Читать онлайн Властелин моего сердца, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Властелин моего сердца - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Властелин моего сердца - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Властелин моего сердца - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Властелин моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Мадлен со страхом уставилась на него.
– Но он прочно застрял в кости!
– Труп обнаружил конюх, и он клянется, что оружия уже не было. Я думаю, у него нет причин лгать.
– Что теперь будет?
– Шериф расследует дело. Я опознал Хенгара – было бы странно и подозрительно, если бы я этого не сделал, но сказал, что ему нечего было здесь делать. Тебя кто-нибудь видел в конюшне?
Она покачала головой:
– Нет… Я так думаю… Я не старалась особо прятаться… – У нее стучали зубы.
Он подошел и сел на кровать возле нее, взяв в свои ладони ее дрожащие руки.
– Кроме как от меня. Не волнуйся, Мадлен. Если они выйдут на тебя, ты можешь просто сказать, что он на тебя напал.
Она выдернула руки, вспомнив, что все это по его вине. Из-за его предательства. Из-за его шашней с женой Хенгара.
– Солгать? Ты ведь не любишь ложь.
– Верно, но разве это ложь?
Мадлен вздрогнула:
– Он и правда напал на меня, но только потому, что я обещала рассказать в Баддерсли, что он намерен сделать. А он собирался совершить верноподданнический поступок!
– Он хотел поступить так из мелкой злобы, – спокойно возразил Эмери. – Хенгар не слишком-то большой любитель нормандцев.
Мадлен сердито взглянула на него.
– Был. И тебе много чего известно о нем, разве не так? Если он и был зол на тебя, так это потому, что ты не мог держать руки подальше от Альдреды! Вот из-за чего ты втянул меня в измену!
– Я никуда тебя не втягивал! Дальше ты заявишь, что я сегодня изнасиловал тебя, хотя, если уж на то пошло, дело обстояло совсем наоборот.
Мадлен спрятала в ладонях лицо.
– Не надо! Мне невыносимо даже подумать об этом!
Почему они постоянно ссорятся, если раз и навсегда связаны между собой, пусть даже только несчастьем? Она услышала, как затворилась дверь. Он ушел. Мадлен задрожала.
Что теперь с ними будет? Она считала, что клятва потеряла всякий смысл. Эмери нет необходимости соблазнять ее, чтобы заставить быть ему верной, ведь сегодня она доказала, что предана ему до последней капли крови.
Он сказал, что не ляжет с ней, раз она не доверяет его слову, но вожделение заставило его забыться. Ею владели те же чувства. Больше, чем когда-либо, она нуждалась в близости с ним – с единственной ее опорой в этом зыбком мире. Но какая же любовь может вырасти на такой ядовитой, отравленной почве? Бессмысленны отчаянные порывы, всплески страсти? В тот момент это было ей необходимо, но теперь она сгорала от стыда при одном воспоминании о своем поведении. Он сказал, это было подобно изнасилованию, и был совершенно прав. Упаси ее Господь зачать ребенка при таких обстоятельствах!
В замке была баня, и Мадлен разыскала ее. Служанка наполнила отгороженную занавеской ванну горячей водой, и Мадлен принялась яростно тереть себя, стараясь смыть всякие воспоминания о крови и запах любовных утех. Слезы ручьем струились по ее лицу.
– Леди Мадлен, – раздался голос прислуживавшей в бане женщины.
– Да?
– Королева прислала за вами.
Мадлен похолодела. Неужели все уже открылось?! Она попыталась успокоить внезапно возникшую дрожь в руках. Она приложит все силы, чтобы не впутывать в это Эмери. Именно ему грозила настоящая опасность. Она может сказать, что Хенгар напал на нее, и все будет хорошо, пока кто-нибудь не станет слишком усердно выяснять его побуждения. Подозрительнее всего покажется то, что она не заявила о нападении.
Мадлен вылезла из ванны и завернулась в сухую простыню. Было бы легче объясняться с Вильгельмом. Она могла бы представиться нежной благовоспитанной девочкой, потрясенной и ошеломленной насилием. С Матильдой такое не пройдет.
