина. Бесстыжая многоопытная стерва по имени Лорен Грабл-Монро.
«Что же будет?» — со страхом думала Дорси. Что же теперь делать? Она провела самую сказочную ночь в своей жизни с человеком, которого, кажется, готова полюбить (если — о господи! — уже не влюбилась); но Лорен Грабл-Монро не позволит им быть вместе. Надо все рассказать Адаму. Он имеет право знать правду. Разве может она его обманывать — после того, что произошло между ними?
Но какова будет его реакция? Дорси с горечью призналась себе, что, как ни странно это звучит, она совершенно не знает Адама. Что, если он разозлится? Не простит ей обмана? Или, узнав в ней автора ненавистной книги, возненавидит и ее саму? Что, если захочет ее наказать за обман? Разоблачит на страницах журнала, выдаст ее тайну, превратит ее жизнь в кошмар?
Скрепя сердце Дорси признала, что это вполне возможно. Трудно поверить, что Адам способен на жестокость, но люди не всегда таковы, какими кажутся. Как он ни прекрасен, ни нежен, ни добр — доверять ему нельзя. По крайней мере, пока.
— Адам, я…
Договорить она не успела — он потянул с нее простыню и по-хозяйски накрыл руками ее грудь. От этого Дорси бросило одновременно в жар и холод: влечение боролось в ней с сомнениями, желание — со страхом. Но желание сме-лб все сомнения, и она, обвив рукой его шею и запустив пальцы в его густые темные волосы, нетерпеливым возгласом притянула его к себе.
Какой он прекрасный… нежный… удивительный! Она обязательно поговорит с ним, непременно все объяснит — но позже… гораздо позже… А теперь…
— Я опять тебя хочу, — шепнул он в ухо.
И замер, пристально глядя ей в лицо и лениво поглаживая затвердевший от возбуждения сосок. Дорси поняла, чего он ждет: застонав, она подалась вперед и прильнула к его губам. Он открыл рот ей навстречу — и, нырнув языком в бархатистую глубину, Дорси узнала, каков на вкус Адам Дариен.
Время объяснений еще настанет, успела подумать Дорси, а это воскресное утро они посвятят любви.
Она молилась лишь об одном: чтобы никогда не настало время сожалений.
Ровно в половине четвертого Лорен Грабл-Монро заняла свое место на сцене актового зала Северо-Западного университета и начала свое выступление.
Адам пришел заблаговременно, пока все места не оказались заняты безумными фанатками, и сел в первый ряд. Не для того, чтобы лучше слышать — для того, чтобы лучше видеть.
О, тут было на что посмотреть! Микроскопическая алая юбка открывала взору длинные-длинные ноги в черных чулках. Расстегнутый жакетик давал возможность лицезреть черный топ с низким вырезом, обнажающим соблазнительные округлости грудей. Стоило закрыть глаза — и Адам, кажется, ощущал аромат роковой женщины, пряный, горьковатый, опасно-чувственный.
Теперь он понимал, что означает любимая присказка Лукаса: «Конфетка для глаз». Золотистые волосы, темные влекущие омуты глаз, алый рот, словно молящий о поцелуе… Да, увидев такую женщину, и умереть не страшно! Один взгляд на нее поднимает до небес дух… и не только…
Едва она появилась на сцене, Адам перестал жалеть о том, что не остался дома. Хотя, сказать по совести, уходил он с большой неохотой. Его воля — весь день не вылезал бы из кровати. Он ведь не солгал Мак, когда рассказывал, как здорово было проснуться с ней рядом. Хотя нет, солгал. Не просто здорово — необыкновенно, изумительно, волшебно!
Первое, что ощутил Адам, едва проснулся, что в ладони у него покоится теплая мягкая грудь, а к возбужденному мужскому орудию прижимаются не менее теплые и мягкие ягодицы. В первый миг он готов был овладеть Дорси прямо так, пока они лежат, слившись телами, словно две горошинки в стручке.
Но Адам не стал ее будить. Он не знал, сколько времени пролежал так, сжимая ее в объятиях, наслаждаясь зрелищем ее мирного, невинного сна. Как приятно ее обнимать! Так приятно, что не хочется отпускать… никогда. Эта мысль, дойдя до сознания, потрясла Адама. Да, он желал Мак, как никогда еще ни одну женщину; но желать — одно, а хотеть, чтобы женщина осталась с тобой навсегда, — совсем другое! Однако в глубине души он понимал, что действительно этого хочет. Чтобы Мак осталась с ним навсегда. Пока смерть не разлучит их. И разрази его гром, если он понимал, почему!
