Читать онлайн Рискованное приключение, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рискованное приключение - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рискованное приключение - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рискованное приключение - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Рискованное приключение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

На смену негодованию пришел панический страх. Господи милосердный, взмолилась Эльф. Как? Почему?
Мир перевернулся, и что-то уперлось ей в живот. Нет, это похититель просто перебросил ее через плечо головой вниз. Она почувствовала горечь во рту, но переборола тошноту в ужасе, что может задохнуться.
Или что он осуществит свою угрозу и придушит ее. Что же произошло? Куда он тащит ее? Где Форт? По резким толчкам она поняла, что он сбегает вниз по лестнице. Закутанная в пыльное одеяло, Эльф едва могла дышать, не говоря о том, чтобы закричать, и тряска вызвала новый приступ тошноты. Она снова обратилась с молчаливой мольбой к любому божеству, которое могло бы ее услышать.
Вдруг ее перевернули и небрежно бросили на жесткие доски, так что она не могла не вскрикнуть. Одеяло было сдернуто с ее лица, и она жадно вдохнула чистый свежий воздух. Во мраке мглистой ночи она едва различила что-то вроде большого ящика, внутри которого очутилась. Смутная тень склонилась над ней…
Фонарь вспыхнул так близко от ее лица, что она зажмурилась от резкого света.
— Она в маске. Так, посмотрим, кто это. Мелькнул нож и маску стряхнули.
— Нет, я ее не знаю.
Фонарь убрали, и опять воцарилась кромешная тьма. Прежде чем она успела пошевелиться, что-то тяжелое навалилось на нее. Она взвизгнула, и удар кулаком почти лишил ее сознания.
— Я же говорил тебе, помалкивай!
С грохотом крышка ящика захлопнулась. Длинного узкого ящика.
Гроб?
Потрясенная этой мыслью, она попыталась сдвинуть груз, наваленный сверху. Ткань, плоть. Тело? Тело, замотанное в простыню?
Она в гробу с покойником! Боже праведный! Пытаясь отодвинуться подальше от трупа, Эльф не переставала жалобно причитать:
— Нет. Прошу вас. Помогите. Не надо…
Как она ни сжималась, в ящике не было места, чтобы избежать прикосновения безжизненных холодных рук и ног…
Не холодных. Она замерла. Он жив. Девушка лихорадочно исследовала пальцами его лицо и волосы.
— Форт? — едва слышно прошептала она, охваченная паникой, и тут же поблагодарила судьбу, что не вскрикнула. Он даже не шевельнулся. Она встряхнула его:
— Форт!
По его вялости она поняла, что он без сознания. Эльф торопливо потянулась к его шее в поисках пульса. Обнаружив его, обмякла от облегчения.
Она оказалась в руках врагов, ее засунули в гроб, но с ней Форт, и он жив. Эльф сделала несколько глубоких вздохов и попыталась думать.
Шотландцы схватили их, но по крайней мере не убили. Это хороший признак. Будем надеяться.
Она могла представить себе достаточно гнусных причин, по которым ее оставили в живых, но они никак не подходили к Форту.
Их куда-то везут. Ящик явно двигается. Точнее, повозка, на которой он находится. Эльф слышала шорох колес и цокот копыт. Она принялась ощупывать неотесанное дерево. Содрогнувшись, поняла, что это действительно гроб с его традиционной формой.
Стон отчаяния вырвался у нее, но девушка прикусила губу и попробовала толкнуть крышку гроба. Как она и ожидала, та была крепко закрыта.
Неужели их собираются заживо похоронить? Ее сердце и так бешено колотилось, теперь оно понеслось вскачь. Больно укусив костяшки пальцев, она с трудом удержалась, чтобы не вопить и не бить по стенам ящика. Криками делу не поможешь.
Вряд ли похитители просто опустят их в могилу и забросают землей. Зачем им это?
Отличный способ избавиться от неудобных тел, подсказал ей внутренний голос. Мертвый граф вызовет всеобщее негодование. Исчезнувший станет очередной загадкой.
Сколько понадобится времени, размышляла она, всем осознать, что и сестра маркиза пропала в то же самое время? Ее испугала мысль о возможном скандале, хотя ей, видимо, уже будет все равно.
