Читать онлайн Рискованное приключение, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованное приключение - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованное приключение - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованное приключение - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рискованное приключение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

На следующее утро Эльф попросила принести завтрак ей в спальню, чтобы не попадаться на глаза проницательной Аманде. Она пыталась сосредоточиться на заговоре, но мысли о Форте устроили в ее голове настоящий фейерверк, затмевая все вокруг. Наверное, на нее так подействовала его боль, думала она, надкусывая булочку с черникой. На балу в Девоншир-Хаусе циничная маска ненадолго соскользнула с лица Форта, и девушка поняла, как он страдает. Эльф не могла допустить, чтобы кто-нибудь так мучился.
Проведя в размышлениях бессонную ночь, она пришла к выводу, что корень всей проблемы — в смерти его отца.
До того как унаследовать титул, Форт проводил время в поисках развлечений и считался беспечным малым, правда, склонным к вспышкам гнева. Когда в его семье возникли проблемы, эта сторона его натуры возобладала, но в нем еще не было признаков горечи или ожесточения. Эти качества появились только после трагических событий во время бала маскарада.
Может быть, он просто горюет по отцу? Маловероятно. Его угнетает нечто, куда более мрачное и запутанное, чем горе.
Эльф недовольно поморщилась и вытерла пальцы о льняную салфетку. Она не съела ни крошки и совсем не чувствовала аппетита.
Вспоминая маскарад в ноябре прошлого года, Эльф поняла, как мало внимания уделила смерти четвертого графа Уолгрейва. Ее не было в холле, когда раздался роковой выстрел. Сразу же вслед за этим ей пришлось ухаживать за принцессой Августой и другими дамами, упавшими в обморок. А после бала она занялась подготовкой к свадьбе Шона и Частити.
Хотела бы Эльф знать, что именно подействовало на Форта столь пагубным образом. Ответ на этот вопрос необходимо найти. Девушка чувствовала, что никому не будет покоя, пока она все не выяснит.
В очередной раз Эльф с досадой подумала: придется ждать возвращения братьев, которые могли бы ей рассказать, что же случилось на самом деле. Куда они все запропастились? Прошло уже три дня, как она разослала сообщения. Пора бы хоть кому-нибудь вернуться. Слишком все запутано и взаимосвязано, слишком рискованно, чтобы один человек мог разобраться в этом деле, даже если это и Маллоран.
Кстати, где пропадают слуги? Почему от них до сих пор нет известий? Она вдруг засомневалась: не пренебрег ли Грейндер ее распоряжениями и не утаивает ли от нее доклады. Пусть только посмеет! Она спустит с него шкуру. Эльф позвонила Шанталь, выскользнула из постели и решительно набросала записку Грейндеру с требованием отчета.
Первым делом она велела горничной передать записку лакею с указанием незамедлительно доставить ее адресату. Одевшись, Эльф спустилась вниз и узнала, что Аманда отправилась навестить свою старую няню, предоставив ей целую кипу приглашений для тщательного изучения. Эльф просмотрела их без всякого интереса. Светская активность казалась ей все более бессмысленной, хотя она и не прочь отвлечься, чтобы заглушить снедавшую ее тревогу.
Беспокойство так терзало ее, что она была готова часами вышагивать по комнате из угла в угол, с нетерпением ожидая вестей от Грейндера. Вместо этого она постаралась взять себя в руки и, как истинная леди, уселась в уютном, залитом солнцем уголке, занявшись рукоделием.
Предаваясь невинному занятию, она тщательно анализировала планы заговорщиков и намечала свои возможные действия. Однако ее мысли все время возвращались к Форту, словно какая-то деталь, подсознательно отмеченная ею, имела непосредственное отношение к нему.
Внезапно, отбросив в сторону изящную вышивку, девушка решила еще раз порыться в стопке приглашений.
Вот! Она извлекла карточку, которая по неведомой причине засела у нее в голове. Леди Ярдли давала маскарад. Леди Ярдли — весьма почтенная дама, и ее приемы не имели ничего общего с Воксхоллом. Почему же в таком случае ее приглашение вызвало у Эльф интерес? Что-то порочное витало в ее мыслях…
Наконец ее осенило: леди Ярдли доводится теткой Форту. А значит, граф наверняка там будет. Более того, на маскараде Эльф снова может стать Лизетт. Если он появится, то, несомненно, узнает алый с золотом наряд и последует за ней. Возможно, ей удастся еще раз увидеть великодушного и веселого Форта.
Разумеется, ей грозит риск разоблачения, и тогда она окажется не только в неловкой ситуации, но даже опасности.
Испытывая одновременно и приятное волнение, и тревогу, девушка сидела, уставившись на карточку с приглашением, пока стук в дверь не вывел ее из задумчивости.
Вошел лакей Аманды:
— Человек по имени Робертс спрашивает, не соизволите ли принять его, миледи.
Робертс? Кто это?
Эльф не сразу вспомнила, что так зовут одного из слуг Маллоранов, приставленных следить за Фортом. Девушка удовлетворенно вздохнула: наконец-то она может заняться чем-то конкретным и забыть на время о своих безумных фантазиях.
«В твоих руках, возможно, судьба государства и жизнь короля, — мысленно ругала она себя, следуя за лакеем. — А ты думаешь о том, как разодеться в красное и провести ночь греха с Фортом Уором!»
Если повезло, Робертс узнал, где живут шотландцы. Тогда она в какой-то степени сможет контролировать ситуацию.
Лакей проводил ее в гостиную экономки, где ждал Робертс, одетый, как почтенный торговец, в бриджи и куртку из шерстяной ворсистой ткани. В таком виде, смешавшись с уличной толпой, он едва ли мог привлечь внимание. Эльф с удовлетворением отметила, что он явно знает свое дело.
Но первые же его слова разочаровали ее.
— Боюсь, мне практически нечего сообщить, миледи.
— Нечего? — огорченно повторила Эльф, опустившись в кресло.
Робертс пожал плечами:
— Граф делает то, что положено делать графу, миледи. И слуги в его доме того же мнения. Ничего сомнительного, разве что несколько дней назад он привел ночью потаскушку, которая вроде сбежала от него. По крайней мере, — добавил он, почесывая свой нос, — утром ее там не Оказалось, и, похоже, это его задело.
Эльф искренне надеялась, что ее щеки не покраснели.
— Не думаю, что это важно Он воспринял это как упрек.
— Сожалею, миледи.
— И никто не наблюдает за домом?
