Читать онлайн Счастье под запретом, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастье под запретом - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.74 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастье под запретом - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастье под запретом - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Счастье под запретом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Вечером того же дня Серена и Френсис находились в одной и той же местности в Дорсете, хотя и не подозревали об этом.
Серена была близка к отчаянию.
Сначала беглянке везло. Женщине не пришлось ждать, пока ее подберет почтовая карета, потому что ее согласился подвезти торговец шерстью на своей бричке. Человек это был нездешний, что женщина сочла добрым знаком. Можно было надеяться, что после того как он высадит Серену возле «Собаки и скрипки» в Нэрбери, о нем никто никогда не услышит. Так что для братьев она словно растворится в воздухе.
Конечно, от Серены не укрылись красноречивые взгляды торговца и намеки на более близкое знакомство, но мужчина спокойно воспринял ее безучастное отношение к нему. И уехал.
Таверна «Собака и скрипка» служила одновременно и почтовой станцией, здесь меняли лошадей и продавали билеты на проезжавшие через деревню рейсовые кареты, так что Серена без особого труда приобрела билет до Винчестера. Именно туда отправлялась самая ближайшая карета. К тому же в таком большом городе довольно легко затеряться.
Но трехчасовая поездка дала ей возможность хорошенько раскинуть мозгами и задуматься о совершенном побеге.
Она начала осознавать все безрассудство своего поступка, но никакого другого выхода из отчаянной ситуации пока не видела. Уж лучше гулять на свободе с пустым карманом, нежели быть проданной в бордель.
А Серена твердо уверовала, что ее старший брат именно так и поступит, причем без малейших угрызений совести. Он даже не знает, что это такое. Вилл мог бы запротестовать, но он слишком безвольный, чтобы противостоять Тому. Кроме того, надо смотреть правде в глаза — братьям от нее никакой пользы, а вот если продать за деньги…
Однако многочасовые размышления поколебали ее веру в мисс Мэллори. Серена помнила эту леди решительной и очень доброй, но ведь это было восемь лет назад. Она даже не знала, жив ли этот добрый ангел до сих пор. А если мисс Мэллори жива, то неизвестно, как она поступит, когда Серена Ривертон заявится к ней с просьбой приютить ее.
Что она может сделать? Чем помочь?
Предложит ей место учительницы?
Серена чуть не расхохоталась от этой мысли.
Хотя за время брака с Мэтью она и пристрастилась к чтению, потому что, хвала Спасителю, большей частью оставалась в деревне одна, все же никак не походила на интеллектуальную даму, склонную к постоянному копанию в библиотеке. Да и выбор книг в Стоукли-Мэнор был крайне ограничен.
К тому же она была вдовой Мэтью Ривертона.
Сэр Мэтью Ривертон был богатым буржуа, которому присвоили титул баронета за исключительную щедрость по отношению к принцу-регенту. Дело в том, что он подарил принцу Джорджу несколько весьма дорогих, поистине замечательных произведений искусства, которые принц просто жаждал заполучить в свою коллекцию.
Но тем не менее титулом все и ограничилось. Мечты Мэтью о высшем свете не сбылись! Не помог и титул. Когда Мэтью напивался, то начинал жаловаться на злую судьбу и несправедливость: принц так и не ввел его в круг своих ближайших друзей, а жена не могла родить ему наследника.
Но и не имея доступа в Карлтон-Хаус, Мэтью Ривертон приобрел весьма дурную репутацию, вызывая пересуды своими экстравагантными и непристойными приемами. Серена без труда могла представить себе реакцию родителей учениц мисс Мэллори, когда они узнают, что их детей обучает вдова Мэтью Ривертона.
Чему же она может обучать? Вот что им сразу же придет в голову.
И они будут правы. В течение всего ее восьмилетнего замужества Серена никогда не располагала деньгами, так что она полный профан в том, как управлять Домом или экономно вести хозяйство. У нее никогда было особого интереса, да и таланта, к рукоделию, как, впрочем, и к музыке. Покинув школу в пятнадцать лет, Серена имела большие пробелы в образовании.
По-настоящему хорошую выучку она прошла только у Мэтью, а это не те навыки, которые считаются подходящими для приличных юных леди…
Тут Серена обратила внимание на какое-то странное трение об ее сапожок. Женщина взглянула вниз и увидела мужской башмак. А принадлежал он усатому капитану, сидевшему как раз напротив нее. Он улыбался и подмигивал.
Женщина поспешно отвернулась, краска мгновенно предательски залила щеки. Его башмак снова постучал по носку ее сапожка, затем скользнул к лодыжке.
Серена резко развернулась и гневно взглянула на нахала.
Тот удивленно поднял брови, разыгрывая полную невинность, убрал ногу, но распутное выражение — приглашение к флирту — так и осталось в его глазах. Серена поправила капюшон, полностью скрыв под ним лицо. Ох, как же она ненавидела свою внешность, постоянно привлекавшую подобных наглецов.
Серена поняла, что без покровительства какого-либо мужчины будет терпеть подобные домогательства всю свою жизнь или по крайней мере до тех пор, пока с возрастом эта дьявольская привлекательность не поблекнет. Женщина отчаялась найти какую-то достойную защиту.