Да, она красивая, умная, страстная женщина. Таких в Чикаго пруд пруди. Почему же Мак кажется ему иной, совсем не похожей на всех его прошлых приятельниц и любовниц? Откуда это странное, головокружительное, томительно-пугающее чувство, что он свернул с привычной колеи и пустился в путь по неизведанным тропам?
Да, будь его воля, он бы весь день не вылезал из постели. Но Дорси тоже надо было уйти — еще раньше, чем ему. Она так и не объяснила, куда идет. Ни ласками, ни уговорами (видит бог, Адам пробовал и то, и другое!) не смог он убедить ее остаться. А как старался! Он, если можно так выразиться, извлек из ножен все орудия любви — а арсенал его, если можно так выразиться, не оставлял желать лучшего, — убеждая ее плюнуть на все обязательства и деловые встречи и провести день вдвоем. Лучше всего — в постели. Предпочтительно — без одежды. По возможности-не размыкая объятий.
Но у Мак нашлись дела поважнее. Ни ласки, ни уговоры, ни мольбы не заставили ее остаться — или хотя бы объяснить, что за неотложные дела объявились у нее в воскресенье.
«Тебе это неинтересно», — отвечала она на все расспросы. Или: «Да ничего особенного». Или: «Нужно кое-что сделать». Или: «Я договорилась заранее и не могу отменить».
Адам твердил себе, что беспокоиться не о чем. Куда она идет, с кем встречается — ее личное дело. Да, они провели вместе сказочную ночь, но это еще не дает им никаких прав друг на друга. Мак имеет право на личную жизнь. Тем более что об этой встрече она договорилась задолго до субботы. Даже если она встречается с мужчиной — что ж…
Что ж, Адам найдет этого парня и свернет ему шею!
Мак ушла, и у Адама не осталось причин сидеть дома. Без особой охоты вышел он из дому и отправился, как собирался, в Эванстон, на выступление мисс Лорен Грабл-Монро.
Он ожидал, что Великая Женщина будет пространно говорить о своей книге — однако Лорен скоро перешла на общие вопросы женской психологии и сексуальных отношений. И говорила, надо признать, с блеском.
Как ни противно Адаму это признавать, Лорен — определенно умная женщина. И изучила свой предмет во всех подробностях. Что, впрочем, неудивительно, если вспомнить о том, чем она зарабатывает себе на жизнь. Но откуда у игрушки богачей такое глубокое понимание сложных мировоззренческих вопросов, такой отточенный стиль, совершенное чувство юмора, такой порою убийственный сарказм?
Жаль, он не позвал с собой Мак — ей бы понравилось! Ах да, у нее другие дела. Может быть, другой мужчина — при этой мысли у Адама сжалось сердце. Но потеплело вновь, едва он вспомнил, что сегодня вечером снова ее увидит. Даже если Мак не согласится ночевать у него, они договорятся о том, когда встретятся снова.
Лорен Грабл-Монро закончила свою речь и предложила задавать вопросы. Поначалу слушатели смущались, но вскоре в разных концах залах замелькали поднятые руки. Лорен сама выбирала того, кто будет задавать вопрос, но пока Адам не мог понять, есть ли в ее выборе какая-то система.
— Пожалуйста, вы, — обратилась она к студенточке из первого ряда.
Совсем юная девушка — должно быть, первокурсница, подумал Адам, в классической студенческой униформе: джинсах и безразмерной футболке — вскочила, откинула со лба непослушные черные кудряшки, поправила очки на носу и заговорила звонко:
— Мисс Грабл-Монро, не могли бы вы сказать несколько слов о комплексе Золушки? О том, как некоторые женщины сидят сложа руки и ждут Прекрасного Принца, который изменит их жизнь?
— С удовольствием поговорю о комплексе Золушки, — бодро ответила писательница. — Тем более что вы, кажется, не имеете представления, что это такое.
Студентка открыла рот от удивления, но не успела сказать ни слова в свою защиту — Лорен Грабл-Монро заговорила снова:
— Принято считать, что женщина с комплексом Золушки боится брать на себя ответственность за собственную жизнь. Она, как вы верно заметили, сидит сложа руки и ждет, пока явится Прекрасный Принц и увезет ее на белом коне в сказочный замок — подальше от осточертевшей обыденщины. Короче говоря, Золушка — жертва, Принц — ее спаситель. Таково общепринятое — и, осмелюсь сказать, совершенно неверное — истолкование этой сказки. Давайте посмотрим, что происходит там на самом деле? Кто в ком нуждается?
— Я н-не совсем вас понимаю… — пробормотала сбитая с толку девица.
