Читать онлайн Тайны ночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайны ночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.76 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайны ночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайны ночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Тайны ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

В конце концов Розамунда отпустила Дигби на вечеринку к Диане, потому что ему этого очень хотелось. Конечно, следовало бы удержать его дома, но он так любил подобные мероприятия! После свадьбы Дигби редко выезжал из Венскоута, и она не всегда должным образом ценила эту его жертву.
Пусть сходит, приятно проведет время со старыми приятелями. Ничего страшного. Он ведь не знает о связи между ней и маркизом Ротгаром.
Интересно, приедет ли Бренд вместе со своим братом? Впрочем, ей лучше этого не знать, ибо будь он рядом, она вряд ли сумеет побороть искушение увидеться с ним.
Особенно обрадовалась Розамунда отсутствию Дигби, когда к ним опять заявился его племянник Эдвард. Он приехал, как обычно, под вечер, и она не могла отправить его восвояси. Хорошо хоть на этот раз с ним не было Джорджа Коттера.
— А Дигби нет дома, — с удовольствием сообщила она, провожая Эдварда в его комнату.
— Вот как? Он ведь редко уезжает из дома.
— Он в Аррадейле. Графиня устроила домашнюю вечеринку, а завтра вечером даст бал в честь маркиза Ротгара. — Не удержавшись, она тотчас добавила:
— Насколько я поняла, маркиз приехал на север, чтобы исследовать деятельность Новой Республики.
Безукоризненно аккуратный абсолютно во всем, Эдвард от неожиданности поставил свою сумку прямо на кровать.
— Если он займется исследованием нашей секты, то это только пойдет на пользу его проклятой душе.
— Проклятой? Только за то, что он задает вопросы?
— Он проклят, тетушка, за свою грешную жизнь. Джордж Коттер знает о намерениях маркиза и не боится его.
Его спокойствие и уверенность в абсолютной добродетели всегда вызывали в ней желание нагрубить. Чтобы не сорваться, Розамунда решила уйти подальше от греха, но не успела она и шагу ступить, как он сказал:
— По-видимому, дядюшка пребывает в добром здравии, раз ездит на вечеринки и балы?
Ах вот оно что! Кажется, это задело его за живое.
— Вряд ли Дигби будет танцевать, — как бы между прочим заметила Розамунда, — но чувствует он себя хорошо. Мне кажется, он следует вашему совету насчет здорового образа жизни.
— Значит, Господь услышал мои молитвы. — Не знай она Эдварда как свои пять пальцев, могла бы поверить в его искренность. — А вы сами? — спросил он. — Я слышал, вы отбросили щепетильность и начали выходить в свет.
После общения с Эдвардом у нее и впрямь появлялись самые мерзкие желания. Он обладал способностью так преподносить хорошие советы, что, послушав его, хотелось сделать наоборот.
Он тем временем пригляделся к ней повнимательнее.
— Что это, тетушка? — спросил он, шагнув ближе. — Чудо?.. Грим для лица?
Едва сдерживая злорадство, Розамунда дотронулась до своей щеки.
— Ах это? Да, грим. Замечательно, правда?
Он взмахнул рукой так, будто хотел отогнать дьявола.
— Надобно принимать себя такой, какой сотворил вас Господь!
— Господь сотворил меня без шрамов.
— На все есть Божья воля. — Он схватил Библию и выставил ее перед собой словно щит. — Так почему, столь грешным образом переменив свою внешность, вы не поехали вместе с мужем в Аррадейл, чтобы там веселиться и кокетничать, щеголяя в непристойных шелковых нарядах?
— Просто струсила. Я пока неуютно чувствую себя с незнакомыми людьми, вот и осталась здесь под. предлогом плохого самочувствия. Но мне очень хотелось бы стать смелее, — заявила она, — чтобы веселиться и танцевать в шелковых нарядах.
Эдвард тяжело вздохнул.
— Тетушка, я знаю, что вы не одобряете мои убеждения, не неужели вы не видите, каким грешным стал мир, как сильно он нуждается в переменах? В Ланкашире народ валом валил на проповеди Джорджа Коттера, чтобы послушать простые и понятные наставления из Библии, призывающие к строгой и честной жизни. Вы ведь здравомыслящий человек. Взгляните на Англию! Нами управляют короли и вельможи, которые похваляются своими любовницами, каждый вечер напиваются до бесчувствия и проматывают свое состояние в азартных играх, даже не думая о судьбах своих подданных. Вы что же, в самом деле полагаете, что распущенность Аррадейла, такие безнравственные типы, как маркиз Ротгар, излишества маскарада, глубокое разложение от пьянства, грех прелюбодеяния и супружеская неверность…
— Прекратите! — не выдержала Розамунда. Сердце ее бешено забилось. Ей показалось, что он все знает и говорит про нее. — О Господи, — продолжила она дрожащим голосом, — вы прекрасно знаете свое дело. Из вас получится отличный проповедник. Нисколько не сомневаюсь, что ваши слова разбередят души даже самых отъявленных грешников.
