Читать онлайн Рождественский ангел, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественский ангел - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественский ангел - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественский ангел - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рождественский ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Джудит Росситер со стоном выпрямилась над стиральным корытом. Ужасно болела спина. Джудит ненавидела день стирки. В одном углу маленькой кухни кипятились простыни и нижнее белье. В другом Джудит выкручивала разноцветную одежду. Руки покраснели, вся кухня была наполнена тяжелым кислым паром.
Она уже почти закончила стирку, но домашней работе, казалось, не будет конца. Джудит удалось наскрести немного денег, чтобы купить сухофруктов для рождественского сладкого пирога, а это означало, что предстоит очищать изюм от косточек – еще одно неприятное занятие.
Наверное, стоило посмотреть на это с другой стороны – бедность сократила количество изюма, который следовало очистить от косточек.
Джудит снова вздохнула. Может быть, если положить в начинку побольше яблок, никто не заметит, что изюма слишком мало. Она была полна решимости во что бы то ни стало устроить для своих детей настоящее Рождество.
Швырнув последнюю тряпку в корыто, она позвала Роузи помогать развешивать белье.
Стоял чудесный день поздней осени. Воздух был свежим и чистым, небо – безоблачно синим, листья на деревьях были красно-коричневыми и золотыми. Несколько листьев медленно спланировали на устилавший землю золотистый ковер.
Когда Себастьян был жив, они любили в такие дни гулять по полям и рощам. Пока Себастьян придумывал изящные поэтические строки и записывал их в тетрадь, дети бегали вокруг, а Джудит упивалась окружающими пейзажами, звуками и запахами.
Тогда у семьи были деньги. Не очень много, но достаточно, чтобы платить кухарке, двум горничным и садовнику.
Сейчас ей больше всего не хватало свободного времени и чувства уверенности в будущем.
Шестилетняя Роузи, миловидная девочка с унаследованными от отца разлетающимися льняными волосами и материнскими большими голубыми глазами, подбежала к Джудит. Мать закрепляла белье на веревке, а Роузи подавала прищепки и поддерживала свисавшие концы. К тому времени, когда корыто почти опустело, в саду появился сын Бастьен.
– Помочь поставить подпорку, мама? – предложил он.
– Да, дорогой, это было бы замечательно, – улыбнулась ему Джудит.
Вдвоем дети подставили раздвоенный конец длинного шеста под середину бельевой веревки и взметнули ее вверх, надежно уперев другой конец шеста в землю. Убедившись, что белье висит достаточно высоко над землей и кустарником и что шест стоит прочно, они повернулись к матери.
Джудит обняла их обоих. Бог благословил ее замечательными детьми. Они никогда не жаловались на свою простую жизнь и всегда были готовы помочь ей. Они были ее самой большой радостью, но и самой большой тревогой. Первенец, Бастьен, быстро рос, он был Джудит уже по плечо. Она с трудом находила деньги ему на одежду и не знала, как обеспечить его будущее.
Конечно, ее родня всегда даст им крышу над головой, но не более того. Семья Себастьяна тоже не была зажиточной, но могла все же выплачивать поэту небольшую ежегодную ренту. Рента продолжала выплачиваться даже после смерти его родителей. Джудит и не подозревала, что со смертью Себастьяна прекратится и выплата ренты.
Этот удар вдобавок к внезапной смерти мужа сразил ее почти наповал. Она написала брату Себастьяна и получила от него помощь. Да будет благословен Тимоти Росситер! Если бы не его финансовая поддержка, пусть небольшая, но постоянная, Джудит и дети пропали бы. Из писем Тимоти она поняла, что он с трудом отрывает от себя эти крохи, но отказаться от них не могла.
Ах, если бы стихи Себастьяна приносили деньги, пусть даже небольшие! Но он сам порой платил за их издание – на плотной бумаге, в переплете из кордовской цветной дубленой кожи, – а потом раздавал роскошные книги. Когда денег было достаточно, это казалось безобидной слабостью.
Он оставлял себе по одному экземпляру каждой книги. Они стояли в ряд на полке в гостиной их маленького деревенского дома – восемь тонких книжек, наполненных стихами о Джудит. Ее единственное наследство.
Иногда ее посещала вероломная мысль о том, что настоящая любовь должна быть более предусмотрительной.
Джудит едва хватало денег на самую простую жизнь, и сберечь не удавалось ничего. Даже плата за обучение стала бы тяжелым бременем для семейного бюджета, а ведь Бастьен достоин гораздо большего.
