Читать онлайн Тайна леди, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна леди - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.17 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна леди - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна леди - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Тайна леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29

В понедельник днем Торн посетил Робина и сказал:
– Есть кое-какая информация.
– О Петре? – воскликнул Робин. – Наконец-то!
– О Варци. От Грайса и Хаклтуэйта. Клиент из кофейни на Фернли-стрит – араб – сообщает, что джентльмен, который снял там комнаты, может оказаться тем, кого мы ищем. Он называет себя испанским ученым по имени Гарса, этот человек говорил с ним и очень сомневается в том, что акцент у него испанский.
– А «Гарса» по звучанию похоже на «Варци».
– Это еще ничего не значит, – предупредил Торн. – Но Гарса носит короткий парик, который однажды сбился набок. Волосы под ним редкие и седеющие. Но это тоже ни о чем не говорит.
– К тому же большинство мужчин, которые носят парики, либо лысые, либо бреют голову.
– Есть еще кое-что, – сказал Торн. – Кофейня также служит местом получения почты, но письма там оставляют на столе. Этому человеку показалось, что он видел, как Гарса брал там письмо. Он спросил хозяина заведения, и тот ответил, что не было писем с таким именем.
– Все это нужно проверить, – взволнованно сказал Робин. – Но как?
– Сообщим о нем властям.
– Я знаю этого человека. Я могу сам убедиться.
– Он опасен.
– Я буду осторожен. – Робин сел, чтобы написать короткую записку.
– Какой у тебя красивый почерк.
– Мой единственный талант.
– Кто счастливый адресат?
– Кристиан. Как только я удостоверюсь в его личности, мы дадим военным возможность арестовать его как шпиона. Это на какое-то время сработает.
– Всего лишь временное решение.
– Тогда я постараюсь арестовать его за нападение у Фолкстоуна и прослежу, чтобы его повесили.
К арабу были посланы люди узнать, там ли синьор Гарса. Если да, то они должны были организовать слежку за ним. К тому времени, когда прибыло сообщение, что он в своей комнате, приехал Кристиан.
– Я арестую его, – сказал он. – Хорошо бы при нем не оказалось никаких дипломатических документов. А ты держись подальше от всего этого.
– Я могу опознать его, – повторил Робин. – Не беспокойся, я буду вооружен.
– Надеешься пристрелить его, – сказал Кристиан. Робин стиснул челюсти.
– Почему бы нет?
– А ты когда-нибудь кого-нибудь застрелил?
Робину пришлось признаться, что нет.
– Это не так легко, как ты себе представляешь, даже если противник воплощение зла и достаточно стар, чтобы годиться тебе в отцы. Помни, что он негодяй, Робин.
Робин вспомнил Петру и Кокетку и нападение на своих людей.
– Этого я никогда не забуду.
Не прошло и часа, когда Робин хромал по кофейне, его сердце учащенно билось. Торн следовал за ним, а Кристиан уже расставлял своих людей у передних и задних дверей. Постоянные посетители выглядели нормальными людьми, от клерков до джентльменов, от молодых до старых, шумных и тихих. Многие читали газеты, некоторые беседовали. «Интересно, – подумал он, кто из них информатор?»
Подошел слуга принять его заказ, но Робин сказал:
– Синьор Гарса? Какая комната?
Мужчина колебался.
– Привести его к вам?
– Предпочитаю подняться наверх.
Робин увидел, что несколько клиентов смотрят на что-то за его спиной, и обернулся, но это был всего лишь Торн, который вошел и направился к столу просмотреть письма. Он старался выглядеть обыкновенно, но, как всегда, это не удалось.
Робин снова повернулся, увидел, что официант исчез и поднимается наверх, и пошел следом.
Когда он приблизился к верхней ступеньке, появился официант. Он торопился вниз. Официант остановился, вытаращив глаза.
– Какая комната? – спросил Робин.
– Не знаю…
Робин вытащил пистолет.