Эдвард горделиво приосанился.
— Надеюсь, Бог и впрямь наградил меня даром красноречия. Но я не проповедую с кафедры. Следуя примеру своего лидера, мы говорим с людьми, не возвышаясь над ними, — в коровнике, в гостиной и даже в поле. — Он шагнул ближе и взял ее за руку. — Неужели и впрямь мои слова тронули вашу душу, тетушка? И вы когда-нибудь увидите свет?
Без сомнения, он искренне хотел ей добра.
— Я согласна, что неумеренное пьянство, азартные игры и прелюбодеяние — это зло. Тот, кто сумеет заставить людей жить честной нравственной жизнью, совершит благое дело. Однако я не приемлю всех принципов Новой Республики..Например, я не вижу ничего плохого в веселье и танцах. Вам следует быть терпимее.
— Слуги Господа должны быть твердыми как гранит. Никаких полумер! Мы, члены Новой Республики, превратим Англию в Иерусалим, акр за акром. Когда я вступлю во владение этим поместьем…
Розамунда тут же вырвала свою руку.
— Когда?
— Тетя, тетя! Когда-нибудь все люди обратятся в прах и оставят свои земные блага. Так что в один прекрасный день эти земли станут моими. Думаю, довольно скоро. Ваша преданность мужу достойна восхищения, тем более что он старик, который вам наверняка противен…
— Да как вы смеете!
— Полно, не надо лукавить. Вы выполняете свой долг, и это достойно всяческих похвал, но если бы вы по глупоста не повредили себе лицо, то ни за что не вышли бы замуж за местного помещика.
Розамунда в ужасе отшатнулась, услышав горькую правду.
— Я люблю Дигби, и он нисколько мне не противен. В отличие от вас! Вы изучаете Библию, рассуждаете о Боге и грехе, но вы забыли Христову притчу о милосердии и смирении!
С этими словами она поспешила на кухню, чтобы посмотреть, как там ужин, а заодно попросить Полли, чтобы она приспустила лиф своего платья пониже. И все же следовало сохранять спокойствие. Надо только чуть-чуть потерпеть и при первой же возможности выставить его из дома.
А что будет, когда она сообщит о своей беременности? Розамунда слегка вздрогнула, представив его реакцию. Слава Богу, Дигби на ее стороне!
Пробуя суп, Розамунда невольно думала о вечеринке в Аррадейле. Диана всегда закатывала роскошные пиры. Хорошо бы Дигби соблюдал меру в еде и питье, как ни трудно это для него.
Интересно, какое мнение он составит о Ротгаре? А о Бренде?
Нет! О нем она думать не будет!
* * *
Бренд сидел за длинным столом, уставленным сверкающей посудой и яствами, и с удовольствием попивал бренди. Он немного объелся — еда была просто замечательной, — но ему было очень хорошо. Дамы недавно ушли в гостиную пить чай, а мужчины достали трубки. Глиняные трубки не были диковинкой, но ему еще не доводилось видеть такое обилие курящих мужчин в роскошном интерьере, после великолепной трапезы. Он блаженствовал.
Компания тоже оказалась приятной. Бренд получил приглашение от сэра Малькольма Бурсетта посмотреть на овец и от лорда Фенкотта посетить его конюшню. Но тут его схватил за руку молодой энергичный виконт и потянул за собой к краснолицему старику.
— Поскольку вы интересуетесь ломовыми лошадьми, милорд, вам надо познакомиться с сэром Дигби Овертоном. Он опробует у себя на ферме интересную животноводческую программу…
Сэр Дигби попыхивал трубкой. Это был типичный деревенский житель — волосы с проседью, кустистые брови, обветренная кожа, — похожий на британского бульдога щи-рокой грудью и крепкой челюстью, но сильно заплывший жиром. Он много пил и смеялся, отчего сделался багрово-красным. Бренд заключил, что этого человека когда-нибудь хватит апоплексический удар, но, судя по его веселой улыбке, тот не страшился подобного конца и черпал жизнь полной мерой.
