Читать онлайн Тайны ночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны ночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.76 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны ночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны ночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Тайны ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

После похорон Розамунда чувствовала себя невероятно усталой — наверное, сказывалась беременность. Она тут же уехала из Венскоута, чтобы в кругу семьи оплакать горькую потерю, а спустя несколько дней отбыла вместе с Милли в Харрогит и там наслаждалась тишиной и покоем.
Впрочем, душа ее томилась по Бренду. Она мечтала получить от него хоть какую-то весточку, но как он мог адресоваться к ней — им ведь нельзя обнаруживать свою связь. Бренд обещал что-нибудь придумать, однако до сих пор не открыл свои планы, и Розамунда решила, что он просто-напросто осознал свое бессилие.
Всего год, и они будут вместе. Этот год сейчас казался ей долгой пустынной дорогой, в конце которой она должна потерять своего ребенка. И все же дорога отнюдь не бесконечна. Розамунду ждала награда — Бренд. Для счастья вполне достаточно.
Но вот однажды лакей передал ей конверт. Оказалось, это письмо от Бренда. Боже, как он рисковал! Горничная, женщина средних лет, тотчас тронула ее за руку.
— Для Маллоренов, — тихо проговорила она, — нет ничего невозможного. Если вы хотите ответить, миледи, напишите, а я передам. Меня зовут Дора.
Розамунда поспешила в комнату, чтобы там в тишине прочитать письмо. Понятно, что все это устроил маркиз. Он держался в тени, но, как и говорил Бренд, ничто не могло остановить его от вмешательства в их дела. И слава Богу!
Это было не любовное письмо в обычном понимании. Розамунда прочла об урожае, о посевах риса и озимой пшеницы. Она сочувствовала Бренду, написавшему, как он распутывал гордиев узел коттеритских проблем, и радовалась его успеху. Кое над чем она даже посмеялась.
Дочитав письмо, Розамунда поспешила к столу и написала длинный ответ — такой же легкий по тону — только о жителях Харрогита и об ее праздной жизни.
В последующие недели письма стали приходить почти каждый день, но они все сильнее брали за душу: Бренд ведь совсем рядом, до Терека просто рукой подать! Почему ей нельзя случайно встретиться с другом покойного мужа, лордом Брендом Маллореном? Наконец-то увидеться с ним, поговорить… Поцеловать его. Любить его.
И вот желанный день настал. Они столкнулись на улице в Харрогите. Он учтиво поклонился и сказал:
— Здравствуйте, леди Овертон. Рад вас видеть в добром здравии.
Розамунда поспешно кивнула Милли на ближайшую скамейку, а сама отошла вместе с ним в сторону.
— Что ты здесь делаешь? Это так рискованно!
— Одна встреча не вызовет скандала. Ты прекрасно выглядишь!
— Я и чувствую себя хорошо.
— Как ребенок?
— Все в порядке, Бренд…
— Не смотри на меня так, иначе пойдут слухи. — Лорд взял ее под руку и зашагал по улице. — Мне надо обсудить кое-что с тобой, поэтому я и пришел.
— Что-то случилось?
Он покачал головой:
— Нет. У меня есть план. Тебе надо уехать отсюда в Уэльс. Я знаю, у тебя есть тетя, которая живет довольно далеко. Вот у нее и остановишься.
— Я буду там рожать?
— Нет. Это только для отвода глаз. Ты сделаешь вид, что уезжаешь туда, а на самом деле будешь жить в деревне, в Херефордшире, как жена капитана.
— Которая ждет ребенка? Никто не поверит в эту байку.
— Ничего, все сделают вид, что поверили, если намекнуть, что на самом деле ты любовница лорда и носишь его ребенка.
Розамунда посмотрела на него в упор:
— У меня будет репутация грешной женщины?
— А что, это для тебя чересчур?
— Нет. Просто я рассуждаю как леди Гиллсет, — засмеялась она.
— А может, ты будешь жить под вымышленным именем — миссис Ричардсон?