— Никто, миледи, хотя улица довольно оживленная и полностью этого исключить нельзя, если они действуют умело. Они могут даже снять комнату в доме напротив. Наши девушки что-то такое учуяли. Но вы же знаете женщин. — Он дипломатично умолк, с преувеличенным вниманием рассматривая стену.
— Отлично знаю, — уронила Эльф. — Итак, они полагают, что наблюдатели есть, но никто из вас ничего особенного не заметил. А ночью за домом нет слежки? Думаю, это несложно проверить.
— Покорнейше прошу прощения, миледи, но с какой стати наблюдать за его домом, когда он спит? Если граф кого-то интересует, то за ним будут следить днем, а в такой толчее не много увидишь.
— Значит, ничего. — Эльф даже стало дурно от тревоги и разочарования. Видимо, пришло время довести до властей сведения о заговоре.
А что, собственно, она знает? Что человек по имени Мюррей говорил о делах, смахивающих на заговор якобитов с целью убийства короля, и граф Уолгрейв в этом участвует? А она об этом услышала, прогуливаясь по аллее друидов в Воксхолле, прикинувшись — по совершенно немыслимой причине! — француженкой Лизетт Белхарди?
Да ее просто упекут в сумасшедший дом!
— Кроме комнаты в подвале, которую граф велел охранять.
Эльф, глубоко задумавшись, вздрогнула:
— Что?
— Сдается, граф что-то спрятал недавно в подвале, миледи, и приставил сторожить двух парней. Они не знают, что там, да и никто не знает.
— Это не человек?
Робертс отрицательно покачал головой:
— Ни еды, ни воды. И размером никак не больше ребенка, завернутого в плотную ткань. Хотите, чтобы мы попробовали выяснить, в чем дело?
Эльф попыталась угадать, что бы это могло быть, но ничего не придумала.
— А вы сможете все проделать незаметно?
Он опять потер нос.
— Не так-то это просто, миледи. Ключ, понимаете, только один, и граф держит его при себе. Да и парни, что сторожат, — честные. Но я попрошу одного из тамошних наших людей попытаться.
— Тогда сделайте это, но пусть излишне не рискует. Я не хочу, чтобы граф заподозрил слежку за собой. Что насчет шотландцев? Вы навели справки во всех гостиницах?
— Да, миледи. Кругом полно шотландцев — можно только пожалеть, что теперь от них нет проходу, — но никто не подходит под ваше описание Мюррея.
Эльф с досадой вздохнула. Если заговор действительно существует, то он наверняка набирает темп, тогда как она не продвинулась ни на шаг. И уже готова была подумать, что все это плод ее разыгравшегося воображения, если бы таинственный сверток в доме Уолгрейва не возродил ее опасения. Что же могущественный граф держит в запертой и охраняемой комнате, ключ от которой только у него? Должно быть, это очень важно и, наверное, представляет собой опасность.
И какой таинственностью Форт окружил все это! Подобное поведение можно объяснить только причастностью к исключительно секретному делу.
Скажем, измене.
Она должна узнать, что Форт хранит в запертой комнате. Эльф вдруг осознала, что встала и расхаживает взад и вперед по тесной комнатушке, а Робертс с любопытством наблюдает за ней.
Проклятие! Ее мысли приняли опасный и соблазнительный оборот. Определенно, есть один человек, способный выяснить, что же находится в той комнате, — некая дама в алом по имени Лизетт. Если, конечно, Лизетт станет любовницей Форта.
Она остановилась, уставившись невидящим взором на пустой камин. Во рту у нее пересохло, сердце пустилось вскачь, но озноб восторга пробежал по коже. В голове у нее созрел план, в котором идеально сочетались ее собственные желания и долг перед короной.
Так можно разрешить все проблемы.
Если, конечно, забыть об опасности.
Ей придется совершить нечто действительно порочное, то, чего ей хотелось больше всего…
— Думаю, нам следует выманить их наружу, — заявила она, поражаясь самой себе.
— Простите, миледи, что вы сказали?
Поразмыслив еще немного над своим планом, она поглубже втянула воздух.
— Завтра леди Ярдли дает бал-маскарад в своем доме на Кларион-стрит. Граф, по всей вероятности, будет там, ведь леди Ярдли — его тетка. — Она говорила на удивление спокойно, тогда как ее сердце бешено колотилось. — Бал посетит женщина, одетая в полосатое красное платье поверх алой нижней юбки и красный с черным корсаж, обшитый золотой тесьмой. Незадолго до того, как все снимут маски, она уйдет в сопровождении графа. Если кто-нибудь из интересующих нас шотландских джентльменов все-таки окажется там, они определенно попытаются что-нибудь предпринять или хотя бы последуют за упомянутой парой. Таким образом, у вас будет возможность их обнаружить.
Робертс почесал нос с вполне понятным недоумением:
— А кто эта женщина, миледи? И почему шотландцы покинут укрытие, как только она появится?
Эльф бросила на него ледяной взгляд Маллоранов:
— Еще одна служанка Маллоранов — это все, что вам следует знать. Ваша задача: если шотландцы покажутся — не потерять их. В случае если они нападут на женщину, вы должны ее защитить. Постарайтесь, насколько это будет в ваших силах, захватить их, а не убивать.
Эльф чувствовала себя предельно нелепо, невозмутимо рассуждая о нападениях и насилии, но Робертс явно не видел в этом ничего странного. Он согласно кивнул:
— Слушаюсь, миледи. Еще будут указания?
— Сделайте все возможное, чтобы засечь каждого, кто проявит интерес к этой даме и графу, и выясните, где они скрываются. Главное не упустите Мюррея.
— Конечно, миледи. Среднего роста, светло-русый.
— Совершенно верно.
— А леди в красном?
— Это всего лишь приманка. Убедитесь, что ей ничто не угрожает, и можете предоставить ее самой себе.
Робертс поклонился и повернулся к двери. Эльф вспомнила еще об одной детали.
— Минуту, Робертс…
— Да, миледи?
— Не предпринимайте ничего по поводу запертой комнаты до завтрашнего утра.
Ей показалось, или он действительно бросил на нее странный взгляд? Выражение его лица было абсолютно бесстрастным, когда он сказал:
— Всего хорошего, миледи.
С этими словами он вышел, и Эльф протяжно выдохнула. Так что же она натворила?
На первый взгляд это был вполне разумный план — выманить шотландцев из их убежища. Мюррей и его люди наверняка не спускают глаз с Уолгрейва. У них просто нет другого выхода. Когда Форт появится под руку с дамой в алом, они узнают женщину из Воксхолла. Чтобы заставить ее замолчать, им придется последовать за ней.