Если она осмелится искать работу гувернантки или компаньонки без рекомендаций, все двери неминуемо захлопнутся перед ней из-за этой проклятой наружности.
Серена окинула взглядом унылый, серый пейзаж за окном и с тоской признала, что Том был прав.
Видимо, все, что ей остается, это — ремесло проститутки. Как будто сам Господь задумал ее внешность только для этого, а покойный супруг вымуштровал именно с этой целью. Он называл это отвратительно — «постельная работа».
Серена бросила на капитана беглый взгляд. Тот тут же подмигнул ей с гнусной ухмылкой. Его сальные помыслы не оставляли никаких сомнений.
Да будь оно все проклято, с горечью подумала Серена. Уж если выбирать между замужеством и проституцией, то лучше она станет проституткой, но только не в борделе…
Она станет высокооплачиваемой кокоткой. Да-а, уж если ей суждено стать куртизанкой, то дьявольски дорогой, самой лучшей в Англии!
И снова ботинок потерся о ее сапожок. Серена взглянула на капитана с такой яростью, что он отвел глаза и покраснел. Так тебе и надо, наглец! Такие, как Серена, тебе явно не по карману!
Она станет самой дорогой, черт бы вас побрал, шлюхой в Англии!
Если Сил предлагал за нее десять тысяч фунтов, то сколько же она может запросить сама? К тому же то, что она не может забеременеть, будет преимуществом, если она решится пойти в содержанки. Но как устраивают такие дела? Здесь решимость ненадолго покинула женщину, потому что она не имела ни малейшего представления, как ступить на путь греха. К счастью, она вспомнила про Гарриэт Вильсон.
Знаменитая куртизанка появилась как-то на одном из приемов, которые Мэтью устраивал в Стоукли-Мэнор во время охотничьего сезона. Приемы? А точнее, оргии. Серену передернуло от воспоминаний, но она с благодарностью вспомнила, как была добра к ней Гарриэт. Ей было тогда семнадцать, и она наотрез отказалась даже общаться с продажными женщинами.
А Гарриэт была доброй и милосердной.
Серена понимала, почему Гарриэт пожалела ее, семнадцатилетнюю девочку-жену, явно бывшую рабыней при пожилом супруге, заставлявшем ее непристойно вести себя с гостями. К счастью, Гарриэт пресекла все это.
Она даже снизошла до того, чтобы дать ей несколько житейских советов.
— Я бы его бросила на вашем месте, дорогая, — произнесла она однажды, застав Серену в одиночестве.
— Не могу. Он мой муж.
Гарриэт не стала ее разубеждать, а только сказала:
— Если вы когда-нибудь все же решитесь уйти от него, приходите ко мне, дорогая, я помогу вам. Я убеждена, что найду вам покровителя, который будет только счастлив разделаться с Ривертоном. У вас редкий дар, дорогая.
— Я ненавижу все это.
Гарриэт улыбнулась. Ее нельзя было назвать красавицей, однако в ней было нечто, притягивающее мужчин сильнее магнита.
— Дорогая, однажды вы поймете, какая сокрушительная сила заключена в этом. Это как взведенный курок, нацеленный в самое сердце мужчины. Только научитесь стрелять без промаха.
Значит, размышляла Серена, у меня есть оружие против мужчин… если только я сумею понять, как им пользоваться. Что ж, самое время научиться поражать цель, а Гарриэт будет прекрасным учителем. Как только приеду в Винчестер, сразу же куплю билет до Лондона. Однако когда она очутилась в городе знаменитых соборов, то расписание в заполненном суетой дворе почтовой станции недвусмысленно сказало, что сегодняшняя карета на Лондон уже отбыла. Серена с любопытством окинула взглядом толпу и поняла, что не сможет остаться в Винчестере. Здесь братьям проще простого найти ее. И лишь вопрос времени, когда они появятся.
Значит, придется подыскать городок поменьше. Женщина купила билет на ближайший дилижанс до Бейсингстоуна. Пока огромных, усталых лошадей выпрягали, пассажиры отправились перекусить, так что и она потратила несколько монет на пирог у лоточника. Серена все время внимательно оглядывала толпу, не появятся ли братья. Наступили сумерки, а значит, они уже разыскивают беглянку.
Кондуктор громким голосом начал созывать пассажиров на посадку, Серена смахнула крошки пирога с перчаток да так и замерла.
Вилл как раз въехал во двор, быстро обводя его глазами.
Она, согнувшись, спряталась за карету, сердце ее бешено забилось.
Кондуктор вновь позвал пассажиров на дилижанс до Бейсингстоуна. Сначала Серена хотела незаметно проскользнуть в карету и уехать, но не могла с уверенностью судить, заметил ли брат ее. Да и мужчина, продававший билеты, мог вспомнить ее по описанию — почему-то ее всегда запоминали — и сказать Виллу, куда она купила билет. Тогда пассажирская карета превратится в движущуюся ловушку.
Женщина подавила громкое рыдание. Что же делать? И поймала себя на соблазне сдаться. Слишком уж все невыносимо. Ей не выдержать такого огромного напряжения.
Но она должна. Уж лучше действительно умереть, чем выйти замуж.
