Читать онлайн Жаворонок, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 45 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жаворонок - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жаворонок - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жаворонок - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Жаворонок

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 45

Запаниковав, Лаура взглянула на Стивена:
— Совсем забыла об отце. Настало время объяснить ему все.
— Должен признаться, — сказал Генри не без ехидства, — весьма любопытно, почему вдова моего кузена, загримированная, живет в гостинице со своим любовником.
Лаура схватила Стивена за руку до того, как он успел ответить Генри.
— Не бросайте камни в наш огород, сэр. Мы еще можем вам понадобиться.
— Ошибаетесь, у меня есть хорошее оружие против вас.
— Не более опасное, чем наше, — мрачным тоном возразил Стивен, — наш грех не предусматривает смертную казнь.
Генри вздрогнул, будто от удара. Дес побледнел.
— Теперь вы понимаете, почему я не могу стать лордом Колдфортом? Я не расстанусь с Десом. Я не могу жениться и произвести на свет наследника, — говорил Генри, положив руку на плечо любовника. — Мы зашли слишком далеко и пережили слишком много, чтобы расстаться.
— Но…
Николас не дал Стивену договорить:
— Не сейчас, Стивен. Вы с Лаурой должны успокоить ее отца и получить его благословение. Мы оставим мистера Гардейна с его другом, дадим им возможность все спокойно обсудить и поговорим позже. — Повернувшись к Генри, Николас добавил: — Думаю, ваш друг будет чувствовать себя более уверенно, если назовет свое настоящее имя.
— Вероятно, вы правы, — согласился тот и посмотрел на приятеля: — Какое имя ты хотел бы использовать, Дес?
— Не то, которое мне дали при рождении. Мне нравится имя Дес.
— Может быть, Эган Деспард? — предложила Лаура. — Так я предположила, когда услышала краткое имя Дес. Ваша анаграмма была весьма удачной.
— Мы любим этим заниматься, у меня это хорошо получается, — сказал Дес и привел несколько примеров.
Дайер по-прежнему казался Лауре болезненным, избалованным ребенком.
— Что с ним будет? — взволнованно спросила она Стивена, когда они вышли из комнаты, торопясь к ее отцу. — Мне кажется, он совершенно не приспособлен к жизни в нашем мире.
— Думаю, Гардейн позаботится о нем. Ты не шокирована?
Она остановилась и внимательно посмотрела на Стивена:
— Разве вчера ночью я не доказала, что не являюсь стеснительной барышней? Я всегда вела себя честно, выполняла брачные обеты, но леди Жаворонок более легкомысленна.
Улыбнувшись, он привлек ее к себе и нежно поцеловал.
— Мне не на что жаловаться, но я должен привыкнуть. Наберись терпения.
Лаура прижалась к Стивену.
— А отец? — спросил Стивен.
Лаура выпрямилась и поправила платье.
— Он ждет. И не дай Бог, если он заподозрит, что мы целовались.
— Конечно. Но, — добавил он тихо, — вряд ли у меня хватит терпения ждать этого радостного воскресенья в декабре.
Она улыбнулась, покраснела, но не от смущения, а от возникшего у нее желания.
— У меня тоже не хватит. Но мы обязательно что-нибудь придумаем.
Отца они нашли в гостиной.
Мистер Уотком был явно взволнован и раздражен.
— Что все это значит, Лаура?
Вздохнув, Лаура стала рассказывать о том, что с ней произошло, не обмолвившись ни единым словом о своих отношениях со Стивеном. Однако отец сосредоточил все внимание на том, что совершил Джек Гардейн.
— Какой ужас! — воскликнул мистер Уотком. — Ты веришь в то, что Гардейн поджег гостиницу, Лаура?
— Безусловно, — ответила Лаура.
— В этом нет никаких сомнений, сэр, — поддержал ее Стивен. — Гостиницу в Дрейкоме поджег именно он.
