Читать онлайн Счастье под запретом, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье под запретом - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье под запретом - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье под запретом - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Счастье под запретом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Серена металась и ворочалась ночь напролет в поисках иного выхода — только не замужество, которое ей предстояло. Она станет обузой для лорда Мидлторпа, да к тому же навязанной ему из-за ее же собственного безрассудства.
А как воспримет ее его семья? Она даже задрожала от воображаемых ужасов. Арабелла говорила ей что-то о вдовствующей матери Френсиса, которая, судя по всему, была чопорной и строгой дамой, с преувеличенным мнением о значении рода Хейлов. Были и три сестры, все уже замужем. Сестры, по рассказам Арабеллы, казались ей добрыми, задорными и веселыми, но и они наверняка будут поражены их подозрительно поспешной свадьбой.
Серена перевернулась на живот и закрыла голову руками. Но ведь нет же никакого выбора! Из-за будущего ребенка она не имеет права отступать.
Изредка засыпая беспокойным сном и снова просыпаясь в поту, Серена кое-как дотянула до рассвета, встала и отправилась побродить по туманным аллеям, пытаясь хоть немного снять напряжение последних часов. Когда она возвратилась в поместье, Арабелла уже сходила с ума от волнения.
— Я уже не знала, что и думать! — воскликнула старушка. — Я решила вдруг, что ты сбежала!
— Ну вот еще, с чего бы это я так поступила? — уныло спросила Серена и села за приготовленный для нее завтрак: два яйца всмятку. Она не страдала, подобно другим женщинам, от утреннего недомогания, но практически ничего не ела.
Сегодня Арабелла не стала изводить ее по поводу еды, и Серена съела крошечный тост.
— Когда он приедет сюда?
— Наверно, в полдень. Ты совершеннолетняя и прожила здесь требуемое число недель, думаю, что получить лицензию будет несложно.
— Как бы я хотела, чтобы нашелся какой-то иной выход.
— Ну так вот, моя дорогая, — тут же взвилась Арабелла, — другого выхода нет. Пора бы уже привыкнуть к этой мысли. И хотя я крепко отчитала Френсиса, ты и сама вполне заслуживаешь выволочки. Ты ведь не собираешься обвинить его в том, что он принудил тебя, да? Потому что я в это никогда не поверю. А значит, ты виновата в этом не меньше его. И если последствия тебя не устраивают, не пытайся свалить все с больной головы на здоровую.
Серена почувствовала, как ее лицо запылало. Почему это никому не приходит в голову, что жертва в данном случае мужчина?
— Я, пожалуй, пойду оденусь, — сказала она и поспешила уйти.
У Серены было всего одно дорогое платье, то самое — из красно-коричневого сукна, в котором она вечность назад совершила побег из дома братьев. Подол слегка испачкался во время ее приключений, но оно до сих пор выглядело дорогим. Взяв его в руки, женщина тут же почувствовала назойливый запах, несмотря на долгое проветривание. Но запах стал хотя бы намного слабее. Наверно, все же можно надеть это платье, она же хотела выглядеть красивой для своего жениха.
Френсис назвал этот запах порочным, но ведь признался, что он таки воздействует, как и положено. Вот и прекрасно. Что еще она может ему предложить?
Серена надела всю свою старую одежду — шелковое нижнее белье, сверху сукно, но потом добавила тонкую батистовую шемизетку, чтобы прикрыть нескромный вырез. В раздвинутом трюмо впервые за многие месяцы Серена внимательно осмотрела себя.
Да, это была уже другая Серена. Что-то неуловимо изменилось в ней самой, помимо растущей жизни в ее чреве. Она уже мало напоминала пятнадцатилетнюю девчушку, которую увезли на бракосочетание прямо из школы мисс Мэллори. Та Серена была возбуждена из-за предстоящей свадьбы. И лишь чуточку опечалена, потому что покидала друзей. Кроме того, предстоящую пьесу в школьном театре, где она блистала в главных ролях, поставят уже без нее.
Дитя.
Бедное, обманутое дитя.
Серена, смотревшая на нее из зеркала сегодня, была совершенно иным существом. Но повезет ли ей больше, чем той, юной, — вот что занимало теперь ее мысли. Она стала старше и мудрее: достаточно взрослой и умудренной, чтобы прийти в ужас от происходящего.
Серена положила руки на слегка наступающий живот. Она должна пойти на это ради ребенка. Ее ребенка. И по крайней мере теперь у нее есть Арабелла, друг и компаньонка.
Но ведь Арабеллы не будет возле их супружеского ложа.
Трясущимися руками Серена расчесала щеткой длинные волосы и собрала их в узел, но не такой строгий, какой носила все последние месяцы. Она позволила нескольким локонам свободно свисать с висков и тотчас припомнила молоденькую служанку, которая сделала ей такую чудесную прическу перед первой свадьбой. А вскоре превратилась в надсмотрщицу за Сереной, а иногда и просто в ненавистную тюремщицу.
Она вспомнила и чудесное белое шелковое платье, купленное специально для свадьбы, — прозрачное и сверкающее, с большим количеством оборок и украшенное чудесной вышивкой. Когда она надела его, то почувствовала себя сказочной принцессой и прямо танцевала от радости. Мэтью той же ночью сорвал его как символ ее невинности, принадлежащей теперь ему и только ему — он мог творить с ней все, что пожелает. Женщина закрыла лицо руками, когда нахлынули воспоминания о ее первой брачной ночи. Она пережила годы замужества и не сошла с ума благодаря тому, что сумела отделить разум от тела, но здесь, в Саммер Сент-Мартине, она начала обретать себя заново.