Она представила себе горе и ужас, которое ждет ее семью, если она исчезнет. Ротгар! Ее исчезновение погубит его. Она опять толкнула крышку гроба, заливаясь слезами от сознания полной безнадежности. Как она могла быть настолько эгоистична, подвергать себя опасности, зная, как это подействует на ее брата?
Слезы мгновенно высохли от охватившего ее гнева. Чертовы шотландцы! Она бы пустила их кишки на подвязки за то, что они натворили.
Или черт бы побрал Форта, позволившего втянуть себя в это безумие. Это он во всем виноват…
Внезапно она поняла, что вовсе так не считает. Продолжая проклинать его безрассудство, Эльф плотнее прижалась к нему и снова проверила его пульс. Он был ровнее, чем у нее, так как тревога терзала ее сердце. Или уже кончается воздух. Каково это — задохнуться?
Она принялась трясти Форта, отчаянно желая иметь рядом кого-нибудь в твердом рассудке. Он негромко застонал, и это все, чего она добилась.
Эльф прильнула к нему, крепко обхватив руками, словно надеясь защитить его и найти у него защиту. Прижавшись теснее, она прислушалась к его сердцу, не сомневаясь, что оно бьется, но испытывая потребность слышать его.
Она утерла слезы и поцеловала его в грудь.
Ее любовник. Как ни странно думать так о нем, тем не менее это правда. Ее возлюбленный. Еще более странная мысль, но тоже правда.
Эльф задумалась над внезапно открывшейся ей истиной, стараясь понять себя. Какова бы ни была любовь, именно ее она испытывала к этому мужчине. Он стал ей дороже, чем кто бы то ни было на свете, даже братья. Жизнь без него будет пуста и лишена смысла. Она жаждала обладать им. Не только для плотских утех, которым они предавались, как ни восхитительно это было, но просто чтобы ощущать его присутствие, прикасаться к нему, словно он стал ее частью.
Признаться, это не такая уж новость. Ее тянуло к нему с первой встречи. В другой момент подобные мысли привели бы ее в ужас, но сейчас, глядя в лицо смерти. Эльф не хотела обманывать себя.
Интересно, чувствует ли он что-нибудь подобное? Смешно, если он совершенно равнодушен к ее страсти, что вполне возможно. Эта мысль могла бы разбить ее сердце, но в преддверии смерти бессмысленно переживать по такому поводу.
Беспокойными пальцами она нежно скользила по его чертам, покрывая легкими поцелуями его веки, щеки и губы.
— Ммм… — Блаженный вздох перешел в хриплый стон, и она почувствовала, что он напрягся.
— Тише! — быстро прошептала она. — Молчите.
— В чем…
Эльф прижала ладонь к его губам. Наверняка у него в голове полная неразбериха от удара, но она не позволит ему кричать. Если их похитители вдруг решат открыть гроб, лучше им думать, что он без сознания.
Хотя граф и не расслабился, было ясно, что он начинает отдавать себе отчет в происходящем. С проблеском надежды она схватила его за руку.
— Что происходит? — прошептал он, шаря вокруг себя рукой. — Где мы, черт побери? Господи, моя голова…
— Это гроб, — шепотом ответила Эльф. Она не могла выразить словами свои опасения, но по его возросшему напряжению поняла, что он их разделяет.
— Почему, — прошептал он. — Почему?
— Голос, который я слышала, принадлежит шотландцу. — Она замолчала, ожидая его реакцию.
Он замер. Это было ответом на все сомнения относительно его участия в заговоре, которые у нее еще оставались.
Где, вдруг подумала Эльф, Робертс и остальные ее люди? Тут она поняла, что уже далеко за полночь и, возможно, все уже разошлись по домам.
Эльф начала думать, что сделала все хуже некуда и теперь заплатит за это жизнью. Часть вины, конечно, лежит на Форте, но она только теснее прижалась к нему.
Внезапно девушка сообразила: он же совершенно обнажен, да и она тоже. Ее утащили в одной сорочке!
При мысли, что какой-то мужчина мог нести ее в таком виде, она чуть не расплакалась. Дурацкая реакция, но Эльф ничего не могла с собой поделать. На мгновение это показалось ей самым ужасным в происходящем.
