Читать онлайн Самый неподходящий мужчина, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самый неподходящий мужчина - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 58)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самый неподходящий мужчина - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самый неподходящий мужчина - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Самый неподходящий мужчина

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Дамарис спала. Мейзи настояла, чтобы она приняла лауданум. Она проснулась, когда были открыты ставни, притуплённая опием, вспоминая пробуждение от другого наркотического сна. Как и тогда, ей не хотелось смотреть в лицо новому дню и людям, которые знали о ее позоре. Но в этот раз о побеге и речи быть не могло. Она не могла бросить Фитца.
Наверняка ей удастся убедить Родгара, что она сама навлекла на себя бесчестье. Даже если он запретит им пожениться, не может он убить Фитца за то, что она его соблазнила. Но теперь она уже достаточно узнала мужчин, чтобы понимать, что может. Предлог для вызова будет придуман какой-нибудь другой, чтобы оградить ее имя, но это случится, и Фитц умрет. Он не станет защищаться, считая себя виноватым.
А повинна она одна. Как могла она не подумать, не понять, что значит для него быть соблазненным женщиной, к которой он не должен прикасаться? Для него, юношей искушенного его невесткой?
У нее опять сдавило горло, но она не станет плакать. Слезами горю не поможешь — разве что удастся разжалобить Родгара. Она побережет слезы для такого случая.
— Поднимайтесь-ка, мисс, — сказала Мейзи наигранно бодро. — Мы выезжаем через час. Я уже собрала почти все вещи, а вам надо позавтракать. Ваша горячая вода здесь. Ох, ну давайте же, мисс, — всхлипнула она, — вы должны.
Прошлой ночью Мейзи объяснила, что ее разбудила мышь, прошмыгнувшая прямо возле лица. Конечно, она закричала. А потом до нее дошло, что Дамарис нет, и она выскочила в коридор звать на помощь. И это страшное ружье выстрелило. Она без конца извинялась между отчитыванием Дамарис за глупость и предсказыванием всевозможных несчастий. И все они по вине Фитца.
Все они возможны, признала Дамарис, выбираясь из кровати, но главное, чтобы Фитцу ничто не угрожало. Она прошла к умывальнику, ощущая перемены в своем теле и болезненную чувствительность, но это лишь усилило ее желание снова быть с Фитцем.
Она разделась, умылась и надела сорочку, ожидающую перед огнем.
— Как ваша рана, мисс? — спросила Мейзи.
Дамарис успела забыть о ней и сейчас потрогала это место.
— Заживает. — В отличие от воображаемой, которая болела и кровоточила.
— Сядьте и поешьте, мисс. Вот ваш шоколад, такой, как вы любите, и хлеб, правда, вчерашний...
Желудок Дамарис взбунтовался, но ей нужны силы. Она выпила шоколада и съела немножко хлеба, глядя на языки пламени.
Она бы пошла с Фитцем на край света, но даже если б им удалось скрыться от Эшарта и Родгара, он никогда не согласится. Он отвезет ее в Лондон, а потом покорится приговору. И возможно, возненавидит ее.
— Мисс Дамарис, ну что же вы? Сейчас придут за багажом. Дамарис надела теплое синее платье. Мейзи усадила ее на стул и переплела косу, закрутила ее на затылке и закрепила шпильками. Если бы и жизнь можно было так просто привести в порядок! Потом она вспомнила спусковой крючок ночных событий. Предлог. Ее завещание.
— Где мой секретер?
— В большом сундуке, мисс. — Мейзи водрузила треугольную шляпу на голову Дамарис и воткнула еще одну шпильку, чтобы держалась. — Зачем он вам сейчас?
Дамарис подбежала к замкнутому сундуку:
— Мне нужна бумага. Ключ!
Мейзи, ворча, полезла в карман, но отомкнула висячий замок и открыла крышку. Она вытащила деревянный ящик-секретер. Дамарис отнесла его на стол, открыла, достала лист бумаги и сняла крышку с маленькой чернильницы. Она, не затачивая, окунула перо в чернила.
