Читать онлайн Решительная невеста, автора - Беверли Джо, Раздел - Бельгия, 1745 год в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Решительная невеста - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Решительная невеста - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Решительная невеста - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Решительная невеста

Читать онлайн


Бельгия, 1745 год

— Мадам, мы должны остановиться! — крикнул священник.
Ветер подхватил эти слова. Святой отец лежал, вцепившись в борт телеги, мчащейся по дороге.
— Теперь я не отступлю! — Кейт Данстебл держалась за другой борт. Она уткнулась лицом в сено. Оба, и Кейт, и священник, замерзли и измучились. Однако теперь ее ничто не могло остановить. Где-то здесь, в этой суровой, мрачной местности, находился отец ее ребенка. Кейт должна его найти и заставить жениться на ней. До рождения ребенка. Чтобы малыш не оказался незаконнорожденным.
Кейт повернулась к спутнику.
— Сказали, что Баффсы находятся впереди. Мы должны ехать дальше! — Она крикнула солдату, который правил лошадьми:
— Быстрее! Скоро стемнеет!
Днем они проехали мимо телеги с ранеными, значит, неподалеку происходило какое-то сражение. Возница хлестнул лошадей, чтобы они бежали быстрее. Телегу затрясло сильнее. Кейт напрягла все силы, стараясь уберечься от любого толчка. Она молилась о том, чтобы ее путешествие не повредило ребенку, которого она так хотела защитить от грозившего ему позора.
В светском обществе плохо принимают внебрачных детей, если только они не являются отпрысками высшей аристократии или королевской семьи. Лейтенант Деннис Феллоуфилд — черт побери его темную душу — вряд ли является членом королевской семьи. Хотя он принадлежит к дворянскому роду, если только это не ложь.
Его ребенку нужно честное имя, связи, хорошая школа. Он должен стать дворянином.
— Мадам, темнеет, — заговорил священник. — И опасно здесь очень. Лучше повернуть назад.
— Нет, мистер Райтуэлл. Я говорю — нет!
Кейт села, попыталась разглядеть хоть что-то, но ветер и мелкий дождь мешали. Она искала полуразвалившийся дом на ферме, в котором, как сказали, стояла рота Денниса. При других обстоятельствах Кейт согласилась бы с доводами священника. Но сейчас возвращаться было нельзя.
Она должна была скоро родить.
— Вы сумасшедшая, мадам, — тихо сказал священник. — Я говорю — сумасшедшая.
Кейт считала, что он прав. Но если бы она знала, что время родов придет так скоро, она не отправилась бы в это рискованное путешествие.
Телега сильно накренилась, и, боясь, что они перевернутся, Кейт бросилась в другую сторону. Она свалилась прямо на мистера Райтуэлла. Священник оттолкнул Кейт, что-то тихо бормоча.
Этот мужчина средних лет был довольно учтивым в начале их путешествия. Хотя Кейт практически похитила его и настойчиво требовала, чтобы он совершил обряд венчания. Сейчас от ярости у него покраснело лицо.
— Женщина, очень мало пользы будет в том, чтобы найти жениха и сразу же быть убитой. Я настаиваю, чтобы мы повернули назад. Сейчас же!
— Скоро должно появиться какое-нибудь укрытие. — Кейт изо всех сил старалась говорить спокойно. Иначе он отступит. А ведь скоро они нагонят ее жениха.
— Это был?..
— Да! Огонь. Посмотрите. Огонь! Это, должно быть, они.
Слишком поздно Кейт поняла, что это может быть кто угодно, даже враги — французы. Но ей уже стало все равно — силы ее покинули.
Им придется остановиться в этом месте, не важно, есть здесь Деннис или нет.
* * *
Капитан Чарльз Теннант сидел на земляном полу и не отрываясь смотрел на пляшущие языки пламени в очаге. Комната раньше была кухней дома фламандского фермера. Но хозяева предпочли сжечь дом, чтобы он не достался врагу.
«Ублюдки», — подумал капитан.
Одна сторона кухни сильно пострадала от огня, но эта часть в значительной степени уцелела. Чтобы укрыться от дождя, солдаты забили окна и заделали дыру в потолке. И теперь сюда набилось двадцать человек.
К счастью, тяжелораненых отправили в тыл, а мертвых успели похоронить, поэтому в кухне сидели только легкораненые да те, кого пуля не задела.
Теннант мысленно вернулся к схватке, которая произошла в тот день. Неужели он мог поступить как-нибудь иначе?..
Теннант покачал головой. Такие размышления не приносят пользы, а ослабляют волю человека, способность вести других в бой. Он ведь был Чарльз Храбрый. Его рота была лучшей, самой бесстрашной.
Те, кто остался.
Будь проклята такая плохо управляемая, бессмысленная кампания, за которые многие заплатили жизнью, а многим это еще предстоит. Возможно, и ему тоже. Капитан не боялся смерти, но он ненавидел копать могилы. Он сожалел, что не жил в древности, когда умерших хоронили на погребальных кострах. Это было лучше и для мертвых, и для живых.
Капитан встряхнулся и бросил кусок угля в огонь. Пламя было живое, горячее и опасное — подобно лучшим моментам в жизни.
Подобно лучшим женщинам.
Сейчас у них были огонь, свежая вода и немного еды. Несомненно, это был рай для солдата.
Дверь с грохотом открылась, и капитан вскочил. Часовой произнес, задыхаясь:
— Едет телега, капитан!
— Телега? — Чарльз поспешно натянул грязный белый жилет и запачканный, окровавленный китель.
— Захлопни чертову дверь, Милвуд. Нам тут и так не жарко.
Часовой поспешно выполнил приказание. Но дверь снова распахнулась, и ввалилось нелепое существо, закутанное в тяжелый плащ и одеяло.
— Это Баффсы?
Одеяло упало на пол, и, к своему изумлению, Чарльз увидел невесту Денниса — ослепительную красавицу Кейт Феллоуфилд. Все его существо охватило такое напряжение, какого он не испытывал даже в самом страшном сражении.
Проклятие!
У нее под глазами лежали глубокие темные тени. Но эти глаза были самыми замечательными, какие он когда-либо видел. Она оглядела комнату и взглянула на него.
— Где он?
Чарльз попытался изобразить гнев.
— Что, черт возьми, вы делает здесь? И в такую погоду?! И в вашем положении?! Вы с ума сошли? Захлопни чертову дверь, Милвуд!
Не успел часовой закрыть дверь, как она опять распахнулась, и вошел еще один человек. Он произнес:
— Вы правы, Кейт — сумасшедшая.
Итак, она приехала не одна. Чарльз понял, что ее сопровождает священник.
— Я не сумасшедшая, — огрызнулась Кейт. — Где он? — Она увидела дверь, ведущую в другую комнату, и направилась туда.
Чарльз схватил ее за руку.
— Его там нет. Сядьте.
Он удивился, что она не стала возражать и тут же опустилась на деревянную скамью около огня. Капитан расстегнул плащ Кейт. Это была хорошая армейская одежда, и Кейт почти не промокла.
— У нас есть горячая вода и немного чая. Хотите? — Чарльз жестом приказал, чтобы кто-нибудь из глазевших на них солдат приготовил чай.
— Спасибо. — Кейт немного успокоилась. — Это будет очень кстати. Но я должна знать, где Деннис.
И тут все замолчали. Тишина — достаточно красноречивый ответ. Но Кейт, казалось, не поняла и продолжала смотреть на капитана, ожидая ответа.
Тот хотел уклониться от разговора, но взял себя в руки и сказал:
— Он мертв, Кейт. Мы похоронили его несколько часов назад.
В этот момент Чарльз узнал, насколько глубокими были чувства Кейт к Деннису. Глаза молодой женщины потемнели от ужаса, и ее так качнуло в сторону, что капитану пришлось обнять ее, иначе бы она упала. Затем из ее уст вырвался такой вопль, какого он никогда прежде не слышал.
— Кейт, Кейт, не плачьте. Вы заболеете. Ребенок…
Казалось, Кейт даже не слышит его. Убитая горем, она так рыдала, что Чарльз едва мог это вынести. Все, что он мог сделать, это попытаться ее успокоить.
Но рыдания внезапно прекратились, а дыхание Кейт стало странным.
— Кейт? Кейт!
Она повернулась к нему.
— Боже, я рожу прямо здесь. Начинается.
Чарльз уставился на ее огромный живот, скрытый под тяжелым коричневом шерстяным платьем. Живот напоминал бочонок пороха.
— Дьявол!
— Начинается?! — воскликнул священник. Он подскочил к Кейт. — Не может быть…
Казалось, Кейт не слышит его. Она смотрела на Чарльза таким беспомощным взглядом, каким смотрят только умирающие.
— Мне так хотелось, чтобы ребенок не был незаконнорожденным.
Она расплакалась, и этот плач был еще более душераздирающим, чем плач по погибшему.
Чарлзу очень хотелось высказать все, что он думает о безрассудстве Кейт. И как только она могла решиться ехать сюда?
Но он промолчал. Жестом приказал рядовому Пибоди принести кружку чая. Что делать сейчас с этой женщиной, капитан не знал. Когда он взял чашку, Кейт перестала плакать и выпрямилась, положив руки на живот. У нее был испуганный вид.
Чарльз выругался про себя. Здесь люди воюют, а не в куклы играют, а тут эта женщина, у которой начались роды! И конечно, повивальной бабки поблизости нет и не будет.
— Кейт, вы не можете рожать прямо здесь.
Улыбка Кейт была похожа на оскал.
— И что же вы предлагаете мне сделать, чтобы предотвратить это?
Чарльз оглядел переполненную комнату, как будто просил совета у солдат. Когда Кейт дотронулась до его руки, он вздрогнул. Чай пролился на пол.
— Если это для меня. Моно мне его выпить?
Он далей кружку.
— Как вы попали сюда?
— В телеге. Она ехала за ранеными.
Итак, невозможно было немедленно отправить Кейт назад.
Он осознал, что Милвуд все еще находится в комнате и таращит глаза, как и остальные.
— Возвращайся на пост! — рявкнул Чарльз. — И если эта телега вернется, останови ее.
— Так точно! — Часовой бросился вот из кухни.
— Вы безумная женщина, — сказа лей Чарльз. Но он не мог сердиться. — Я думал, вы решили вернуться в Англию.
Ее улыбка погасла.
— Я передумала.
— Деннис прогнал вас, да?
Кейт не ответила.
— Он бы не передумал, Кейт.
Она посмотрела на него слишком серьезно, слишком печально.
— О, нет, он бы передумал.
Чарльз собирался сказать Кейт, о чем он думает, но увидел, что лицо ее посерело, и понял, что боль вернулась.
— Просто немыслимо, — сказала она, задыхаясь, — чтобы тело испытывало… такую боль.
— Сильно болит?
— Не очень сильно. Просто вроде что-то тянут. Скорее, похоже на толчки. — Она выпила чай и вернула Чарльзу кружку.
— И долго это может продолжаться?
Возможно, они могли бы перенести Кейт в более безопасное место, куда-нибудь, где были женщины. Но сейчас уже совсем стемнело, и Чарльз ничего не знал о передвижении врага. По правде говоря, Кейт была в большей безопасности здесь, в укрытии и под охраной «красных мундиров».