— Трудно в это поверить. Но рыться в чужом столе, дочка…
— Не сделай я этого, одному Богу известно, что могло бы случиться, отец.
— Но почему ты сразу не рассказала об этом нам? Ведь мы тебе не чужие.
Лаура старалась не смотреть на Стивена.
— Я тогда еще не была уверена, у меня не было доказательств, а без доказательств ты не стал бы предпринимать никаких действий. — Лаура молила Бога, чтобы отец ей поверил, и, кажется, ей удалось его убедить.
— Хорошо еще, что у тебя хватило ума загримироваться. А если бы тебя узнали, девочка?!
— Мы были весьма осторожны, и видишь, это позволило нам вернуться друг к другу. Надеюсь, ты дашь нам свое благословение. Мы собираемся в декабре обвенчаться.
Мистер Уотком не скрывал своей радости.
— Это замечательно, ведь ты будешь недалеко от нас, моя милая. Вам придется привести Анкросс в должный вид, Стивен.
После этих слов оба мужчины какое-то время обсуждали практические вопросы. Потом отец обеспокоенно взглянул на дочь:
— Тебе предстоит сложная жизнь, Лаура, принимая во внимание политическую деятельность Стивена и необходимость управлять двумя поместьями. Люди, присланные лордом Колдфортом, говорили, что лорд очень плох. Неудивительно, если у него такой сын. Ведь поджог — это преступление. Гарри может стать виконтом даже раньше, чем ты предполагаешь.
Лауре совсем этого не хотелось, и она все еще не теряла надежды уговорить Генри принять титул. А отцу сказала:
— Вместе со Стивеном мы, я думаю, справимся.
— Даже если он станет премьер-министром? — спросил отец. — Об этом ходят упорные слухи.
Стивен покачал головой:
— Я к этому не стремлюсь. К тому же немало воды утечет, прежде чем бескомпромиссный реформатор сможет занять такой пост в этой стране.
Лаура обрадовалась, услышав эти слова. Она с радостью будет его партнером в политике, но стать премьер-министром — значит взвалить на свои плечи непосильное бремя ответственности.
Мистер Уотком встал.
— Думаю, мне лучше вернуться в особняк Керслейк. Мне не очень нравится этот мрачный замок, но сэр Натаниель Керслейк обещал рассказать мне кое-что интересное о выращивании фасоли. Тебе стоило бы поехать со мной, Лаура.
Лаура снова почувствовала себя школьницей, однако возразила:
— Я приеду чуть позднее. Я обещала Гарри. Но мне надо здесь закончить некоторые дела.
Отец не стал допытываться, что за дела, кивнул и вышел из комнаты.
— Надо попытаться уговорить Генри вернуть себе свой титул, — сказала Лаура.
— Не думаю, что нам это удастся, он настроен решительно.
— Но будет нечестно, если Гарри станет виконтом, — нахмурившись, произнесла Лаура, — Я уж не говорю об опасности, которая ему угрожает.
Стивен лишь пожал плечами.
— Давай продолжим наш разговор, я позову остальных. И помни, «плуты» могут отбить у Джека охоту причинять вред Гарри. К тому же, я полагаю, он в шоке после событий в Дрейкоме.
В ожидании Стивена Лаура осматривала комнату и пришла к выводу, что она какая-то необычная. В ней было всего одно маленькое окно, и даже утром приходилось зажигать лампу.
Ей казалось, что должен существовать какой-то способ уговорить Генри Гардейна принять принадлежащий ему титул. Конечно, его интимные отношения с мужчиной затрудняли ситуацию. Ведь, как сказал Стивен, содомский грех карается смертной казнью.
Лаура вспомнила аналогичную ситуацию с титулованными особами. Их не повесили, но заковали в колодки. Толпа была буквально разъярена, одного из них до смерти забили камнями, даже охрана не помогла.
Но если никто не будет об этом знать…
В комнату вошли Николас и Генри, Генри нес на руках Деса. Положив молодого человека на диван, Генри сказал:
— Давайте сразу проясним главное. Я ни в коем случае не буду играть роль лорда Колдфорта.