Чернильная клякса упала на бумагу. Дамарис хотела было выбросить лист, но какое значение имеет какое-то пятно? Она стала писать, стараясь соблюдать формальность и порядок, которые помнила из материнского завещания. Следовало бы изложить все попроще, но она поймала себя на том, что перечисляет завещательные отказы, которые хотела сделать так, словно она сегодня может умереть.
Она услышала приближающиеся шаги.
— Ну вот, пришли за багажом, мисс. Нет времени писать письмо!
В дверь постучали. Дамарис кивнула, и Мейзи пошла открывать. Вошли двое мужчин, отвесили поклоны и направились к сундуку.
— Кто-нибудь из вас умеет читать и писать? — спросила Дамарис.
До этого мужчины вежливо избегали смотреть на нее, но теперь посмотрели. Один, коренастый, седой мужчина с яркими голубыми глазами, сказал:
— Я умею, мисс.
— Ваше имя?
— Сайлас Браун, мисс.
— Подойдите сюда, пожалуйста, мистер Браун. Это мое завещание, которое я только что написала. Я сейчас его подпишу, а потом хочу, чтобы вы подписали как свидетель.
Мужчина кивнул. Дамарис подписалась, обмакнула перо в чернила и подала ему. Он вывел свое имя ровным, сильным почерком.
— Благодарю вас. Мейзи, ты тоже засвидетельствуешь. Мейзи выглядела слегка напуганной, но она умела читать и писать. Она вытерла руки о юбку, взяла ручку и аккуратно написала свое полное имя — Мейзи Данкотт — под именем Сайласа Брауна.
Дамарис облегченно вздохнула и даже улыбнулась:
— Спасибо вам обоим. Мейзи, теперь можешь убрать секретер.
Она дала слуге крону за услуги. Как только сундук был снова заперт, мужчины унесли его. Чернила на завещании подсохли, поэтому Дамарис сложила его, раздумывая, что с ним делать. Она не хотела оставлять его у себя на случай, если с ней что-то произойдет.
Хотелось бы отдать завещание Фитцу, но ее, вероятно, не подпустят близко к нему. Значит, остается Эшарт.
— Ну, теперь вы готовы, мисс?
Дамарис предприняла попытку улыбнуться:
— Да, конечно. Не волнуйся. Я не схожу с ума. Все утрясется.
— Угу, мисс. — Но на лице Мейзи было такое же сомнение, как и в мыслях Дамарис. Горничная помогла ей надеть накидку и подала темно-коричневые перчатки. Теперь Дамарис была готова встретить этот день. При виде Фитца за дверью она остановилась как вкопанная.
— Эскорт, — бесстрастно пояснил он. — Нападение между домом и каретой маловероятно, но рисковать не будем.
Ей хотелось так много сказать, но он будто заковал себя в лед. Она ожидала этого, но теперь словно в сердце воткнулся железный штырь.
— Спасибо. — Она протянула ему сложенную бумагу. — Возьми.
— Твое завещание? — Да.
— Засвидетельствованное?
— Мейзи и одним из слуг. — Которым?
— Сайласом Брауном.
— Один из людей Родгара. Подойдет. — Фитц положил бумагу в карман сюртука и жестом предложил ей идти вперед под арку.
Дамарис помедлила, лихорадочно пытаясь придумать, что сказать. Яростная стычка растопила бы лед, но она подозревала, что именно благодаря этому льду он держится. Она пошла сквозь строй увековеченных художниками Трейсов, Присов и Стюартов и спустилась по лестнице к остальным. Когда она присоединилась к ним, Фитц остался в стороне.
Интересно, подумала Дамарис, знает ли Талия. Она должна была слышать сигнальный выстрел.
Вошла служанка и сделала книксен.
— Все готово, милорд.
— Мы выйдем через боковую дверь, — сообщил Эшарт. Он выглядел спокойным, однако Дамарис ощущала, что за внешней невозмутимостью пылает огонь. Она сознавала, что он чувствует ответственность за ее бесчестье. Но как ослабить напряжение? — Там менее открыто, чем с фасада, и можно подогнать карету поближе.