Эльф надеялась, что они не пойдут на открытое нападение, тогда сорвется вторая часть ее плана — проникнуть в Уолгрейв-Хаус, украсть ключи и обследовать подвал.
Та часть, где она станет любовницей Форта.
Конечно, ей придется настоять на том, чтобы остаться в маске, — кажется, граф достаточно воспылал к ней страстью и должен принять ее условие. Эльф рассчитывала на это.
Она вспомнила поцелуй и прикосновения графа, его великолепное тело и, в ужасе от собственных мыслей, зажала рот ладонью. Однако девушка была не в силах подавить охватившее ее возбуждение. Или предвкушение.
Что ни говори, она точно порочная женщина!
Придав лицу достойное выражение, Эльф поспешно вернулась в гостиную, стараясь скрыть нервную дрожь и чувство вины. Наверняка горничная, уступившая ей дорогу, и лакей в холле заметили, насколько она распутна. Ей казалось, что ее безнравственный замысел написан у нее на спине!
В гостиной она опять было принялась за вышивание, но вскоре отложила его и сидела просто так, уставившись в пространство.
Как. ты могла? — вопрошала добропорядочная часть ее натуры.
А как можно устоять? т спрашивала бунтарка, оставшаяся от озорной девчонки, разделявшей все проказы своего брата-близнеца.
Поскольку единственный человек, который ей нужен, никогда не пожелает ее, она, похоже, умрет старой девой. Будь она проклята, если умрет девственницей! Тем не менее она не могла даже и думать о близости с любым мужчиной просто для того, чтобы познать все на собственном опыте. Когда еще ей представится возможность отдать свою девственность человеку, так много значащему для нее, и сохранить в тайне свое имя?
К тому же, вздохнув, подумала она, это не просто голос плоти. Она страстно желала снова оказаться с Фортом, милым и обаятельным, каким он предстал перед Лизетт, каким был у Сафо. Она мечтала видеть его радостным и беззаботным.
Наверняка любовные отношения доставляют мужчинам радость.
Ей хотелось вновь видеть его обнаженным. Вспомнилось, как он предложил ей делать с его нагим телом все, что она пожелает…
Эльф помахала рукой перед разгоряченным лицом. Ну и ну! Теперь она понимает, почему люди на протяжении веков превращались в круглых дураков из-за представителей противоположного пола.
Интересно, она тоже ведет себя как дурочка?
Вероятно. И ей на это наплевать.
Единственное слабое звено в ее замечательном плане — маскировка. Если он ее узнает — конец всему. Спасут ли напудренные волосы и маска в самые интимные моменты?
Бросившись в свою комнату, она нашла маску и, надев ее, внимательно изучила свое отражение. Да, вроде бы достаточно. Когда видны только рот и челюсть, узнать ее невозможно. А если она будет говорить по-французски, то он не узнает и голос.
Однажды это уже сработало. И тем более получится, когда он будет во власти вожделения.
Она тут же решила, что надо завязать узел потуже. Нельзя, чтобы маска слетела, когда вихрь страсти захватит и ее.
Вихрь страсти. Одно из выражений, значение которых ей совершенно неведомо.
Но она узнает. Завтра вечером.
Вечером следующего дня Эльф направилась в дом леди Ярдли с надеждами, согревавшими кровь, и сомнениями, от которых пробирал озноб. Она была одета так же, как в Воксхолле, но вместо домино на ней была легкая кремовая накидка. С белыми волосами, в белой маске — эдакая скромница, чистая как снег.
Яркий пример того, когда нельзя судить по одежке! Девственно белое одеяние скрывало жуткий наряд, который Форт, несомненно, узнает, и порочную женщину, решившую встретить утро далеко не девственницей.
— Удивляюсь, как еще Шанталь не оставила службу у тебя, — поддела ее Аманда, когда карета повернула на Кларион-стрит. — Она была на грани слез, когда ты настояла на том, что наденешь этот костюм на светский прием. У тебя в самом деле чудовищный вкус, дорогая. Эльф состроила ей рожицу.
— Дело в том, что вам всем нравится унылая одежда. Я устала от благопристойных блеклых оттенков.
— Но они тебе идут.
— Я так не считаю. — Увидев, что они почти приехали, Эльф раскрыла веер, который выбрала специально для этого вечера. Одна его сторона, перламутровая, гармонировала с верхней одеждой. Другая представляла собой сочетание черного, красного и золотого лака — цветов ее другой ипостаси. — Сегодня вечером я опять Лизетт Белхарди, загадочная, обворожительная француженка, и могу одеваться, как мне заблагорассудится.
Аманда покачала головой.
— Ты так и не сказала, чего рассчитываешь добиться этим плутовством.
Эльф приготовила версию для Аманды и с самым простодушным видом сообщила:
— Всего лишь хочу встретиться с Фертом в дружеской обстановке.
— Мне кажется, за этим кроется нечто большее.
— Куда уж больше, чем флирт с заклятым врагом?
— Не забывай, милая, что я тебя знаю. Ты что-то задумала.
— Возможно, — согласилась Эльф, когда карета остановилась. Сложив веер, она вышла из кареты с помощью ожидавшего у входа лакея.
Поднимаясь по ступенькам залитого огнями особняка, Эльф выбирала подходящий момент, чтобы предупредить Аманду. Когда они оказались в окружении других гостей и встречающих их горничных, она проворковала, обращаясь к подруге:
— Да, Аманда. Я действительно кое-что задумала. Если вдруг ускользну с Уолгрейвом, не пытайся меня остановить.
— Ускользнешь! — воскликнула Дманда и тут же понизила голос до шепота:
— Эльф, подумай сначала!
Сбросив плащ, Эльф раскрыла веер разноцветной стороной наружу:
— О, я подумала. Поверь мне.
Едва ли такой ответ мог успокоить, но Аманда, подняв глаза к небу, со вздохом проговорила:
— Ладно, он вполне подходящая партия, дорогая. Если ты предпочитаешь, чтобы за тобой ухаживали столь необычным способом, смею предположить, что большого вреда не будет
Услышав в ее голосе нотки самодовольства, Эльф не могла не возразить:
— Аманда, у меня и в мыслях нет выходить за этого человека замуж.
Подруга только покачала головой с улыбкой, способной довести до бешенства, и двинулась в сторону бального зала.
