Читать онлайн Рождественский ангел, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рождественский ангел - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рождественский ангел - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рождественский ангел - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рождественский ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Когда карета остановилась на Монтегю-сквер в Лондоне, было уже очень поздно и темно. Джудит устала от долгой дороги. Роузи и Бастьен крепко спали. За весь день супруги едва перемолвились словом. Впрочем, это было к лучшему – оба пребывали в дурном расположении духа. Джудит знала, что Леандр страдает от похмелья, но не хотела проявлять ни малейшего сочувствия.
Присутствие детей, даже спящих, не давало им возможности высказать друг другу свои обиды. Впрочем, Джудит даже не знала, что сказать. Ею владело беспомощное отчаяние человека, попавшего в крайне неприятную ситуацию и не знающего, как ему лучше поступить. Откровенно говоря, сейчас ей очень хотелось взять причитающиеся ей по брачному контракту деньги и навсегда оставить Леандра с его родственниками.
Кучер отворил дверцу кареты, и Леандр подхватил на руки спавшего Бастьена. Однако мальчик тут же проснулся и заявил, что пойдет сам. Тогда Леандр взял на руки Роузи, которая продолжала мирно спать.
Кучер постучал в дверь, и через некоторое время на пороге показался испуганный лакей в рубашке и штанах.
– Милорд! Мы не ожидали…
Леандр вошел в дом.
– Я и сам не ожидал, что окажусь здесь, Джордж. Вели занести багаж.
Он прошел через элегантно отделанный вестибюль в холодную гостиную, где осторожно уложил Роузи на диван. Комната, как и весь дом, освещалась лишь лунным светом. Леандр вышел в вестибюль и крикнул:
– Здравствуй, дом! Просыпайтесь, слуги! Хозяин приехал!
Джудит показалось необычным подобное приветствие, но оно сработало. Через несколько минут появились две перепуганные служанки и дородный дворецкий.
– Милорд… – пролепетал он.
– Знаю-знаю, – не дал ему договорить Леандр. – Вы меня не ждали, ничего страшного. Но со мной моя жена и двое детей. Мы все очень устали. Нам нужны свечи, горячий чай и какая-нибудь еда. Суп, если найдется. Проветрите все постели, в первую очередь детские. Поместите детей рядом с хозяйскими покоями. Огонь, я полагаю, разожжен только на кухне?
– Да, милорд.
– Ладно, все равно мы скоро ляжем спать, но для детей найдите пару одеял.
Вскоре в доме забегала прислуга, выполняя приказания хозяина.
Бастьен снова уснул в неудобном положении, но Джудит не стала тревожить его. Лакей принес и зажег свечи, торопливо вошла служанка с двумя одеялами, которыми бережно накрыла спящих детей. Сделав почтительный реверанс, она удалилась, бросив на супружескую пару любопытный взгляд.
Леандр ушел, потом вернулся с графином и двумя бокалами.
– Это бренди, – сказал он. – Хочешь немного?
Джудит покачала головой. Она почти не замерзла в своей накидке и муфте, но все же чувствовала что-то вроде озноба, вызванного скорее сильным утомлением. Джудит почти не спала всю прошлую ночь, день выдался трудным и долгим, да еще эта размолвка с мужем…
Над камином висел чудесный портрет девушки с тревожным взглядом янтарных глаз. Одежда, поза – все говорило о высокомерном благополучии, но в глазах стояла мольба.
– Это моя мать, – негромко сказал Леандр. – Генриетта Делехей, единственная наследница двух огромных состояний. Этот дом – часть ее приданого.
Должно быть, Генриетте было не больше шестнадцати, когда писали этот портрет. Джудит знала, что потом она стала любящей матерью. А вот какой женой она стала?
Словно читая ее мысли, Леандр сказал:
– Позднее она научилась скрывать ранимость своей души.
Слуги накрывали на стол. Джудит обернулась к мужу. Она так и не сказала ему ни слова, и все же лед между ними начал таять.
Пока Аддисон, дворецкий, заканчивал накрывать на стол, вошла служанка и сказала, что постели для детей готовы. Леандр велел лакею отнести Бастьена в спальню, а сам взял на руки Роузи. Джудит замыкала маленькую процессию.