– Мама! – прервал ее тягостные размышления голос Бастьена. – Ты знаешь крысу моего друга Джорджи?
Джудит содрогнулась. Она слишком хорошо знала Веллингтона. Джорджи был самым близким другом Бастьена, а крыса Веллингтон – неразлучным спутником Джорджи. Это существо было хорошо воспитано и даже казалось чистоплотным, но Джудит с трудом удавалось подавить в себе желание ударить его шваброй.
Заметив реакцию матери, Бастьен вздохнул:
– Значит, ты не разрешишь мне завести крысу…
– Нет!
– Но она немного ест! Джорджи недавно нашел целый выводок малышей. Он возьмет себе еще одного, потому что Веллингтон уже старый…
– Нет! Бастьен, мне очень жаль, но я не вынесу присутствия крысы в доме. А теперь ступайте! Когда я закончу стирку, мы пойдем погулять к реке.
Изюм подождет, решила она.
Дети поспешили в дом, и Джудит тихо вздохнула. Они просили так мало, а получали и того меньше… Крыса! Соседская кошка тоже недавно принесла приплод. Может, взять котенка вместо этой ужасной крысы?..
Джудит вернулась на кухню, по пути заглянув в гостиную – дети старательно читали. Они такие умные и хорошие! Неужели ей придется отдать их в услужение чужим людям?
Вытаскивая дымящееся белье из кипящего котла и перекладывая его в корыто с чистой водой для полоскания, Джудит горестно размышляла о том, что умная женщина на ее месте давно бы уже нашла способ заработать денег – написала бы интересный роман или, скажем, хорошую картину. Что-нибудь имеющее рыночную стоимость. Единственное, что Джудит умела делать по-настоящему хорошо и что можно было бы продавать, – это вино из ягод бузины. Она взглянула на ряд бутылок с молодым вином, с помощью которых надеялась хоть немного пополнить семейный бюджет, и снова вздохнула. Отчаянное положение семьи улучшится от этого очень незначительно.


Сидя верхом на сером жеребце, Леандр разглядывал домик Джудит Росситер, стоявший в стороне от главной улицы в ряду ему подобных. Маленький, крытый соломой – не мешало бы покрыть заново, – он все же отличался от прочих домиков плетистыми розами вокруг входной двери. Цветов на ветках уже не было, но Леандр живо представил себе, как украшали розы этот домик летом.
Леандр понимал, что в домике сыро и тесно. Он отлично знал такой тип домов. По пути сюда Леандр видел прежнее жилье Джудит Росситер, Мейфилд-Хаус. Он был гораздо лучше того, в котором Безутешная Вдова с детьми жила теперь.
Честно говоря, это определение – Безутешная – останавливало Леандра. Он не хотел иметь любящую жену, но скорбящая его тоже не слишком устраивала. Бледное существо, задрапированное во все черное, могло очень быстро надоесть. Для себя он уже решил, что, если сделает предложение миссис Росситер, то поставит условием полное прекращение траура. Подобное условие он считал совершенно понятным и естественным.
Позади домика послышались чьи-то голоса, и Леандр решил временно удалиться, пустив жеребца рысью вдоль соседних домов. Как он и ожидал, дорога привела его на небольшой пустырь, с которого хорошо просматривались задние дворы домов.
Участок земли позади дома вдовы был почти полностью занят огородом. Урожай уже был тщательно собран, хотя в углу еще оставалось несколько растений. Леандр плохо разбирался в садоводстве и огородничестве. На дорожке стояли и разговаривали трое – светловолосая девочка в выцветшем муслиновом платье и платке, темноволосый мальчик в нанковых брюках и куртке и вдова, одетая во все черное. Они только что закончили вешать выстиранные вещи. На ветру развевались платья – три маленьких и одно большое, черного цвета.
Волосы вдовы были почти такие же черные, как ее платье. Они были стянуты в узел на голове, но вокруг лица развевались вьющиеся непослушные пряди. Время от времени миссис Росситер откидывала их назад. Леандр не мог различить черты ее лица, но фигура ему понравилась. В облике вдовы чувствовались энергия и достаточная физическая сила. Граф обрадовался, что Безутешная Вдова оказалась не такой уж поникшей и скучной, какой он ее себе представлял.
