Читать онлайн Рождественский ангел, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественский ангел - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественский ангел - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественский ангел - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рождественский ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Лишь через четыре утомительных дня Леандр, Николас и Росситер достигли Лондона, поскольку задержались из-за неожиданного сильного снегопада на холмах Даунс. В Лондоне они сразу отправились в дом Николаса на Лористон-стрит, где его слуги были давно приучены к самым неожиданным поступкам хозяина. Когда Росситера надежно заперли в специально отведенной для этой цели комнате, Леандр отправился выяснять размеры украденной им суммы. Была суббота, и Леандр должен был попасть к издателю до закрытия конторы, иначе им пришлось бы ждать нужной информации до понедельника.
Когда Алджернон Брауни узнал о мошенничестве Тимоти Росситера, он без всяких колебаний предоставил все необходимые сведения мужу вдовы Себастьяна Росситера.
– Поверьте, милорд, я ничего об этом не знал. Самого мистера Себастьяна Росситера я видел только один раз. Думаю, ему не нравилось ездить в Лондон. Он подписал все необходимые документы, доверив брату вести все дела. Смотрите, вот копия этих документов, – сказал издатель, протягивая Леандру бумаги.
Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что Себастьян Росситер поступил в высшей степени глупо, если не сказать больше.
– Как же он не понимал, что его стихи приносят деньги, притом немалые?
Мистер Брауни недоуменно пожал плечами:
– Он писал мне только с просьбой о специальных изданиях, за которые платил сам, напрямую. Вы хотите сказать… – он сильно побледнел, – что его брат присваивал себе всю прибыль, да еще позволял ему платить из своих средств за специальные издания? А его вдова… Графиня… Милорд, я настаиваю на возвращении ей денег!
С этими словами он положил на стол перед графом несколько банкнот. Леандр взял их, чтобы успокоить совесть издателя.
– Вы должны мне верить, милорд, – горячо продолжал мистер Брауни, – я и понятия не имел, что его вдова живет в стесненных обстоятельствах.
Сев за бухгалтерские книги, они довольно быстро подсчитали, что за двадцать лет Тимоти Росситер украл у своего талантливого брата почти тридцать тысяч фунтов стерлингов.
– Вот это да! – покачал головой Леандр. – Неужели можно столько заработать стихами?
– Они были и остаются чрезвычайно популярными, милорд. Как вы хотите распорядиться будущими денежными поступлениями?
Леандр удивленно взглянул на издателя:
– Вы хотите сказать, что прибыль продолжает поступать?
– Разумеется. Его книги продолжают пользоваться стабильным спросом. – Кинув на Леандра острый взгляд проницательных глаз, издатель вкрадчивым голосом продолжил: – Книга с новыми, посмертными стихами пользовалась бы огромным спросом, милорд.
– А у вас есть такие стихи?
– Пока нет, но я… я спрашивал леди Чаррингтон об оставшихся после смерти Себастьяна Росситера стихах, незаконченных или отвергнутых им самим… Она сказала, что таковых нет. Возможно, более тщательные поиски могли бы?.. – тактично предположил он.
Леандр понимающе улыбнулся:
– Не имея от этого никакой прибыли да еще заплатив сотню гиней из собственных денег, она не могла поддержать вашу идею издания новой книги. Если в результате более тщательных, как вы говорите, поисков будут найдены какие-либо новые стихи, их судьбу будет решать моя жена, хотя лично я не имею ничего против – это означало бы дополнительные денежные средства для детей. Боюсь, из прежних гонораров уже мало что осталось. Насколько нам удалось понять из бессвязных объяснений Тимоти Росситера, именно подошедшие к концу деньги заставили его прибегнуть к более решительным мерам.
С этими словами Леандр встал, пожал издателю руку и вышел.
Тридцать тысяч фунтов, думал он, возвращаясь на Лористон-стрит и разглядывая освещенные витрины магазинов. Неожиданно он остановился и засмеялся. В витрине книжного магазина была выставлена подборка книг Себастьяна Росситера. На его глазах купили две книги – еще один почитатель стихов о Джудит, еще несколько пенни в пользу Бастьена.
Леандр вошел в магазин, взял книгу Себастьяна и открыл ее наугад. В стихотворении говорилось о неземной любви к Джудит и несколько раз упоминалось ее имя. Взяв другой сборник, он снова раскрыл его на первой попавшейся странице. И опять в глаза бросилось имя Джудит.