Мадлен поспешила в покои королевы. Она нашла Матильду в постели. Эмери уже был там. Он улыбнулся жене, но Мадлен не могла сказать, была эта улыбка притворной или искренне подбадривающей.
– Мадлен, – сказала королева, – ты слышала об этом грязном деле?
Мадлен должна была быстро сообразить, слышала она или нет.
– Да, ваше величество. Ума не приложу, что этот человек мог здесь делать.
– И никто не знает, – сказала Матильда.
Она устала и потеряла терпение.
– Тебе бы лучше побеспокоиться о своем леснике, чем нежиться в бане!
– Простите, ваше величество. Я не думала, что могу что-то сделать.
– Я ей не позволил, – примирительно сказал Эмери. – Она неважно себя чувствовала. Мы считаем, скорее всего она ждет ребенка.
Мадлен испуганно взглянула на него, еле скрыв удивление. Это была удачная мысль. Она могла отвлечь Матильду и завоевать ее симпатию.
– Отличная новость! – заявила королева и вздрогнула, как от боли. Она потерла бок. – Этот ребенок безжалостно пинает и колотит меня ногами под ребра. – Матильда задумчиво нахмурилась, затем кивнула. – Тогда мы должны отдать дело в руки шерифа и будем считать, что эта смерть не связана с нашей поездкой. Уведи жену, Эмери, и позаботься о ней. Может, ей не следует больше ездить верхом?
Мадлен поспешно вмешалась:
– Я лучше себя чувствую, когда еду верхом, ваше величество.
Матильда неодобрительно фыркнула:
– Значит, в экипаже тебе тоже не нравится. Поступай как знаешь.
Мадлен и Эмери не произнесли ни слова, пока не добрались до своей комнаты.
– Ты хорошо придумал, – сказала Мадлен.
Он пожал плечами:
– Возможно, это действительно так. Если нет, такие ошибки часто случаются.
Мадлен чувствовала смертельную усталость. Она зябко потерла руки, хотя ночь была теплой.
– Думаешь, все обойдется? А вдруг кто-нибудь видел меня там?
Эмери подошел и крепко обнял ее.
– Все будет хорошо. Выплыви твое участие, и мы скажем, что он напал на тебя. Если кто-нибудь оспорит это, я устрою испытание поединком.
– Нет! Ты не должен рисковать жизнью из-за меня.
– Это мой долг, раз я твой муж. – Он задорно усмехнулся. – В любом случае я выйду победителем.
– Но справедливость не на твоей стороне. Рука Господа будет против тебя.
Он только пожал плечами:
– Значит, такова моя судьба.
– Будь проклята твоя дурацкая судьба! – Мадлен оттолкнула его.
– Но раз ты хочешь увидеть в этом промысел Божий, то задумайся. Если бы ты не пошла в конюшни, Хенгар, несомненно, нашел бы более благосклонного слушателя, и я бы теперь оказался в цепях, ожидая королевского суда.
Мадлен посмотрела на него.
– Мне это известно. Я не собиралась убивать его, но не сомневалась, что без колебаний проткну его ножом, если это окажется единственным способом остановить его.
– Знаю. И готов рисковать жизнью, чтобы спасти твою честь.
– Но я совершила смертный грех и не раскаиваюсь!
Эмери укоризненно покачал головой:
– Перестань, Мадлен. Нам всем приходится убивать, если нужно. Он был твоим врагом точно так же, будто вы встретились на поле боя и ты сразила его. Если считать это смертным грехом, то небеса рискуют остаться без обитателей. Ложись-ка лучше в постель.
Мадлен покорно подчинилась.
– А как насчет ножа?
– Вот это довольно любопытный вопрос, верно? – сказал он, присоединяясь к ней. – Возможно, его просто стащил какой-то мелкий вор. Это дорогая вещь.
– Это больше похоже на дамоклов меч, – сказала Мадлен.
Он нежно взял ее за руку.
– Я не допущу, чтобы он упал на тебя. Верь мне, Мадлен.
– Я постараюсь, – сказала она и погрузилась в сон.
