Читать онлайн Счастье под запретом, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье под запретом - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье под запретом - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье под запретом - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Счастье под запретом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Дули действительно поднаторел в массаже и разбирался в мазях, что вовсе не означало, что это не было дьявольски больно. Когда Френсис стонал и клял все на свете под безжалостными пальцами грума, ему было от всего сердца жаль, что Серена Олбрайт… нет, Серена Ривертон не знает о его мучениях.
Стоило только вспомнить это имя, чтобы начать проклинать все и вся просто от того, что она была такой, какая есть. По своему происхождению она совершенно не подходила на роль любовницы, и ему страшно было подумать, как отреагирует на это Бет. Но что касается ее брака… Вдова сэра Мэтью Ривертона могла быть спокойно причислена к дамам полусвета, несмотря на освященный церковью союз. Все зависело от того, какую роль она играла в его жизни. Если она, как это водилось, оставалась круглый год в деревне, в то время как ее муж устраивал оргии в Лондоне, то это одно дело. А если Серена принимала живейшее участие во всей этой мерзости, то ее репутация погублена.
Френсис старательно напрягал память, но сумел припомнить лишь разрозненные обрывки сведений. Кажется, Ривертон хвастался своей прекрасно вышколенной женушкой, не оставляя никаких сомнений в том, к чему она была приучена. Он слышал также, что Ривертон устраивал дикие оргии в своем поместье в Линкольншире во время охотничьего сезона. Если это поместье у него единственное, то все это выглядело удручающе.
В общем и целом, подумал Френсис, даже к лучшему, что Серене не суждено стать матерью. Это избавляло его от своего рода искушения.
Он вдруг почувствовал, как жесткие, грубые, мозолистые пальцы массажиста сделались мягкими и сильными. Френсис дернулся и обернулся, ругнувшись из-за мгновенной боли в пояснице. Место грума заняла Бланш Хардкасл и принялась массировать его обнаженное тело.
— Какого дьявола?..
— Ну-ка лежи спокойно, — приказала Бланш. — Я вовсе не пытаюсь тебя соблазнить. Просто я массирую лучше, чем Дули. Не понимаю, почему мужчины считают, что массаж значит как можно сильнее помучить и без того натруженные мышцы. То, что делаю я, приятнее и полезнее.
Френсис снова рухнул на живот, потому что ее уверенные манипуляции на бедрах и ягодицах были удивительно приятны. А еще чуть позже она начала поглаживать и растирать его умащенными руками так, что его истерзанное тело полностью расслабилось.
— Подобное мастерство входит в обязанности любовницы? — лениво произнес он. — Похоже, мне следовало завести ее намного раньше.
— Полезное, скажем так. Грубые натуры знают лишь один способ, как одна персона может удовлетво рить другую, но разве мы относимся к таковым?
— Я завидую Люсьену.
— Возможно, тебе стоит пожалеть его, — поддразнила она. — Он ведь бросил меня ради другой.
— Верится с трудом.
Она ущипнула его.
— Оставь. В любом случае я уверена, что он уже обучил Бет всяческим уловкам.
— Научил ее угождать себе, как он этого пожелает? — спросил Френсис и мгновенно представил себе Серену в объятиях Ривертона.
— Научил ее разным способам получать удовольствие, — ответила Бланш. — Ты думаешь, что это односторонняя радость? Люсьен так же любил масса жировать меня, как и быть объектом массажа.
Френсис тотчас вообразил, как Серена делает массаж ему, а он — ей. И поблагодарил небеса, что лежал на животе и ему не пришлось краснеть из-за последствий таких возбуждающих мыслей.
Но, как он ни пытался, так и не сумел представить Анну Пекворт, делающей массаж или лежащей обнаженной для сей приятной процедуры.
— Бланш, — спросил Френсис, — почему женщина может желать быть любовницей, но не женой?
— Ты намекаешь на меня? Я слишком глубоко погрязла в грехе, мне уже поздно становиться респектабельной.
— Не городи чепухи, — возразил Френсис, хотя и признавал, что в ее словах кроется доля истины.
— Так, значит, ты имел в виду не меня. Кого же тогда?