— Понятия не имею, — ответила она с той же кривой улыбкой. — Я никогда раньше этого не делала.
— Перестаньте, Кейт. Женщины знают эти вещи. Как долго?
— Возможно, день, может, дольше или, наоборот, быстрее. Но видите ли, это началось совсем недавно…
Никогда в жизни Чарльз не чувствовал себя таким беспомощным. Он посмотрел на своих людей.
— Кто-нибудь может придумать, как привести сюда на помощь какую-нибудь женщину?
Это был глупый вопрос, и никто не ответил.
— Я думаю, нам лучше сделать вам кровать, — тихо сказал Чарльз.
Люди, которые раньше жили здесь, унесли с собой большую часть своих вещей. Но они оставили набитый тряпьем матрас и несколько изъеденных молью одеял. Чарльз приказал расчистить место в одном углу и положить там матрас.
— Опять, — прохрипела Кейт.
Чарльз обернулся и увидел, как она выгнулась и ее огромный живот еще больше выдался вперед. Освещенная огнем, Кейт была похожа на первобытную богиню.
И так же вселяла ужас.
Одно из причин, почему Чарльз испугался, было то, что он, захваченный этой первобытной силой, желал Кейт сейчас. Она казалась единым целым с огнем. В ней бурлила жизнь, от нее исходили зной и опасность.
Когда молодая женщина перевела дух и расслабилась, Чарльз сам глубоко вздохнул.
— Стало хуже, да?
Кейт убрала с лица волосы. Вероятно, они были заколоты шпильками, когда путешествие началось, а теперь растрепались.
— Боль стала сильнее. Но так и должно быть.
— Вы правы. Но боль есть боль.
— Ничего, я выдержу. Есть еще чай?
Чарльз жестом велел Пибоди принести чай.
— Кейт, вы умудрились забраться в самое пекло. Днем начнется бой. Вы уверены, что не потерпите, пока мы не увезем вас отсюда?
— Капитан, это все равно что оказаться во власти океана. Я не могу играть роль Короля Канута и пытаться остановить его. Однако если вы воюете , идите воюйте. Я уверена, что мистер Райтуэлл сделает все возможное, чтобы помочь мне.
Чарльз скептически посмотрел на преподобного Райтуэлла, который сидел, сгорбившись, в углу. Он так сжимал кружку, как будто это могло ему помочь оказаться в другом месте.
Затем Чарльз снова посмотрел на Кейт. Она говорила спокойно, но он увидел страх в ее глазах. Чарльз подумал, что не может ничем помочь. Он сжал ее руку:
— Никто до утра никуда не уйдет.
Однако утром солдатам придется уйти. Они должны быть готовыми к бою. Чарльз слышал раньше, что роды могут продолжаться несколько дней. Сможет ли он заставить себя оставить ее здесь во время родов?
Он горячо молился, чтобы все прошло быстро. Но как скоро после этого женщина сможет ходить? А как насчет ребенка? Кажется, крестьянки берут с собой в дорогу младенцев. Но Кейт Феллоуфилд трудно было назвать крестьянкой.
Кейт никогда не говорила о своем происхождении. Тем не менее Деннис утверждал, что он встретил ее в книжном магазине в небольшом провинциальном городе. Там ее все почему-то называли миссис Феллоуфилд, хотя она не была замужем. Кейт говорила и вела себя как леди. Но настоящие леди обычно гордятся своей хрупкостью, а Кейт Феллоуфилд никогда не казалась хрупкой.
Однако она всегда поражала Чарльза своей порядочностью. И он часто задавал себе вопрос, как она стала любовницей Денниса? Бог наградил лейтенанта необыкновенным обаянием. Но тот не был высоконравственным человеком. Чарльз думал, что Кейт достаточно умна, чтобы это понять. Тем не менее она больше года оставалась с ним и уехала в Англию, только когда он ее выгнал.
Внезапно Чарльз понял, зачем Кейт приехала сюда. Она хотела заставить Денниса жениться на ней. Возможно, под дулом пистолета. Черт побери, как жаль, что лейтенанта нет в живых. Чарльз сам бы приставил к его голове пистолет. Но он хорошо знал Денниса и не пожелал бы такого мужа даже самой последней шлюхе в армейском лагере.
Кейт стала белой как полотно. И Чарльз почувствовал, что должен сесть рядом с ней. Однако не мог заставить себя сделать это. Дотронуться до нее сейчас казалось неудобным. Чарльз впервые коснулся ее сегодня, когда он рыдала.
— Вам станет легче, если я обниму вас? — спросил он.
У Кейт был испуганный вид. Она даже покраснела и кивнула головой. Чарльз немного подвинул скамью, чтобы они могли прислониться к стене. Затем обнял Кейт. Спустя мгновение она положила голову ему на плечо.
— Это было безумием приехать сюда, правда? Просто казалось так несправедливо…
— Несомненно, это несправедливо. Если бы Деннис был жив, я бы заставил его жениться на вас.
— Знаете, хуже всего, что мне совершенно безразлична его смерть. Но ведь он не заслуживал смерти.
Чарльз погладил руку Кейт.
— Возможно, этого никто не заслуживает. Несмотря на все, он был хорошим солдатом и умер достойно.
У Кейт снова начались схватки, она застонала.
Могут ли они что-нибудь для нее сделать? Чарльз вспомнил: когда он был маленьким и жил дома, он наблюдал, как появляются на свет животные — лошади, кошки, собаки. Но он не мог припомнить ничего, что могло бы помочь здесь.
Он шепотом просил у своих солдат:
— Кто-нибудь из вас что-нибудь об этом знает?
Было чертовски глупо говорить шепотом, когда Кейт сидела рядом.
Мужчины покачали головами, и он увидел на лице у многих искренне сожаление. Все они знали Кейт и помнили ее веселой и доброй. Не было ничего плохого в том, что она так чертовски красива, со светлой кожей и этой копной белокурых волос.
Солдаты грустили о ней с тех пор, как Деннис отправил ее в Англию. Им недоставало ее улыбок, ее веселья, ее пения.
— Тогда, полагаю, я должен помочь.
Чарльз пристально посмотрел на мистера Райтуэлла.
— Вы что-нибудь знаете о родах?
Священник пожал плечами.
— Я не повивальная бабка. Я не знаю почти ничего. Но я священник и несколько раз присутствовал при этом. Некоторые набожные женщины любят молиться во время родов…
Это было лучше, чем ничего.
— И что мы будем делать?
— Главным образом ждать. Повивальная бабка обычно успокаивает и подбадривает испуганную и изможденную женщину… — Он с сомнением посмотрел на Кейт. Та кусала губы и испарина выступила у нее на лбу.
Когда боль отпустила, Кейт прошептала:
— Знаете, утешение и ободрение были бы очень кстати.
Чарльз рассмеялся.
Он передал Райтуэллу обязанности утешать и ободрять Кейт, а сам пошел устраивать кровать. Самое лучшее, что они могли придумать для подушки, — это набить мешок из-под муки тряпьем. Протянули веревку и отгородили кровать от остальной комнаты одеялами.
Затем Чарльз предложил Кейт перейти на новое место.
Она послушно поднялась, но Райтуэлл удержал ее.
— Если вам нужно лечь, мадам, ложитесь. Но повивальные бабки говорили, что женщина должна как можно дольше сидеть или даже ходить.
— Ходить! — воскликнул Чарльз. — Ну так почему нам не отвести ее к телегам с нашим имуществом! Проклятие, Райтуэлл!
— Выбирайте выражения, сэр! — резко сказал священник. — Вы говорите, что ничего не знаете. Я говорю только о том, что видел. Одна повивальная бабка с казала, что ходьба помогает младенцу опуститься, так сказать, быть внизу.
Один из солдат откашлялся.
— Когда моя мама рожала, капитан, всегда казалось, что она ходит по комнате, топая ногами, пока не начиналось… Тогда она ложилась в постель.
На всех картинах, изображающих женщин во время родов, которые Чарльз когда-либо видел, они лежали в кровати. Но там женщины были изображены уже после того, как младенцы родились. Хотя Чарльзу хотелось уложить Кейт и попросить кого-нибудь вытирать ей лицо, он сказал:
— Ну что ж! — И схватил ее за руки. — Поднимайтесь.
Когда Кейт встала, Чарльз обнял ее и стал водить взад и вперед по комнате.
Она сказала:
— Я никогда не знала, что вы такой хороший, капитан.
— Когда это требуется, Кейт. Я не хочу. Чтобы меня расстреляли за дезертирство или нарушение воинского долга. Я еще меньше хочу бросить вас здесь. Поэтому пусть ребенок благополучно появится на свет.
Солдаты постарались освободить как можно больше места для ходьбы. Но в разрушенной кухне можно было сделать всего десять шагов в одну сторону и десять обратно. Они остановились, когда возобновились схватки, затем снова начали ходить. Хотя Кейт готова была согнуться пополам от боли, она не хотела показывать этого.
Казалось, ей доставляет удовольствие ходить по комнате и беседовать с Чарльзом. Он пытался придумать интересную тему. То было трудно, поскольку он сомневался, что Кейт захочет говорить о Деннисе и армейской жизни. Или о том времени, когда она была девушкой.
Рядовой Чейс вытащил дудочку и начал наигрывать веселый марш.
Чарльз посмотрел на мистера Райтуэлла. Тот сказал:
— Насколько я понимаю, капитан, все пока идет хорошо.
Чарльз боялся, что Кейт умрет. Ведь многие женщины умирали во время родов. Он старался не думать об этом. Немыслимо, чтобы такая сильная и полная жизни женщина, как Кейт Феллоуфилд, умерла этой ночью.
Кейт все чаще останавливалась. И наконец застонала:
— Все, больше не могу…
Чарльз крепче прижал ее к себе, а она так вцепилась в его руку, что ему стало больно. Но он не обращал на это внимания. Что значит его боль по сравнению с болью Кейт?
Когда она разжала руку и посмотрела на Чарльза, он увидел страх в ее глазах. Кейт была похожа на новобранца, попавшего под вражеский огонь. И Чарльз сказал то, что сказал бы испуганному парню:
— Пути назад нет, Кейт. Единственный выход — пройти через это.
Она перевела дух.
— Вам легко говорить!
Чарльз засмеялся, погладил ее по голове.
— Вы убедили меня: я вовсе не хочу быть генералом. Я предпочел бы один сражаться с целой армией, чем быть здесь и наблюдать.
— А я всегда радовалась, что не принимаю участия в сражениях.
— Мы, солдаты, ценим женщин, которые ждут нас, которые ухаживают за нами, если нас ранят в бою. Сейчас, кажется, мы поменялись местами. Что мы можем сделать для вас?
Кейт покачала головой и прижалась к плечу Чарльза.
— Я просто рада, что я не одна. — Но в это мгновение боль, более острая и сильная, чем раньше, пронзила ее. Кейт чуть не упала на Чарльза. — Мне нужно лечь…
Он подхватил ее на руки и понес на кровать. Следующий приступ был такой сильный, что на заплакала.
