Читать онлайн Властелин моего сердца, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Властелин моего сердца - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Властелин моего сердца - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Властелин моего сердца - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Властелин моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Ночь Мадлен провела в тревожном сне на полу возле постели королевы, каждую минуту ожидая, что начнутся роды. Но до утра так ничего и не случилось. Адель почти не спала.
– Я с рассвета держала руку на ее животе. Схватки пока нерегулярны. Роды еще не начались.
Королева раздраженно вмешалась:
– Перестаньте говорить обо мне так, будто я несмышленый ребенок. Я скажу вам, когда начну рожать. Кому лучше знать?
Мадлен и Адель понимали, что королева может солгать. Она безрассудно пыталась дотянуть двадцать миль до Йорка.
Эмери зашел поговорить с королевой, затем отвел Мадлен в сторону.
– Она в состоянии ехать? Я откажусь двигаться дальше, если ты считаешь, что лучше остаться. Да и погода испортилась.
Мадлен выглянула в окно и увидела тяжелые низкие тучи.
– Тогда тебе придется связать ее.
В тревоге он стукнул кулаком по стене.
– Роды еще не начались?
– Адель уверена, что нет.
– А если начнутся, сколько это займет времени?
– Несколько часов. Но могут пройти быстро, если у женщины много детей. Скорые роды обычно проходят благополучно.
– Местные сказали, что не стоит беспокоиться о погоде. Но можно ли им доверять? Они не хотят подчиняться ни Вильгельму, ни Госпатрику. Все они преданы Уолтофу. Хотелось бы, чтобы он был с нами, хотя я не уверен, на чьей он стороне… Но я стремлюсь в Йорк, как к земле обетованной, по целому ряду причин. Собирайтесь в дорогу.
К всеобщему удивлению, Матильда с легкостью дошла до своей барки. Она улыбалась, глаза ее сияли.
– Видишь, – сказала она Лусии. – Я говорила, что буду рожать в Йорке! Очень хороший знак.
Лусия шла за королевой и, подмигнув Мадлен, сказала:
– Нельзя недооценивать силу женской решимости.
Было холодно, туманная мгла мелкими каплями оседала на плащах и доспехах, окрашивая все в унылый серый цвет. С течением времени мгла сгустилась. Они с трудом могли различать берега реки. Густой туман заглушал звуки. Было трудно поверить, что где-то в мире есть еще люди, что существуют другие цвета, кроме серого.
Хотя они двигались по реке и не могли заблудиться, Мадлен бормотала молитвы, чтобы им удалось где-нибудь пристать. Как далеко распространился туман? Что происходит с Одо и Алланом? Было трудно представить себе, что от их кортежа осталось еще что-то, кроме этих двух барок, бесшумно скользящих одна позади другой. Мадлен вспомнила, что они в стране мифов и волшебства. Это была родина Уолтофа, который не смеялся при упоминании о том, что его бабушка была феей-медведицей.
Крик королевы прервал ее воспоминания. Мадлен протиснулась мимо придворных дам к своей госпоже и услышала поток проклятий. Тут она поняла, что то был не крик боли, а взрыв ярости.
– Что случилось? – спросила она. Адель возвела глаза к небу.
– У ее величества отошли воды. Матильда лежала на спине и бормотала:
– Еще несколько часов. Вот и все. Только несколько часов!
– Вам не удастся протянуть еще несколько часов, и вы это отлично знаете, – набросилась на нее Адель. – Вы весь день обманывали меня!
Матильда улыбнулась.
– Можно здесь куда-нибудь причалить? – Она вцепилась в руку Адели.
Начались схватки. Роды развивались быстро.
– Нам нужно сделать остановку.
Мадлен пробралась вперед, туда, где стоял Эмери, вместе с Фальком вглядываясь в туман, и сообщила ему новости.
– Господи Иисусе! – воскликнул он и тут же переговорил с одним из корабельщиков. – На наше счастье, мы недалеко от деревушки под названием Селби. Мы смогли бы там укрыться. Это возможно?
Мадлен пожала плечами:
– Если нет, ребенок родится на лодке. – Она криво улыбнулась: – В таких делах, как это, женщины прекрасно понимают роль судьбы.