— Садитесь, пожалуйста, Гардейн, — сказал Стивен, когда они с Николасом уселись. — Вы не подсудимый.
Генри сел. Видно было, что он нервничает. Дес улыбнулся и взял приятеля за руку, стараясь его успокоить.
— Расскажите нам вашу историю, и это поможет нам вас понять. И тогда мы вам сможем помочь.
— А почему вы хотите помочь нам?
— Мы живем в филантропическом обществе, — ответил Николас, — и всегда рады помочь спасенным из рабства, а также несостоявшимся виконтам.
Генри внимательно посмотрел на Николаса и снова спросил:
— Почему?
— Справедливости ради и еще потому, что мне хочется побольше узнать о жизни в арабском мире.
— Не подлизывайся к нему, — проворчал Стивен, — тебе не удастся его одурачить.
Эта полушутливая фраза сняла общее напряжение. И Генри, наконец, успокоился.
— Нашу историю быстро не расскажешь, — предупредил он.
— Мы никуда не торопимся. Генри пожал плечами и заговорил:
— Думаю, вам известно, что я отправился в путешествие по Средиземному морю, хотя в то время это было рискованно. Я хотел побывать в Греции и Египте, поскольку интересовался античностью.
Плыл я на корабле «Мэри Вудсайд», капитан надеялся попасть в Оттоманскую империю и привезти оттуда дорогие товары. Дес служил на корабле стюардом. — Генри с нежностью коснулся руки Деса. — Его настоящее имя Исайя Уиссет.
Дес подмигнул и рассмеялся.
Генри улыбнулся и продолжил:
— Я всегда относился к нему с уважением, несмотря на юный возраст. В свои тринадцать, почти ребенок, он убежал из дома, чтобы попасть на корабль. Дес был обучен грамоте, но никогда ничего не читал, кроме Библии, и понятия не имел об устройстве мира. Это потрясло меня. Я стал читать с ним другие книги, обучал географии, истории и другим предметам. И вдруг обнаружил в себе призвание учителя. Мы сумели прорваться сквозь британскую и французскую блокаду, но попали в сильный шторм, — продолжал Генри. — Корабль затонул, некоторые спаслись на лодках. А мы попали в руки пиратов. Не буду утомлять вас подробностями. Все было как обычно, об этом писали газеты.
— Мы удивлялись, — прервал его Стивен, — почему вы не заявили о себе как об английском джентльмене, за которого могли заплатить выкуп.
— В лодке я оказался в одной ночной рубашке и нисколько не походил на джентльмена. Конечно, я мог попытаться доказать свое происхождение, но не хотел оставлять Деса. Он был белокурым и очень красивым, и пираты продали его в гарем.
Хотя Лаура не считала себя наивной, она не сразу сообразила, о чем идет речь. Не сразу догадалась, что на Востоке существуют мужские гаремы.
— Дес не смирился со своей судьбой, — продолжал Генри, — ему было всего тринадцать, и он плакал и кричал, тоскуя без меня. Абдул Алим, тот, кто купил мальчика, сначала бил его, но не смог сломить и тогда купил меня, чтобы я успокоил его любимца. Меня держали, как собаку, во дворе, но все-таки кормили. Десу разрешали общаться со мной, но только под наблюдением охраны, и не разрешали прикасаться друг к другу.
— А вы не могли назвать свое имя, постараться, чтобы вас выкупили, а потом выкупить мальчика? — спросил Стивен.
— Это было исключено. Абдул Алим никогда не отпускал своих рабов. Даже не продавал. За ненадобностью просто убивал. Поэтому я вынужден был остаться.
Лаура внимательно посмотрела на него:
— А ваш отец? Известие о вашей гибели разбило его сердце.
Генри долго не поднимал глаз, потом, наконец, взглянул на Лауру:
— Рано или поздно это все равно произошло бы. Я не мог скрывать свои наклонности вечно, а он никогда бы с этим не смирился. Он ведь был Гардейн.