Лорен Грабл-Монро задумчиво склонила голову набок — что-то в этой позе показалось Адаму отдаленно знакомым.
— Мы привыкли считать Золушку несчастной. Бедная замарашка! Но ведь у нее, если вдуматься, есть все необходимое. Семья — неблагополучная, конечно, но кто из нас может похвастаться идеальными родителями? Постоянная работа. Можно возразить, что работа тяжеловата, а зарплата маловата, но у некоторых и того нет. Еда, одежда, крыша над головой. К моменту, когда в ее жизни появляется Прекрасный Принц, она ни в чем не нуждается. И, не появись он, преспокойно обошлась бы без него. Теперь посмотрим на Прекрасного Принца, — бойко продолжала она. — В чем нуждается он? Семья, крыша над головой, условно говоря, работа — все это у него есть. Но этого недостаточно. Ему нужен наследник. В средневековой стране правитель без наследника — не правитель. Если с ним что-нибудь случится, страна погрузится в хаос. Но мужчины детей не рожают — значит, ему нужна женщина! И тут появляется Золушка. Которая, в отличие от Принца, способна рожать детей. Так кто же кого спасает? Она без него может обойтись, а он без нее — нет.
— А как же любовь? — воскликнула студентка. Лорен Грабл-Монро улыбнулась:
— Любовь — это совсем другое. Совсем другая история. Когда на сцену выходит любовь,
отношения становятся куда более гармоничными. Об этом я и рассказываю в своей книге.
Такого Адам стерпеть не мог.
— Мисс Грабл-Монро! — воззвал он, высоко подняв руку.
И — о чудо! — из нескольких сотен жаждущих писательница выбрала его.
— У вас вопрос? — бесстрастно поинтересовалась она.
— Нет, — ответил он. — Возражение.
Она удивленно изогнула темные дуги бровей.
— Какое же?
— Вы сказали, что ваша книга — о любви.
— Видите ли, мистер…
— Дариен, — представился он. — Адам Дариен. Журнал «Жизнь мужчины».
Она просияла улыбкой — улыбкой, на которую откликнулось его сердце.
— Вот как! — пропела она своим чудным грудным голосом.
Вся кровь вскипела у него в жилах
— Вы знакомы с моим журналом, — сказал Адам удивленно.
Это был не вопрос, а утверждение: Адам ни на минуту не сомневался, что Лорен знакома с его журналом.
— Разумеется, — ответила она. — Но вы меня не поняли. Я не сказала, что моя книга о любви. Моя книга — о гармоничных отношениях.
Адам усмехнулся:
— Вы, должно быть, шутите!
На прекрасном лице ее отразилось легкое удивление:
— Шучу? Почему вы так решили?
— Вы учите женщин разным хитростям и уловкам, чтобы заманивать мужчин в ловушку, а потом всю оставшуюся жизнь ездить на них!
— Серьезно? — удивленно откликнулась Лорен. — Вы считаете, моя книга об этом?
— Конечно.
— Честно говоря, для меня это новость.
— Вы это отрицаете? — спросил он напрямик
Но Лорен Граб л-Монро ответила собственным вопросом:
— Скажите, мистер Дариен, вы книгу-то читали?
Адам неловко переступил с ноги на ногу.
— Собственно говоря, нет, — признался он. — Но…
— Так я и думала, — безмятежно улыбаясь, заключила Лорен.
— Мисс Грабл-Монро, дело не в этом, а…
— А в том, что вы не читали книгу, но считаете себя вправе судить о том, что в ней написано. Нет, мистер Дариен, я не учу женщин хитростям и уловкам. Я учу их пользоваться своими природными способностями, чтобы сравнять счет в борьбе полов.
— А это, по-вашему, не уловки?
Она покачала головой:
— Нет. Это честная игра. Я учу женщин защищаться.
— Боюсь, я не совсем вас понимаю…
Лорен снова чуть склонила голову и устремила на Адама взгляд, от которого он вдруг почувствовал себя смущенным мальчишкой.
— Столетия, — задумчиво проговорила она, — мужчины диктовали женщинам свои правила и свои условия. На их стороне была, во-первых, физическая сила, а во-вторых, законы, написанные мужчинами ради блага мужчин. В наши просвещенные времена, — эти слова она произнесла с явной иронией, — законы, конечно, усовершенствуются. Но, увы, о-о-очень медленно. Пока положение не меняется, женщины вправе отстаивать свои права теми способами, какие дала им природа.
— Простите, я все равно не вполне уловил…
— Прочтите книгу, мистер Дариен, — ослепительно улыбнулась Лорен. — А потом позвоните моему агенту. И мы с вами… поболтаем.
Он не успел сказать ни слова — она повернулась к очередной студентке, потеряв к Адаму всякий интерес.
Черт побери! Вот так история: хотел сконфузить Лорен Грабл-Монро — и оказался сконфужен сам!