Они быстро направились к ожидающей их карете. Шесть лошадей стояли в упряжке и били копытами, выпуская из ноздрей струи белого пара на холодном утреннем воздухе. Дамарис, Дженива и леди Талия поспешили сесть в карету, сопровождаемые Эшартом. Фитц держался на расстоянии, настороженный и готовый отразить любую опасность.
Фитц и Эшарт вскочили на своих лошадей, присоединившись к четырем другим всадникам, и они тронулись в путь. Дамарис хотелось поскорее добраться до Лондона, где лежат ответы, которые обезопасят ее, но ей было страшно.
Что предпримет ее опекун, Черный Маркиз? Хотела бы она обговорить это с Дженивой, но леди Талии могло быть не все известно. И она не была уверена, что существуют слова, способные описать боль и страх, охватившие ее. Она даже не могла наблюдать за Фитцем. Он ехал с противоположной стороны кареты и немного впереди, вне поля ее зрения. Намеренно, конечно. Она взглянула на леди Талию, которая любила и потеряла любимого. Леди Талия ответила ей твердым и даже подкрепляющим взглядом. Но потом ее глаза сделались большими и веселыми.
— Вист на троих, дорогие?
Дамарис согласилась. Лишь бы быстрее пролетело время.
Они часто останавливались для смены лошадей, но нигде не задерживались. Прошло около трех часов, когда деревушки стали попадаться чаще и вдоль дороги потянулись огороды.
Дорога стала оживленнее, и даже рожок грума не мог расчистить путь среди вьючных лошадей, пешеходов, телег и другого транспорта. Дамарис откинулась назад и съежилась на сиденье. Как легко злоумышленнику приблизиться к карете и выстрелить. Возможно, по этой причине Эшарт ехал с одной стороны, а Фитц — с другой. Наконец-то она могла видеть его, своего героя, свою любовь, свое отчаяние.
Дома встречались чаще и были больше, а потом копыта застучали по булыжным мостовым вдоль рядов новых, высоких зданий. Название одной из улиц, где располагались дома из светлого камня, заставило ее вздрогнуть: Розмари-Террас.
Эта улица — часть ее наследства. Она еще не видела ничего из своей собственности. Ощущение было таким необычным, что она смотрела в окно как завороженная.
— Ты кого-то там знаешь? — спросила Дженива.
— Нет. — Дамарис откинулась назад. Какой прок от богатства, если нельзя купить что хочется?
Вскоре они свернули на великолепную площадь. Она располагалась вокруг огороженного парка с прудом. У воды женщина и двое детей бросали хлеб крикливым уткам. Большинство домов были стандартными, но имелись и особняки. Карета свернула во внутренний двор перед самым большим их них. Они прибыли в Маллорен-Хаус, где должны предстать перед Родгаром.
У Дамарис дрожали коленки, когда она вышла из кареты и вместе с остальными вошла в холл, обитый деревянными панелями. Как не похоже на Чейнингс! В камине жарко горел огонь, и яркий свет проникал сквозь веерообразное окно над дверью. Витающие в воздухе пряные ароматы навевали воспоминания о лете. На столе — ваза с рано распустившимися крокусами. Обещание весны. Где она будет, когда придет весна?
Улыбающаяся экономка, бодрые и свежие служанки и лакей стояли наготове, но Дамарис терзалась дурными предчувствиями, молясь о том, чтобы у нее было немного времени, прежде чем придется встретиться с опекуном. Но тут он сам появился из задней части дома.
— Добро пожаловать в Маллорен-Хаус. Леди Аррадейл осталась в аббатстве завершить праздничный прием, а я приехал раньше, чтобы разобраться с этими новыми осложнениями. Спасибо, что предупредил, Эшарт. Дамы, вы хотите пройти в свои комнаты?
На какое-то мгновение Дамарис подумала, что Эшарт сообщил о ее бесчестье, но потом до нее дошло, что это были новости о документах. Если Родгару и было что-то известно о других осложнениях, он не подал виду. Дамарис хотелось убежать, спрятаться от него, но она желала остаться рядом с Фитцем и защитить его от всех напастей.
