Читать онлайн Рождественский ангел, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественский ангел - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественский ангел - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественский ангел - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рождественский ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

В библиотеке было только одно кресло, и Джудит направилась к жесткому стулу, но Леандр усадил ее в большое кресло, а сам уселся на скамеечку возле ее ног. Джудит испытала странное желание погладить его по голове, словно сына. Ее муж оказался непредсказуемым человеком – то грозным воином, то ласковым мальчиком. Она надеялась, что теперь между ними все будет хорошо.
– Последние дни были странными…
– Последние недели, – поправила его Джудит.
– Ты сожалеешь, что вышла за меня замуж?
– Нет. – Она посмотрела ему в глаза. – А ты?
– Нет, вовсе нет. – Он выразительно покачал головой. – Я должен извиниться за свое поведение прошлой ночью. Я был непростительно груб с тобой.
Теперь уже Джудит приподняла его подбородок.
– Я уже простила тебя…
– Ты великодушна.
– А ты хотел, чтобы я затаила обиду на тебя из-за нескольких неудачных фраз?
– Ты имела на это право. Но это действительно были неудачно подобранные слова. Я не хочу исключать тебя из своей жизни.
– Я рада.
Он посмотрел в камин, поглаживая ее пальцы.
– Вся эта странная история, должно быть, плохо отразилась на некоторых моих родственниках… Я, наверное, путано говорю, но по-другому не получается… Я не привык раскрывать душу.
– Я не хочу вмешиваться…
– Ты и не вмешиваешься…
В одно мгновение он вскочил на ноги, сел в кресло и усадил жену к себе на колени.
– Предпочитаю такую позицию, – самодовольно сказал он.
– Да? – попыталась возразить она, но на самом деле ей было очень уютно сидеть у него на коленях. Он начал понемногу отклонять ее назад, и в его глазах мелькнуло вожделение. – Нет, не смей!
Она не должна была этого говорить. Он лишь рассмеялся и, запрокинув ее голову, прильнул к губам долгим жадным поцелуем. Его рука скользнула по ее груди, опустилась на талию…
Потом Леандр внезапно вернул Джудит в прежнее положение и поправил растрепанную одежду. У Джудит кружилась голова от незнакомых ощущений.
Ласково глядя на ошеломленную жену, он снова поцеловал ее, но на этот раз легко и коротко.
– Мне это нравится, – тихо сказал он.
– Что нравится?
– Играть с тобой.
– Играть? – чуть не задохнулась она от негодования.
– Не волнуйся, я не буду долго тебя мучить…
– Но…
– Сегодня ночью.
– Сегодня ночью?
– Непременно, – улыбнулся он и снова поцеловал ее. Чувствуя его горячие губы и дерзкий язык, Джудит решила, что до ночи они не дотерпят. Когда он наконец отпустил ее, она спросила:
– Леандр, ты нарочно избегаешь разговора на самую важную тему?
– Дорогая, разве постель не самое важное?
– Леандр!
Улыбаясь одними глазами, он вздохнул и сказал уже серьезнее:
– Ну хорошо-хорошо. Возможно, я действительно пытался избежать этого. Поверь мне, Джудит, я и представить себе не мог, как тяжело мне будет пустить кого-то в свою жизнь. Я хочу быть с тобой откровенным, но мне очень трудно. Потерпи…
Джудит не знала, что ответить, поэтому просто поцеловала его.
– Не знаю, смогу ли я объяснить мое затруднительное положение, не выставив свою семью и себя самого умалишенными.
Джудит с трудом собралась с мыслями и приготовилась слушать.
– Все началось с моего деда с отцовской стороны, первого графа. Им владело страстное желание иметь самый красивый дом во всей Англии. Это было в шестидесятых годах восемнадцатого века, дед был уже не молод. Тем не менее ему удалось жениться на богатой наследнице, на чьи деньги он снес старую усадьбу и начал строительство новой. Каким-то образом – я думаю, это вышло совершенно случайно – ему удалось произвести на свет двух сыновей. Впрочем, рождение наследника, который будет воплощать в жизнь его мечту, было частью его грандиозного плана.
Мой отец был старшим сыном, и его воспитывали в соответствии с будущим положением наследника и хранителя усадьбы Темпл-Ноллис. Мой взгляд на эти события может быть предвзятым, поскольку я говорю со слов отца, который ненавидел эту усадьбу. Темпл-Ноллис стал навязчивой идеей моего деда. Отец же, Бог знает почему, был одержим страстью к путешествиям. Сколько я его знал, он всегда ненавидел деревенскую жизнь, а прожить в одном городе больше года было для него подвигом. Его постоянно мучила мысль о том, что в мире существуют тысячи городов, в которых он никогда не был.
