Читать онлайн Тайны ночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны ночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.76 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны ночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны ночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Тайны ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Розамунда поставила свою лошадь в конюшню Венскоута и юркнула в тихий дом, усталая, но очень умиротворенная. Все кончено…
Внезапно из темноты появился мужской силуэт. Она невольно вскрикнула. В мертвенном лунном свете появилось суровое лицо Эдварда Овертона.
— Как вы меня напугали! — вскричала Розамунда.
— Где вы были, тетушка? Тайно встречались с любовником?
— Для человека строгих религиозных убеждений, Эдвард, у вас весьма низменное мышление. Я ходила в конюшни. Одна кобыла приболела.
Так оно и было, но с кобылой она разобралась довольно быстро, тем более что конюшня располагалась слишком близко, чтобы ехать туда верхом. Оставалось только надеяться, что Эдвард до этого не додумается.
— Женщине не пристало возиться с лошадьми, тетушка, и одной выходить из дома ночью.
— По-вашему, женщине также не пристало ходить с непокрытой головой, обнажать руки и грудь. Как видно, вы, новые республиканцы, слишком легко поддаетесь искушению.
Эдвард поджал губы:
— Все мужчины легко поддаются искушению.
— Тогда пусть мужчины и сидят дома ночью, — бросила она и попыталась его обойти.
Но он неожиданно загородил ей путь.
— Клянусь Богом, тетушка, вас следует хорошенько наказать за ваши нечестивые речи!
— Плеткой? — Она смотрела ему прямо в глаза. — Знаете, Эдвард, я презираю вас, ваши убеждения и ваши ханжеские…
Племянник прервал ее отповедь оплеухой.
Онемев от неожиданности, Розамунда приложила руку к пылающей щеке.
— Вон! — наконец вскричала она, указывая на дверь. — Вон!
— Вы не имеете права…
— Мне что, разбудить слуг и велеть им вышвырнуть вас из дома?
— Вы не посмеете…
— Вон! — повторила она, схватила кочергу и двинулась к Эдварду, вся кипя от ярости, которую в себе и не предполагала. — Вон, вон, вон!
Он испуганно попятился.
— Вы не вправе выставлять меня из этого дома. Я наследник…
— Вы никто, пока жив Дигби. И даст Бог, отправитесь на тот свет раньше его, поперхнувшись собственными ханжескими речами!
— Он умрет в течение года. И тогда посмотрим!
— Вот когда он умрет, тогда и приходите, Эдвард, но не минутой раньше!
Теперь племянник был приперт к двери. Он стал лихорадочно шарить руками за спиной в поисках ручки.
— Дядя Дигби никогда бы не позволил меня выгнать.
— Позволит, когда я скажу ему, что вы меня ударили. — Розамунда решительно замахнулась кочергой. — Вон! Вон, вон!
Спотыкаясь, Эдвард отступил в открытую дверь.
— На улице темно. Куда я пойду?
— А мне что за дело! Катитесь ко всем чертям!
Розамунда захлопнула дверь перед носом у растерянного племянника, повернула в замке ключ и для верности накинула редко используемый засов. Покончив с этим, она в изнеможении привалилась спиной к дубовой панели. О Господи, как хорошо! Надо бы почаще давать волю гневу!
Но не опасно ли это?
Нет, решила она, выпрямившись и потерев горевшую щеку. Теперь у них есть повод не пускать Эдварда в Венскоут и тем самым избавить Дигби от неприятных споров с племянником. К тому же сейчас, когда она ждала ребенка — а в этом у нее не было сомнений, — им осталось недолго зависеть от проклятого коттерита.
Розамунда обхватила себя руками за плечи и закружила в танце по пустому вестибюлю. Все складывалось просто замечательно!
* * *
Услышав громкий стук в дверь, лакей Аррадейла немного удивился. Кто бы это мог быть в столь поздний час? Гостей больше не ожидалось. При виде скромно одетого мужчины в высокой шляпе Джеймс тотчас прикрыл дверь.
Однако незнакомец успел проскользнуть внутрь.
— Я — Эдвард Овертон. Мне надо поговорить со своим дядей, сэром Дигби, срочно!
Ну что ж, это другое дело, даже если непрошеный гость — проклятый коттерит. Джеймс нехотя проводил мистера Овер-тона в маленькую гостиную.
— Подождите здесь, сэр, а я постараюсь найти сэра Дигби.
— У вас так много гостей, что вы их теряете?
Ну и ну! Джеймс вышел из гостиной, сдерживая злорадную ухмылку. Этим святошам из Новой Республики не положено гневаться, однако нашелся-таки добрый человек, который сумел разозлить одного из них. И все же, поднимаясь на второй этаж в поисках сэра Дигби, лакей ощутил смутное беспокойство. А если это не гнев, а тревога? Может, в Венскоуте что-то стряслось? Из господ там осталась одна леди Овертон, а этой бедняжке никто не желал новых бед.