В комнатах, как и следовало ожидать, было прохладно, но слуги положили в постели грелки. С помощью служанки Джудит осторожно раздела Роузи и уложила ее в постель. Войдя в соседнюю комнату, она увидела, что Леандр раздевает Бастьена.
– Можно оставить дверь между их комнатами и дверь в твою комнату открытыми, – тихо сказал он. – Если ночью они проснутся, то не испугаются.
Джудит прошла в соседнюю комнату и обнаружила там служанок, стеливших постель.
Леандр распахнул еще одну дверь.
– Это твоя туалетная комната. За ней – моя спальня. А теперь давай поужинаем. Это поможет тебе расслабиться и отдохнуть.
На столе стоял горячий густой овощной суп – приготовленный, по всей видимости, для слуг, – ломти холодного пирога с мясом и поджаренный сыр. И горячий чай. Джудит едва прикоснулась к еде, зато с удовольствием выпила три большие чашки чаю.
– Я пойду спать, – сказала она, встав из-за стола, – иначе тебе придется и меня уносить на руках.
– Что ж, спокойной ночи, сладких снов, – кивнул Леандр. В спальне ее уже ждала горничная, чтобы помочь раздеться и расчесать волосы. Через несколько минут Джудит уже была в постели, не в силах думать о будущем.
На следующий день она проснулась от того, что служанка разводила огонь в камине.
Теперь, когда Джудит отдохнула, вчерашние мрачные мысли показались ей необоснованными. Последние дни выдались напряженными и очень насыщенными.
Закончив работу, служанка сделала реверанс и направилась к двери.
– Можно мне немного чаю? – спросила у нее Джудит.
– Да, миледи, – испуганно ответила та.
Теперь, при свете дня, у Джудит была возможность как следует разглядеть свою спальню, которая ей, честно говоря, не очень нравилась. Мебель была тяжелой и темной, шторы выцвели от времени. Джудит пришла к выводу, что, поскольку ни Леандр, ни его отец не бывали в Лондоне подолгу, никто не занимался обновлением дома с того времени, как его покинул последний постоянный обитатель. Или обитательница? Его мать или бабушка? Судя по качеству матраса, он был куплен не меньше пятидесяти лет назад.
Джудит неожиданно почувствовала приступ ностальгии по своему маленькому, но такому уютному деревенскому домику в Мейфилде. Впрочем, она тут же одернула себя – теперь она графиня и живет в богатом городском доме. Вне всяких сомнений, уютные порядки деревенского домика были бы здесь совершенно неуместны.
И словно в подтверждение ее мыслей на пороге комнаты показалась вчерашняя горничная. В руках она держала серебряный чайный поднос. Подойдя к кровати, горничная поставила его на специальный столик, присела в почтительном реверансе и сказала:
– Доброе утро, миледи. Меня зовут Эмери, я имею честь быть вашей камеристкой. Я принесла вам чай. Хотите что-нибудь еще?
В голосе горничной чувствовалась некоторая обида. Очевидно, Джудит нарушила неписаные правила распределения обязанностей среди прислуги, попросив утреннюю служанку принести ей чаю.
– Разумеется, – как можно тверже ответила Джудит. – Мне понадобится моя одежда. Я не знаю, куда поставили дорожные чемоданы…
– Вся ваша одежда уже вынута из чемоданов, проветрена и проглажена, миледи, – отчетливо сказана Эмери.
Джудит бросила взгляд в сторону окна. Тусклый свет за стеклом говорил о раннем утре. Да, в этом доме царили строгие порядки. Но Джудит была полна решимости не ударить в грязь лицом.
– Очень хорошо, – с мягкой улыбкой похвалила она камеристку. – Тогда через полчаса я приму ванну и надену розовое шерстяное платье. Кто-нибудь уже приставлен к детям?
Камеристке явно понравилась похвала графини, и интонация ее голоса смягчилась.
– Да, миледи, Бетти будет присматривать за мисс Розеттой, а Джордж – за мастером Бастьеном. Но дети еще не проснулись, миледи.
Джудит кивнула.
