Читать онлайн Рождественский ангел, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественский ангел - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественский ангел - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественский ангел - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рождественский ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Однажды днем Патрик Мур, местный почтальон, подъехал к дому Джудит и выгрузил множество коробок, едва поместившихся в гостиной. Джудит знала, что в коробках лежит заказанная ею одежда. Повинуясь естественному детскому любопытству, Бастьен и Роузи прибежали помогать распаковывать коробки.
Роузи пришла в полный восторг от своего нового розового платья. Бастьен тоже был очень доволен костюмом, сшитым на взрослый манер. Вряд ли стоило ожидать от детей особой радости от нового нижнего белья, и все же им было приятно видеть столь очевидные признаки счастливой перемены в жизни. Роузи не терпелось примерить новое прелестное платье, и Джудит помогла ей справиться с этим делом. Она расчесала блестящие шелковистые волосы бледно-золотистого оттенка и ласково провела по ним рукой. У Роузи были чудесные волосы, но Джудит боялась, что ей, как и покойному отцу, придется накручивать их на папильотки, чтобы не отставать от моды. Чтобы увидеть себя в маленьком зеркале, Роузи пришлось встать на кухонный стол. Потом она спрыгнула на пол, и Джудит едва успела подхватить широкие юбки ее платья, чтобы он не испачкались.
– А теперь твоя очередь, мама. Покажи нам свое платье.
Джудит бережно вынула из коробки шелковое платье цвета золотистого персика и снова восхитилась красотой материи. Украшением платья служили лишь оборки и кант.
– Мама, надень его!
– Нет, не сейчас…
– Ну пожалуйста!
В конце концов она сдалась и пошла в маленькую комнату на втором этаже, чтобы надеть новое платье. В одной коробке с платьем лежала нижняя сорочка из кремового шелка, светлые мягкие лайковые перчатки, прозрачные шелковые чулки, украшенные бабочками персикового цвета, и белые кружевные подвязки, прошитые атласной ленточкой.
Джудит обвела взглядом свою комнату: железная кровать, выщербленные доски на полу, пятна от влаги на побеленных стенах… В такой комнате роскошная одежда казалась подарком сказочной феи.
Наконец она надела на себя всю одежду, морщась каждый раз, когда нежный шелк цеплялся за ее все еще шершавую кожу рук. Чтобы не испортить ткань, Джудит надела на руки перчатки. Застегнуть пуговицы на спине она не смогла. Подойдя к высокому зеркалу на подвижной раме, она увидела себя с головы до ног – платье было просто великолепным! Даже в тускло освещенной комнате ее кожа засияла, хотя на лбу красовалось пятно от сажи – она посадила его, разжигая печь на кухне.
Джудит осторожно спустилась вниз, подобрав юбки до колена, чтобы они не испачкались и не порвались на деревянных ступенях старой лестницы.
Увидев ее, дети ахнули.
– Какая ты красивая, мама! – с нескрываемым восхищением сказал Бастьен, и сердце Джудит дрогнуло.
– Тогда застегните мне пуговицы на спине, – улыбнулась она детям.
Джудит слегка наклонилась, чтобы Бастьен достал до длинного ряда крошечных пуговиц, и, когда он закончил их застегивать, взглянула в зеркало. Высокий гофрированный воротник делал ее шею длинной и стройной, к тому же он чудесно обрамлял ее нежное лицо.
– Ты похожа на шоколадную конфету в гофрированной бумажке, – хихикнула Роузи, и Джудит тоже засмеялась:
– Надеюсь, меня никто не съест.
Ощутив неожиданный прилив почти детской радости, Джудит раскрыла очередную коробку и, достав оттуда русскую накидку, набросила ее себе на плечи. Мягкая шерстяная флисовая подкладка делала ее замечательно теплой и комфортной. Джудит надела капюшон с лисьей оторочкой и взглянула в зеркало. На нее смотрело незнакомое прелестное личико в обрамлении темной красно-коричневой материи и лисьего меха. Оно принадлежало скорее графине, чем Джудит Росситер…
– Мама! Я слышу топот лошадиных копыт! – воскликнул Бастьен, подбегая к двери. – Должно быть, это…
– Леандр! – ахнула Джудит. – Он не должен видеть меня в свадебном платье!