Джеймс нашел сэра Дигби в игорной комнате, за карточным столом. Старик был явно навеселе и хохотал в компании старых приятелей. Нагнувшись к его уху, лакей сообщил о госте.
— О Господи! Что же делать? — спросил сэр Дигби, обращаясь скорее к самому себе, и с трудом поднялся из-за стола.
Пьяно пошатываясь, он прошагал к двери, обеспокоенный не меньше Джеймса. Пока он спускался по лестнице, лакей все время был начеку, намереваясь удержать от падения тучного джентльмена, если тот вдруг оступится.
Все знали, что сэр Дигби стоит между Уэнслидейлом и Новой Республикой, и желали ему долгих лет жизни.
Благополучно проводив сэра Дигби в маленькую гостиную, Джеймс облегченно вздохнул и затворил дверь.
— Что-то случилось?
. Джеймс обернулся и, увидев на лестнице графиню, приосанился. По правде сказать, хорошенькая графиня в роскошных шелках частенько являлась ему в пикантных грезах, но он редко имел возможность поговорить с ней лично.
— Не знаю, миледи. Мистер Овертон приехал верхом из Венскоута, он хочет о чем-то срочно поговорить с сэром Дигби.
Брови его госпожи сошлись у переносицы. Она зашагала вперед, цокая высокими каблучками по кафельному полу. Джеймс поспешно распахнул дверь, и она вошла в гостиную. Тут ему, к сожалению, пришлось затворить дверь.
— Леди Аррадейл! — возмущенно воскликнул Эдвард Овертон. — Это личный разговор.
Диана оглядела его, стараясь скрыть свое неудовольствие.
— Прошу прощения, если помешала, мистер Овертон, но я волнуюсь, не случилось ли чего с моей дорогой кузиной… Сэр Дигби? В чем дело?
Сэр Дигби сидел в кресле, широко расставив ноги и упершись руками в колени. Вид у него был растерянный.
— В чем дело? Не знаю! Мой племянник только что сообщил, что Рози в порыве безумной ярости выставила его из дома.
Диана обернулась к молодому человеку:
— Как странно! Может, вы чем-то ее оскорбили, мистер Овертон?
Эдвард резко встал.
— Несомненно, она восприняла мои слова как оскорбление. Я увидел, как она украдкой вошла в дом после наступления темноты, и посоветовал ей вести себя разумнее.
— Вы сказали что-нибудь дерзкое?
— Я мужчина, а она женщина. Кроме того, я теперь проповедник в Новой Республике. Мои проповеди в Ланкашире имели большой успех. Наставлять грешников на путь истинный — мой долг.
— Грешников вашей паствы.
— Для новых республиканцев паства — все человечество.
Брови Дианы гневно взметнулись кверху.
— Вы хотите сказать, что вправе давать советы даже мне, мистер Овертон?
Он окинул ее надменным взглядом.
— Как я уже сказал, это мой долг. Однако в отношении вас я питаю мало надежд на успех.
— Если вы попытаетесь читать свои проповеди мне, сэр, то тоже очень скоро окажетесь за дверью и снова лишитесь ночлега.
— Я не собираюсь здесь оставаться, — произнес он с таким брезгливым видом, как будто ему предлагали переночевать в свинарнике. — Надеюсь, мой дядя вернется вместе со мной в Венскоут и проучит свою жену.
— А я никуда его не отпущу. Сэру Дигби вредны такие нагрузки.
— Дядя? — Эдвард Овертон обернулся к сэру Дигби, требуя от него подчинения.
Старик покачал головой:
— Все это очень неприятно, но, по правде сказать, племянник, у меня сейчас нет желания ехать в Венскоут. Я только-только собрался лечь спать.
— Вы были бы легче на подъем, дядя, если бы не пили так много.
Диана надеялась, что сэр Дигби пропустит эту реплику мимо ушей, но он виновато потупил глаза.
— Ты прав, Эдвард. Рози тоже рассердится, если увидит, как много я съел и выпил. Пора мне браться за ум, тем более что…
— Тем более что от бренди вам становится плохо, сэр Дигби, — поспешно вставила Диана. Сейчас не время говорить Эдварду Овертону про беременность Розы.
— Не столько от бренди, сколько от пудингов, моя дорогая, — уточнил он, разглаживая натянувшийся на животе жилет. — Я решил исправиться.
— Рад это слышать, дядя, — встрял Эдвард.