Лодки направились к западному берегу. Показавшиеся из тумана строения принесли облегчение: цивилизация еще существует. Но когда они причалили к маленькой пристани, всех охватила тревога. Место было покинуто, дома разрушены и сожжены.
Путешественники высадились на берег. Мужчины, обнажив мечи, были настороже, но, судя по всему, угроза уже покинула эти места.
– Кто это был? – спросила Мадлен Эмери.
– Все случилось совсем недавно, но трудно сказать, мятежники это или король. Кто бы это ни был, он мало что оставил для укрытия.
Затем из тумана раздался голос и показался темный силуэт.
Эмери выступил вперед.
– Кто вы?
Мадлен увидела мужчину с длинными развевающимися волосами и бородой, в грубой одежде. Был ли это житель Нортумбрии? Он бесстрашно предстал перед ними.
– Я Бенедикт из Осера, смиренный отшельник, – сказал он на прекрасном французском. – Чем я могу вам помочь?
– Куда девались жители Селби? – спросил Эмери.
– Сбежали, как овцы от волков.
– А вы?
– Я святой отшельник, и волки мне не страшны.
Эмери немного поколебался, но потом сказал:
– У нас женщина рожает. Нам нужно пристанище.
Отшельник улыбнулся:
– Какая жалость, что сейчас не святки! Пойдемте. У меня скромная хижина, но отлично защищает от непогоды, и в очаге горит огонь.
– Далеко ли? – спросил Эмери.
– Сразу же за домами, на краю деревни.
Фальк отправил людей охранять деревню, а Эмери пошел за Матильдой. Он подождал, пока прекратится схватка, и поднял королеву на руки.
– Во что я превратилась! – горестно промолвила Матильда и тут же, задержав дыхание, вцепилась в своего носильщика.
Эмери тревожно посмотрел на Мадлен.
– Если ты будешь ждать, пока кончится схватка, – сказала она, – то ребенок родится у тебя на руках! Иди!
Он пошел, Адель семенила рядом. Мадлен побежала собирать все, что необходимо для родов, и отправила женщин достать чистую одежду, чтобы переодеть королеву после родов. Она осмотрелась. Было трудно определить время в таком тумане, но, видимо, было уже за полдень. Туман задержал их. Мадлен задумалась, далеко ли до Йорка. Даже если королева сможет продолжить путешествие после родов, доберутся ли они до города, прежде чем стемнеет?
Но дойдя до хижины отшельника, она почувствовала себя лучше. Это было скромное каменное строение с земляным полом, но в очаге горел огонь, и было очень уютно. Люди уже сновали туда и обратно, занося припасы. Королева сидела на простом соломенном матрасе отшельника, покрытом теперь тонкими льняными простынями. Между схватками она потягивала вино из серебряного кубка. Слуга устанавливал свечи для освещения. Ни Эмери, ни отшельника не было видно.
Хижина была наскоро обустроена, и всех отправили позаботиться о себе. Остались только Адель, Мадлен, Лусия и любимица Матильды, леди Берта. Комната была переполнена. По просьбе Матильды Берта и Лусия по очереди читали ей из истории Карла Великого. Мадлен массировала королеве спину, а Адель следила за течением родов.
Матильда стонала и ворчала, по временам ругалась, но не было тех диких пронзительных воплей, свидетельницей которых Мадлен приходилось бывать. Матильда покачивалась на коленях, упираясь руками в пол.
– Жми, нажимай сильнее, девочка, – требовала она. – Сильнее!
Мадлен на коленях стояла позади нее и, нажимая изо всех сил, растирала королеве спину.
– Уже лучше, – проворчала Матильда.
Мадлен взглянула на Адель, женщина ободряюще кивнула ей.
– Правильно. Ей всегда схватывает спину.
Она погладила королеву по животу.
– Теперь недолго, дорогая, – промурлыкала она.
Мадлен нажимала и нажимала, думая про себя, что в таком положении, как и в большинстве важных случаев, нет никакой разницы между королевой и крестьянкой.
Внезапно королева вскрикнула как-то по-новому, совсем иначе, и свалилась на бок, так и оставшись лежать.
– Наконец-то, – прошептала она.
– Да, наконец, – сказала Адель, сразу став решительной.
Она отодвинула испачканные, мокрые юбки королевы.