Адам неохотно опустился в кресло и задумался о комплексе Золушки. Гм… пожалуй, в том, что говорила Лорен, есть доля истины. Но что значит вся эта болтовня об извечной борьбе полов? Почему в ней чувствуется что-то очень знакомое? И кого же, черт побери, напоминает ему сама мисс Грабл-Монро? Нет, ее он определенно никогда раньше не видел. Но она очень похожа на кого-то из его знакомых… вспомнить бы, на кого?
— Очевидно, что в отношениях между Красавицей и Чудовищем ведущую позицию занимает Красавица, — говорила тем временем писательница. — Он в ней нуждается — ведь только она может снять чары! — а вот она и без него прекрасно проживет. Разумеется, — прибавила она, — я сейчас не говорю о любви. Когда отношения строятся на любви, картина разительно меняется. И становится гораздо более гармонична.
Адам изнывал от желания поднять руку, но понимал, что еще одной публичной порки не перенесет. Но вот кто-то задал вопрос, который как раз собирался задать он сам:
— Почему вы считаете, что любовь уравнивает мужчину и женщину? — поинтересовалась девушка из последнего ряда.
Казалось, Лорен на несколько секунд задумалась.
— Очень немногие станут отрицать, — заговорила она наконец, — что мужчины и женщины совсем не похожи друг на друга. Мы по-разному видим мир, по-разному думаем, по-разному действуем. Разумеется, это не значит, что мужчины лучше женщин или наоборот — просто мы разные.
«Звучит очень знакомо, — подумал Адам. — Впрочем, это расхожая истина».
— Многие теоретики, — продолжала Лорен, — утверждают, что мужчин и женщин побуждают к близости совершение различные желания, уходящие корнями в далекие первобытные времена. Мужчина хочет продолжить свой род; женщина ищет защиту от опасностей окружающего мира. Возможно, на заре истории это так и было, но мне представляется, что эволюция, изменившая человека до неузнаваемости, развила и преобразовала эти примитивные нужды. Теперь, думается мне, мужчина и женщина стремятся друг к другу с одним и тем же желанием — дарить и принимать любовь.
«А ведь она хорошо говорит! — невольно думал Адам. — Да и сама она… наглая баба, стерва, хищница — но до чего же хороша!»
Некоторые выводы о Лорен Грабл-Монро Адам сделал вполне уверенно.
Судя по всему, у нее высшее образование. О многих вопросах философии и психологии она рассуждает с легкостью, какую дает только академическая подготовка. Ясно, что у нее за спиной колледж — а может, и университет. Но зачем образование профессиональной содержанке? И откуда она взяла деньги на обучение, когда семья ее — если верить рекламной брошюре, которой Адам ни на йоту не верил, — осталась без гроша? Зачем женщине, посвятившей себя совсем иной… гм… карьере, тратить время и деньги на учебу?
Кроме того, она родилась и выросла в Чикаго. Типичный выговор уроженки Среднего Запада не оставляет в этом сомнений. С какой же стати женщина, тщательно скрывающая свое настоящее имя, остается в городе, где прошла вся ее жизнь, где ее многие знают, где в любой момент может объявиться какой-нибудь бывший «благодетель»? Тем более теперь, когда, заработав на книге несколько миллионов, она может бросить прежнюю профессию и ехать куда угодно — хоть загорать в Рио-де-Жанейро, хоть кататься на лыжах в Швейцарии.
И вот что еще странно, рассуждал про себя Адам. Лорен — яркая женщина, такую нельзя не заметить. И сама она явно наслаждается своей известностью. То, что сам он ее не знает, легко объяснить, Чикаго город большой; но почему создается впечатление, что у нее в городе вообще нет ни родных, ни друзей? Почему не являются на свет божий школьные подруги, бывшие любовники, дальние родственники, изнывающие от желания прославиться и подзаработать? Почему обиженные жены не кидаются разоблачать разлучницу? Почему никто из Адамовых приятелей по «Дрейку» не хвалится: я, мол, спал с Лорен Грабл-Монро? Почему никто не видел ее в театре, на концертах, на великосветских тусовках? Такое впечатление, что она выходит из дому только ради интервью и встреч с читателями.
Кто же, черт побери, она такая, эта Лорен Грабл-Монро?
За эти полтора месяца Адам испробовал, кажется, все виды частного сыска, но так ничего и не узнал. Агент Лорен молчала, не помогали никакие посулы. Выследить таинственную писательницу не удавалось.