Дед, однако, держал его на коротком поводке и никуда не отпускал из родного дома. Даже учиться он его послал не в Итон и не в Харроу, находившиеся в опасной близости от соблазнов Лондона, а в Винчестер. И конечно же, не могло быть и речи ни о каком кругосветном путешествии, хотя мой отец приложил все усилия, чтобы выучить множество иностранных языков. У него был дар к языкам, я унаследовал это от него. У меня сложилось такое впечатление, что юность моего отца проходила в постоянной войне, и он считал себя узником, чей священный долг заключался в том, чтобы совершить побег из заточения.
Деньги бабушки постепенно таяли, а Темпл все еще не был достроен. Мой отец должен был жениться на еще одной богатой наследнице, чтобы продолжать великое дело своего отца. Поиски привели к Генриетте Делехей, наследнице двух огромных состояний, находившейся под опекой отца, предпочитавшего затворнический образ жизни. Все ухаживания свелись к деловым переговорам, и моему отцу было велено жениться на ней. Он принял решение деда в штыки, видя в этом еще одни кандалы, но потом понял, что деньги Генриетты будут по закону принадлежать ему. Осознав все преимущества, отец женился на маме, и они тут же уехали за границу, где отец блестяще проявил себя на дипломатическом поприще.
Джудит внимательно слушала мужа и не находила пока что ничего странного в его рассказе.
– Так твоему деду и надо!
– Может быть, но он сам никогда так не думал. Я читал некоторые его письма к отцу. Они полны оскорбительной брани и написаны на грани помешательства. В одной строчке он робко умолял отца вернуться с деньгами жены, в другой – угрожал пристрелить его. Да, надо было мне все рассказать тебе еще до свадьбы.
Он грустно улыбнулся.
– Ты думаешь, я боюсь наследственного сумасшествия? Но я вижу перед собой всего-навсего несговорчивого тирана без малейших признаков унаследованной склонности к мании величия.
– Ты еще не знаешь меня до конца, – многозначительно проговорил Леандр.
По телу Джудит пробежала дрожь сладкого волнения.
– Отец после этого крайне редко бывал на родине. Меня, однако, послали учиться именно в Англию.
– И что было потом?
– Еще перед отъездом отец дал мне строгий наказ никогда не приближаться к Темпл-Ноллису. В противном случае я навсегда лишусь свободы. Мне тогда было всего двенадцать лет, и я решил, что дед просто убьет меня или бросит в заточение. Я бы не приблизился к этому дому даже за тысячу гиней!
Дед пытался заманить меня в усадьбу всеми способами, что отпугивало меня еще больше. Я получал заманчивые приглашения с предложением спортивных игр, верховой езды и даже женщин, когда стал постарше. Дважды я получат срочные сообщения о том, что мой дед при смерти. Я чувствовал себя ужасно, но держал слово, данное отцу, и не ездил в Темпл-Ноллис.
Усадив Джудит в кресло, он принялся расхаживать перед камином.
– Однажды он даже явился ко мне в Харроу и устроил самую трогательную сцену, вконец убедившую меня в правоте отца – дед явно спятил. Было совершенно очевидно, что больше всего на свете старик дорожил построенным им домом. – Леандр сокрушенно покачал головой: – Для меня, пятнадцатилетнего, это было странно и пугающе. У него были длинные седые волосы и длинные желтые ногти, одежда истерта чуть не до дыр. Его речь была спутанной и невнятной. Он говорил о здании как о любовнице… Теперь ты понимаешь, что когда отец предположил, что дядя Чарлз способен убить меня, чтобы завладеть этим домом, я не мог не задуматься.
– Убить тебя?
– Отец сказал об этом незадолго до смерти. В то время я служил в армии. Честно говоря, меня не слишком занимал какой-то сумасшедший родственник в Англии. Только после битвы при Ватерлоо, когда я остался в живых и вспомнил, что я граф, мне пришлось задуматься.
Он остановился и снова сел на скамейку у ее ног.
– Позволь мне рассказать тебе о дяде Чарлзе.
– Он был вторым сыном.
– Да, и, судя по всему, унаследовал от деда безумную любовь к Темпл-Ноллису. Он охотно остался в поместье. Однако ему не удалось жениться на богатой наследнице – очевидно, для второго сына эта задача оказалась непростой. Он женился на местной деревенской девушке Люси Фроум. Она оказалась плодовитой, как крольчиха, – рожала детей почти каждый год.
– Леандр!
Он слегка покраснел.
– Извини, я только повторяю слова моего отца, которому всегда было обидно, что его жена родила только одного – меня.
– Разве в этом виновата только женщина?
– Ты права, не только женщина. Но в случае с дядей Чарлзом приток свежей деревенской крови дал отличный результат – у меня десять двоюродных братьев и сестер.