— Это не важно.
— Серену Ривертон? — догадалась умная Бланш. И Френсис понял, что его молчание было красноречивым ответом.
Руки Бланш творили с ним чудеса.
— Быть верной любовницей хорошего мужчины означает иметь достаточно много свободы. А брак с плохим мужчиной может стать худшим видом рабства, много хуже, чем в самом паршивом борделе в Лондоне. А я убеждена, что трудно сыскать кого-нибудь хуже Ривертона.
— Почему? — Френсиса очень интересовало мнение Бланш, ибо она как никто знала всю подноготную светского общества.
— Я не была с ним знакома лично, но сплетни до меня доходили. Он относился к тому типу мужчин, кому все время подавай новенькое. Ну, а вкусить прелесть новизны невозможно, не оскорбив чьих-то чувств или не унизив кого-то. Насколько я понимаю, он очень быстро усвоил, что ему по душе именно оскорбления и унижения. Конечно, многие мужчины ведут себя препакостно со случайными женщинами и совсем иначе — с женами.
Она замолчала, а Френсис закрыл глаза, пытаясь вообразить себе положение Серены, не впутывая сюда все то, что ей, возможно, приходилось делать из-за мужа. И очень скоро он вдруг со всей ясностью осознал: невозможно допустить, чтобы она просто исчезла из его жизни. Тогда он не будет знать покоя до скончания дней. И Френсис отчаянно возжаждал, чтобы она принадлежала лишь ему одному. Ведь она же хотела стать его любовницей.
Значит, так тому и быть.
И он будет самым идеальным любовником. Ей никогда не найти более нежного, внимательного и щедрого покровителя, чем он. Если бы Серена могла родить, твердил себе Френсис, то он бы даже женился на ней, плюнув на всевозможные осложнения из-за такого брака.
Ну а поскольку обстоятельства складывались иначе, то будет великолепно, если он устроит все скрытно и деликатно. И даже если сведения об их связи просочатся в общество, леди Анна достаточно умна, чтобы проигнорировать такие слухи.
Нет. Не мудрствуй лукаво и не занимайся самообманом. Если слухи о них достигнут ушей Анны, она смертельно оскорбится, хотя у нее и хватит сил правильно воспринять сложившуюся ситуацию. Значит, нельзя, чтобы об этом начали сплетничать. Все должно остаться в тайне.
Френсис подавил стон. Такое всплывает в самый неподходящий момент.
Френсис вспомнил, как Николас разрывался между любовницей и женой, а ведь он ненавидел свою любовницу, но содержал ее, потому что она была полезной из-за связей во Франции, ведь шла война с Наполеоном.
Он вспомнил, как Николас говорил, что самое паршивое во всем этом — отправляться из постели любовницы в постель жены. И в глубине души Френсис понимал, что и сам он не из тех, кто может равнодушно менять одну постель на другую, особенно если учесть, что он дорожил обеими женщинами.
Но ведь он же не мог жениться на Серене.
Но и не мог позволить ей уйти к другому.
— Ты очень напряжен, — заметила Бланш, слегка надавив ему на плечи. — Эта Серена — такая не разрешимая проблема для тебя?
— Конечно, нет, — ответил Френсис. Не имеет смысла просить совета в этой сложной ситуации.
Бланш последний раз решительно прошлась по его спине и вытерла руки.
— Я повторю массаж завтра. Через день-два ты почувствуешь себя лучше.
Френсис в данный момент не верил, что когда-нибудь он почувствует себя лучше, но промолчал, сел, убедившись, что полотенце скрывало причинные места, и поблагодарил Бланш.
— О, — рассмеялась она. — Было очень приятно утешить столь галантного победителя. — Бланш слег ка нахмурилась, что-то припомнив. — Кажется, Серена не может забеременеть. Я знаю, что тебе невыносимо тяжело нарушить неписаный кодекс насчет наследника, но стоит ли непрерывная череда потомков всех этих мук?
Френсис инстинктивно защитился, нанеся ей болезненный укол:
— Ты думаешь, что Люсьен должен был жениться на тебе?
— А с чего ты взял, что я не могу родить ребенка?