Неожиданно стало не по себе от того, что он издали рассматривает женщину так, словно она была кобылой, которую он собирался купить. Повернув жеребца, он снова направился к домам, размышляя о том, как бы получше приступить к делу. Он мог бы просто войти в дом и объявить о своем намерении жениться на ней, но, во-первых, без кратковременной предварительной беседы он никак не поймет, действительно ли вдова подходит ему в жены. Хотя его требования к невесте были минимальными, граф все же не хотел связывать свою жизнь с прирожденной болтуньей или же с обладательницей пронзительного голоса. Были и другие непереносимые для него черты женского характера, которые он никак не хотел пожизненно терпеть рядом с собой.
Во-вторых, жизненный опыт подсказывал Леандру, что все люди, а женщины в особенности, предпочитают облекать любой, даже самый деловой, вопрос в шелка и кружева иносказания и обходительности. Значит, он может получить отказ только лишь из-за своей чрезмерной прямолинейности. Впрочем, граф был прирожденным дипломатом с хорошо подвешенным языком (во всяком случае, именно так о нем отзывались другие) и должен был с легкостью справиться с этой задачей.
Так как же познакомиться с Безутешной Вдовой?
Леандр медленно ехал по главной деревенской улице, ловя на себе удивленные и любопытные взгляды местных жителей. Они бы удивились еще больше, если бы прочитали его мысли. Граф и сам спрашивал себя, не сошел ли он с ума, впрочем, спрашивал без особого интереса. Он хотел обосноваться в Англии и пустить корни и собирался сделать это самым непосредственным и деловым образом.
И все же порой в его голову закрадывались сомнения, может, стоило принять предложение и занять дипломатический пост в Вене. Но Леандру опостылела бродячая жизнь.
Остановив жеребца перед местным пабом под названием «Пес и куропатка», где прохлаждались несколько завсегдатаев, граф отдал поводья подбежавшему слуге и под всеобщие заинтересованные взгляды зашел выпить кружку пива.
Он сказал хозяину заведения, что гостит у маркиза Арденна, и очень скоро толстяк разговорился. Граф имел врожденный дар располагать к себе людей.
– Я слышал, в ваших местах жил известный поэт. – Леандр незаметно перевел разговор на интересовавшую его тему.
– Точно так, сэр. Мистер Росситер. Он сочинял отличные стихи. Уж что умел, то умел! Их даже печатали в городе.
– Кажется, он умер?
– Точно так, сэр. Уж больше года прошло, – сокрушенно покачал головой хозяин паба. – Простыл, знаете ли, и отдал Богу душу. Никогда он не казался мне здоровым человеком, если вы понимаете, что я хочу сказать. Не раз я ему говорил: «Вам надо пить крепкий портер, мистер Росситер!» Но он пил только чай и воду и никогда не прикасался к пиву. Вот и помер!
Леандр сделал большой глоток, чтобы показать, что он не такой дурак, как Росситер.
– Да уж… Но может быть, это случилось из-за его тонкого душевного устройства. Ведь поэты часто умирают молодыми. А семья-то у него была?
– А как же! Сам-то он приехал сюда из города, но женился на местной девушке. Его вдова и дети и теперь живут в деревне. Если вы хорошо знаете его стихи, то хорошо знаете и его вдову. Он почти все писал о своей Джудит.
– Ах да, припоминаю, – задумался Леандр, напустив на лицо сентиментальное выражение. – «Моя ангельская невеста»… или что-то в этом роде.
– Точно так, сэр! – обрадовался толстяк. – Не могу сказать, чтобы мне его стихи очень нравились, но вот женщины их очень любили.
– Очень трогательное стихотворение. А что, далеко отсюда живет его вдова? Хотелось бы взглянуть на нее хоть одним глазком.
Хозяин паба прищурился и пожал плечами:
– Похоже, она тоже становится знаменитой. Меня уже спрашивали о ней.
Он рассказал, как проехать к маленькому домику вдовы Росситер.
– Может, вам захочется посмотреть на могилу мистера Росситера, – сказал он, – так я вам скажу, вдова поставила ему очень трогательный памятник. – Он наклонился и продолжил шепотом: – Мы тут все зовем ее Безутешной Вдовой. Уж очень переживает, бедняжка.
«Вот как… А почему бы и впрямь не посмотреть на могилу поэта?» – подумал граф. Хороший солдат всегда проводит перед боем рекогносцировку. Расплатившись за пиво, Леандр проведал своего коня и отправился пешком в сторону деревенской церкви и кладбища.
Церковь оказалась очень старой, чуть ли не саксонских времен. Погост украшали раскидистые деревья и старые покосившиеся могильные плиты, покрытые мхом. Позади могил земля плавно спускалась к той самой реке, которая петляла у берегов Хартуэлла.