— Но поскольку у Рози все в порядке, — сэр Дигби тяжело поднялся с кресла, — я не намерен трястись с набитым брюхом по темной дороге. Утром приеду и все улажу. К тому же я обещал лорду Бренду Маллорену, что возьму его с собой: он хочет посмотреть лошадей Рози. Я не могу обманывать его.
— Вам тоже надо остаться здесь на ночь, мистер Овертон, — заключила Диана, пресекая дальнейшие возражения. — Мы подберем вам очень скромную комнату, чтобы не оскорбить ваши убеждения. Уже за полночь, моя кузина наверняка в постели.
— Ладно, — сухо согласился он, — раз мой дядя плохо себя чувствует…
— Как вы сострадательны! — Она проводила его к двери. — И как хорошо, что у вас уже зажило колено.
Он слегка покраснел.
— По правде сказать, оно еще побаливает, но я вынужден был проделать этот путь.
— Какой мужественный поступок! Завтра вы сможете вернуться в Венскоут в карете, что значительно облегчит ваши страдания.
Диана тотчас распорядилась насчет комнаты, велев слугам наверху потесниться и освободить для Эдварда одну из своих спален. Лакея, который стоял тут жб, угодливо ожидая указаний, она отправила проследить за тем, чтобы сэр Дигби благополучно добрался до кровати.
На самом деле она не на шутку встревожилась. Почему Роза вдруг накинулась на Эдварда? Может, это связано с Маллоренами? Но каким образом? И почему она возвращалась в дом ночью, тайком? Внезапно ее осенило: Роза приезжала сюда! Диана быстро расспросила конюхов и подтвердила свою догадку.
Ох, Роза, Роза! Чем скорее Бренд Маллорен отсюда уедет, тем лучше. Если бы можно было как-то помешать его завтрашней поездке в Венскоут! Он не задавал вопросов насчет вдовьего дома, и это беспокоило Диану, но в душе ее теплилась слабая надежда, что он не уверен в своих подозрениях. Если так и если Роза сумеет не попадаться ему на глаза, у них еще есть шанс спастись.
* * *
Бренд наконец-то улизнул с бала. Впрочем, местные гости уже вовсю стекались к своим каретам, озаренным светом фонарей, чтобы при полной луне ехать домой. Однако, уединившись в своей комнате, Бренд обнаружил, что не хочет спать. Поборов желание смотреть на луну и страдать, он принялся изучать скучный справочник, ругая себя всякий раз, когда его мысли перескакивали с одного на другое… и на загадочную даму.
Ему хотелось бы дочитать до конца «Животноводческие программы», но он до сих пор не осмеливался купить себе эту книгу, ибо она вызывала в нем слишком опасные ассоциации.
Бренд улегся в постель, но и тут ему не спалось. Может, одеться, пройти парком и тайком забраться во вдовий дом? Но зачем? Он и так знает, что именно там они с таинственной незнакомкой встретились, так что же еще выяснять? Стены не скажут, кто его дама. От них не добьешься ответа, действительно ли она любила его. Смешно!,Несмотря ни на что, он слепой пленник в Газе, который считает, что Дали-ла его не предавала, пусть даже она ему поднесла отравленную чашу любви.
На рассвете Бренд оставил все попытки заснуть и пошел бродить по туманному саду, слушая пение первых птиц и все же держась подальше от манящего к себе вдовьего дома. Потом он позавтракал, тщательно скрывая свое состояние, и попрощался с хозяйкой и братом. Впрочем, Бренд и не собирался обманывать Бея, который был дьявольски проницателен.
Перед самым отъездом Бренда тот приглушенно произнес:
— Когда приедешь в Венскоут, не забудь приглядываться и прислушиваться.
— Зачем? Ведь там все просто: наследник — коттерит, и после смерти сэра Дигби имение отойдет к нему.
Бей потащил его вниз по ступенькам к поджидавшей карете, старательно уводя от посторонних ушей.
— Он стал наследником после смерти другого племянника, Уильяма Овертона.
— И что тут необычного?
— А если Уильям Овертон был убит?
От изумления Бренд замер на месте.
— Не в твоем характере строить нелепые предположения, Бей. Если бы эта смерть была подозрительной, мы бы наверняка что-нибудь услышали.
— Уильям Овертон был очень похож на сэра Дигби и не намного моложе его. Говорят, он тоже ел и пил до отвала, а потом плохо себя чувствовал. Никого особенно не удивило, что однажды после обильной трапезы он отдал Богу душу.
— И ты подозреваешь злодейство?
— В точности то же самое случилось прошлой зимой с мистером Джошуа Крэйком, наследником некоего поместья неподалеку от Норталлертона.
— Норталлертона? — переспросил Бренд и глубоко задумался.
— Там несколько имений, — раздраженно отозвался Бей, явно недовольный рассеянностью Бренда.