– О Боже, вот это семья! Так дело заключается в том, что их всех трудно прокормить?
Он нахмурился и устремил взгляд куда-то вдаль.
– Дело в том, что я не знаю, в чем дело. – Потом он рассмеялся и взглянул на жену: – Теперь ты решишь, что если кто и сошел с ума, так это я, да? – И он продолжил свой рассказ: – Мой дед умер в 1810 году, и с того времени все попытки заманить меня в Темпл прекратились. Вскоре я ушел служить в армию, и мои мысли были заняты совершенно другими делами. И только у смертного одра моего отца этот вопрос возник снова. Отец был убежден, что дядя Чарлз пойдет на все, чтобы стать единственным хозяином поместья, и что полученные им, отцом, письма с просьбами вернуться в Темпл-Ноллис были частью подлого замысла. Он был обижен и на то, что его просьбы о дополнительном финансировании из доходов поместья всегда оставались без ответа. Он был уверен, что брат Чарлз ворует причитающиеся ему деньги. Повторяю, тогда я не придавал этим словам особого значения, но когда я, к своему собственному удивлению, выжил в страшной войне, стало ясно, что с этим надо что-то делать. Я ношу титул графа, и это моя обязанность.
Я решил, что разумнее всего самому съездить в Темпл-Ноллис и посмотреть, что к чему, а также оценить по возможности состояние, в котором находится дядя Чарлз и его семья. Годы страха, однако, сделали свое – я отправился туда инкогнито.
Мне удалось увидеть только экономку, которая провела меня по усадьбе, да двух маленьких детей – по всей видимости, моих кузенов. Они выглядели совершенно нормальными детьми, только показались какими-то подавленными. Огромный вестибюль с колоннами отлично подходит для шумных игр и беготни, но они ходили по нему чуть ли не на цыпочках, словно перепуганные мышки в кафедральном соборе.
– Очевидно, им велели вести себя смирно, если в доме гости.
– Может быть, – нахмурился Леандр. – Но больше всего в Темпл-Ноллисе меня поразила удивительная, необычная тишина, словно в музее или кафедральном соборе, хотя экономка заверила меня, что вся семья дома. Там было все так же, как в этом лондонском доме, но этот дом пустовал много лет…
– Значит, тебе там не понравилось.
– Если честно, не знаю, – сказал Леандр. – Одно не подлежит сомнению – там очень красиво.
Он поднялся, взял с полки большую папку и раскрыл ее на столе.
– Иди посмотри! Я заказал их после поездки в Темпл-Ноллис. Это действительно впечатляет.
Джудит взглянула на акварельные рисунки, гораздо большие по размеру и отчетливее в деталях, чем небольшие эстампы, которые показывала ей Бет. На них был изображен сказочный дворец, окруженный водой. К арке ворот вела единственная насыпная дорога вдоль дамбы через широкий ров. За стенами дворца сквозь проем ворот был виден внутренний двор, который скорее можно было назвать садом. Широкие стены окружали сад подобно крепостным валам. Напротив ворот находился большой дом, украшенный сказочными башенками.
Было трудно определить, что именно делало Темпл поразительным, но даже акварельные рисунки передавали это ощущение. Возможно, секрет заключался в совершенных пропорциях.
– Так почему ты там не живешь? – спросила Джудит.
Он с преувеличенной тщательностью стал убирать рисунки в папку.
– Поначалу мне очень хотелось там поселиться, – сказал он наконец, – но слова отца отчетливо врезались в память, поэтому я решил сопротивляться этому обманчивому зову сирены.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Он положил папку на место.
– По приезде в Англию я написал дяде Чарлзу и вскоре получил ответ, который, к моему ужасу, напомнил мне письма деда. В нем дядя умолял меня приехать в поместье, угрожал страшными последствиями в случае отказа, жаловался на постепенное разрушение Темпл-Ноллиса. Мне пришлось задуматься о том, способен ли дядя и впрямь убить меня ради этой усадьбы. На войне я научился осторожности. Я знал, что очень легко подстроить какой-нибудь несчастный случай. Кто станет интересоваться подлинными причинами моей гибели?
– И что же ты сделал?
– Ничего, – пожал он плечами. – Я решил не торопиться. Я вернулся в Англию, чтобы обосноваться здесь навсегда, но я был для нее чужим и имел смутные представления о своих обязанностях в качестве графа. Поэтому я первым делом решил провести осмотр всей своей немалой, как оказалось, собственности. Задача оказалась не из легких. Я навестил все свои поместья и начал изучать правила ведения хозяйства. Это было кошмаром! Понимаешь, все деньги графства проходят через Темпл-Ноллис, причем мой дед и дядя Чарлз разработали очень странную форму учета. Лондонский поверенный в делах графства все понимал, но я никак не мог разобраться и не был уверен, что могу доверять этому поверенному. Он вполне мог быть заодно с дядей Чарлзом. Я стал всерьез задумываться о том, чтобы явиться в Темпл-Ноллис и потребовать ясной и прозрачной отчетности, но тут получил письмо от дяди, в котором он писал, что рад моей заинтересованности в делах поместья и просит продолжать в том же духе.