Прочитав несколько стихотворений, Леандр пожал плечами и пробормотал:
– Вот скукотища!
Рядом словно из-под земли вырос продавец.
– Что желаете купить, сэр?
Леандр положил книгу на место.
– Эта книга пользуется спросом? – повернулся он к продавцу.
– О да, сэр. Это один из самых покупаемых авторов. Пользуется особой популярностью у дам.
Покачав головой, Леандр медленно вышел из магазина. Как мог он соперничать с памятью о неземной любви? Каким бы простофилей ни был этот Росситер, его сентиментальные стихи безошибочно находили дорогу к женскому сердцу и навсегда покорили Джудит.
Едва слышно выругавшись, он поймал себя на сильном желании разбить витрину книжного магазина. Куда подевалось его хваленое самообладание? Как теперь жить рядом с Джудит, не обжигая ее ревностью к покойному Росситеру?
Вот это поворот судьбы! Он не хотел быть связанным узами брака с любящей его женщиной, потому что не мог ответить на ее чувства. Теперь же они поменялись местами! Ему хотелось осыпать жену подарками, посвящать ей стихи. А ведь ему, как никому другому, было известно, что это за мука – быть любимым, но не любить.
Очнувшись от горестных размышлений, он увидел, что стоит перед витриной продовольственного магазина. Спускались сумерки, магазин должен был скоро закрыться. Что ж, подумал он, если нельзя окружить жену любовью, он окружит ее комфортом и житейскими радостями. Войдя в магазин, он купил большое количество самых разнообразных съестных припасов и на вопрос радостно улыбающегося продавца о том, куда доставить покупки, рассеянно ответил:
– Темпл-Ноллис, Сомерсет.
Глаза продавца удивленно раскрылись.
– Хорошо, сэр. В понедельник ваш заказ будет отправлен.
– Сколько времени займет доставка?
– Около недели, сэр, а то и больше – Рождество на носу…
– Тогда я отправлю покупки почтой.
– Почтой?! Но…
– Именно так. Как называется постоялый двор, где останавливаются почтовые дилижансы?
– «Лебедь», сэр… Но…
– Вот и отошлите все покупки туда.
Быстро добравшись до «Лебедя», Леандр нанял почтовый дилижанс, запряженный четверкой лошадей, и надежного человека для сопровождения груза, предупредив его о том, что продовольствия будет много. Потом он отправился покупать вино, крепкие спиртные напитки, фрукты, индейку, двух гусей и двух уток. Все это должно было обеспечить семье сытные рождественские праздники.
Вернувшись на Лористон-стрит, он рассказал Николасу о результатах визита к издателю и случайно упомянул о своих продовольственных закупках.
– И ты отправил все это почтовым дилижансом? – переспросил Николас.
– А как еще я мог ускорить доставку? Давай лучше поговорим с Росситером относительно его громадного долга.
– Ах, Ли, я всегда восхищался твоим размахом, – улыбнулся друг.
Выяснилось, что имущество Росситера, хотя и первоклассное, стоит не так уж много.
Быстрый осмотр и проверка бухгалтерских книг выявили истинное положение дел.
– Да вы почти все растратили! – покачал головой Николас, обращаясь к скрючившемуся в кресле у пустого камина Росситеру.
– Сначала я почти ничего себе не брал, – жалобно пробормотал тот. Похоже, он счел Николаса человеком, с которым можно договориться. Это было обычное заблуждение всех, кто общался с Николасом. – Сначала я оставлял себе совсем немного как плату за услуги, – продолжал скулить Росситер. – Первые книги не приносили большого дохода, знаете ли… Да и Себастьян не нуждался в деньгах. Отец оставил ему небольшую ренту, в то время как мне предстояло самостоятельно зарабатывать на жизнь… Брат жил в деревне, где не на что тратить деньги.
– Но его вдова жестоко нуждалась в средствах, – сурово произнес Николас.
– Я отсылал ей небольшую сумму, – гордо заявил Росситер.
– Пару сотен в год! – возмутился Леандр. – Да ты…
Он тут же осекся, понимая всю бессмысленность призывов к совести этого ничтожества. Больше того, его мучила мысль о том, что если бы не этот негодяй, Джудит никогда бы не вышла за него замуж.