— Да, конечно. И кто же теперь стал владельцем?
— Некий Сэмюэль Барлоу, недавно обращенный коттерит, которому Новая Республика посулила рай на небесах. У мистера Крэйка остались две дочери. Барлоу назначил вдове с детьми ежегодную денежную ренту, но имение отошло коттеритам. Сам он живет по законам, секты, даже предоставляет свой дом многочисленным холостым фермерам.
— Крэйк умер от апоплексического удара?
— Да, что-то вроде того.
Бренд наконец оживился:
— Это могло быть просто совпадением.
— Я не верю в совпадения. Удивительно хитро придумано! Множество людей страдает от излишеств в еде и спиртном. Если сэр Дигби Овертон в один прекрасный день — разумеется, спустя приличное время после передачи наследных прав — окочурится после сытного ужина, никто не удивится. Вообще говоря, — резко добавил Бей, — ему или его старшему племяннику следовало позаботиться о порядке наследования.
— Забавно слышать это из твоих уст, — хмыкнул Бренд и тут же пожалел о своих словах.
— У меня есть братья, — отозвался Бей, ничуть не смущаясь. — Кое-кто из них проявляет естественное желание жениться и обзавестись семьей. Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я хочу, чтобы в Венскоуте ты обращал внимание не только на ломовых лошадей?
— Да, конечно. Жаль будет, если сэр Дигби скончается раньше срока.
— Жаль будет, если мы не возьмем их с поличным. В вашей карете поедет наследник. Он ночевал в этом доме.
После бессонной ночи Бренд туго соображал, а потому удивленно воззрился на брата.
— Коттерит приехал на бал? Как странно!
— Насколько я понял, леди Овертон вышвырнула его из Венскоута, и он примчался жаловаться своему дяде.
— Черт возьми, Бей, и откуда ты все знаешь?
— Если бы я знал все, проще было бы жить. Выясни, что побудило леди Овертон так поступить.
— Слушаюсь, сэр!
— Бренд! — Бей снисходительно улыбнулся. — Ты говорил, что больше ничего не хочешь знать о своей даме, но на самом деле она занозой засела в твоем сердце. Берегись!
Бренд на мгновение закрыл глаза. Надо бы рассказать брату про вдовий дом, но он никак не решался: боялся, что Бей наломает дров.
— Ты что-то узнал от графини на балу?
— Если она и любит пофлиртовать, то на людных празднествах не дает себе волю.
— Ты проверял?
— Я сделал все возможное — разумеется, в рамках приличия, — чтобы затащить ее в постель.
— Черт возьми! Ты и впрямь мог с ней переспать?
— Как говорится, положение обязывает. Она опытная кокетка, но на удивление неискушенная. Если чутье мне не изменяет, она девственница, хотя далеко не наивная.
— Значит, это не моя загадочная дама. Впрочем, я так и думал. Вполне возможно, что она в курсе случившегося, но как заставить ее говорить? Разве что под пытками.
— Кажется, у меня в саквояже завалялась парочка тисков для больших пальцев…
Бренд засмеялся, но голова его уже была занята другим.
— Гостиница — последнее, что я помню, — задумчиво протянул он. — Скорее всего там меня и отравили — около Норталлертона. Когда ты упомянул фамилию Барлоу, она показалась мне знакомой, а сейчас я все вспомнил. Его поместье называется «Роустон Глиб»?
— Да.
— Оно примыкает к тому поместью, которое я присмотрел для нас. Я наводил справки про «Роустон Глиб», ведь соседи порой так же важны, как и сама земля. Наверное, я расспрашивал и про новых республиканцев. Если они убили мистера Крэйка, значит, я был неугоден…
— Тем более если они знали, кто ты такой. А они знали?
Бренд пожал плечами:
— Я всегда путешествую инкогнито, но не разыгрываю спектаклей, пытаясь скрыть свое имя.
— К тому же на юг наверняка уже просочились слухи о том, что король обеспокоен деятельностью Новой Республики и послал меня расследовать их деятельность. Значит, ты пострадал из-за меня.
— Ты хочешь сказать, из-за коттеритов. Буду рад, если тебе удастся их приструнить. Вообще-то Джордж Коттер произвел на меня хорошее впечатление. — Бренд вдруг посмотрел через плечо брата. — Сюда идут сэр Дигби и его племянник. До свидания.
Ротгар легонько пожал Бренду руку:
— Будь осторожен.
— Полагаешь, они снова могут напасть? Но я ведь им ничем не угрожаю.
— Им сие неведомо. Следи за тем, что ты ешь и пьешь.
— Этот урок я уже усвоил.