Главное — улизнуть сейчас от Вилла. Она воспользовалась каретой как прикрытием, чтобы незамеченной выскользнуть со двора на улицу. Взглянув назад, она увидела, что Вилл покупал горячий пирог у того же торговца, который чуть раньше продал пирог и ей. А вдруг Вилл спросит про нее? Но он выглядел таким беспечным, как будто его послали неизвестно зачем.
Слава Богу, что здесь оказался ленивый и глупый Вилл, а не Том. Все же Бог дал ей еще одну попытку!
Серена решительной походкой зашагала по дороге из города, в любую минуту ожидая услышать звуки погони. Но никакого шума не было слышно, и женщина слегка расслабилась. Может быть, ей удастся добраться до следующей деревни.
Тут беглянку осенило, что она слишком заметна на широком почтовом тракте. Чего проще догнать ее, даже Вилл легко сумеет сделать это, устроив на нее охоту, как на обезумевшего зверя. Поэтому, дойдя до первой же проселочной дороги на Херсли, Серена свернула на нее, все время прибавляя шагу, пока в панике не побежала. Когда и эта дорога раздвоилась, женщина пошла направо.
Она уже так запыхалась, что замедлила шаги, пытаясь отдышаться.
Сумасшествие! Это просто дорога в никуда, и Серена сильно сомневалась, что оставшиеся у нее монеты позволят ей добраться до Лондона. Но позади, в Винчестере, ее поджидал Вилл, а она лучше умрет, чем снова попадет в руки братьев!
Еще раз от них ей не сбежать.
Женщина заставила себя продолжить путь. Где-нибудь впереди все равно есть какая-нибудь деревушка, а значит, можно будет как-то добраться до Лондона. Пусть на телеге, а если придется, то и пешком.
Чае спустя Серена устало брела, снова решая ту же самую задачу: действительно ли замужество — участь худшая, чем смерть? Потому что, судя по всему, она выбрала второе.
Медленная смерть от голода. Быстрая смерть от руки бандитов на дороге. Жуткая смерть из-за какого-нибудь насильника. Смерть от холода…
Наступила ночь, а с ней и ледяной холод. Наверное, где-то далеко и существовала деревня Херсли, но можно было умереть, так и не добредя до нее.
Серена всегда знала, что за ее экзотической внешностью прятался весьма практический ум. Именно он позволил ей выжить в браке, когда более чувствительная женщина непременно сломалась бы. Теперь же этот здраво рассуждающий разум подсказывал ей, что второе замужество, даже если будет похожим на первое, все же предпочтительнее, чем смерть от холода, и уж в любом случае лучше смерти от изнасилования.
Серена остановилась, обдумывая эту возможность, и тут же усилием воли заставила себя вновь зашагать по дороге. Стоит ей только сдаться, как она наверняка замерзнет, а она пока еще не готова смириться со смертью от холода на обочине.
Женщина нащупала крошечный кошелек в кармане. Осталось четыре гинеи и несколько мелких монет. Хоть какая-то защита от этого подлого мира, но явно недостаточная, чтобы начать новую жизнь.
Серена проглотила навернувшиеся слезы и подавила панику. Все еще будет хорошо, все устроится, как только она доберется до Лондона.
Она знала многих женщин, которые пришли бы в ужас, узнай они, что она собирается стать куртизанкой. Но для Серены это был как раз тот случай, когда из двух зол выбирают меньшее. Для нее стать высокооплачиваемой проституткой было гораздо предпочтительнее, нежели выйти еще раз замуж. Содержанка, во всяком случае, всегда может оставить своего покровителя, если ее что-нибудь не устраивает. К тому же она зарабатывает деньги, которые принадлежат только ей одной. И она не дает никаких клятв мужчине-покровителю, а значит, он не властен над ней в глазах закона.
Холодный ветер усилился и пронзал ее насквозь, несмотря на теплую накидку и юбки. Ноги у нее совсем окоченели. Серена напряженно всматривалась во тьму, но не видела никаких признаков человеческого жилья. Но ведь поблизости вполне может оказаться хоть какое-то укрытие, убеждала она себя. Кустарники на обочине были высоченные и даже в ноябре, совсем лишенные листвы, так густо переплелись, что не позволяли рассмотреть, что находится по другую сторону.
Женщина снова прибавила шагу, по-прежнему пытаясь решить, что же делать. Она еще могла вернуться домой и выйти замуж за Сила. В конце концов его же собственная склонность к разврату его и погубит. И есть надежда, что он умрет даже быстрее, чем ее первый муж, и уж на этот раз Серена постарается сохранить любое наследство, которое может ей перепасть…
Поймав себя на пораженческой мысли, женщина поняла, что в душе уже отказалась от своего столь практичного выбора.
Проститутка… А сможет ли она ею стать?
Хм, а кем еще Серена была для Мэтью? Не важно, с обручальным кольцом или нет.
По крайней мере так она сама будет распоряжаться своей судьбой.
Шум прервал ее путаные мысли. Стук копыт! Испугавшись погони, Серена резко развернулась.
Карета!
Нет, парный двухколесный экипаж.
Мужчина.
Незнакомый, с невероятным облегчением подумала она.
И все равно сердце ее испуганно заколотилось. Серена вовсе не жаждала попасть в руки любого мужчины в данной ситуации: одна на дороге, ночь, холод, спрятаться негде. Женщина повернулась и заспешила вперед, хотя и понимала, насколько безумна эта попытка перегнать коляску с четверкой лошадей.