– А лорд Чаррингтон? Он уже встал?
– Насколько мне известно, нет, миледи.
Наступила пауза. Джудит поняла, что камеристка ждет от нее дальнейших приказаний.
– Я буду завтракать внизу, Эмери. Если к тому времени дети проснутся, пусть позавтракают вместе со мной. После завтрака я бы хотела осмотреть дом и обсудить текущие дела со старшими слугами. Это все, вы свободны, Эмери.
Когда камеристка ушла, Джудит с облегчением вздохнула и налила себе чай. Для здешних слуг она хотела бы стать не надменной госпожой, а скорее старшим другом, но то обращение с прислугой, к которому она привыкла в Мейфилд-Хаусе, здесь, в Лондоне – не говоря уже о Темпл-Ноллисе, – было совершенно неуместно.
Она вздрогнула при мысли о штате прислуги в Темпл-Ноллисе. Вполне возможно, они считают себя венцом творения, оказавшись в столь богатом и великолепном доме. Что же будет, если эти гордецы узнают о ее беспросветной бедности до замужества?
Обхватив горячую чашку обеими руками, Джудит думала о том, что никогда раньше ей не приходило в голову, – выйдя замуж за графа и став таким образом графиней, она будет вынуждена каждый день доказывать свое право на этот титул и положение.
Потом она взяла себя в руки. Ей приходилось справляться и не с такими ситуациями! Она обещала Леандру стать хорошей женой и настоящей графиней. Пусть все прочее горит синим пламенем, но эту часть контракта она обязана выполнить.
Что должна делать хорошая жена и настоящая графиня?
Управлять домом ради процветания и благополучия семьи.
Этот дом, несмотря на строгие порядки, все же не был готов к приему детей. Ни Роузи, ни Бастьен не могли получить здесь такую же свободу, как в Мейфилде. Если они пробудут в Лондоне всего несколько дней, не стоит нанимать гувернантку и домашних учителей, и все же должен же кто-то присматривать за детьми!
Джудит потерла виски. Всего несколько дней назад она бы просто обсудила все вопросы с Леандром, но теперь это казалось невозможным. У нее в ушах до сих пор звучал его властный голос, его слова о том, чтобы она не вмешивалась в его личные дела. Устройство домашнего хозяйства тоже относилось к его личным делам?
Она вспомнила, как вместе с Леандром бродила по рынку в Гилдфорде… Как же они дошли теперь до таких ужасных отношений?
Она села в постели и покачала головой. Какая ерунда! Джудит поставила на одну чашу весов все дни, когда он был честным и добрым, а на другую – один-единственный обидный разговор. И что же должно перевесить? Джудит была достаточно взрослой и мудрой, чтобы понимать, что порой люди говорят не то, что хотят, или не так, как хотят, особенно если находятся под влиянием сильных чувств.
Так под влиянием каких чувств находился ее муж?
Несомненно, это было связано с поместьем Темпл-Ноллис и его родственником, дядей Чарлзом. Леандр считал, что родственники хотят удержать его подальше от родового гнезда, выдумывая с этой целью невероятные истории и даже эпидемию дифтерии. Он отзывался о них как об алчных людях.
Но почему бы ему не обсудить все с ней, своей женой?
Он не доверял ей! Это и было самым обидным.
Вошла Эмери и сообщила, что ванна для Джудит уже готова. Джудит отправилась в туалетную комнату. Там было уже тепло, от ванны с горячей водой шел пар, на крючке висели большие мягкие полотенца. Настоящее блаженство!
Наслаждаясь ванной, она думала о своих отношениях с мужем. Себастьян никогда не обсуждал с ней свои личные дела, и она никогда не обижалась на него за это. Почему же теперь она так расстроилась? Потому что Леандр показался ей совсем другим человеком.
Потому что отношения с ним были для нее очень важны, чего не чувствовалось в браке с Себастьяном.
От страшной догадки она замерла, почти не дыша.
Нет! Она не должна поддаваться этому чувству! Никакой любви – вот главный принцип ее брака с Леандром. Джудит отлично знала, что ему не понравится ее влюбленность. Он провел детство, видя страдания матери от неразделенной любви, и ни за что на свете не хотел повторить эти страдания в собственном браке.