К ним подошел Райтуэлл. Кейт изгибалась, ее лицо исказила гримаса боли.
— Черт побери, Райтуэлл. Мы должны что-то сделать, чтобы помочь ей.
— Боюсь, что нет, капитан. Но мне кажется, что скоро все кончится.
— Молитесь Богу, чтобы вы оказались правы. Так не может дальше продолжаться. Который час? — И Чарльз вытащил часы. — Одиннадцать?
А он думал, что прошло намного больше времени. До рассвета было еще далеко. Несомненно, адские мучения Кейт не могли продолжаться долго.
— Мне кажется…— сказал Райтуэлл.
— Что?
— В некоторых случаях, кажется, одна из женщин растирала спину роженицы.
— Тогда почему, черт возьми, вы не сказали об этом? — Чарльз повернул Кейт на бок и начал массировать ее плечи.
— Мм… ниже, капитан.
— Ниже? Где ниже?
— Да, здесь.
Чарльз стал нажимать большими пальцами.
— О Боже! — задыхаясь, произнесла Кейт. Он убрал руки. — Да! Сильнее! Сильнее!
Ее слова прозвучали так же нескромно, как у требовательной женщины в пикантной ситуации. Но Чарльз нажимал все сильнее и сильнее. И подобно женщине в момент любовных утех, Кейт наградила его стоном. Как будто это доставляло ей удовольствие. Чарльз начал массировать спину ладонью. По крайней мере Кейт перестала испытывать мучительную боль.
По мере того как шло время, в душу Чарльза стал закрадываться страх. «А если Кейт все-таки умрет? Вдруг ребенок застрял?»
Но тут все изменилось.
До этого казалось, что Кейт без сознания. Но теперь она открыла глаза и что-то с удивлением пролепетала.
— Кейт? Что? — Чарльз взглянул на Райтуэлла — тот улыбался.
— Так и должно быть. Я полагаю, мы почти у цели, капитан. Она сейчас родит.
Но Райтуэлл ошибся. Кейт расслабилась и даже улыбнулась Чарльзу странной, словно пьяной улыбкой.
— Больше не… болит так сильно. Спасибо за… за то, что делали.
— Я рад., что это помогло. — У Чарльза было странное желание погладить ее по щеке и поцеловать.
Райтуэлл откашлялся.
— Мадам, вы в нижнем белье?
Кейт взглянула на него с изумлением.
— В сорочке, мистер Райтуэлл. Без корсета. Ни один не подошел.
Она начала издавать какие-то странные звуки, и Чарльз посмотрел вниз на ее юбки, ожидая, что в любой момент появится младенец.
— Подштанники, — изрек Райтуэлл. — некоторые носят их в холодную погоду. Э-э… в какой-то момент вам нужно будет откинуть ее юбку и э-э… посмотреть.
— Мне?
— Вам, сэр. Кажется, вы знаете эту леди. Я же совершенно посторонний человек.
— Возможно, посторонний человек больше бы подошел?
— Нет, вы, сэр.
— Вы, Чарльз, — решительно сказала Кейт. Он опустил глаза и увидел, что она все еще улыбается.
— Это безнравственно, — проворчал Чарльз. Но все-таки осторожно откинул шерстяную юбку. Под ней оказались еще две: фланелевая и хлопчатобумажная.
Чарльз был уверен, что краснеет. Он был благодарен тому, что за одеялами его никто не видит, кроме Райтуэлла.
Затем Чарльз осознал, что здесь темно, что он почти ничего не видит. Но безусловно, никакого младенца нет.
Чарльз велел, чтобы зажгли свечи и принесли ему. Он поставил одну в ногах Кейт. Когда она снова издала какие-то звуки и выгнулась, Чарльз увидел, как надулась кожа между ее ног. Но ребенок не появился.
Несомненно, он застрял.
— Райтуэлл, идите сюда и посмотрите.
— Ни в коем случае, капитан. Все равно в этом не было бы никакого смысла. Вы ведь не думаете, что я на самом деле стал бы смотреть на… если бы в этом не было необходимости?
— Было бы лучше, если бы вы посмотрели, — тихо сказал Чарльз. — Сколько времени это займет?
— Думаю, довольно долго.
Поскольку, видимо, ничего нельзя было сделать, Чарльз опустил юбки и сел у изголовья Кейт. Он стал гладить ее волосы.
— Бедная Кейт. Теперь уже недолго осталось ждать.
Она произнесла:
— Не бедная… если только ребенок благополучно родится. — Но затем слезы потекли по ее щекам. — Бедный малыш…
Чарльз вытер ей слезы.
— Не плачьте. Клянусь, младенец будет цел и невредим. — Ему хотелось в это верить.
— Вы что, Бог, капитан?
Он снова вытер ей слезы.
— Нет, но очень хороший офицер. Я пытаюсь оградить от смерти моих солдат. — Потом он вспомнил трех человек, которых похоронили в тот день. — К сожалению, это не всегда удается.
— К сожалению… Но я не хочу, чтобы мой ребенок был бастардом. — И снова потекли слезы.
Чарльз знал, что убеждение было верным путем к многим победам. Неужели горе Кейт из-за того, что она родит ребенка, не имеющего отца, задерживало его рождение?
Чарльз внимательно посмотрел на священника. Тот покачал головой.
— Думаю, пройдет еще немного времени.
— Не то. Вопрос вот в чем: я могу на ней жениться?
Райтуэлл остолбенел.
— Неужели вы хотите сказать, что вы — гнусный отец этого ребенка?
— Нет, черт побери. Но я ведь мог бы стать его отцом? Если мы поженимся до его рождения, он на законном основании будет моим ребенком, правда?
— По закону — да… Хотя нужно провести обряд.
— Но это будет иметь юридическую силу, особенно если священник совершил обряд венчания?
— Поэтому я здесь, капитан.
— Тогда давайте приступим.
— Я не уверен…
— Вы отказываетесь?
— Нужно согласие леди, сэр!
Чарльз посмотрел на Кейт. Она была в полубессознательном состоянии, но понимала, что происходит.
— Вы слышите, Кейт? Хотите, чтобы я дал свое имя ребенку? Я не утверждаю, что могу быть хорошим мужем. Я не семьянин по натуре. Но если это успокоит вас…
Кейт прохрипела:
— Да, пожалуйста, если только вы согласны.
— Венчайте, — приказал Чарльз Райтуэллу.
Казалось, священник опять откажет, но Чарльз с угрозой посмотрел на него, и тот махнул рукой. Райтуэлл начал по памяти проводить обряд венчания. Он часто останавливался, потому что у Кейт, красной от напряжения, возобновлялись схватки, а Чарльз заглядывал ей под юбки — проверить, не появился ли ребенок.
— Волосы! Я вижу головку! — воскликнул он. — Поторопитесь, черт побери. Да, я согласен. Конечно, согласен. Да, она согласна. Скажите это, Кейт.
Она взглянула на Чарльза.
— Я согласна. Я согласна. Я согласна.
— Тогда объявляю вас мужем и женой.
Чарльз засмеялся, нагнулся к Кейт и звонко поцеловал ее в губы. Она тоже рассмеялась. Но смех перешел в тон, и вновь начались утомительные схватки.
Чарльз наблюдал, подняв ее юбки, и мог бы поклясться, что младенец собирался вот-вот появиться. Но затем Кейт расслабилась, и волосы снова исчезли. Чарльзу это показалось ненормальным.
Он отвел Райтуэлла в сторону, надеясь, что Кейт их не услышит.
— Мне казалось, вы сказали, что младенцы должны опускаться вниз. Она проталкивает его вверх!
— Повивальные бабки часто имеют специальные кресла для рожениц, капитан, но здесь у нас этого нет.
— Значит, женщины рожают, приподнимаясь?
— Большей частью… да. В одном случае муж образовал кресло.
— Что вы имеете ввиду?
— Он сидел на стуле, а она сидела у него на коленях.
Кейт услышала.
— Я должна приподняться? — Она попыталась это сделать.
Чарльз был сильно потрясен всем происходящим, но, будучи закаленным в боях офицером, он мгновенно принял решение. Он помог Кейт встать, затем повернулся к Райтуэллу.
— Вы назвали меня мужем или повивальной бабкой?
— Несомненно, сэр, вы муж.
— Черт побери, так оно и есть. — Чарльз подхватил Кейт на руки. Его почему-то порадовало, что Деннис был ниже ростом и слабее его и, без сомнения, согнулся бы от такой тяжести. — Пойдем, Кейт. На скамью.
— На скамью?
— Да. Ребенок родится быстрее. — Чарльз сел, прислонившись спиной к стене, и усадил Кейт себе на колени. Ее ноги были широко расставлены. Затем он сообразил, что на них смотрят солдаты.
— Кругом! — скомандовал Чарльз, и все отвернулись к стенам.
Только Райтуэлл остался к ним лицом. Священник, безусловно, мечтал находиться сейчас где-нибудь подальше. Он сидел на полу и смотрел, прищурясь, на юбки Кейт. Она снова закряхтела, но по крайней мере на этот раз не мучилась от боли и не выгибалась.
Чарльз начал разговаривать с Кейт, как будто она была новобранцем и это ее первый бой:
— Молодец! Вперед, на врага! Не падай духом!
Кейт, задыхаясь, откинулась на Чарльза.
— Дружок, я знала это.
— Солдат, вы можете это сделать.
— А разве у меня есть выбор? — Кейт снова кряхтела и тужилась. Вдруг она пронзительно вскрикнула.
— Что случилось? — спросил Чарльз.
— Голова. — Райтуэлл открыл рот от изумления. — Она вышла. Боже милостивый!
— Что с ней?
— Ничего, ничего. Но это голова!
— А вы что, черт возьми, ожидали увидеть? — Потом Чарльз понял, что Кейт смеется. — Мы очень глупо себя ведем, да?
— Не очень… Однако я сейчас в довольно своеобразном положении. Как бы мне хотелось увидеть…
Чарльз поднял ее юбки, и Кейт посмотрела вниз.
— О, Господи! Это мой ребенок!
— Ну, а что вы ожидали?
Но Кейт не слушала. Она опустила вниз руку. Чарльз нагнулся, чтобы тоже посмотреть. Это было удивительное зрелище. Младенец лежал с открытыми глазами и смотрел вверх. По-видимому, он был так же испуган, как и все остальные.
— Интересно, что ты ожидал увидеть, малыш? — прошептал Чарльз. — Уж точно не грубых, грязных солдат.
Женщина снова напряглась.
Юбки опустились на бедра Кейт, поэтому Чарльз ничего не видел. Через некоторое время Райтуэлл хрипло произнес:
— Скользко. Я чуть не уронил его. Это мальчик.
Ребенок заплакал.
Кейт быстро подняла юбки, чтобы посмотреть.
— О! — Она протянула руки. — Сюда. Дайте сюда! Моего малютку!
Полудремотное состояние Кейт исчезло, она схватила ребенка и завернула в юбки, чтобы ему было тепло.
— Осторожно, мадам, — сказал Райтуэлл. — Он… э-э… все еще прикреплен к пуповине.
Но Кейт не слышала священника.