– Похоже, с этого мерзавца взять нечего, – устало произнес Леандр. – Николас, пусть он возьмет свои жалкие пожитки с собой. Давай покончим с этим и поедем домой. – Грозно выпрямившись, он повернулся к Росситеру: – Пошел прочь отсюда! Я оплачу твой проезд при условии, что ты никогда сюда не вернешься!
Камердинеру был дан приказ собирать вещи хозяина. Росситера снова заперли, и друзья сели обедать.
– Самое неприятное, что нам придется ждать до понедельника, чтобы найти судно, в скором времени отправляющееся в другую страну, и договориться о перевозе еще одного пассажира. Боюсь, мы едва успеем все сделать к самому Рождеству, – сказал Николас.
– Прости, это из-за меня… Послушай, зачем тебе ждать? Почему бы тебе не вернуться домой прямо сейчас? Я сам все сделаю.
– Не нужно просить прощения. Мы непременно найдем подходящее судно и посадим на него этого мерзавца. Это будет первое семейное Рождество для нас обоих. Обещаю тебе, ничто этому не сможет помешать.


В воскресенье Джудит отправилась в церковь вместе с Элинор и поняла, что простые сельские церкви ей больше по душе, чем кафедральные соборы.
Пройдя пешком милю, отделявшую усадьбу Николаса от деревни, они присоединились к местным прихожанам. Церковь была очень простой и старой. Полы в ней протерлись десятками поколений прихожан, стены уже начали крошиться от времени. Фронтон украшало изображение ясель, вокруг которых Мария, Иосиф, бык, осел и ангелы ожидали появления Иисуса на свет божий. В церкви не было обученного хора, поэтому пели сами прихожане всех сословий и возрастов. Вокруг Джудит раздавались их нестройные голоса, поэтому и ей самой было не стыдно за отсутствие голоса и музыкального слуха, и она с удовольствием пела все исполнявшиеся гимны.
В понедельник уже можно было надеяться на возвращение Николаса и Леандра при условии, что им удалось выполнить все задуманное с максимальной быстротой. Джудит старалась не смотреть на дорогу в ожидании путешественников, но весь день чувствовала себя не в своей тарелке. За время недолгого знакомства с Леандром она никогда не разлучалась с ним, и теперь его отсутствие казалось ей невыносимым.
Ей нужно было чем-то заняться, чтобы скоротать время ожидания, и она решила, что лучшим выходом из положения будет укрощение и приручение усадьбы Темпл-Ноллис.
Ехать туда без Леандра было страшновато, но если Джудит станет дожидаться мужа, у нее не останется времени на украшение дома и его подготовку к Рождеству. Она предложила детям поехать вместе с ней.
– Конечно, мама! Поедем! – радостно закричали они.
Опасаясь за своих гостей, Элинор решила тоже поехать вместе с ними в Темпл-Ноллис.
– Мне все равно не сидится на месте в ожидании Николаса, – сказала она. – К тому же мне давно хотелось посмотреть на вашу знаменитую усадьбу. Мы возьмем с собой несколько слуг на тот случай, если их не хватает в вашем доме. Будет весело!
На следующий день они отправились в путь в двух каретах. В одной ехала Джудит с детьми и горничной, в другой – Элинор и Арабел со своей няней. Чуть раньше в усадьбу отправилась еще одна карета – со слугами и провиантом. К домашним заготовкам Джудит были добавлены некоторые припасы семьи Делейни.
Когда в поле зрения появился Темпл-Ноллис, Джудит еще раз восхитилась его совершенными пропорциями и слегка испугалась масштабу предстоявших работ по подготовке дома к празднику, это казалось ей сродни задаче вычерпать реку столовой ложкой. Но Джудит была полна решимости воплотить в реальность все задуманное.
Она обрадовалась, увидев во внутреннем дворе человека, – значит, в доме есть люди! Возможно, Люси уже удалось нанять слуг.
После некоторого колебания она велела кучеру ехать через главные ворота, чтобы войти в дом через парадный вход и сразу увидеть его во всем великолепии.
– Боже мой! – ахнула Элинор, оказавшись в вестибюле. – Как здесь красиво! Но очень холодно и как-то страшно…
– О Боже! Не надо было мне позволять вам ехать сюда, – сокрушенно проговорила Джудит. – Боюсь, нам всем придется сидеть на кухне – это единственное теплое место в доме.