— Рад с вами познакомиться, лорд Бренд, — кивнул мужчина. — Я слышал, что вы настоящий фермер, несмотря на ваш титул.
— Спасибо, сэр Дигби, — отозвался Бренд, садясь рядом с ним на свободный стул. — Я — один из младших в семье, и меня заставили заниматься полезным делом.
— Всех бы так заставляли! — с восторгом отозвался Дигби. — К сожалению, из этой конюшни выходит слишком много никчемных людей и мошенников.
— Именно поэтому мой брат приучил всех нас к труду. Говорят, у вас удивительные лошади.
— Ах, вы об этом! — Он до краев наполнил свою рюмку и протянул графин Бренду.
Тот налил себе немного, только из вежливости.
— Да, это маленькое увлечение моей жены, — продолжил баронет, — но местные жители упорно приписывают ее достижения мне. Видите ли, они полагают, что женщине не пристало заниматься животноводством. Она якобы должна разводить только человеческих детенышей. — Он смущенно покашлял и одним махом осушил полрюмки.
Бренд спрятал улыбку. Сэр Дигби относился к тому типу мужчин, которые с воодушевлением обсуждали овец и кобыл, но когда речь заходила об их женах, тут же приходили в замешательство.
— Понимаете, милорд, мы живем тихо, уединенно, — поспешно добавил он, — и жене нужно чем-то заниматься.. Рози у меня замечательная! Ей нравится быть при деле.
Бренд представил себе пожилую даму, похожую на грубовато-добродушных сестер Гиллсет. Такой тип женщин почему-то вызывал в нем симпатию.
— Я слышал, ей нездоровится, потому она и не пришла на эту вечеринку.
— Пустяки, милорд. — Сэр Дигби понизил голос:
— Обычное женское недомогание.
Бренд слегка удивился. Он полагал, что леди Овертон уже вышла из того возраста, когда случаются обычные женские недомогания. Впрочем, возможно, сэр Дигби имел в виду совсем другое?
— Я бы с удовольствием посмотрел ваших лошадей, но коль скоро мой приезд создаст неудобства леди Овертон…
— Неудобства? Ну что вы, милорд! Вообще-то она не любит встречаться с незнакомыми людьми…
— Тем более…
— Но в последнее время стала куда общительнее. Роза обожает рассказывать про своих лошадей заинтересованным слушателям. Признаюсь, — смущенно хмыкнул Дигби, — я отнюдь не нахожу этих здоровенных животных красивыми. Конечно, они полезны в хозяйстве, но неказисты с виду. Только, пожалуйста, не передавайте мои слова ей.
— Вы уверены, что она не будет возражать против моего визита?
— Рози? Да она и на смертном одре готова говорить про своих любимцев!
Бренд не знал, как реагировать на эту сомнительную шутку, но сам сэр Дигби весело расхохотался и снова наполнил рюмку Бренда.
— Это всего лишь метафора, милорд. Она в добром здравии, слава Богу! — Тут он тяжело вздохнул и отодвинул свою рюмку с бренди. — Молю Всевышнего, чтобы он был так же милостив и ко мне. Рози устроит мне нагоняй, узнав, как много я выпил.
— Она хорошо о вас заботится?
— Да, у меня очень добрая жена. — Баронет уставился в пространство, потом достал из кармана белоснежный носовой платок и промокнул глаза. — Надеюсь, Бог пошлет вам такую же, сэр.
— Я тоже надеюсь, — сказал Бренд, тронутый столь теплыми супружескими отношениями.
Сэр Дигби трубно высморкался.
— Заезжайте к нам в любое время, милорд. Мы живем, тихо, но в Венскоуте вы всегда найдете радушный прием, а моя Рози с удовольствием познакомится с увлеченным единомышленником.
Бренду хотелось поехать в гости к Дигби прямо завтра, с самого утра. По крайней мере это избавило бы его от шумной светской суеты. Подобно какому-нибудь меланхоличному поэту, он искал уединения, и, похоже, в голове его уже рождались сентиментальные рифмы.
Между тем Бей на вечеринке даром времени не терял. Как обычно, он отметал слухи и праздную болтовню, выуживая крупицы полезных сведений о Новой Республике, улавливая любой намек на тайную антигосударственную деятельность сектантов. Он обладал поразительной памятью и удерживал в голове все детали, за что прослыл всесведущим дьяволом. И эта характеристика едва ли не полностью соответствовала действительности, в чем не раз убеждались его родные.