Оба дружно расхохотались этой шутке, но спустя минуту она спросила:
— Значит, мы можем оставить ребенка себе?
— Конечно. Кто, по-твоему, этот самый лорд? В том-то и штука! — хмыкнул он с явным удовлетворением. — Я возьму на себя ответственность за собственного ребенка. Надеюсь, — сказал он, обаятельно улыбнувшись, — моя будущая жена будет снисходительна и согласится взять его на воспитание.
В Розамунде шевельнулась робкая надежда:
— Неужели получится?
— А почему нет? На какое-то время после родов ты откажешься от ребенка, но как только леди Овертон приедет в аббатство Ротгара и станет моей невестой, вы опять соединитесь. — Бренд посерьезнел:
— То есть ты не будешь открыто матерью своего ребенка, и все же…
— Я согласна, Бренд, это просто замечательно! Теперь я верю в могущество Маллоренов. У нас есть все.
— А будет еще больше.
— Что?! Куда же больше?
Последний вопрос Бренд оставил без ответа. Он повел ее пить чай с пирожными, и они принялись глубокомысленно делиться друг с другом новостями, борясь с опрометчивым желанием поддаться предательскому восторгу.
Они обсуждали свое будущее, и оно казалось им прекрасным.
* * *
Скрепя сердце Бренд уехал из Харрогита, и эта короткая встреча только усилила пытку разлукой. Когда Роза наконец перебралась в другое место и их разделили уже не часы, а целые дни пути, он вздохнул с облегчением.
Переписку тоже пришлось свести к минимуму. Ежедневные письма не остались бы незамеченными в маленькой деревушке. Никто не поверил бы, что лорд питает такой интерес к своей бывшей любовнице, даже если она беременна от него. Однако Бей нашел извозчика, ездившего через Уолтхэм-Грин, и пересылал письма с ним. Бренд догадался, что это один из специальных агентов брата.
Из писем лорд узнал про уютный домик, позже — про то, как Розамунда почувствовала первое шевеление ребенка, а еще позже — про то, что ей предстоит скоро рожать.
В деревне знали про богатого соблазнителя, поэтому Бренд, поддавшись озорному порыву, прислал Розамунде большую корзину фруктов из теплиц аббатства Ротгар и шикарный букет цветов.
В своем следующем письме она пожурила его за расточительность и вскоре преподнесла ответный дар: отправила ему из Йорка три пальмы в огромных кадках. Пальмы оказались такие раскидистые, что в гостинице «Три бочки» их невозможно было пронести вверх по лестнице. Пришлось украсить парадный холл. Бренд посмеялся над ее проделкой и начал собираться в дорогу, переложив все дела на своих помощников.
Ничего страшного не случится, если он один раз навестит свою милую Розу, которая уже донашивает его ребенка.
* * *
Бренд приехал в деревню Уолтхэм-Грин промозглым зимним днем и справился насчет коттеджа Пэйтов. Оказывается, Розамунда жила в простом доме из серого камня. Летом сад вокруг наверняка был чуть посимпатичнее, и все-таки лучше бы его возлюбленная жила в роскошном особняке. А еще лучше — во дворце.
Бренд улыбнулся. Роза не захотела бы жить во дворце. А он знал, что нравится Розе, и старался ей угодить. Во всем.
Сняв перчатки, лорд прошел по дорожке и постучал в дверь, но услышал сзади ее смех. У нее гости?
В сердце Бренда шевельнулась ревность. Он обошел дом в поисках соперника. Оказывается, Роза, его любимая Роза, с мило округлившимся животиком, играла ленточкой с шустрым маленьким котенком. Она так увлеклась, что ему удалось незаметно подкрасться к ней и обнять.
— Бренд! — Она взвизгнула от неожиданности, а потом охнула от радости.
— Только смотри — опять не хлопнись в обморок! — спохватился он.
— Тогда больше не нападай на меня так внезапно! — И все же Розамунда сразу же обхватила его руками за шею. — Что ты здесь делаешь? Я думала, нам нельзя…
Бренд хотел ограничиться мимолетным поцелуем, но не смог оторваться от ее губ. Однако, осознав, что они стоят на открытом месте, он отстранился и отступил назад, под прикрытие дома.