Мадлен проснулась поздно и чувствовала себя совершенно разбитой, потому что всю ночь ее преследовали кошмары. То она вонзала нож в Хенгара, то в Эмери. Один раз, под конец, оружие было направлено в ее собственное сердце. Голос Дороти разбудил ее, и она сразу же посмотрела на свои ладони, ожидая увидеть на них кровь.
– С вами все хорошо, леди? – с беспокойством склонилась к ней Дороти.
– Да-да, – сказала Мадлен, садясь в постели. – Просто я плохо спала. Который теперь час?
– Восемь часов, леди. Лорд Эмери сказал, что вам нужно выспаться, но уже осталось мало времени. Я принесла вам поесть.
Мадлен взглянула на холодную рыбу и эль, и ее желудок взбунтовался.
– Я предпочла бы простой хлеб с медом. Сходи за ним, Дороти. Я могу и сама одеться.
По взгляду, который женщина бросила на нее, Мадлен поняла, что слух о ее беременности уже распространился по замку и теперь находит подтверждение. Ну что ж, это может оказаться правдой.
К тому времени как Дороти вернулась, Мадлен была уже одета. Она с трудом впихнула в себя кусочек хлеба, запивая медом, и оставила служанку закончить упаковку вещей и проследить, чтобы их погрузили в повозку. Мадлен отправилась разыскивать шерифа.
Этот дородный мужчина оказался англичанином, и она почувствовала, что его почтение к нормандцам – всего лишь видимость. После короткого разговора с ним, однако, стало очевидно, что он не подозревает о сложных причинах смерти Хенгара.
– Возможно, какая-то личная вражда, леди Мадлен. Или просто ограбление, потому что при нем не оказалось кошелька. Я намерен отправиться сегодня в Баддерсли вместе с телом, сообщить новости его вдове и по возможности что-нибудь разузнать. – Он подмигнул. – Я убедился, что подобные случаи часто приводят к брачной постели.
Мадлен осознала, что при этих словах вздрогнула. Болтают ли еще в Баддерсли о связи Эмери с Альдредой? Она взглянула на толстяка с опаской, стараясь понять, не выдала ли себя только что.
Шериф побагровел.
– Прошу прощения, леди. Я не должен был упоминать о подобных вещах, вы еще такая юная и воспитывались в монастыре.
– Пустяки, – сказала Мадлен. – Сделайте все возможное, чтобы найти виновного, и скажите жене Хенгара, что она может остаться в домике лесника, и если дело вскоре не разрешится, я сама заплачу вергельд.
Шериф поклонился.
– Вы очень милостивы и великодушны, леди. Я скажу ей. Мадлен уходила в волнении, но понимала, что беседа была необходима. Показалось бы странным, если бы она не стала расспрашивать об убийстве своего лесника. Немного спустя она уже выезжала верхом из Хантингдона.
В течение дневного переезда Эмери часто останавливался возле нее, чтобы оказать поддержку. Мадлен решила, что это плохо согласуется с ее усилиями выбросить смерть Хенгара из головы. И она сказала Эмери, чтобы он оставил ее в покое.
Выбрасывая из головы Хенгара, она освобождала пространство для мыслей об Эмери и Альдреде. Ее так и подмывало схлестнуться с мужем по этому поводу, но она ехала вместе с группой придворных дам, и не было никакой возможности встретиться с ним наедине. Кроме того, глупо даже поднимать эту тему. Но она не могла заставить себя не думать об этом. К тому же оставался вопрос о Фриде. Хенгар уверенно высказал свои претензии, но девочке было по меньшей мере десять. В то время Эмери было около четырнадцати. Может, Хенгар сошел с ума?
Но Мадлен чувствовала, что между Альдредой и Эмери что-то есть. Она вспомнила, как Эмери желал ее накануне, какую страсть испытывал в тот жаркий день возле хлебного поля. Возможно ли, чтобы он так долго сдерживал потребности своего тела, если его влекло к Альдреде? Как поступит он теперь, когда эта женщина стала вдовой?
Мадлен отвлеклась отличных переживаний, когда заметила возрастающую настороженность среди мужчин. В жаркий день многие ехали с непокрытой головой, но теперь все надели шлемы и взяли в руки щиты.