Когда мужчины наконец встали из-за стола и двинулись, вернее, потянулись в гостиную, дабы развлечь прекрасный пол, Бренд улучил момент и едва слышно поинтересовался у брата:
— Ну как, узнал что-нибудь про наших набожных приятелей?
— К сожалению, ничего нового. По численности они обогнали общество Весли, которое тоже действует в этом районе.
— Весли связан с коттеритами?
— Нет, но я подозреваю, что он некоторым образом расшатывает устои английского общества. Впрочем, возможно, это полезная встряска. Движение Весли не имеет ничего общего с сектой Новая Республика: не устанавливает такой фанатичный контроль над людьми и не присваивает с такой жадностью земли. Кстати, коттериты рассчитывают унаследовать здешнее поместье.
— Унаследовать? По завещанию?
— Против воли нынешнего владельца. Наследник — член секты коттеритов, поэтому после смерти помещика его земли отойдут во владения Новой Республики.
— И что же, завещание нельзя изменить?
— Таков давно заведенный порядок в поместье Венскоут.
— Венскоут? — Бренд взглянул на пьяного сэра Дигби, который, поднимаясь по лестнице, тяжело дышал и еле волочил ноги. — Я думаю, новым республиканцам осталось недолго ждать. Вот он, нынешний помещик. Милый джентльмен, но так и напрашивается на апоплексический удар. Ни за что бы не подумал, что такой человек мог воспитать сына-коттерита.
— Его наследник — не сын, а племянник. — Ротгар внимательно посмотрел на старика. — Неудивительно, что все местные жители так встревожены.
— Жаль, что его жена уже вышла из детородного возраста.
— Разве? Судя по разговору, надежда еще есть.
— Надежда умирает последней… Я понял так, что она чуть ли не ровесница мужа, но, возможно, женское недомогание, по причине которого она осталась дома, — это как раз то, что первым приходит на ум.
— Значит, она не беременна, увы. В любом случае вряд ли стоит рассчитывать на чудо. А ведь местные жители дружно настроены против Новой Республики. — Они начали подниматься по лестнице. — Кроме, пожалуй, хозяйки этого дома.
— Графини? Вот уж никогда бы не подумал…
— В краткой беседе со мной она весьма недвусмысленно дала понять, что ратует за подъем нравственности, трезвость и промышленную реформу.
— Мы все за это ратуем, разве нет?
— А в жизни не применяем. К тому же это явно был камешек в мой огород.
Бренд засмеялся и в то же время крепко задумался: может, предупредить графиню, чтобы не связывалась с его братом? Бей почти во всех дуэлях выходил победителем — будь то состязание клинков или мозгов. Нет, пожалуй, не стоит. Маркиз не причинит ей серьезного вреда, а вот если она что-то замышляет, преподаст ей заслуженный урок.
* * *
На другой день Бренд обнаружил, что графиня предоставила своим гостям широкий выбор развлечений. Этого следовало ожидать, но, к несчастью, она потащила на речку Арра, где веселая компания с удочками уже вовсю ловила форель, и его самого.
— Вы думаете, удить рыбу — мое любимое занятие, леди Аррадейл?
Она стрельнула глазами из-под очаровательной шляпки с плоскими полями, украшенными искусственными ноготками.
— А разве нет? Все джентльмены…
— Я мог бы сказать, что все дамы любят рукодельничать.
Она тотчас прищурилась. Бренд и сам не понимал, почему он с ней спорит.
— Я умею шить, — сказала она. — Меня учили всем женским премудростям.
— А я умею ловить рыбу. Но в данный момент у меня нет желания удить. Если вы не возражаете, я бы лучше прогулялся по вашему замечательному парку.
Почему она вдруг нахмурилась? Поскольку возразить было нечего, мгновенное неодобрение сменилось обворожительной улыбкой.
— Конечно. Я думаю, вам понравится. Вон там, у реки, есть несколько симпатичных тропинок, — сказала она, кивнув налево.
Поблагодарив ее, Бренд пошел в том направлении, не переставая, впрочем, раздумывать над странным поведением графини. М°жет, это как-то связано с братом? Удалившись на достаточное расстояние, Бренд тут же направился в сторону, противоположную той, которую посоветовала ему хозяйка. Он не сомневался, что Бей справится и без него, а если хорошенькая графиня собирается соблазнить брата, то тем более не стоит мешаться у них под ногами.