— Привет, — прошептала она малышу. — Тебе было так же трудно, как и мне, мой красавчик? Но это было также и волнующим событием., правда? Хотя и утомляло. Тебе хочется сейчас спать?
В воздухе поплыли звуки колыбельной. Это Чейс заиграл на дудочке. Чарльз гладил спутанные волосы Кейт, а потом поцеловал ее в щеку. Сейчас поцелуй показался совершенно естественным.
В конце концов, они были женаты. Чарльз начал сомневаться, а не опрометчиво ли он поступил, обвенчавшись с Кейт. Но, подумав о том, какое успокоение это принесло ей, он решил, что сделал все правильно. Кейт была права. Этот малыш не заслуживал того, чтобы всю жизнь нести на себе печать незаконнорожденного.
Чарльз вспомнил, что у его дядюшки, лорда Джерральда, таким образом появился наследник. Общество нетерпимо относилось к бастардам, и у незаконнорожденных возникало слишком много неприятностей.
А что же с пуповиной? Чарльз взглянул на Райтуэлла.
— Пуповина выходит? — произнес капитан одними губами.
— Пролагаю, что так.
Чарльз поднял глаза и увидел, как несколько его солдат стараются украдкой взглянуть на младенца. На их лицах было написано умиление. Теннент нахмурился, и они поспешно отвернулись.
Затем он с любовью посмотрел на мадонну с младенцем.
Реальность вмешалась вовремя. Кейт была довольно полной, и теперь, когда возбуждение улеглось, Чарльз понял, что она отсидела ему ноги. Однако он не знал, можно ли ей шевелиться.
Райтуэлл откашлялся.
— Я считаю, что миссис Теннант должна сейчас поднести ребенка к груди. О кормилице не может быть и речи.
— Миссис Теннант, — и Кейт, и Чарльз сказали одновременно. Затем они смущенно засмеялись.
— О Боже! — воскликнула Кейт.
— О моя дорогая, — ответил с улыбкой Чарльз. Делайте, как говорит доктор.
— Я бы хотела, но что делать с платьем?
Чарльз подумал, что с лошадьми и собаками было намного легче.
— Может быть, капитан, вы могли бы отнести леди обратно в кровать?
— Вы думаете, это не опасно?
— Считаю, что нет…
— Тогда держите крепко ребенка, Кейт. — Чарльз взял ее на руки и, молясь, чтобы его онемевшие ноги не подкосились, поднялся. Он пошел, шатаясь, к отгороженному углу, положил Кейт на спину, но она тотчас же приподнялась. Казалось, она совсем не устала.
— Хотите верьте, хотите нет, но я великолепно себя чувствую! Расстегните мне платье, пожалуйста.
Чарльзу захотелось сказать, что ее поведение неприлично. Однако о каких приличиях могла идти речь в данной ситуации? Конечно, он не представлял себе кого-нибудь из прекрасных, утонченных матерей своих знакомых, включая и собственную мать, в подобных обстоятельствах. Но ведь все они прошли через это.
Теннант расстегнул пуговицы и снял платье, стараясь не видеть больше, чем следует. Как Кейт сказала раньше, на ней не было корсета. Только сорочка закрывала грудь. Густо покраснев, она развязала бретельку, обнажила грудь и близко поднесла младенца.
— Мне сказали, что молоко в нужное время появится.
Младенец вел себя как детеныш любого животного. Он открыл рот, как птенец, отчаянно стараясь найти пищу. Кейт направила сосок ему в рот. Когда малыш почувствовал грудь, он тут же начал ее сосать. Кейт поморщилась от боли, но затем лицо ее разгладилось. Теперь она ворковала над малышом.
Капитан долго смотрел на грудь Кейт. И хотя в его мыслях не было ничего похотливого, он велел, чтобы кто-нибудь принес одну из его запасных рубашек. К его сожалению, чистого белья давно уже не было. Чарльз разрезал рубашку спереди и накинул ее на плечи Кейт, прикрыв младенца и грудь.
— Сэр. — Голос Райтуэлла нарушил размышления Чарльза. — Вы имеете какое-либо представление о том, что я должен с этим делать?
Чарльз потупил взор и сдержал смех. Его преподобие держал в окровавленных руках что-то похожее на большой кусок печенки.
Кейт тоже взглянула и снова покраснела.
— О, мистер Райтуэлл, мне жаль. Я не думала, что так получится.
— Я рад, что смог помочь, миссис Теннант, — сказал священник отнюдь не радостным голосом.
— Кто-то должен перевязать и отрезать пуповину, — произнесла она. — Кроме того, я думаю, что детское место можно просто выбросить. И еще. Мне надо привести себя в порядок. Я приехала сюда с узелком. Там вещи для ребенка… и мои.
Чарльз дрожащими руками обмотал пуповину тряпкой и отрезал ее ножом. Он предполагал, что ребенок закричит от боли, но тот продолжал сосать как ни в чем ни бывало.
Пибоди принес чемодан Кейт.
— Прелестный малютка, мадам, — сказал он, поклонившись. — А вы — доблестный воин!
— Спасибо, рядовой, сказала Кейт.
Чарльз велел ему уйти за занавес. Теннант был потрясен всем случившимся. Ему хотелось, чтобы родился ребенок. Но что делать теперь, он не знал. С точки зрения закона это были его жена и ребенок. Однако он понятия не имел, как заботиться о них.
— Пожалуйста, возьмите его.
Чарльз увидел, что Кейт протягивает ему ребенка, завернутого теперь в пеленки.
— Мне нужно… кое-что сделать.
Неохотно, очень неохотно он взял в руки крошечный сверток. Сейчас малютка мирно спал. Он больше походил на старика, чем на младенца. «Интересно, все новорожденные такие страшненькие? — подумал Чарльз. — Или только этот малыш? А вдруг он всегда будет таким сморщенным?»
Теннант поднял глаза. Кейт лежала в постели, прислонившись к стене, и наблюдала за ним. Круги под глазами у нее казались темнее, а волосы были растрепаны. Тем не менее она была одной из красивейших женщин, которых Чарльз когда-либо видел.
— Спасибо. Прелестный малыш. — Он отдал Кейт ребенка. И удивился, что ему совсем не хочется расставаться с этим маленьким комочком.
— Да, конечно. —Чарующая улыбка тронула ее губы. — Спасибо вам за все, капитан.
— Я сделал не так уж и много.
— Вы были здесь. Мне нужен был кто-то, кому я могла доверять.
Чарльз хотел ответить, но слова застряли у него в горле.
— Мы поженились? — спросила Кейт. — Или мне это приснилось?
Капитан занервничал. Значит, тогда Кейт не сознавала, что делает?
— Да, мы поженились, Кейт. Этот крошка — законный сын капитана Чарльза Теннанта. Разве только его мама решит оспаривать это.
— Не решит. Не волнуйтесь, скоро мы уедем и не будем вам надоедать. Все-таки ребенок…
— Прекратите! Ребенок для меня не обуза. Тем более что холостяцкая жизнь мне надоела, и я давно подумывал о женитьбе. Только война все мешала.
Кейт крепко прижала своего драгоценного малыша и взглянула на капитана Теннанта, волею судьбы ставшего ее мужем. Она не знала, что сказать. Кейт было известно, что эта кампания проходит не очень успешно. Через некоторое время ей придется уехать отсюда. Но в данный момент Кейт беспокоилась об этом человеке.
Его называли Чарльз Храбрый, потому что, казалось, ему неведом страх. Даже когда он проходил по лагерю, от него исходила сила, уверенность. В бою Чарльз всегда был впереди. Он побеждал там, где отступали другие.
Кейт знала, что Деннис не любил Чарльза. На самом деле он завидовал. Но Деннис никогда не показывал свих чувств, а служить под началом победителя было лестно. Кейт же нравился Теннант. Он был высокого роста, худой и сильный. В условиях армейской жизни Кейт не могла не видеть обнаженных мужчин. И иногда она любовалась прекрасной фигурой капитана.
А потом чувствовала себя виноватой.
Чарльз любил опасность. Кейт часто замечала, как загорались его глаза, когда ему давали новое задание. Он мало смеялся, но его улыбка, широкая и беззаботная, пугала всех. Как правило, так он улыбался перед тем, как повести солдат в бой.
А вдруг ее муж тоже погибнет на этой войне? Кейт слышала раньше, как он сказал, что, поскольку не боится смерти, она не может вселить в него страх. Но ведь смерть подстерегает человека на каждом шагу.
Она не раз видела, как умирают. Умирают в лагере, а не под пулями. Это не было самоубийство, и, конечно, это не был страх. Для людей, измученных войной, смерть становилась не врагом, а избавительницей.
Кейт молила Бога, чтобы этот человек, теперь ее муж, не был убит.
— Я бы не хотела, чтобы вы погибли, — сказала она.
— В таком случае я заверяю вас, что постараюсь не умирать. Кстати, вы есть хотите? Кажется, осталось немного тушеного мяса. Принести вам?
— Да, пожалуйста.
Когда Чарльз ушел, молодая женщина положила малютку на постель и приподняла одеяло, чтобы заглянуть в комнату. Солдаты спали, завернувшись в плащи. Мистер Райтуэлл сидел у огня. Он поднял голову и улыбнулся ей. Кейт тоже улыбнулась.
Бедняга. Она втянула его в эту историю.
Капитан сидел на корточках у очага и соскребал остатки тушеного мяса в миску. Угасающий огонь как бы окружил его ореолом. Кейт улыбнулась. Конечно, он не праведник. Тем не менее хороший человек. Да, он хороший. Кейт жила в этой роте больше года и видела, как Чарльз заботится о своих солдатах. Временами это выглядело грубо. Он мог быть суровым, когда требовалось, но все равно оставался заботливым.
Кейт опустила одеяло и повернулась к малютке. Нужно экономить пеленки. Кейт осторожно развернула его и положила сложенное полотно между ножек, сверху еще кусок материи и завязала с каждой стороны. Она часто пеленала других детей, но ее малыш был такой крошечный и хрупкий, что ей было страшно. Ей очень хотелось, чтобы какая-нибудь женщина из лагеря была здесь и давала советы.
Может быть, Мед Фулли, у которой недавно родился ребенок. Или Рыжая Джесс, у которой было десять детей и которая часто выполняла обязанности повивальной бабки. Эти женщины здесь, в полку, были ее подругами. Хотя дома, в Эйлсбери, Кейт перешла бы на другую сторону улицы, чтобы избежать встречи с ними.
Мед и Джесс страшно бы ее отругали за эту опасную затею. К счастью, пока все шло хорошо: она и ее младенец были живы.
Капитан принес еду. Возможно, им не надо было венчаться. Кейт сожалела, что поймала Чарльза в ловушку. Но теперь ребенок не был незаконнорожденным.
Молодая мама положила ребенка на постель, взяла миску и тихо поблагодарила капитана.
Он сел у ее постели по-турецки — поджав ноги.
— Осталась только корка хлеба и совсем немного мяса.
Кейт проглотила кусочек.
— Вкусно.
— Не очень много еды после всей этой работы. Неудивительно, что роды называют трудом.
— Знаете, я голодная как волк.