Бренд двинулся к ожидавшей его карете, расплываясь в глупой улыбке. Если его отравили новые республиканцы, значит, незнакомка ни при чем. Она не похитила его ради собственного удовольствия, а действительно спасла.
Слава Богу, хоть в этом она была с ним честна!
Да она его почти и не обманывала, с самого начала заявив, что берет с него плату за оказанную помощь.
Эдвард Овертон уже сидел в карете, надутый как сыч, а сэр Дигби только поднимался по ступенькам, хрипло дыша от усилий.
— О Господи, кажется, мне и впрямь пора браться за ум, — прокряхтел он. — Голова раскалывается, в животе все бурлит! Сегодня утром я не смог запихнуть в себя ничего, кроме кусочка жареного хлеба. А ведь я люблю плотно позавтракать!
Бренд собирался ехать верхом, но, увидев холодные глаза коттерита, не рискнул оставить бедного сэра Дигби наедине с ним. В карете он без возражений сел против хода. В голове у него мелькнуло: уж не съел ли сэр Дигби вчера вечером какую-нибудь отраву? Впрочем, скорее всего это обычное переедание.
— Да, в умеренности есть свои преимущества, — заметил он, дабы поддержать благие намерения сэра Дигби.
— Следует ли из этого, — спросил Эдвард Овертон, — что Бренд Маллорен живет умеренной жизнью?
— Да, мистер Овертон. Еще никто не упрекал меня в излишествах.
— Так вы девственник?
— Э, полегче, племянничек! — вмешался сэр Дигби. — Ты что себе позволяешь?
— Нет, — ответил Бренд, которого начал забавлять этот разговор, — я не девственник. А вы что же, в самом деле полагаете, что занятия любовью — это излишество?
— Да, если не считать половых сношений в браке с целью рождения детей.
— Значит, вы сами девственник?
Бледное лицо коттерита слегка порозовело.
— Когда-то я грешил…
— Ох, замолчи, Эдвард! — простонал сэр Дигби. — У меня раскалывается голова, а ты чертовски невежлив с лордом Брендом. Если уж на то пошло, тебе, смиренному рабу Божьему, следовало сесть спиной к лошадям.
Эдвард Овертон обиженно выпятил губы и отвернулся к окну. Бренд с благодарностью улыбнулся сэру Дигби. Ему нравился этот старик.
Несмотря на то что ухабистая дорога здорово петляла по долине, меньше чем через час они подъехали к маленькой деревне у реки и серому каменному дому, преобладающему над остальными строениями. Карета свернула в открытые ворота в каменной стене.
— Настоящая крепость, — заметил Бренд.
— Да. Этому поместью триста лет, — пояснил сэр Дигби. — Было время, когда крепкие стены помогали ему выстоять.
Карета остановилась на дорожке рядом с домом. Вдали, за садовыми деревьями, Бренд увидел конюшню, правда, не столь большую, чтобы в ней уместился конный завод.
— Конюшня Рози за оградой, — кивнул в том направлении сэр Дигби, когда опустили ступеньки кареты и слуга подал руку, помогая ему сойти. — Где же она? Ведь я сообщил ей, что привезу гостя.
«Может, дама жалеет, что выгнала мистера Овертона? — предположил Бренд, несмотря на уверенность, что проклятый ханжа заслужил такое обращение. — Надеюсь, мне не придется стать свидетелем семейной ссоры».
Выйдя из кареты вслед за сэром Дигби, он вдохнул ароматы прекрасного сада и, не удержавшись, подошел поближе к пестрым цветочным клумбам. Кто-то холил и лелеял эти растения годами, может быть, просто хороший садовник, но Бренд подозревал, что здесь не обошлось без участия леди Овертон. Чувствовалось, что в сад вкладывали душу, здесь веяло покоем и уютом уединения.
Услышав оклик сэра Дигби, Бренд вошел в прохладный дом.
— Я любовался цветами, — сказал он. — Никогда не видел такого чудесного сада!
Сэр Дигби просиял:
— А все моя жена! Она умеет ухаживать за растениями. До ее приезда сюда здесь был обычный сад, теперь же это произведение искусства.
Бренд обратил внимание на кислую мину Эдварда Овертона:
— Вам не нравятся цветы?
— Мы, коттериты, считаем, что хорошую землю и труд нельзя тратить на бесполезные растения. Нет, мы не против цветов вообще, — признал он, — поскольку многие из них имеют практическую пользу.
Разговор с Эдвардом Овертоном неизбежно приводил к чему-то неприятному. Странно, что леди Овертон не выгнала его много лет назад. Тем временем сэр Дигби, сопровождаемый радостным лаем собак, приблизился к темной дубовой лестнице и крикнул:
— Рози! У нас гости, милая!