Она точно не знала, что — трусость или благоразумие — отослало ее наверх с Дженивой и леди Талией. Наверху лестницы она оглянулась на Фитца, стоявшего с элегантной непринужденностью между двумя могущественными людьми, которые могли легко уничтожить его.
Он встретился с ней взглядом и улыбнулся. Если он хотел успокоить ее, то ему это не удалось.
Фитц позволил себе понаблюдать за Дамарис, пока она не скрылась из виду. Осторожничать теперь бессмысленно. Всевидящий маркиз умеет читать по лицам, а Эшарт только что не рычит. Когда она исчезла, он повернулся к двум другим мужчинам, с бесстрастным оцепенением сознавая, что может больше никогда ее не увидеть. Большее, о чем он мог молиться, — это чтобы его умение защищать людей купило ему еще несколько дней отсрочки.
Родгар указал в сторону коридора:
— Не соблаговолите ли пройти в мой кабинет?
Когда они оказались в делового вида комнате, он спросил:
— Бумаги у тебя, Эшарт? Могу я на них взглянуть?
Эш отдал ему сумку.
— Прошу, садитесь, — проговорил Родгар и устроился за столом.
Эш метнул на Фитца испепеляющий взгляд, затем сел, хотя, судя по виду, предпочел бы мерить шагами комнату. Возможно, этот взгляд означал приказ, чтобы Фитц не вздумал располагаться как дома, но он и так предпочитал стоять. Это создавало иллюзию контроля над своею жизнью.
— Что ж, — сказал Родгар, подняв глаза, — брак имел место. — Он сложил бумаги. — Прискорбно.
— Но это не представляет никакой важности, учитывая Акт о престолонаследии. — Голос Эша был бесстрастен.
— Малейшая крупица сомнения расстроит его величество, а волноваться ему вредно.
Фитц гадал, к чему он клонит.
— Я думаю, — развивал свою мысль Родгар, — что принц Генри сочетался узами сентиментального брака с мисс Бетти Кроули, но без свидетелей. Я мог бы составить такой документ, идентичный этому брачному свидетельству, но с этим небольшим изменением. — Он взглянул на Эша. — Слово за тобой, кузен.
Эш резко рассмеялся:
— Ты хитроумный дьявол! О, Бога ради! Все, что угодно, лишь бы покончить с этим.
— Когда все будет готово, бумаги должны быть представлены королю, который успокоит тех, кто нервничает по этому поводу. Это предстоит сделать тебе.
— Таким образом показав, что я добровольно отказываюсь от каких бы то ни было притязаний.
— И подтверждая доброту его величества. — Он взглянул на часы. — Я попросил частной аудиенции у короля в четыре часа, если это удобно.
— Чем скорее, тем лучше, — сказал Эшарт, поднимаясь. — Пойду предупрежу Генри. Он будет в отчаянии. Всего четыре часа. Только-только хватит времени, чтобы напудрить мне волосы. — Он помедлил. — Есть и другие дела...
— Насчет Дамарис.
На мгновение Фитцу показалось, что маркиз действительно видит насквозь, затем до него дошло, что он говорит о ее безопасности.
— Мне следовало предвидеть такую ситуацию, — продолжал Родгар. — Вы правильно сделали, что привезли ее сюда. Эшарт, ты, возможно, предпочел бы остановиться в собственном доме, но присутствие здесь тебя и Фитцроджера усилит ее защиту.
— Я рад твоему приглашению. Вероятно, наша бабушка сейчас в особняке. — Он коротко рассказал о планах вдовы.
Губы Родгара чуть заметно дернулись.
— Наш подарок Франции, — пробормотал он, затем добавил: — Пожалуй, это и к лучшему. Быть может, она будет спокойнее вдали от своих призраков. Что касается Дамарис, вскоре кто-то прибудет с завещанием ее отца, из которого станет ясно, с какого рода врагом мы имеем дело.
Эшарт метнул на Фитца мрачный взгляд и вышел. Потеря доверия друга — еще наказание, которое ему предстоит пережить.