— Тогда почему же он не женился на тебе?
Ее губы слегка скривились.
— По множеству различных причин, но самая главная в том, что он никогда не хотел этого. Люсьен никогда не любил меня.
— И я не люблю Серену Ривертон.
— Тогда позволь ей уйти к другому.
Когда она вышла, Френсис тщательно обдумал этот замечательный и мудрый совет.
Если бы только у Френсиса достало сил принять его.
Письмо от тети Арабеллы пришло на следующее утро. Оно было суховатым и не содержало ничего важного, кроме того, что она чуть ли не в приказном тоне велела Френсису немедленно появиться в ее доме. Письмо слишком напоминало ту самую злополучную весточку от матери, из-за которой вся его упорядоченная жизнь превратилась в запутанный клубок событий, сомнений и нерешенных проблем.
Первым его побуждением было немедленно отправиться к тетке, он пережил приступ панического страха, что с Сереной приключилось что-то ужасное, но в письме не было даже намека на это.
Более того, он мог бы поклясться, что его любимая тетка за что-то злится на него.
Похоже, Серена наплела тетушке какие-то небылицы про свои отношения с Френсисом, вот Арабелла и разгневалась. Ему осточертели резкие и пустые письма. У него болело все тело. И если хорошенько подумать, он ни разу нормально не выспался с тех пор, как впервые повстречал Серену.
Так что тете Арабелле придется подождать.
И Френсис еще два дня пробыл в доме, где ему старались угодить и леди, и слуги, кроме того, Бланш продолжала врачевать его. Френсис начал сно,ва более или менее свободно передвигаться, но решения проблемы так и не нашел. Мудрый Соломон наверняка посоветовал бы ему разрезать себя надвое, чтобы каждой леди досталось по кусочку. Правда, ему показалось, что и той и другой потребуются одни и те же части его тела, хотя по разным причинам.
На третий день Френсис уже не мог откладывать свой отъезд и покинул Мелтон, чтобы отправиться в Саммер Сент-Мартин.
* * *
Несмотря на суховатый тон письма Арабеллы, а также множество мрачных предчувствий, Френсиса охватило радостное предвкушение встречи, когда он подъехал к деревне. Он, правда, тут же напомнил себе, что красота Серены могла оказаться злой шуткой его памяти, а ее ангельская внешность — дешевой подделкой.
Ему очень хотелось, чтобы все так и оказалось, потому что тогда он смог бы почувствовать себя свободным.
Но Френсис не хотел этого. Он уже твердо решил, что невзирая ни на что сделает ее своей любовницей.
Он намеревался наслаждаться ее редкой красотой и всячески оберегать ее. Он устроит ее со всей роскошью и даст ей все, что она пожелает. Он защитит ее от любых козней. Он с нетерпением ждал момента, когда сможет доказать ей, что мужчины могут быть нежными и ласковыми.
Френсис страстно жаждал заниматься с ней любовью.
И хотел как можно скорее возвратить ей ее собственность и сообщить, что выиграл ее для Серены.
Френсис решил, что не станет дожидаться, пока Олбрайт вернет ему ее драгоценности. Он расскажет все насчет скачек и пари и вручит Серене чек на три тысячи гиней. А драгоценностями он порадует ее чуть позднее. Вот и возникнут сразу два повода, когда она будет чрезвычайно довольна им.
Сердце его забилось в радостном ожидании, когда он свернул на дорогу в деревню, с каждой секундой приближаясь к Серене. Френсис направил лошадей в аллею, ведущую к поместью тети Арабеллы, но должен был тут же, чертыхаясь, придержать четверку. Дорогу перегородила толпа. Прямо на дороге было устроено стрельбище и установлена мишень в виде быка, в которую поочередно старались попасть из лука три молодых джентльмена.
Дьявольски неподходящее время и место для подобных забав!
Состязание собрало целую толпу зрителей, однако он заметил в сторонке у стены одиноко сидящую фигуру, ну ни дать ни взять леди на средневековом турнире. Это была Серена, и Френсис тотчас догадался, что именно ради нее и устроили всю эту потеху.