– Не будь дураком.
Тот судорожно сглотнул.
– Первая справа, но…
– Но он уходит через заднюю дверь, – договорил за него Робин, услышав шум, когда оттолкнул с дороги слугу. Робин крикнул Торну: – Это он! – и повернул направо в коридор, чтобы увидеть спину – спину человека в темном костюме и коротком парике. – Стой! – крикнул он. – Деньги или жизнь, синьор Варци.
Человек обернулся и выстрелил. Робин упал на колени, проклиная жгучую боль в ноге, оглушенный грохотом. Пуля врезалась в дерево около его головы.
Он тоже выстрелил.
Варци схватился за грудь и рухнул на пол.
Робин замер, в ушах звенело, он схватился за ногу. Масса алых мундиров высыпала с задней лестницы, скрывая Варци; Торн опустился на колени рядом с Робином.
– Ты ранен? Опять в ногу?
Робин едва ли слышал его, но его обоняние работало. Запах крови смешивался в узком пространстве коридора с едким запахом пороха.
– Он мертв? – спросил Робин.
– Определенно. Ты ранен, Робин? – крикнул Торн.
– Не ранен. Моя нога… – Он сел на верхнюю ступеньку и вытянул ее, увидев, что толпа пытается прорваться наверх посмотреть, что случилось.
– Помоги мне подняться, – сказал он Торну, – и выведи меня отсюда.
Торн так и сделал, но лестница уже была заблокирована.
– Черный ход, – сказал он, поворачиваясь и помогая Робину идти.
– Почему я не ждал, что он выстрелит без предупреждения?
– Потому что он был стар и выглядел безобидным, – ответил Торн. – Кристиан предупреждал тебя. Пусть это послужит тебе уроком.
Слух постепенно возвращался к Робину.
– Ты когда-нибудь видел насильственную смерть?
– Нет, если не считать повешение, – ответил Торн. Когда они протискивались мимо, Робин бросил взгляд на Варци. Тот лежал, раскинув руки, парик свалился, открывая всклокоченные седые волосы.
– У Фолкстоуна был человек Варци, – сказал Робин, – но его на самом деле убил не я. Наверное, к этому привыкаешь.
Чья-то рука сжала его плечо. Кристиан. Кристиан, который сражался в битвах и предположительно привык к убийствам.
– Ты сделал то, что должен был сделать, и, кстати, это был чертовски хороший выстрел. Прямо в сердце.
– Слепой инстинкт.
– Значит, у тебя хорошие инстинкты. Этот человек был хладнокровным злодеем, грязным псом.
– И шавкой, которую нужно просто пристрелить, – криво усмехнулся Робин.
Кристиан хлопнул его по спине.
– Помни, что он сделал с твоими людьми и похитил твою девицу.
– Однако он настолько стар, что годится мне в отцы.
– Тогда он достаточно стар, чтобы знать, что к чему. Торн, уведи Робина отсюда и дай ему бренди. Я наведу здесь порядок и постараюсь сделать так, чтобы вы не были втянуты в это дело.
Робин спустился по задней лестнице и вышел на свежий воздух, где ему стало лучше, хотя он не думал, что когда-нибудь забудет вид человека, умирающего всего в нескольких ярдах от него. Которого он убил.
У двери стояли на страже двое солдат. Торн оставил Робина с ними и пошел приказать подать носилки. Когда портшез прибыл, Робин забрался в него, держась за больную ногу.
– Удивительно, что к этому времени все еще можно разорвать швы, но, по-моему, я это сделал.
Торн выругался и приказал слугам поспешить. Робин опустил шторки и поехал сквозь толпу, собравшуюся около кофейни и обсуждавшую случившееся.
– Иностранный шпион…
– Убийца.
– Пытался убить герцога.
– Солдаты взяли его…
Робин запрокинул голову и закрыл глаза.
* * *
Мать Робина, суровая от гнева и горя, настояла на том, что сама осмотрит рану. Два шва разошлись, оставив засохшую кровь и распухшую плоть.