Однако, любуясь видом на помещичий дом с вершины небольшого холма, он увидел графиню, скакавшую на лошади в сопровождении двух конюхов. Значит, соблазнить его брата не входило в ее намерения.
Прекрасный конь, заметил Бренд. И отличная наездница. Черт возьми, да она в мужском седле! Когда гнедой конь и всадница в ярко-красном жокейском костюме скрылись из виду, Бренд на мгновение пожалел, что Бей и хозяйка дома не проявляют друг к другу ни малейшего интереса.
* * *
Диана застала Розамунду в конюшне.
— Роза! — тотчас позвала она.
Несмотря на тревожный тон кузины, Розамунда подняла руку, призывая к молчанию.
— Тихо, — сказала она, не отрываясь от маленького незастекленного окна крытого стойла, в котором фламандский призовой жеребец Дэрк, ее новое приобретение, примерялся к кобыле.
— О Боже! — выдохнула Диана, приблизившись. — Неудивительно, что она пытается отстраниться. Он же ее убьет!
Розамунде стало ясно, что Диана впервые видит такое зрелище. Несомненно, ее испугали крупные размеры жеребца и то обстоятельство, что лошадей подстраховывали два конюха.
— Глупости! Синда заигрывала с ним несколько часов подряд, как дешевая Йоркская шлюха.
— Я никогда не видела шлюху за работой, да и ты, впрочем, тоже. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Она буквально подставляет свой крестец. Ой!
Восклицание было вызвано тем, что Синда неожиданно начала мочиться. Людям такое вряд ли понравилось бы, а для жеребца это послужило сигналом: «Ну, давай, морячок!» Дэрк всхрапнул и шагнул вперед, принимая приглашение.
Диана прошептала:
— Смотри, она даже хвост отвела, чтобы не мешал. Ишь, распутница! Интересно, — задумчиво добавила она, — как в таких случаях поступают женщины?
— Диана! — Розамунда не сводила глаз с лошадей, но тем не менее покраснела. — У тебя же столько книг! Я думала, ты хорошо подкована в этих вопросах.
— Скучно читать книги, не подкрепляя знания опытом… — Чтобы лучше видеть, Диана навалилась на Розамунду и положила подбородок ей на плечо. — Какой воспитанный жеребец, правда?
— Едва ли это следствие хорошего воспитания. Дело в том, что насильника кобыла может кастрировать сильным ударом копыта.
— Вот если бы мужчины были так же вышколены, а женщины так же хорошо вооружены! О Господи!
Дэрк встал на дыбы и укусил Синду в шею. Кобыла пронзительно заржала и проявила не меньшее воодушевление, чем ее партнер. Диана, как, впрочем, и сама Розамунда, усмехнулась. Обе испытывали вполне объяснимую неловкость при виде того, как хвост жеребца весело заходил взад-вперед.
Наконец хвост остановился, и державшие Дэрка мужчины оттащили его от кобылы. Синду увели из стойла, а жеребец застыл на месте точно изваяние. Казалось, он чувствует себя героем и ждет одобрительных рукоплесканий зрителей.
— Одно слово — самец, — пробормотала Диана сдавленным голосом, потихоньку приходя в себя.
Розамунда обернулась и увидела пунцовые щеки кузины. Она, правда, тоже пылала, но по другой причине: эта первая случка, которую ей довелось наблюдать после ночи с Брендом, всколыхнула в ней жаркие воспоминания. К тому же на спину ей налегала кузина.
В ушах Розамунды отчетливо звучал его шепот: «Еще? Ну пожалуйста…»
Вся сгорая от желания, она готова была просить о том же. Его.
— Что с тобой? — взяла ее за руку Диана.
— Да так, ничего! Все прошло хорошо, правда? — обернулась она. — Это новый жеребец, и мне хотелось проверить его в деле. Я немного волновалась, ведь он такой крупный. Правда, Хекстолл говорит, что любая лошадь опасна, независимо от размеров. — Розамунда несла всякую ерунду, ожидая пытливых вопросов.
Но Диана лишь сказала:
— Мне надо поговорить с тобой, Роза. Это очень важно.
— Что-то случилось?
— Лорд Бренд в Аррадейле.
Фраза прозвучала для нее как пощечина.
— Я надеялась… — начала было Розамунда.
— Надежды не всегда сбываются. — Диана потащила Розу на площадку возле загона. — И самое главное, сэр Дигби пригласил его сюда — смотреть лошадей.
Роза едва не лишилась чувств:
— Я пропала!
— Думаешь, он тебя узнает?