Кейт быстро проглотила все, что ей принесли, и, конечно, не наелась. Она хорошо понимала, что должна быть благодарна даже за эту еду. С продовольствием в армии было очень плохо. И если сегодня солдаты ели мясо, то скорее всего кто-то из них подстрелил зайца.
Кейт снова заглянула в кухню. Теперь спал даже мистер Райтуэлл.
— Вы, наверное, устали, — прошептала она капитану.
— И вы тоже, — так же тихо сказал он.
— Немного. После всего, что произошло, мне кажется, я еще долго не успокоюсь.
Чарльз кивнул головой.
— Как после сражения. Я по себе знаю. Но стоит вам положить голову на подушку, вы тут же уснете. Ложитесь, и, если вы не возражаете, я буду здесь, около вас. Вдруг ночью вам что-нибудь понадобится.
Было ясно, что он не станет отдыхать, пока не уснет Кейт. Она легла на свою комковатую постель и закрыла глаза, услышала, что Чарльз пошевелился, и украдкой взглянула на него. Капитан завернулся в плащ. Он лежал почти рядом с ней. Казалось, он заснул.
Кейт повернулась и посмотрела на своего спящего малютку. Нежное маленькое личико: круглые щечки, крошечный носик и закрытые глазки. Каким он будет. Когда вырастет?
«Как я хотела бы, чтобы капитан был твоим отцом».
Кейт положила малютку между собой и Чарльзом. Она жалела, что нет колыбели, в которой можно было уютно устроить младенца. Она боялась задавить его во сне, хотя женщины в лагере заверяли ее, что такое происходит редко. Если бы Кейт была пьяной — тогда другое дело.
Спящий капитан выглядел менее грозно. Кейт всегда поражали его глаза. А сейчас она увидела, что у Чарльза необыкновенно длинные темные ресницы. Его волосы тоже были темными. Одна прядь упала ему на лицо. Кейт вспомнила, что, когда она рожала, Чарльз ласково гладил ее по голове. Ей захотелось тоже погладить его, но она не осмелилась.
Она не была Кейт Храброй. Она была Кейт Феллоуфилд Данстебл, очень порядочной дочерью Августа Феллоуфилда Данстебла, эсквайра Эйлсбери, «поставщика книг, брошюр и канцелярских принадлежностей». Сейчас Кейт вдруг захотелось оказаться дома. Она чуть не расплакалась.
Кейт постаралась отмахнуться от этих горьких мыслей. Ей все-таки очень повезло сегодня. Никому и в голову не могло бы прийти, что такой человек, как капитан, способен помочь при рождении ребенка. А если бы она попала не сюда, а в какую-нибудь другую роту? Кейт откинулась на подушку. Роды были самым странным, самым сильным переживанием в ее жизни. Но когда она подумала о том, как выглядела, какие звуки издавала, — ее бросило в жар.
Неудивительно, что мужчин к этим делам не допускают.
Вдруг кто-то заскулил. Щенок? Здесь? Нет, это же ее малыш.
Кейт взяла его на руки.
— Ш-ш-ш…
— Что это? — сонно спросил капитан.
— Он, наверное, хочет есть.
— Угу.
Кейт обнажила грудь и снова попыталась помочь младенцу ухватить сосок. Малютка после нескольких попыток взял сосок в рот. Кейт чувствовала, как младенец сосет, и радовалась, что он не плачет и ест с удивительной силой и уверенностью.
Раздался храп. Кейт взглянула на капитана. Тот уже снова заснул. Определенно, женщина и младенец ему немного надоели.
Вскоре и Кейт, и ее малыш тоже заснули.
В следующий раз, когда малыш разбудил свою маму, капитан приподнялся, протирая глаза.
— С лошадьми намного легче. — Он говорил шепотом, чтобы не разбудить своих солдат.
— Простите, я не расслышала! — сказала Кейт. Младенец уже приник к ее груди.
— Жеребята находят свою мать, не требуя к себе внимания. И от них так не воняет.
Кейт не понравились слова капитана. Ребенок есть ребенок. Она резко сказала:
— От немытых мужчин запах еще хуже.
Малютка поел и снова крепко заснул. Кейт положила его на постель и попыталась встать.
Теннант немедленно заставил ее лечь обратно.
— Что вы, черт возьми, делаете?
— Мне нужна вода, чтобы его помыть.
— Лежите, я принесу. Я вчера оставил кувшин у огня. Думаю, вода будет теплой.
Чарльз принес миску с водой и свечку. Кейт поблагодарила его, но добавила:
— Я думаю, мне не нужно лежать в постели.
— Тогда почему это называют «послеродовое состояние»?
— Как вы, оказывается, много знаете! — Кейт начала мыть и переодевать ребенка. — Но вы правы, обычно женщины действительно несколько дней лежат в постели. А их подруги и родственники бегают туда-сюда: принести то, отнести это. И обстановка, конечно, не такая… опасная.
Чарльз провел рукой по лицу.
— Господи, конечно. Мы должны увезти вас отсюда. Однако, хотел бы я знать, как это сделать. если не найдем телеги, вам придется идти пешком.
— Я знаю.
— Но вы можете?
Кейт подняла голову.
— Какой у меня выбор? Здесь война, и я боюсь за своего малыша.
Чарльз положил ей руку на плечо.
— как только забрезжит рассвет, я пошлю пару солдат поискать какую-нибудь телегу. Я бы поехал с вами, но…
— Ваш долг находиться в другом месте. — Кейт подняла малыша и крепко прижала к себе. — Я понимаю, капитан.
— Вы необыкновенная женщина, Кейт.
— Разве? До, конечно, необыкновенно глупая.
Чарльз сел рядом с Кейт.
— Что произошло между вами и Деннисом, Кейт? Если вы отправились в такую даль, чтобы заставить его жениться на вас? И почему вы это не сделали раньше?
Кейт долго молчала, гладя крошечную головку своего малютки.
— Вы не хотите об этом говорить?
Она подняла голову и взглянула ему в глаза:
— Это такая печальная история. По правде говоря, до недавнего времени я считала, что мы женаты.
— Что?
Кейт поморщилась:
— Я слышала истории о мнимых священниках и лжесвидетелях. Их использовали распутники, чтобы обманывать девушек. Но конечно, со мной ничего подобного не могло случиться. И безусловно, лейтенант Деннис — красивый, обаятельный, очень любящий — не мог обмануть.
— Он обманул вас?
Кейт молчала. Потом усмехнулась и сказала:
— Я расскажу вам, капитан.
Чарльз откинулся на подушку, и теперь их головы почти соприкасались. «Беседа под одеялом», кажется, так это называется", — подумала Кейт с кривой улыбкой.
— Вы не могли бы называть меня Чарльзом? — спросил он.
Кейт покачала головой:
— Право же, мне кажется, я не смогу.
Теннант пожал плечами. Он лег на бок, подперев голову рукой, и приготовился внимательно слушать.
— Деннис был в отпуске и гостил у друзей, которые жили около моего дома. Его внешность и обаяние могли вскружить голову любой женщине. Я не была исключением. Знаете, на мне тоже лежит проклятие красоты, как и на Деннисе.
— Думаю, Деннис не считал свою привлекательность проклятием.
— Возможно, нет. Но, скажу вам, красота — это крест, который приходится нести.
— Вы, безусловно, составляли замечательную пару. Два прекрасных ангела среди простых смертных.
— Это, возможно, и привлекло его ко мне. Многие мужчины, даже из самых высших слоев, ухаживали за мной, и все-таки я оставалась незамужней. Дело в том, что ни один из моих поклонников не поразил моего воображения. И я была слишком довольна своей жизнью, чтобы выскочить замуж. Однако со временем мужчины стали рассматривать мое незамужнее положение как оскорбление. Я могу предположить, что вопрос о моем целомудрии возник за бокалом вина. И Деннис похвастался, что ни одна женщина никогда не могла перед ним устоять. А так как я была неприступной, он решил завоевать меня с помощью женитьбы. Деннис усердно ухаживал за мной, и я оказалась такой же глупой, как все наивные девушки. Я приняла его предложение, несмотря на то, что он был беден.
— Вы хотите сказать, что он сделал вам предложение по всем правилам? Беседовал с вашим отцом?
— Да, но мы совсем простые люди. 0 Кейт не сказала Чарльзу, что она дочь лавочника. Правда, ее отец — порядочный человек, и магазин был книжным. Но все же это был магазин. А капитан Теннант, как она слышала, связан родственными узами с титулованным дворянством. — Я была совершеннолетней, и мои родители не препятствовали…
Капитан поднял брови:
— И ему удалось организовать ложную брачную церемонию в вашем родном городе? Я никогда не думал, что Деннис — волшебник.
Кейт поморщилась:
— Конечно, он не был волшебником. Но он был умным человеком. Он сказал, что лучше пожениться в другом месте. Двоюродная бабушка, которая должна оставить ему наследство, будет рада, если мы поженимся в ее домашней церкви. И мы поехали. Со мной была только моя служанка.
— Почему ваши родители не поехали с вами?
— Мой отец — инвалид, и мама не любит оставлять его. К тому же казалось, что это не важно, поскольку на следующий день мы должны были вернуться домой, чтобы отпраздновать это событие.
— И?
— И мы произнесли наши брачные обеты в той затхлой церкви. Свидетелями были двоюродная бабушка и ее горничная, такая же старая, как она. Венчал нас местный приходской священник, как мне показалось, запойный пьяница. Это была не та свадьба, которую я представляла себе, но я считала ее законной. Мне даже дали на хранение подписанный документ.
— Значит, когда вы поехали домой, все казалось в порядке?
— Я так и не поехала домой. Мы остались на ночь в соседней гостинице. На следующее утро Деннису пришло сообщение с требованием немедленно вернуться в полк. Он прикинулся огорченным и просил, чтобы я вернулась домой. Я же настаивала, что поеду с ним. По сей день я не знаю, чего он действительно хотел. Он лишил меня невинности и выиграл пари.
— Пари?
— Триста гиней. Знаете, у Денниса было много долгов.
Чарльз зло произнес:
— Ему повезло, что он мертв. Итак, была ли вообще двоюродная бабушка?
— По-видимому, нет. Он нанял трех пьяниц и воспользовался заброшенным домом.
— Вы знаете, по закону для признания брачных обетов необязательно присутствие священника. Церковным судам это не нравится. Но гражданские суды поддержат брачный союз, если обеты произносятся при свидетелях.
Кейт улыбнулась.
— Вы думаете, я смогу найти этих пьяниц и заставить их подтвердить наши брачные обеты? Письменное свидетельство исчезло.
— Деннис оказался трусом. А вы никогда не заставляли его признать вас своей женой. Вас называли «миссис» и считали просто подружкой Денниса. Почему вы не пытались опровергнуть это, Кейт? Почему позволяли ему говорить, что вы его временная любовь?
Кейт вздохнула.
— Кажется, вы не верите мне. Я не виню вас. Когда я заикнулась, что хочу рассказать всем о нашей свадьбе, Деннис испугался. Он сказал, что не имел права жениться без разрешения полковника, поэтому у него могут быть неприятности.
— Это действительно так. Но в худшем случае на него наложили бы дисциплинарное взыскание.