Она вдруг осознала, что ее обнаженная нога прижата к его ноге, и ощутила прикосновение жестких волос, покрывавших его икры. Она попыталась отодвинуться, насколько позволяло пространство гроба. Как ни нелепо это, учитывая близость, через которую они прошли, но почему-то нынешнее положение казалось ей неприличным.
Иногда ей снилось, что она находится в общественном месте совершенно голая, и теперь чувствовала нечто похожее. Ей следовало бы думать о смерти, а она волновалась, что крышка откроется средь бела дня, и она предстанет перед всеми без одежды.
С приглушенным стоном он пошевелился, зажав ее бедра между своими, чтобы освободить немного места, и крепче обхватил ее рукой.
Эльф настороженно замерла:
— Что случилось?
— Ничего.
Его рука передвинулась.
— Разрази их гром! Неужели они схватили тебя в одной сорочке?
Слезы подступили к ее глазам, но она проглотила их.
— Нет, на мне еще чулки.
Он теснее прижал ее к себе, бормоча под нос проклятия, но теперь его прикосновение уже не казалось таким неуместным.
— Думаю, меня завернули в этот проклятый балахон. Как только у нас появится достаточно места, чтобы повернуться, я отдам его тебе. Итак, ты полагаешь, что за этим стоит твой преследователь из Воксхолла?
— Кто же еще?
— Может быть, у тебя мстительные родственники. — Он опять подвинулся, уложив ее на себя. — Я искренне надеюсь, нам не грозит повторение истории Аберальда и Элоизы.
— Кого? — Она положила голову ему на плечо, которое казалось созданным для этой цели.
— Этих несчастных любовников.
— Ты говоришь о какой-то романтической истории?
— Не совсем. Ее родственники кастрировали его.
— Боже!
— Да уж. И это произошло на самом деле.
— Могу тебя уверить, что мои родственники не имеют к этому никакого отношения. — Впрочем, она не стала бы утверждать, что их не соблазнит подобная месть, когда они узнают. Она собиралась вернуться к Аманде к завтраку. Теперь, если даже ей суждено остаться в живых, вся история выплывет наружу.
Она вспомнила о Частити, которую застали в постели с мужчиной и подвергли остракизму. Непристойные картинки с ее изображением висели в каждой витрине, и даже после того как ее оправдали, находились такие, кто свысока поглядывал на небезызвестную Частити Уор. А ведь Частити ни в чем не виновата!
Повозка остановилась. Эльф прижалась к Форту, моментально забыв о скромности и скандале. Пока они ждали решения своей судьбы, Форт прижимал ее к себе, создавая иллюзию защищенности, в которой она так нуждалась. Последовал рывок, сопровождаемый раздраженным ворчанием, и ящик подняли.
Стон сорвался с уст Эльф. Она не могла не прошептать:
— Могила. Я думаю, они собираются похоронить нас заживо!
— Возможно.
Они вцепились друг в друга, пока ящик раскачивало и бросало из стороны в сторону. Наконец с грохотом его поставили на землю. Определенно не в глубокую яму. Эльф перевела дыхание.
Снова раздался голос с шотландским акцентом:
— Обвяжи веревкой. Мак.
Гроб опускают в могилу на веревках, ведь так?
— Нет, — простонала Эльф, уткнувшись в плечо Форта. Он внезапна шевельнулся и принялся колотить в крышку гроба.
— Похоже, они там проснулись, а, Кенни?
— Не важно. Делай свое дело.
Форт продолжал наносить удары по крышке, а ящик тем временем подняли и протащили некоторое расстояние в наклонном положении. От толчка зубы Эльф лязгнули, а Форт охнул от боли в голове. Должно быть, они уже в могиле, хотя полагается опускать гроб ровно.
Наконец ящик дернулся и замер на плоской поверхности, ударившись так, что Форт выругался.
Вот и все. Конец приключения.
Неожиданный покой снизошел на Эльф. Их похоронили живыми. Никому об этом не известно, значит, помощи ждать не приходится. Может быть, никто вообще никогда не узнает, что стало с ними. Это и глупо, и трагично, но ничего не поделаешь.
Она начала молиться, чтобы смерть пришла скорее и братья не слишком страдали от последствий ее дурацкой выходки.