— Но вы тоже Гардейн.
— Как говорят, в семье не без урода. Именно поэтому я решил уехать в другую страну и избавить его от страданий.
— Продолжайте, — попросил Стивен.
— Мне разрешили продолжать его образование, Абдул Алим предположил, что я не простой моряк, а какой-нибудь ученый или клерк. Ему хотелось, чтобы я превратил его «английскую жемчужину», как он называл Деса, в настоящего джентльмена. У нас было время для занятий, были английские книги. Но, — продолжал Генри, нахмурившись, — Деса обучали и другому. Готовили для жизни в гареме. Он обратился ко мне за советом, но я ничем не мог ему помочь.
— Ничего ужасного не было, — вмешался в разговор Дес. — Мне нравились занятия музыкой, танцами. Я с удовольствием плавал в теплом бассейне, после чего нам делали массаж. У меня появились друзья. Я мог лежать в кровати столько, сколько пожелаю, у меня были слуги.
Лаура подумала, что мальчику из строгой семьи методистов, который предпочел тяжелую службу на корабле жизни в семье, гарем мог показаться раем.
— Нам не разрешали выходить из дворца. На окнах были решетки, — рассказывал Дес.
— Как видите, — снова заговорил Генри, — Абдул Алим никогда не был бессмысленно жесток и первые годы нашего пребывания там обожал мальчика, благодаря этому был добр и ко мне.
— А он не подозревал о ваших чувствах? — спросил Николас.
— Возможно. Но это лишь забавляло его. Он был уверен, что ничего серьезного не может произойти. Мы никогда не оставались наедине, и оба знали, что наказание может быть ужасным и мучительным. Нам пришлось быть свидетелями этого.
Глаза Деса были прикрыты ресницами, но губы сжались. Впервые Лаура с ужасом подумала о том, что могло стать причиной немощи молодого человека.
— Постепенно мое положение улучшалось, — продолжал Генри, — через год я уже жил в маленьком доме недалеко от Абдул Алима, в служанки мне дали девушку-гречанку. Мне разрешалось свободно передвигаться по городу и встречаться с Десом, по-прежнему под наблюдением охранников. Я решил использовать свободное время для того, чтобы изучить тот мир, куда меня забросила судьба.
— И так прошло девять лет?
— Я смирился со своей судьбой. — Генри пожал плечами. — Жизнь была достаточно приятной. Обычаи этого мира, за некоторыми исключениями, были весьма милосердными.
— А затем пришли англичане и освободили вас? — спросил Стивен.
Выражение лица у Генри стало холодным и отчужденным, как у Фарука.
— Да. Чертовы британцы пришли и освободили нас. Нет, я не должен злиться, но тогда я был в ужасе. Я знал, что Абдул Алим скорее убьет своих рабов, чем отпустит на свободу. И искал способ спасти Деса. А это могло привести к мучительной гибели нас обоих. — Он сжал кулак, Дес положил на него свою бледную руку. — Мы с ним обсуждали возможность побега, хотя сомневались в успехе. Я тянул время, надеясь, что британцы потерпят поражение. — Он с виноватым видом развел руками: — У нас не было надежды на удачу, и мы давно решили, что такая жизнь лучше, чем смерть. Когда же началась бомбежка, я понял, что британцы победят, и все рабы будут освобождены, как это произошло в других пиратских странах.
Абдул Алим начал вывозить свой гарем из города. Дес не попал в первую группу, он уже стал старше и утратил прежнюю ценность. Но мы знали, что вскоре придет и его черед. Он был очень красивым и умел ублажать хозяина. Вскоре за Десом пришли.
Генри посмотрел на юношу. По выражению его лица было видно, что ему не хочется об этом вспоминать.