– Сюда, леди Мадлен, идите поддерживать ей ногу.
Мадлен подчинилась и увидела, что уже показалась головка ребенка.
– Чудесно, чудесно, – сказала Адель. – Прекрасный вид. Все идет хорошо, все замечательно…
Мадлен взглянула на усыпанное каплями пота лицо королевы. Рот ее был приоткрыт, и она дышала учащенно и поверхностно, глаза были полузакрыты, словно она задремала. Затем Матильда напряглась и крякнула. Головка между ее ног двинулась на свет Божий.
Послышался крик. Но кричала не королева. Звук раздался снаружи. Воинственный возглас. Звенящие удары мечей.
Мадлен тревожно посмотрела на Адель, но женщина словно не слышала. Берта побледнела, но стойко продолжала читать. Лусия спокойно встретила взгляд Мадлен.
– Мы ничего не можем сделать. Доверься Эмери.
Мадлен смотрела на показавшиеся волосики ребенка, мысленно взывая к мужу. Матильда издала гортанный вопль. Адель разглаживала вздувшуюся кожу, осторожно освобождая появившуюся сердитую головку.
– Прекрасно, прекрасно, – мурлыкала Адель, протирая личико ребенка мягкой тряпочкой. – Вот и наш милый ангел. Только еще одно усилие, дорогая, и ты получишь своего ребенка. Тужься сильнее…
Королева крякнула и натужилась. Показались плечики. Сначала одно, потом другое, а затем, в стремительном скользящем движении, ребенок появился полностью. Мальчик. Он немедленно закричал.
– Принц, – хмуро сказала Лусия.
Звуки сражения теперь раздавались совсем рядом с хижиной. Боевые возгласы, словно вой волков возле двери, крики на английском и французском, звон оружия. Мадлен услышала, как Эмери выкрикивает команды. Сердце ее подпрыгнуло, затем сжалось при мысли, что он сражается там. С кем? С Гервардом?
Дрожащими руками она помогла королеве улечься на спину. Адель завернула ребенка и отдала в руки матери, затем села в ожидании последа. Матильда, оживившись, как любая только что родившая мать, рассматривала младенца какое-то время, потом расстегнула платье и приложила его к груди. Только тогда она перевела взгляд на женщин.
– Кто?
– Мы не знаем, – сказала Мадлен. – Англичане.
Матильда изогнулась, вытащила висевший на ремне нож и положила его на постель у себя под рукой.
– Так узнайте!
Лусия и Берта вдвоем стояли на страже возле двери. Берта, мертвенно-бледная, держала скамейку. Лусия приготовилась к драке, подняв здоровенный посох отшельника.
Мадлен вытащила свой столовый нож, глубоко сожалея, что с ней нет другого, лучшего, которым теперь завладела Альдреда. Она слегка приоткрыла дверь. Дверной проем загораживала широкая мощная спина Фалька. По бокам стояли еще двое стражей.
Снаружи горел костер, заливая туманное поле битвы тревожным красным светом. Мадлен могла разглядеть только неясные силуэты, но звуки были слышны отчетливо. Мечи сшибались с топорами и со щитами. В воздухе свистели стрелы и метательные копья. Раздавались воинственные возгласы и крики боли.
– Пресвятая Богородица… – прошептала Мадлен, взглядом пытаясь отыскать Эмери. – Кто это?
– Мятежники, – проворчал Фальк. – Как дела у королевы?
– Хорошо, она родила принца.
Фальк одобрительно кивнул:
– Не бойтесь. Мы защитим их.
Враги смогут пройти в дверь только через его труп, но ведь вполне могло дойти и до этого. Сколько человек участвовали в нападении? Где были Одо и Аллан? Направлялись в Йорк? Где Эмери?
Лусия выглянула через плечо Мадлен.
– Там Гервард? – спросила она.
– Мы не знаем, чье это войско, леди, – сказал Фальк.
– Сообщите им, если можно, что Лусия Мерсийская здесь, и если это мой братец устроил заварушку, я отрежу ему яйца его же ножом!
Фальк засмеялся:
– Слава Богу, что вы на нашей стороне, леди, но с этим сбродом не разговаривают. Они заслуживают смерти.