— Конечно! Я могла бы одурачить его, проходя мимо или даже при короткой встрече, но если мы проведем вместе какое-то время… Почему он не едет на юг, к себе домой?
— Потому что он мужчина, а мужчины всегда непоследовательны. — Диана ходила взад-вперед и хлестала кнутовищем по высокой траве. — Тебе придется лечь в постель. Это единственный выход. Скажешь, что тебе нездоровится. Лорд Бренд проведет здесь всего несколько часов, и Дигби сам покажет ему лошадей.
Розамунда пришла в отчаяние:
— Что ж, пожалуй, это в самом деле выход. Только мне придется на время избавиться от Милли, иначе он тут же ее узнает. — В голове ее лихорадочно крутилось: «Он будет здесь, совсем близко… Я могла бы его увидеть. Выдержу ли я эту пытку?» — А Дигби? — слабым голосом спросила она. — Он сильно встревожится, если я скажусь больной, тем более сейчас. А он не должен ничего заподозрить.
— Ты же говорила, что он не возражал.
— Да, не возражал. Но он думает, что все случилось на маскараде. Инкогнито. Я не знаю, как он отреагирует, увидев того, с кем я согрешила.
— Он ничего не узнает. — Диана обняла ее за плечи.
Розамунда не удержалась от вопроса:
— Как он? Я имею в виду Бренда.
— Совершенно здоров.
— Слава Богу. — И тут ее пронзила ужасная мысль:
— Черт возьми, а вдовий дом, Диана?
Диана в ужасе закатила глаза.
— Вдовий дом — это пороховая бочка, которая немедленно взорвется, стоит лишь поднести спичку. Ему нечего там делать, но если он вдруг забредет в этот дом, то сразу его узнает. Сегодня я пыталась уговорить его остаться на реке половить рыбу, но он решил прогуляться. Слава Богу, я направила его совершенно в другую сторону.
* * *
Бренд из сада смотрел на квадратное каменное здание. Он так долго искал нечто знакомое, что теперь не верил собственным глазам. Конечно, он не имел понятия, как выглядит снаружи дом его загадочной дамы, но пейзаж за окном был очень похож.
Существовал только один способ выяснить истину.
Бренд пошел по тропинке, проложенной вблизи проезжей части, и остановился у зарослей черной смородины. Сорвав спелую ягоду, он бросил ее в рот, а потом покачал головой, удивляясь собственной глупости. Смешно надеяться, что он вспомнит вкус смородинового сока, что ощущал когда-то на пальцах дамы, или пряного ликера, которым она поила его перед разлукой. Да и-вообще, эка невидаль — смородина! Она растет вдоль любой сельской тропинки.
Решив выяснить все до конца, он быстро пересек лужайку перед домом и стал искать черный ход. Однако, прежде чем завернуть за угол, обернулся и оглядел двор. Черт возьми, как все похоже!
Поразительно! Единственная молодая женщина во всей округе — графиня, но она явно не его таинственная дама, ибо в ее присутствии он ничего не чувствовал.
Бренд громко постучал в дверь. Открыла худая девушка-горничная. Она присела в реверансе с абсолютно бесстрастным выражением лица.
— Что вам угодно, сэр?
— Чей это дом, девушка?
— Вдовий дом Аррадейл, сэр. Но в данный момент здесь никто не живет.
Уловив запахи еды и выпечки, Бренд забыл про всякую учтивость и без промедления двинулся на кухню.
— Вы что же, готовите еду для сказочных фей?
Горничная уставилась на него, открыв рот. Наконец она выдохнула:
— Я имела в виду, что здесь не живет никто из господ, сэр! Но есть мистер и миссис Акентвейты, домоправители.
Тем временем в кухню вошла высокая костлявая женщина. Она быстро огляделась, оценивая ситуацию. Бренду показалось, что в глазах ее мелькнула тревога, впрочем, он плохо разбирался в таких вещах, несмотря на то что чувства его были обострены. Он ловил каждый звук, каждый запах, выискивал глазами знакомые предметы, дабы подтвердить, что именно здесь ему довелось провести два коротких, незабываемых дня.
— Что вам угодно, сэр? — спросила женщина, загораживая ему дорогу. — Чем-нибудь помочь?
— Вы, должно быть, миссис Акентвейт?
— Да, сэр.
Судя по всему, с такой женщиной шутки плохи, поэтому Бренд спросил напрямик:
— Скажите, несколько недель назад вы ухаживали здесь за больным мужчиной?