— Ваш доклад, — потребовал Родгар, и Фитц пересказал события, касающиеся бумаг. — Вы все-таки нарушили свое обещание сохранять секретность.
Фитц уже и забыл об этом грехе и сейчас не испытывал раскаяния.
— Мне требовалось содействие Эшарта.
— Но леди Талия?
— Я считаю, что она более благоразумна, чем кажется.
Мгновение спустя Родгар кивнул.
— И если теперь пойдут слухи, они не будут иметь значения доказательств. — Он со щелчком открыл инкрустированную золотом и слоновой костью табакерку и предложил Фитцу, но тот отказался.
— Значит, Эшарту больше ничто не угрожает, милорд?
— Как только король информирует других, что он не опасен.
— Теперь вы мне можете сказать, кто желал смерти Эшарта? Родгар взял понюшку табака, задумчиво разглядывая его. — Если только вы не намерены мстить. Бьют и Камберленд.
Граф Бьют, который многие годы был наставником короля. И герцог Камберленд, дядя короля, безжалостный «мясник» Каллоденской битвы и нежелательный покровитель Фитца.
Родгар закрыл табакерку.
— Камберленд предлагал вас в качестве наемного убийцы. Потрясение было почти таким же глубоким и болезненным, как от потери Дамарис.
— Он считал, что я это сделаю?
— Ему не присуще тонкое понимание. Теперь ваша плата.
— Я ничего не сделал. На Эшарта даже не покушались.
— Возможно, потому, что вы были на страже. Камберленду известны ваши таланты.
Родгар отомкнул ящик стола и вытащил листок бумаги:
— Банковский чек вас устроит? Я могу дать и наличными.
Фитц взглянул на чек в тысячу гиней. Когда-то это было его целью, средством покинуть Англию. Теперь же ничего не значило.
— Благодарю вас, милорд.
— Надеюсь, вы еще немного послужите мне ради Дамарис.
— Конечно, милорд. Но я не возьму за это платы.
— Будете работать из-за любви?
Фитц взглянул на собеседника, но не рискнул ответить.
— Пока она не должна выходить из дома, — продолжал Родгар. — Вы будете охранять ее и в доме, и за его пределами. Но в какой-то момент вам придется уйти, чтобы пополнить свой гардероб. В любой момент ее могут призвать ко двору, и вы должны будете сопровождать ее.
Фитц надеялся избежать этой темы.
— Сомневаюсь, что буду допущен.
— Мой дорогой Фитцроджер, если бы король не допускал всех, с кем связан намек на скандал, его двор был бы весьма малочислен.
— Тут гораздо больше, чем просто намек, милорд.
— Его величество высокого мнения о вас, именно поэтому вас выбрали защищать Эшарта. Мы можем использовать это в вашу пользу. Учитывая вашу роль в возвращении этих документов, его можно будет убедить сделать некоторые подробности вашей службы достоянием гласности. Я представлю вас на ближайшем приеме, если только Эшарт сам не пожелает сделать это. Вы в ссоре?
Шокирующая мысль о том, чтобы быть принятым при дворе — ключ к общественному признанию, — притупила его бдительность, и неожиданный вопрос поставил его в тупик.
Родгар, похоже, принял его молчание или узнал из него то, что хотел. Он вытащил кожаный мешочек из ящика стола.
— Сейчас не время играть у Шебы, — сказал он, бросив его Фитцу. — Это на расходы, не плата, но я по-прежнему рекомендую заведение «Паргетер».
Фитц поймал деньги, еще не придя в себя от потрясения. Он не хотел идти ко двору, вовсе не желал вращаться в обществе, даже если его допустят. За этим будет стоять пренебрежение, и он любой ценой должен избегать Хью.
— Я бы предпочел приступить к поимке злоумышленника, милорд.
— Пока мы не узнаем, кто наследник, придется ждать, и даже тогда его, возможно, не так легко будет отыскать.
Фитц вспомнил о бумаге у него в кармане.
— Этим утром Дамарис составила завещание, так что наследник теперь ничего не выигрывает.