— Приходится сдерживаться, черт побери! Как у тебя дела? — Впрочем, он и сам все видел: Розамунда налилась жизненными соками.
— Хорошо. У меня все хорошо. — На глазах ее блеснули слезы. — Я уже так давно хожу! Знаешь, я никогда не думала, что это будет настолько долго.
— Да уж. — Он осторожно поставил ее на ноги, но не выпустил из объятий, любуясь ее красотой. — Как жаль, что у меня нет твоего портрета! Я согласился бы даже на ту проклятую маску.
Сунув руку в карман, Розамунда достала оттуда миниатюру, написанную с него лет пять назад.
— Вот. Лорд Ротгар подарил. Он очень добр, но я все равно его немного побаиваюсь. Нет-нет, он не сделал мне ничего плохого! Просто он такой…
— Я тебя понимаю, любимая. И все же, когда попадаешь в беду, хочется, чтобы именно он был рядом.
— Нет. Мне хочется, чтобы рядом был ты.
— Что ж, пожалуй, ты права. — Он усмехнулся.
Нежно придерживая ее сзади, Бренд просто ел любимую глазами. Темно-зеленое платье, коричневая шаль, а самое главное — здоровый цвет лица и блестящие волосы…
— Я как голодный в предвкушении пиршества: он вот-вот с жадностью набросится на еду, мечтая о том, чтобы это блаженство никогда не кончалось.
— Оно и не кончится. Все зависит от нас.
Бренд решил, что ее сомнения вполне понятны: они ведь столько времени были в разлуке! Хорошо, что он приехал. Одних писем мало.
— Конечно, — кивнул он, нежно прикоснувшись к ее носу. — Как непривычно, что у тебя такой большой живот! Ребенок — словно мяч между нами.
— А мне хватило времени, чтобы привыкнуть. — Она слегка отстранилась, но руки не отняла. — Пойдем в дом, здесь так холодно! Или тебе надо поставить лошадь в конюшню?
— Лошадь я оставил в гостинице.
Не разнимая рук, они вошли в коттедж. Милли лежала на кровати, свернувшись калачиком и закутавшись в шали, но тотчас встала и пошла заваривать чай. Бренд с Розамундой расположились в простой гостиной, заваленной книгами и рукоделием. Это была ее комната. Бренд стал с интересом разглядывать белую ситцевую распашонку.
— Он в самом деле будет таким маленьким?
— Говорят, да. — Смущенно улыбнувшись, она положила руку на живот. — Хотя уже сейчас он кажется мне больше.
Как странно сидеть и разговаривать, когда ему хочется только одного — отнести ее в постель и любить, долго, безостановочно несколько дней подряд. Но надо терпеть. Они не говорили об этом вслух, и так все было ясно.
Что ж, пока он будет просто любоваться ею, наверстывая то, что упущено за прошедшие месяцы. За всю жизнь. Они так мало были вместе!
На колени к Бренду запрыгнул черно-белый котенок, он машинально принялся его гладить. Но оказалось, это совсем не то. Как только они допили чай, Бренд скинул котенка с колен и потянулся к любимой. Розамунда улыбнулась, подошла и, сев к нему на колени, обняла за шею. Они поцеловались.
Сердца не разбиваются, особенно от радости. Это был их первый настоящий поцелуй, и Бренду хотелось рыдать от счастья. Они долго не размыкали губ. Наконец она отстранилась и положила его руку себе на живот. Он почувствовал легкий толчок.
— О Господи, — выдохнул он, с улыбкой глядя на Розу. — Это же настоящее чудо!
Она засмеялась и покачала головой:
— Ты же фермер!
— Ах, ну да. Значит, мне надо представлять тебя кобылицей с жеребенком.
Засмеявшись, они слились еще в одном долгом поцелуе, а потом забылись в объятиях друг друга, стирая из памяти бесконечную разлуку.