— Дес был смелым изобретательным парнем. Он спрятался, надеясь, что в пылу сражения Абдул Алим и его люди не станут тратить время на поиски и уйдут. Но его нашли. Его мучили, избивали. У них не было времени на изощренные пытки, но они убили бы его, если бы бомба не проломила стену гарема. Началась паника, было много убитых и раненых. Я побежал искать его. Боже, что они с ним сделали!.. — Генри на секунду закрыл глаза. — Но он остался жив. Он терпел боль, когда я выносил его, и не проронил ни звука.
Слезы выступили на глазах молодого человека, и он уткнулся лицом в плечо Генри. Генри нежно обнял его. Лаура понимала, что вся эта картина должна была смутить ее, но не чувствовала ни неловкости, ни смущения. Это была история настоящей любви.
— Почему вы не обратились за помощью к английским морякам?
Генри смутился:
— Сражение все еще продолжалось. Кроме того, я знал, что могу получить более квалифицированную медицинскую помощь в Алжире, если мои друзья согласятся рисковать. Они рискнули и спрятали нас. Деса лечили до тех пор, пока он не оказался в состоянии путешествовать. Затем помогли нам попасть на лодку, которая переправила нас в Испанию. Там мои друзья нашли для нас место, где мы могли отдохнуть.
Мы были, наконец, свободны. Стало ясно, что Дес выживет и, возможно, поправится. Но на что мы могли жить? Драгоценностей, которые были на нем, его браслетов и цепей не могло хватить надолго. И тогда я решил вернуться в Англию. Я подумал, что смогу найти спокойное место для Деса, а сам появлюсь в Колдфорте как воскресший из мертвых законный наследник. А когда восстановлюсь в правах, мы поселимся рядом, как друзья. В то время я не был уверен в том, что желания Деса совпадают с моими. Он должен был сам выбрать свое будущее.
Дес посмотрел на Генри и покачал головой.
— Он ненавязчиво пытался меня убедить, — тихо произнес Дес.
— Когда я начал выяснять ситуацию, — продолжал Генри, — то понял, что возвращение блудного сына исключено. По закону я был лордом Колдфортом, но должен был бороться за этот титул со своим дядюшкой. Я не хотел даже об этом думать.
Когда же убедился в том, что Дес разделяет мои чувства, то понял, что разлука принесет страдания нам обоим. Молодые леди будут за мной охотиться, видя во мне завидного жениха. Нам будет почти так же трудно жить, как и в Алжире. И я решил, что мы должны начать новую жизнь там, где нас никто не знает. Но мне необходимо получить хотя бы часть своего наследства.
— А что вы представили в качестве доказательства лорду Колдфорту? — Лаура не смогла сдержать своего любопытства, увлеченная рассказом Генри и его романтическои историей, превосходившей все то, что можно встретить у лорда Байрона.
— Подробное описание дома, особенно тех его частей, которые не видны посетителям.
— Так просто, — удивилась Лаура. — Мне искренне жаль, кузен Генри, что вам пришлось столько всего пережить. Вы уверены в том, что не хотите вернуть себе свой титул?
Лорд отвел глаза и, поколебавшись, ответил:
— Совершенно уверен.
Может быть, ему все же хотелось вернуться в свой дом и жить в Англии? У Лауры опять появилась надежда. Но тут Генри сказал:
— Я очень долго жил в другой стране. Англия кажется мне незнакомой и слишком холодной.
— Сейчас осень, — заметил Стивен, — летом здесь будет тепло.
— На смену лету приходит осень, потом зима. Таков закон природы. — Генри улыбнулся, и Лаура увидела некоторое сходство с портретом Генри Гардейна.
Правда, едва заметное. Генри прав. Он стал совсем другим.
— Куда вы намерены отправиться? — спросила Лаура.
Генри улыбнулся:
— Туда, где всегда тепло. Возможно, мы объедем несколько теплых стран, пока не найдем подходящее место. Но нам нужны деньги.