Экипаж приближался. Огромные взмыленные гнедые почти догнали ее, но вдруг замедлили ход, затем пошли рядом, словно подлаживаясь под нее.
— Позвольте подвезти вас, мадам?
Изысканная речь, но что хорошего можно ожидать от мужчины, который пристает к одиноким женщинам на дороге? Серена молила Бога, чтобы незнакомец оставил ее в покое.
Экипаж по-прежнему медленно ехал рядом.
— Мадам.
Ну почему он такой назойливый? Серена слегка повернулась, по-прежнему скрытая капюшоном накидки.
— Благодарю вас, мне не нужна помощь.
Она зашагала дальше.
— Мадам, до ближайшего жилья почти две мили, насколько я помню. К тому же тьма кромешная, холод свирепый уже сейчас, и по всем признакам надвигается буря.
Как бы в доказательство его слов резкий порыв ветра швырнул ей в лицо несколько ледяных капель.
— Я не могу оставить вас здесь, — спокойно объяснил он.
Серена поняла, что он не уедет, остановилась и посмотрела на незнакомца. Да-а, этот совсем не похож на робкого торговца шерстью, от него так просто не отделаться. Щеголь, светский щеголь, с ног до головы денди, от модной касторовой шляпы до блестящих сапог. Улыбка на худом красивом лице выдавала, что он слегка подтрунивает. Над ней, между прочим.
— Не хочу пугать вас, мадам, но вот-вот начнется буря, и вам будет небезопасно и даже неприлично остаться одной на дороге в такую пору. И войдите в мое положение, — добавил он с легкой усмешкой, — меня воспитали джентльменом, к тому же доброе сердце — мое вечное проклятие. Я просто не могу бросить вас здесь одну. Если вы настаиваете идти пешком, то мне придется сдерживать гнедых, чтобы всю дорогу ехать рядом.
Серену подкупили юмор и доброта, редко встречавшиеся на ее жизненном пути. Она растерялась и не знала, как ей отреагировать на них. За нее решил порыв ледяного ветра. Женщина отчаянно нуждалась в крыше над головой.
Осторожно подойдя к экипажу, Серена подняла ногу, чтобы забраться. Он протянул руку и резким рывком усадил ее рядом.
Их руки встретились на считанные секунды, к тому же и он, и она были в перчатках. Но даже от этого мимолетного прикосновения у женщины на мгновение перехватило дыхание. Худой и сильный. Она не привыкла к таким молодым людям. Ее отец, братья, муж были сильными, но расплывшимися, обрюзгшими, с руками, напоминавшими окорока.
Когда-то, будучи юной и невинной, Серена посматривала на подобных молодых людей и хихикала над ними со своими подружками, задумываясь порой, кто же из них станет ее судьбой. Но после замужества они исчезли из ее жизни. Этот мужчина пугал ее.
Однако он не делал ничего страшного, а просто умело правил лошадьми, заставляя четверку перейти на быструю рысь.
— Куда вы направляетесь, мадам? Я довезу вас до самого порога.
— В Херсли, — кратко ответила Серена, глядя прямо перед собой и крепко вцепившись в бортик.
Теперь, когда она смотрела на придорожный кустарник сверху, она поняла его тревогу. С одной стороны простирались голые поля, с другой — уныло чередовались лишенные растительности холмы. И никакого жилья поблизости. Тяжелые свинцовые тучи клубились на небе, подгоняемые крепчавшим ветром, а на горизонте он уже свирепо теребил верхушки деревьев.
— Я как раз еду через Херсли, так что мне ничего не стоит довезти вас туда. Кстати, меня зовут Мидлторп. Лорд Мидлторп.
Серена бросила на него подозрительный взгляд. Знавала она нескольких лордов, и ни один ей не нравился. Мэтью был мелким баронетом, а его друзья и вовсе не родовитыми. Богатые, ничего не скажешь, но в основном мелкие сошки. Редкие представители благородных семей, окружавшие Мэтью, были просто отбросами общества. Что было еще одной из причин для гнева Мэтью — сливки аристократии не соблазнялись его расточительной щедростью.
Лорды, которых до сих пор доводилось встречать Серене, были насквозь прогнившими распутниками. И еще она была уверена, что по-настоящему благородные пэры королевства не подбирают случайных прохожих из чистого милосердия. Женщина уставилась на проносившуюся мимо дорогу и размышляла, останется ли она в живых, если спрыгнет с экипажа на полном ходу…
— Позвольте узнать ваше имя, мадам.
— Серена Олбрайт.
И тут же спохватилась, что назвала свое девичье имя.
Почему?
Несомненно, ей хотелось стереть из памяти всякое воспоминание о замужестве. И признаться, она содрогнулась от мысли, что этот модный лорд узнает имя Ривертона и сообразит, что незнакомка и есть та самая вымуштрованная женушка, которой похвалялся ее муж. Откуда ей знать, как далеко он заходил в своем пьяном бахвальстве?