Мимо проезжал Эмери.
– Что случилось? – спросила Мадлен.
Эмери осадил коня.
– Ничего. – Он показал на восток. – Просто мы подходим к Фенсу.
Мадлен взглянула в том направлении. Весь день местность справа от них постепенно шла под уклон, переходя в обширную низину, но теперь Мадлен увидела кое-где ярко-зеленые заболоченные участки. Впереди простиралась пустынная равнина, и только навязчивые крики болотных птиц свидетельствовали о наличии здесь жизни.
– Гервард? – тревожно спросила Мадлен.
Эмери не выказывал ни малейшего беспокойства или чувства вины.
– Он куда-то ушел отсюда и, без сомнения, осведомлен о каждом нашем шаге. Он не станет атаковать нас. У нас слишком большие силы.
Но ей все же хотелось знать.
– Что ты будешь делать, если он нападет?
Муж окинул ее холодным взглядом:
– Защищать королеву, разумеется. – И тут же отъехал. Она отчаянно хотела бы доверять ему, но воспоминания о его обещании Герварду, об огромной силе воздействия этого человека, которую ей довелось испытать на себе, всегда оставляли сомнения.
Тем не менее они прибыли в Питерборо без происшествий и разместились в величественном монастыре Святых Петра, Павла и Андрея, а также вокруг него. Мадлен подошла к королеве, как только усталая Матильда вылезла из экипажа, потирая спину.
– Когда путешествие закончится, – раздраженно сказала королева, – я хочу, чтобы это проклятое сооружение порубили на куски и сожгли. А я буду плясать вокруг костра.
Мадлен хихикнула. Матильда обожгла ее свирепым взглядом, но ее губы при этом скривились в усмешке.
– Я отправлю тебя в паломничество, девочка, через семь месяцев или около того.
– Прошу прощения, ваше величество.
Мадлен взглянула на королеву, и всякое веселье исчезло. Лицо Матильды опухло, и она выглядела измученной.
– Вы не хотели бы остаться тут, ваше величество? Мы далеко продвинулись на север, и в монастыре много людей, сведущих в медицине.
Матильда выпрямилась, силой воли прогоняя следы усталости.
– У меня есть люди, сведущие в медицине, и этот принц должен родиться в Йорке.
Положив руку на свой выпуклый живот, она величаво двинулась вперед, чтобы приветствовать настоятеля.
Мадлен переглянулась с Аделью. Матрона покачала головой:
– Ее не остановить, леди Мадлен. Не беспокойтесь. Я принимала все ее роды, и до сих пор не было никаких неприятностей.
– И все же мне не нравится эта отечность, – тихо сказала Мадлен. – Я видела, как однажды женщина умерла, когда опухла на позднем сроке.
– Я думаю, это оттого, что приходится лежать весь день. Может, вам вывести ее погулять по галерее сегодня?
Так что вечер Мадлен провела, прогуливаясь с Матильдой и стараясь, чтобы беспокойная королева была довольна. Придворные дамы музицировали и загадывали загадки, а когда стемнело, пришел Эмери. Он спел балладу о разлученных влюбленных, которые обрели счастье. Мадлен упивалась мелодией, будто он пел только для нее, а когда встретилась с ним взглядом, подумала, что так оно и было.
Но к тому времени как королева отошла ко сну, Мадлен была совсем измотана и испытала большое облегчение, узнав, что мужчин и женщин разместили отдельно.
На следующий день шел дождь. Королевский кортеж с трудом продвигался из Питерборо в Борн. Повозки часто вязли в грязи, несмотря на твердое основание древней дороги римлян. Как и все остальные, Мадлен куталась в плащ и терпеливо сносила невзгоды.
В Борне оказались только деревня и скромно укрепленный замок. Раньше он тоже принадлежал Герварду, а сейчас находился в руках Иво Тэлбуа, который здесь не жил. Дамы втиснулись в унылый зал, а мужчины расположились снаружи, образовав вооруженный круг охраны.