Бастьен и Роузи ошеломленно оглядывались по сторонам, раскрыв от изумления рты. Арабел радостно гукнула и отправилась ловить цветных солнечных зайчиков – отблески цветных оконных витражей.
Послышались торопливые шаги, и перед ними появилась пухленькая горничная. Почтительно присев в реверансе, она прощебетала, глядя то на одну даму, то на другую и не зная, кто хозяйка дома:
– Миледи…
– Я леди Чаррингтон, – помогла ей Джудит. – Как вас зовут?
– Дженни Флинт, миледи.
– Дженни, это миссис Делейни. Старшие дети мои – мисс Роузи и мастер Бастьен. Эта малышка – Арабел Делейни. А теперь скажите мне, сколько в доме слуг?
Горничная снова нервно присела в реверансе.
– Пока только десять человек, миледи, да еще те, что приехали раньше вас в карете с провиантом. Большинство из нас уже служили в этом доме, так что нам известны здешние порядки. Боюсь, нет только старших слуг, миледи. Они скорее всего уже успели получить работу в других домах.
– Семья Чарлза Ноллиса еще здесь?
– Нет, миледи. Они уже уехали в поместье Стейнингс, но миссис Ноллис велела сказать вам, что это совсем недалеко и если вам понадобится помощь…
– Сейчас нам нужна не помощь, а комнаты для меня, моих детей и гостей. Что можно для этого сделать, Дженни?
– Все спальни уже готовы, миледи. Об этом позаботилась миссис Ноллис. Осталось только разжечь огонь в каминах.
Джудит довольно улыбнулась:
– Спасибо тете Люси.
Она подумала об огромной великолепной гостиной и о том, сколько времени уйдет на то, чтобы согреть это громадное помещение.
– Нет ли в доме какой-нибудь небольшой комнаты, которую мы могли бы временно использовать как гостиную, Дженни?
Горничная погрузилась в размышления, что было вполне понятно – маленьких комнат в этом сказочном дворце не было. В конце концов она нерешительно сказала:
– Могу предложить разве что комнату-ларец, миледи.
Джудит и Элинор недоуменно переглянулись.
– Ведите нас туда, – решительно сказала Джудит.
Взяв детей, они двинулись по коридору, стены которого были увешаны великолепными картинами, а в нишах стояли ценные предметы искусства. Дети ступали осторожно, почти на цыпочках, испытывая благоговейный страх перед столь необычной роскошной обстановкой. Даже Арабел затихла на руках у матери, сосредоточенно посасывая большой палец.
Горничная открыла дверь в комнату, где было совсем темно, потом поспешно раздвинула шторы на окнах. Света прибавилось, но в комнате все равно царила темнота, потому что на потолке и стенах висели живописные панно в темных тонах.
– О Боже! – в который уже раз за этот день сказала Джудит.
Комната действительно оказалась довольно маленькой – всего в два раза больше ее гостиной в Мейфилде. Там были камин и несколько кресел.
– Прошу вас, Дженни, пришлите кого-нибудь разжечь огонь в камине и приготовьте нам чаю.
Горничная поспешно удалилась исполнять хозяйские распоряжения. Дети смотрели вокруг широко раскрытыми глазами, потом сели у окна и стали рассматривать речку. Никто так и не снял верхнюю одежду.
– Похоже, это отличная живопись, – сказала Элинор, разглядывая стены и потолок. – Причем старинная.
– Необычная отделка, – согласилась Джудит. – Но мне нравится здесь, я чувствую себя словно внутри шкатулки с драгоценностями. Теперь вы понимаете, как трудно будет превратить этот дворец в человеческое жилье, особенно для меня.
– Почему особенно для вас? – спросила Элинор.
– Потому что я к этому не привыкла…
– Но это же ваше преимущество! Не бойтесь, делайте так, как хотите.
Джудит нервно засмеялась:
– Не уверена, что осмелюсь. Наши с Леандром вкусы не всегда совпадают.
Она рассказала Элинор историю о домашнем вине из ягод бузины, и обе дамы от души посмеялись.
– В том-то и дело, дорогая Джудит, что вино ему понравится, когда он его попробует, – решительно заявила Элинор.
Но у Джудит такой уверенности не было.
Вскоре в комнату вошел молодой слуга и быстро разжег огонь в камине. Спустя несколько секунд в камине весело загудело пламя – в дымовых трубах дворца была отличная тяга.