При этих словах просвистело копье. Фальк на мгновение опоздал подставить щит. Копье пронзило ему горло, и он, задыхаясь, рухнул на землю. Мадлен быстро опустилась на колени возле него, но уже ничего нельзя было сделать. Фальк умер почти мгновенно.
Она должна была немедленно что-то предпринять. Найти Эмери. И прежде чем два ошеломленных стражника заслонили дверь, Мадлен выскочила в затянутый туманом ад.
Она проскользнула мимо костра и проползла по земле позади разрушенной стены, стараясь отыскать Эмери, пытаясь разглядеть, кто на них напал. Если это Гервард, может, ей удастся обратиться к нему?
Она разглядела Эмери, который с мечом в руках сражался против более крупного и массивного человека, вооруженного топором. Она подобралась ближе. Шумный противник Эмери, судя по качеству его доспехов, был знатным дворянином, а длинные волосы и борода свидетельствовали о том, что он англичанин. Это был не Гервард.
– Будь верен своей английской крови, – услышала она возглас мятежника, отразившего щитом мощный удар меча. – Ты позволишь Бастарду размножаться здесь, как ему вздумается?
Эмери бросился вперед.
– Я нормандец, Госпатрик, и убью тебя, если ты не уберешься.
Мощный рыцарь рассмеялся:
– Нортумбрийцы никогда не бегут с поля боя!
Он взмахнул огромным топором. Мадлен вздрогнула, когда Эмери принял удар на щит.
– Ты умрешь здесь, де Гайяр, вместе с сукой Бастарда и его отродьем. Вас мало, и никто не придет на помощь. – Госпатрик отступил назад и ухмыльнулся: – Мы перехватили твоих гонцов, нормандец. Твой передовой отряд мчится в Йорк. А замыкающие остановились лагерем далеко позади. Сдавайся или умрешь!
– Тогда я приветствую смерть! – сказал Эмери и бросился на врага.
Мадлен с ужасом наблюдала за битвой. Им всем суждено умереть здесь, когда она окончательно убедилась в честности и преданности Эмери.
Затем звуки битвы изменились. Сначала Мадлен не могла понять, в чем дело. Было похоже, что в битву вступило еще больше людей. Но спустя мгновение Госпатрик отвлекся, и ход сражения переменился.
Эмери обрушил тяжелый удар на покрытое доспехами плечо врага.
– Кто? – вскричал Госпатрик сквозь шум битвы. – Кто пришел?
Ответ прозвучал из тумана:
– Гервард Мерсийский.
Через мгновение появился и сам человек, на этот раз в кольчуге, со сверкающими после сражения глазами.
– Уходи, Госпатрик. Эту битву выиграл я.
Мадлен приникла к земле, не зная, пришло избавление или просто волки грызутся из-за добычи. Эмери также выжидал.
– Разве вы не с нами? – спросил Госпатрик.
Гервард тоже был вооружен топором. Он лениво взмахнул им.
– Я близко к сердцу принимаю твои интересы, Нортумбрия. Вильгельм простит тебя, если ты достаточно ловко и мило поговоришь с ним. Но это вряд ли тебе удастся, если ты убьешь его королеву.
Пока предводители разговаривали, сражение прекратилось. Тишину прерывали только стоны раненых.
– А что, если она родила сына?
– Тебя это больше не касается. Мое войско превышает по численности твоих людей. Аллан де Феррер уже подходит сюда, и, возможно, отправляется помощь из Йорка, вызванная дозорным отрядом. Уходи. Вероятно, настанет день, когда мы вместе будем сражаться, чтобы выдворить отсюда нормандцев, но не сегодня.
Сила влияния Герварда боролась в душе Госпатрика с его собственными побуждениями. Наконец он выругался, рявкнул распоряжение своим людям и ушел.
Мадлен облегченно вздохнула, но заметила, что Эмери остается настороже.
– Не хочешь поблагодарить, племянник? – небрежно спросил Гервард.
– В свое время, – ответил Эмери, держа меч наизготове.
Гервард рассмеялся:
– Мне хотелось бы думать, что это моя выучка, но нет, это все твой проклятый отец. Подкрепление уже и правда в пути.
– Хорошо. Тогда ты, без сомнения, можешь покинуть нас.