Кажется, Аманда считает, думала разъяренная Эльф, поднимаясь по увитой гирляндами цветов лестнице, что они с Фортом — влюбленные голубки! Но голубки не заклевывают друг друга до крови
Хотелось бы ей знать, кто же они друг другу.
Небольшой бальный зал леди Ярдли был ярко освещен и сверкал от позолоты. В глазах рябило от пестрых, украшенных блестками костюмов и масок, изысканно красивых и устрашающе мрачных. Разноголосый гомон голосов извуки музыки оглушили Эльф, когда она переступила порог зала.
Сюда, в частный дом, большинство приглашенных предпочли явиться в костюмах, а не в домино или просто в масках и своих вечерних туалетах. Благодаря этому облаченного в черное графа Уолгрейва было бы проще заметить, но Эльф безрезультатно обшаривала зал глазами.
Вот невезение! Она надеялась, что на Форте, так же как в Воксхолле, будет его обычная черная одежда и узкая маска. Если он появится в домино или в каком-нибудь замысловатом костюме, обнаружить его будет задачкой не из легких.
А что, если он вообще не придет?
Эта мысль тревожила ее с той минуты, как она задумала свой план. Эльф даже прикидывала, не послать ли ему секретную записку от Лизетт, чтобы заманить на бал. Но риск слишком велик. Нет, он должен непременно появиться на самом значительном в году приеме, который устраивала его тетка.
И все же она не видит никого, похожего на графа. Смиренно пожав плечами, Эльф постаралась успокоиться. Если он здесь, то наверняка заметит ее. Не мог же он забыть ее ослепительный туалет!
Поскольку считалось, что все явились инкогнито, ни о каком приветствии хозяйке дома не могло быть и речи. Поэтому Эльф и Аманда смешались с толпой и окунулись в развлечения, наслаждаясь своей анонимностью. Тотчас же стройный джентльмен в костюме эпохи Тюдоров, облегающем трико и коротких пышных бриджах, отвесив поклон, учтиво пригласил Эльф танцевать. Хотя это явно был не Форт, Эльф с радостью согласилась. Пока она засыпала его вопросами, стараясь установить личность, он с той же целью расспрашивал ее.
Так как на подобных вечерах принято играть какую-нибудь роль, они говорили по-французски, хотя у него это получалось довольно неуклюже. Они так и расстались в неведении относительно друг друга. Эльф предположила, что это представитель одного из посольств, вероятно, испанского.
Следующим партнером Эльф был пират прошлого века. Она узнала сэра Кронана Дарби, любителя шумных сборищ, всегда бывшего немного навеселе. Его французский ужасал, но броская желтая рубаха и короткие штаны с брыжами показались ей неотразимыми, и она не возражала, когда он, заманив ее в темный угол, поцеловал.
Конечно, этот поцелуй не идет ни в какое сравнение с поцелуем Форта, подумала она, когда он прижал ее покрепче. Со вздохом сожаления девушка признала, что Форт стал для нее идеалом, с которым едва ли мог сравниться кто-нибудь еще.
Сэр Кронан предложил ей найти более укромное местечко. Эльф игриво отказалась и вернулась в зал, чтобы быть на виду. Хотя и рассчитывала, что Форт заметит ее, она не переставала высматривать в толпе высокого мужчину определенного телосложения. Танцуя с джентльменом в домино, но слишком маленького роста, чтобы быть предметом ее поисков, она продолжала оценивать с этих позиций всех мужчин вокруг себя. Некоторые подходили по всем параметрам, но она загадочным образом чувствовала, что ни один из них не был Фортом Уором.
Когда все фигуры в танце закончились, она, взглянув на часы, с тревогой обнаружила, как быстро летит время. Еще нет и половины одиннадцатого, но в полночь маски снимут, и начнется ужин. Ей надо успеть найти Форта и уйти с ним.
Вероятно, он все-таки не пришел. Ее даже затошнило от разочарования, что не имело никакого отношения к охоте на шотландцев.
Вдруг она заметила высокого мужчину в коричневом домино. Ей пришло в голову, что Форт мог специально явиться не в черном, дабы его не узнали. Торопливо извинившись перед своим партнером, она последовала за заинтересовавшим ее мужчиной в маленькую прихожую, в которой на столах были расставлены напитки.
Он как раз брал стакан вина из рук лакея, когда она нарочно налетела на него, и несколько капель пролилось.
— О, монсеньор! — воскликнула она. — Je vous demande pardon!
type="note" l:href="#note_15">[15]
.
Он вытер руку салфеткой, поспешно поданной лакеем, и ответил на великолепном французском:
— Ничего страшного, моя милая. Вы позволите заказать вино для вас?
Это не Форт. Эльф деланно улыбнулась:
— О да, сэр, если вы будете так любезны.
Ей пришлось потратить несколько драгоценных минут на разговор с мужчиной в коричневом. Вернувшись в бальный зал. Эльф столкнулась с лордом Ферроном в тоге и лавровом венке — одним из ее давних поклонников. Но сейчас он явно ее не узнал. Она приняла его приглашение на танец, воспользовавшись случаем проверить надежность своей маскировки. Впрочем, танец с ним оказался ошибкой, потому что лорду приходилось одновременно управляться и с тогой, и с партнершей. В какой-то момент тога соскользнула с его плеча, обнажив неожиданно узкую грудь.
Эльф всегда считала Феррона хорошо сложенным молодым человеком, но, видимо, значительной долей своей привлекательности он обязан портному. Она также обнаружила, что волосы у него слишком тонкие и он начинает лысеть. Неудивительно, что он всегда носит парик.
Как несправедливо, думала Эльф, пока они медленно двигались в стройном ряду танцующих, что мужчинам позволено закутываться с ног до головы! А женщины должны обнажать грудь и в значительной степени руки, что позволяет судить об их сложении. Мужчины же, напротив, могут скрывать все, кроме лиц и кистей рук.
Наверное, у него и ноги видны, предположила девушка. Скосив глаза, она убедилась, что обнаженные икры Феррона, как и его грудь, чересчур тощие, а значит, обычно он носит чулки с подкладками. Конечно, тонконогий лысеющий мужчина может быть прекрасным человеком, но дама вправе знать, что скрывается под одеждой.
Видимо, пора основать движение за то, чтобы мужчины обнажались в большей степени!
Когда Эльф, спотыкаясь о складки тоги, довольно неуклюже выполняла поворот, ее блуждающий взор остановился на монахе в низко надвинутом капюшоне. Длинное черное одеяние полностью скрывало его фигуру, но что-то в том, как он шел по залу, наводило ее на мысли об обнаженном теле, которое она помнила так хорошо.