Поспешно сбросив накидку, она подобрала юбки и бросилась вверх по лестнице в свою комнату.
Добежав до двери, она услышала внизу голоса Леандра и Роузи.
– Мама только что убежала к себе в комнату, – говорила девочка. – Она примеряла свадебное платье…
– Ты, я вижу, тоже примеряла обновку, – отвечал ей граф. – Какое прелестное платье, мисс Розетта Росситер, но оно ни в какое сравнение не идет с красотой его обладательницы!
– Папа Леандр, вы так славно говорите, – смущенно проговорила Роузи.
– Только со славными людьми. Что касается Бастьена, боюсь, своей элегантностью он превзойдет меня.
– А что будет на вас, сэр?
– Знаешь, я как-то не подумал, что нужно приобрести что-нибудь особенное.
– Я уверена, у вас много превосходной одежды.
– Пожалуй, ты права. В душе я большой щеголь. Если бы я знал, в чем будет ваша мама, я бы мог послать в Лондон за подходящим костюмом.
– Нет! Не говори графу ничего! – закричала с лестницы Джудит. – Пусть это будет сюрпризом!
Леандр тут же сделал шаг к ступеням лестницы, и Джудит поспешно скрылась в своей комнате.
– Ты сегодня спустишься ко мне? – раздался его голос. – Я хотел взять тебя на прогулку.
– Подождите минутку, – ответила ему Джудит, безуспешно пытаясь расстегнуть пуговицы на спине. Убедившись, что это совершенно невозможно сделать самостоятельно, она высунула голову из-за двери и увидела, что Леандр по-прежнему стоит возле лестницы, скрестив на груди руки.
– Не можешь расстегнуть пуговицы? – догадался они лукаво улыбнулся.
– Пожалуйста, попросите Бастьена подняться ко мне.
– Но я-то уже здесь!
– Вы не должны видеть мое платье до свадьбы.
– Оно исчезнет как дым, если я его увижу? Какая соблазнительная перспектива…
– Леандр! – призвала его к порядку Джудит, думая о присутствовавших где-то поблизости детях.
– Даже при таком тусклом свете я вижу, как ты покраснела. Ты понимаешь, что до нашей свадьбы осталось всего три дня? Что изменится от того, что я поднимусь к тебе и помогу расстегнуть пуговицы на платье…
Джудит вспомнила слова Бет относительно того, что графу захочется самому раздевать свою жену, и покраснела еще больше. Услышав, как он поставил ногу на первую ступеньку лестницы, Джудит отчаянно вскрикнула:
– Нет! Не смейте!
– Жаль, – с улыбкой произнес он и пошел искать Бастьена.
Вся дрожа, Джудит вернулась в свою комнату.
Сейчас Леандр дразнил ее, но в ближайшем будущем шутки превратятся в реальность, относительно которой ее мучили смутные подозрения. Она вспомнила, как в юности вместе с сестрами бегала к реке, чтобы искупаться в одной нижней сорочке. Они боялись, как бы их не увидел в таком виде кто-то из мужчин, но было в том страхе что-то сладкое, приятное… Сейчас у нее было именно такое чувство.
Вошел Бастьен и помог расстегнуть пуговицы.
– Мне кажется, глупо делать такие застежки на платье, – сказал он. – А если бы ты была одна? Так бы и застряла в нем.
– Если бы я была одна, я не смогла бы застегнуть эти пуговицы. К тому же это дамское платье, а у дам всегда есть горничные.
– У тебя нет горничной.
– Но будет. Ступай, сними свой красивый костюм и аккуратно повесь его в шкаф, чтобы он не помялся, да смотри не испачкай его.