Леандр рассмеялся.
– Должен признаться, я решил, что дядя снова хочет заманить меня в поместье любыми средствами. И вместо того чтобы поехать туда, я нанял нового поверенного, чтобы он во всем беспристрастно разобрался и объяснил мне наконец, куда уплывают деньги.
– Уж не хочешь ли ты сказать, что у тебя финансовые затруднения? – с притворной тревогой поинтересовалась Джудит.
– Не волнуйся, – улыбнулся муж, – затруднений нет, но недостача налицо. Так считал и мой отец. Графство Чаррингтон очень богатое, но доходы приносит мизерные. Пока я был в армии, на все мои нужды денег хватало с лихвой. Когда же я приехал в Лондон, то понял, что доходы гораздо меньше, чем должны быть.
– Поэтому ты пришел к выводу, что дядя Чарлз ворует твои деньги, – подвела итог Джудит.
Леандр поморщился от ее прямолинейности.
– Я не хочу так думать о своих родственниках, но все говорит о том, что это может быть правдой.
По его голосу Джудит поняла, что семья для него много значит. Возможно, его щедрость к ее родственникам была не подкупом, а желанием стать частью семьи. А она тогда воспротивилась этому…
– У твоего дяди есть собственный доход? – спросила Джудит.
– Да, в качестве наместника он всегда получал хороший доход и бесплатное проживание в Темпл-Ноллисе. Кроме того, после смерти деда он получил в наследство поместье Стейнингс, приносящее более пяти тысяч фунтов в год. Его дети тоже получили наследство от деда.
От огромных цифр у Джудит голова пошла кругом. Каков же был общий доход графства, если только одно маленькое поместье приносило такие деньги?
– И что же ты собираешься делать? – спросила она.
– Не знаю, – ответил он, вертя в руках книгу. – У меня нет никаких доказательств, и я не знаю, смогу ли подать в суд на своих родственников.
– А какую роль во всем этом играет наш брак?
Он взглянул на нее печально и задумчиво.
– Понимаешь, в Темпл-Ноллисе я заметил, что земля там в заброшенном состоянии – сорняки на полях, плохой дренаж, полуразвалившиеся дома… Я хочу исправить все это, но плохо разбираюсь в таких делах. Мне был нужен в помощники человек, который близок к земле.
– Хороший управляющий принес бы тебе гораздо больше пользы, чем я.
Он снова отвернулся к камину.
– Мне был нужен не просто помощник, – с трудом выговорил он. – Я устал от одиночества, Джудит…
Она взяла его за руку, тронутая до слез таким признанием. Их пальцы переплелись. Потом он взглянул на нее с иронической улыбкой.
– Не торопись сочувствовать мне. Были и другие причины жениться. Поскольку мои родственники оказались обманщиками, я хотел, чтобы они убрались вон из Темпл-Ноллиса. Но не мог же я явиться туда в одиночку! Поэтому я решил завести жену и под этим предлогом попросить их переселиться в другое место. А еще я хотел поскорее произвести на свет собственных детей, чтобы Темпл никогда не достался дяде Чарлзу. Познакомившись с тобой, я понял, что жена с детьми – это даже лучше!
– Почему? – спросила Джудит, все еще держа его за руку.
Он пожал плечами:
– Хорошо, признаюсь тебе во всем. Я думал, что любой недавний брак все равно даст моим родственникам время на воплощение их грязных замыслов – ведь не сразу же у меня появятся наследники! Должно пройти как минимум семь – девять месяцев, чтобы на свет появился ребенок.
С этими словами он поднес ее руку к губам.
– Тебе не кажется, что нам пора задуматься о продолжении рода?
Но Джудит была не в том настроении, чтобы шутливо флиртовать.
– Боже мой, Леандр! Если они готовы на одно убийство, почему ты думаешь, что они остановятся перед двумя?
Вся игривость мигом слетела с его лица.
– Поверь мне, Джудит, я даже не подумал о такой возможности… Уверен, две смерти непременно вызовут сомнения и расспросы, и все же… У меня и в мыслях не было подвергать тебя опасности, клянусь! В любом случае я убежден, что все предположения об убийстве – полная чепуха. – Он ободряюще улыбнулся. – Во всяком случае, никто не пытался нанести мне какой-либо вред с того момента, как мимо меня пролетела последняя французская пуля. К тому же убить человека не так-то просто.