Теперь Серена была сильнее и решительнее. Но и гораздо чувствительней к боли.
Между Мэтью и лордом Мидлторпом нет абсолютно ничего общего. Она надеялась на это.
Но ее внутренний голос кричал: оба они мужчины, самцы.
Серена вскочила на ноги и поспешно спустилась вниз, ожидая, что дьявольские сомнения оставят ее хотя бы там. Она выйдет на улицу и прогуляется. Женщина потянулась за красной накидкой, но передумала и надела свою, с опушкой из соболя.
Серена быстрой походкой прошлась по деревне. Встречные прохожие раскланивались с ней. У нее отлегло от сердца. Она нашла здесь уютный уголок, завела знакомства и общалась с людьми на равных. Конечно, ее красота выделяла ее среди остальных, но поскольку она держалась совершенно непринужденно, то не произошло и ничего сверхъестественного. Серена знала, что даже молодые люди, разыгрывавшие из себя ее поклонников, просто старались быть галантными, с удовольствием поддерживая дружеские отношения. И ни один, слава небесам, не влюбился в нее до потери рассудка.
Она доказала себе, что вполне может жить жизнью обыкновенной женщины. С Божьей помощью она докажет лорду Мидлторпу, что станет ему отличной женой. Серена отправилась назад, к поместью, в добром расположении духа.
Заслышав шум экипажа, женщина шагнула в сторону, но тут же сообразила, кто это, и повернулась.
Лорд Мидлторп спрыгнул вниз и внимательно посмотрел на нее.
— Вы выглядите так же, как в день нашей первой встречи, — заметил он проницательно. — Испуганной.
Серена не стала отрицать, просто не сумела солгать.
Они немного постояли. Молчание затягивалось. Наконец он предложил:
— Я провожу вас до дома.
Махнув рукой груму, чтобы тот проезжал вперед без него, он подал ей руку.
Серене не оставалось ничего другого, как взять его под руку.
В подавленном молчании они двинулись к особняку. Серена отлично знала, сколько внимательных глаз наблюдает за ними и сколько высказывается верных догадок. Она кожей чувствовала и то, как женщины поглядывали на ее спутника.
Очень благосклонно.
Серена даже пожалела, что он не страдает никаким физическим недостатком, а наоборот, изящный, отнюдь не робок и вызывает восхищение дам. Теперь она будет мучиться угрызениями совести еще и из-за того, что поймала в свои сети такой бесценный приз.
Наконец Френсис нарушил молчание:
— Я заехал к викарию. Преподобный Даунс готов обвенчать нас через полчаса.
Серене так хотелось ответить: «Все в порядке. И вовсе не обязательно нам вступать в этот брак. Я нашла другой выход».
Но, увы, это не соответствовало истине.
— А что мы будем делать потом? — кое-как вы давила она из себя.
Лорд Мидлторп никогда еще не казался ей таким огромным, даже грузным. Но в тяжелом плаще с пелеринами и высокой шляпе он просто подавлял ее, и женщина почувствовала себя хрупкой и уязвимой.
— Сначала пообедаем, я полагаю. А потом отправимся в Торп-Прайори. Это всего в двадцати милях отсюда, и мы успеем еще до наступления сумерек. В отличие от наших предыдущих поездок погода стоит прекрасная, и дороги в отличном состоянии.
Сердце Серены ушло в пятки. Неужели ей уже сегодня предстоит эта пытка? Неужели и там ее встретят в штыки?
— Арабелла собирается поехать вместе с нами, — сказала она.
— Угу, а я ломай голову, как нам четверым раз меститься в моем экипаже, да еще втиснуть багаж?
Голос его прозвучал неожиданно резко, и женщина вздрогнула.
— Не знаю, милорд. По крайней мере у меня очень маленький багаж.
Остаток пути они проделали молча.
Однако придя в особняк, лорд Мидлторп велел груму съездить в Мальборо и нанять карету для поездки в Лондон.
— В Лондон? — удивилась Серена. — Но, милорд…
— Именно, — отрезал Френсис. — Я уверен, что вам необходимо сделать покупки. Да и вряд ли справедливо по отношению к вам или моей матери, если мы заявимся к ней как снег на голову и сообщим новость. Лучше я напишу ей и предупрежу.
Тут появилась Арабелла и одобрила поездку в Лондон, а также подтвердила свое желание сопровождать их. Она отдала распоряжения экономке насчет праздничного обеда, затем они все отправились в церковь Сент-Мартина.
Серене казалось, что все происходило словно во сне, просто невозможно, чтобы это было наяву. Не могла же она и вправду выходить замуж за мужчину, с которым и провела-то вместе чуть меньше дня.
Когда они подошли к церкви, Серена обрадовалась, что служба по крайней мере состоится именно в этих старых стенах. Ее предыдущее бракосочетание прошло в гостиной Стоукли-Мэнор, то есть там, где отсутствовал всякий намек на духовность. В этой очаровательной церкви царила благостная атмосфера семи столетий крепкой веры. Серена успела хорошо узнать этот храм. Она искренне молилась здесь, для нее это было святое место.
Добрейший викарий уже ждал их, сияя от возбуждения, очевидно, полагая, что молодых связывало романтическое чувство. И довольно большое число деревенских жителей, заподозривших, какое назревает событие, проскользнули внутрь церкви, чтобы присутствовать при обряде.