Что же, ехидно подумал Френсис, достанется победителю в качестве награды?
Впрочем, даже в таком настроении взор его затуманился сладостным видением сирены. И она была прекрасна и неповторима.
Но другая.
Сегодня она была одета в скромную красную накидку с откинутым капюшоном. Считалось, что красный цвет не подходит к ярко-рыжим волосам, однако в данном случае он лишь подчеркивал ее красоту. А сами волосы уже не падали вольными локонами, а были аккуратно затянуты в тугой узел на затылке. Строгая прическа вовсе не портила ее прелесть, хотя ему тут же захотелось распустить эти локоны и уткнуться в них лицом.
Серена засмеялась чьим-то словам, и ее глаза засияли. Она выглядела сегодня юной и счастливой, так, как ему и не снилось, и в своем скромном наряде была прекрасней любой из женщин в шелках и драгоценностях. Единственной фривольностью в ее сегодняшнем туалете была белая ленточка у шеи, трепетавшая на ветру.
Чья-то стрела угодила в угол картонного быка-мишени, и женщина радостно захлопала в ладоши.
Она казалась беспечной школьницей.
Тут люди заметили его и стали оглядываться.
Серена тоже взглянула на него.
Френсис кинул поводья Киплингу и спрыгнул вниз, весь похолодев, но отнюдь не из-за погоды. В глазах Серены промелькнул страх.
Так, значит, его здесь не очень-то рады видеть?
Кто же занял его место?
Неожиданно рассвирепев, он нагнулся и вырвал у одного из ошарашенных стрелков лук. Он смерил взглядом расстояние до мишени и послал стрелу точно в цель.
— Ну, — спросил Френсис, повернувшись к Серене, — я выиграл, не так ли?
— Да, — слабо выдохнула она, пытаясь улыбнуться. Он улыбнулся в ответ, почувствовав, как от невероятного усилия заныли губы.
— И что же я выиграл?
Серена подняла руки и отвязала белую ленточку. Дрожащими руками она протянула ее Френсису.
— Как трогательно.
Он взял ленточку, не зная, что с ней делать, и это его взбесило.
— Тогда соревнование закончено? Или есть и другие мишени?
Она тревожно взглянула на него.
— Закончено, милорд. Да оно и устроено было так, ни с того ни с сего.
— Тогда, вероятно, мне можно поговорить с вами наедине?
— Конечно.
Серена постаралась улыбкой и добрыми словами утешить своих разочарованных поклонников и отправилась с ним по дорожке к особняку.
— А тетя Арабелла дома? — спросил Френсис. Вот уж кого он совершенно не жаждал увидеть в эту минуту, так это свою сующую во все нос тетку.
— Нет, она с визитом у миссис Холт.
Френсис немного приотстал от Серены, стараясь хоть как-то унять яростную вспышку ревности. Ему никогда не доводилось испытывать нечто подобное, но сегодня ревность так и бушевала в нем, застилая все и вся. Френсис хотел бы обнять ее и встряхнуть. Он приходил в ярость от мысли, что она раздаривает свою благосклонность направо и налево.
Он взглянул на ленточку, которую туго обернул вокруг пальца. Ради всего святого, это же просто кусочек ткани, ничего больше. Что же так вывело его из себя?
Серена направилась в гостиную, туго запахнув на себе накидку.
— Мне так жаль.
Слезы навернулись ей на глаза, и он почувствовал себя чудовищем.
Френсис потянулся к ней.
— Не надо, Серена. Мне тоже очень жаль.
Женщина увернулась от его рук.
— Вы здесь ни при чем, — заикаясь, произнесла она. — Это все по моей вине, все из-за меня…
— Серена, не стоит так огорчаться. Возможно, вы поступили не слишком мудро, но ведь никому и не причинили вреда. Не знаю, с чего я так разозлился.
Серена уставилась на него немигающими глазами.
— Но вы все же разозлились?
Она выглядела такой юной, беззащитной и перепуганной, что Френсис тотчас смягчился.
— Больше не сержусь, — нежно сказал он. — А теперь я хотел бы поговорить с вами о нашем будущем, пока не вернулась тетя Арабелла. Тогда мы могли бы выступить единым фронтом.