Когда они собирались в дорогу на следующее утро, дождь все еще шел, и мало кто побеспокоился переодеться в сухую одежду. Вскоре они все равно промокли до нитки. Дождь не был холодным, но Мадлен вымокла насквозь. В такую погоду вооруженные мужчины чувствовали себя значительно лучше, чем женщины: их защищали доспехи и кожаное платье.
Когда Мадлен наблюдала за окончательным сбором свиты, к ней подъехал Эмери и предложил бурдюк с вином.
– Если бы мы были в безопасном и надежном месте, я бы подумал об остановке, – сказал он, – но не в замке Герварда, на краю Фенса.
Мадлен приложилась к бурдюку и отпила. Ей бы хотелось побыть с мужем наедине, но для этого не было никакой возможности.
– Ты думаешь, здесь опасно?
– Скажем, я не хочу соблазнять моего дядюшку слишком лакомым куском. Здешние люди преданы ему до гроба. На всякий случай я спросил королеву, и она отказалась даже говорить о задержке. – Он посмотрел на Мадлен. – Ты думаешь, роды приближаются?
– У Адели больше опыта, чем у меня. Она очень обеспокоена.
Он тревожно постукивал рукой по луке седла.
– Если королева начнет рожать в дороге, что тогда?
– Все в руках Господа. Она всегда удачно вынашивала детей. Роды должны пройти легко. Но, ради всего святого, только не под дождем!
– Аминь! Да будет так. Я рассчитываю отдохнуть сегодня ночью в Слифорде, там не многим лучше, чем здесь, но на этом кончается Фенс, а дальше идет Линкольн. Там мы будем в безопасности.
Мадлен видела, что груз ответственности гнетет его, и ласково коснулась его руки.
– Все будет хорошо.
Он благодарно улыбнулся:
– А ты? Как ты себя чувствуешь?
Ей так хотелось очутиться в его объятиях, но она только плотнее запахнула мокрый плащ.
– Слишком устала и промокла, чтобы беспокоиться о личном.
Он засмеялся, но сразу же посерьезнел.
– Мне не хотелось бы добавлять тебе забот, но есть кое-что, о чем ты должна знать.
– О Хенгаре? – тревожно спросила она.
– Нет, о Золотом Олене.
Неужели он собирался признаться ей в своих замыслах?
– Весной я схлестнулся с несколькими парнями Роберта д'Уалле, но один из них выжил. Король проявил к нему интерес и назначил в охрану замка Хантингдон. Я только что видел его в отряде Одо.
Сотни мыслей теснились в голове Мадлен, но она спросила:
– Он может узнать тебя?
– Он видел меня прежде и не уловил никакой связи, но раз Одо нанял его, этому должна быть какая-то причина. Если Одо укажет на меня, парень может заметить сходство.
– Что ты предпримешь?
– Ничего.
– Как можно ничего не делать, когда они намерены погубить тебя?
Он не ответил.
– Сколько человек ты убил?
Он удивился:
– Троих. Одного прикончил Гирт.
– Ты говорил, что никогда не убивал, чтобы скрыть свои действия и замести следы.
– Так оно и есть. Я убил, чтобы спасти человека от смерти, а его товарищей от возмездия, которое ждало их за убийство нормандца. – Он вздохнул и коснулся ее щеки. – Не смотри на меня так испуганно. Сомневаюсь, что может что-нибудь случиться, прежде чем мы встретимся с королем в Йорке, и будем надеяться, не тотчас же. У меня большие планы насчет Йорка, – добавил он тихо. – Я собираюсь долго и нежно заниматься с тобой любовью в постели, жена моя. Могу я надеяться на радушный прием?
Как она могла отказать ему, когда угроза смерти нависла над ним?
– Да, – прошептала она.
Глаза его вспыхнули радостью.
– Тогда мы, несомненно, доберемся до Йорка! Остальное – во власти богов.
* * *
Слифорд был в точности похож на Борн, но когда они туда прибыли, дождь едва моросил, и к тому времени, как они на следующее утро пустились в путь, снова сияло летнее солнце и дорога стала твердой.
В сухой одежде и под жарким солнцем все воспрянули духом. Эмери затянул песню, и все радостно подхватили ее. Они направлялись в Линкольн, где ожидали найти надежный замок.