– Как ты мог докатиться до такого? Ты же граф. Значит, должен вести себя соответствующим образом.
– Оставаясь дома, пока другие делают за меня мою работу?
– Такую работу – да!
– Торн тоже ездил, – заметил он.
– Фа! Он ничуть не лучше и, поскольку у него нет братьев, еще хуже. Это все из-за той женщины, не так ли?
– Насколько я помню, меня с детства учили защищать слабых.
– Фа! Теперь ты останешься в постели, пока окончательно не выздоровеешь.
Он был в долгу перед ней, поэтому сказал:
– Да, маман.
– Ты должен приехать домой, где я смогу пресекать подобные глупости.
Робин знал, что ему действительно нужно будет поехать в Истон-Корт, чтобы взять под полный контроль свое графство, но не сейчас. Он пока не готов к этой борьбе, и ему нужно найти Петру, сказать ей, что ее враг мертв. И кое-что еще.
– Все в свое время, – ответил он уклончиво. – Пусть заживет нога, а потом я намерен посетить венецианский маскарад Эшарта.
Быть инвалидом было неестественно, но друзья Робина наводняли его дом, готовые играть в карты, слушать музыку или просто делиться свежими сплетнями. Но никто не приносил никаких новостей о Петре д'Аверио или о таинственной итальянской красавице под любым другим именем. Варци ей больше не угрожает, но он все равно должен найти ее. Должен убедиться, что она цела и невредима.
Он должен попытаться убедить ее дать ему еще один шанс. Учитывая его поведение, его ложь, он не мог винить ее за то, что она не доверяла ему. Он никогда не стал бы навязывать ей свое внимание, но не знать, где она находится, невыносимо.
Даже лежа в постели, он мог организовать поиски, снова начиная от фермы Гейнеров и от Миклбери, но они ни к чему не привели. Он поставил людей наблюдать за домом Терезы Корнелис, однако ничто не указывало на то, что Петра находится там. Торн вернулся в свое поместье и разослал людей по всему Кенту расспрашивать о ней, но Петра д'Аверио бесследно исчезла. Все, что осталось от нее у Робина, это несколько драгоценных подарков – ее четки, распятие и измятое письмо.
Мать попыталась подыскать ему нового секретаря, но Робин не позволил ей, и она уехала в Истон-Корт. Робину не хотелось ссориться с ней, однако он должен был упрочить свою власть. В каком-то смысле он был обязан этим Петре. На нее свалились перемены, но она встречала их с упорством, решимостью и отвагой. Он мог попытаться сделать то же самое.
После отъезда матери он занялся поисками секретаря, но его мысли все время были заняты Петрой. Когда к нему зашел Кристиан, Робин сказал:
– Я не успокоюсь, пока не узнаю, что Петра жива и здорова.
– Если это до сих пор гложет тебя, почему не дать объявление снова? В прошлый раз это помогло.
– Я не собираюсь посылать за ней гончих псов.
– И не надо. Сделай так, чтобы это было послание к ней, и попроси ее дать тебе знать, все ли с ней в порядке.
– Каковы шансы, что она прочтет это? Ты читаешь такие вещи?
– Множество людей говорили об объявлении о Варци. Тебе нужно сделать его необычным, чтобы о нем заговорили, и написать в нем нечто такое, что привлечет ее внимание.
– Это по крайней мере развлечение.
С помощью Кристиана и распитой на двоих бутылки кларета Робин написал следующее: «Кто убил Кок-Робина? Нет, не воробей луком и стрелами, а камнем из рогатки птичка, которая улетела. Новости об этой птичке будут великодушно приняты мистером… – Робин улыбнулся. – Добрым малым в арабской кофейне, Фернли-стрит, Лондон».
– Это немного рискованно, – сказал Кристиан.
– Почему? Я хочу, чтобы Петра знала, что я приложил руку к смерти Варци, и мне нужен адрес, куда она может послать сообщение. А самое главное, – сказал он, допивая вино, – мне нужно получить это сообщение.