Женщина как-то странно посмотрела на него, он даже и представить себе не мог, что эти глаза станут еще огромнее. Неужели она уже вовсе и не жаждет стать его любовницей? Эта мысль причинила невыразимые муки. Может быть, она получила лучшее предложение? Ощущение собственного бессилия было не из приятных. Желая хоть как-то прикоснуться к ней, он протянул руки и помог ей снять накидку.
Платье под накидкой совсем не походило на предыдущий шедевр из коричневого сукна. Сегодня на ней было простенькое платье из набивного хлопка, скроенное чрезвычайно скромно. Закрытое, с длинными рукавами, присобранное с умыслом полностью скрыть очертания фигуры. Абсолютно ничего соблазнительного, но, как ни странно, она от этого стала еще притягательнее. Правда, Френсис совсем растерялся, не зная, что теперь и думать о ней. Серена робко устроилась на краешке стула, не сводя с мужчины своих волнующих его глаз, и выглядела точно школьница, ожидающая упреков строгого отца.
И он собирался предложить этому существу греховную связь?
Но, зная, какой она может быть, он хотел ее, хотел прямо здесь и сейчас…
Френсис подошел к камину с пылающими дровами и почувствовал, как по ногам растеклось тепло, лицо обдало жаром. Он посмотрел на огонь и приказал себе довести дело до конца.
— Я понимаю, что со времени нашего последнего разговора прошло достаточно много времени, Серена. Кажется, вы здесь неплохо устроились. — Он откашлялся. — И хотелось бы узнать, не появились ли у вас какие-нибудь планы… насчет вашего будущего?
И внимательно посмотрел на нее. Вдруг у нее появился теперь шанс выйти замуж? Было бы несправедливо мешать ей устроить свою судьбу.
— Я имею в виду планы, которые не включают меня. Женщина казалась пораженной до глубины души.
— Нет, не появились. Извините.
Френсис наконец выдохнул, осознав, что незаметно для себя затаил дыхание.
— Мне нечего прощать вам.
И хотя слова никак не шли с языка, он все же умудрился выговорить:
— Я прошу вас стать моей любовницей.
Серена не запрыгала от радости. Он молча смотрел, как она побелела, а глаза стали в пол-лица. Затем ее словно обдало жаркой волной, и она покраснела. Он заметил только выражение глубокой обиды, прежде чем она опустила глаза.
— Я… я не смогу теперь пойти на это.
Френсис почувствовал себя обманутым.
— Это было вашим предложением, если вы еще помните.
— Д-д-а… но… — Женщина чуть не разрыдалась.
— Черт возьми, Серена, будьте так любезны, решите, чего же вы в конце концов хотите!
— Чего она хочет! — ехидно повторила тетушка Арабелла, протопав в комнату, как солдат, вооружен ная зонтиком. — Какого же дьявола она может, по-твоему, хотеть, ты, нечестивый распутник?
— Распутник? Что она тебе тут наплела? Френсис с изумлением услышал свой возмущен ный вопль, дивясь, что его довели до такого состояния.
— Правду, бессовестный. Или ты собираешься все отрицать?
Арабелла воинственно встала позади Серены, как постаревший ангел-хранитель в слишком большом черном чепчике.
— Как я могу что-то отрицать, пока не услышал обвинения? — ледяным тоном произнес Френсис. — Я только что предложил этой леди то, о чем она меня просила несколько недель назад, а меня обдали грязью!
Арабелла обошла стул, чтобы взглянуть Серене в глаза.
— Так ты отказала ему, дитя? Почему?
Серена взглянула вверх, переводя глаза с одного на другого. Френсис увидел тот же страх, даже ужас, уже мелькнувший в ее глазах, когда он только приехал. Ему стало ясно, что причиной этого страха был он сам.
— Серена, не надо так, — сказал он, шагнув вперед. — Не надо бояться…
Арабелла мгновенно развернулась, выставив зонтик перед собой.
— Если она и боится, то боится тебя. И это не удивительно. Ты уже знаешь, кто был ее мужем?
— Да.