Преподобный Даунс прочел краткую, но жизнеутверждающую проповедь, даже позволив себе пошутить насчет доблестного героя, завоевавшего сердце прекрасной дамы, и что-то там насчет стрел Амура. Затем он провел брачную церемонию.
Новый муж Серены приобрел простое золотое кольцо, чтобы надеть на палец невесты. Он без колебаний произнес слова клятвы. Она произнесла свои звонким и ясным голосом, надеясь про себя, что сможет их выполнить, не погубив при этом себя.
Лорд Мидлторп повернулся к ней, и она заметила промелькнувшую в его глазах озабоченность, когда он запечатлел на ее губах крепкий поцелуй.
Серена, закрыв глаза, взмолилась, чтобы эта женитьба стала для него источником радости.
Преподобный Даунс настоял, чтобы молодая пара зашла ненадолго к нему на рюмочку мадеры за счастье супругов. Френсис не возражал и вручил деньги одному из местных жителей, чтобы они пошли и выпили за их здоровье в таверне «Герцог Мальборо».
И викарий, и его супруга не смогли сдержать своего любопытства и засыпали молодых вопросами, но лорд Мидлторп справился с ними со светской легкостью.
— Мы встретились несколько месяцев назад и полюбили друг друга. Но ее муж умер совсем недавно, так что она никак не могла решиться на второй брак. Но как только она согласилась, я не стал ждать ни секунды.
Викарий рассмеялся.
— Прекрасно вас понимаю, милорд. Позвольте сказать, что вам досталось настоящее сокровище. Ваша жена произвела настоящий фурор среди нас за эти недели. Но она же стала и огромной радостью для нас. Искренне любящее и доброе сердце. Нам ее будет не хватать.
Серену до слез растрогала искренность преподобного. Она улыбнулась ему.
— И мне будет не хватать Сент-Мартина, викарий. Вы все были очень добры ко мне.
Викарий просиял.
— С вами легко быть добрым, моя дорогая леди Мидлторп. Но я счастлив, что отдал вас под опеку и заботу лорда Мидлторпа. Его тетушка очень хвалила его и высокого о нем мнения. Ничуть не похож на современных молодых повес, о которых частенько слышишь в наши дни.
Затем они отправились назад, к особняку. Арабелла тактично плелась позади, дав молодым возможность поговорить.
Серена взглянула на мужа.
— Я даже не подозревала, что стану леди Мидлторп. Мне, наверно, надо знать что-то особое об этом?
— Ничего такого, чего бы вам не хотелось делать. Моя мать прекрасно управляется со всеми обязанностями. Это же не титул герцога или графа. Вы стали всего лишь виконтессой.
— Но ведь что-то придется делать и мне?
— Вряд ли сие станет тяжким бременем для вас. Оставим это на время в покое, — нетерпеливо ответил он. — Достаточно и того зла, что уже совершено за этот день. — Он тут же спохватился и, поморщившись, извинился. — Я не хотел вас обидеть, извините.
Но как же Серена могла не обидеться?
В особняке их ожидал роскошный обед. Арабелла и лорд Мидлторп с удовольствием отдали должное мастерству повара, а Серена так и не проглотила ни крошки.
— Серена, — строго произнесла Арабелла. — Заставляй себя есть. Иначе заболеешь.
Серена с отвращением посмотрела на мясо и взяла кусок хлеба с маслом. Она искоса взглянула на мужа, ожидая, что он немедленно вмешается и прикажет ей съесть что-либо существенное, дабы не повредить его сыну и наследнику. Но хотя он и нахмурился, однако ничего не сказал.
«Я буду есть, — сказала она себе, — вот только хоть чуточку прояснятся наши отношения, и у меня появится аппетит». В ту же самую секунду при мысли о пище ее желудок взбунтовался.
Вещи были уже упакованы, так что когда грум лорда Мидлторпа возвратился с каретой, багаж мгновенно уложили в карету, добавили к нему вещи Арабеллы — поездка в Лондон началась. Ехали они с нанятыми грумами, а Киплинга отослали домой доставить экипаж с лошадьми и отвезти письмо Френсиса к матери, где тот сообщал о женитьбе и о том, что теперь она вдовствующая леди Мидлторп.
Серена испытала мгновенную радость и невероятное облегчение, что ее по крайней мере не будет поблизости в тот жуткий момент, когда леди Мидлторп узнает сокрушительную новость.
Когда они выехали из Саммер Сент-Мартина, Серена сидела на своем месте, напряженно застыв. Ее обуревали самые противоречивые чувства. Она была и счастлива, что, слава Богу, не едет наедине с мужем, но и печалилась все по той же причине, как ни странно. Ей бы так хотелось узнать мужа поближе, увидеть, как он поведет себя с ней, но ее словно сковало от панического ужаса.
— Все прошло без сучка и задоринки, — как всегда резко и прямо заявила Арабелла. — Милая и простая свадьба. Терпеть не могу всех этих грандиозных бракосочетаний. Можно подумать, что разыгрывается спектакль, а не обмениваются клятвами верности.
Лорд Мидлторп искоса взглянул на Серену.
— Как это, наверно, отличается от вашей первой свадьбы, дорогая?
В голосе мужа сквозило легкое раздражение, и она поняла, что он испытывает ее.
Неужели он превратится в ревнивого грубияна теперь, когда ловушка захлопнулась за ней?
— Было очень похоже, — ответила Серена, сжимая руки под накидкой. Она нащупала гладкое кольцо на пальце, весьма отличавшееся от того, которое оно сменило.
Внезапно женщина открыла ридикюль и вытащила старое кольцо и перстень.