Однако Бренд остался только на одну ночь, причем в гостинице, ибо ему вообще не следовало здесь появляться. В течение следующих месяцев они продолжали якобы случайно встречаться в соседних городках и переписываться. У каждого накопилась уйма писем.
И вот год уже подходит к концу. Бренд места себе не находил от беспокойства. Временами, уходя с головой в работу, к которой лорд неожиданно потерял интерес, он испытывал желание перевернуть весь мир, только бы быть рядом с ней. Приходилось бороться с собой, понимая, что это — неизбежная цена за прекрасное будущее.
За все.
Бренд не сомневался, что действительно сумеет сделать ее счастливой и сам будет счастлив. Только бы время пришло!
Он снова и снова погружался в работу в поисках хоть какой-то отдушины и готовился к грядущим переменам. Наконец вот оно — долгожданное сообщение.
Началось!
* * *
Розамунда в изнеможении откинулась в родильном кресле. Бренд обнял ее сзади. Несмотря на протест повитухи, он остался в комнате и, похоже, своим присутствием решил помочь любимой.
Она обрадовалась и нашла в себе силы улыбнуться, увидев его растерянное, испуганное лицо.
— Не бойся, — охнула она. — Вспомни кобылицу, которая рожает жеребенка.
— Я всегда переживаю за своих любимых кобылиц.
Бренд отер ей лицо влажным полотенцем, и тут начались схватки.
Розамунда ощутила, как ее дитя рвется на свет Божий.
— Значит, я отношусь к их числу?
— Конечно. — Он тут же поцеловал ее в щеку — ту, на которой были шрамы.
Бренд всегда так делал, и потому в последние месяцы проклятые отметины для Розамунды превратились в счастливые. Но тут ее настигла очередная схватка. Так, еще одно нечеловеческое усилие…
— Ага! — объявила повитуха и с улыбкой посмотрела на роженицу. — Вот и мы!
Розамунда опустила глаза и увидела головку ребенка, темную и липкую. Опять схватка. В полуобморочном состоянии, едва не ослепнув от напряжения, она ощутила, как ребенок наконец выскользнул.
— Мое дитя!
Повитуха после соответствующих манипуляций спеленала младенца.
— Дочка, — радостно сказала она и вложила маленький сверток в руки Розамунде.
Бренд обнял Розамунду вместе с ребенком.
— Красавица — вся в маму, — прошептал он, коснувшись темного пушка на головенке девочки и одновременно целуя Розамунду в щеку. — Со стороны это выглядело ужасно.
— Это было прекрасно, — отозвалась она, с любовью разглядывая свою дочурку.
— Обманываешь, милая.
— Вовсе нет. Мне жаль мужчин — им никогда этого не понять, поскольку они не могут рожать.
Бренд засмеялся: по всей видимости, он ей не поверил. И все же она испытывала небывалый восторг. Если бы сейчас сюда ворвались враги, ей бы достало сил бороться или бежать, спасая свое дитя.
Повитуха напомнила, чтобы Розамунда приложила новорожденную к груди, и в следующую же секунду она охнула от неизведанных ранее ощущений и одновременно от радости. А малышка, та и вовсе зачмокала от удовольствия.
Время шло. Розамунда ни на кого не обращала внимания, даже на Бренда, пока ее обмыли и перекладывали. Наконец, оказавшись в большой удобной кровати, она взглянула на любимого.
— Мы хотели, чтобы ты сразу же увез ребенка…
Бренд в полной растерянности сидел на матрасе, встрепанный, с расстегнутыми рукавами. Криво усмехнувшись, он сказал:
— Я все понял. Ты ни на секунду не выпускала ребенка из виду.
— Прости, Бренд, но я не в силах с ней расстаться. Мне хочется ее кормить, — отозвалась она, разом сникнув и поглаживая всклокоченный пушок на голове у девочки, — все время. Прости. — Глаза ей обжигали слезы. В глубине души она всегда чувствовала, что не выдержит разлуки с собственным ребенком.
Вместо того чтобы рассердиться, Бренд засмеялся:
— Пережив такое вместе с тобой, я тоже не смогу оставить ее незнакомым людям. Ничего, придумаем что-нибудь получше. Ты мне веришь?