Аккуратно повесив свое свадебное платье в гардероб и накрыв его простыней от пыли, Джудит снова надела старенькое черное платье и спустилась вниз.
– Вы считаете, мне понадобится горничная, милорд? – спросила она.
Он поцеловал ее руку, потом коснулся губами щеки.
– Разумеется. Возможно, ты захочешь выписать квалифицированную прислугу из Лондона?
– Но ведь мне понадобится хотя бы одна горничная уже во время нашего путешествия.
– Зачем? – хитро улыбнулся граф. – Для этого у тебя есть я. Кстати, я не собираюсь брать с собой камердинера.
Джудит не знала, что на это сказать, и отвернулась.
– Я все еще не вполне уверена в правильности вашего решения взять с собой детей. Для них это будет долгое и утомительное путешествие, – сказала она наконец.
– Но ведь они часть нашей семьи, и им все равно придется когда-нибудь проделать это путешествие. Мы никуда не торопимся, будем подольше отдыхать на остановках.
На самом деле Джудит опасалась, что он потеряет вся терпение, в течение многих дней сидя в одной карете с детьми. Бастьен и Роузи неизбежно начнут ныть, капризничать и ссориться друг с другом.
– Но тогда это путешествие не станет для вас по-настоящему свадебным, милорд, – попыталась она переубедить графа.
– Это не только мое, но и твое свадебное путешествие.
– Да, но вы забываете, что я уже была замужем.
– Как раз этого я никак не могу забыть, – вздохнул граф, в его глазах мелькнуло что-то нехорошее. Впрочем, он тут же взял себя в руки и, улыбаясь, сказал: – Хотя, признаюсь, мне иногда кажется…
Не договорив, он нежно поцеловал Джудит в губы, что уже начинало ей нравиться. Обняв ее за талию, он скользнул руками выше, ладони коснулись груди.
По телу Джудит пробежала дрожь, сердце затрепетало… И в этот момент на лестнице зазвучали детские шаги. Леандр вздохнул и выпустил ее из объятий.
Они уже собирались ехать на прогулку, когда Леандр сказал:
– Неужели ни в одной из твоих коробок нет ничего подходящего, что можно было бы надеть сейчас на прогулку?
– Нет, эта одежда не для прогулок.
– Тогда ты купила не все необходимое.
Эти слова графа прозвучали диктаторски, и Джудит, гордо вскинув подбородок, шагнула вперед.
– Прошу прощения, если вам стыдно показаться со мной на люди, милорд.
Он ловко схватил ее сзади за край платья.
– Ну-ну, не надо быть такой обидчивой, не то я начну целовать тебя прямо здесь и сейчас, а мимо окон, между прочим, идет викарий.
Джудит напряженно улыбнулась преподобному Килигру, и тот улыбнулся ей в ответ.
Как только викарий скрылся из виду, она гневно повернулась к графу.
– Мы же договаривались, – невозмутимо произнес он, – что ты перестанешь носить траур.
– Перестану, когда мы поженимся.
– Уверен, твой первый муж не поставил бы тебе в вину розовое платье, – вздохнул Леандр.
Он все еще думал, что она намеренно носит траур по мужу. Ей казалось крайне нелепым, что Леандр мог считать память о Себастьяне достойным соперником той радостной действительности, которую являл собой граф. Впрочем, Джудит тут же почувствовала угрызения совести. Себастьян по-своему обожал ее и заботился, к тому же он подарил ей двух чудесных детей. Как ей только не стыдно забывать все хорошее, что было в прошлом, ради этого весьма легкомысленного графа!
– Извини, – холодно сказал Леандр, – больше не буду к тебе приставать с одеждой.
Джудит взглянула на него, не зная, что сказать ему утешительного, чтобы не оскорбить при этом память Себастьяна. Не найдя подходящих слов, она промолчала.