Она обещала! Она обещала…
Кроме того, она знала, что нужна Леандру, который был совсем одинок в этом мире. Чужак на своей собственной родине, он не доверял даже кровным родственникам. Ни один человек не заслуживает такого одиночества.
Она создаст для него семью и домашний очаг и будет его помощницей во всех делах.
Вода понемногу остывала, и Джудит принялась поспешно смывать с себя усталость проведенных в дороге дней.
Может, ему просто нужна была экономка в доме и женское тело в постели?
При мысли о постели Джудит бросила беспокойный взгляд на дверь в спальню мужа и поспешно выбралась из ванны. Горничная тут же подала ей большое нагретое полотенце. Джудит не знала, когда Леандр захочет исполнить свой супружеский долг, но надеялась, что не сейчас, когда их отношения не успели наладиться.
Эмери ловко уложила ее волосы в красивую прическу.
Спускаясь по лестнице своего нового дома, она все же чувствовала себя посторонним человеком. Лестница была широкая, без коврового покрытия, с массивными дубовыми перилами. По сторонам висели потемневшие от времени пейзажи. Нигде не было ни пылинки и ни капельки домашнего уюта. Джудит предпочла бы постелить ярко-красную ковровую дорожку, повесить более веселые пейзажи в светлых тонах и сделать какие-нибудь яркие украшения.
В холодном, выложенном плиткой вестибюле уже стоял величавый дворецкий, который с почтительным поклоном провел ее в столовую. Джудит внимательно смотрела по сторонам, в который раз удивляясь холодной неприветливости и безжизненности роскошного дома. Впрочем, может, ей это только кажется, поскольку она не привыкла к роскоши?
В столовой Джудит увидела Леандра, читавшего газету. Отложив ее в сторону, он встал и приветствовал жену осторожной дипломатической улыбкой:
– Доброе утро, дорогая!
В его словах и улыбке не было ни тени дружеской близости, которая была когда-то между ними.
– Доброе утро, – эхом откликнулась она, садясь за стол. Аддисон поставил перед ней завтрак.
– Ты хорошо спала? – спросил Леандр.
– Сносно, – ответила она, понимая, что сейчас не время жаловаться на неудобный матрас. – Какой интересный дом! – добавила она, чтобы заполнить неловкую паузу, но ее слова прозвучали глупо.
– Он довольно старый. Его построил мой прадед в начале восемнадцатого века. Боюсь, он очень старомоден.
Джудит взглянула на него, рассуждая, означала ли последняя фраза его неудовольствие.
– Должно быть, это очень интересно – иметь дом с такой долгой семейной историей, – сказала она и тут же осеклась. Какую глупость она сморозила, сказав такое настоящему аристократу, да еще в присутствии дворецкого!
Леандр налил себе еще кофе и невозмутимо ответил:
– История семьи моей матери не слишком интересна. Несколько поколений назад они были простыми ремесленниками, потом сумели сделать неплохие деньги на скобяных изделиях, угле и, кажется, рабах.
Джудит не знала, что на это сказать.
– Я всегда считал, что этот дом скорее воплощение больших денег, чем вкуса, но если он тебе нравится, то отлично. – Он поднес чашку к губам и неожиданно поморщился: – Как грубо сказано…
– А еще блестящий дипломат! – неожиданно расхохоталась Джудит.
Он улыбнулся ей в ответ, и атмосфера сразу потеплела.
– Этот дом имеет свои преимущества, – сказал Леандр. – Он просторный, с большим садом и конюшней. В нем лучшие перила, по ним здорово съезжать.
Последние озорные слова заставили Джудит взглянуть на мужа и торопливо сказать:
– Только не говори об этом Бастьену!
Леандр рассмеялся:
– Если он уже сам не понял этого.
И тут Джудит услышала приглушенное хихиканье и шуршащий звук, за которым последовал легкий визг перил. Догадавшись обо всем, она подперла голову рукой.
Через мгновение в столовой появились Бастьен и Роузи, выглядевшие чистыми ангелочками.
– Доброе утро, мама! Доброе утро, папа Леандр!