Из задней части дома выбежала матрона средних лет в фартуке и чепце. На мгновение Бренду показалось, что это и есть леди Овертон, ибо она выглядела в точности так, как он ее себе представлял. Но женщина, присев в реверансе, сказала:
— Очень жаль, сэр Дигби, но леди Овертон нездоровится. Она что-то не то съела.
Бренд насторожился. Хотя с какой стати новым республиканцам травить жену?
— Вчера ночью ей хватило здоровья выйти из дома, — сухо заметил Эдвард Овертон.
— Наверное, ей временно полегчало, сэр, — предположила экономка. — Разумеется, и прежде она чувствовала себя неважно, иначе поехала бы в Аррадейл. Какие будут распоряжения, сэр Дигби?
Отдышавшись, сэр Дигби обернулся к Бренду:
— Простите, милорд. Я сейчас схожу наверх, проведаю ее. Может, потом ей станет лучше, и она к нам сойдет. Но это, конечно, ни в коей мере не помешает вам осмотреть лошадей. Конюх расскажет вам все, что вы пожелаете.
— Тогда я с удовольствием отправлюсь прямо в конюшни. Раз ваша жена нездорова, я не стану у вас останавливаться.
— Нет, нет! И не думайте даже! Отсюда до ближайшего поселка неблизкий путь, если только вы не хотите вернуться в Аррадейл, а мне кажется, вы уже сыты по горло тамошней суетой. Вы переночуете здесь, милорд, как мы и договаривались. Хотите перекусить или сразу послать за Хекстоллом?
Бренд отказался от еды и вскоре уже шагал к конюшням с тихим молодым человеком, который хорошо знал свое дело и очень уважительно отзывался о госпоже. Как бы то ни было, Бренд радовался возможности поговорить на интересующие его темы, а заодно и уйти из дома, пока семья выясняет отношения.
Венскоут жил по деревенским часам, а потому на исходе дня Бренда позвали в дом обедать. Он приятно провел время, но успел проголодаться. Умывшись в своей комнате, он опять спустился на первый этаж, но жену сэра Дигби так и не увидел. А жаль! Он с удовольствием бы с ней побеседовал, поскольку она разводила лошадей по самым передовым методикам с помощью хороших слуг, уважавших свою госпожу.
— Дуется, — пробормотал сэр Дигби, досадливо сдвинув брови и увлекая его в обшитую дубом гостиную, — говорит, что не выйдет, пока здесь Эдвард. Мол, он ее ударил. А тот заявляет, что она сама его разозлила. И что мне прикажете делать?
— Доверять своей жене.
— Все время? — удивился сэр Дигби. — Женщины — странные существа.
— Вот и прекрасно! Но женатый человек должен доверять своей супруге. А иначе что у него будет за жизнь?
Сэр Дигби заметно смутился:
— Да вы философ, милорд! Но холостой философ, надо заметить.
Бренд спорить не стал. Он мог жениться на своей загадочной даме, но это была бы большая глупость.
— Как жаль, что умер Уильям! — вздохнул старик. — С тех пор мне нет покоя, милорд.
— А нельзя завешать поместье кому-то другому?
— Нет. Оно переходит детям — сначала мужского пола, потом женского. Потом непрямым родственникам, в той же последовательности. Так заведено уже много поколений, и раньше это не причиняло никаких неудобств.
— Понятно. Но даже в этом случае вам не обязательно встречаться и разговаривать со своим племянником. По всему видно, что он действует вам на нервы.
— Да, да. — Сэр Дигби решительно подошел к кувшину с пуншем, наполнил два бокала и протянул один Бренду. И куда только подевались его благие намерения? — По натуре я человек семейный, милорд, — пояснил он, сделав большой глоток. — Мы с Уильямом были как отец и сын. Я не теряю надежды…
— Сомневаюсь, что мистер Эдвард Овертон когда-нибудь изменится.
— Да. — Сэр Дигби вздохнул. — Теперь, оглядываясь назад, я думаю, что все пошло бы по-другому, если бы я пораньше женился и завел детей. Но тогда был жив Уильям, милый парень, а женщина в доме — одна головная боль…
— Знать бы, где упасть…
Сэр Дигби украдкой огляделся по сторонам. «Он что, собирается посвящать меня в какие-то семейные тайны?» — испугался Бренд.
— Камень, — произнес сэр Дигби.
Ну вот, началось!
— Камень?
— Камень. В мочевом пузыре. Всю жизнь он не давал мне покоя. Я и не думал жениться с этой штуковиной, пока не встретил Рози. Несколько лет назад мне его вырезали — я согласился ради нее и испытал большое облегчение. Но иногда операция… Ну, вы понимаете… Э… хочу, чтобы вы знали, милорд: я исправно исполняю свой супружеский долг.