Теперь, когда Госпатрик ушел вместе со своими нортумбрийскими мятежниками, Мадлен увидела, что многочисленные воины Герварда окружили усталых, измотанных нормандцев. Боже, неужели все начнется сначала? Чего хочет Гервард?
– Как поживает герцогиня Нормандская?
– С королевой все в порядке.
– Она родила ребенка?
– Я был слишком занят, чтобы справляться об этом.
– Мне было бы интересно узнать. Мадлен вышла из своего укрытия.
– Королева разрешилась сыном, и Лусия сказала, что собственноручно охолостит вас вашим же ножом, если вы причините королеве вред.
Гервард расхохотался:
– Значит, моя сестра здесь? Помоги мне, Один! – Он посерьезнел. – Какая жалость, что это мальчик, потому что мне придется забрать его.
Мадлен выступила вперед, держа в руке нож.
– Вы не можете отобрать новорожденного у его матери!
– У меня наготове кормилица. Он не пострадает, но и не будет принцем.
Эмери громко заговорил:
– Ты слабо веришь в собственное пророчество.
– Кто знает, каким образом оно осуществится?
– В таком случае оно сбудется благодаря мне, – сказал Эмери.
Он снял кольцо и швырнул его в огонь, затем встал между Гервардом и хижиной. Так они и стояли лицом друг к другу, а кольцо сверкало в пламени, пробегавшем по тлеющим углям.
– И мне.
Рядом с сыном появилась Лусия, держа обеими руками меч Фалька. Было ясно, что ей вряд ли удастся поднять его, но ее вмешательство не выглядело нелепым или смешным.
Мадлен шагнула вперед и встала с другой стороны от Эмери.
– И мне.
Гервард некоторое время рассматривал их.
– Значит, так? Это и есть будущее, в котором англичане, нормандцы и англонормандцы будут вместе?
Никто не ответил.
– Так тому и быть.
Гервард подал знак. Гирт вышел вперед и взял у него топор. Мадлен перевела дух, в первый раз за этот день поверив, что у них есть будущее.
Но у нее в глазах потемнело, когда Гервард вытащил из-за пояса нож с круглым янтарным набалдашником на рукоятке.
– Я взял это у женщины, которая пыталась вертеть нашими обычаями ради своей выгоды и навязать мне в родственники нормандского ублюдка. Больше она вас не побеспокоит.
Эмери воткнул меч острием в землю и оперся руками о рукоять.
– Ты ее убил?
– Это мое право. Позаботьтесь о моей дочери.
– Ты признаешь Фриду?
– Она ребенок лорда, следовательно, моя. Когда я снова верну свои владения, я признаю ее по всем правилам.
– Ты слепец, Гервард, – раздраженно сказала Лусия. – Эта страна завоевана и покорена навсегда.
Гервард сделал движение, как бы охватывая рукой гораздо больше, чем убогую окружающую местность.
– Взгляни вокруг, Лусия, но не просто глазами. У тебя здешняя кровь. Землю нельзя завоевать. Она просто ждет тех, кто ее заслуживает.
Он ловко наклонился вперед и острием ножа выхватил раскаленное кольцо из костра. Пройдя вперед, он встал перед Эмери, держа кольцо между ними.
– В один далекий день я дал тебе женщину, метку на руке и кольцо. Теперь ты отрекаешься от меня?
– Я должен.
– Тогда ты лишаешься всего, что я дал.
С быстротой молнии он приложил кольцо к руке Эмери и прижал его ножом. К тому моменту, как Эмери удалось сбросить кольцо и поднять меч, Гервард отошел к своим и снова взял топор.
– Вырази Матильде мое почтение, – крикнул он, – но скажи ей: сколько бы она ни рожала, ни один из сыновей ее сыновей не будет управлять Англией!
Туман поглотил Герварда и его людей как по волшебству.
Эмери с силой втянул в себя воздух, и Мадлен повернулась посмотреть на его руку. Воспаленная кожа вздулась вокруг выжженного круга посреди отметины. Эмери сжимал больное место рукой, но страдание на его лице было вызвано больше тем, что часть его жизни безвозвратно ушла, чем болью от ожога. У Мадлен не было с собой гусиного жира, поэтому она намочила в воде кусок ткани и перевязала ему рану.