Лорд Мидлторп больше ни о чем не спрашивал, с поразительным умением погоняя лошадей, поскольку ветер усилился, а дорога была хуже некуда. Серена завороженно смотрела на сильные руки, ловко управлявшиеся с поводьями. Затем ее взгляд скользнул по тяжелому плащу со множеством пелерин и перешел на его лицо.
Мужчина не выглядел развратником. Его классический профиль можно было даже назвать красивым. Ее всегда восхищали чистые линии, поскольку собственный носик был слегка вздернут, а глаза имели миндалевидную форму.
Боже, какая же она идиотка!
Серена чуть не расхохоталась. Сидела тут и переживала по поводу намерений своего спасителя, когда еще совсем недавно твердо решила стать на путь падшей женщины!
Так вот же он — претендент в покровители!
Если незнакомец, подобно торговцу шерстью или безденежному капитану, начнет соблазнять ее, то ей надо лишь поддаться на его уловки и назначить свою цену.
Но, оказавшись так близко перед целью, ее разум воспротивился. Пусть этот мужчина молод и красив, но он все же МУЖЧИНА. И будет ждать от Серены того же, чего ожидал Мэтью, делать то же, что делал Мэтью…
Ну, а какой у тебя выбор, подал голос ее здравый смысл.
На этот раз, если все станет совершенно невыносимо, ты сможешь уйти.
Все равно…
Лорд Мидлторп, вероятно, заметил, как ее передернуло.
— Замерзли, мадам? Теперь уже недолго. Но ветер усиливается.
Он хлестнул лошадей, стараясь ускорить их бег. Но уже через мгновение колесо зацепилось за корень, и они чуть не перевернулись. Его с силой бросило на нее, пока он натягивал поводья, чтобы как-то выправить положение.
— Прошу прощения, — выдохнул он, как только снова овладел ситуацией. — С вами все в порядке?
— Да, благодарю вас.
Серена выпрямилась, все еще чувствуя прикосновение его тела.
Но их эмоции на сей счет тут же притупились из-за разбушевавшейся стихии. Ветер теперь непрерывно рвал с нее накидку, словно злобное чудовище, и грозил перевернуть экипаж.
— Воистину, — прокричал лорд Мидлторп, — я, конечно, ожидал бурю, но предвидеть такое… Я вижу ферму справа от нас, мадам. Вы не знаете, они не откажутся приютить нас?
С громким треском с ближайшего дерева отломился толстый сук. Он пролетел рядом с экипажем, так что лорду опять пришлось успокаивать лошадей и ехать дальше.
Серена не слышала, что бормотал незнакомец, и решила, что это даже к лучшему.
— Ну так как? — снова прокричал он. — Боюсь, что нам не удастся добраться до Херсли.
— Не знаю! — прокричала Серена в ответ. — Я не здешняя.
Незнакомец изумленно взглянул на нее, но тут же отвернулся, направляя четверку на разбитую дорогу, ведущую к фермерскому дому. Сквозь голые стволы деревьев маняще пробивался огонек.
Серене некогда было рассуждать, что он подумал о ней. Ветер достиг уже ураганной силы. Близкую к ним копну сена разметало в разные стороны, и невероятной силы порыв чуть не опрокинул коляску.
— Нам лучше выйти и дойти пешком! — крикнул он и, согнувшись, пошел к обезумевшим лошадям.
Серена поняла, что ему не до нее, и неловко выкарабкалась из коляски. Ее тяжелую накидку трепало, словно легчайшую хлопковую ткань, так что она практически не защищала от холода.
Ей удалось добраться до коренной и ухватиться за поводья, скорее для того, чтобы удержаться на ногах, чем успокоить животное. Удалось, правда, и то, и другое; борясь с ветром, они двинулись к фермерскому двору.
Ввалившись во двор, они уже не чувствовали ветра — здесь было много подсобных помещений. Но угрожало другое: в воздухе носились тучи пыли, песка и соломы. Серена выпустила постромки и пониже надвинула капюшон, чтобы защитить глаза от этого летающего мусора. Она увидела, как покатившееся ведро резко ударило лорда Мидлторпа в колено, и он дернулся от боли.
Серена вцепилась в каменную поилку для лошадей, с трудом представляя себе, как она доберется до дома.
С покосившейся кормушки сорвалась доска и просвистела мимо ее головы, прежде чем с грохотом удариться о каменную стенку сарая.
Френсис вовремя заметил, что чуть не произошло несчастье. Боже, да она просто крошечная, ей нипочем не справиться с этим чудовищным ветром.
Он постарался поскорее завести испуганных лошадей в сарай, так что у него наконец высвободились руки. Он схватил женщину и, закрывая собой, начал двигаться к дому.
Он постучал, но в таком шуме никто, разумеется, не услышал их, так что Френсис распахнул дверь и буквально затащил ее внутрь, с облегчением закрыв дверь и отрезав их от разгулявшейся снаружи стихии.
Они оказались в выложенном плиткой коридоре, освещаемом лишь через маленькое окошко. Грязные сапоги и деревянные башмаки стояли рядком, указывая на большое число проживающих. На крючках, вбитых в стену, висели тяжелые плащи и пальто.
В коридоре стояла относительная тишина. И их наконец перестало сбивать с ног разбушевавшимся ветром. Оба несколько минут приходили в себя, пытаясь выровнять дыхание. С глубоким вздохом облегчения Серена откинула капюшон и тряхнула головой.