Брови Родгара взлетели.
— Ваша идея?
— Целиком и полностью ее. — Как это, должно быть, раздражает, если ты умная женщина, а все полагают, что за тебя решает мужчина.
— Кто же, в таком случае, ее новый наследник?
— Она не сказала. — Фитц не собирался давать Родгару читать документ без разрешения Дамарис. — Ее главной целью было позаботиться, чтобы убийца в случае успеха не получил ничего.
— Замечательная женщина! То ли поскорее выдать ее замуж от греха подальше, то ли отговорить от замужества, чтобы посмотреть, какой она станет, получив независимость. У вас есть мнение на этот счет?
— У меня, милорд? — Фитц мгновенно насторожился.
— Вы в течение нескольких дней находились с ней рядом.
Фитц понимал, что с ним играют, и сопротивлялся как мог.
— Я высоко ценю мисс Миддлтон. В ней есть храбрость и ум, но ей недостает жизненного опыта.
За исключением того, который она приобрела в его постели.
— Учитывая ее воспитание, она чудо. Итак, следует ли ей выйти замуж?
— Почему бы и нет?
— Необходим подходящий муж.
— У нее на примете герцог Бриджуотер. Родгар вскинул брови:
— Неплохой выбор. Ваш брат в городе.
Резкая смена темы — это как нападение. Новость была плохой.
— Я надеялся, что на зиму он останется в деревне.
— Он был здесь все Святки, недвусмысленно выражая свои насильственные намерения по отношению к вам. Когда будете сопровождать Дамарис куда бы то ни было, надеюсь, вам удастся избежать неприятных инцидентов.
— Я делаю все возможное, милорд.
— А я ожидаю совершенства.
— Я не ваш слуга. — Фитц не собирался бросать открытый вызов, но дело было сделано.
— Я ожидаю безупречности и от своих протеже. Фитц отступил назад, прежде чем успел удержать себя.
— Протеже, милорд?
— Вы человек множества безусловных талантов...
— Бога ради! Посмотрите на мое последнее задание — это же сплошные неудачи и провалы. Дженива бы умерла, если б не знания Дамарис, и только рука Господа спасла самое Дамарис от той стрелы. Прибавьте к этому, что я проглядел то покушение на нее в Тикмануэлле.
Возможно, подумал Фитц, он напрашивается на скорую казнь. Но Родгар и бровью не повел.
— Вы слишком строги к себе. Это признак характера. Я нахожу вас достойным восхищения во многих отношениях, Фитцроджер. Вы могли бы быть полезны мне и, таким образом, Англии. Вы планируете уехать в колонии? Это нецелесообразно по многим причинам.
Фитц обнаружил, что ему трудно говорить.
— И тем не менее, милорд, таково мое намерение. Я уеду, как только мисс Миддлтон будет в безопасности.
Горло сдавило от еще одной безумной печали. Вначале Эш, а теперь и Родгар предлагают ему возможности, о которых он не смел и мечтать. С Эшем это было бы устройство маркизата, с Родгаром — строительство нации.
Но если он останется, даже при условии, что его репутацию можно сделать хотя бы терпимой, Хью будет преследовать его до врат ада, и одному из них придется убить другого.
— Подумайте об этом, — сказал Родгар, словно не замечая его удрученного состояния. Послышался стук в дверь, и он сказал: — Войдите.
Вошедший лакей доложил:
— Здесь поверенный мисс Миддлтон, милорд. Родгар направился к двери.
— Идемте со мной, Фитцроджер.
Фитцу требовалось время и какое-нибудь спокойное место, чтобы прийти в себя, но он сунул мешочек с деньгами в карман и подчинился.
Джентльмен среднего возраста дожидался их в одной из приемных. Мистер Динвидди явно испытывал благоговейный трепет перед обществом, в котором оказался. Его строгий коричневый костюм соответствовал случаю, но Фитц догадался, что он уделил особое внимание своим белоснежным чулкам, прекрасно начищенным туфлям и напудренному парику. Поверенный чуть ли не пополам сложился в поклоне, но Родгар вскоре усадил его и заговорил о правовых делах.