– Ты сможешь сражаться левой рукой? – спросила она.
– До некоторой степени.
– Я бы на твоем месте попрактиковалась, – язвительно сказала она, – потому что, если так будет продолжаться, однажды ты совсем не сможешь пользоваться правой рукой.
Он засмеялся и крепко обнял ее.
– Мы остались в живых! Я сильно в этом сомневался.
– Я ужасно испугалась, но, – сказала она, – я верила в тебя!
Он прижал ее к себе еще крепче.
– Я просто молился. И если тебя интересует, Богу на кресте.
Тут они услышали стук копыт. Мадлен вглядывалась в туман.
– Прошу тебя, Богородица, только не снова…
– Думаю, вернее сказать, надеюсь, что это подкрепление из Йорка.
Так и оказалось. Вильгельм скакал впереди. Его быстрый взгляд мгновенно охватил всю сцену.
– Королева? – спросил он.
– В безопасности и полном порядке, – сказала Мадлен. – Она разрешилась сыном.
Вильгельм усмехнулся:
– Хорошие новости! Принц! Но кто напал на вас здесь?
– Госпатрик, – сказал Эмери. – По ошибке. Он ушел, как только Гервард объяснил ему это.
Мадлен едва успела сдержать себя и не выказать удивления при такой версии, но она понимала, что у Эмери есть на то причины.
– Гервард был здесь? Как давно?
Вильгельм уже поглядывал вокруг, собираясь организовать охоту.
– Недавно, сир. Он обеспечивал безопасность королевы.
Вильгельм хмуро посмотрел на своего крестника.
– Ты слишком любишь его. Что случилось с твоей рукой?
– Ожог.
– Ты больше не носишь его кольцо?
– Нет, сир.
Вильгельм удовлетворенно кивнул.
– Пусть Гервард уходит. Придет день, когда мы встретимся и победа будет за мной. А теперь лучше я повидаю Матильду и сына. – Король бросился в хижину.
– Почему? – только и спросила Мадлен.
Эмери вздохнул.
– Стоило рассказать об истинных намерениях Госпатрика, и Вильгельм охотился бы на него до самой смерти, превращая Нортумбрию в кровавую пустыню. Думаю, не пройдет и месяца, как граф Нортумбрийский упадет на колени, умоляя простить его, и этим все кончится.
– Эдвин тоже?
– Конечно, в особенности если Вильгельм отдаст ему Агату. В этом случае Гервард останется без поддержки и тоже вынужден будет просить о прощении. Тогда, может быть, в Англии установится мир.
Мадлен в сомнении покачала головой:
– Ты такой же безумец, как твой дядя.
– Совершенно верно!
Появился граф Гай в доспехах, одной рукой он крепко обхватил Л усию.
– Такой же сумасшедший, как Гервард, но все же превосходный человек. – Он схватил сына за руку. – Ты сегодня отлично потрудился, Эмери! Но должен тебя предупредить, что кузен леди Мадлен, Одо, утверждает, что ты английский преступник, Золотой Олень.
Эмери взглянул на Мадлен.
– Зачем бы ему это?
– Ради вознаграждения, конечно. Однако он заблуждается, если думает, что кто-нибудь выиграет от того, что вынудит Вильгельма погубить тебя. – Гай посмотрел сыну в глаза. – Это правда?
Эмери казался совершенно спокойным.
– Что я Золотой Олень? А что думает Вильгельм?
– Разве кто-нибудь знает это? Одо де Пуисси заявил, что помчался в Йорк, получив известие, что ты намерен передать королеву Герварду. Он боялся, ему не хватит полномочий помешать твоим планам…
Теперь, когда это случилось, Мадлен совсем не чувствовала страха. Напротив, она была полна решимости. Она ощущала себя словно на острие ножа. Это навело ее на мысль, и она взглянула на увенчанный янтарем клинок, валявшийся на земле. Предостерегающе сжав руку Эмери, Мадлен незаметно отделилась от группы. Она подняла нож, прошла на пристань, потом на барку. По счастью, ее сундук оказался сверху. Достав позолоченные ножны, Мадлен быстро сунула туда нож и прикрепила его на пояс.