— Тогда тебя не должно удивлять, что она не решается принять еще одно предложение руки и сердца. Дай ей чуть-чуть собраться с духом, и она согласится.
Френсис с трудом перевел дыхание.
— Я не предлагал ей замужества.
Арабелла медленно выпрямилась и гневно уставилась на него.
— Так ты пытался откупиться от нее? Ах ты негодяй!
— Не совсем так, — слабо возразил Френсис, уже совершенно ничего не понимая. Их беседа была лишена всякого смысла, да и разве можно назвать нормальной ситуацию, когда мужчина пытается завести любовницу на глазах у пожилой родственницы, к тому же старой девы. Тетя Арабелла, конечно, совершенно неординарный человек, но тем не менее он сильно сомневался, что ему удастся с честью выйти из этой ситуации. Он-то исходил из того простого факта, что Серена хотела этого так же сильно, как и он сам.
— Он предложил мне стать его любовницей, — холодно объяснила Серена Арабелле.
Она вдруг встала со стула, показавшись даже выше, чем была, и посмотрела ему в глаза.
— Лучше бы вы не приезжали, милорд. Я знаю, что вас не в чем винить, ваша совесть чиста, и я бы прекрасно поняла вас, если бы вы не захотели меня больше видеть, но… но только не это.
— Любовницей! — Тетя Арабелла словно испустила воинствующий клич индейца.
— Эта женщина, — завопил Френсис и сообразил, что, как плохой актеришка в мелодраме, тычет пальцем в Серену, — умоляла взять ее в любовницы, а теперь…
Но тут же замолчал. Присутствие тетушки отрезвило его.
— А это, — решительно произнесла Арабелла, — было наверняка в минуту слабости и прежде чем она поняла, что забеременела.
Наступила пронзительная тишина. Френсис уставился на Серену, стоявшую с гордо поднятой головой.
— Это правда? — спокойно спросил он, пытаясь обрести ясность и твердую почву под ногами, поскольку только что весь его привычный мир рухнул в тартарары.
— Да.
Вся ее злость, казалось, превратилась в смущение, и она переводила взгляд с него на его тетю.
— Так вы не знали?
— Вы же сами утверждали, что не можете за беременеть.
— Я и сама верила в это. — Серена судорожно сцепила руки. — Извините, я не знала, что вам не сообщили об этом. Я не настаиваю на браке, милорд, но и вы должны понять, что я не смогу стать вашей любовницей в данных обстоятельствах.
— И что же вы намереваетесь делать с ребенком?
Френсис все еще казался себе героем весьма посред ственной пьесы. Только вот комедия это или трагедия?
Она опустила глаза.
— Я надеялась, что вы окажете ему материальную поддержку.
— Но вы не станете моей любовницей? Почему?
— Боже праведный, что же ты за остолоп такой, — вмешалась Арабелла. — Ну как же она сделает это? Ей же придется жить с тобой и ребенком, возможно, сыном, и постоянно ощущать, что у него нет абсолютно никаких прав. И как она объяснит ему это в один прекрасный день? «Да, это твой папочка, дорогой, но мы были неподходящей парой для того, чтобы пожениться».
Френсис невольно взглянул на живот Серены, но под присобранной юбкой совершенно ничего не было заметно. Он, правда, и не знал, можно ли что-нибудь заметить при таком сроке беременности. Сколько это будет недель? Наверное, месяца три, предположил он. Он просто должен был спросить.
— Вы уверены, что это мой ребенок?
Арабелла возмущенно фыркнула, но Серена повернулась к ней.
— Вы же и сами спросили об этом же.
Она вновь посмотрела на Френсиса.
— Конечно, я ничем не могу доказать это, но после смерти мужа около шести месяцев назад я была близка… интимно близка… только с одним мужчиной — с вами, милорд.
Френсис снова отвернулся и уставился на огонь, но так и не нашел там никаких ответов на свои тревожные вопросы.
— Тетя Арабелла, я бы хотел поговорить с Сереной наедине.
Арабелла помолчала, но секунду спустя откашлялась и направилась к выходу. На пороге она оглянулась на Серену.
— Я буду в саду, дитя мое. Если он будет обижать тебя, крикни.