Эльф слышала где-то вдалеке шорох, грохот, затем стук по крышке гроба. Первые камни, ударяющие по гробу? Металл по металлу, но на расстоянии. Лопаты? Она пыталась представить себе сцену вне затхлого мрака, который становится теперь ее миром, но решила, что лучше сосредоточиться на умирании.
— Прости меня, — сказала она Форту, так как считала, что все произошло по ее вине.
— За что? Мне просто жаль, что я не вижу способа, как выбраться отсюда.
Эльф подумывала, не открыть ли ему правду, но вдруг все звуки прекратились. Только их собственное дыхание, такое шумное в замкнутом пространстве, нарушало тишину.
Выждав минуту, она спросила:
— Что это, по-твоему?
— Возможно, они пошли за инструментами…
Она лежала, прислушиваясь к их дыханию и чувствуя, как с каждым вздохом становится меньше воздуха.
— Они ждут, пока мы задохнемся! — Ужаснувшись при этой мысли, она уперлась руками в крышку.
Та сдвинулась.
Не в силах поверить, девушка села, продолжая толкать. Крышка открылась. Эльф почти скинула ее, когда Форт приподнялся и, схватив крышку, тихо ее опустил.
— Не уверен, что это случайность, — прошептал он. — Но не будем ставить всех в известность, что мы освободились.
Освободились, пожалуй, слишком сильно сказано. Все, что они имели, это чуть больше пространства и свежего воздуха при полном отсутствии света и даже звездного неба над головой. Одно ясно, они по-прежнему внутри чего-то.
— Где мы? — шепотом спросила она.
— Может быть, это склеп?
Она вздрогнула от такого предположения, но затем сказала:
— Вообще-то я чувствую запах прокисшего пива…
— Погреб?
Теперь они сидели в гробу лицом друг к другу, ее ноги поверх его, и обсуждали ситуацию.
— Ничего не вижу, — проговорила она. — Стены могут быть где угодно. Тут вполне может находиться кто-нибудь еще, все слышать и наблюдать за нами.
— Думаю, мы бы об этом знали.
— По крайней мере здесь есть воздух. И мы живы…
Внезапно она упала в его объятия, и они принялись хохотать и целоваться в безумном восторге от того, что спаслись.
— Мы живы! — отдышавшись, воскликнула она. — Живы! Живы!
— Еще как. И даже очень. — Он приподнял ее бедра и насадил ее на свое восставшее и затвердевшее естество.
Эльф охнула от неожиданности и минутного жжения, так как у нее внутри все еще саднило, но Форт, казалось, не слышал, а ее это не слишком обеспокоило. Она разделяла его инстинктивный порыв приветствовать жизнь таким примитивным способом и встречала его повторяющиеся удары, продвигаясь к своему освобождению даже быстрее, чем он.
Дрожащие и вспотевшие, они лежали, когда все закончилось, сжимая друг друга в объятиях.
— Это, — проговорил он нетвердым голосом, не входило в программу сегодняшней ночи.
— Ты уверен? — поддразнивая, спросила она. — Ты обещал мне нечто незабываемое.
— Я обещал тебе ад, помимо всего прочего, но это не совсем то, что я имел в виду. — Он теснее прижал ее и поцеловал в щеку. — С тобой все в порядке? У тебя еще должно побаливать.
— Немного. Все прекрасно. — Этот нежный поцелуй растрогал ее. Она чуть не сказала, что любит его.
— И не имеешь ни малейшего желания выпустить пары?
— Какой в этом толк?
— Ты редкая женщина, Лизетт.
— Не хочешь ли ты сказать, что женщины не способны переносить трудности? — Она продолжала дразнить его, но спрашивала серьезно.
— Надеюсь, ты не одна из тех женщин, которые считают, что нет никакой разницы между полами!
— О, я признаю, что есть определенная разница. — Она до того осмелела, что дотронулась до его теперь такой мягкой плоти. — Но не во всем.
Он схватил ее за руку и притянул к себе, чтобы поцеловать.
— Не играй с огнем, моя сладкая, иначе завтра ты не сможешь ходить. — Он потер их сцепленными руками по своей щеке и улыбнулся. — А где твоя маска?
О Господи!
— Они ее срезали.