— Ни секунды в этом не сомневался.
— А Уильяму досталась несчастная жена, — продолжал сэр Дигби, вновь наполняя свой бокал. — Пять выкидышей и двое мертворожденных. Ужасное испытание для мужчины. Когда она умерла, я не стал настаивать, чтобы он женился во второй раз. Я еще надеялся, что Эдвард возьмется за ум. — Он осушил свой бокал и огляделся. — Кстати, где его черти носят? Ладно, садитесь, милорд. Начнем без него. Подавайте обед! — гаркнул он. Видимо, в этом доме было принято требовать еду криком, ибо в ту же минуту в гостиную торопливо вошла экономка с супницей в руках.
Бренд сел за стол, надеясь, что еда прервет откровения хозяина. Но не тут-то было!
— Я переживаю за Венскоут, — проговорил сэр Дигби, заправляя салфетку под галстук. — Если со мной что-то случится, Рози, конечно, не останется без средств к существованию, но мне горько думать, что Венскоут попадет в руки этих мрачных зануд.
Бренд взял тарелку с супом из рук пышнотелой горничной, бюст которой грозил в любую минуту вывалиться из лифа платья.
— Коттериты — хорошие фермеры, — заметил он.
— Да, я согласен, но они слишком суровые христиане. Иисус накормил пять тысяч человек, — сказал сэр Дигби, ломая свой хлеб и бросая кусочки в суп, — а эти сектанты смотрят на хорошую пищу как на продукт дьявола. Господь пришел на свадебный пир и превратил воду в вино, верно? А они не празднуют свои свадьбы и не пьют вина. И какие же они после этого последователи Христа, спрошу я вас?
Бренд не нашелся с ответом, а потому налег на суп.
— Они распашут сад Рози… А, вот и Эдвард! Что-то ты припозднился.
Племянник осторожно сел за стол.
— Прошу прощения, дядя. Я читал Библию.
— С шорами на глазах. Ладно, ешь суп, если это не слишком большой грех для тебя.
Овертон склонился над тарелкой и стал внимательно изучать ее содержимое, но в конце концов съел несколько ложек. Как потом оказалось, суп был единственным, к чему он притронулся. Пока меняли блюда, он медленно жевал хлеб и запивал его разбавленным пивом.
Сэр Дигби покраснел еще больше — как предполагал Бренд, не столько из-за собственного обжорства, хотя умял он немало, сколько при виде того, как ел его племянник. Бренд от души жалел, что принял это приглашение.
— Ну что, дядя, — начал Овертон, вытирая губы и аккуратно складывая салфетку, — надеюсь, тетя Розамунда раскаялась?
— Оставь, Эдвард.
— Господь повелел, чтобы мужчина не давал женщине много воли, — занудствовал Овертон. — Вы рискуете местом в раю, дядя, позволяя жене командовать в вашем доме. Я буду и впредь к вам наведываться — проверять, как идут дела.
Сэр Дигби доел остатки пирога и решительно произнес:
— Знаешь, Эдвард, я думаю, тебе не следует так часто бывать у нас. Кажется, ты не слишком заинтересован в управлении этим поместьем.
— Им будут управлять в соответствии с принципами Новой Республики.
Сэр Дигби гневно сверкнул глазами:
— Тебе незачем сюда приезжать. Твои визиты расстраивают Рози.
— Разумеется, я не ставлю перед собой такой цели…
— Но именно это ты и делаешь! Хватит! Я не знаю, зачем ты сюда ездишь. Мы тебе неприятны, еда тоже. Горничные оскорбляют тебя своим видом. Убирайся, читай свои проповеди!
Эдвард Овертон резко встал:
— Эта молодая дама погубит вас, дядя! — При слове «молодая» Бренд едва заметно вздрогнул, — Ее нравственность оставляет желать лучшего.
Сэр Дигби тяжело поднялся из-за стола. Лицо его стало багровым:
— Как ты смеешь намекать…
— Я поймал ее с поличным! Она украдкой пробиралась в дом, и от нее за версту разило грехом. А где она была, когда я приезжал сюда несколько недель назад? Гуляла в Харрогите?
— Что в этом дурного? К тому же ей там не понравилось…
— Она так сказала?
— Она рано вернулась!
— А где она была, когда здесь останавливался Джордж Коттер?
— Гостила у своей кузины, только и всего. И сообщила мне об этом. Я не позволю тебе оскорблять мою Рози, Эдвард! Она самая лучшая, самая верная жена, о которой только может мечтать мужчина.
— Иногда мне кажется, что вы нарочно ничего не замечаете, дядя.
Бренд откинулся на спинку стула. Ах, если бы сейчас разверзся пол, с каким удовольствием он юркнул бы в эту дыру и переждал там бушующий ураган!