— Он утверждал, что потеряет чин лейтенанта. Разумеется, нужно было подождать немного, пока не наступит подходящий момент. Деннис также напомнил мне, что у меня есть свидетельство о браке на случай, если мне действительно потребуется подтвердить свою добродетель. Он умел убеждать.
Капитан странно посмотрел на нее. Кейт не могла понять, что с ним: он злится, смеется над ней или ему просто противно. Кейт подняла голову и посмотрела в потолок.
— Знаете, это было неплохое время. Деннис всегда был обаятельным. А армейская жизнь была для меня приключением.
— Вы жаждали приключений?
Кейт взглянула на Чарльза.
— Наверное, да. Иначе я бы вернулась домой после свадьбы. И не оказалась бы в таком нелепом положении.
— Что произошло потом?
— Когда я поняла, что жду ребенка, я уже несколько месяцев была беременна. Меня не тошнило, просто прекратились… ну… вы сами понимаете. И платья стали слишком тесными в талии. Я сказала об этом Деннису. И потребовала, чтобы он получил согласие полковника на свадьбу. — Кейт вздохнула. — Потом начался кошмар.
Капитан дотронулся до ее щеки. Выражение его лица было по-прежнему странным. Несомненно, Чарльз считал ее полной дурой.
— Я заметил, что Деннис все чаще и чаще злится.
— Возможно, это было потому, что я стояла на своем. Деннис был то ласковым, то вселял страх, так что я понятия не имела, как мне поступить. Особенно когда я начала подозревать, что он мне изменяет. Когда Деннис был добр, я искренне верила, что скоро все образуется. Когда он сердился, мне становилось страшно. С другой стороны, казалось, что Деннис боится обращаться к полковнику. Но этот человек очень доброжелательно ко мне относился, и я сказала, что сама поговорю с ним.
Чарльз поморщился.
— И тогда разразился скандал.
— Вот именно. Деннис вышвырнул меня, дал мне денег только на дорогу домой. Но сначала он объяснил, что мы вовсе не женаты и я никоим образом не могу доказать обратное. Я бросилась искать свой драгоценный листок бумаги, но он исчез. Сомневаюсь, что он бы помог. Он мог быть написан кем угодно и где угодно. Свидетели, вот кто имеет значение.
Чарльз лег на спину.
— Знаете, Деннис умер мгновенно. Но если бы он погибал медленно и в муках, то, вспоминая об этом теперь, я бы радовался.
Кейт взяла Теннанта за руку.
— Не говорите так. Это плохо. Деннис был таким, каким был. Это моя вина, что я такая глупая.
Чарльз поднес руку Кейт к губам и нежно поцеловал пальцы.
— Вашей вины здесь нет, Кейт. Однако как вам удалось вернуться?
Чарльз все еще держал ее руку, и Кейт было приятно. Руки Денниса были сильными, но тонкими, а рука капитана Теннанта, грубая, но теплая, позволяла Кейт чувствовать себя в безопасности.
— Я поехала в Англию с ранеными солдатами. У меня было такое ощущение, как будто все происходило во сне. Я не знала, что мне делать, поскольку боялась возвращаться домой в таком состоянии. Но потом однажды я словно проснулась. Я поняла, что Деннис не только поставил на мне печать распутницы, но он сделал своего будущего ребенка незаконнорожденным. Конечно, для Всевышнего мы все равны. Но это просто было несправедливо.
Кейт вспомнила, с какими чувствами она возвращалась: гнев, неистовая страсть, уверенность, что она добьется своего. Бедный мистер Райтуэлл, ему досталось больше всех.
— Я отправилась назад в армию. Если можно было, я просила, чтобы меня подвезли на телегах, если нет — я шла пешком. Я бы ни за что не остановилась и никому не позволила бы меня остановить. Я думала, Деннис женится на мне перед настоящими свидетелями или я все расскажу полковнику. И попрошу выгнать Денниса из полка.
— А я всегда считал вас очень разумной женщиной.
— Неужели? — Кейт вдруг поняла, что она крепко сжимает руку Чарльза, и отпустила ее. — Я тоже так считала. Наверное, у меня немного помутился рассудок. А что бы вы сделали?
Чарльз тихо рассмеялся.
— Ну, знаете… Мне трудно поставить себя на ваше место. Вы не задумывались, как будете жить с таким человеком, особенно после того, как поставите его на колени?
Кейт села.
— Нет. Пожалуй, это страшно. Но что еще я могла сделать?
— Я не знаю. — Чарльз приподнялся, снова коснулся ее щеки, провел пальцем по шее.
Кейт стало не по себе от этого дразнящего прикосновения, но она не отпрянула.
— И вы снова оказались в затруднительном положении, не так ли? И вышли за меня замуж.
Чарльз смотрел на Кейт, на ее губы так, что она почти ощущала прикосновения его губ.
— Мне хотелось вас поцеловать, Кейт, с того самого момента, когда я впервые вас увидел. Я, возможно, неудачно выбрал время, но все же… Вы разрешите мне вас поцеловать?
С того самого момента? Что он говорит?
— Вы уже несколько раз целовали меня, капитан, и не спрашивали разрешения.
— Нет, Кейт, я хочу поцеловать вас по-настоящему.
Разрешить или нет? Глупо отказывать. В конце концов, они муж и жена. А ее губы уже жаждали поцелуя.
— Я… Я не возражаю, капитан.
— Чарльз, — сказал он и, подвинувшись ближе к Кейт, прижал ее к себе. — Пожалуйста, хотя бы на короткий миг постарайтесь думать обо мне как о Чарльзе.
Плечо Чарльза было очень широким и твердым. Опираясь на него, Кейт чувствовала себя спокойно и уютно. На такое плечо приятно положить голову. Рука Чарльза казалась более надежной, чем рука Денниса.
Его губы были нежными, только щетина неприятно кололась. Впервые ее поцеловал небритый мужчина.
Но сейчас Кейт совсем не возражала против щетины Теннанта. Не возражала она и против прикосновений его губ, против прикосновения его языка.
Поцелуй погрузил Кейт в неведомое ей ранее блаженство. От Чарльза исходил совсем не такой запах, как от Денниса. По правде говоря, он был довольно едким, поскольку прошло, должно быть, много дней с тех пор, как он мылся. Но даже это нравилось Кейт. Это возбуждало ее.
Кейт даже подумала, что было бы приятно дать выход их страсти. В конце концов, они женаты…
Но Чарльз внезапно перестал целовать ее и отстранился.
— Мне очень не хочется останавливаться. Но если я этого не сделаю, то скоро перестану владеть собой. Простите меня, Кейт. Я не знаю, что со мной происходит.
Кейт отодвинулась. Удивительно, она чувствовала то же, что и Чарльз. А как же Деннис? Ведь она любила его! Отношения с Деннисом были приятными. Но в них не было ничего от той страсти, которую Кейт почувствовала в этом единственном поцелуе. С ней в последние часы происходит тоже что-то странное.
Вот только бы понять что? И не сделать очередную ошибку!
— Мне очень нравится, когда вы так улыбаетесь, — сказал он.
— Как?
Чарльз большим пальцем дотронулся до уголка ее рта.
— Ваши губы приподнимаются здесь.
— Да?
— Знаете, я это заметил, когда мы впервые встретились.
«Когда я была шлюхой Денниса», — с горечью подумала Кейт. Она вспомнила, как капитан Теннант сказал, что ему хотелось тогда ее поцеловать. Кейт сомневалась, всегда ли его намерения были благородными.
Она пожалена о поцелуе и о том, как Чарльз мог его истолковать.
— Извините, мне нужно в туалет, капитан.
Теннант сразу стал серьезным.
— Но у нас нет ночного горшка.
— Я и не думала, что он у вас есть. Я привыкла пользоваться туалетом.
— На улице?
— Конечно.
Чарльз рассмеялся:
— Даже самый доблестный рыцарь не мог бы разрешить эту проблему, не правда ли? — Он встал и протянул руку. — Вы можете идти?
— Думаю, да. — Кейт подала ему руку, и Чарльз помог женщине встать и закутал ее в плащ, затем подвел к двери, ведущую в разрушенную часть здания.
Он отвернулся, пока она справляла нужду — отхожее место не было даже огорожено. Через некоторое время Кейт дотронулась до его плеча.
— Все в порядке?
— Да.
Чарльз обнял Кейт. Ей приятно было прислониться головой к его плечу. Теннант погладил жену по спине, и она чуть не замурлыкала от удовольствия.
Чарльз прошептал:
— Мы сталкиваемся с этим в самые неподходящие моменты.
Прежде чем Кейт спросила, что он хочет сказать, капитан повел ее в теплую комнату. Безусловно, он имел ввиду, что она пробудила в нем желание.
Не спросив разрешения, Чарльз лег рядом с женой и заключил ее в объятия. От него веяло таким теплом, таким спокойствием, что Кейт не захотела отстраняться. Она тут же заснула.
Когда Кейт проснулась, мужа рядом не было. Наступило туманное утро, с улицы доносились какие-то звуки. Она чувствовала сильную усталость, но вспомнила о своем младенце и повернулась к нему.
Его тоже не было.
Кейт откинула штору и увидела солдат, собирающих свои вещи. Завернувшись в одеяло, Кейт вылезла из своего угла и чуть не вскрикнула. Она увидела малыша в руках изможденного, грязного существа, которое смотрело на него, обнажив огромные желтые зубы. Но затем Кейт поняла, что это Пибоди, и улыбнулась своему испугу. Вот что значит у страха глаза велики.
Дверь распахнулась. Вошел Теннант. В красном мундире, в высоких черных сапогах, Чарльз вновь стал самим собой. Капитаном. Чарльзом Храбрым.
Неужели вчера ночью он был нежен? Неужели они целовались ночью? Неужели он признался, что всегда хотел поцеловать ее?
Кейт никогда бы не догадалась, особенно по тому холодному взгляду, которым он окинул ее сейчас. Что бы они не делали ночью, сейчас она была для него обузой.
Погода стояла холодная, но день был ясным и солнечным. Такой денек как нельзя лучше подходит для путешествия. А уезжать надо быстрее. Кейт чувствовала себя не очень хорошо. Сильно болел живот, и стало трудно ходить. Хорошо, если найдут телегу. Идти пешком она вряд ли сможет.
Капитан улыбнулся Кейт той бесшабашной улыбкой, которая означала, что Чарльз Храбрый собирается сразиться с врагом не на жизнь, а на смерть. И победить.
Кейт надеялась, что так и будет.
Она ведь вышла замуж за этого человека.
Должно быть, она сошла с ума. Ей нужно было только имя для ребенка, а не сам Теннант. И конечно, Чарльзу совсем не хочется связывать себя с такой женщиной, как она.
Когда-то Деннис сказал Кейт, что даже сын мелкопоместного дворянина не женится на дочери торговца. И он был прав. Хотя Кейт любила Дениса ради него самого, ей было лестно, что дворянин оказывает ей внимание. Капитан Чарльз Теннант, несомненно, занимал гораздо более высокое положение в обществе, чем Деннис
Капитан забрал ребенка у Пибоди и подошел к Кейт. В больших руках Чарльза младенец выглядел крошечным свертком.