– Надеюсь, ты прав, – сказала Джудит. – Но ведь есть дети…
– Нет никаких оснований опасаться за детей. – Он сжал ее руки. – Не надо так волноваться, они не прямые наследники. Теперь ты понимаешь, почему я не хотел тебе все это рассказывать? Когда я выражаю свои мысли словами, они звучат как полная ерунда. Как только выяснится, что в Темпл-Ноллисе нет никакой дифтерии – а ее там наверняка нет, – мы немедленно отправимся туда и выясним все раз и навсегда, даже если мне придется браниться, кричать и вести себя крайне недипломатично. Не волнуйся, – еще раз повторил Леандр. – Я позабочусь о тебе и детях.
Едва он коснулся ее губ, как в комнату вбежали дети.
– Мама…
– Так нельзя, – спокойно и твердо сказал Леандр. – Оба выйдите за дверь, досчитайте до тридцати, потом постучитесь в дверь. Вы войдете тогда, когда получите на это разрешение.
Лица детей вытянулись. Бастьен сердито набычился, Роузи была готова заплакать. Однако они вышли и закрыли за собой дверь.
– Леандр… – нерешительно начала Джудит. Но он был непреклонен.
– Мы женаты и не можем позволить детям врываться к нам в комнату, когда им этого захочется, если ты только не хочешь, чтобы они увидели больше, чем нужно в этом возрасте.
Она покраснела.
– Вряд ли они станут врываться к нам в спальню…
– Мне кажется, они успели привыкнуть запросто входить в твою комнату, когда им вздумается. – В его глазах мелькнул опасный огонек. – А с чего ты взяла, что я собираюсь ограничиться постелью для минут интимной близости?
Не успела она ответить на этот смутивший ее вопрос, как в дверь тихо постучали.
– Войдите, – сказал Леандр.
Дети осторожно вошли в комнату. Бастьен сердито посмотрел на взрослых, Роузи обиженно потупилась. Джудит хотелось обнять их обоих, но она знала, что сейчас нельзя.
– Ну, как вам понравился ваш новый дом, вернее, один из них? – улыбнулся Леандр.
Роузи молча смотрела на свои тапочки.
– Он отвратителен, – сердито сказал Бастьен, явно имея в виду не только дом.
Леандр украдкой жалобно посмотрел на Джудит, словно прося помощи, но та невозмутимо пожала плечами – сам заварил кашу, сам и расхлебывай. Детей воспитывать не так просто, как кажется.
Леандр сел на стул и спокойно сказал:
– Бастьен и Роузи, пожалуйста, подойдите ко мне.
Дети нехотя подошли к нему, волоча ноги, словно к ним были привязаны тяжелые гири.
– Я знаю, вам обоим обидно, что я сделал вам замечание, но вы должны понимать, что у нас у всех теперь начинается другая, новая жизнь. Когда умер ваш отец, мама целиком и полностью стала принадлежать вам, но теперь есть я, и мне тоже требуется внимание вашей мамы. Я хочу иногда целоваться с ней, как это делают все супружеские пары. Вот почему вы не должны врываться в комнату без стука. Вы также должны помнить, что у вашей мамы и у меня могут быть взрослые гости, и тогда вы не должны нам мешать.
Бастьен поднял все еще сердитые глаза.
– Мне больше нравится в деревне, дома. Я жалею, что мы уехали.
– Тогда нам придется постараться сделать так, чтобы тебе понравилось здесь, – весело сказал Леандр. – Чего тебе здесь не хватает?
Было совершенно очевидно, что Бастьен не готов ответить.
– А мне здесь нравится, папа Леандр, – застенчиво пробормотала Роузи.
Но Бастьен не хотел идти на уступки.
– Я думаю, это несправедливо, – сказал он.
– Что именно?
– Ты сказал, что мне запрещено ездить верхом до тех пор, пока мы не приедем в Темпл-Ноллис, но мы не доберемся туда и через месяц!
– Ах вот в чем дело, – облегченно вздохнул Леандр. – Вообще-то я намерен добраться туда к Рождеству, но в твоих словах есть зерно истины. Бастьен, впредь всегда обсуждай со мной все, что кажется тебе несправедливым или неразрешимым, и никогда не таи обиду в душе. Как же надо поступить, чтобы все было по-справедливому?
Удивленный словами Леандра, Бастьен в первый раз посмотрел ему в глаза.
– Сколько дней у нас ушло бы на дорогу в Темпл-Ноллис, папа?
– Дня четыре, наверное.
– Сегодня четвертый день, – сказал Бастьен, быстро подсчитав что-то в уме.