Поцеловав подошедших детей, Джудит велела им сесть за стол. К ним тут же подошел Аддисон, чтобы подать завтрак.
К удивлению Джудит, величавый дворецкий прямо-таки растаял, увидев детей, и предложил им на завтрак чуть ли не все содержимое кладовых. Джудит решила вмешаться.
– Яйца, тосты и чай, больше ничего не надо, – сказала она слегка растерявшемуся Аддисону.
Дворецкий послушно кивнул, но все же спросил детей, что бы они предпочли на обед и ужин. Джудит и Леандр переглянулись, и она увидела, что и муж удивлен неожиданным поведением дворецкого. Она не видела ничего плохого в том, чтобы побаловать Бастьена и Роузи их любимыми блюдами, тем более что в последние дни они так просто питались, что лакомствами для них были довольно обычные продукты – апельсины, яйца по-шотландски,
type="note" l:href="#n_3">[3]
креветки, говядина в тесте и, разумеется, мороженое.
Когда вопрос с меню был окончательно улажен, Леандр отпустил Аддисона.
– Надеюсь, все успели отдохнуть после долгого путешествия? – обратился он к жене и детям.
– Я чувствую себя гораздо лучше после сна и горячей ванны, – ответила Джудит.
– Признаюсь, ты с самого начала была во всем права, – сказал Леандр. – Долгое путешествие сразу после свадьбы, да еще с двумя детьми, было не лучшей идеей.
Роузи тут же покраснела и сказала:
– Я прошу прощения за то, что мне было плохо ночью…
Им понадобилось немало времени, чтобы успокоить ее.
– Но разве мы не отправимся в Темпл-Ноллис, сэр? – спросил Леандра Бастьен.
– Конечно, отправимся, – заверил его граф. – Но сначала мы должны убедиться, что там нет опасности заболеть дифтерией.
Потом он подробно ответил на все расспросы детей относительно Лондона и поместья Темпл-Ноллис. Наконец Леандр встал из-за стола и обратился к жене:
– Я собираюсь послать верного человека в Темпл-Ноллис. В течение этой недели мы будем все знать наверняка.
Ей хотелось поговорить с ним, но сейчас для этого было не время и не место. Он уже направлялся к двери, когда она все же остановила его вопросом, не терпящим отлагательств.
– Леандр, нам нужно подумать о том, кто будет присматривать за детьми. Кроме того, – осторожно добавила она, – нам, наверное, придется немного изменить устройство дома.
В ответ он выразительно пожал плечами:
– Поступай, как знаешь. Это ведь твой дом.
Ох уж эти мужчины!
– Скажи, мы будем приглашать гостей? – спросила Джудит.
– Я об этом как-то не думал. А тебе хотелось бы?
– Нет, – с тайным облегчением сказала она. Ей хватало дел и новых забот и без того, чтобы пытаться занять свое графское место в светском обществе.
– В таком случае мы не станем никому сообщать о нашем приезде в Лондон. Я думаю, мы проведем здесь самое большее пару недель, – решительно сказал Леандр.
Он вернулся к столу и поцеловал ее в щеку.
– Делай, как хочешь, дорогая. В этом доме давно никто не жил. Даже прислуга была нанята всего несколько месяцев назад. А до того здесь был только сторож.
С этими словами он ушел, оставив Джудит в некотором замешательстве. Она не совсем понимала, что для него означало слово «перемена» – передвинуть диван на другое место или сломать перегородку между комнатами? Разумеется, она не собиралась делать ничего столь серьезного, но все же…
– Можно нам пойти в Тауэр, мама?
Вопрос Бастьена отвлек от размышлений. Ее подавленное состояние было вызвано не столько необходимостью изменений в доме, сколько размолвкой с мужем. Впрочем, он, кажется, уже немного оттаял, и у нее еще будет время поговорить с ним по душам.
Когда дети позавтракали, она разрешила им вместе с ней осмотреть дом. Миссис Аддисон, экономка, была столь же дородной, как и ее муж, но не такой величественной. Она быстро провела их по всем четырем этажам и подвальным помещениям.