– Ты видела это? – спросила Порция, входя в четверг в гобеленную комнату с газетой в руке.
Петра сидела с Роуз, вышивая рубашку для Дженни, дочери Роуз. Порция стала просто одержима объявлениями и заметками, ища скрытый подтекст в самых простых словах людей, ищущих работу или пропавшую собаку. Но когда Порция прочла странное объявление вслух, Петра едва сдержалась, чтобы не вскочить и не выхватить газету у нее из рук.
«Кто убил Кок-Робина? Нет, не воробей луком и стрелами, а камнем из рогатки птичка, которая улетела. Новости об этой птичке будут великодушно приняты мистером Добрым малым в арабской кофейне, Фернли-стрит, Лондон».
Это была просьба, и к тому же Петра поняла, что Робин имел отношение к смерти Варци.
Конечно, имел. Она знала, что, несмотря на ее письмо, он не перестанет пытаться обеспечить ее безопасность, и ее снедало чувство вины за свое молчание. Но у нее не было возможности тайно послать письмо. Она никуда не ходила, потому что ее присутствие держалось в секрете до маскарада, и она почти никогда не оставалась одна.
– Ну разве это не загадочно? – сказала Порция. – Ты помнишь, Петра? Твой синьор Варци был убит в арабской кофейне.
– Думаете, здесь есть связь? – произнесла Петра.
– Трудно сказать, – ответила Роуз. – Твой Варци давно мертв, и он не имел ничего общего с птицами, не так ли?
– Не имел, – сказала Петра. – Уверена, это какая-то приватная шутка, а кофейня просто совпадение.
Смерть Варци, конечно, живо обсуждалась здесь, и с большим удовлетворением. Лорд Брайт подозревал, что это работа его брата, но Ротгар все отрицал. Петра верила отцу. Во всяком случае, он был раздосадован тем, что его опередили. Все, похоже, смирились с мыслью, что Варци одновременно с поисками Петры занимался шпионажем в пользу Австрии и что это стало его погибелью.
Петра не находила тут никакой связи с Робином.
Варци убили солдаты, которыми командовал майор Грандистон. Небольшое окольное расследование выявило, что Грандистон был опытным офицером Королевской гвардии, который в последнее время служил при дворе, так что он не мог путешествовать по северной Франции под именем Робина Бончерча.
В одном докладе высказывалось предположение, что Варци планировал убить герцога, возможно, одного из братьев короля. Робин определенно не был одним из них.
В конце концов она смирилась с тем, что это совпадение, но теперь все предстало в другом свете.
– Почему добрый малый? – пробормотала Порция, все еще пытаясь разгадать загадку. – Второе имя Пака?
type="note" l:href="#n_20">[20]
– Робин добрый малый! – объявила Порция. – Да, конечно. Это подходит к упоминанию о Кок-Робине. Это стишок о птицах. Но мне интересен смысл.
«Робин, – подумала Петра. – Прямое доказательство».
– Там не только птицы, – заметила Роуз. – Бык звонит в колокол, а муха убивает его. По-моему, я где-то читала, что это нечто вроде аллегории о Уолполе.
– Политика? – сказала Порция. – Фу!
Пока эти двое разбирали по косточкам объявление и стишок о Кок-Робине, Петра пыталась придумать способ ответить на просьбу Робина. Она не успокоится, пока не сделает этого. Тут ей в голову пришла идея. Она спросила отца, как отправить благодарственное письмо миссис Уоддл.
– Она не умеет читать, но ее племянник в «Трех петухах» умеет. Думаю, она будет рада получить это письмо.
– Несомненно, – ответил отец с улыбкой. – Просто напиши письмо и положи в почтовую сумку в холле. Оно будет оплачено здесь, так что с нее не потребуют денег.