— Я рад. — Он обвел контуры ее лица, как будто мог видеть пальцами. Она от души надеялась, что это невозможно. — Мы теперь оба, я бы сказал, в чем мать родила. Это справедливо. И вообще мне здесь начинает нравиться.
Эльф отстранилась.
— Не говори глупостей. Нам надо выбраться отсюда. — Она вспомнила, что должна вернуться домой к завтраку, чтобы избежать полной катастрофы.
Он помог ей высвободиться от его рук и ног, и вскоре они стояли в гробу, держась за руки, — единственная реальность друг для друга.
— Ты прекрасно говоришь по-английски, — заметил он.
О Боже!
Теперь Эльф поняла, что с момента похищения она инстинктивно перешла на родной язык. Они все время перешептывались, и совершенно очевидно, что пока еще он не узнал ее голоса.
В такой опасной ситуации это не имело значения. Кроме того, они обрели нечто ценное, братство, основанное на общих испытаниях. Она не допускала мысли, что можно разрушить все их семейными проблемами.
— Мерси, — продолжила она с французским акцентом. — Полагаю, меня неплохо учили.
— Тебя учили очень хорошо, моя сладкая, но какому языку? Я всегда считал, что в чрезвычайных ситуациях люди говорят на своем родном языке. — Его пальцы нашли ее щеку, и он легко поцеловал ее в губы. — Можешь пока оставить при себе свои секреты, Лизетт, — добавил он по-французски. — Первое, что нам надо сделать, это выбраться отсюда.
Эльф возблагодарила Господа, хотя в его пока ясно угадывалось предостережение.
К несчастью, этой ночью Лизетт должна исчезнуть. Она планировала приключение на одну ночь, но теперь едва ли сможет выдержать до утра.
Что произойдет, если девушка во всем признается? Сможет ли граф отказаться от злобы и ненависти? Человеку, которого она узнала сегодня ночью, неведомы эти пагубные чувства.
Он отпустил ее руку, и теперь она могла его только слышать.
— Пол выложен плиткой.
Отложив на время безрадостные раздумья, Эльф выбралась из гроба и направила все усилия на то, чтобы сориентироваться.
— Не могу больше выносить эту темноту. Я согласна даже на клочок ночного неба в окне.
— Или шум. Если это гостиница, то удивительно тихая.
— Но сейчас глухая ночь.
— Все равно.
Эльф встала. Один чулок съехал вниз, напомнив ей, насколько неприлично она одета. Девушка принялась шарить в гробу в поисках подвязки и налетела на Уолгрейва.
— Извини.
Стараясь сохранить равновесие, она дотронулась до чего-то мягкого.
Эльф быстро отдернула руку. Это были интимные части его тела! Почему-то коснуться их случайно показалось ей непристойным, а трогать сознательно — нет.
Форт фыркнул и, нащупав ее руку, притянул к себе. К ткани.
Он вложил что-то в ее руки, и она догадалась, что это монашеская накидка.
— А тебе она не нужна? У меня есть сорочка.
— В темноте я обойдусь без единой нитки. Надень ее.
Мысль о том, что он расхаживает в темноте абсолютно голый, странным образом повлияла на способность Эльф держать равновесие. Она с трудом устояла на ногах, пока надевала накидку.
Одеяние обволокло ее, мягкое, и теплое. Она двинулась назад за подвязкой и чуть не упала, споткнувшись о подол.
— Ой, слишком длинная.
Он нашел ее в темноте и занялся подолом.
— Так и есть. Насколько мне известно, здесь нет ножа, придется оборвать. Если бы был шнур, мы бы подвязали ее повыше.
Эльф сняла накидку и вернула ему. Он отошел, но она не услышала шороха одежды.
— Ты не надел ее?
— А зачем? — В его голосе звучал смех.
— Ну, чтобы я случайно не задела чего-нибудь.
— Я ничего не имею против.
— Но я имею!
— Примите мои извинения, мисс Утонченность и Этикет. — Послышался шорох. — Все. Теперь я надежно прикрыт.
— Благодарю. — Эльф слышала свой до смешного добропорядочный тон, но ничего не могла с собой поделать. Мысль о том, что он непринужденно разгуливает нагишом, волновала ее.
— А ты?
— Что — я?
— Ты прилично одета?