Везде было одно и то же – солидность, чистота, дорогая старомодность во всем и никаких следов человеческого присутствия. Многие комнаты выглядели так, словно ими никогда никто не пользовался.
По мнению Джудит, все было дорого, добротно, но… уродливо.
В доме было несколько комнат, предназначенных для детей, но ими, похоже, очень давно не пользовались. Джудит решила, что не имеет смысла обновлять их для Бастьена и Роузи, особенно если их визит в Лондон продлится недолго.
Оставив Бастьена и Роузи играть в детской, она отправилась осматривать подвальные помещения, которые оказались самой удобной и обжитой частью дома. Кухонная печка новой конструкции привела Джудит в восторг.
– Эту вещь граф приобрел чуть ли не в первую очередь, – одобрительно сказала миссис Аддисон. – Вы представить себе не можете, миледи, какой старомодной была эта кухня. Граф нанял меня и мужа и велел нам подобрать всю прочую прислугу. Но мы с мужем сразу сказали, что ни одна уважающая себя кухарка не станет работать в такой кухне. Он спросил, что нужно для хорошей кухарки, и купил вот эту печку. Вот как все было!
– Мне кажется, в доме давно не было никаких изменений, – осторожно проговорила Джудит.
– Граф не просил об этом, миледи. Будучи человеком одиноким, он лишь иногда приглашал к себе одного-двух друзей. – Взглянув на хозяйку, экономка решилась на сплетни: – Говорят, лет пять назад здесь жил только один старик, некий мистер Делехей, дед графа по материнской линии. Насколько я понимаю, он был своего рода отшельником. Когда дед умер, нынешний граф и его отец были за границей, поэтому дом просто закрыли наглухо и оставили тут одного сторожа. Надо сказать, за домом хорошо следили, и все равно нам пришлось как следует попотеть, чтобы привести его в жилой вид.
– В этом я не сомневаюсь, миссис Аддисон, вы проделали огромную работу. Весь дом просто сияет чистотой.
– Должность у меня такая, миледи, – скромно потупилась экономка.
Интересно, как бы повела себя миссис Аддисон, если бы знала, что всего несколько недель назад Джудит сама мыла и скребла полы в своем доме?
Джудит вернулась на первый этаж, погруженная в раздумья.
Поразмышляв некоторое время, Джудит решила устроить в небольшой гостиной рядом с библиотекой будуар и приказала тотчас развести там огонь в камине.
Потом она внимательно осмотрела свой будуар. Обои ручной работы успели выцвести от времени, но не раздражали глаз. Шторы были из парчи мрачного красно-коричневого цвета, но для зимы такие вполне подходили. Обюссонский ковер на полу вполне сносный и к тому же почти новый. Что ей решительно не нравилось, так это мебель – тяжелый низкий и широкий стол, четыре жестких деревянных кресла и пара низких и неудобных мягких кресел в стиле королевы Анны.
Конечно, в библиотеке было бы удобнее, но Джудит была почти уверена, что эта комната служила святилищем для старого графа, а теперь – для ее мужа. С ее стороны было бы глупо пытаться занять ее.
Но чтобы сделать из комнаты рядом с библиотекой уютное женское гнездо, придется купить хотя бы одно большое удобное кресло.
Она вспомнила, что ей была обещана приличная сумма на карманные расходы. Интересно, когда можно будет ею распоряжаться? Потом она вспомнила о деньгах, подлежавших выплате издателю книг Себастьяна, и о Тимоти Росситере.
Теперь, когда она оказалась в Лондоне, можно было послать записку Тимоти с благодарностью и сообщением о том, что он может, наконец, не выплачивать ей содержание. С другой стороны, она могла бы воспользоваться этими деньгами, чтобы хоть частично оплатить счет издателя. Ей казалось более справедливым оплатить книги Себастьяна за счет его семьи, а не за счет Леандра.
Интересно, насколько беден брат Себастьяна? Он жил на Кларджес-стрит. Надо будет спросить Леандра, в какой части города находится улица. А пока она оплатит счет издателя из своих карманных денег. Конечно, это ненужная трата, но деваться некуда. Значит, придется напомнить мужу об обещанных карманных деньгах.
Джудит поежилась.