Френсис остолбенел. Даже растрепанная и бледная, перед ним стояла самая красивая женщина, какую он когда-либо встречал в своей жизни.
Нет, подумал Френсис, это просто нелепо. Он видел множество красавиц — блондинок и брюнеток, худых и пышных…
Но ни одной такой, как эта.
Его завороженный взгляд впитал в себя рыжие волосы, выбившиеся из узла, и безупречные черты лица…
Нет, не безупречные. Губы у нее слишком полные, а короткий носик был отчаянно курносым. А глаза…
Ее глаза тоже нельзя было назвать безупречными. Глубокие, темные и огромные, миндалевидной формы, под тяжелыми чувственными веками. И хотя он точно знал, что такого просто быть не может, эти глаза сияли, как у женщины, только что расставшейся с пылким любовником.
А производимый эффект усиливался, как он понял, исключительно странными духами. Серена просто купалась в аромате, притягательном и неистребимом. В нем отсутствовал запах цветов, такие духи были бы ему знакомы, поскольку ими пользовались его мать и сестры. Этот же аромат состоял из пряных мускусных запахов, так и кричавших о страсти.
Неожиданно он вспомнил, что уже вдыхал подобный аромат у Терезы Бельэар, владелицы первоклассного дома терпимости и самой опасной женщины, какую он знал.
Проститутка.
Серена Олбрайт, должно быть, проститутка.
«Доступная проститутка?» — тут же откликнулась его оптимистически настроенная плоть.
С трудом Френсис припомнил, что необходимо дышать, чтобы не задохнуться. С еще большим трудом он призвал себя к благоразумию. Тереза Бельэар была столь коварной, что едва не погубила его лучшего друга Николаса. Встретить подобную женщину просто бредущей по проселочной дороге могло означать только лишние неприятности, точнее — сплошные неприятности.
Она неуверенно посмотрела на своего спутника.
— Хозяева, вероятнее всего, не расслышали на шего стука, милорд. Не пора ли сообщить им, что у них нежданные гости?
— Я просто соображаю, что сказать им, мисс Олбрайт.
— Что мы просим у них приюта на время бури, наверно? Христианское милосердие не позволит им отказать нам в помощи.
— Все это так, но что мне сказать о вас? Я еду по делу в Веймут, а вы?
Серена удивленно вздрогнула, и Френсис понял, что она хоть ненадолго, но забыла про свои обстоятельства, каковы бы они ни были.
— Может, я пострадавшая из перевернувшейся кареты? — предложила женщина наугад.
— Тогда где же ваши слуги и кучер?
Ее губы дрогнули — что ж, ложь явно неудачна.
— Боюсь, что в таком случае у меня нет никакого объяснения, милорд.
— Мисс Олбрайт, мне надо срочно позаботиться о лошадях, так что времени на обмен любезностями нет. Что я должен сказать о вас?
Серена гордо вздернула подбородок.
— Правду, пожалуй.
Френсис пожал плечами.
— Как вам будет угодно.
Но это будет дьявольски странно воспринято, подумал он.
Френсис прошел к двери в конце коридора, но она открылась раньше, чем он постучал. Сквозь приоткрытую дверь проникали свет, тепло и аппетитные запахи пищи.
— Кто там? — спросил грубый голос, и Френсис увидел дуло ружья, направленного прямо на него.
— Не разбойники, сэр, — быстро произнес он. — Мы просто ищем приюта на время бури. Вы не расслы шали наш стук.
Вероятно, сыграл свою роль его благородный акцент, но ружье опустилось. Говорящий вышел в коридор, оказавшись высоким, изможденным мужчиной с длинной черной бородой. За ним Френсис увидел кухню, полную людей.
— Еще никто не посмел сказать, что Джереми Пост отвернулся от добрых христиан в час нужды. А кто вы такие?
Несмотря на слова, тон был недовольный, а взгляд — колючий и подозрительный.
Увидев перед собой этого ревностного христианина, Френсис мгновенно нашелся:
— Меня зовут Хейл, а это моя жена. Мы хорошо заплатим за ночлег.
Уже секунду спустя Френсис засомневался в мудрости принятого решения, когда расслышал сдавленный протест своей спутницы. Но он был уверен, что иначе нельзя. Уж очень было похоже на то, что этот патриарх вышвырнет Серену Олбрайт на улицу невзирая на погоду, если она не выкажет хоть какое-то подобие респектабельности.
Простую незнакомку еще стерпели бы, но эту эротическую сирену? Да никогда.
И лучше всего было не упоминать титул, если в скором времени тебе предстоит жениться.
Запавшими глазами мужчина рассмотрел их, задержавшись на Серене с явным неодобрением, но затем отступил в сторону.
— Заходите.
Кухня была набита людьми и наполнена ароматом готовящихся на плите блюд. К этому примешивался стойкий запах немытых, потных тел, но Френсису было уже все равно. Он даже подумал, что это, пожалуй, к лучшему, ибо перебьет одуряющий запах духов Серены. Он насчитал около десяти человек разного возраста, пока вел свою спутницу к огню. Прямо над очагом висела вышитая цитата из Библии: «Глаза Божьи повсюду, видят и зло, и добро».