Лицо экономки словно окаменело.
— Здесь, сэр?
— Да, здесь. — Бренд тотчас перевел взгляд на горничную, но та застыла, выпучив глаза; от нее явно не было никакого толку.
— Нет, сэр, — ответила миссис Акентвейт.
— Милорд, — резко поправил он, желая использовать для устрашения свой ничего не значащий титул. — Лорд Бренд Маллорен.
Женщина слегка вздрогнула, но тотчас овладела собой и присела в реверансе:
— Милорд.
— Значит, у вас здесь не было гостя в последние несколько недель?
— Нет, милорд. Скажите мне, в чем дело, и я, возможно, сумею вам помочь.
Бренд огляделся по сторонам, как будто беленые стены, каменная раковина или висящие окорока могли говорить. Несмотря на решительный отпор со стороны домоправительницы, он нутром чувствовал, что это тот самый дом. Кого же она выгораживает? Леди Аррадейл? Но зачем? Ведь отнюдь не графиня — его таинственная незнакомка.
Надо найти комнату и удостовериться в своих догадках. Отпихнув экономку, Бренд шагнул к двери, ведущей в дом.
Миссис Акентвейт тотчас крепко схватила его за рукав, на удивление проворно, и потянула назад. В следующий момент она уже стояла между ним и дверью, держа в руке большую железную сковородку.
— Что вы себе позволяете, милорд? Если вы и в самом деле лорд, в чем я уже сильно сомневаюсь. — Не успел он что-либо ответить, как она крикнула:
— Джесси! Беги позови мистера Акентвейта и других мужчин.
Горничная умчалась, хлопнув дверью, а Бренд недовольно поморщился. Подняв руки в знак примирения, он весьма доброжелательно произнес:
— Прошу прощения за то, что потревожил, миссис Акентвейт. Я просто хотел осмотреть спальни.
— Как экономка, я не вправе позволять посторонним людям свободно разгуливать по дому.
— Вы можете сопровождать меня, если хотите.
— А вы извольте пойти в большой дом и спросить разрешения у моей госпожи!
— Нет ничего проще, поскольку я здесь гость!
Ага, наконец-то ее проняло! Впрочем, возможно, она просто боялась прогневать свою госпожу, которая наверняка устроит ей нагоняй за неучтивое обращение с гостем.
Внезапно в кухню вошли двое мужчин, и Бренд перестал упорствовать.
— В чем дело? — грозно спросил один — жилистый детина чуть ниже Бренда, но с весьма внушительными кулаками.
Плечи другого — рослого деревенского парня — весьма напоминали свиные окорока.
Бренд вновь поднял руки, ибо не имел желания ввязываться в драку.
— Прошу прощения, миссис, джентльмены. Я вижу, что вы не позволите мне пройтись по дому и удовлетворить свое любопытство. — Он поклонился экономке. — Ну что ж, я спрошу разрешения у леди Аррадейл, миссис. В письменной форме — вас устроит?
Надо отдать ей должное, женщина не дрогнула.
— Согласно письменным распоряжениям моей госпожи, вы получите все, что пожелаете.
Судя по тону экономки, она надеялась, что Диана распорядится насчет яда.
Если его догадки верны, то однажды его уже здесь отравили.
Бренд в последний раз огляделся по сторонам в надежде узнать хотя бы чашку или кофейник. Впрочем, ничего такого на открытых полках не стояло, поэтому он потихоньку ретировался, не выпуская из поля зрения крепких и задиристых мужчин. Шагнув за дверь, он наткнулся на молодую служанку, которая тотчас от страха приложила ладонь ко рту. Мало того, она взвизгнула и отшатнулась.
— Джесси, если не ошибаюсь? — Он обворожительно улыбнулся. — Простите, что напугал.
Она молча пялилась на него и пятилась назад.
— Вы и впрямь не видели меня раньше?
Девушка яростно потрясла головой, глядя на него круглыми от ужаса глазами.
— И в этом доме не останавливался мужчина?
— Нет, сэр! — пискнула она, наконец обретя дар речи. — Во всяком случае, с тех пор, как я пришла сюда работать прошлой зимой, сэр.
— Джесси! — В дверях появилась миссис Акентвейт со своим грозным оружием в руках. — Иди сюда и займись делом. — В последний раз окатив Бренда уничтожающим взглядом, экономка захлопнула дверь перед самым его носом.