– Ну хорошо, если твоя мама согласна, мы завтра же возобновим занятия верховой ездой.
Леандр и Бастьен, не сговариваясь, одновременно посмотрели на Джудит.
– Такое решение кажется мне вполне справедливым, – торжественно кивнула она.
Дети радостно завопили.
– Ну а теперь скажите, что вы действительно думаете о вашем новом доме, – попросил их Леандр. – Мы с мамой сошлись во мнении, что он уродлив и старомоден, так что вам не надо скрывать свои чувства.
– Мне нравятся перила, – хихикнула Роузи.
– Лошадь-качалка – вот это да! – добавил Бастьен.
– Я ее помню, – улыбнулся Леандр. – Алые поводья и стремена.
– Никаких поводьев и стремян уже нет.
– Мама! – Роузи внезапно вспомнила причину, по которой они искали мать. – Бастьен не дает мне садиться на лошадь после того, как я с нее упала!
– Мне же и попадет, если ты ушибешься, дурочка!
Джудит тут же поспешила утихомирить детей, нежно обняв их обоих.
– Тише, тише! Если мы найдем какие-нибудь поводья и стремена, ты больше не упадешь с лошадки, Роузи. А если мы найдем тебе, Бастьен, компаньона, ты разделишь с ним ответственность за сестру.
– Ты снова будешь с нами? – обрадовался Бастьен.
Джудит взглянула на мужа, но потом решила, что настала ее очередь «расхлебывать заваренную кашу».
– Дорогие мои, лорд Чаррингтон уже сказал, что теперь все будет немного по-другому. У нас еще будет много времени для совместных игр, прогулок и чтения книг. К тому же у вас теперь есть не только я, но и папа Леандр. Но теперь у меня много новых обязанностей, и в некоторых случаях меня заменят Бетти и Джордж. Они присмотрят за вами.
Дети задумались. Но потом Роузи сказала:
– С Бетти интересно.
– С Джорджем тоже, – присоединился к сестре Бастьен. – Он умеет боксировать, и ему нравится Блюхер.
– Оба, или один из них, могут присматривать за вами, когда мы с мамой будем заняты, – вмешался Леандр. – Уверен, они оба отлично знают Лондон. Во всяком случае, лучше нас с мамой. А теперь пора обедать. Что-то вы оба грязные. Почему бы вам не умыться? Вы знаете, как звонить слугам?
Дети кивнули.
– Тогда ступайте.
Когда дети ушли, Леандр грустно повернулся к жене:
– Признаться, я никогда не думал, что они станут обижаться на меня.
– Удар по твоему самолюбию? Извини, это, разумеется, несправедливо. Перемены в их жизни неизбежно приводят к некоторым недоразумениям. Боюсь, они возложили всю вину за них именно на тебя.
– Ну, с этим я справлюсь. Это только закалит меня перед боем за Темпл-Ноллис. Мне не нравится, когда они скрытничают, осторожничают со мной, словно я того и гляди превращусь в двухголовое чудовище. Но я не могу всегда потакать их желаниям. Это было бы глупо.
– Разумеется, – согласилась она, подходя к мужу и беря его под руку. – Им предстоит еще много перемен, и дети до сих пор еще не выработали в себе определенного отношения к ним. Да и мы с тобой тоже. Мне трудно быть графиней, и тебе, я уверена, трудно стать отцом за несколько дней. Но мне кажется, ты отлично справляешься с ролью отца.
Он улыбнулся, словно школьник, которого похвалил учитель:
– Спасибо. Ты тоже неплохо справляешься с ролью графини.
– Это только начало, – улыбнулась она, имея в виду, что еще не появлялась в светском обществе, но в его глазах она прочитала совсем иное значение своих слов. Он окинул ее таким многозначительным и по-мужски откровенным взглядом, что она тут же поспешно удалилась в столовую, вспоминая его слова о том, что он не собирается ограничиваться спальней.
После обеда Леандр просмотрел список, составленный Джудит, и приказал нанять экипаж и лошадей из ближайшей платной конюшни, а также взять напрокат верховых лошадей для детей. Потом он выдал Джудит пачку банкнот – часть ее карманных денег – и велел, чтобы все торговцы, у которых она купит что-либо, присылали счета его поверенному, который займется их оплатой.
Взглянув на пачку банкнот, Джудит сказала:
– Ты очень щедр, спасибо!
Муж махнул в ответ рукой и ответил по-испански:
– Не стоит благодарности.
Когда она сказала, что первым делом собирается в мебельный магазин, он отложил все свои дела и поехал вместе с ней.
Леандр снова превратился в школьника. Выяснилось, что он никогда в жизни не занимался приобретением вещей для дома. Он был избавлен от забот по хозяйству. Этим занимались родители. К тому же семья всегда жила во временно арендованных квартирах. В качестве холостого дипломата и офицера Леандр почти не нуждался в домашнем очаге.