Мадлен вернулась к Эмери, когда посланный королем человек пригласил их к Вильгельму. В хижине толпилось много народу. Вильгельм сидел рядом с Матильдой и держал на руках сына. Гай, Лусия, Мадлен и Эмери с трудом отыскали себе место. Затем вошел Одо. Он беспокойно оглядел всю группу. Возможно, он чувствовал, что в комнате нет ни одного человека, который относился бы к нему дружелюбно.
– Ах, Одо, – добродушно сказал Вильгельм. – Ты можешь поздравить меня с прекрасным сыном.
– От всего сердца поздравляю вас, сир, – почтительно поклонился Одо.
– И твои сведения оказались ошибочными, потому что лорд Эмери стойко, решительно и преданно защищал королеву.
Одо покраснел и огляделся.
– И все же не схватил эту паршивую собаку, Герварда.
Вильгельм вопросительно взглянул на Эмери.
– У них было численное превосходство, сир. Когда выяснилось, что Гервард не намерен причинить нам вред, я позволил ему уйти.
– Мудрое решение. Ты так не считаешь, де Пуисси?
– Предусмотрительный малый, – ухмыльнулся Одо. – Странно, что Эмери де Гайяр, храбро сражаясь с Госпатриком, не нанес ни одного удара Герварду. Есть свидетели, что они были в дружеских отношениях и даже пожали друг другу руки на прощание.
Вильгельм посмотрел на него с интересом.
– Ты хочешь сказать, что сцена спасения была разыграна Гервардом и Эмери, чтобы завоевать мою благосклонность?
Эта мысль, очевидно, даже не приходила Одо в голову, но он с радостью ухватился за нее:
– Да, сир.
– До чего же у тебя острый и проницательный ум!
Только Эмери и сейчас пользуется моей благосклонностью в полной мере, а Герварду стоит только преклонить колени, чтобы ее получить.
Одо судорожно сглотнул.
– А как же с убийством в Хантингдоне? – сказал он с отчаянием. – Где эта женщина, Альдреда, которая взяла нож, найденный в теле? Это был собственный нож де Гайяра, которым вы его наградили.
– Что еще за женщина? – спросил Вильгельм.
– Альдреда, ткачиха из Баддерсли, – сказал Эмери. – Ее муж убит в Хантингдоне. Если верить Герварду, она тоже мертва.
– Мертва?! – закричал Одо. – Значит, предательски убита. Не иначе как тобой!
– Гервардом, – сказал Эмери, – по их личным причинам. У меня не было возможности заняться персональным убийством.
Одо побагровел от ярости и сделался похож на своего отца. И не слишком-то отличался от него умом, потому что король был явно склонен смотреть на все сквозь пальцы.
– При ней должен был быть нож, – продолжал неистовствовать Одо. – Это доказательство.
Мадлен вмешалась:
– Нож, которым король наградил Эмери, находится у меня. – И она показала нож, висевший у нее на поясе.
Одо вытаращил глаза.
– Где ты его взяла?
– У Эмери несколько недель назад.
– Дай-ка мне взглянуть.
Король внимательно изучил нож и удовлетворенно кивнул:
– Это точно он.
Вильгельм нахмурился и с угрозой посмотрел на Одо.
– Я верю, де Пуисси, что твои намерения продиктованы преданностью, но тебя явно ввели в заблуждение. Ради чего Эмери стал бы убивать крестьянина?
Одо с ненавистью посмотрел на Эмери.
– Этот крестьянин мог бы узнать в нем Золотого Оленя, как и та ткачиха. Он убил их, но есть и еще один свидетель, сир. Пошлите за Бертраном, бывшим стражником д'Уалле. Он теперь в моем отряде и однажды встречался с Золотым Оленем. Он все расскажет.
Вильгельм холодно приказал вызвать этого человека. Гай и Лусия побледнели. Эмери остался совершенно спокоен. Стражник вошел и упал на колени. Однако взгляд его был острым и проницательным.
– Ну, Бертран, – сказал король, – лорд Одо полагает, что ты узнаешь среди присутствующих того, кто напал на тебя в Банбери.
Стражник огляделся, глаза его на миг задержались на Эмери.
– Нет, сир. Здесь нет никого, кто был бы таким же огромным.