Оставалось одно: прочесть эту чертову книгу. Может быть, там Адам найдет ключ к разгадке?
— Наша встреча подходит к концу, — объявила вдруг Лорен. — Есть ли у кого-нибудь вопросы по темам, которых мы еще не касались?
— У меня есть вопрос, который мы еще не осветили, мисс Грабл-Монро, — раздался вдруг звучный женский голос из центра зала.
С места поднялась женщина, очень напомнившая Адаму его мать: лет пятьдесят с небольшим (да нет, пожалуй, ближе к шестидесяти), безукоризненно элегантный серый костюм, тщательно уложенные седеющие волосы, нитка жемчуга на шее, аристократизм в каждом движении.
— Слушаю вас? — приветливо улыбнулась Лорен. — О чем вы хотите спросить?
— Я хотела бы знать, — заговорила женщина, — спокойно ли вы спите по ночам?
С хорошенького личика Лорен стерлась улыбка. И неудивительно, подумал Адам.
— П-простите? — пробормотала она растерянно.
— Я спрашиваю, — возвысила голос женщина, — спокойно ли вы спите по ночам? Не мучает ли вас совесть?
— Я не совсем вас понимаю… — пробормотала Лорен, совершенно потерявшись.
— Да что вы, мисс Грабл-Монро! — торжествующе пропела дама. — Вы умны и образованны, вы с блеском выходите из любой ловушки — а такой простой вопрос ставит вас в тупик! Может быть, оттого, что совести у вас попросту нет?
Лорен выпрямилась, сжав губы.
— Вы правы, я в тупике. Потому что мне крайне редко приходится сталкиваться с такой откровенной и непристойной злобой. Право, не знаю, как себя вести в такой ситуации.
— Непристойной? — язвительно переспросила дама. — Это вы мне говорите? Разве я зарабатываю на жизнь услугами известного сорта? Разве я увожу из семьи достойных мужчин? Разве я разрушаю браки и оставляю детей без отцов? Нет, все это — ваша работа! — прошипела она.
«Ух ты! — подумал Адам. — Становится жарковато! Ну-ка, посмотрим, как выпутается блистательная Лорен».
И не он один — вся аудитория обратилась в слух.
Несколько секунд писательница молчала, скрестив взгляд с ненавидящим взглядом пожилой дамы. Наконец заговорила — негромко, размеренно, выверяя каждое слово:
— Я не разрушила ничьей семьи.
— Как же! — перебила дама. — Кто бы говорил! Вы же прямо признаетесь, чем зарабатываете на жизнь!
— Никогда, — все так же размеренно продолжала Лорен, — ни одного мужчину я не заставляла изменять жене. Мужчина ищет себе любовницу — и находит. Если из-за этого рушится семья, очевидно, виноват мужчина. Хотя, если он начал искать развлечений на стороне, очевидно, с браком с самого начала что-то было не в порядке.
«Один — ноль в пользу разрушительницы семейных очагов!» — подумал Адам.
Однако сердитая дама не собиралась сдаваться
— И вы смеете утверждать, — с убийственной холодностью проговорила она, — вы смеете утверждать, что мужчина способен по доброй воле оставить любящую жену и броситься в объятия дешевки вроде вас! Но этого вам мало — теперь вы учите своему ремеслу невинных молодых девушек!
Аудитория зашумела — одобрительно, с удивлением понял Адам. Удивительно, как быстро меняются симпатии толпы!
Лорен вздохнула:
— Очевидно, мистер Дариен — не единственный в этом зале, кто осуждает мою книгу, не удосужившись ее прочесть.
Адам поморщился.
— Видите ли, мисс… — Лорен замолкла, ожидая, что ее противница представится. Сердитая дама расправила плечи.
— Я миссис, — холодно поправила она. — Миссис Харрисон Энрайт.
«Что-то неладно у нее в семейной жизни», — подумал Адам.
— Миссис Энрайт, — уже мягче произнесла писательница, — уверяю вас, я вовсе не проповедую измену и внебрачные связи. Я просто учу женщин использовать свои природные данные. Надеюсь, вы прочтете мою книгу и сами увидите…
— Никогда! — объявила миссис Энрайт. — За бесстыдные откровения публичной женщины я гроша ломаного не выложу! И вот что я вам скажу, мисс Грабл-Монро: можете жить как хотите и с кем хотите, только держитесь подальше от моего мужа!
Адам поздравил себя с верной догадкой: значит, не совсем еще утерял журналистский нюх.
Лорен удрученно вздохнула и потерла лоб.
— О господи! — пробормотала она. Усиленное микрофоном, это восклицание звучно разнеслось по залу.
И сейчас Адам Дариен был с ней совершенно согласен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет

Разделы:
1234567891011121314151617Эпилог

Ваши комментарии
к роману Как заарканить миллионера - Беверли Элизабет



Роман очень понравился!!!!!!
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетKarolina
2.11.2010, 16.42





мне тоже понравился!
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетэлина
4.05.2011, 18.57





Оригинальный сюжет, приятное разнообразие, легко читается. Но тааакая сладкая, очень...Хотелось бы углубить эмоциональную составляющую в некоторых эпизодах книги
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетДжулия
9.07.2011, 21.42





А мне лично не понравилось. Как-то простовато, не находите?Название какое-то громкое, не по содержанию, в общем, слабовата книга.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛина
9.02.2012, 16.44





Лина, ты и подобного не сможешь написать, так что может быть ты не будешь судить, таких прекрастных авторов?rnили попробуй напиши, хотя бы на 10% такой потресающий, рассказ, тогда можешь судить, а мы тебя посудим!
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетКатя
25.02.2012, 17.59





Катя,каждый имеет право высказать свое мнение и не быть при этом великим писателем.А книга ,действительно ,слабовата и простовата
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабеттигра
25.02.2012, 18.51





любовные романы в большинстве простоваты. но есть от которых скулы сводит а есть просто для хорошего времяпровождения. с этим можно провести вечер
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетарина
28.10.2012, 20.50





А мне понравилось. Интересно. Не примитивно. Ожидала худшего.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетКристина
4.09.2013, 10.34





Неплохая задумка, но плоские герои, банальный сюжет, скучновато: 5/10.
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабетязвочка
4.09.2013, 13.39





Роман мне понавился, и с каждой последующей главой все больше и больше удостоверяюсь в одном высказывании: Есть тети как тети, есть дяди как дяди, есть люди как люди и бляди как бляди. Есть дяди как тети, есть тети как дяди, есть бляди как люди и люди как бляди.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛена
13.01.2014, 23.24





Отличный роман!!! 10
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЮлЯ
14.01.2014, 23.15





а мне тоже понравился роман. много юмора и в тоже время есть о чем задуматься
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетЛюдмила
11.04.2014, 21.13





Мне было скучно,характер Адама как человека-миллионера не был раскрыт,только то,что у него хорошая эрекция,позиция Дорси тоже непонятна,хотела прожить вроде жизнь серой мышкой,но влюбилась вопреки своим принципам в миллионера,почему?за что?из романа поняла,что из-за хорошего секса.В конце так вообще мыльная опера,все нашли друг друга.Клюнула на аннотацию и пожалела.
Как заарканить миллионера - Беверли ЭлизабетОсоба
11.04.2014, 21.55





9
Как заарканить миллионера - Беверли Элизабеттася
26.10.2014, 22.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100