Отбросив эти мысли, она направилась в библиотеку за ручкой и бумагой и стала составлять список необходимых приобретений: два удобных кресла, дамский письменный стол, канцелярские принадлежности, визитные карточки, книжки и игры для детей, путеводитель по Лондону…
Она задумалась, покусывая ручку. Как именно она уладит финансовые вопросы с мистером Брауни? Она не имела ни малейшего представления о том, как это делается в Лондоне. Она всю жизнь жила в деревне.
Леандр, разумеется, сам оплатит счет, если она попросит его об этом, но в том-то и дело, что Джудит не хотела посвящать в это мужа. Она опасалась, что он сразу догадается, какую роль в решении Джудит помириться с ним сыграла необходимость платить издателю.
Словно услышав ее мысли, на пороге библиотеки появился Леандр.
– Ты работаешь, Джудит? Тебе бы лучше отдохнуть.
Теперь он снова стал тем приятным молодым аристократом, за которого она выходила замуж, и она с облегчением вздохнула.
– Вряд ли составление списков можно назвать работой, – улыбнулась она.
– Списков? Звучит устрашающе. Но почему здесь? Неужели тебе нравится эта комната? Она всегда казалась мне безобразной… – Он осекся и провел рукой по лицу. – Я опять сказал грубость…
С трудом сдержав улыбку, Джудит торжественно произнесла:
– Мне эта комната кажется очаровательной.
На его лице мелькнул неподдельный испуг, но он сумел тотчас его скрыть.
– Что ж, мне очень приятно это слышать, – дипломатично сказал он.
– Да, – продолжила Джудит, оглядывая комнату. – Цвета напоминают прошлые века. А мебель такая… основательная.
Он подошел к ней, в его глазах мелькал странный огонек. Леандр приподнял ее подбородок, и сердце Джудит на мгновение замерло.
– Дорогая леди Чаррингтон, – вкрадчиво сказал он, – неужели вы осмелились подтрунивать надо мной?
– Протестую, милорд!
Он притянул ее к себе и прошептал:
– Ты становишься дерзкой. Здесь, в доме моего деда, женщины всегда знали свое место.
Он неожиданно поцеловал ее горячими и страстными губами.
– И где же мое место, сэр? – едва слышным шепотом поинтересовалась Джудит.
– Как где? Ниже меня, разумеется.
У нее перехватило дыхание от двусмысленности его слов.
– Подо мной, в постели, – еще откровеннее проговорил он. – Если ты не забыла, мы с тобой кое-что не закончили…
Джудит сглотнула комок в горле, но решила не возражать.
– Сейчас? – прошептала она.
– Как, прямо здесь? – удивился он. – Должно быть, у тебя была бурная жизнь, дорогая. Как бы мне ни хотелось заняться этим прямо сейчас, я не хочу больше неожиданных вторжений третьих лиц.
Сильно смутившись, она попыталась оправдаться, но граф перебил ее:
– Мне нужно поговорить с тобой. Пойдем в библиотеку. Хоть тебе и нравится эта комната, я бы предпочел говорить с тобой в другой.
Леандр последовал за женой в библиотеку, размышляя, не стоило ли ему принять ее приглашение и уложить Джудит в постель прямо сейчас. Должно быть, она считает его полным идиотом – состоять в браке уже четыре дня, но так и не переспать с собственной женой! Несомненно, Себастьян так не медлил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рождественский ангел - Беверли Джо



Один раз можно прочитать.
Рождественский ангел - Беверли ДжоКэт
29.05.2013, 16.09





Странное желание главного героя навесить на себя кучу всяких объязательств можно было бы понять, если б им руководила любовь, а то союз с женщиной старше его на 5 лет, с двумя детьми без любви выглядит,мягко говоряя, нелепо
Рождественский ангел - Беверли ДжоItis
4.09.2013, 21.54





Скучновато, не хватает романтики))
Рождественский ангел - Беверли ДжоМилена
5.09.2013, 10.05





Мне очень понравились и книга и фильм ♥
Рождественский ангел - Беверли ДжоМарина
9.01.2014, 22.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100