В комнате потеплело. Потом все выпили горячего чаю и почувствовали себя гораздо лучше.
Оставив детей на попечение двух горничных, Джудит и Элинор надели свои накидки и отправились осматривать дом-дворец. Хотя Темпл-Ноллис не был таким уж большим, в нем были длинные извилистые коридоры, в которых можно легко заблудиться. Впрочем, обе дамы скоро поняли, что центром дома был большой вестибюль, к которому так или иначе вели все коридоры и лестницы.
В доме было десять отличных спален, две из которых явно предназначались хозяину и хозяйке. Собственно говоря, только хозяйская спальня и имела вид жилого помещения, – очевидно, в ней жил старый граф, – остальными же никто не пользовался. Джудит не была уверена в том, что Леандр захочет здесь спать, но все же мысленно отвела ему эту комнату со всей ее обстановкой, включая массивную кровать, украшенную родовым гербом и резными херувимами.
В спальне хозяйки стояла кровать, похожая на позолоченную гондолу. Заостренная передняя спинка кровати подхватывала и поддерживала светло-зеленую шелковую драпировку, собранную в складки на стенах, покрытых фресками, изображающими уличные венецианские сценки.
Прочие комнаты имели более традиционный вид, но каждая была украшена чем-то особенным – обоями ручной росписи, гобеленами, картинами. Ковры и шторы превосходного качества были тщательно подобраны к интерьеру каждой комнаты. Картины в массивных рамах, скульптуры и прочие предметы искусства были расставлены по комнатам с кажущейся небрежностью.
Элинор выбрала себе комнату наугад, соседнюю отвели для Арабел и ее няни.
– Ох, боюсь, наша девочка не захочет спать в своей комнате после того, как поживет в такой роскоши и таком великолепии, – шутливо сказала Элинор.
Джудит велела разжечь камины во всех спальнях, потом спросила Элинор:
– Как вы думаете, в этом доме есть детская или комната для занятий?
Им пришлось спросить об этом горничную. Когда Джудит увидела комнаты, предназначенные для детей, у нее дрогнуло сердце. В самом сердце грандиозного замка старого графа Чаррингтона таилась прелестная детская, рядом с которой была комната для школьных занятий, достаточно большая для игр и достаточно маленькая для комфорта и уюта. Там были большие окна, пропускавшие много света. Рядом располагались четыре простые спальни, пригодные для детей. В двух из них стояли маленькие детские кровати. Здесь же были комнаты поменьше, для прислуги.
Старый граф надеялся, что в его доме будут жить дети – дети его наследника, а не дети Чарлза Ноллиса. Как печальна, если не трагична, история этой семьи!
Справившись с волнением, Джудит сказала:
– Надо подумать, может, детям лучше переселиться сюда с несколькими слугами, чтобы сразу привыкать к своей будущей жизни в этом доме.
К ее удивлению, Бастьен и Роузи обрадовались такому предложению. Им явно не нравились огромные размеры комнат в главной части дома, зато пришлась по душе идея своего маленького детского государства в большом государстве взрослых. Двум горничным было велено спать в соседних с детскими комнатах и заботиться о детях.
Как только с этим было покончено, все отправились осматривать дом дальше. Экскурсия по дому проходила почти в полном молчании, поскольку часто повторявшиеся восхищенные возгласы быстро всем надоели. Красота и убранство комнат были совершенны и неотразимы. Теперь Джудит поняла, почему этот дом так угнетающе действовал на Люси. Изменить в нем что-либо значило нарушить общую гармонию, но в своем изначальном виде он был совершенно мертв и непригоден для жизни большой семьи.
Как же ей быть, чтобы превратить дворец в домашний очаг?
В ту ночь Джудит ложилась в свою новую постель, с тоской вспоминая о муже. Ей отчаянно хотелось, чтобы Леандр был сейчас здесь, рядом с ней. Утонув в пуховой перине, она расхохоталась, но за этим смехом слышались слезы.
Спала Джудит плохо, в голове вертелись бесконечные мысли о переделке дома.
На следующий день Джудит созвала свои войска, то есть всех, кто был в доме, в главный вестибюль. Она стала излагать заранее продуманную речь, слегка пугаясь звонкого эха. В этом огромном пространстве, похожем на церковь, хотелось говорить шепотом, и ее решительный голос делал речь похожей на проповедь:
– Темпл-Ноллис, – говорила она, – это очень красивый дом, строительство которого велось много лет. Теперь строительство закончилось, и ему пора стать настоящим домашним очагом, в котором удобно жить всем – и хозяевам, и слугам.