И бросив на Френсиса возмущенный взгляд, правда, смягченный беспокойством и за девушку, и за племянника, она вышла.
Френсис размышлял о возникшей ситуации, полностью переворачивавшей его жизнь с ног на голову. Жаль, что она была не в том соблазнительном коричневом платье с пронзительным запахом продажной женщины. Тогда бы он почувствовал себя увереннее.
— Если вы забеременели, то вряд ли можете об винить в этом меня.
Серена побелела как полотно.
— Я и не виню, — прошептала она.
— А если вы понесли от другого, — сказал он, не спуская с нее глаз, — от слуги или, возможно, от женатого мужчины, и выдумали всю эту историю, чтобы найти более достойного кандидата?
Женщина с ужасом взглянула на него.
— Нет! — Ее глаза затуманились. — Наверно, женщина поумнее, чем я, вполне могла бы отважиться на такое. — Она нахмурилась. — Но согласитесь, милорд, только безумная отправится в ноябре бродить по сельским дорогам, чтобы подыскать подходящую кандидатуру в мужья.
Френсис хранил молчание.
— И к тому же, — добавила она уже увереннее, — если вы помните, я очень не хотела ехать с вами, и это вы, а не я, сообщили Постам, что мы муж и жена.
— Но именно вы предложили мне себя, и именно вы воспользовались ситуацией, даже когда я отказался.
Серена кивнула:
— Верно, но согласитесь, в этом нельзя заподозрить преднамеренное жульничество.
Френсис понимал, что она права, но по-прежнему чувствовал себя загнанным в ловушку. С другой стороны, если она уже носит его ребенка, все его инстинкты взбунтовались против того, чтобы ребенок появился на свет незаконнорожденным.
Он подошел к столу, где лежала большая Библия в кожаном переплете.
— Подойдите сюда.
Серена, бледная и взволнованная и такая невероятно юная, подошла к нему.
— Положите руку на Библию и поклянитесь, что вы беременны.
Женщина поклялась. Ее маленькая ладонь белым пятном выделялась на темной коже переплета.
— И поклянитесь, что этот ребенок от меня.
Серена посмотрела ему прямо в глаза и твердо произнесла:
— Ребенок в моем чреве от вас, милорд. И я клянусь в этом на Святом писании.
Ее рука была ледяной.
Ну будь что будет. Френсис сдался под натиском обстоятельств, чувствуя, как в душе растет ликование.
— Тогда мы завтра же поженимся.
— Завтра? — слабым эхом повторила Серена.
— Нам нельзя терять времени, — сухо ответил он. — Если я тотчас же выеду, то получу разрешение епископа уже сегодня, а возвращусь завтра.
Она судорожно перевела дыхание.
— Вам потребуется мое настоящее имя.
— Я знаю его, леди Ривертон. Надеюсь, что вы будете готовы к завтрашнему дню.
Френсис понял, что все еще сжимает ее руку, и отпустил ее.
Серена была белая как полотно, но твердо ответила:
— Да, милорд, я буду готова.
* * *
Как только Френсис уехал, Серена отыскала Арабеллу.
— Почему вы ничего не написали ему? Я думала, он знает.
Арабелла фыркнула.
— Это не та новость, какую сообщают в письме. К тому же я сомневаюсь в мужестве сильного пола. Его бы и след простыл. Что-то я не заметила, чтобы он загнал лошадей, торопясь сюда.
— Он же не знал, что есть причина спешить.
— Уверяю тебя, я достаточно внятно объяснила ему, что он должен срочно приехать. Ну так как? Он собирается исправить положение?
— О да. — Серена нервно заметалась по саду. — Но мне жаль, что вы не сообщили ему.
Вдруг она резко повернулась к Арабелле.
— А я? Я поступаю правильно?
— Конечно, милая моя. Ты вынашиваешь его ребенка, а ребенок имеет право родиться законно, со всеми вытекающими отсюда последствиями. И если у Френсиса возникли проблемы по этому поводу, то надо было думать раньше, до того, как соблазнил тебя.