Они медленно шли по полям, вдыхая морозный воздух и разговаривая об обычных повседневных вещах. Дети собирали орехи и разноцветные листья. Бастьен подбежал к ним с пригоршней каштанов. Вытащив перочинный ножик, Леандр срезал верхнюю оболочку. В отличие от катания обруча это занятие было ему хорошо знакомо. Леандр и Бастьен с видом знатоков оценили блестящую поверхность каштанов, обсудили, какой из них окажется крепче в игре.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Потом Бастьен осторожно продел сквозь каштаны бечевку. Победитель должен был получить по одному узлу на своей бечевке за каждый разбитый каштан противника.
– Знаешь, – сказал Леандр Бастьену, – ведь я не умел играть в каштаны и даже не слышал о такой игре, пока не пошел в школу.
– Правда? А почему? – удивился Бастьен.
– За рубежом в такие игры не играют. В школе мне пришлось научиться многому…
– А мне понравится в школе, папа Леандр? – нахмурившись, спросил Бастьен.
– Надеюсь, да. Впрочем, так не бывает, чтобы все было хорошо. Трудные переживания и испытания – это часть обучения в школе. Но, будь уверен, Бастьен, если тебе придется совсем уж туго, ты сможешь поменять школу или даже вернуться домой и заниматься с домашними учителями.
– Вряд ли мне понравится домашнее образование, – буркнул Бастьен. – Если я буду все время сидеть дома, как я научусь жить среди других людей?
– Похоже, мы понимаем друг друга, – улыбнулся Леандр.
Джудит было приятно, что Бастьен все больше привязывается к Леандру и доверяет ему. И в то же время она опасалась, что скоро будет вытеснена из их мужского союза.
– Меня будут бить в школе? – неожиданно спросил Бастьен.
– Я не знаю ни одного мальчика, которому удалось бы избежать школьных наказаний, но ты можешь попытаться стать исключением из правила.
– Меня еще никогда не били. Это больно?
– А ты сам как думаешь?
Бастьен замолчал, и Джудит чуть было не заявила, что ее сын отправится в школу только через ее труп! Она начала понимать мать Леандра и сочувствовать ей. Возможно, она не столько цеплялась за сына, сколько пыталась оградить его от жестокостей и несправедливостей жизни. Самой Джудит никогда не доводилось быть очевидицей физических наказаний, но она знала, что преступников наказывают плетьми, что солдат и моряков подвергают порке в армии и на флоте. Будучи дочерью викария, она отлично знала, какие жестокие наказания бытуют в семьях бедняков.
Какую дорогу в жизни выберет ее сын? Юриспруденцию, церковь, армию? Так или иначе, ему придется решать судьбы людей.
– Я не трус, папа Леандр, – решительно сказал Бастьен. – Я только боюсь, что заплачу…
Леандр сочувственно погладил его по голове и сказал:
– Крепко сожми зубы и смотри в одну точку, а когда все закончится, убеги подальше и найди место, чтобы выплакаться.
– Ты тоже так делал? – напрямик спросил Бастьен.
Джудит заметила, как щеки графа покраснели.
– Да, именно так, – нехотя проговорил он.
Просияв, Бастьен помчался собирать листья.
– Это правда? – тихо спросила Джудит.
– Что я плакал тайком? Да, плакал, но не в школе. У меня была отличная выучка еще до школы.
От этих слов графа у нее по спине пробежал холодок. Какое же детство было у него! И что же будет с Бастьеном?
– По-моему, вы говорили, что ваш отец не был жестоким человеком, – с трудом выговорила она.
– Он не был жестоким, зато я был непослушным ребенком.
– Мне трудно в это поверить, – пробормотала Джудит. – Уж не захотите ли вы и Бастьена пороть, чтобы «научить» его терпеть еще до школы?
Тяжелые веки графа прикрывали его глаза, и Джудит не могла понять их выражения.