Она пыталась понять реакцию слуг. Она боялась, что они, возможно, тоже относились к дому как к святыне, не подлежащей осквернению.
– Мы все должны бережно относиться к собранным здесь драгоценным предметам искусства, – продолжала говорить Джудит. – Но человеческому жилью свойственно портиться и изнашиваться, и это нельзя считать катастрофой.
Среди слуг прошла волна непонятного ропота.
– Ради нашего общего удобства нам нужно внести кое-какие изменения, – храбро сказала Джудит. – Приходите ко мне со своими соображениями на этот счет, и я выслушаю каждого из вас.
Она сделала паузу на тот случай, если кто-то хотел высказать свое мнение или задать вопрос, но все хранили молчание. Это даже хорошо, подумала она, что здесь нет старших слуг.
– Первое, что я хочу сделать, – это разжечь огонь в каждом камине. Нужно прогреть весь дом. Если для этого не хватит дров, нужно достать запас. Расскажите всем жителям окрестных деревень, что я готова заплатить за хорошие дрова.
После этих слов у многих загорелись глаза. Время было тяжелое, послевоенное, и деньги были всем очень нужны.
– Мне также нужны слуги. Если вы знаете кого-либо, кто ищет работу и согласен пойти ко мне, направляйте сюда.
На лицах слуг появились осторожные улыбки.
– И еще я хочу, чтобы все эти постаменты и вазы перенесли в коридор, ведущий в танцевальный зал.
Ей казалось, что именно для танцев предназначался самый большой зал с огромным количеством зеркал. И снова никаких возражений.
– А сейчас большинство из нас отправится собирать зеленые ветки для украшения дома к Рождеству. Оставшиеся будут готовить сладкие пирожки и ромовый пунш к нашему возвращению.
Слуги радостно оживились, и Джудит поняла, что все будет хорошо.
Поскольку слуг в доме было мало, Элинор и Джудит самостоятельно распаковали свои вещи. Некоторые из вещей Джудит не распаковывались с тех пор, как она увезла их из Мейфилда. Теперь многое казалось совершенно не к месту. Что, к примеру, делать с глиняной кошкой, которую Бастьен выиграл в прошлом году на сельской ярмарке в Михайлов день? На самом деле Джудит хотелось с гордостью поставить ее на самое видное место в гостиной, но это было бы уж слишком.
В конце концов глиняная кошка и прочие вещицы в том же духе нашли свое место либо в детских комнатах, либо в спальне Джудит. Когда дело дошло до портрета Себастьяна, Джудит задумалась всерьез, не зная, как поступить. Сначала она хотела спрятать его подальше, потом решила повесить в комнате для школьных занятий, но в конечном итоге ни один из этих вариантов не удовлетворил ее. Она чувствовала себя виноватой перед его памятью.
Потом она вспомнила о библиотеке. Ну конечно! Вот где портрет поэта будет на своем месте! К тому же библиотека в этом доме не была часто посещаемым местом. В отличие от Бет и Люсьена они с Леандром не были слишком большими любителями книг.
Джудит позвала слугу и велела ему перенести портрет Себастьяна в библиотеку и повесить его там вместо французского пейзажа. Картина Никола Пуссена была гораздо лучше и дороже, но ее замена на портрет покойного мужа успокоила совесть Джудит. Теперь среди многочисленных полок с толстыми книгами в дорогих переплетах Себастьян мог вечно глядеть вдаль в ожидании вдохновения, а ей самой не придется видеть портрет чаще, чем несколько раз в год.
Во всем доме стало уже гораздо теплее, но Джудит все еще не хотела снимать шерстяную шаль. Последние вазы исчезли из главного вестибюля, чрезмерная официальность атмосферы растворилась в общей суете и детских голосах. На какое-то мгновение Джудит остановилась и подумала, что Леандру может не понравиться такая перемена, но потом вспомнила, что ему самому была не по вкусу музейная обстановка. К тому же все, что она сделала, можно было при желании восстановить в прежнем виде. Ей доставило большое удовольствие объявить детям, что теперь они могут играть в вестибюле в мяч.