Он, казалось, ничего не заподозрил, но Петра все больше и больше убеждалась в том, что репутация лорда Ротгара как человека проницательного и всеведущего вполне заслуженна. Он тесно связан с государственными делами и держит целое управление только для того, чтобы его информировали обо всех внутренних и международных делах. Таких людей можно направить и на добычу другой информации.
Даже братья лорда Ротгара считали, что временами его трудно понять. Петра не обманывала себя, что сможет это сделать.
Но она не думала, что он вскроет ее письмо, поэтому решила рискнуть. Теперь у нее был письменный стол, снабженный всем необходимым, включая печать с буквами «П.М.» на ней. Она написала письмо, но добавила постскриптум, прося миссис Уоддл попросить мистера Хайта отправить прилагаемое письмо.
Потом она разрезала лист бумаги пополам и написала на половинке простое письмо Робину.
«У меня все хорошо, – написала она, – но я пока опасна для вас, даже несмотря на смерть Варци. Я благодарю вас за это, потому что уверена, что вы сыграли тут свою роль. Пожалуйста, летайте свободно, Кок-Робин, и избегайте всех воробьев, стрел и камней.
Петра».
Она сложила его и запечатала так же, как запечатала то последнее письмо, которое послала ему, прижав сургуч ручкой печати, а потом приложив к нему палец. Будучи одна, Петра поцеловала письмо.
Она вложила его в другое письмо и это запечатала уже должным образом. Конечно, это риск, но она надеялась, что отец подумает, будто она написала своей благодетельнице длинное письмо.
Но все-таки, держа письмо, Петра вздыхала.
Увидит ли она еще когда-нибудь Робина? Она надеялась, что ее чувства поблекнут, но они, подпитываемые надеждой, с каждым днем пускали корни все глубже. В конце концов, ей предстояло войти в светское общество, а каковы бы ни были его настоящие имя и титул, он был частью этого общества. Разве он не возвращался тогда из Версаля?
Возможно, что сон, приснившийся ей во дворе мамаши Гулар, сбудется. Возможно, однажды она сможет встретиться с ним на балу, и они будут должным образом представлены. Тогда они смогут танцевать и разговаривать, смотреть друг другу в глаза и флиртовать.
Если он чувствует к ней то же самое, что она чувствует к нему, если она для него не просто обуза, о которой надо заботиться, тогда, возможно, они смогут сделать что-то большее.
Ведь сны иногда сбываются.
– На третий день, – сказал Робин Фонтейну, – я поднимусь с постели. – Он сдержал обещание, данное матери, сегодня будет первый день после смерти Варци, когда он попытается нормально двигаться. Он прошелся по комнате, не ощутив острой боли.
– Видимо, новые швы помогли зажить старым. Но какие же они жесткие.
– Пожалуйста, осторожнее, сэр, – суетился Фонтейн. Он вернулся вчера и все еще не мог успокоиться. Кокетка тоже бегала вокруг Робина и суетилась, как будто могла чем-то помочь.
– Неужели не понимаешь, что ты кроха? – спросил Робин собаку.
Взгляд Кокетки явно говорил, что нет.
Робин дохромал до окна, чувствуя себя относительно нормально. Потягиваясь, он посмотрел в окно. День выдался ясный и солнечный, что в Лондоне редко бывает.
– Я спущусь вниз к завтраку, – объявил он. Поскольку от этого ему не стало хуже, он пошел дальше и вывел Кокетку на короткую прогулку, забавляясь реакцией окружающих. Почти все, мимо кого он проходил, таращили глаза с немым вопросом «Что это такое?».
– Что же произойдет, когда я представлю тебя своим настоящим собакам в Истон-Корт? – спросил он, когда они вернулись. – Ты небось уверена, что будешь там всеми заправлять. – Он сел и вздохнул. – Все это очень хорошо, малышка, но я все еще ничего не знаю о Петре и пока не узнаю, не успокоюсь.