— Шем, Хем, — рявкнул мистер Пост. — Позаботьтесь о лошадях мистера Хейла.
Два мускулистых парня, сидевших на дубовой скамье у огня, угрюмо поднялись на ноги и вышли.
— Сюда, сэр. Присаживайтесь и жену пригласите.
Френсис повернулся помочь своей спутнице снять накидку, с удивлением отметив ее отменное качество. Она была сшита из плотного камлота с опушкой из соболя и, должно быть, обошлась какому-то мужчине в приличную сумму. Под накидкой оказалось суконное платье с таким вырезом на великолепной груди, что мистер Пост точно заполучит судороги. Френсис счел за лучшее отвести взгляд.
Серена Олбрайт, казалось, даже не заметила произведенного ею фурора и старательно стаскивала кожаные перчатки.
И снова глаза Френсиса выхватили самое главное. На ее руке красовались обручальное кольцо и перстень с большим изумрудом.
Она была замужем? Это чудесное создание принадлежало какому-то мужчине, а он позволял ей разгуливать без сопровождения в такую погоду?
— Сара, — тотчас же приказал мистер Пост кому-то из женщин, сидящих за столом. — Передай миссис Хейл свою шаль. Ее продует.
Худенькая девушка поспешила протянуть Серене черную вязаную шаль. Френсис мог бы поклясться, что губы Серены дрогнули, когда она накинула шаль на плечи. Она нежно улыбнулась хозяину.
— Благодарю вас, мистер Пост. Вы так добры.
Джереми Пост яростно взглянул на нее, сжав в зубах длинную глиняную трубку. Френсис понял, что он проклинает ту минуту, когда впустил эту блудницу на свой порог. Френсис и сам испытывал нечто подобное. Они наконец расселись, и Френсис сказал:
— Я благодарен вам за гостеприимство, мистер Пост. То, что творится на улице, просто неописуемо.
Ветер завывал, стекла дребезжали, и периодический грохот говорил о том, что ураган бушует по-прежнему.
— Божья кара всем грешникам на земле, — пробормотал хозяин. — Ну и откуда же вы?
— У меня хозяйство рядом с Эндовером. Френсис нисколько не солгал. Его имение Торп-Прайори располагалось именно там.
— Богатое хозяйство, не сомневаюсь, — с усмешкой сказал хозяин. — «Трудись не для богатства, ищи удовлетворение в собственной мудрости», — процитировал он.
Френсис поднял брови.
— Звучит как напутствие для бездельников. А как насчет «Сильные да достигнут богатства»? — возразил он.
Мистер Пост в замешательстве злобно сверкнул глазами, но Френсиса отвлекли сдавленные звуки. Похоже, его «жена» усиленно сдерживала хохот. Ей надо бы собраться. Если они будут вести себя вызывающе, то, пожалуй, снова окажутся на улице в самый разгар урагана.
Но он терпеть не мог религиозных фанатиков такого толка.
«Испорченная душа, злой человек бродит с искусным языком», — снова процитировал патриарх. — Мы не потерпим безбожников в этом доме, мистер Хейл.
— Я не терплю безбожников где бы то ни было, — дружелюбно поддакнул Френсис, пытаясь быть любезным.
Он всерьез задумался над ситуацией. Выбора у них практически не было, оставалось лишь придерживаться рассказанной лжи и провести ночь в этом крайне неприятном доме.
Френсис осмотрелся.
Здесь чувствовалось определенное благосостояние — судя по мебели и посуде, а также из-за окороков и других продуктов, свисавших с потолка. Но был и налет аскетизма. Одежда была тусклых расцветок, и единственными украшениями в комнате служили, если это можно так назвать, вышитые цитаты из Библии, развешанные в разных местах.
На одной стене он заметил изречение, выжженное на дереве: «Не жалей для него розги, и спасешь его душу от ада». А ниже на небольшом выступе лежала розга, готовая к употреблению.
Сколько же людей подчинялись этому тирану? Четыре женщины были заняты приготовлением ужина, предположительно: миссис Пост с тремя дочерьми. Совсем юный парнишка вращал вертел, а в кресле-качалке посапывала древняя старушка. Да те два молодца, которые пошли присмотреть за лошадьми, Шем и Хем. Можно было биться об заклад, что вращателя вертела наверняка зовут Джафет.
Несмотря на явное отвращение к окружению, Френсис развеселился от мысли, что Джереми Пост явно ощущает себя Ноем, но тогда и фермерский дом — это ковчег посреди бури, не так ли? Френсису пришлось одернуть себя. В этом доме смех наверняка считается грехом.
— Терпеть не могу пришлых, — резкий голос Поста прервал размышления Френсиса.
— Жаль, — кратко ответил он, вытягивая ноги к огню.
— И терпеть не могу всех этих господ тоже, «Лучше меньше, да со страхом Божьим, чем богаче, да с кознями дьявола». Только троньте хоть одну из моих девчонок, и я за себя не отвечаю.
Френсиса передернуло от мысли, что он коснется хоть одной из женщин этой семьи.
— Я здесь вместе с женой, мистер Пост.
— Угу, — буркнул хозяин, бросив ядовитый взгляд на Серену.