Если это Форт, то видел ли он ее? Ее пламенеющее, как костер, платье невозможно проглядеть. Как бы там ни было, он явно не ищет ее общества, а напротив, шагает к двери с тем же властным превосходством, которое заставляло расступаться толпу в Воксхолле.
Да он уходит!
Эльф извинилась перед Ферроном, промямлив что-то об ушибленном пальце, и кинулась за монахом, мысленно проклиная тесноту и давку. Когда она, задыхаясь, добежала до лестничной площадки, граф уже спускался в холл, направляясь к выходу.
Она ринулась вниз и, обогнав его у подножия лестницы, преградила ему путь.
— Мадам?
Стоя двумя ступеньками выше, он подавлял ее своим ростом. Эльф не могла не подняться на одну ступеньку, хотя и оказалась слишком близко к нему
— Monseigneur Le Compte!
type="note" l:href="#note_16">[16]
.
— Вам что-нибудь нужно? — спросил он по-французски так, словно говорил с совершенно незнакомым человеком.
Определенно, он не лежал без сна по ночам, тоскуя по пропавшей Лизетт! Эльф приподняла край своей полосатой юбки.
— Вы обещали преподать мне несколько уроков, как улучшить мой вкус, милорд.
— Боюсь, вы обознались.
Эльф схватилась за веревку, опоясывающую его талию.
— Полагаю, нет. Дама вправе передумать.
Он резко повернулся лицом к ней и, сжав ее руку повыше локтя, быстро втолкнул ее в примыкающую к холлу тесную прихожую.
— Ты совсем рехнулась? — сердито бросил он, захлопнув за ними дверь.
Опять он в ярости. Его привычное, очаровательное состояние. Граф отпустил ее руку, а Эльф выпустила его шнур.
— Почему вы так решили, милорд?
Он откинул капюшон. Не тронутые пудрой волосы свободными завитками спадали на плечи, придавая ему… необузданный вид. Так граф выглядел в спальне, когда предстал перед ней обнаженным, с той лишь разницей, что сейчас он был разгневан.
Трепет испуга пробежал по телу Эльф от сознания, что она может переусердствовать в своей игре, однако девушка положила ему на грудь слегка дрожащую руку.
— Я искренне сожалею, что убежала в ту ночь, милорд.
Но все произошло так неожиданно. После того как у меня было время подумать…
Он накрыл ее руку своей ладонью.
— Ты оценила все преимущества? — Он так внимательно изучал ее лицо, что ей стало страшно: как бы он не узнал Эльфлед Маллоран, несмотря на маску, пудру и иностранный язык. — Я даже не уверен, что это ты. Может быть, ее родственница, нарядившаяся в тот же костюм.
Странно, но Эльф почувствовала себя задетой, что он ничего не запомнил, кроме ее платья, которое этот ужасный человек назвал жутким.
— Но разумеется, — вкрадчиво проговорил граф, — я мог бы узнать твой вкус.
Ну и притворщик! Тем не менее на душе у нее полегчало от столь явного намека. Значит, он не совсем к ней равнодушен.
— Мне как-то неловко целоваться со служителем церкви, милорд, — с притворной скромностью вымолвила она.
Он приподнял ее подбородок.
— Я заранее отпускаю тебе все грехи.
Он прильнул к ее губам в долгом поцелуе, в котором было больше мастерства, чем страсти. Когда он поднял голову, ей хотелось потереть онемевшие губы.
— Мне не показалось это слишком греховным, милорд.
— Если ты действительно надумала согрешить, Лизетт, я охотно покажу тебе дорогу в ад этой же ночью. — В его голосе не ощущалось и намека на тепло. — А теперь расскажи, с какой целью ты все это затеяла.
Итак, даже приняв ее за Лизетт, он оставался человеком, которого она так хорошо знала, — настороженным, недоверчивым, циничным. Видимо, та ночь — исключение. В чем, однако, он ее подозревает?
Что ж, по крайней мере она может выйти с ним на улицу и выманить шотландцев. Но ночь безумной страсти и совращения теперь кажется маловероятной.
Эльф прикрыла веером предательски дрогнувшие губы.
— Просто хотела снова вас увидеть, милорд.
— Зачем? Ты проявила такую изобретательность при побеге, что я посчитал тебя умнее.
Она потупилась с показной застенчивостью.
— Простите, милорд. Я боялась, что, несмотря на ваши заверения, вы все-таки меня изнасилуете.
— Опасность, что я тебя изнасилую, возрастает с каждой минутой. В твоих словах не много смысла, Лизетт. Кто стоит за всем этим?
— Никто!
Испытывая сильное искушение стукнуть его по голове чем-нибудь тяжелым, Эльф повернулась к нему и увидела, что он переменил позу и стоит со скрещенными на груди руками, прислонившись к спинке дивана. Она вдруг почувствовала озноб, вызванный чем угодно, только не страхом.
— Как ты сюда проникла? — требовательно спросил он. — Сомневаюсь, что леди Ярдли прислала тебе приглашение.
— Ну, знаете! Моя кузина получила приглашение. Она из благородных.
— Вот как. — Он задумался над подобной возможностью. — А она здесь?
— Да, милорд.
— Кто она?
— С какой стати я вам это скажу?
— Все еще хочешь сохранить в тайне свое имя. — Он цинично улыбнулся. — Итак, кузина предоставила тебе полную свободу и не поднимет шума, если тебя похитят. Оставим пока эту тему, а тем временем расскажи мне, что ты в действительности задумала. И побыстрее.
Эльф принялась усердно обмахиваться веером. Почему бы этому настырному типу не приступить к отведенной ему роли и не начать ее совращение? На сей раз она собиралась оказать только видимость сопротивления. Но если так пойдет дальше, ей самой придется его соблазнять.
— Я… я всего лишь хотела, чтобы вы простили меня, милорд. Боюсь, вы обиделись на меня.
— И напрасно, — расхохотался он. — Единственное, что беспокоило меня, — не закончила ли ты дни в сточной канаве с перерезанным горлом. Впрочем, я не откажусь получить назад свой пистолет.
Сообразив, что испепеляет взглядом этого бесчувственного нахала, Эльф приняла равнодушный вид.
— Я верну его вам, милорд.
— Да уж постарайся, иначе я выслежу тебя и привлеку к суду за кражу. — Его тон не оставлял сомнений, что именно так он и поступит.