– Конечно же, я не стану этого делать, – отозвался он наконец. – Как только мы приедем в Сомерсетшир, я возьму Бастьена в гости к Николасу Делейни. Возможно, он даст мальчику дельный совет относительно организации новой «компании повес». У нас наказания были редки и не чрезмерны.
– Но ведь для матери совершенно естественно быть нежной и мягкосердечной по отношению к своим детям! – выпалила Джудит.
– Разумеется, – согласился Леандр и тут же добавил: – Именно поэтому детям нужны отцы.
Бросив на графа гневный взгляд, она решительно пошла вперед. И все же ясно, что Леандр не будет жесток к ее детям и наверняка сумеет направить Бастьена к успешной карьере гораздо лучше, чем это мог бы сделать Себастьян.


До свадьбы оставалось всего три дня, и Джудит почти закончила подготовку к отъезду. Дом стал полупустым и печальным. Крупные вещи уже были уложены в ящики и почтовой каретой отправлены в Темпл-Ноллис. Среди вещей были книги, портрет Себастьяна и несколько коробок с заметками и не опубликованными стихами. Казалось странным отправлять в это в дом нового мужа, но выбросить наследство Себастьяна она просто не могла. К тому же эти вещи могли оказаться бесценными для выросших детей.
Новая одежда была аккуратно упакована, чтобы сопровождать владельцев в путешествии. Бастьен и Роузи собрали по коробке, куда каждый из них уложил свои книжки и любимые игрушки. Джудит увидела в этих коробках очевидный хлам, но не стала возражать. Чем только не дорожат дети!
Впрочем, она сама тоже долго не могла решить, что делать с первым подвенечным платьем, которое было ей уже слишком мало, но все же бережно хранилось, пересыпанное сухой лавандой от моли. В конце концов Джудит его выбросила, зато сохранила написанное рукой Себастьяна стихотворение, которое он принес ей в первый день знакомства, четырнадцать лет назад.
Теперь перед ней стоял последний вопрос – что делать с кулинарными заготовками к Рождеству и вином из ягод бузины? Не было никаких причин хранить их, можно было отдать какой-нибудь бедной семье, которых в Мейфилде немало. С другой стороны…
Вошла Роузи с котенком на руках.
– Мама, почему ты так сердито смотришь на пудинг? – удивленно спросила она.
– Я просто думаю, кому бы его отдать, детка.
– Отдать наш пудинг? – возмущенно переспросила Роузи.
– Видишь ли, нет никакого смысла везти его в Темпл-Ноллис. Я уверена, тамошний повар сделал десятки гораздо лучших пудингов.
– Но это же наш пудинг! – воскликнула Роузи. – Мы его сделали! Я загадала желание! В нем серебряный шестипенсовик.
Она разрыдалась. Котенок соскочил с рук и убежал подальше от опасности. В кухню вбежал Бастьен.
– Мама хочет отдать наш рождественский пудинг! – всхлипнула Роузи.
Бастьен не заплакал, но в глазах мелькнула горестная тень. Джудит сдалась:
– Хорошо-хорошо, мы возьмем его с собой. И сладкие пирожки тоже. И все остальное…
Дети сразу повеселели, и Джудит тоже улыбнулась. Ведь и ей не хотелось отдавать рождественские угощения. Для Темпл-Ноллиса они были ничтожны, но делали их с любовью, они оплачены жестокой многодневной экономией. Раз уж на то пошло, она и дети выберут какой-нибудь укромный уголок в Темпл-Ноллисе и тайно отпразднуют там Рождество.
– Вино мы тоже возьмем с собой, – сказал Бастьен. – К рождественскому обеду ты всегда ставила бутылку вина, а в этом году ты обещала дать мне попробовать.
Джудит с сомнением посмотрела на десять бутылок молодого вина и одну откупоренную, прошлогоднего урожая.
– У лорда Чаррингтона много разных вин, Бастьен.
– Но это же другие вина!