Что тут можно было придумать? И тем не менее Розамунда без колебаний произнесла:
— Всегда. И во всем. — Она уже не подвергала сомнениям девиз Маллоренов.
* * *
Неделю спустя Бренд привез кормилицу. Розамунда возмутилась, и он отправил женщину на кухню.
— Пойми, любимая, одна ты долго не выдержишь, а Дженни надо кормить. В любом случае нам нужна надежная кормилица, хотя бы для видимости. Никто не должен знать, что Дженни — твоя дочь.
Дочка спала в колыбели у окна, и Розамунде вдруг остро захотелось подбежать, защитить ее. Ей претила сама мысль, что какая-то другая женщина станет кормить ее ребенка.
— Положись на меня, Роза.
— И что теперь? — звенящим голосом спросила она.
Бренд улыбнулся, и Розамунда догадалась, что он понимает ее состояние. Она тотчас протянула ему руку, и он приблизился.
— Теперь будем двигаться дальше. Правда, в последний момент нам придется разъединиться, так что Дженни приедет отдельно. Если ты не успеешь ее покормить, это сделает кормилица.
— Ты ей веришь?
— Да. Она хорошая девушка, которую бросил любовник и которая сделает все, чтобы сохранить ребенка и заработать себе на жизнь. Я не сомневаюсь в ее честности и порядочности.
«Положись на него», — сказала себе Розамунда и велела привести кормилицу Эди Онслоу обратно. Бедняжке только-только исполнилось восемнадцать, и она лелеяла надежды на светлое будущее, так же как и сама Розамунда. И потом, девушка выглядела чистоплотной и здоровой. Конечно, Розамунде не хотелось отнимать ребенка от груди, но в любом случае ей придется смириться.
Ради их с Брендом будущего.
На другой день они отправились в Ротгар-Тауэрс, анонимная семья с кормилицей и ребенком. В нескольких милях от поместья Эди с конюхом и двумя малышами поехали вперед, а Бренд с Розамундой отправились кружным путем.
Вопреки всякой логике Розамунда со страхом смотрела, как увозят ее маленькую дочку. Бренд, обняв ее, успокаивал как мог.
— Я все понимаю, милая, но всего через несколько часов мы будем вместе.
И действительно, все прошло как по маслу. В огромном, внушающем трепет аббатстве все сразу стало на свои места. Розамунда на законных основаниях проводила время с дочкой, ибо уже была помолвлена с лордом Брендом Маллореном, и ей необходимо было узнать его ребенка.
Теперь ей разрешалось проводить время со своим будущим мужем, хотя, по молчаливому согласию, они воздерживались от пылких поцелуев.
Как-то, гуляя по залитой лунным светом террасе, она сказала любимому:
— Все у нас получится, правда? Спасибо, Бренд.
Он тотчас взял ее за руку:
— Я устраиваю свой собственный рай.
— Ты дал мне все, — продолжила она.
— А будет еще больше.
— Не надо! — засмеялась она.
— Ты больше ничего не хочешь?
«Я хочу домой», — подумала она, но промолчала. Что ей было заказано, так это Венскоут и родные долины. Она будет жить здесь, с Брендом и их ребенком. О таком можно было только мечтать. И все-таки Розамунде явно чего-то не хватало для полного счастья.
— А нельзя нам пожениться в доме моих родителей?
— А где же еще? — удивился он.
— Но, Бренд, это же так далеко! Три или четыре дня пути! И мы поедем туда только для того, чтобы сыграть свадьбу?
— Если хочешь, — мечтательно проговорил он, — мы поженимся под луной!
Она посмотрела на огромную полную луну:
— Такое невозможно даже для Маллоренов, дурачок!
— Хм-м. Хочешь убедиться?
У Розамунды лицо вытянулось от изумления, и она поспешно продолжила:
— Я люблю тебя без всякой луны. Все, что я хочу, это обвенчаться с тобой в церкви Уэнсли. И чтобы меня окружали родственники.