Теперь же он был очарован разнообразием мебели. Он перепробовал все кресла, какие только были в магазине.
– Какая чудесная идея! – сказал он, когда нашел кресло, которое ему понравилось. – А я всегда был уверен, что мебель в доме не зависит от выбора хозяина. – Он подмигнул жене: – Может, и кровати поменяем? Мне точно нужна новая, потому что моя нынешняя помнит еще Ноев ковчег.
Джудит бросила встревоженный взгляд на магазинного клерка и сурово взглянула на расшалившегося мужа:
– В этом магазине не продают матрасы, здесь можно купить только каркасы, а они в твоем доме отличные.
– Но слегка мрачные, разве нет?
Он направился к каркасам кроватей. Джудит, потеряв всякое терпение, схватила его за сюртук. Леандр остановился и недоуменно спросил:
– Нет?
– Не сегодня, Леандр. Мы же пробудем в Лондоне всего пару недель. А по возвращении у нас могут измениться вкусы. Мне нужны только пара кресел и письменный стол, хотя и они могут не понадобиться мне в этот раз.
Заметив лукавый блеск его глаз, она подумала, что его мальчишество напускное, но до конца поверить в это не могла. Леандр вернулся к клерку.
– Мы хотим купить три кресла – вот это и вон те два.
Он показал кресло, выбранное им самим, и два, которые выбрала Джудит.
– Хорошо, милорд. Прошу вас выбрать обивку…
– Нет, мы хотим купить именно эти кресла.
Клерк замялся, потом сказал:
– Но это образцы, милорд.
– И что с того?
Клерк смутился еще больше.
– Но на них сидело бог знает сколько людей…
Граф расхохотался:
– На тех креслах, которыми мы пользуемся сейчас, сидело никак не меньше! Если не в вашей власти продать нам эти кресла, позовите старшего клерка.
– Нет-нет… если вы настаиваете, милорд, конечно же…
– Вот и отлично. Тогда перейдем к письменным столам. И не показывайте нам то, что нельзя доставить к нам домой уже сегодня.
Слушая аристократически высокомерную речь Леандра, Джудит то была готова спрятаться под стол, то хотела встать на сторону мужа. Сам Леандр, однако, явно не придавал значения этому инциденту, поэтому и Джудит решила отнестись к нему почти безразлично.
К несчастью, письменные столы располагались в непосредственной близости от библиотечной мебели, от изобретательности и мастерства исполнения которой можно было сойти с ума. Пока Джудит выбирала себе секретер, Леандр углубился в отдел библиотечной мебели, с удовольствием исследуя стулья, превращавшиеся в стремянки, а потом в письменные столы.
– Не могу понять, почему принцип превращения не нашел применения в других предметах мебели, – весело сказал он. – Тогда бы людям был нужен всего один предмет мебели: кровать превращалась бы в обеденный стол, потом в письменный, потом в диван…
– Какой в этом смысл? – охладила Джудит его пыл. – Разве у нас мало места для всех необходимых предметов мебели?
– Но тогда каждому хватило бы одной комнаты. Представляешь, все население Англии могло бы уместиться в Лондоне!
– Ты считаешь, это хорошо? – с сомнением покачала она головой. – И теперь некоторые люди, а то и целые семьи вынуждены жить в одной комнате, но сомневаюсь, чтобы они могли позволить себе твою чудо-мебель.
– Наверное, ты права, – потупился он.
Выйдя из магазина, Леандр дал кучеру какой-то адрес.
– Куда мы едем? – спросила Джудит без особого интереса. Она давно не чувствовала себя такой свободной и беззаботной. За детьми присматривают надежные люди, денежные вопросы ее больше не мучают, рядом сидит смешливый граф, с которым она готова хохотать весь день!
– Клерк дал мне адрес, где можно купить матрасы, – сказал Леандр.
– Мы купим матрасы, на которых уже лежало бог знает сколько людей? – съехидничала Джудит.
– Нет, тут годится только новый товар. Но мы закажем их сейчас, чтобы к нашему возвращению в Лондон у нас уже не было комковатых матрасов.
– Кстати, не было никакой необходимости так наседать на несчастного клерка. Я вполне могла бы обойтись без кресел еще несколько дней.
– Зачем обходиться, если в наличии есть превосходные кресла? Если тебе не нравится обивка, мы закажем другие, а эти отдадим обратно в магазин. – Он улыбнулся ей: – Ты сочувствуешь санкюлотам? Хочешь повесить меня на ближайшем фонарном столбе?
– Вовсе нет. Наверное, я просто завидую тебе.
– Тогда в магазине матрасов твоя очередь играть роль деспотичного клиента.