Очередное напоминание возымело действие. Эльф быстро нашла подвязку и надежно закрепила чулок. Затем она завязала ворот сорочки, чтобы он не болтался на середине груди.
Девушка снова содрогнулась при мысли, в каком виде она предстала перед похитителями.
— Пока это все, что можно сделать, — пробормотала она.
Ах, если бы она оказалась менее порочна и надела сорочку и чулки из хлопка, замышляя это приключение! Но нет. Ей понадобилось нацепить тончайшую шелковую сорочку и нелепые кружевные чулки. Ощупывая себя, Эльф обнаружила, что сорочка порвана в нескольких местах во время похищения и громадный треугольный лоскут вырван, обнажив ее бок.
О, все что угодно за булавку!
Решительно отбросив запоздалые заботы о приличиях, она принялась обследовать шаг за шагом их беспросветную тюрьму.
— Интересно, почему они вообще захватили эту накидку? — проговорил он явно из другого конца помещения.
— Возможно, чтобы нести тебя. Меня перекинули через плечо, но ты слишком тяжелый.
— Вероятно, ты права. Одна загадка разрешена. Остальные, правда, окутаны глубокой тайной. Чего они хотят? Проклятие! Я ничего не помню. Что произошло?
— У меня тоже немного воспоминаний. Я проснулась, когда они схватили меня. Был какой-то шум. Может быть, драка.
— Надеюсь, это был я. — Через минуту он продолжил:
— Хотя я не уверен. Кроме головы, на мне, кажется, нет никаких отметин, да и руки никого не били в последнее время.
В его голосе звучало явное разочарование. Эльф закатила глаза, возмущаясь образом мыслей мужчин.
— Не думаю, что это важно, — назидательно сказала она, — но я сочувствую тебе из-за головы. Сильно болит?
— Да. — Он так немногословен от боли или от того, что на нем нет более почетных ран?
Эльф подавила вздох.
— Нужно бежать, пока они не сделали того, что задумали, — напомнила она ему. — Не мог бы ты заняться этой проблемой?
— Лизетг, ты, очевидно, не имеешь ни малейшего представления, насколько неприятно мужчине заснуть в собственной постели, а проснуться чьим-то пленником без единого синяка! — Не дождавшись от нее ни слова, он добавил. — Ну ладно. Давай займемся обследованием.
Эльф медленно двигалась на ощупь, с трудом сдерживаясь, чтобы не рассмеяться вслух над его брюзжанием.
— Полагаю, ты мечтал стать рыцарем в сверкающих доспехах. Или победителем драконов?
— Ты слишком увлекаешься. Я всего лишь хотел сломать несколько костей.
— О-о, как ужасно.
Она услышала, как что-то звякнуло в другом конце помещения.
— О-о, как реально. Что, по-твоему, происходит, когда рыцарь в сверкающих доспехах втыкает свою пику в тело противника?
Увлеченная этим захватывающим разговором, Эльф налетела на препятствие. Ощупав его, она сказала:
— Здесь здоровенная бочка. Судя по размеру и запаху — для пива.
— Я нашел несколько таких поменьше. Возможно, с вином. Нет… — Эльф услышала, как он постучал, — пустая. Итак, Лизетт, если нам удастся вырваться на свободу и встретиться с нашими врагами, ты действительно хочешь, чтобы я был мягок и явил собой образец рыцаря? Или предпочтешь, чтобы я сломал несколько костей?
— Можешь не сомневаться: я помогу тебе их ломать. — Она постучала по бочке перед собой. — Эта тоже пустая. На ней заклепки. Как ты думаешь…
— Ага.
— Что? — Девушка инстинктивно повернулась на голос, хотя и не могла ничего видеть в такой темноте.
— Я нашел дверь. Разумеется, заперта. — Она услышала приглушенные удары. — Крепкая, черт бы ее побрал. Не представляю, как мы ее откроем голыми руками.
Эльф понравилось это мы. Сейчас они оба обыкновенные люди, занятые общим делом. Почти как Адам и Ева, подумалось ей, — голые в саду Эдема.
— Накидка все еще на тебе? — поинтересовалась она.
— Да. Меня не слишком заботят соображения скромности, но здесь довольно прохладно. Ты уверена, что она тебе не нужна?