Адель ехала верхом рядом с экипажем Матильды, и Мадлен держалась поблизости, потому что королева то и дело потирала низ живота и никак не могла выбрать удобное положение, чтобы улечься. Адель сказала Мадлен, что уверена – королева родит в ближайшие дни.
Когда Мадлен не наблюдала за Матильдой, она с тревогой осматривала окрестности к востоку от дороги, пытаясь догадаться, там ли Гервард и что он замышляет. По временам она видела маленькие лодчонки, искавшие угрей, и даже пеших странников, пользовавшихся шестами, чтобы преодолевать часто встречавшиеся заболоченные участки, но никаких следов вооруженных людей. Кое-кто из свиты начал подумывать, что Гервард – всего лишь плод воображения, но Мадлен точно знала, что это не так. У нее груз свалился с плеч, когда опасный Фенс остался позади.
Линкольн и в самом деле выглядел привлекательно. Он был расположен на высоком холме над рекой Уитем. Новый замок гордо возвышался над древним городом. Уильям Перси, которому он был пожалован, выехал им навстречу, приветствуя королеву. Это был суровый человек с ужасным шрамом на лице, но внушающий необычайное доверие. Мадлен подумала, что Эмери, наверное, испытал признательность, что хоть ненадолго может разделить ответственность с кем-то еще.
Замок был выстроен спешно по приказу Вильгельма как часть операции по подчинению севера. Он был еще не обустроен, но под его защитой находилось множество великолепных домов, где и расположилась на отдых королева со свитой. Эмери сразу же отправился к ней, чтобы убедить ее задержаться в Линкольне.
– Глупости, – одернула его Матильда. – Худшая часть пути пройдена. Путешествие по воде не сулит никаких неприятностей.
– Если погода продержится, – предостерег Эмери.
Когда Эмери ушел, королева опять схватилась за живот.
– Ваше величество! – в отчаянии воскликнула Мадлен. – Неразумно рожать на реке.
– Я и не собираюсь этого делать, – заявила Матильда, словно этот процесс полностью подчинялся ее желаниям. – Мне хорошо знакомы эти боли. Они появляются за несколько недель до родов.
Вперед выступила Адель.
– Но все-таки это боли, миледи?
– Естественно, – отвечала Матильда. – Каждый начнет болеть, проторчав неделю в этой коробке. Дитя еще не собирается родиться.
Мадлен и Адель переглянулись и вздохнули.
– Я останусь на ночь с вами, ваше величество, – сказала Мадлен.
– Ни в коем случае! У меня достаточно людей, которые все время стоят над душой, а у Эмери только одна жена. Брось суетиться вокруг меня, девочка, и отправляйся обхаживать своего мужа.
Мадлен отправилась на поиски своей комнаты. Когда Эмери обещал заняться с ней любовью в Йорке, он, наверное, забыл о той возможности, которая представится им в Линкольне.
Уильям Перси устроил вечером великолепное пиршество для королевы и ее свиты. Матильда была любезна и насторожена, обращая особое внимание на тех жителей города, которые заискивали перед ней из-за ее мужа.
Мадлен и Эмери тоже сидели среди местной знати и старались произвести хорошее впечатление. Их умение говорить на английском было оценено по достоинству. Мадлен заметила, что гости почти не общаются с местными. Неужели большинству нормандцев не приходит в голову выучить язык этой страны? Они ждут, чтобы англичане овладели французским. Мадлен вспомнила, как Гервард предсказал, что в будущем язык этой страны останется английским. Непохоже, чтобы так могло случиться.
Она с тревогой посмотрела в дальний конец, где сидели воины из отряда Одо. Мадлен не заметила, чтобы кто-нибудь подозрительно поглядывал в их сторону. Ей следовало бы выбросить все это из головы, но она не верила в неотвратимость судьбы.
Ее тревожные размышления были прерваны шумом у дверей. Прибыли новые гости. Впереди всех гордо выступала привлекательная белокурая женщина средних лет. Ее трудно было назвать красавицей, но лицо ее было преисполнено достоинства и силы духа, а живые проницательные глаза ярко сияли. Но внимание Мадлен привлекла другая особа, двигавшаяся позади этой женщины и ее охраны. Что тут делала Альдреда?