Серена оцепенела. Если она вообще собиралась признаться во всем Арабелле, то представился великолепный случай. Но не смогла выдавить из себя ни звука. За исключением редких моментов, таких, как сейчас, она и себе-то боялась признаться в постыдном факте, трусливо закрывая глаза на правду. Не соблазняла она никакого незнакомца! Не позволила ему оплодотворить себя и зачать ребенка! Не было, не было этого!.. Вот только теперь он вынужден жениться на ней, хотя отнюдь не жаждет этого.
Серена вдруг с удовольствием бросилась бы в ближайшую реку, если бы не драгоценная жизнь внутри ее.
Внезапно она очутилась в объятиях Арабеллы.
— Ну, ну, девочка моя, — бормотала Арабелла, похлопывая ее по плечу. — Все уладится. Все будет хорошо. Неужели ты думаешь, что я заставила бы жениться своего любимого племянника, если бы не чувствовала, что ты станешь ему хорошей женой?
Серена вытерла слезы.
— Я очень боюсь.
— Ну и напрасно. Куда бы ты ни поехала, я буду рядом.
* * *
По дороге к епископу, затем во дворце в ожидании лицензии на брак у Френсиса была уйма времени на раздумья. Только они не принесли ему успокоения.
Холодный и трезвый расчет, логика подсказывали, что все это может быть хитроумным трюком дальновидной шлюхи, но в душе он не сомневался, что Серена сказала истинную правду. И плевать на то, кем она была, — ведь она беременна! Его ребенком!
Френсис очень долго бежал женских ласк из страха зачать нежеланного ребенка, ибо был попросту не способен пренебречь своей плотью и кровью. Его долгом было уберечь дитя от позора и дать ему свое имя.
Но он прекрасно осознавал, что дорого заплатит за предпринимаемый шаг. Вся его размеренная, как он недавно утверждал, немного скучноватая жизнь полетит ко всем чертям. Матери просто станет дурно. Анна и ее родители тоже будут оскорблены в лучших чувствах. Будет, конечно, множество сплетен, особенно после рождения ребенка, когда самые дотошные вычислят момент его зачатия. Вполне возможно, что Серену так и не примут в обществе. В конце концов она была вдовой Мэтью Ривертона, к тому же согрешила с Френсисом до свадьбы.
И он совершенно не представлял себе, какой она станет женой. Сможет ли он когда-нибудь доверять ей? Френсис слишком хорошо помнил ее высказывание о клятве верности мужчине. А что касается ее распущенности, то она прекрасно продемонстрировала ее на ферме у Постов.
Единственным утешением служило то, что Шалопаям Серена придется по душе. Их девизом была помощь и взаимовыручка. И если Серена допустит какой-нибудь промах, то Бет Арден приложит все силы, чтобы этого не повторилось.
Ему очень захотелось познакомить Серену с Николасом. Интересно, как он ее воспримет? Надо непременно устроить их встречу. Он же все равно собирался с визитом в «Красные дубы».
Служка появился с подписанной лицензией на брак и принял деньги.
Френсис вышел, думая только об одном: слава Господу, что у него есть Шалопаи. Их помощь и поддержка ему ой как пригодятся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастье под запретом - Беверли Джо



Отличный роман .читайте все. 10/10
Счастье под запретом - Беверли Джооля
24.04.2013, 15.14





Изнасилованный мальчик девственник, по мне не очень, хотя весьма не обычный сюжет...
Счастье под запретом - Беверли ДжоМилена
7.09.2013, 8.23





Слишком шустрая вдова. Ловко окрутила виконта. Наглядная инструкция, как охомутать нужного тебе мужика.
Счастье под запретом - Беверли ДжоВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.46





Эй, , 65 - это возраст - какого хрена лезешь вещать , ты не интересна, когда даешь коммент. Устарела и не недо педалировать свой отстой. Не фаркирусуй.
Счастье под запретом - Беверли ДжоМаришка
25.09.2013, 14.58





Можно почитать. 65-прекрасный возраст для чтения ЛР, а в 25 романы нужно переживать, а не читать.
Счастье под запретом - Беверли ДжоКэт
4.06.2015, 13.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100