Вполне достаточно: приехать, снова увидеться с родными, показать им Дженни. А потом она как-нибудь приноровится к странной жизни южан.
Странной и пугающей, которая туманным облачком маячила у нее на горизонте.
Первым испытанием стал бал в честь помолвки. Бренд, правда, предложил обойтись и без этого пышного мероприятия, если она не хочет. Но Розамунда решила жить его жизнью. Накрашенная, напудренная, в роскошном шелковом платье, она смело шагнула в неизведанное и выдержала все с честью. Ведь Бренд был рядом.
А когда он рядом, она чувствовала себя всесильной.
Теперь в дни мелких празднований с соседями и местными жителями она не переживала так сильно. Тем более что деревенские не особенно отличались от городских.
А вот завтра они едут в Лондон. Ей надлежало прибыть в королевскую гостиную, дабы быть представленной королю и королеве. Отказ тут совершенно исключен.
* * *
— Как будто королю не все равно! — ворчала она неделю спустя, приглаживая подол нелепого платья. — И зачем, спрашивается, выряжаться в юбки восьми футов шириной?
Бренд в костюме с блестками терпеливо, с невозмутимым видом обмахивал ее веером:
— Так принято. Не стоит оспаривать придворный этикет. Выше нос, Роза! Нас ждут король и королева.
Розамунда удивленно уставилась на него, но что ей оставалось делать? Придется подчиниться. Гордо подняв голову, она прошла вместе с Брендом в роскошно убранный зал и старательно присела в реверансе.
Фу, кажется, все! Но тут король, вместо того чтобы перейти к следующему гостю, задержался и начал обсуждать с Брендом проблемы сельского хозяйства. И что хуже всего, он засыпал ее вопросами о Йоркшире, ее лошадях и даже о кузине. Она знала, конечно, что он весьма любопытен, но чувствовала себя как на средневековой дыбе.
Гневно сверкнув глазами, Розамунда взглянула на маркиза, прекрасно понимая, кто рассказал королю о ее увлечениях. Ротгар поклонился. Ответив на вопрос короля о климате, она вспомнила горничную Джерти и едва удержалась, чтобы не прыснуть от смеха. «Он так же хорошо знаком с королем, как я с мистером Бэйнсом, мясником!» Это было совершенно справедливое замечание. Молодой король обращался с лордом Ротгаром как с одним из своих ближайших поверенных, а Бренд был его братом.
Впрочем, желание смеяться вскоре сменилось паникой. Нет, такая жизнь не по ней! Ее тяготят беседы с королем, все эти людные залы, воздух которых густо напоен духами. Она задыхается в нелепых платьях, ей тесны рамки придворного этикета…
Озабоченное лицо короля внезапно поплыло у нее перед глазами.
Розамунда пришла в себя в приемной. Идиотские юбки торчали в разные стороны. Над диванчиком, на котором она лежала, склонился Бренд.
— Ну как ты? — спросил он. — Не волнуйся. Не ты первая падаешь в обморок в этих проклятых одеждах.
«Интересно, — подумала она, — много ли женщин в страхе падает в обморок, осознав, что не в состоянии изменить себя даже ради любимого?»
— В чем дело, Роза? — Бренд опустился перед ней на корточки, такой чужой в парче и драгоценностях.
— Я хочу домой. Мне здесь не нравится.
И тут, к своему ужасу, она поняла, что произнесла эту фразу вслух.
— Домой? — переспросил он на удивление спокойным тоном. — В долины? В Венскоут?
— Венскоут мне больше не дом.
Бренд взял ее за руку.
— Все возможно, Роза. Если хочешь, я арендую его для нас.
— Арендуешь? Что? Зачем? — оживилась она.
— Зачем? Затем, что он чудесен. Доктор Нантвич все никак не решит, что ему с поместьем делать. По-моему, его вполне устраивала перспектива стать деревенским сквайром, но его жена наотрез отказалась бросать родных и удобную жизнь в Скарборо. В конце концов она убедила мужа остаться. Сегодня я получил от него письмо.