Джудит снова уступила просьбам детей в надежде, что карета окажется достаточно вместительной.
– А как же наши рождественские ленточки и китайские фонарики? – спросил Бастьен.
Это были их маленькие рождественские сокровища. Вздохнув, Джудит сказала:
– Их уже нет… Они были совсем старые и буквально разваливались от малейшего прикосновения. Мы найдем другие. – Видя готовые сорваться с детских губ слова протеста, она поспешно продолжила: – Мы начинаем новую жизнь, в которой все будет по-другому. Возможно, у лорда Чаррингтона есть свои Рождественские сокровища.
На самом деле она сильно сомневалась в этом. Вряд ли у графа могли оказаться такие вещи.
– Когда мы приедем в Темпл-Ноллис, – решительно сказала Джудит, – нам придется потратить немало времени на изготовление новых елочных игрушек. Я уверена, в таком большом доме найдется много места для рождественских украшений.
Дети не были слишком рады ее словам, но согласились. Джудит отослала их в местный паб «Пес и куропатка», чтобы спросить у его хозяина, мистера Хопгуда, как лучше упаковать одиннадцать бутылок вина.
Вечером того же дня они были приглашены на чай в Хартуэлл, и за ними в карете приехала Бет. Джудит очень хотелось надеть одно из своих новых платьев, но она все же решила до конца выполнить свое решение не снимать траур до свадьбы. Изменив фамилию, она изменит и одежду.
Ей очень нравилась Бет Арденн и нестерпимо хотелось поговорить с ней о некоторых волнующих вещах, но Джудит не знала, как завести об этом разговор. Она даже не знала, с чего начать.
Когда они приехали в Хартуэлл и дети, выпрыгнув из кареты, побежали вперед, Бет коснулась руки Джудит и участливо произнесла:
– Вы сегодня выглядите очень озабоченной.
– Это просто нервы… – улыбнулась Джудит. – Свадьба – это целое испытание, особенно такая…
– Я уверена, у вас с графом все будет хорошо. Вы оба уравновешенные люди, не склонные к крайностям.
– Я тоже так думаю, – кивнула Джудит, но в душе не могла не признаться себе, что, несмотря на дипломатическую выучку Леандра и собственный многолетний опыт семейной жизни, отношения между ними иногда грозили перейти разумные границы.
Войдя в дом и снимая верхнюю одежду, Бет сказала:
– Граф был бы счастлив, если бы вы отказались от ношения траура.
– Да, но мне кажется целесообразным не снимать траура до свадьбы.
Казалось, эти слова не убедили Бет, поэтому Джудит прибавила:
– К тому же мои новые платья настолько красивы и не повседневны, что я просто не могу надевать их для работы по дому. Леандр хочет, чтобы я ничего не делала, но он не понимает, как много нужно сделать, чтобы освободить дом, упаковать все вещи и подготовиться к переезду.
– Это правда, – улыбнулась Бет. – Совсем недавно я думала точно так же. Мне понадобилось немало времени, чтобы привыкнуть к небрежному обращению с дорогими вещами. У меня просто руки дрожали, когда я пользовалась фарфоровой посудой. Им этого не объяснить! Они с самого рождения были окружены богатством и привыкли к нему, как к чему-то совершенно естественному.
– Бет, вы действительно бедно жили до замужества?
– О да! Разве вы этого не знали? Я была заурядной учительницей в школе для девочек в Челтнеме.
– Из вас получилась великолепная маркиза!
– Да? Среди лондонского светского общества я до сих пор чувствую себя самозванкой.
Взявшись за руки, они направились к мужчинам. Сердце Джудит согревал тот факт, что Бет Арденн удалось превратиться в знатную даму. Значит, и она сможет стать настоящей графиней.
Они довольно долго пили чай, и под конец детям уже не сиделось на месте. Джудит разрешила им поиграть в саду.
– Бастьен, – сказала она, – ты должен присмотреть за сестрой, и не подходите слишком близко к лошадям без сопровождения взрослых.