— Мы просто хотели, чтобы вы получше отдохнули. Но сейчас нам пора.
Кейт заметила, что ее муж не спросил: «Вы можете идти?»
Отгоняя усталость, она сказала:
— Конечно, пора. — И взяла Чарльза под руку. Если капитан отпустит ее, она может не удержаться на ногах. Кейт надеялась, что супруг не замечает, как ей тяжело идти. Иначе она поставит его в затруднительное положение.
Однако как далеко она сможет сегодня уйти? Райтуэлл, конечно, ее не оставит. Если бы только нашли телегу…
— У вас что-нибудь болит? — вдруг спросил Чарльз. Значит, он заметил.
— Нет. Небольшая слабость. Сейчас все пройдет.
— Тогда о чем вы думаете?
Кейт улыбнулась ему.
— Ни о чем. Просто странно все это.
— Ничего странного. — Чарльз отдал какие-то приказания солдатам, они подняли вещи и вышли из кухни вслед за Пибоди, который нес большую кастрюлю с кашей. — Они поедят на улице, а вы приведите себя в порядок.
Кейт кусала губы, чтобы спрятать улыбку. Чарльз Храбрый снова стал капитаном. Однако младенец не признал его авторитета и громко заплакал. Капитан грозно посмотрел на него и передал матери.
— Покормите его.
Кейт было неловко обнажить грудь при дневном свете. Поэтому она попыталась кормить ребенка, прикрыв грудь рубашкой. Но это было сложно, и Кейт махнула рукой. Чарльз отвернулся.
— Надо дать ему имя, — сказала Кейт.
— Безусловно, мы не можем вечно звать его просто младенцем.
Кейт понравилось, что Чарльз сказал «мы». Она опустила взгляд на малютку. Тот так сосредоточенно сосал грудь, что казалось, он хмурится. Какое имя ему подойдет? Ясно, что не Деннис. И не Чарльз, хотя это заманчиво. Отца Кейт звали Август, но ей это имя не нравилось.
— Вы можете что-нибудь предложить? — спросила она.
— Недавно погиб мой друг. Его звали Стивен…
Кейт помнила майора Стивена Кортенея. Он был очень серьезным и очень спокойным человеком. Деннис говорил, что Стивен бесит его. Но никто не мог отрицать, что он честный, храбрый. А солдаты, которые находились под его командованием, обожали Кортенея.
Майор и капитан были очень дружны. Майор, спокойный и рассудительный, и Чарльз, горячий и порывистый, дополняли друг друга.
— Тогда дадим малышу имя Стивен, — сказала Кейт. А фамилия? Как я? Нелепо называть ребенка Стивен Теннант. Так же нелепо, как называть себя миссис Теннант.
Кейт решила пока об этом не думать.
Капитан подошел к двери и позвал Райтуэлла. Через несколько минут ребенка окрестили. Рядовой Пибоди и сержант Милвуд представляли крестных, находящихся в Англии: сестру Кейт — Анну и кузена капитана — Томаса.
После обряда солдаты ушли.
— Я принесу вам немного каши, — произнес Чарльз.
Через несколько минут он вернулся и начал кормить Кейт с ложечки.
— У нас мало времени, да? — спросила она, глотая клейкую массу. Раньше она никогда не пробовала есть такую кашу без сахара и сливок.
— Да, мы торопимся. Я должен найти свой полк, а вы должны выбраться отсюда до начала сражения.
Как бы в ответ на его слова где-то далеко загрохотало. Затем вновь наступила тишина.
Стивен перестал сосать грудь. Кейт быстро его переодела, запеленала и положила на кровать. После этого она сняла разорванную рубашку капитана и постаралась надеть свое платье.
— Подождите. — Чарльз взял острый нож и подошел к ней. — Вам придется кормить его по дороге.
Он сделал разрезы на груди.
— Я такая лохматая, просто ужас, — сказала Кейт. Она попыталась уложить свои тяжелые волосы и заколоть их несколькими оставшимися шпильками.
— Вы наденете плащ с капюшоном, и все будет в порядке.
Чарльз достал из кармана расческу и начал расчесывать ее волосы.
— Ой!
— Простите. Черт, они очень спутались. Когда вы доберетесь до лагеря, вы сможете сделать все как надо. Вы справитесь.
— Конечно, справлюсь! И без вашей помощи! — парировала Кейт. Но тут же улыбнулась и сказала:
— Простите, сэр, я не хотела.
— Я понимаю. Вы умеете обращаться с пистолетом?
— Да.
Чарльз дал ей пистолет. Это был пистолет Денниса.
— Все его вещи в телеге.
— В телеге?
— В той, которая привезла вас. Она возвращается в лагерь.
— Вы раньше не могли мне сказать? Я плохо себе представляла, как пойду пешком.
Чарльз не обратил на это внимания.
— Будьте осторожны, пистолет заряжен. — Он вдруг странно посмотрел на Кейт. — Я никогда раньше не был женат.
— Я тоже не была замужем.
Чарльз провел пальцами по ее щеке.
— Не ожесточайтесь, Кейт. Лучше вам от этого не станет. — Он пальцами коснулся ее губ. — Будьте сильной.
— Хорошо. — Кейт поднялась на цыпочки и поцеловала Чарльза в губы. — Спасибо, Чарльз Храбрый. Спасибо за все.
Какое-то мгновение Теннант смущенно смотрел на Кейт, но затем в нем заговорил офицер.
— Пошли! Пора.
Чарльз взял ее узел, а она подняла спящего младенца. У двери Кейт обернулась. Она никогда не забудет это место.
Вдали снова загрохотало. Кейт тряхнула головой и вышла на улицу. Она поспешила к телеге, в которой лежали раненые. Мистер Райтуэлл уже был здесь.
Солдаты посторонились и ждали капитана.
Чарльз посадил Кейт в повозку, положил рядом ее вещи.
— Ну что ж, прощайте. Может быть, когда-нибудь встретимся. Если вам что-то понадобится, обращайтесь к Томасу Теннанту. Его адрес: Марчмонт-Холл, Строуд-Кингсли. Вы поняли?
— Да.
— Да хранит вас Бог!
Возница взмахнул кнутом, и телега покатила по ухабистой проселочной дороге.
— Да пребудет с вами Господь, — прошептала Кейт.
Пока ехали в главный армейский лагерь, Кейт стало хуже. К счастью, младенец почти не беспокоил ее.
Как рада была она вновь увидеть Мед, Джесс, Сьюзи. Те сразу бросились обнимать ее. Кейт почувствовала, что она дома и в безопасности.
Она много спала и просыпалась, только когда кто-то приносил младенца, чтобы мать его покормила. Ей даже не приходилось купать и пеленать малыша, с этим прекрасно справлялись ее подруги. Как и любому здоровому малышу, ему требовалось только, чтобы близко была грудь матери и он мог ее сосать.
— Ненасытный мой, — шептала Кейт, вытирая капли молока с его губок.
— Таковы мужчины.
— Все? — Кейт улыбнулась Рыжей Джесс, которая ждала, чтобы унести Стивена. Джесс была рослая женщина лет пятидесяти. У нее было много детей. От многих мужчин. Ее рыжие волосы начали седеть. Но даже возраст не мог истощить ее энергию.
— Все, — сказала Джесс с усмешкой. — Они все жаждут чего-то. Просто узнайте, чего они хотят, и вы можете вить из них веревки.
— А разве мы ни к чему не стремимся?
Кейт удивляли утверждения Джесс. Хотя та много повидала в жизни и всегда давала мудрые советы, но молодость брала свое, и не хотелось верить, что жизнь проста и банальна.
— Конечно, мы тоже жаждем чего-то. Нам нужно любить и заботиться о ком-нибудь. Почему же еще мы терпим детей? — Джесс широко улыбнулась. — Я в своих сыночках души не чаяла. Но когда они вырастали… А, мужики есть мужики. Им лишь бы подраться да девку найти.
Кейт нравилась Джесс. Она восхищалась ею. Но не хотела стать такой же. Жить среди солдат — это не для нее. Однако Кейт была замужем за офицером, и теперь неизвестно, как повернется ее жизнь.
Да, умудрилась она попасть в историю.
— Что случилось, моя милая? — спросила Джесс. — У тебя ничего не болит?
— Нет. Совсем нет. Думаю, хватит мне валяться, пора вставать и заниматься делами.
— Вот именно, моя милая. — Одной рукой Джесс взяла спящего младенца, а другую протянула Кейт. Рука Джесс была почти такой же большой и сильной, как у капитана. И это воскресило в памяти ту странную ночь. Кейт встала.
— Мне намного лучше.
— Тебе будет полезно подышать свежим воздухом. Я пока займусь мальчуганом. Ты оденься. Позвать Мед, чтобы она тебе помогла?
— Нет. Я сама.
— Ну, как знаешь.
Кейт оделась. Она чувствовала себя почти хорошо и вышла из палатки на свежий воздух.
Кругом была неестественная тишина.
Мери Милвуд сидела у костра.
— Где все? — спросила ее Кейт.
— Сражаются, голубушка. Тебе лучше?
Потом Кейт увидела беспокойство в глазах молодой женщины. Мери была подругой капрала Милвуда. Однако, как и в случае с Кейт, никто никогда не требовал доказательства, что она жена капрала.
Сражение? Единственными войсками здесь были раненые.
О Господи.
— Мне жаль лейтенанта, голубушка.
Кейт никак не могла понять, какого лейтенанта жалко Мери. Потом догадалась — Денниса. Однако сейчас Кейт не могла притворяться, что убивается по нему.
— Ничего, — сказала Мери, криво улыбаясь. — Было видно, что не все гладко в ваших отношениях. И поэтому он отправил тебя домой. Однако он мертв. А его сын остался без отца.
Почему никто не знает о капитане и их странном венчании?
— Что случилось с мистером Райтуэллом?
— С кем? О, ты спрашиваешь об этом священнике? Как только он убедился, что ты в надежных руках, он уехал. Он сказал, что у него важное дело в Брюсселе.
К счастью, в этот момент появилась Джесс. Она уже запеленала малютку и теперь положила его на одеяло рядом с еще двумя младенцами. Дети постарше носились по лагерю. Они были счастливые и здоровые. Но Кейт не хотелось, чтобы ее сын рос в такой обстановке.
Сын Денниса, а по закону — сын капитана.
Как все сложно.
Пришли другие женщины. Ни одна из них не была распутной — доступной для любого мужчины. Солдатские шлюшки держались особняком и жили в другой части лагеря. Мужчины всех этих женщин сейчас сражались, и некоторым не суждено было вернуться. Все хотели услышать рассказ Кейт о рождении ребенка. Когда идет бой, а ты сидишь в лагере, то радуешься всему, что может хоть на некоторое время отвлечь от мрачных мыслей. Рассказ Кейт о том, какую панику среди солдат вызвали роды, и о том, как капитан Теннант всем распоряжался, рассмешил присутствующих. Никто не спросил, почему Кейт отправилась на передовую в таком состоянии. А Кейт не рассказала о венчании, состоявшемся в самый последний момент перед рождением малыша.
Возможно, они догадались о цели ее поездки, но люди здесь никогда не задавали слишком много вопросов.