— Возьмите их, пожалуйста, — сказала Серена и передала их мужу, надеясь, что он расценит это как жест доверия.
Правда, это уже не имело никакого значения. Все, что принадлежало ей, отныне стало и его собственностью, с которой он мог поступать так, как ему заблагорассудится. Включая и ее тело.
Френсис взглянул на кольца.
— Что я должен с ними сделать?
— Избавиться от них каким-нибудь способом.
Серена намекала на его предложение продать их, но, к ее великому изумлению, он приоткрыл окно кареты и швырнул их в придорожный кустарник.
— Эй-эй! — взвизгнула Арабелла. — Ты совсем свихнулся, Френсис?
Он громко захлопнул окошко.
— Я выдам Серене их стоимость деньгами.
— Я очень надеюсь на это, но если уж тебе взбрело в голову швырять их куда попало, то швыряй в мою сторону. Я нашла бы им применение.
Френсис бросил на нее циничный взгляд.
— У тебя и так денег куры не клюют.
— Лишних денег не бывает.
А Серена задумалась, что заставило его выбросить кольца. Если бы она не держала их на черный день, то она и сама бы вышвырнула их. Но у него-то не было причин ненавидеть их.
— Кстати о деньгах, — воинственно произнесла Арабелла, — когда мы приедем в Лондон, я прикажу моему стряпчему составить бумаги, чтобы обеспечить финансовое благополучие Серены.
Серена испуганно ойкнула, но ее муж спокойно ответил:
— Конечно. Но их составит мой адвокат. А твой сможет пройтись по ним критическим взглядом, если ты не доверяешь мне.
Затем Френсис вытащил сложенную вдвое бумагу и передал Серене.
— И это тоже вам. Для личных нужд.
Это был чек на три тысячи гиней, подписанный его именем.
— Но зачем они мне, милорд? — спросила Сере на с нотками страха в голосе. Плата за ее безрассудное поведение? За услуги шлюхи? Значит, столько стоит первоклассная шлюха? Она терялась в догадках.
— Пожалуйста, называйте меня Френсисом, — резко сказал он.
Серена подняла на него глаза, ей так хотелось крикнуть: «Будьте же добры ко мне!»
Но она знала, что не заслужила его доброты.
— Ну ладно, пусть будет Френсис, — вздохнула женщина. — Так для чего этот чек?
— Ни для чего. Это ваши деньги, я их получил от ваших братьев.
— Но как?..
— Пари.
— Боже милостивый, — восхитилась Арабелла, — как умно ты все устроил. Было бы дьявольски трудно заполучить их, таскаясь по судам. А как насчет драгоценностей Серены?
— Я не хочу даже вспоминать о них, — тут же вмешалась Серена.
— Ну так вот, дорогая, — твердо ответила практичная Арабелла. — Напрасно ты так легкомысленно относишься к своей собственности. Эти драгоценности куплены и подарены тебе во время замужества. Никто другой не имеет на них права. Мы проконсультируемся у адвоката.
— Пожалуйста, не предпринимай ничего вопреки желаниям Серены, — охладил ее пыл Френсис.
Серена коснулась руки воинственной старушки.
— Я полностью удовлетворена деньгами.
Арабелла фыркнула в негодовании от такой глупости.
Серена, однако, просто опьянела от радости и облегчения, что никогда больше не увидит этих пакостных побрякушек. Чек решал все ее финансовые проблемы. Она аккуратно положила чек в ридикюль и стала слушать, как Арабелла деловито обсуждала с Френсисом, какие документы необходимо оформить теперь, когда он был женат.
Серена знать ничего не знала ни о каких документах и финансовых соглашениях во время первого брака. Для нее замужество означало заточение в деревне, а все, что было ей необходимо, покупалось и присылалось помимо ее воли. Так что весь этот разговор о карманных деньгах и чеках на всякие мелочи, а также о деньгах на ведение хозяйства был пугающей новостью. Практически она осталась столь же невежественной в таких вещах, как и в пятнадцать лет.
Лорд Мидлторп взглянул на нее.
— Вас это устраивает, Серена?
— Да, вполне, — ответила она, скрывая страх. — Если будут составлены письменные обязательства, может быть, я посмотрю их.
— Непременно, — твердо заявила Арабелла. — И не теряй голову, девочка. Если ты превратишься в глупую гусыню, я тотчас умываю руки.
На этом разговор прекратился. Серена уставилась в окошко на блеклый зимний пейзаж, охваченная тревогой из-за новых, свалившихся на нее обязанностей.
Несмотря на то что ее мать умерла, когда ей было восемь, хозяйственными делами по дому она никогда не занималась. Ее отец нанял экономку, которая заботилась обо всем. Теперь, умудренная жизненным опытом, она понимала, что миссис Дорси, вне всякого сомнения, зарабатывала свое жалованье главным образом в постели сэра Малькольма Олбрайта. Но она содержала Гроув-Хаус в прекрасном состоянии.
В школе мисс Мэллори ведение домашнего хозяйства изучалось в старших классах, которые она уже не посещала, выйдя замуж.
В Стоукли-Мэнор она была хозяйкой лишь формально, но поскольку ей никогда не давали денег, то и этот титул был пустышкой. Слуги вели хозяйство соответственно распоряжениям Мэтью. Они ни в чем не спрашивали ее совета или указаний, за исключением, пожалуй, таких мелочей, как меню на обед или ужин.