Минуту-другую он пристально смотрел на нее, затем покачал головой:
— Никак не могу понять, зачем ты его взяла. Что толку размахивать незаряженным пистолетом?
— Разумеется, я его зарядила.
— Ты зарядила? — В его глазах снова мелькнуло недоверие. Или это вспышка узнавания?
Эльф поспешно опустила голову и еще усерднее замахала веером.
— Меня научил брат, милорд. Слава Богу, мне не пришлось стрелять. Стрелок из меня никудышный.
— Пожалуй, это к лучшему. — Прежде чем она успела отреагировать, он неожиданно оказался рядом, а его рука — в опасной близости от ее шеи. Большим пальцем он приподнял ее подбородок.
— Так кто же ты, Лизетт?
С сердцем, ухающим в груди. Эльф уставилась в его холодные голубые глаза, недоумевая, как он может не узнать ее. Но кому придет в голову, что неприступная леди Эльфлед Маллоран разгуливает, изображая из себя Лизетт Белхарди, легкомысленную девицу, занятую поисками богатого покровителя?
Она полузадушенно прохрипела:
— Я не могу назвать вам свое имя, милорд.
Он отпустил ее, стоя по-прежнему совсем рядом,
— Может, ты и права, хотя не думаю, что тебе надо опасаться меня. Ты случайно не забыла о том человеке с ножом? Едва ли он придет в восторг, если узнает, что я позволил тебе сбежать.
Эльф постаралась изобразить полнейшее неведение:
— Но при чем здесь он? Что ему нужно от меня?
— Он опасается, что ты подслушала частный разговор. Разве не так?
— Разговор, милорд? Я слышала голоса, а не слова, к тому же мой английский оставляет желать лучшего. Я пряталась от другого джентльмена, и, когда потихоньку выбралась на тропинку, он кинулся на меня. Мне не оставалось ничего другого, как побежать, а он погнался за мной. Я ужасно перепугалась.
— Представляю себе. — Костяшками пальцев он безотчетно поглаживал ее по линии подбородка, затем рука его двинулась вниз по нежному горлу к округлым выпуклостям груди. Прежде чем она могла помешать ему, он извлек из-за корсажа кинжал и попробовал пальцем лезвие.
— Не каждая дама носит подобные вещи.
Эльф решила, что разумнее всего промолчать.
— Если бы ты понимала, во что влипла, думаю, тебя бы здесь не было. Даже ты не способна на подобную глупость. Итак, — добавил он, засовывая миниатюрный кинжал в ножны, — зачем ты здесь? Действительно передумала и решила стать моей любовницей?
Даже такое мимолетное прикосновение к ее груди вызвало в ней трепет, навеянный волнующими воспоминаниями. Его взгляд потеплел, и она усмотрела в этом обещание, что ночь все же закончится так, как она мечтала. Впрочем, может быть, это обещание на отдаленное будущее.
— Возможно… — пролепетала она, молясь, чтобы он тут же приступил к совращению.
— Ты должна высказаться определеннее, Лизетт. Я не хочу, чтобы все повторилось. Так ты согласна?
Заслонившись веером, Эльф скрипнула зубами от негодования. Неужели ему трудно по крайней мере притвориться хоть чуточку нежным?
— А вы позволите мне остаться в маске, милорд?
Он удивленно приподнял брови:
— Все время? Пожалей свою кожу.
— Только на одну ночь, — прошептала она. Теперь, когда ее фантазии могли стать явью, она дрожала с головы до ног. — Всего на одну ночь, милорд.
— Почему? — заинтригованно спросил он, пристально вглядываясь в нее.
— Сомневаюсь, что это понравится тому, за кого я рано или поздно выйду.
Он отодвинул в сторону веер, чтобы получше разглядеть ее.
— Достаточно того, что ты ему понравишься, Лизетт. Так ты уверена? Вспомни об условиях. Я не женюсь на тебе, даже если будет ребенок. И чтобы никаких лицемерных ссылок на любовь.
— Помню, милорд. И я уверена. — Она говорила чистую правду, но понимала, что он не должен догадаться, насколько решительно он" настроена. — А пятьсот гиней я все еще могу получить?
Как она и рассчитывала, этот меркантильный вопрос устранил остатки подозрений. Граф рассмеялся:
— За одну ночь? Боюсь, нет, любовь моя. У меня такое чувство, что это ты должна мне заплатить. Но я дам тебе сотню, чтобы утихомирить твоего будущего мужа.
Эльф раскрыла веер и надула губки, делая вид, будто раздумывает. Она продолжала надеяться, что он перейдет к более пылким аргументам, но, не дождавшись, вымолвила:
— Пожалуй, это справедливо, милорд. Может, мы пойдем? Ночь проходит.
Его брови удивленно приподнялись.
— Ты действительно девственница, Лизетт? По некоторым соображениям я бы предпочел, чтобы было иначе, но не люблю, когда мне лгут.
— Да, милорд, я девственница. Мне очень жаль, что вы этим недовольны.
Неожиданно он усмехнулся:
— А у тебя есть коготки, хотя тебя и научили их прятать. Сегодня ночью, возможно, я позволю тебе ими воспользоваться.
Эльф с удовольствием представила себе подобную перспективу.
Он поднес ее руку к губам и поцеловал. Глаза его потеплели, и выражение лица несколько смягчилось.
— Тогда пойдем. Тебя ждет немало интересного, по крайней мере обещаю, что ночь будет незабываемой.
В этом Эльф нисколько не сомневалась.
Вышколенная горничная с бесстрастным лицом принесла белый плащ Эльф, и они вышли в теплый мрак летней ночи, Эльф преднамеренно распахнула плащ, чтобы ее люди и шотландцы могли заметить даму в алом — она еще не совсем забыла о прочих своих замыслах.
Быстро оглядевшись, девушка обнаружила Немало сомнительных типов, без дела слонявшихся вокруг, но никого не узнала: ни англичан, ни шотландцев. Впрочем, трудно сказать. Четыре дома рядом с особняком леди Ярдли были ярко освещены в связи с приемом. Поздние гости еще прибывали, а некоторые, подобно им, уже уходили.
Кареты подкатывали и отъезжали. Если лошадям случалось напакостить на улице, тут же подбегали мальчишки, чтобы сгрести ценный продукт. Утром они продадут его садовникам. Поджидающие гостей слуги, облокотившись об ограду, болтали, наблюдая за прибытием и уходом знатных господ.