Ей предстояло принять решение. Окинув всех присутствующих взглядом, Лаура заговорила:
— Мой отец сказал, что лорд Колдфорт совсем плох, так что расстраивать его не стоит. Вскоре он узнает о том, что Джек пострадал, но это можно представить так, будто Джек лишь пытался выяснить истину, пожар возник совершенно случайно, и Джек даже повел себя геройски. Если вы твердо решили не претендовать на титул виконта, кузен Генри, я полагаю, вы могли бы написать письмо лорду, сообщить, что это был обман, и вы отказались от своего плана, не желая рисковать. Это снимет груз с его совести и позволит спокойно покинуть этот мир.
— Согласен, — сказал Генри, — но нам нужны деньги. Мы оказались совсем без средств. Даже то, что у нас было, пропало во время пожара. У нас нет даже одежды.
— Я понимаю, что вы должны получить какие-то деньги от имения, но не вижу, каким образом я могла бы это сделать сейчас. У меня самой весьма скромные средства. — Лаура посмотрела на Стивена, ожидая от него помощи.
— Небольшую сумму вы можете получить прямо сейчас, — сказал Стивен, — и ежеквартальные выплаты в будущем. Мы с друзьями это организуем. А потом можно будет получать часть прибыли от имения.
Генри перевел взгляд со Стивена на Николаса.
— Филантропическое общество, организующее помощь бывшим рабам и несостоявшимся виконтам?
— Что-то в этом роде. Вам придется поверить мне на слово.
Переглянувшись с Десом, Генри кивнул в знак согласия.
— Теперь мы свободны? — спросил он.
— Конечно, — ответил Стивен.
— Но вы весьма обяжете меня, сэр, — заговорил Николас, — если посетите мое имение Редокс. Это недалеко отсюда. Вы сказали, что нуждаетесь в средствах. А мне бы хотелось узнать побольше об Алжире и о жизни в арабском мире.
Генри пришел в замешательство, не зная, как реагировать на приглашение, но потом сказал:
— Мы будем весьма благодарны за ваше гостеприимство, сэр.
— Это я должен быть вам благодарен, — возразил Николас. — Я пойду и все устрою. — Он вышел из комнаты, оставив Лауру и Стивена в обществе Генри и Деса.
— Рада была познакомиться с вами, кузен Генри, — сказала она. — Жаль, что мы не сможем видеться в будущем. — Поколебавшись, Лаура спросила: — Не хотите ли посетить Колдфорт, прежде чем покинете Англию? Я смогла бы это устроить без лишнего шума.
Впервые за все время разговора Генри улыбнулся.
— Вы весьма любезны, кузина. Конечно, хочу. Я провел там счастливое детство, и мне приятно было бы показать Десу мой прежний дом. Там есть несколько вещей, которые дороги мне, если, конечно, они сохранились. И очень хотелось бы посетить могилы матери и отца.
— Там есть памятник, установленный вам.
Генри рассмеялся.
— Как интересно, — проговорил он, — я обязательно должен его увидеть.
Лаура повернулась к Десу.
— Есть надежда на то, что вы сможете ходить, сэр? — спросила она.
— Да, конечно. — Он улыбнулся, и Лаура вспомнила свою беседу с ним в Дрейкоме. — Если я как следует отдохну. Я и сейчас могу двигаться, но это вызывает боль. Кроме того, я хромаю и стесняюсь ходить при посторонних. Но с каждым днем мне становится все лучше. Как вы думаете, — спросил он, — кто-нибудь в Р-доксе знает, как играть в казино?
— Я сам знаю, как играть в казино, Дес, — вмешался Генри. — Именно этим вы занимались с миссис Пенфолд? Я научу тебя и более сложным карточным играм.
— Мне все это интересно. Хочется узнать побольше о жизни разных людей. — Он улыбнулся. — Благодарю вас, Лаура Гардейн. Вы были ко мне добры, даже когда считали, что я злодей, и я это оценил.
Вернулся Николас и предложил Генри и Десу отправиться с ним в особняк Керслейк. Там он сможет найти для них подходящий транспорт, чтобы добраться до Редокса.