Он взял себя в руки и сосредоточился на выборе секретаря. Решив довериться интуиции, Робин остановился на молодом, полном энтузиазма, очень умном выпускнике Оксфорда по имени Нантвич, который готов был хоть сию минуту приступить к своим обязанностям. К тому же Нантвич был сыном викария, которому действительно было нужно хорошее место, и Робин знал, что это произведет на него впечатление. Он послал за ним и сообщил о его удаче.
После обеда Робин отправился в портшезе в клуб, где услышал, как множество людей говорят об объявлении о Кок-Робине, гадая, что это может означать, или ворча на людей, которые тратят чернила и бумагу на чепуху. Компания была решительно скучной, поэтому он отправился к Анджело посмотреть на фехтование.
Инструктор захотел узнать подробности его боя у Фолкстоуна. Робин рассказал всю историю и закончил показом некоторых приемов. Он остановился, ощутив боль в ноге, но чувствовал, что скоро придет в норму.
На следующий день он вскрыл письмо от Торна, надеясь на новую информацию. И когда увидел приложение, у него остановилось сердце. Письмо было адресовано точно так же, как предыдущее, и снова послано из Миклбери, но почерк был другой. Письмо было написано на превосходной бумаге хорошими чернилами, так что он мог увидеть истинный почерк Петры, легкий, с небольшим наклоном и замысловатыми завитками. Он перевернул его и увидел, что на воске опять нет печати. Как и в прошлый раз, он был прижат пальцем. Он ясно видел рисунок отпечатка.
Она все еще хранила свои тайны, потому что при такой хорошей бумаге и чернилах у нее должна была быть и какая-то печать.
Он прикоснулся к месту печати. И как будто почувствовал поцелуй.
Потом сломал печать, развернул плотную бумагу и прочел послание.
«У меня все хорошо, но я пока опасна для вас, даже несмотря на смерть Варци. Я благодарю вас за это, потому что уверена, что вы сыграли тут свою роль. Пожалуйста, летайте свободно, Кок-Робин, и избегайте всех воробьев, стрел и камней.
Петра».
Почему она думает, что все еще представляет для него опасность? Ясно, что она здорова и находится у людей, которые могут позволить себе хорошую бумагу и чернила. Ясно, что она хочет, чтобы он прекратил поиски. Он мог поехать в это Миклбери и попытаться взять ее след, но он не станет этого делать. Надо уважать ее желания.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна леди - Беверли Джо



Мне понравилось. Немного приключений, немного интриги. Все по-доброму. Хотя книга и большая, не скажу, что затянуто. Читайте, любителям жанра должно понравится!
Тайна леди - Беверли ДжоВиктория
1.04.2013, 13.57





Прекрасный роман, жаже не заметила как дошла до последней главы.. Лучший роман про Маллоренов. 10/10
Тайна леди - Беверли ДжоМилена
13.11.2013, 14.22





МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ 100 БАЛОВ!!!!!!!
Тайна леди - Беверли ДжоНАТАЛИЯ
30.05.2014, 13.20





8 из 10rnС моралью слабовато
Тайна леди - Беверли ДжоЭмма
31.05.2014, 16.33





очень интересный роман, я ее читала не отрываясь и даже в нескольких местах и прослезилась. действительно самый лучший.
Тайна леди - Беверли ДжоДилором
23.01.2015, 11.23





Написанно и переведено неплохо, глав много, но я быстро и незаметно пролетела. Гг-ой мне понравился, много говорилось что он безответственый и несерЪезный, меня это бессило, так как он себя все время показывал только с самой лучшей стороны. Гг-иня мне на все 100 понравилась.rnНо както все было поверхностно и меня не затронуло. не ПИКАНТНО ))rnНо за идею и сюжет 8 из 10.
Тайна леди - Беверли ДжоZhenja
26.01.2015, 1.34





Прочла с удовольствием, 9 бал.
Тайна леди - Беверли ДжоОльга
31.03.2015, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100