Хлопнувшая в коридоре дверь сообщила о возвращении Шема и Хема, и через мгновение они вошли на кухню. Оба застыли при виде Серены, даже прикрытой шалью, да так и остались стоять с открытыми ртами.
— Хватит таращиться, — рявкнул мистер Пост, и парни покраснели и отвели глаза. — Запомните. «Губы чужой женщины медоточивы, но сердцевина ее горька как червоточина».
— Мистер Пост, — любезным тоном произнес Френсис, — если ваши сыновья хоть как-то оскорбят мою жену, я не отвечаю за последствия.
Джереми Пост сжал кулаки.
— Если бы это не было не по-христиански, мистер Хейл, я бы вышвырнул вас с женой снова на улицу.
Френсис спокойно отреагировал на это заявление, его мысли сейчас были заняты другим. Например, как они все разместятся на ночь. А вдруг возникнет ситуация, когда Серена окажется во власти двух сыновей Поста, очень похожих в данный миг на волков, почуявших свою первую телочку.
Оставалось только удивляться, не испытывает ли и он, несмотря на всю свою умудренность, такую же озабоченность, что и парни. Френсис заметил, что мысли о ней неотступно преследовали его. И даже разнообразные запахи на кухне семейства Пост не смогли заглушить этот сексуальный запах. А поскольку она сидела с ним рядом, трудно было не заметить ее мимолетные прикосновения.
Френсис рискнул взглянуть на нее. Ее кожа была изумительной. Как жемчужина — безупречно белая и сияющая каким-то внутренним светом. Она смотрела прямо перед собой, и Френсис с удовольствием отметил, какие у нее длинные и густые ресницы. Впрочем, нос был отчаянно курносым, но он не мог заставить себя посчитать это хотя бы за один недостаток в ее внешности. Просто из-за него она казалась ранимой и похожей на ребенка.
Но совсем не детским было ее спокойствие. Может, от усталости? Или она хорошо владеет собой? Френсис никак не ожидал такого самообладания в падшей женщине. Так она замужем или шлюха? А кем бы он хотел ее видеть?
Френсис напомнил себе, что в скором времени собирается жениться на добродетельной юной леди, и заставил себя отвести глаза.
Казалось, окружающие не сговариваясь пришли к выводу, что молчание — золото, и оно тяжело повисло в комнате. Лишь изредка звяканье посуды да посвистывающий храп старухи нарушали его. Френсис взялся придумывать приемлемые объяснения жизненных обстоятельств, в которые попала Серена, но был слишком утомлен, чтобы вкладывать в это много фантазии и энергии.
Затем накрыли ужин. Простая, но здоровая пища, слава небесам: густой ячменный суп, кусочки ветчины с тушеной капустой и свежий хлеб с джемом из крыжовника. После продолжительной благодарственной молитвы с огромным количеством цитат о добродетелях простой, богоугодной жизни, постоянно противопоставляемой жизни, наполненной безумной роскошью, все принялись за еду. Френсис ел с аппетитом и заметил, что и Серена тоже уплетала за обе щеки. Конечно, он никак не мог знать, когда она ела в последний раз.
Он вообще о ней ничего не знал.
Она, несомненно, была загадкой, потому что какая такая причина вынудила леди брести в одиночку по зимней дороге? Весьма сомнительно, что она была замужем за приличным человеком. Самое правдоподобное, что ему пришло в голову, было то, что она, вдовствуя, стала чьей-то любовницей, и ее бессердечно бросили. Даже если ее добродетели и были под сомнением, не в его характере отворачиваться от какой бы то ни было женщины, попавшей в беду.
Но что же ему все-таки с ней делать?
Поскольку его поездка в Веймут могла оказаться скандальной, он выехал без грума. Но он никак не мог взять с собой эту странную авантюристку. Впрочем, бросить ее здесь он также не мог. Вероятно, когда он сумеет поговорить с ней наедине, то отыщется какой-нибудь выход, можно будет как-то решить ее проблемы, в чем он ей с радостью посодействует.
Но как устроить этот разговор с глазу на глаз в доме, битком набитом людьми?
И лишь в конце ужина он сообразил, что их тет-а-тет устроится сам по себе, без всяких осложнений. Ведь спать им придется в одной комнате.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастье под запретом - Беверли Джо



Отличный роман .читайте все. 10/10
Счастье под запретом - Беверли Джооля
24.04.2013, 15.14





Изнасилованный мальчик девственник, по мне не очень, хотя весьма не обычный сюжет...
Счастье под запретом - Беверли ДжоМилена
7.09.2013, 8.23





Слишком шустрая вдова. Ловко окрутила виконта. Наглядная инструкция, как охомутать нужного тебе мужика.
Счастье под запретом - Беверли ДжоВ.З.,65л.
25.09.2013, 14.46





Эй, , 65 - это возраст - какого хрена лезешь вещать , ты не интересна, когда даешь коммент. Устарела и не недо педалировать свой отстой. Не фаркирусуй.
Счастье под запретом - Беверли ДжоМаришка
25.09.2013, 14.58





Можно почитать. 65-прекрасный возраст для чтения ЛР, а в 25 романы нужно переживать, а не читать.
Счастье под запретом - Беверли ДжоКэт
4.06.2015, 13.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100