— У своей кузины! — гневно вскричал Эдвард Овертон. — Как будто грешная графиня — подходящая подруга для приличной женщины!
Теперь Бренд с интересом ждал продолжения.
— Грешная? — переспросил сэр Дигби. — Да как ты смеешь говорить такое!
— Я говорю правду! Она греховна по самой своей сути, потому что не признает места, отведенного женщине. Она ведет себя как мужик — носит под юбкой брюки и скачет в мужском седле, бесстыдно расставив ноги.
— А ты что же, заглядывал ей под юбку, племянничек?
Эдвард Овертон облокотился о стол и придвинулся к дяде:
— Один Бог ведает, что они с вашей женой делали во вдовьем доме. Да-да, дядя. — Он выпрямился и простер правую руку вперед. — Один Бог это ведает, и Он накажет их вечными муками!
Весь кипя от негодования, коттерит вышел из комнаты, а сэр Дигби снова наполнил свой бокал и залпом его выпил.
Леди Аррадейл и леди Овертон! Вдовий дом! Они были там несколько недель назад, когда в здешние края приезжал Джордж Коттер! Отличный конный завод! Бренду теперь не сиделось на месте. Ему хотелось немедленно броситься наверх и найти комнату, где пряталась Рози Овертон.
Он глубоко вздохнул и постарался успокоиться:
— Как я понял, ваша жена молода, сэр Дигби?
Услышав этот вопрос, Дигби слегка смутился:
— Да, она намного моложе меня.
— Еще в детородном возрасте?
— Конечно. Моей Рози нет двадцати пяти.
— Тогда, возможно, Господь смилостивится и пошлет вам другого наследника.
В уголках покрасневших глаз пьяного сэра Дигби блеснули слезы.
— На это и надеемся, лорд Бренд, — прошептал он, забыв, что уже признался в своей импотенции. — Пока рано что-либо говорить, но мы надеемся.
Так он и думал! Тайный сговор между мужем и женой, в который, несомненно, посвящен весь Аррадейл. Бренд встал.
— Прошу прощения, сэр.
Сэр Дигби кивнул, решив, что гость отправился по нужде. Ничего не объясняя, Бренд поднялся по лестнице и нашел наиболее подходящую с виду дверь. Шагнув за порог, он тотчас осторожно затворил дверь. Женщина, сидевшая в спальне, читала очень знакомую книгу. Подкравшись к даме, он обнял ее за плечи и привалил к стене.
— Изучаете животноводческие программы, леди Овертон?
Женщина побелела как полотно, покрылась розовыми пятнами…
И упала в обморок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны ночи - Беверли Джо



хороший роман один раз прочитать можно и любовь есть интересные взаимоотношения между замужней дамой и свободным мужчиной и причина которая привела их в объятия друг друга
Тайны ночи - Беверли Джонаталия
31.01.2012, 19.49





РОМАН ХОРОШИЙ НЕ СКУЧНЫЙ, ЧИТАТЬ МОЖНО
Тайны ночи - Беверли Джоюляша
1.02.2012, 0.39





Еле дочитала. Бредово, и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоKatrin
5.02.2013, 15.27





роман неплох, но некоторые моменты просто смехотворны. Ну например: проведя ночь с неотразимым Брендом Маллореном, Роза решает, что безумно любит его. С чего это? Из-за хорошего секса, которого у нее раньше не было? Согласитесь, немного бредово. Или еще: Бренда два раза подряд травили с перерывом в пару дней и он буквально сразу прекрасно себя чувствовал. А вот история с их ребенком так и осталась для меня загадкой - зачем было воротить столько вранья вокруг факта его рождения? Но это замысел автора, а я не литературный критик. Читайте, может быть, кому-то понравится больше:-)
Тайны ночи - Беверли ДжоОльга Сергеевна
23.06.2013, 0.41





Не то что захотелось бы перечитать
Тайны ночи - Беверли ДжоНИКА*
21.09.2013, 11.10





Необычный сюжет, но мне понравилась история любви замужней женщины, у мои предубеждения этого не понимают... Я ожидала другой истории для одного из брата Маллорена...
Тайны ночи - Беверли ДжоМилена
4.11.2013, 14.51





Неплохой роман, но как-то не впечатлил, ничего особенного, а местами нелепо и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоAlina
7.05.2014, 20.22





Один раз можно прочитать.
Тайны ночи - Беверли ДжоКэт
23.10.2014, 8.02





Прекрасный рассказ о любви)))
Тайны ночи - Беверли Джолика
13.02.2015, 20.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100