— Но что тебе делать в Венскоуте? Здесь, на юге, у тебя два хороших поместья. Мы будем жить в одном из них.
— Не захочешь, так не будем. Эти поместья для меня — просто выгодное помещение капитала. Ведь я живу цыганской жизнью, кочую с места на место. Хорошо было бы осесть в Венскоуте и пустить там корни.
Розамунда покачала головой:
— Нет! Я больше не приму от тебя никаких жертв! Мы будем жить там, где захочешь ты. Это, — она нарисовала рукой круг, — твой мир.
Бренд расхохотался:
— Ох, любимая, прости, но даже Бей посмеялся бы над твоими словами. Я всегда терпеть не мог эти поместья. — Он взял ее за руки. — Мне нравится Уэнслидейл. А Венскоут я вообще полюбил с первого взгляда. Возможно, со временем нам удастся купить его. Мне так этого хочется, поверь.
По лицу ее покатились слезы.
— Не знаю, что и сказать. Ты слишком великодушен. Как ты будешь жить в уединении долин? А твоя работа?
— Я нанял новых людей. Буду все так же присматривать за хозяйством и временами разъезжать, но такая жизнь меня действительно утомила. Мне хочется осесть. В Венскоуте. Ты когда-то говорила о любви с первого взгляда. Именно так все и случилось, еще до того, как я узнал, что Венскоут — это твой дом. Мы приехали в поместье, я огляделся вокруг и сразу же влюбился.
— Понятно, — кивнула она, с трудом осмысливая его слова. — Ты хочешь, чтобы я работала в своем саду.
— А твои лошади? Твоя земля? Твои овцы? Пусть все останется с тобой навсегда.
Радостно подняв глаза, она прошептала:
— Господи, это слишком хорошо!
— Ну что, выполнил я наконец все твои желания?
Сердце ее затрепетало от счастья.
— Да. — Она прижала к шеке дрожащую руку. — Спасибо.
Он поцеловал ее в ладонь.
— И все-таки это еще не все. Впрочем, подожди до первой брачной ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны ночи - Беверли Джо



хороший роман один раз прочитать можно и любовь есть интересные взаимоотношения между замужней дамой и свободным мужчиной и причина которая привела их в объятия друг друга
Тайны ночи - Беверли Джонаталия
31.01.2012, 19.49





РОМАН ХОРОШИЙ НЕ СКУЧНЫЙ, ЧИТАТЬ МОЖНО
Тайны ночи - Беверли Джоюляша
1.02.2012, 0.39





Еле дочитала. Бредово, и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоKatrin
5.02.2013, 15.27





роман неплох, но некоторые моменты просто смехотворны. Ну например: проведя ночь с неотразимым Брендом Маллореном, Роза решает, что безумно любит его. С чего это? Из-за хорошего секса, которого у нее раньше не было? Согласитесь, немного бредово. Или еще: Бренда два раза подряд травили с перерывом в пару дней и он буквально сразу прекрасно себя чувствовал. А вот история с их ребенком так и осталась для меня загадкой - зачем было воротить столько вранья вокруг факта его рождения? Но это замысел автора, а я не литературный критик. Читайте, может быть, кому-то понравится больше:-)
Тайны ночи - Беверли ДжоОльга Сергеевна
23.06.2013, 0.41





Не то что захотелось бы перечитать
Тайны ночи - Беверли ДжоНИКА*
21.09.2013, 11.10





Необычный сюжет, но мне понравилась история любви замужней женщины, у мои предубеждения этого не понимают... Я ожидала другой истории для одного из брата Маллорена...
Тайны ночи - Беверли ДжоМилена
4.11.2013, 14.51





Неплохой роман, но как-то не впечатлил, ничего особенного, а местами нелепо и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоAlina
7.05.2014, 20.22





Один раз можно прочитать.
Тайны ночи - Беверли ДжоКэт
23.10.2014, 8.02





Прекрасный рассказ о любви)))
Тайны ночи - Беверли Джолика
13.02.2015, 20.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100