А теперь ей предстояло взять на себя ответственность за владения ее мужа, которые включали по меньшей мере городской особняк и его поместье. Лорд Мидлторп сказал, что его мать будет по-прежнему заботиться об этом, но захочет ли этого вдова, а если она и пожелает, то как сложатся ее отношения с Сереной? В ней все сильнее и отчетливее созревало желание самолично управлять всем этим хозяйством, и управлять хорошо.
Когда наступили сумерки, другие тревоги одолели Серену. Вскоре она останется наедине с лордом Мидл-торпом.
Как он поведет себя с ней?
Серена задрожала всем телом под своей теплой накидкой. Она отчаянно хотела, чтобы приближающаяся ночь прошла каким-то образом мимо, ничем не задев ее чувств.
Она могла бы сослаться на свою беременность. И ей пришлось раскашляться, чтобы подавить приступ истерического смеха, осознав, что подобная «уважительная причина» очень напоминает объяснения приговоренной к смерти женщины, которая стремится избежать виселицы.
Теперь, когда она была фактически навязана ему, вряд ли лорд Мидлторп Френсис спокойно воспримет ее попытку стать скромницей именно в эту ночь.
Но, может быть, гостиница будет переполнена, так что не удастся снять отдельную комнату для Арабеллы? Она помолится об этом.
Вскоре они остановились в Эшере возле таверны «Медведь», приятного солидного заведения, что сильно обеспокоило Серену. Гостиница выглядела просторной и вряд ли была таким популярным местом, чтобы в феврале здесь были заняты все номера.
Так и оказалось. Френсис без труда заказал две спальни и приватный салон.
Вскоре они расположились в этом салоне, где для них накрывали на огромном столе ужин. Арабелла немедленно отправилась к приветливому огню в камине, чтобы погреть старые косточки, и Серена присоединилась к ней. Арабелла чуть подвинулась.
— Встань поближе, девочка. Кажется, ты совсем замерзла. С тобой все в порядке, дорогая? Ты переносишь все тяготы молодцом, но не скрывай, если вдруг почувствуешь себя не в своей тарелке. Мы можем заказать для тебя что-нибудь специальное.
Серена недоуменно уставилась на Арабеллу, но потом сообразила, что та имела в виду ее беременность, а не предстоящую брачную ночь.
— Я чувствую себя хорошо, — сказала она. — Лишь немного продрогла, да и устала.
Френсис подошел к ним уже без плаща.
— Ну как? Может быть, расстанетесь со своими накидками? — спросил он, помог им снять их и отложил в сторонку.
— Я заказал пунш. Это нас согреет и подкрепит. Завтрашняя поездка будет совсем краткой, потому что нам осталось чуть больше десяти миль.
— Я еще никогда не была в Лондоне, — сказала Серена.
— Правда? Тогда я с большим удовольствием по кажу его вам, — вежливо произнес Френсис. — И вы наверняка захотите сделать много покупок.
— Я могла бы послать к моим братьям за платьями, — предложила она, запинаясь.
— Нет. — На сей раз голос прозвучал более резко. — Вам и самой будет приятно завести новый гардероб.
Серена с готовностью согласилась с ним. Наверно, она могла бы откровенно поговорить со своим мужем, если бы Арабеллы не было рядышком, но в их ситуации это было пока невозможно. А остаться без Арабеллы она не согласилась бы ни за что на свете.
Хозяин гостиницы зашел в салон с дымящимся кувшином пунша, и они уселись, чтобы насладиться им. И спустя некоторое время Серена расслабилась.
— Расскажите, как вы выиграли три тысячи гиней у моих братьев, милорд.
Довольная ухмылка осветила его лицо. Она впервые увидела его улыбающимся и не могла не заметить, как это потрясающе меняло его. Она и сама улыбнулась в ответ, поняв, что он явно гордится собой.
— Все произошло из-за дьявольского жеребца по кличке Баньши, — начал он и рассказал всю историю.
Серена весело рассмеялась.
— О, это был по-настоящему благородный поступок! Ах, как жаль, что меня там не было! Как бы я хотела взглянуть в лицо Тома. Он наверняка прямо бесился от ярости.
— Похоже, так оно и было, — согласился Френсис, незаметно подмигнув ей. — И поделом ему. Я чуть не напустил на него жеребца, но тогда бы он точно скормил его своим собакам, а эта дикая бестия заслуживает лучшей участи.
— Что же вы теперь будете с ним делать?
— Бог его знает, но только верхом я на него ни когда не сяду. Подозреваю, что ему предстоит жизнь бездельника. Пусть ест мое сено и верит, что в конце концов все же выиграл гонки.
— И вы станете содержать лошадь, на которой не будете ездить? — удивленно спросила Серена.
— Он верно сослужил мне свою службу.
В это время подали ужин, и они сели подкрепиться. Зная, что за ней наблюдают, Серена постаралась втолкнуть в себя суп и немного дичи, но категорически отказалась от яблочного пирога.
Не спрашивая ее, Френсис очистил яблоко и, разрезав на четыре части, положил перед ней на тарелку.
— Съешьте это, — сказал он.
Первый приказ мужа. Серена вздохнула и принялась за яблоко.
Внезапно Арабелла встала из-за стола.
— Ну что ж, я отправляюсь спать. Мои старые кости нуждаются в хорошем отдыхе.
Френсис поднял брови, так как не поверил в эту чепуху, но ничего не сказал, а лишь вежливо открыл тете дверь.
— Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — ответила Арабелла. Она посмотрела на племянника, как будто хотела еще что-то добавить, но промолчала.
Френсис вернулся к столу.
— Вы уже закончили?