Потом она отправилась на кухню, не без оснований опасаясь, что там нет достаточного запаса провизии. Там она разговорилась с кухаркой, миссис Пардо.
– Скажу вам правду, миледи, я не умею готовить замысловатые кушанья, но могу отлично зажарить мясо или испечь вкусный пирог.
На кухонном столе стояли три большие формы с яблочными пирогами, ожидавшими завершения и установки в печь.
– Спасибо, миссис Пардо, что вы любезно согласились поработать у нас кухаркой. Простая английская еда – это именно то, что нам сейчас нужно. Я хотела спросить вас, что из провизии у нас имеется в наличии и где можно купить недостающее.
– У нас есть все самые основные продукты, миледи. Миссис Ноллис за этим следила, так что в хранилищах имеются фрукты и тому подобное. Но у нас нет ни миндаля, ни апельсинов, ни лимонов. У нас мало птицы, поскольку в Темпл-Ноллисе нет своего птичьего двора, а местные фермеры уже давно прекратили нам поставки.
– Что ж, – вздохнула Джудит, – скажите местным жителям, что я готова покупать у них птицу по хорошей цене. Ничего, как-нибудь справимся.
При таких расходах деньги, которые дал ей Леандр, должны были очень скоро кончиться, и все же ей хотелось полностью расплатиться с простыми людьми.
– Мне бы очень хотелось видеть на столе рождественского гуся, – задумчиво произнесла Джудит, машинально жуя ломтик яблока.
И словно в ответ на ее слова в кухню вошел Джордж и поставил на пол корзину с большим шипящим гусем.
– Что будешь делать с этим красавцем, Милли? – весело поинтересовался он у кухарки, потом заметил Джудит и почтительно снял шляпу: – Добрый день, миледи.
– Здравствуй, Джордж! Откуда этот гусь? – удивилась она.
– Из Лондона, миледи, – улыбнулся слуга. – Прислан почтовым дилижансом. Никогда не видел ничего подобного! Целый дилижанс еды!
– Дилижанс? – изумленно переспросила Джудит. – Кто же его прислал?
– Да граф же, миледи! – спрятал улыбку Джордж.
Джудит расхохоталась:
– Вот это да! Так разгружайте скорее!
С глупой улыбкой на лице она смотрела, как слуги таскали в кухню корзины с утками и курами, мясо в запечатанных глиняных горшках, головы сыра, ветчину, копченую семгу, мешки орехов и сухофруктов.
– Да, миссис Пардо, – сказала Джудит, – нам не придется голодать в это Рождество.
– Уж что-что, только не это, миледи, – улыбнулась кухарка. – Я уже пеку сладкие пироги, а скоро у вас на столе будут лучшие в этих краях лимонные пирожные.
Джудит отправилась к Элинор, чтобы рассказать ей о событиях на кухне.
– Прислал провизию почтовым дилижансом? Вот это да! – улыбнулась Элинор. – Николас говорил, что Леандр способен на самые неожиданные поступки.
Джудит подумала, что Леандр привык жить в мире дворцов и драгоценностей, а она, его жена, намеренно стирает блеск с его собственного дома-дворца.
Взволнованная этой мыслью, она оглядела гостиную и пришла в ужас. Кресла были переставлены в другом порядке, детское одеяльце лежало на золотистом атласе дивана, на полу валялась тряпичная кукла, у камина свернулся в клубок котенок…
– Боже мой! – расстроенно пробормотала Джудит.
– Ничего страшного, – успокоила ее Элинор. – Он не рассердится. Никто не захотел бы жить в том доме, каким он был. Теперь в него возвращается жизнь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественский ангел - Беверли Джо



Один раз можно прочитать.
Рождественский ангел - Беверли ДжоКэт
29.05.2013, 16.09





Странное желание главного героя навесить на себя кучу всяких объязательств можно было бы понять, если б им руководила любовь, а то союз с женщиной старше его на 5 лет, с двумя детьми без любви выглядит,мягко говоряя, нелепо
Рождественский ангел - Беверли ДжоItis
4.09.2013, 21.54





Скучновато, не хватает романтики))
Рождественский ангел - Беверли ДжоМилена
5.09.2013, 10.05





Мне очень понравились и книга и фильм ♥
Рождественский ангел - Беверли ДжоМарина
9.01.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100