Он бродил по кладбищу, отыскивая могилу поэта. Найти ее оказалось довольно легко по новизне и пышности убранства. К пьедесталу склонился рыдающий ангел с двумя херувимами у колен. Надпись гласила: «В память о Себастьяне Артуре Росситере, поэте, родившемся 12 мая 1770 года и умершем 3 октября 1814 года. Горько скорбят о нем его жена Джудит и двое его детей, Бастьен и Роузи».
Так, значит, он был значительно старше жены, а у Леандра сложилось впечатление, что Росситер был совсем молодым человеком.
Заметив на могиле свежие цветы, Леандр еще раз задумался над своим намерением жениться на вдове Росситер. Не встанет ли между ними призрак покойного поэта?
Погруженный в размышления, граф прошел мимо других могил и спустился к реке, чтобы бесцельно пошвырять камешки в мелкую воду.
Неужели Джудит Росситер так стремится воссоединиться со своим покойным мужем? Подобная глубина горя была незнакома Леандру. Он недолго горевал после смерти родителей, потому что отец был всегда слишком занят своими делами, а мать слишком занята отцом. Леандр оплакивал гибель боевых товарищей, но ему никогда не хотелось разделить их участь.
Если эта жалкая попытка цепляться за прошлое и есть следствие любви, уж лучше он будет держаться подальше от нее.
Потом он вспомнил о Бет и Люсьене. Они часто спорили между собой, что было неудивительно, принимая во внимание аристократическое высокомерие Люсьена и демократические принципы Бет, но никакой спор не мог нарушить существовавшую между ними связь. Наверное, это и была любовь. Но Леандр не мог себе представить, чтобы после смерти одного из них другой тоже захотел бы умереть, чтобы воссоединиться с супругом.
Женитьба на вдове, которая думает только о том, чтобы как можно скорее последовать в могилу за своим покойным поэтом, стала бы для графа сущим адом. Да, отправиться в Вену было бы куда умнее…
Он услышал детский смех и быстро свернул к реке. Это были дети вдовы Росситер. Увидев впереди незнакомца, они насторожились, но не испугались. Дети явно не знали, заговорить с ним или нет, и Леандр пришел им на помощь и первым начал разговор:
– Добрый день. Вы здесь живете?
Мальчик вежливо поклонился:
– Да, сэр, в деревне.
Он был симпатичным, с темными вьющимися волосами и приятной уверенностью манер.
– Я гость маркиза Арденна, – сказал Леандр, словно вручая тем самым верительные грамоты. – Его поместье ниже по течению. Меня зовут граф Чаррингтон.
Мальчик снова поклонился:
– Приятно познакомиться, милорд. Я Бастьен Росситер, а это моя сестра Роузи.
Уж не была ли эта случайная встреча устроена самим провидением?
Девочка с очаровательными голубыми глазами и льняными волосами ниже плеч гордо выпрямилась и сказала:
– Я Розетта.
Ее брат едва слышно застонал, но Леандр поклонился перед маленькой девочкой по всем правилам этикета:
– Чрезвычайно приятно познакомиться с вами, мисс Розетта.
С очаровательной улыбкой, от которой на ее щеках появились милые ямочки, девочка кивнула и сделала реверанс.
Оглянувшись, Леандр увидел и мать, подходившую к ним с настороженностью в больших голубых, как у дочери, глазах. Густые темные ресницы делали их еще больше. Слава Богу, мрачной она не выглядела. Более того, она выглядела здоровой и свежей, словно спелый персик. Граф многозначительно посмотрел на Бастьена, и тот понял его намек.
– Мама, позволь представить тебе лорда Чаррингтона. Он гостит в Хартуэлле. Сэр, это моя мама, миссис Росситер. – Он взволнованно посмотрел на взрослых. – Я все правильно сделал?
– Совершенно правильно, – сказал Леандр и был вознагражден мимолетной теплой улыбкой вдовы, протянувшей ему руку в черной перчатке.
– Приятно познакомиться, милорд.
Граф взял ее руку и незаметно окинул вдову быстрым цепким взглядом. Она была выше среднего роста, и ее чудесные глаза находились почти на одном уровне с его собственными глазами. Темные волосы тщательно убраны под простую черную шляпку. Если не считать глаза, ее лицо не было особо примечательным. Разве что приятная округлость щек. Должно быть, у нее тоже появляются ямочки, когда она улыбается. Но улыбалась ли она вообще когда-нибудь? Округлые щеки и огромные глаза создавали впечатление свежей юности, чему позавидовали бы многие женщины.