Пришла ее очередь посмотреть неотвратимой судьбе в глаза. Серена встала.
— Да, благодарю вас. Френсис взял ее за руку.
— Мне бы доставило большое удовольствие, если бы вы начали есть чуть побольше. Вам ведь надо думать и о ребенке.
Серена взглянула на него.
— Я обязательно буду. У меня был хороший ап петит… до последнего времени. Потому что все… так неопределенно.
— Наши дела улажены раз и навсегда.
Женщина вздрогнула от раздражения в его голосе.
— Нет. Меня словно несет течением.
— Положим, что меня тоже, — согласился Френсис. — Но наш курс уже выбран.
Он коснулся кольца на ее руке.
— У нас есть фамильное обручальное кольцо. Я скоро получу его для вас.
Серене захотелось возразить, словно она не имела на него никакого права.
Боже, если бы можно было повернуть время вспять! Если бы она не поддалась тому сумасшедшему порыву в спальне у Постов.
Но в таком случае Френсис уже давно бы отделался от нее. О, он, конечно, постарался бы как-нибудь помочь ей, но тогда она никогда бы не стала частью его жизни, а это было бы так обидно…
— Вероятно, вы хотите удалиться?
У Серены в горле пересохло, как только она услышала командные нотки.
— Если позволите, — продолжал он, — то одна из служанок поможет вам.
Серена отправилась в спальню, мысленно возблагодарив Бога, что ее новый муж по крайней мере не собирается срывать с нее платье. Хотя, конечно, не так-то просто сорвать с тела добротное английское сукно… Ее мысли бесцельно метались по кругу, тщательно избегая главного, занимавшего их вопроса.
Служанка помогла Серене раздеться и надеть простую фланелевую ночную рубашку. Серена посетовала, что не успела приобрести более привлекательное белье для такого случая. Но поймет ли Френсис это?
Ей пришел в голову другой выход, но она решительно не желала дожидаться его обнаженной.
Служанка расчесала и заплела ее волосы в косы, немного прибрала в комнате и вышла.
Серена внимательно осмотрела себя. Вспомнив ярость Мэтью, когда он находил ее в постели с заплетенными косами, она тут же распустила их и тряхнула головой, дабы они рассыпались по плечам. Она вытерла вспотевшие ладони о плотную ткань ночной рубашки и забралась в теплую постель. Сердце ее бешено забилось.
Господи, ну ведь просто абсурдно так бояться. Разве может ее новоиспеченный супруг попросить ее о чем-либо таком, чего бы она не испытала и не вынесла уже от Мэтью? И все же она страшилась. Она слишком хорошо знала, что даже исключительно цивилизованные мужчины совершенно преображаются в постели.
В брачную ночь она не подозревала об этом… Серена скользнула под одеяло и стала успокаивать свое бешено бьющееся сердце.
Вошел ее супруг. Он мельком взглянул на нее и, не задерживаясь, прошествовал за ширму, чтобы раздеться и умыться. Она прислушивалась к каждому доносившемуся из-за ширмы шороху, как будто это могло помочь ей решить головоломку. Спустя некоторое время он появился в ночной рубашке и присоединился к ней в постели. Он не погасил свечи.
Воспоминания о том, как они уже были вместе в постели, нахлынули на нее жаркой волной. И как она только смела опуститься до такого?
— Мне так жаль, — произнесла она.
— Жаль чего?
— Что все произошло именно так. Если бы я не… если бы только поверила, что вы не бросите меня…
— Что сделано, то сделано, — тихо произнес Френсис. — Прекратите изводить себя хотя бы ради ребенка.
— Я попытаюсь.
— И может, наконец посмотрите на меня?
— Конечно.
— Черт побери, Серена, вы же достигли своей цели, так к чему теперь весь этот фарс?
— Достигла своей цели?
— Добились меня. Замужества. И я не буду злиться на вас из-за этого. Но, будь я проклят, если вы заставите меня почувствовать себя бесчестным человеком.
Так он думал, что она соблазнила его, заранее спланировав все это?
— Я не добивалась…
— Увольте. Совершенно очевидно, что добивались.
Она почувствовала, как краска стыда и возмущения бросилась ей в лицо.
— Мне действительно жаль и себя, и вас. Но последнее, чего я хотела, так это замужества.
Кажется, он не поверил ей. Он навалился на нее и поймал ее губы поцелуем.
Серена оцепенела, удивленная этой внезапной вспышкой страсти.
Она попыталась сбросить его, но он зажал ее руки так, что она оказалась перед ним беззащитной. Его губы становились все настойчивее, а тело искало близости. Тотчас ее привычные способы защиты поспешили ей на помощь, и она унеслась мыслями далеко-далеко, равнодушно отдаваясь своему супругу.
Френсис отстранился от нее.
— Серена? — Он был обеспокоен. — Я прошу прощения, если я…
Но затем в голосе его появилось замешательство:
— Не пытайтесь разыгрывать оскорбленную не винность. Вы ведь не девственница.
Женщина заморгала, поспешно приходя в себя:
— Я не оскорблена, милорд. Делайте все, что хотите.
— С тряпичной куклой?
Серена внимательно посмотрела на него.
— Вы просто испугали меня.
Злость исчезла из его глаз.
— Извините. Терпеть не могу лжи.
— Я не лгала.
— Ладно, забудем, — вздохнул Френсис. — Сделанного не воротишь.
Он коснулся ее локона и нежно провел по нему пальцами, изучая его как большую ценность.