Эмери внезапно вскочил с места. Мадлен с удивлением смотрела, как он с восторгом бросился навстречу прибывшим. Ее пронзила острая боль. Он собирался предать ее?
Эмери заключил белокурую женщину в объятия.
– Мама!
Мадлен медленно поднялась, испытывая смешанное чувство облегчения и вины. Она снова взглянула на Альдреду и встретила ее колючий взгляд, который сразу ожесточился. Но теперь некогда было размышлять над этим. Эмери звал ее подойти к нему, королева требовала привести всех их к ней. Свиту леди Лусии нужно было разместить в замке и накормить.
Мадлен очутилась в теплых мягких объятиях.
– Моя дорогая доченька! Ты такая хорошенькая! Как удалось этому бессовестному бездельнику отхватить такую прекрасную жену?
Когда они шли к королеве, леди Лусия объяснила:
– Я заранее знала, как все будет. Мне пришлось бы сидеть в Нормандии до скончания века и превратиться в камень, прежде чем мой муж и сын хотя бы вспомнят обо мне, поэтому я решила сама приехать.
Лусия присела перед королевой в почтительном реверансе, но, поднявшись, сказала:
– Матильда, ты совсем сошла с ума. Королева засмеялась:
– Люди всю жизнь говорят мне об этом. Святые угодники, как хорошо, что ты приехала, Лусия! Садись и расскажи мне все новости. Ты сможешь и позже пообщаться со своим сыном.
Матильда жестом приказала Эмери и Мадлен удалиться, но они слышали, как она сказала:
– У него дела идут отлично, ты можешь гордиться им.
– Я всегда им гордилась, – ответила Лусия. – Ты все еще мучаешься при родах или только выжидаешь время, чтобы лопнуть, как гороховый стручок?
Мадлен и Эмери обменялись усмешкой, возвращаясь на свои места.
– Она просто прелесть, – сказала Мадлен.
– Да, но не заблуждайся. Даже отец приходит в ужас, когда она принимается спорить. Теперь есть надежда, что королева возьмется за ум.
– Я молю Бога, чтобы это случилось. – Мадлен вертела в руках печенье. – Ты видел Альдреду?
Он удивленно взглянул на нее. Мадлен облегченно вздохнула:
– Она приехала вместе с твоей матерью.
– Значит, мама останавливалась в Баддерсли, – заметил он без всякого интереса. – Но зачем она привезла Альдреду?
– И почему, – многозначительно спросила Мадлен, – Альдреде захотелось приехать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Властелин моего сердца - Беверли Джо



Нудновато😒
Властелин моего сердца - Беверли ДжоНаталья
15.11.2012, 2.33





есть работа на которую срочно нужны люди (работа на дому) все подробности на сайте http://mns.www-working.com
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЕлена
11.12.2012, 22.22





Читать можно. Спасибо.
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЛюдмила
20.01.2013, 8.13





Прикольный роман,немножко сказки, но читать можно.....
Властелин моего сердца - Беверли ДжоАлена
18.04.2013, 5.18





Средненько.
Властелин моего сердца - Беверли Джонека я
15.09.2013, 14.56





Мне понравилось, мне всегда нравились истории про Вильгельма, и это не стало исключением))
Властелин моего сердца - Беверли ДжоМилена
5.10.2013, 20.51





нормальный
Властелин моего сердца - Беверли Джоольга
6.10.2013, 13.18





Согласна с мнением, что нудновато и скучновато. У Беверли есть романы поинтересней. Не верю, что воспитанница монастыря сразу воспылала чувствами к незнакомцу. Главный герой тоже не тянет на романтический образ, имхо. 6/10, перечитывать не стала бы.
Властелин моего сердца - Беверли ДжоЯя
2.04.2014, 13.09





средне. скучновато
Властелин моего сердца - Беверли Джовасилиса
6.01.2015, 20.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100