Обменявшись многозначительными улыбками, Лаура и Стивен сказали, что им необходимо задержаться. Никто не возражал. И они вернулись в комнату, где был нарисован страшный дракон.
— Это нехорошо, — проговорила Лаура, когда Стивен стал запирать дверь.
— Нехорошо, — согласился Стивен, — тебя это волнует?
— Нисколько. Но, сэр, у этого платья застежка на спине, так что я не смогу справиться без вашей помощи.
Стивен подошел, повернул ее спиной к себе и стал осторожно расстегивать пуговицы.
— Корсет тоже придется расстегивать, — заметил он.
— Да. — Сердце Лауры бешено колотилось, ей трудно было дышать. — Это неудобно. Придется носить более мягкий корсет, такой, как предпочитает Элеонора.
— Как хочешь. — Он справился со всеми пуговицами, и она почувствовала прохладу на спине. — Но иногда корсет доставляет удовольствие. Должен признаться, — продолжал Стивен, царапая пальцами ее спину, — когда я мечтал о тебе, то представлял себе твое нижнее белье невероятно шикарным.
Лаура издала какой-то нечленораздельный звук, слегка покачнулась, и Стивен ее поддержал.
— У меня есть корсет из красного шелка, с весьма низким вырезом на спине, — пробормотала Лаура.
Он стал расшнуровывать корсет медленно, осторожно, с необычайной нежностью.
— Надеюсь, ты сможешь его надеть?
— Конечно. Но он вряд ли годится для тихой семейной жизни.
— А ты не предпочитаешь тихую семейную жизнь?
Вспомнив их разговор прошлой ночью, Лаура улыбнулась.
— Иногда, — ответила она.
— А я надеюсь, что иногда моя жена будет устраивать блестящие приемы, шикарно одеваться и очаровывать гостей.
— Независимо от того, захочу я этого или нет? — спросила она, не сомневаясь в том, что он поймет это как шутку.
— Я буду гордиться такой красавицей, звездой высшего света. Надеюсь, ты блестяще справишься с этой ролью.
— Тиран!
— Всего лишь. А ты моя рабыня, которая должна меня ублажать.
Корсет уже был расшнурован, платье сползало с плеч. Повернувшись к нему лицом, Лаура оказалась в одной рубашке и чулках.
— Неужели? — спросила она, расстегивая пуговицы на его рубашке. — А может быть, это ты будешь моим рабом?
— Ты серьезно на это надеешься? — Голос его был хриплым, глаза сверкали.
Лаура рассмеялась, скинула рубашку и попятилась к кровати.
— Иди сюда, — скомандовала она. Стивен повиновался. Лаура легла на кровать. — Теперь, сэр, постарайтесь доставить мне удовольствие. Напрягите все силы!
— Тиран, — произнес он, опускаясь на нее.
— Хозяйка, — ответила она, проведя ногтем по его коже.
Стивен вздрогнул, улыбнулся и прошептал:
— Любимая.
Она ответила ему улыбкой, едва сдерживая слезы.
— Иди ко мне, Стивен. Люби меня. Дай Бог, чтобы мы были неразлучны.
Он на миг открыл глаза и тут же снова их закрыл.
— Обещаю тебе, Лаура, так будет всегда, до моего последнего вздоха. О Лаура!.. — Он не нашел слов, чтобы выразить свои чувства. Стивен вздохнул, и тела их слились.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Жаворонок - Беверли Джо



всё слишком ростянуто.сюжет интересный но много лишнего я ставлю 8б.
Жаворонок - Беверли Джосемецветик
8.07.2012, 22.51





Ужасно скучный и неинтересный роман.
Жаворонок - Беверли ДжоМарина
25.09.2012, 22.31





Сюжет действительно инрересный, но слишком растянуто ..
Жаворонок - Беверли ДжоМилена
23.09.2013, 20.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100