— Они даже мягче, чем я думал…
— Надеюсь, вам нравится. Я хотела бы доставить вам удовольствие.
— Разумеется.
Но сказано было равнодушно, без интереса.
Серена не знала, что и делать. Она, которая была натаскана доставлять всевозможные эротические удовольствия, а уж подчиняться умела как никто, — она растерялась! Потому что любое ее действие тут же навеет воспоминания об их первой ночи, когда он счел ее дешевой шлюхой.
И женщина сделала единственное, что показалось ей безопасным.
Она давным-давно перестала стыдиться своего обнаженного тела, лишь ненавидела возникающую из-за этого уязвимость. Но они были здесь одни и Френсис не превратился в монстра…
Серена стянула с себя ночную рубашку. Освободившись, тряхнула головой, и волосы рассыпались по плечам. Тут она заметила огонь в его глазах и расслабилась. Все будет хорошо.
Серена стала на колени, так, чтобы Френсис мог рассмотреть ее. Ее считали красавицей, и она молилась, чтобы и он не разочаровался в ней. Мэтью всегда интересовался ее грудью. Она была пышногрудой, а за последние недели грудь значительно увеличилась в размерах. Она с любопытством посмотрела на Френсиса и перехватила его горящий взгляд.
— Ты просто необыкновенная, — сказал он, правда, без особого восторга.
Френсис нерешительно протянул руку и обхватил ею одну грудь, нежно погладив, словно проверял, какова она на ощупь. И эта нерешительность глубоко растрогала Серену. Ей в жизни не довелось испытать ничего подобного. Она наклонилась и замерла в ожидании его ласк.
Мужчина поднял на нее глаза, когда слегка загрубевшими пальцами коснулся ее соска. Она судорожно перевела дыхание, и тут же его глаза потемнели от страсти.
Френсис нежно подтолкнул ее, чтобы она снова легла на спину, сдернул одеяло, чтобы видеть ее полностью. Затем стащил с себя ночную сорочку. Серена взглянула на него и восхитилась, понимая, что практически ничегошеньки не знала о мужском теле.
Мэтью редко раздевался догола в постели, но и тогда был гораздо больше укрыт.
Ее новый муж был прекрасен, как языческий бог. Его изумительный, мускулистый торс красиво переходил в широкие плечи. Странно, но раздетым Френсис казался куда мощнее, чем одетым. Серена скользнула взглядом по его гениталиям, заметив, однако, что он уже достаточно возбужден. Это было и облегчением, и угрозой.
К ее величайшему удивлению, он вовсе не принялся тотчас же искать себе облегчения. Вместо этого Френсис изучал ее глазами и руками, как будто каждый изгиб ее тела, каждый сустав был только что открытым чудом. Его прикосновения были необыкновенно легки и приятны, а восхищенный взгляд почти заразителен. Серена почувствовала, что перед ней преклоняются.
Его рука остановилась наконец на нежной выпуклости живота.
— Ты уже чувствуешь что-нибудь?
— Нет.
— Когда почувствуешь, сразу же скажи мне. Я хочу все знать о ребенке, прежде чем он родится.
Инстинктивно она накрыла его ладонь своей и прижала ее к животу.
— Это твой, — сказала Серена.
— Я знаю.
— Откуда?
Френсис посмотрел ей в глаза и слабо улыбнулся.
— Не знаю откуда, но почему-то уверен. Тебе не нравится, когда тебя целуют?
Серена была не готова к подобному вопросу и хотела было солгать, но поняла, что не сможет.
— Мне не нравилось.
Он быстро прильнул к ее губам, а затем принялся целовать ее грудь.
Игривая нежность, с которой его губы касались ее кожи, совершенно смутила Серену. Она уже думала, что супружеское ложе вряд ли подарит ей какие-нибудь сюрпризы, но впервые в жизни столкнулась со столь бережным изучением своего тела.
Но и этот опыт ее немного пугал. Серена ведь не знала, как вести себя при этом, и боялась совершить ошибку. Быстрого взгляда вниз хватило, чтобы понять, что Френсис уже готов к соитию, тогда почему же он тянет? Что ему нужно от нее?
Она почти не замечала того, что он делал с ней, хотя прикосновения его нежных губ возбуждали ее. Затем Френсис осыпал поцелуями ее живот и зарылся в мягкие вьющиеся волосы на ее лобке.
— Тебе нравится?
Серена знала, о чем он спрашивает, и подумала было солгать, но решила говорить ему только правду.
— По-настоящему? Нет. Но ты можешь продолжать, — серьезно сказала она.
Френсис вздохнул, взял ее руку и разжал стиснутый кулачок. Она же только сейчас сообразила, что сжала ее.
Дура, ругнула Серена себя. Неразумная.
Френсис отпустил ее руку и продолжил беспокойное изучение ее тела. Его пальцы слегка дрожали, что было неудивительно. Он, наверно, в отчаянии. Чего же он хочет?
Френсис внезапно скользнул вверх, чтобы взглянуть ей прямо в глаза.
— Что же тебе тогда нравится? — решительно спросил он.
Но у нее не было ответа на этот простой вопрос.
— Ну же, Серена. Просто намекни. Это не та игра, в которую мне нравится играть.
Серена взглянула вниз и увидела, что он возбужден сверх меры, потемнел от прилившей крови. Не в состоянии придумать что-нибудь еще, она потянулась к нему. Но Френсис оттолкнул ее руки прочь.
— Чего тебе надо от меня? — простонала женщина. — Я сделаю все, что хочешь.
Френсис тяжело вздохнул и, не произнеся ни слова, раздвинул ей ноги.