В этот момент большинство из них с понимающими ухмылками глазели на даму в алом и монаха. Эльф поблагодарила небеса за свою маску, ибо слуги, вне всякого сомнения, развлекались тем, что, узнав важных гостей, судачили об их шалостях.
На краю тротуара Форт остановился.
— Мой дом на соседней улице, и я не стал связываться с каретой. Не знаю, правда, насколько это безопасно для тебя.
— В вашем обществе, милорд, я ничего не боюсь.
— Ты вооружена лучше, чем я, милая. У тебя есть кинжал, а у меня нет даже шпаги. Честно говоря, — добавил он, притянув ее к себе, — под этой домотканым одеянием я полностью обнажен. Мне это показалось забавным.
Эльф ощутила жжение там, где только грубая ткань отделяла ее руку от его торса. Неосознанно она пошевелила рукой, и он фыркнул.
— Я вижу, ты заинтересовалась. — Он поднял ее подбородок. — Думаю, ты не ошиблась в выборе профессии.
— Я обязательно выйду замуж, милорд.
— Не понимаю, зачем тебе это. — Он, едва касаясь, пощекотал губами ее рот. — Может быть, я предложу тебе стать моей постоянной любовницей. Разве ты не этого хочешь?
— Нет, милорд. На самом деле я придаю большое значение условностям. — Эльф обрадовалась возможности сказать правду.
— Вот как? — спросил он с явным недоверием и повел ее за собой. — Подумай, Лизетт. Ты могла бы быть моей любовницей в течение некоторого времени, а затем выйти замуж в полном соответствии с правилами приличия и с хорошим приданым.
— Я не настолько глупа, милорд. Пробыв с вами долго, я буду слишком требовательна к другим мужчинам. Не говоря уже о моем целомудрии.
— Надеюсь не обмануть твоих ожиданий. Но зачем вообще выходить замуж, если, тебе это не по вкусу?
— Я же сказала вам, милорд. Я приличная девушка, а моя семья — тем более. Обстоятельства сложились так, что этой ночью у меня есть возможность поступить, как я хочу. Возможно, это мой единственный шанс, и я решила быть с вами.
Он остановился, вглядываясь в ее лицо, и медленно очертил кончиком пальца контур ее губ.
— Кажется, я наконец понял тебя, Лизетт. Ты невероятная женщина. Значит, всего одна ночь. Только мы и никого больше. Ночь свободы для нас обоих.
Если бы Эльф уже не настроилась на порочный лад, теперь она точно сдалась бы на его милость, сраженная его тоской и неприкрытым желанием.
Рука об руку они шагали по улице, подгоняемые обоюдным стремлением быстрее добраться до цели. Эльф старалась не забывать об остальном, настороженно выискивая среди зевак и прохожих шотландцев или собственных слуг. Но не видела ни тех, ни других.
А вдруг шотландцы не появятся? Она не имела представления, как еще заставить их себя выдать, тогда как нападение на короля может произойти в любой момент.
Возможно, загадочный предмет в подвале у Форта подскажет ей, как быть дальше. Ночью, когда граф заснет, она попробует выкрасть ключ и все разузнать. В конце концов именно ради этого она и решилась на свой отчаянный план.
Истинная причина ее безнравственных замыслов — совсем в другом. Навстречу соблазну ее влекут страстное томление и близость Форта, вызывавшая в ней даже здесь, на улице, неведомые ранее сладостные ощущения.
К тому же нельзя забывать и о гражданском долге. Они свернули за угол в сонную тишину Морпет-стрит. Похоже, этим вечером здесь нет никаких увеселений. Усталая лошадь медленно тащила телегу, а на некотором удалении двое мужчин спешили по своим делам. Улица выглядела мирной и пустынной.
Эльф озиралась по сторонам, высматривая, не видно ли крадущихся во мраке шотландцев и нет ли поблизости ее защитников.
Никого.
По всей видимости, сегодня ей ничто не угрожает, кроме ее собственных необузданных страстей.
Она бы вышла замуж за Форта. Не в том смысле, что ей позволят, а потому, что он ей подходит. Он сложный человек, но с сильным характером. И в основе своей — благородный,
Если уж на то пошло, он и есть настоящий победитель драконов.
Всего несколько недель назад подобная мысль даже не пришла бы ей в голову, но теперь она знала, как сильно в нем развито чувство справедливости, представление о добре и зле. Тем не менее он несчастлив, что-то явно мучит его. Она не могла недооценивать степени этих терзаний, способных толкнуть его на несвойственный ему поступок.
— Все эти рассуждения не стоят и гроша. — Его слова вывели ее из задумчивости, и сердце виновато забилось, словно он мог читать ее мысли.
— Я думала о вас, — призналась она.
— А я — о тебе. Ты загадка, Лизетт, и я по-прежнему не верю, что услышал от тебя хоть слово правды. Быть может, узнаю ее к исходу этой ночи.
«Надеюсь, что нет».
— Почему вы так говорите, милорд? Вы же обещали, что я останусь в маске.
— Интимная близость все обнажает, моя дорогая, я не имею в виду только тело. Маска не может скрыть того, что действительно имеет значение.
Господи милосердный, сделай так, чтобы он ошибся!
— Тогда я узнаю правду о вас, милорд?
Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз:
— Возможно. Но мой опыт дает мне преимущество. Когда я буду ласкать твои бедра и целовать грудь, сомневаюсь, что ты будешь в состоянии наблюдать за мной.
Произнесенные небрежным тоном, эти слова зажгли в ней такой пожар, что она ощутила ноющую боль в тех местах, которые он упомянул. Пересилив себя, она с улыбкой взглянула на него:
— Тогда, видимо, мне придется доставить вам не меньшее удовольствие.
Его зубы сверкнули в лукавой усмешке.
— Ради Бога, Лизетт, при мысли о твоей руке на… — Его ухмылка стала совсем похотливой. — Как бы это назвать? Мои укромные места?
— Вряд ли они будут такими укромными нынче ночью, милорд, — бесшабашно ответила Эльф, радуясь, что маска скрывает ее пылающие щеки. Она никак не ожидала подобной беседы. Вообще-то ее представление об интимных сценах предполагало полный мрак и тишину.
— Достаточно укромные, уверяю тебя. Ну, Лизетт, даже неопытная девушка должна знать подходящие термины для описания мужского тела.
В ее французском, хотя и превосходном, такие термины отсутствуют, за исключением детского названия, которое использовала ее няня-француженка для обозначения органа маленького Шона. Она могла выудить из памяти только одну французскую фразу.