Он прав. Несмотря на лето, в погребе холодно и сыро. Ее ноги в тоненьких чулках и голые руки дрожали от холода, а все остальное было на грани этого.
— Нет, спасибо, — ответила Эльф, тронутая тем не менее его вниманием.
Впрочем, думала девушка, прислонившись к бочке и потирая замерзшие руки, есть, чему радоваться. Они живы, хотя всего лишь несколько минут назад им угрожала неминуемая смерть. На время они могут забыть о своем прошлом — общественном положении, семьях, вражде, — так же как и о нормальной одежде.
Как ни странно, здесь, в кромешной тьме и заточении, Фортатьюд Харлей Уор стал ей ближе, чем даже в те минуты, когда они занимались любовью.
— Обнаружила что-нибудь? — спросил Форт, напомнив ей, что пора бы продолжить поиски.
Ее нога наткнулась на пустую деревянную бадью. Он сообщил, что нашел веревки и тряпье.
— Слишком мало, — добавил он, — даже если бы я знал, на что они могут сгодиться. Надо признать, у нас отличная тюрьма.
В этот момент она наткнулась на скат.
— Ну конечно, — сообразила она. — Его используют, чтобы скатывать бочки. Вот каким образом они спустили наш гроб.
Форт приблизился к ней, вытянув перед собой руки. Она не могла устоять перед тем, чтобы не оказаться в его объятиях.
Он погладил ее плечи.
— Ты замерзла.
— Ничего не поделаешь.
— Это еще одна причина, почему нам надо выбираться отсюда. Сколько пройдет времени, прежде чем твоя снисходительная родственница начнет тревожиться?
Выходит, он тоже думает о скандале.
— Думаю, не раньше утра.
— И что тогда будет?
— Не имею представления. — Желая по возможности говорить правду, она добавила:
— Возможно, она не решится сразу обратиться к властям, но едва ли будет выжидать долго.
Он нежно поцеловал ее в лоб.
— Тогда нужно сделать все возможное, чтобы бежать до утра. Я собираюсь взобраться по скату.
Эльф слышала, как он карабкается, а затем раздался стук.
— Закрыто, надо полагать, на засов снаружи и почти так же надежно, как дверь. Можно было бы попытаться взломать ее, но без инструментов у нас нет никаких шансов.
Он съехал к ней, и они опять нашли в темноте друг друга.
— Тебе страшно? — спросил он.
Удивительно, но Эльф не задумывалась над этим.
— — Да, но не так, как если бы я была одна. А ты боишься?
— Да. — Он успокаивающе погладил ее по спине, и она сделала то же. — Почему не признать это? Здесь, в темноте, смешно притворяться. Я пока не готов умереть, и, уж конечно, не таким недостойным образом, от рук отъявленных мерзавцев.
Это заявление вызвало у нее интерес.
— Так ты считаешь, что нас захватили твои шотландские дружки?
Его рука на мгновение замерла.
— Возможно.
— Но зачем? Если они хотели убить меня, зачем проникать ночью в дом графа и похищать нас обоих? — Она с мольбой ждала правдивого ответа.
— Не имею понятия, что само по себе настораживает…
— Особенно если учесть, что они твои сообщники, — резко бросила она.
— Спрячь коготки, котенок. Я действительно не знаю, в чем дело. В данный момент у нас с тобой общие интересы, и главная наша забота — бежать отсюда. Боюсь, это значит, что нам придется ползать по полу в поисках какого-нибудь забытого инструмента.
Форт собирался отойти от нее, но она удержала его, вцепившись в грубую шерсть его облачения.
— Я хочу знать, что происходит.
— Это нам не поможет.
— Откуда такая уверенность?
— Тебя просто мучит любопытство, свойственное женщинам.
— Любопытство! Моя жизнь в опасности…
— И ты тратишь время на бессмысленные споры. — Он высвободился и двинулся прочь от нее.
Да уж — свойственное женщинам. Эльф опустилась на четвереньки и начала исследовать свою часть помещения. Прореха на сорочке разъехалась еще шире, и пришлось связать ее узлом на талии. Эльф умерла бы от стыда, если бы вдруг зажегся свет и она бы предстала перед ним в таком виде.