Это впечатление юности неожиданно заставило Леандра почувствовать себя защитником, рыцарем, явившимся спасти прекрасную даму из заточения в башне. Вот и настал нужный момент!
Чтобы добиться хоть чего-то, нужно все время поддерживать с ней разговор. Возможно, самой подходящей темой мог стать ее дорогой покойник.
– Извините, – начал он, – полагаю, вы родственница поэта, мистера Росситера.
– Да, – довольно небрежно подтвердила она, следя глазами за детьми, которые резвились впереди. – Я его вдова.
– Печальная утрата. Прошу принять мои соболезнования.
– Благодарю вас.
Ее явно не интересовала эта тема. Дети побежали к речной отмели, и она пошла вслед за ними.
Для Леандра стало приятным сюрпризом, что она не покраснела и не смутилась при знакомстве с ним, зато он впервые в жизни вдруг ощутил, что не сразу находит нужные слова.
– Какое красивое кладбище, – произнес он наконец. – Должно быть, приятно найти здесь вечное упокоение.
– Место здесь и впрямь чудесное, – отозвалась она. – Впрочем, я не понимаю, почему оно должно нравиться мертвым.
Они продолжали идти вслед за детьми, и Леандр чувствовал себя дураком. Стало ясно, что до вдовы не достучаться сентиментальными высказываниями. На какое-то мгновение Леандр почувствовал острую досаду на себя, но потом улыбнулся и поправил элегантную бобровую шапку.
Своим прохладно-отстраненным поведением вдова успешно прошла последнее испытание. Граф не нашел в ней никаких недостатков.
Теперь самым умным с его стороны было бы начать ухаживать за ней, как это принято в обществе. Но вот тут-то и могли возникнуть трудности. Бет говорила ему, что вдова не принимает участия в светской жизни местного общества и что у нее мало свободного времени. Графу хотелось решить все разом и побыстрее. Он не мог оставаться в графстве Суррей месяцами. Почему бы не объяснить вдове все как есть? В конце концов, именно ему удалось образумить герцога Брансуика, собиравшегося перейти на сторону Наполеона после того, как его оскорбил кто-то из королевской семьи Бурбонов. Уговорить бедную вдову стать графиней – что может быть проще! И все же Леандр никак не мог решиться. Было в этой невозмутимой вдове что-то такое, что вызывало в нем желание поближе узнать ее и облегчить ей жизнь. К тому же ему очень понравились ее дети.
Великий Боже! Да он и впрямь хочет жениться на ней! Она остановилась и оглянулась. Легкая улыбка коснулась ее губ.
– Боюсь, милорд, я удивила вас.
На лице промелькнула тень озабоченности, и миссис Росситер снова повернулась к детям.
– Прошу вас, – торопливо начал граф, – я не сделаю ничего такого, что могло бы огорчить вас… Боже мой! Подумать только, и это мне сулили блестящую карьеру дипломата!
Она снова едва заметно улыбнулась, и на щеках на мгновение показались ямочки. Он поймал себя на том, что ему захотелось увидеть ее улыбку во всей красе.
– Сейчас этого о вас сказать нельзя, милорд, – мягко произнесла вдова. – Я могу вам чем-нибудь помочь?
Собравшись с мыслями, граф благодарно улыбнулся:
– Пожалуй, да. Я как раз собирался поговорить с вами. Вон там есть удобный и не слишком холодный камень, мы можем посидеть на нем и поговорить.
После секундного колебания она решительно шагнула к камню.
– Он действительно удобный и не холодный. Обычно я сижу именно здесь, пока дети играют у реки. Они называют его моим троном.
Она уселась на гранитную глыбу, аккуратно собрав черные шелковые юбки. Получив разрешение, Леандр уселся подле нее. Ему пришлось сесть довольно близко, так как камень оказался не очень большим, но вдова не издала ни одного звука глупого протеста. С каждой минутой она нравилась графу все больше.
Она с вежливым ожиданием повернулась к нему.
– Боюсь, это покажется вам немного странным… – начал граф.
– И даже ошеломляющим, – шутливо продолжила она. С чувством юмора у нее тоже все в порядке.
– Надеюсь, не очень, – замялся граф. Он все еще не знал, как приступить к делу.
В ее глазах ясно отразилось лукавое удивление.