Когда дети ушли, Леандр спросил Джудит:
– Почему им нельзя близко подходить к лошадям, дорогая? Ты думаешь, лошади их съедят?
Джудит не хотелось оказаться предметом насмешек в обществе других людей, и она сухо ответила:
– Как известно, лошади кусаются.
– Эти не кусаются. Все лошади Люсьена, как и он имеют безупречное воспитание. Правда? – повернулся он к другу.
– Только не втягивай в это меня, – пробормотал марки.
– Мы с Джудит пойдем на веранду, – дипломатично сказала Бет, поднимаясь с места. – Присоединяйтесь к нам, когда закончите беседу.
Леандр усмехнулся, глядя на дверь, за которой скрылись дамы.
– Она чрезмерно опекает и защищает своих детей, и это мне не очень нравится.
– Ей долгое время приходилось одной заботиться о детях – сказал Люсьен. – Она очень умная женщина. Я уверен, все встанет на свои места, когда бремя воспитания с ней разделят гувернеры и домашние учителя. Бог мой, я в детстве виделся с родителями только в установленное время и не чаще. Уверен, твое детство в этом смысле было таким же.
– Во всяком случае, именно так обстояло дело с отцом… Однако сомневаюсь, что такое правило семейной жизни понравится Джудит. По правде говоря, мне это тоже не слишком нравится. Я уже как-то привык, что дети все время вертятся под ногами… А как поступишь ты, когда у тебя будут свои дети?
Встав из-за стола, мужчины направились вслед за дамами на веранду.
– Думаю, я буду уделять им больше внимания, чем мне мой отец, – задумчиво произнес маркиз. – Может, я последую примеру Николаса. Ты уже знаком с его дочерью Арабел?
– Нет, я еще не виделся с Николасом. Но ведь его ребенку еще нет года. Как можно быть знакомым с младенцем?
– В случае с Арабел можно, – улыбнулся Люсьен. – Она живое воплощение всего прелестного, что бывает в детях. Бет говорит, что далеко не все дети такие чудесные, но я уверен, если у Николаса получился такой ребенок, то получится и у нас!
– Несколько опрометчивое заявление, – пробормотал себе под нос Леандр.


Джудит нравилось общество супругов Арденн. Разговор с ними был всегда живым и интересным, в нем часто затрагивались политические и философские темы. При этом Джудит никогда не чувствовала себя посторонней – при необходимости она всегда получала разъяснения по тому или иному вопросу. Разум Люсьена, как и разум его жены, был похож на обоюдоострое лезвие. Супруги часто имели противоположные мнения относительно одного и того же предмета, но Джудит с удивлением видела, что противоречия не приводили к взаимным обидам. Оба были поразительно начитанны, эрудированны в очень многих областях знаний и в спорах часто цитировали великих людей прошлого и настоящего.
В какой-то момент Люсьен принес из библиотеки книгу на греческом языке, чтобы доказать свою правоту. Леандр вступил было в спор относительно верности перевода, но довольно быстро замолчал – он не очень любил слишком ученые споры. Джудит втайне была этому рада – ей вовсе не хотелось постоянно жить в атмосфере философских бесед.
Граф любил рассказывать анекдоты из жизни светского общества, и один из них – о том, за каким занятием застали в укромном уголке некоего герцога и его супругу во время светского бала в Санкт-Петербурге, – привел Джудит в страшное смущение. Особенно ее смутил намек графа на то, что он сам был бы не прочь испробовать вкус такой забавы. Заметив яркий румянец на ее щеках, Леандр засмеялся и предложил прогуляться посаду.
Джудит хотела спросить Бет, доводилось ли ей когда-нибудь бывать на месте той герцогини, которая была застигнута во время бала за любовными утехами с супругом, и что она вообще думает на этот счет, но не посмела.
Джудит решила, что лучше при первом удобном случае дать понять графу, что она никогда не согласится на подобное.