– Я не знаю, как это делается, к тому же нам не нужны матрасы прямо сегодня.
– Попробуй! Посмотрим, что у тебя получится.
Это был вызов. И Джудит захотелось ответить на него.
В магазине матрасов им показали миниатюрные образцы, набитые шерстью, войлоком, пухом и пером. Ей всегда хотелось иметь пуховую перину. Цена была невероятно высока, но ведь теперь она была графиней…
– Пожалуй, я куплю себе пуховую перину, – сказала она и с невозмутимым видом посмотрела на мужа: – Или ты предпочитаешь жесткие матрасы, дорогой?
Он улыбнулся ей так, что она сразу вспомнила о предстоящей ночи в его объятиях.
– Может, купим и пуховую перину, и жесткий матрас? И будем спать там, где нам захочется… – тихо сказал он.
Джудит поспешно отвела взгляд.
– Я хочу пуховую перину, – повторила она.
– Тогда я хочу шерстяной матрас. Мне нравится жесткая постель.
Джудит обратилась к клерку и, сделав заказ, прибавила:
– Мы хотим получить эти матрасы сегодня же, немедленно!
– Немедленно? – эхом отозвался клерк, чуть не уронив свой карандаш.
Видя, что беспрекословность приказа получилась фальшивой, Джудит попробовала умоляющие интонации:
– Разве это сложно? Видите ли, мы с мужем только что въехали в дом, в котором стоят самые ужасные на свете кровати. Ночью я глаз не сомкнула…
Молоденький клерк покраснел и смущенно пробормотал:
– Видите ли, миледи, я не совсем уверен… Подождите минуточку, пожалуйста…
Он исчез в служебной комнате. Наклонившись к жене, Леандр прошептал ей на ухо:
– У тебя неплохо получается уговаривать мужчин. Надо мне иметь это в виду и быть начеку на случай, если ты применишь свои чары ко мне…
Не успела Джудит ответить, как вернулся повеселевший, явно довольный собой клерк.
– Мы… у нас есть пара готовых изделий, миледи. Они будут доставлены вам сегодня, если пожелаете.
Ей очень хотелось рассмеяться, но она все же сумела одарить клерка сияющей улыбкой и осыпать его благодарностями.
Когда Джудит и Леандр были уже в карете, он шутливо дотронулся до кончика ее носа:
– Начинаешь осознавать силу своих чар?
На это Джудит не знала, что ответить.
– Думаю, на него подействовали не мои чары, а титул графини.
– Ты действительно так думаешь?
Он взял ее руку и стал целовать кончики пальцев.
– Итак, моя дорогая леди Чаррингтон, какой матрас вы сегодня предпочтете? Жесткий или мягкий?
Она снова не ответила. От пальцев он перешел к ее губам, и Джудит поняла, что любая попытка сопротивления обречена потонуть в его сладостных поцелуях.
Потом он осторожно отстранился.
– Если уж мы, как порядочная супружеская пара, решили дождаться ночи, то мне придется вспомнить о том, что у меня еще масса дел, не терпящих отлагательства. Ты не огорчишься, если тебе придется вернуться домой в одиночестве?
Джудит решительно не хотелось отпускать его, но она понимала, что дела не ждут.
– Нет, не огорчусь. Какое же это одиночество, если со мной кучер и лакей?
Он дернул за сонетку, карета остановилась, и он вышел.
Джудит смотрела ему вслед, все еще чувствуя на губах вкус поцелуев и взволнованно думая о предстоящей ночи. По опыту первой брачной ночи она знала, чего ожидать, но Леандр и Себастьян были такие разные…
Спустя несколько минут она вдруг сообразила, что ей представился отличный случай расплатиться с издателем. Муж выдал на карманные расходы две сотни фунтов и велел побаловать себя. Снять тяжелое бремя долга – самое большое удовольствие. Она решительно дернула за сонетку.
Кучер открыл окошко, и она велела ехать к издателю, мистеру Алджернону Брауни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественский ангел - Беверли Джо



Один раз можно прочитать.
Рождественский ангел - Беверли ДжоКэт
29.05.2013, 16.09





Странное желание главного героя навесить на себя кучу всяких объязательств можно было бы понять, если б им руководила любовь, а то союз с женщиной старше его на 5 лет, с двумя детьми без любви выглядит,мягко говоряя, нелепо
Рождественский ангел - Беверли ДжоItis
4.09.2013, 21.54





Скучновато, не хватает романтики))
Рождественский ангел - Беверли ДжоМилена
5.09.2013, 10.05





Мне очень понравились и книга и фильм ♥
Рождественский ангел - Беверли ДжоМарина
9.01.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100