– Милорд, от переполняющего любопытства у меня сейчас будет приступ дурноты, что немало вас напугает. Пожалейте меня, прошу вас.
Граф рассмеялся:
– Знаете ли, первое, чему учат начинающих дипломатов, это как обращаться с дамой в обморочном состоянии.
И все же он не мог представить себе миссис Росситер в обморочном состоянии.
– Несмотря на мое дипломатическое прошлое, миссис Росситер, – серьезно начал он, – я не могу подобрать нужных слов. Дело в том, что я хочу… жениться на вас.
Она побледнела, встала и тут же отвернулась.
– О Боже…
В ее голосе прозвучало самое настоящее раздражение. Граф не ожидал такой реакции. Он тоже поднялся на ноги.
– Может быть, это предложение слишком поспешное с моей стороны, – решительно сказал он, – но оно абсолютно честное и серьезное.
Она снова повернулась к нему лицом, глаза метали молнии.
– Честное! Вы же ничего не знаете о женщине, которую собираетесь взять в жены!
– Того, что я знаю, вполне достаточно.
– Неужели? Представить себе не могу, как такое возможно. Что ж, сэр, мой ответ – нет!
Она решительно пошла прочь от камня, граф последовал за ней, чувствуя себя зеленым юнцом. Когда ему было всего шестнадцать, он попытался поцеловать дочь герцога Ферруджино и получил звонкую пощечину. Если бы «компания повес» прознала про это, они все умерли бы со смеху.
Наконец он нагнал вдову.
– Миссис Росситер! Пожалуйста, выслушайте меня!
Она резко развернулась, шурша юбками.
– Нет, хватит с меня восторженных од моим очам!
Он удивился. Как она разгадала его намерения? Но вместо восторженных слов о ее глазах он сказал:
– Ну, это само собой. Просто я даже не знал бы, с чего начать…
Она отступила.
– Так вы не поэт?
Граф развел руками:
– Дипломат, лингвист, солдат, граф. Даю честное слово, никогда не писал никаких од.
– Граф? – озадаченно переспросила она.
Он изящно поклонился, думая, что дело наконец стронулось с мертвой точки.
– Леандр Ноллис к вашим услугам, мадам. Граф Чаррингтон, владелец Темпл-Ноллиса в Сомерсетшире.
– Темпл-Ноллиса? – эхом отозвалась она с хорошо знакомым ему благоговейным трепетом в голосе.
– Да, имею также дом в Лондоне, охотничий домик, поместье в Суссексе и какую-то недвижимость в Камберленде. Там я никогда не был.
«Боже! Я говорю как самый настоящий выскочка, перечисляющий все свое имущество», – пронеслось у него в голове.
Очевидно, вдова подумала о нем то же самое. Кровь бросилась ей в лицо.
– Не знаю, какую игру вы затеяли, но считаю бессовестным с вашей стороны так смеяться надо мной. Бастьен! Роузи! Нам пора домой!
К ней подбежали дети. Взглянув на мать, Бастьен тут же перевел воинственный взгляд на графа.
– Только не надо драться со мной, – шутливо отступил Леандр. – Мне придется поддаться, иначе твоя мама никогда не выйдет за меня замуж.
Однако сама Джудит Росситер смотрела на графа не менее воинственно, чем ее сын. Граф видел, как ее руки сжались в кулаки.
– Прощайте! – отрывисто произнесла она и решительно направилась вверх по склону. Дети побежали вслед за ней. Она была похожа на линейный корабль с парой баркасов на буксире. Леандр представил, что она вот-вот развернется, даст по нему бортовой залп – и назойливый ухажер будет предан полному забвению.
Леандр смотрел вслед уходившим, уныло размышляя, что это на него нашло и почему он так плохо справился с делом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественский ангел - Беверли Джо



Один раз можно прочитать.
Рождественский ангел - Беверли ДжоКэт
29.05.2013, 16.09





Странное желание главного героя навесить на себя кучу всяких объязательств можно было бы понять, если б им руководила любовь, а то союз с женщиной старше его на 5 лет, с двумя детьми без любви выглядит,мягко говоряя, нелепо
Рождественский ангел - Беверли ДжоItis
4.09.2013, 21.54





Скучновато, не хватает романтики))
Рождественский ангел - Беверли ДжоМилена
5.09.2013, 10.05





Мне очень понравились и книга и фильм ♥
Рождественский ангел - Беверли ДжоМарина
9.01.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100