Они медленно шли к реке по обсаженной ракитником аллее. Неожиданно раздались громкие голоса. Им навстречу выбежала заплаканная Роузи и с ревом бросилась к матери.
– Что случилось, милая? – склонилась к ней Джудит.
– Бастьен! – давясь слезами, крикнула девочка, и сотня ужасных предположений мигом пронеслась в голове Джудит. – Он пошел посмотреть на лошадей, и папа Леандр очень рассердился, и Бастьен убежал, а папа Леандр кричал на него… Мне страшно!
Роузи разразилась горькими слезами, от которых сердце Джудит чуть не разорвалось. Вот и все! Вот и конец сладкому самообману! Джудит выпрямилась и передала плачущую Роузи в руки встревоженной Бет.
– Присмотрите за ней, пожалуйста…
– Джудит… – начала было Бет, но та уже бежала по тропе вниз к реке.
Люсьена нигде не было видно, зато на некотором отдалении был хорошо слышен громкий сердитый голос Леандра. Подобрав юбки, Джудит бросилась через луг по направлению к фруктовым деревьям.
Там она нашла Леандра, который кричал, уперев руки в бока:
– Бастьен! Я не собираюсь искать тебя! Выходи и получи по заслугам!
В ответ не раздалось ни звука. Бедный Бастьен! Должно быть, он был до смерти напуган! Может, Леандр уже ударил его. И всего лишь за то, что мальчик хотел посмотреть на лошадей!
Сдерживая слезы, Джудит решительно шагнула к Леандру и, сняв с пальца обручальное кольцо с бриллиантом, протянула ему символ предстоящей свадьбы:
– Возьмите, милорд! Наша помолвка отменяется!
Его глаза грозно сверкнули.
– Что это с тобой, черт побери?
– Как вы смеете так со мной разговаривать?! – вспыхнула Джудит.
– Да ты святого доведешь до проклятий! Ты что, всерьез против того, чтобы я отругал Бастьена?
– Я против того, чтобы вы его пугали!
– Я вовсе не пугал его! Хотя надо было… Ты знаешь, что он натворил?
– Да, и это вряд ли можно назвать серьезным проступком!
– Неужели? А я-то думал, ты заботишься о своих детях. Будь моя воля, я бы выпорол его за это. Но тогда твоя нежная душа была бы оскорблена?
Силой втиснув кольцо в его кулак, Джудит развернулась и отчаянно крикнула:
– Бастьен! Иди сюда! Тебе больше нечего бояться! Я никому не позволю причинить тебе боль!
– Поверить не могу, что все это происходит наяву, – сокрушенно пробормотал Леандр.
В ответ на крик Джудит не раздалось ни звука. Она прижала ладони к лицу и тихо проговорила:
– О Боже! Где же он может быть?
– Разумеется, побежал домой.
Джудит бросила на графа испепеляющий взгляд:
– У вас каменное сердце, сэр!
С этими словами она поспешно ушла, чтобы забрать дочь.
Прислонившись к дереву, Леандр разглядывал оставленное в ему кольцо с бриллиантом. Он должен был радоваться счастливому избавлению от бедлама, но радости почему-то не было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественский ангел - Беверли Джо



Один раз можно прочитать.
Рождественский ангел - Беверли ДжоКэт
29.05.2013, 16.09





Странное желание главного героя навесить на себя кучу всяких объязательств можно было бы понять, если б им руководила любовь, а то союз с женщиной старше его на 5 лет, с двумя детьми без любви выглядит,мягко говоряя, нелепо
Рождественский ангел - Беверли ДжоItis
4.09.2013, 21.54





Скучновато, не хватает романтики))
Рождественский ангел - Беверли ДжоМилена
5.09.2013, 10.05





Мне очень понравились и книга и фильм ♥
Рождественский ангел - Беверли ДжоМарина
9.01.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100