Он посмотрел на закрытую дверь, потом зашагал к той стороне дома, на которой, как он предполагал, находилась его комната. Черт возьми, он не мог ошибиться! Вот здесь, на этой самой тропинке, он видел свою даму и ее спутницу…
Пожалуй, та женщина в белом платье и шляпке с широкими полями могла быть графиней. Хотя, по правде говоря, он уже допускал вероятность того, что леди Аррадейл была его таинственной незнакомкой. Насколько он мог доверять своей памяти и инстинктам? У нее был тот же рост, то же телосложение, тот же возраст…
Но он не испытывал к ней ничего — ни нежности, ни влечения. Он ее не узнавал! Вряд ли графиня была его загадочной дамой. Но, с другой стороны, он когда-то не верил, что его загадочная дама способна дать ему чашу с ядом и даже отпить из нее глоток в знак своей любви.
А письмо, которое он повсюду носил с собой в кармане сюртука? И которое было написано в гостинице «Три бочки» в то время, когда туда приехала леди Ричардсон.
Он замер, охваченный новой догадкой. Помнится, описывая леди Ричардсон, Бей сказал, что пальцы ее украшало множество перстней. К тому же эта женщина была больна. Добавьте сюда вдовий дом, и получится, что графиня Аррадейл замешана в этом деле по самую маковку. Либо она использует вдовий дом для прелюбодеяния, либо сдает в аренду. Что, между прочим, объясняет упорное нежелание слуг говорить правду. Хранить тайну входит в их обязанности.
И как же все это характеризует его таинственную незнакомку? Если она не графиня — сердце подсказывало ему, что так оно и есть, — то кто же? Опытная распутница, которая только строит из себя робкую недотрогу и играет в эти игры по десять раз в году, смеясь над бедными простаками, которые в нее влюбляются?
Сбросив оцепенение, Бренд торопливо зашагал по тропинке.
Черт возьми! Дамы, которые устраивали здесь эти маленькие забавы, наверняка делились друг с другом впечатлениями, и графиня потешалась над ним, прикрывшись красивым веером. Она была в курсе всех его злоключений и прекрасно знала, как он оказался в этом приюте греха, а потом был вывезен отсюда ее слугами.
Бренд тотчас достал письмо, порвал его на мелкие части и разбросал по ветру. Если бы не сегодняшний бал, он уехал бы прямо сейчас!
Зато завтра рано утром он сядет на лошадь и покинет это проклятое поместье. Ноги его больше не будет в Аррадейле!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайны ночи - Беверли Джо



хороший роман один раз прочитать можно и любовь есть интересные взаимоотношения между замужней дамой и свободным мужчиной и причина которая привела их в объятия друг друга
Тайны ночи - Беверли Джонаталия
31.01.2012, 19.49





РОМАН ХОРОШИЙ НЕ СКУЧНЫЙ, ЧИТАТЬ МОЖНО
Тайны ночи - Беверли Джоюляша
1.02.2012, 0.39





Еле дочитала. Бредово, и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоKatrin
5.02.2013, 15.27





роман неплох, но некоторые моменты просто смехотворны. Ну например: проведя ночь с неотразимым Брендом Маллореном, Роза решает, что безумно любит его. С чего это? Из-за хорошего секса, которого у нее раньше не было? Согласитесь, немного бредово. Или еще: Бренда два раза подряд травили с перерывом в пару дней и он буквально сразу прекрасно себя чувствовал. А вот история с их ребенком так и осталась для меня загадкой - зачем было воротить столько вранья вокруг факта его рождения? Но это замысел автора, а я не литературный критик. Читайте, может быть, кому-то понравится больше:-)
Тайны ночи - Беверли ДжоОльга Сергеевна
23.06.2013, 0.41





Не то что захотелось бы перечитать
Тайны ночи - Беверли ДжоНИКА*
21.09.2013, 11.10





Необычный сюжет, но мне понравилась история любви замужней женщины, у мои предубеждения этого не понимают... Я ожидала другой истории для одного из брата Маллорена...
Тайны ночи - Беверли ДжоМилена
4.11.2013, 14.51





Неплохой роман, но как-то не впечатлил, ничего особенного, а местами нелепо и скучно.
Тайны ночи - Беверли ДжоAlina
7.05.2014, 20.22





Один раз можно прочитать.
Тайны ночи - Беверли ДжоКэт
23.10.2014, 8.02





Прекрасный рассказ о любви)))
Тайны ночи - Беверли Джолика
13.02.2015, 20.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100