— Если бы ты не знал, что происходит, — возразила она, — у тебя тоже возникло бы много вопросов.
— Я не знаю, что происходит. Например, не знаю, кто ты, хотя твой голос кажется чертовски знакомым, когда ты говоришь по-английски. Почему бы для начала не сообщить, как тебя зовут?
Эльф чуть не сказала, чтобы остановить поток его слов, но удержалась.
— Не важно, кто я. — Она не без опаски просунула руку под громадную бочку — Бог знает, что там может быть, — но не нашарила ничего, кроме обломков разбитой плитки.
— Тогда то, что происходит, также не важно, — заявил он, — Я нашел короткую палку — похоже на обломок ручки от метлы, но не знаю, что это может нам дать.
Они погрузились в раздраженное молчание, нарушаемое только звуками, сопровождающими их поиск.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рискованное приключение - Беверли Джо



интересненькая книга,можно почитать на досуге:)))
Рискованное приключение - Беверли ДжоРенни
8.07.2011, 10.45





очень понравился роман, особенно, как гл.героиня добивалась гл.героя.
Рискованное приключение - Беверли ДжоНАТАЛЬЯ
27.07.2011, 21.09





Классная книга, мне очень понравилась. Я уже столько книг перечитала,все интересней и интересней узнавать разные подходы к избранной леди.
Рискованное приключение - Беверли ДжоНаталя
23.12.2011, 19.55





совсем не плохо, вначале затянуто, но в общем не плохо
Рискованное приключение - Беверли Джоюляша
6.02.2012, 0.06





Третья книжка про Маллоренов мне понравилась больше предыдущих двух. Советую прочесть. 10
Рискованное приключение - Беверли ДжоДарья
11.11.2012, 14.45





имена всех членов семьи Маллорен отличаются от предыдущих двух книг, поэтому приходится сильно отвлекаться. Задумка неплохая, хотя судя по первым двум романам, Эльф представлялась более спокойной и уравновешенной, но тут она просто поражает своей бесшабашностью. Концовка разочаровала, смазанная какая-то
Рискованное приключение - Беверли ДжоОльга Сергеевна
22.06.2013, 20.21





неплохой роман но концовка размазана
Рискованное приключение - Беверли Джовесенний цветок
23.09.2013, 15.16





Это третья книга из этой серии, кот. я прочитала и все они были хороши, надеюсь оставшиеся мне тоже понравится.. Правда в этом романе изменили некоторым членам семьи Маллоран, поэтому казалрсь что то чего то не хватает..
Рискованное приключение - Беверли ДжоМилена
31.10.2013, 9.29





Неплохой сюжет, достаточно интересный и местами волнующий, но после историй Сина и Брайта ожидалось чего-то большего, к тому же мне было очень любопытно как обыграется роман между Эльф и Фортом, ведь они как никак враги. Но всё как-то разочаровало, весь этот довольно глупый маскарад и переодевания, разоблачение, завоевание ГГ-оя героиней особо - не впечатлило, а главы в погребе так и вообще полная бессмыслица. Концовка смазанная, лишённая логического конца, и в конце-то концов, а где же любовь, нежность, взаимоотношения, познавания друг друга, из чего должно было родиться то единое и всепоглощающее великое чувство?
Рискованное приключение - Беверли ДжоAlina
6.05.2014, 20.05





начало книги многообещающее, даже то что Эльф сама домагалась Форта, не отталкивает, но вот концовка, когда уже все тайны раскрылись и героиня уже в открытую заигрывает, присылает подарки, мне не понравилось. Такое чувство, что героя все таки мучает совесть и он женится на героине, не совсем раскрыты его чувства.
Рискованное приключение - Беверли Джопервая ласточка
9.03.2015, 6.30





Складывается впечатление, что переводчики не знают переводы имен собственных. Жаль, что книги одной серии дают переводить разным переводчикам, а те, кто во что горазд. Ведь есть же, наконец, словари. Помню, как в одном романе меня напрягало, что англичанина звали Симон. Симон - это по-француски, по-английски - Саймон.
Рискованное приключение - Беверли ДжоCoфия
10.06.2015, 4.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100