Из-за возбуждения он был неловок, Серена опустила руку, чтобы помочь ему, и приподнялась ему навстречу.
Все его тело затрепетало, когда он погрузился в нее. Глаза у него закрылись, и Френсис не то вздохнул, не то простонал. И опять его реакция была совсем не похожа на Мэтью, но это не испортило ее радости.
Серена подладилась под его ритм, используя мускулы и руки, чтобы утроить его удовольствие. Когда она наблюдала за Мэтью, то испытывала лишь отвращение и страх, стремясь избежать его гнева. Но с Френсисом это доставляло ей неизъяснимое наслаждение, почти как его собственный экстаз. Серена была поражена, как сладостно ей от того, что он настолько нуждается в ней.
Она почувствовала, что он вот-вот изольется, и сжала ноги, чтобы продлить удовольствие.
Его глаза тут же широко раскрылись, не то умоляя, не то удивляясь. Они застыли, зачарованно глядя друг на друга, пока Серена не расслабилась, чтобы муж достиг своей долгожданной цели.
Френсис вскрикнул и рухнул на нее, дрожа всем телом и обливаясь потом. На сей раз не было никакого горького осадка и поспешного бегства. Серена нежно и любяще погладила его повлажневшие кудри и поцеловала содрогавшееся от экстаза тело. Серена и сама не верила, что так наслаждалась его судорогами страсти, и ей захотелось повторить это снова.
Она вовсе не будет возражать, как бы часто Френсис ни желал ее, потому что наконец познала радости супружеской постели.
Медленно и устало мужчина приподнялся, чуть сжав зубами ее сосок. Он улыбнулся ей, нежным движением отвел прядь волос с ее лица, но тут же в его сияющих глазах мелькнула тревога.
— А как же ты?
— Я?
— А как же твое удовольствие?
— Мне очень понравилось.
Она, в свою очередь, убрала его черные пряди, упавшие на лоб, и улыбнулась:
— Правда, Френсис. Это было чудесно.
Все еще продолжая хмуриться, он легким поцелуем коснулся ее губ.
— Мы еще подумаем над этим. А сейчас я устал как никогда в жизни.
Он перевернулся на спину, потянув ее за собой, и она так и осталась в его объятиях. На мгновение она даже оцепенела от неожиданности, потому что с ней никогда еще такого не проделывали. Но Серена позволила ему крепко прижать ее к себе, и они будто срослись, став единой плотью, но как-то совершенно по-иному, не так, как во время совокупления, а намного лучше, восхитительнее.
Серена наслаждалась ощущением их молодых, здоровых тел, скользких от пота. Она слышала, как ритмично билось сердце Френсиса, обоняла запах пота, смешанного с запахом естества. Странно, до сегодняшнего дня подобный аромат неизменно вызывал у нее отвращение, но теперь она с удовольствием вдыхала его.
Он нежно гладил ее спину, доводя ее до такого восторга, какого она еще никогда не испытывала. Френсис подарил ей совершенно неизведанные доселе ощущения.
Серена затруднялась назвать их или четко обозначить, но ощущения были поистине потрясающими.
Френсис почувствовал, что его жена уснула крепким сном, но не мог оторваться от изучения ее восхитительного тела.
Он с удивлением заметил, что его, казалось, невероятная усталость давным-давно куда-то испарилась, но разве он чудовище, чтобы снова вызывать Серену на близость, особенно если это доставило ей так мало удовольствия. Френсис, нахмурившись, посмотрел на нее, гадая, что же он сделал не так. Теоретические знания, конечно, хорошо, но все чудо происшедшего заставило его почувствовать себя ребенком-несмышленышем.
Удивленным, но быстро схватывающим все ребенком.
Хотя Френсис и избегал случайных связей, но никогда не считал невежество добродетелью. Николас однажды заметил, что там, где от невест ожидают невинности и полной неосведомленности, мужчина просто обязан быть и знающим, и мудрым. Френсис взял это замечание на вооружение и много читал, чтобы расширить свои знания физиологии. К тому же его неплохо просветили Шалопаи своими откровенными рассказами.
Но, очевидно, этого было недостаточно. Вероятно, ему стоило найти какую-нибудь опытную женщину типа Бланш и поучиться у нее. Ясно было, что он что-то делал не правильно.
Даже в пылу страсти он четко ощущал, что Серена лишь угождает ему, демонстрируя потрясающий опыт. Вероятно, подобного мужчина вправе ожидать от шлюхи, но не от жены.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастье под запретом - Беверли Джо



Отличный роман .читайте все. 10/10
Счастье под запретом - Беверли Джооля
24.04.2013, 15.14





Изнасилованный мальчик девственник, по мне не очень, хотя весьма не обычный сюжет...
Счастье под запретом - Беверли ДжоМилена
7.09.2013, 8.23





Слишком шустрая вдова. Ловко окрутила виконта. Наглядная инструкция, как охомутать нужного тебе мужика.
Счастье под запретом - Беверли ДжоВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.46





Эй, , 65 - это возраст - какого хрена лезешь вещать , ты не интересна, когда даешь коммент. Устарела и не недо педалировать свой отстой. Не фаркирусуй.
Счастье под запретом - Беверли ДжоМаришка
25.09.2013, 14.58





Можно почитать. 65-прекрасный возраст для чтения ЛР, а в 25 романы нужно переживать, а не читать.
Счастье под запретом - Беверли ДжоКэт
4.06.2015, 13.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100