Фитц предпочел стоять, отчасти потому, что мог занять позицию позади Родгара. Он вполне владел собой, но не был уверен, что сумеет скрыть свою реакцию, когда появится Дамарис. И оказался прав. Когда она вошла, сердце его тяжело забилось. И наверное, тоскливое желание отразилось на лице.
Одного взгляда было достаточно. Она опять была в бледно-голубом, отчего казалась холодной и строгой. Однако платье, с его широкими юбками и низким вырезом, было элегантным. Дорогое кружево пенилось на локтях и вздымалось на приподнятой груди. Она благоразумно покрыла плечи теплой желто-золотистой шалью, которая подчеркивала кремовый оттенок кожи.
Он осознал, что смотрел на нее не отрываясь и что Родгар поднялся, поэтому мог видеть выражение его лица.
Сев, Дамарис вопросительно взглянула на него. Рассказал ли Эш Родгару? Он слегка покачал головой.
Она улыбнулась и сказала:
— Мое завещание, Фитцроджер?
Он отдал бумагу. Поблагодарив его, она повернулась к юристу.
— Если хотите поговорить с мистером Динвидци наедине, — подал голос Родгар, — пожалуйста.
— Нет, конечно, нет, милорд.
— Фитцроджер пришел, чтобы обеспечить вашу безопасность, но, думаю, он согласится, что мистер Динвидди не представляет угрозы.
Поверенный усмехнулся, словно это была грандиозная шутка, но Фитц знал, что Родгар не шутит. Он не намерен рисковать.
— Как скажете, милорд. — Он поклонился и вышел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Самый неподходящий мужчина - Беверли Джо



Роман мне очень понравился, интрига романтизм, юмор.....особенно "ГАВ"...роман мне понравился
Самый неподходящий мужчина - Беверли Джоkatolina100
4.02.2013, 12.15





Роману чего-то не хватает. Вроде и герои неплохие, и сюжет есть, и интрига, а читается вяло. Юмор проскакивает временами, стиль скучен, а конец и вовсе соплив: 5/10.
Самый неподходящий мужчина - Беверли Джоязвочка
5.02.2013, 19.05





начинается с последней сцены романа "Зимнее пламя", соответственно, является его продолжением, причем очень даже неплохим. Пару моментов, конечно, противоречат здравому смыслу, особенно быстрое и легкое примирение двух женщин, ранее претендовавших на одного мужчину - в жизни такое маловероятно. Но вообще книга порадовала
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоОльга Сергеевна
28.06.2013, 16.16





Ольга С.ВЫ как поступили бы окажись на месте одной из двух ГЕРОИНЬ.Ваша реальная оценка?
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоНадя
28.06.2013, 16.28





Почему-то возникает чувство, что ощущение отчуждённости и ненужности никому толкнуло Дамарис в обьятия этого странного мужчины. Роман приятный во всех отношениях, включая комичные моменты
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоItis
8.09.2013, 20.24





Роман понравился, очень обаятельный главный герой, да и все другие персонажи хорошо прописаны.Романтично, весело.
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоНадежда
30.10.2013, 9.25





читайте.очень понравилось!!!
Самый неподходящий мужчина - Беверли Джочитатель)
30.10.2013, 22.23





Очень интересный роман, главный герой замечатедьный. Своими моральными принципами и понятием чести. Читайте..
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоМилена
12.11.2013, 6.36





Много перечитала,но этот роман превзошел все ожидания,на фоне заезженных сцен связанных с королем ,нападений и интриг-страсть затмевает все!впрочем чего и добивался автор...страсть ставшая началом большой любви...читайте,не пожалеете
Самый неподходящий мужчина - Беверли ДжоLedi Di
27.12.2014, 22.22





роман с детективным уклоном, сюжет очень захватывает, но в очередной раз героиня сама преследует героя.
Самый неподходящий мужчина - Беверли Джопервая ласточка
9.03.2015, 6.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100