— Может быть, ваши наружные органы, милорд?
— А-а. — Он деликатно кашлянул. — Моим наружным органам определенно нравится, когда их гладят и ласкают. Надеюсь, не только им. Только представь себе, милая Лизетт, как эти органы находят себе уютное гнездышко внутри твоих шелковистых, цвета нежнейших сливок девственных бедер. Можешь ли ты вообразить блаженство, когда наиболее выступающий из моих наружных органов входит в твое нежное, влажное, горячее и восхитительно пустое внутреннее пространство?
О, вполне. Еще как! Она продолжала быстро шагать под руку с ним по улице, но странным образом чувствовала себя так, словно он касался ее в тех самых немыслимых местах. Внутреннее пространство, горячее и влажное, стало вдруг вторым источником сердцебиения.
— У вас бесстыжий язык, милорд.
Он громко расхохотался:
— Ты не представляешь себе, насколько, Лизетт. Но скоро узнаешь, уверяю тебя. Если уж ты избрала меня для ночи своего раскрепощения и именно мне предстоит ввергнуть тебя в божественный ад сладострастия, я намерен исполнить свой долг до конца. Мы пришли.
Как в тумане, едва держась на ногах, Эльф взглянула на ступеньки, ведущие к парадной двери Уолгрейв-Хауса, сцене ее неотвратимого и, видимо, полного падения.
Она вздрогнула. Какая-то часть ее души ужаснулась. Но ничто, даже угроза короне, уже не могла ее остановить.
— Последний шанс, Лизетт. — Его решительный тон вывел ее из оцепенения. — Если ты сейчас войдешь, а потом опять сбежишь, я буду очень недоволен.
Он говорил нарочито небрежно, словно ее ответ значил для него не больше, чем выбор между цыпленком или свининой на обед. Но выражение его глаз или, точнее, то, как он их прикрыл, наводило на мысль, что это не так.
Она не хотела, чтобы это было правдой.
Впрочем, судя по всему, при желании она может уйти. Еще не поздно плюнуть на все пороки, вместе взятые, и вернуться чистой и нетронутой в дом леди Ярдли. Ей не придется беспокоиться, как бы что не дошло до братьев. Она избежит опасности зачать ребенка. Аманда будет вне себя от облегчения.
Тем не менее…
Она не могла.
Сильнее, чем физическая потребность, которая гулкими ударами отдавалась между ногами, ее душа жаждала этой ночи, может быть, единственной, которую ей суждено провести с Фортом. Она стремилась к близости с ним, надеясь, что интимность раскроет ей правду о нем.
Но чтобы иметь эту ночь, она должна оставаться Лизетт. Не Эльф Маллоран, которая, возможно, любит этого человека и хочет излечить его душу и дать ему успокоение. Сегодня вечером она Лизетт Белхарди, капризное создание, решившее использовать его тело для собственного сексуального образования.
Поэтому Эльф, кокетливо склонив головку, обворожительно улыбнулась:
— Сбежать, милорд? Совсем наоборот. Я сгораю от желания.
Он рассмеялся и втащил ее в дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованное приключение - Беверли Джо



интересненькая книга,можно почитать на досуге:)))
Рискованное приключение - Беверли ДжоРенни
8.07.2011, 10.45





очень понравился роман, особенно, как гл.героиня добивалась гл.героя.
Рискованное приключение - Беверли ДжоНАТАЛЬЯ
27.07.2011, 21.09





Классная книга, мне очень понравилась. Я уже столько книг перечитала,все интересней и интересней узнавать разные подходы к избранной леди.
Рискованное приключение - Беверли ДжоНаталя
23.12.2011, 19.55





совсем не плохо, вначале затянуто, но в общем не плохо
Рискованное приключение - Беверли Джоюляша
6.02.2012, 0.06





Третья книжка про Маллоренов мне понравилась больше предыдущих двух. Советую прочесть. 10
Рискованное приключение - Беверли ДжоДарья
11.11.2012, 14.45





имена всех членов семьи Маллорен отличаются от предыдущих двух книг, поэтому приходится сильно отвлекаться. Задумка неплохая, хотя судя по первым двум романам, Эльф представлялась более спокойной и уравновешенной, но тут она просто поражает своей бесшабашностью. Концовка разочаровала, смазанная какая-то
Рискованное приключение - Беверли ДжоОльга Сергеевна
22.06.2013, 20.21





неплохой роман но концовка размазана
Рискованное приключение - Беверли Джовесенний цветок
23.09.2013, 15.16





Это третья книга из этой серии, кот. я прочитала и все они были хороши, надеюсь оставшиеся мне тоже понравится.. Правда в этом романе изменили некоторым членам семьи Маллоран, поэтому казалрсь что то чего то не хватает..
Рискованное приключение - Беверли ДжоМилена
31.10.2013, 9.29





Неплохой сюжет, достаточно интересный и местами волнующий, но после историй Сина и Брайта ожидалось чего-то большего, к тому же мне было очень любопытно как обыграется роман между Эльф и Фортом, ведь они как никак враги. Но всё как-то разочаровало, весь этот довольно глупый маскарад и переодевания, разоблачение, завоевание ГГ-оя героиней особо - не впечатлило, а главы в погребе так и вообще полная бессмыслица. Концовка смазанная, лишённая логического конца, и в конце-то концов, а где же любовь, нежность, взаимоотношения, познавания друг друга, из чего должно было родиться то единое и всепоглощающее великое чувство?
Рискованное приключение - Беверли ДжоAlina
6.05.2014, 20.05





начало книги многообещающее, даже то что Эльф сама домагалась Форта, не отталкивает, но вот концовка, когда уже все тайны раскрылись и героиня уже в открытую заигрывает, присылает подарки, мне не понравилось. Такое чувство, что героя все таки мучает совесть и он женится на героине, не совсем раскрыты его чувства.
Рискованное приключение - Беверли Джопервая ласточка
9.03.2015, 6.30





Складывается впечатление, что переводчики не знают переводы имен собственных. Жаль, что книги одной серии дают переводить разным переводчикам, а те, кто во что горазд. Ведь есть же, наконец, словари. Помню, как в одном романе меня напрягало, что англичанина звали Симон. Симон - это по-француски, по-английски - Саймон.
Рискованное приключение - Беверли ДжоCoфия
10.06.2015, 4.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100