– Ты лжешь, – заорал Одо. – Ты сам сказал мне два дня назад, что лорд Эмери мог быть этим человеком.
– Я сказал «мог быть», милорд. Как и многие другие. Но лорд Эмери – настоящий нормандский рыцарь, что он и доказал сегодня. Человек, с которым я сражался, был низкого происхождения.
– Но хорошо владел мечом, – сказал Одо.
Стражник возмутился и позволил себе дерзость:
– Я хорошо владею мечом, а я низкого происхождения.
Одо собирался еще что-то сказать, но король прервал его:
– Совершенно ясно, что все это пустое. – Он передал Бертрану несколько монет. – Ты можешь идти, мой воин, с нашей благодарностью.
Король оглядел Одо с холодной насмешкой.
– Если это будет продолжаться, де Пуисси, я начну думать, что ты имеешь зуб на Эмери, выигравшего состязание за леди Мадлен.
Одо был слишком взбешен, чтобы уловить предостережение в голосе короля.
– Я имею зуб только на предателей, сир. Он убил двоих свидетелей и подкупил третьего, но есть еще свидетельство, которое говорит само за себя. У Эмери де Гайяра есть знак на руке, который доказывает его вину так же ясно, как божий день. – Он повернулся лицом к Эмери: – Я вижу, ты прячешь его под тряпкой. Покажи нам этот варварский языческий знак, если посмеешь!
Эмери спокойно размотал повязку и снял браслет с запястья. Шрам от раны, нанесенной кабаном, проходил от середины кисти его руки на несколько дюймов вверх по предплечью. Теперь он был увенчан багровым воспаленным кругом. От метки на коже осталось простое сплетение линий.
– Кто может сказать, – спросил король, – что бы это могло быть?
Было неясно, вопрос это или нет, но Лусия поспешила ответить:
– Это была лошадь, сир. Теперь это не пойми что с четырьмя ногами. Но как Эмери мог оказаться Золотым Оленем, даже если бы у него хватило на это глупости? Ведь когда я плыла сюда, этот преступник захватывал корабли, направлявшиеся во Францию.
– А я, – сказал король, – получил донесение, что он два дня назад совершил набег на Ланкастер вместе с отрядом шотландцев.
Он посмотрел на Одо.
– Эта северная страна дурно повлияла на тебя, де Пуисси, и ты напрочь лишился всякого соображения. Приказываю тебе отправиться на границу с Уэльсом, служить вместе с лордом Уильямом Фицосберном, сражаясь против валлийцев. Может, те края больше подойдут тебе, и ты наконец завоюешь награду, которой так добиваешься.
Со звуком, опасно напоминающим рычание, Одо поклонился и вышел. Все остальные, кроме де Гайяров, тоже покинули хижину.
Вильгельм передал ребенка Матильде и посмотрел на Эмери:
– А теперь, Золотой Олень…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Властелин моего сердца - Беверли Джо



Нудновато😒
Властелин моего сердца - Беверли ДжоНаталья
15.11.2012, 2.33





есть работа на которую срочно нужны люди (работа на дому) все подробности на сайте http://mns.www-working.com
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЕлена
11.12.2012, 22.22





Читать можно. Спасибо.
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЛюдмила
20.01.2013, 8.13





Прикольный роман,немножко сказки, но читать можно.....
Властелин моего сердца - Беверли ДжоАлена
18.04.2013, 5.18





Средненько.
Властелин моего сердца - Беверли Джонека я
15.09.2013, 14.56





Мне понравилось, мне всегда нравились истории про Вильгельма, и это не стало исключением))
Властелин моего сердца - Беверли ДжоМилена
5.10.2013, 20.51





нормальный
Властелин моего сердца - Беверли Джоольга
6.10.2013, 13.18





Согласна с мнением, что нудновато и скучновато. У Беверли есть романы поинтересней. Не верю, что воспитанница монастыря сразу воспылала чувствами к незнакомцу. Главный герой тоже не тянет на романтический образ, имхо. 6/10, перечитывать не стала бы.
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЯя
2.04.2014, 13.09





средне. скучновато
Властелин моего сердца - Беверли Джовасилиса
6.01.2015, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100