Кейт хотелось рассказать о своем замужестве и попросить совета. Но это было невозможно. Ее безумное желание иметь законного отца для ребенка эти женщины могли посчитать оскорблением. Каждая из них была верна одному мужчине, но брачные церемонии их не интересовали. Кейт не хотела говорить, что она замужем за капитаном, пока тот не вернется и сам не скажет об этом. Правда, на этот раз у Кейт было брачное свидетельство. Но Райтуэлл уехал, а свидетели сражались. Если они погибнут или не захотят подтвердить, что Кейт и Теннант обвенчались, она ничего не сможет сделать.
И вообще, хочет ли она быть настоящей женой капитана Теннанта? А он хочет быть ее мужем?
* * *
Сражение оказалось проигранным.
Капитана среди погибших не было. Однако его не было и среди тех, кто вернулся в лагерь. И к тому времени, когда армия передвинулась в более безопасный район, Кейт все еще не знала, где он.
Конечно, Кейт могла спросить, но вдруг кто-нибудь заподозрит неладное? Все признавали ее вдовой Денниса, а ее ребенка — его сыном.
Целых три недели Кейт ждала весточки от капитана. Молчание стало красноречивее слов. Их венчание было просто случайностью. И должно быть, Чарльз сожалеет об этом.
Затем однажды казначей роты выдал Кейт пятьдесят гиней.
— Пособие для вдовы, — сказал он, подмигнув.
— Об этом распорядился лейтенант Деннис?
— Просто скажем, что это справедливо и честно. — И хотя Кейт настаивала, он больше ничего не сказал.
Деннису всегда не хватало денег. И когда он дал Кейт десять гиней на дорогу домой, у него был такой вид, будто он отдает самой драгоценное, что у него есть. Командование платило только законным женам.
Возвращаясь в палатку, палатку Денниса, Кейт была уверена, что деньги ей выплатили по распоряжению капитана. Однако никакой записки он не прислал. Скорее всего он хочет, чтобы Кейт уехала.
Когда они расставались, Чарльз говорил о родственнике, который живет в Строуде. Если Теннант не пишет, значит, ждет, пока она вернется в Англию. А потом он приедет в свой полк. Именно так и должно было быть. Но почему-то Кейт чувствовала себя несчастной.
Молодая мама договорилась, что до побережья она доедет на подводах с ранеными. А там пересядет на корабль. Она отработает свой проезд, ухаживая за ранеными.
Кейт убеждала себя, что с радостью вновь вернется домой к своим друзьям, семье и тишине. Если капитан Чарльз Теннант захочет увидеть ее, он всегда сможет найти ее там.
Через полтора месяца Кейт ступила на английскую земле. Как она соскучилась по дому! По маме, по отцу! Что-то подсказывало ей: она больше никогда не вернется в полк. Мирная жизнь в сто раз лучше, чем война. О том, что произошло между ней и капитаном Теннантом, лучше забыть.
Итак, во-первых, нужно добраться до Эйлсбери. С ребенком это сделать намного сложнее. Но с ней была Рыжая Джесс. Подруга поможет.
Джесс почти всю жизнь провела в армии. Любовники, мужья, дети. Многих их них она похоронила. Но никому и в голову не могло прийти, что Джесс уедет из полка. Все были очень удивлены.
— Я старею, Кейт, — сказал Джесс. — Я мечтаю снова побывать дома. Если мне там надоест, я вернусь.
От Джесс исходила жизненная сила, а ее способность привлекать мужчин совсем не иссякла. Однако Кейт не спорила. С ребенком хлопот хватало. Лишняя пара рук будет очень кстати.
Тем не менее, возможно, Кейт лучше бы себя чувствовала без помощи
Джесс, так как ее мысли были бы заняты работой. Вместо этого во время путешествия у нее было много свободного времени. И она слишком много думала.
Все в армии считали ее любовницей Денниса, но относились к ней, как к его вдове, а к Стивену — как к его ребенку. В армии привыкли к незаконным бракам и к незаконнорожденным. В Эйлсбери же, наоборот, придавали значение брачному свидетельству. Кейт полагала, что с ней будут обращаться как с законной вдовой Денниса, поскольку она уехала из дома, чтобы выйти замуж именно за него. Однако сохранится ли это мнение до конца ее жизни? До конца жизни ее сына?
Кейт хотелось бы так думать, но она в этом сомневалась. Половину пути ее одолевали мысли о семье Денниса. Кроме его мнимой двоюродной бабушки, Кейт никого не знала. Но должно быть, у него была родня, и придется сообщить им о сыне Денниса.
Даже если она этого не сделает, они могут услышать о ней. Вне всякого сомнения, они потащат ее в суд, как самозванку.
Кейт не любила лгать. И хотя она считала, что брак с Деннисом был законным, подтвердить это ей не удастся.
Рассказать правду? А как же родители? Они ей не поверят. А если поверят, ее имя будет опорочено. И когда все об этом узнают, ее сына станут называть бастардом.
Пока, конечно, Кейт не расскажет о браке с капитаном Теннантом. Но так с ним поступить она не имела права. Чарльз, наверное, сейчас чувствует себя как человек, который проснулся после попойки и хочет знать, какие глупости он натворил.
Может, стоило остаться? На войне было все проще. Но нет, она едет домой, а там будь что будет.
В гостинице Кейт занялась ребенком. Завтра они сядут в почтовую карету, отправляющуюся в Лондон. Оттуда поедут в Эйлсбери.
Кейт все думала об одном и том же. Она понимала, что это глупо, что, снявши голову, по волосам не плачут, но ничего не могла с собой поделать.
Кейт положила Стивена на кровать, выпрямилась и вздохнула. Скорее бы добраться домой. Она так устала. В последнее время младенец будил ее три-четыре раза за ночь. И хотя Джесс заботилась о нем, Кейт все же приходилось кормить его по ночам. Хорошо выспаться стало для нее несбыточной мечтой.
Когда они приедут домой, будет легче.
Как только они устроились в переполненной почтовой карете, Кейт задремала. Но ее сразу разбудил плач. По крайней мере теперь она уже приспособилась осторожно подносить Стивена к груди. А Джесс показала Кейт, как переделать платья, чтобы было легче кормить в них младенца.
Кейт никак не могла выкинуть из головы капитана. Она беспокоилась, в безопасности ли он. Его не было тогда среди раненых, и куда он делся — неизвестно. Но Чарльз Храбрый не может погибнуть. Он такой энергичный, такой сильный.
Молодая мама погладила сына по головке. Волосики у него были светлые, но пока их было совсем мало. Кейт также начала замечать в его нежных чертах сходство с Деннисом. Как же она может поставить капитана Теннанта в такое неловкое положение, заставив его признать Стивена своим сыном, когда совершенно ясно, что это не его ребенок?
И как ей жить во лжи?
К тому времени, когда они приехали в Лондон и устроились в гостинице «Черный якорь», у Кейт от всех этих мыслей болела голова.
— Я, пожалуй, посмотрю, есть ли известия о Баффсах, сказала Джесс.
Кейт пожала плечами. Вероятно, у Джесс в Лондоне были бывшие армейские друзья, с которыми ей хотелось встретиться. Мужчины. Общество мужчин доставляло Джесс огромное удовольствие.
Кейт не была уверена, что ей тоже доставляет удовольствие общение с мужчинами. Взять хотя бы Денниса. Теннант был прав, они не смогли бы жить вместе. Последние месяцы в армии превратились для Кейт в настоящий кошмар. И кто знает, как бы складывались их отношения, останься Деннис жив.
Что касается других мужчин в армии, они не интересовали Кейт. И капитана она заметила только потому, что не обратить внимания на него было просто невозможно. Он был такой большой, такой сильный. Где бы он ни появлялся, от него исходила особая сила, и волны этой силы ощущали все.
Кейт мысленно вернулась к тому времени, еще до знакомства с Деннисом, когда она работала в книжном магазине отца. Она любила беседовать с покупателями, главным образом с мужчинами. Эти беседы, особенно с джентльменами солидного возраста, доставляли Кейт удовольствие. Молодые люди смущали ее, и их поведение не всегда было благородным. Кейт особенно не нравилось, когда женатые мужчины начинали с ней флиртовать.
Джесс вернулась поздно, навеселе, но Кейт притворилась, что крепко спит. Стивен, к счастью, разбудил ее только один раз в середине ночи, так что на следующее утро Кейт чувствовала себя намного лучше. Горничная принесла завтрак в комнату, и, когда они сели есть, Джесс вытащила из кармана газету.
— Один из моих друзей почитал эту газету, голубушка, и я подумала, тебе тоже захочется ее почитать. На, держи. Только читай вслух, я не очень-то сильна в этом. Некогда как-то было учиться.
Кейт с жадностью набросилась на новости. Она читала отрывки о политической и придворной жизни. Увидев, что Джесс с удовольствием слушает сообщения о судах и казнях, Кейт читала их все подряд.
Вдруг она остановилась.
— Что случилось, голубушка?
Кейт пробежала глазами короткую заметку.
— Здесь сообщается о суде над Джимом Суффолком за грабеж и убийство. Жертвой оказался некий Томас Теннант из Эссекса, наследник виконта Джерральда.
— Ты знала этого Суффолка? — спросила Джесс, уплетая ветчину.
— Нет, конечно, нет. Мне только что пришло в голову, что Теннант — эта та же фамилия, что у капитана Теннанта. А Томас — это какой-то его родственник.
— О да. Капитан у нас парень из благородных. Он, как говорится, паршивая овца. Ха-Ха.
— Ты не знаешь, кем он приходится этому лорду Джерральду? — спросила Кейт. Ей почему-то стало не по себе.
Джесс покачала головой.
— Говорят, после смерти этого лорда он получит его титул. Хотя там есть еще родственнички, и нашего капитана могут потеснить.
Кейт решила, что никогда никому не скажет о своем странном замужестве. Она не хочет мешать капитану. Если тот получит титул лорда, вопрос о законном наследнике станет действительно серьезным.
Эйлсбери не изменился.
Кейт была даже удивлена. Ведь она сама так изменилась, столько испытала, а город оставался таким, каким был до ее отъезда. Вывеска на гостинице «Белый олень» была такой выцветшей, что ее едва можно было прочесть. Кейт заметила знакомых.
Ее сразу же узнали.
— Ба, да ведь это Кейт Данстебл!
— Кейт!
Затем они увидели младенца.
— Ты вышла замуж, да? Приехала домой, чтобы повидать родных? Какой приятный сюрприз!
Кейт вздохнула и сказала:
— Мой муж погиб.
Наступила тишина, потом ее окутал новый шум голосов.
— Бедняжка.
— Он ведь был солдатом, да?
— Все же у тебя есть ребенок.
Вот и магазин отца.
«Август Феллоуфилд Данстебл, эсквайр. Поставщик книг, брошюр и канцелярских принадлежностей».
Вывеска тоже не изменилась.
У Кейт на глаза навернулись слезы.
Дверь распахнулась, и на пороге появилась мать.
— Что?.. Кейт! Август, это наша дочь! И с младенцем!
Кейт едва осознавала, что происходило потом. Пришла в себя она только в маленькой гостиной с чашкой чая в руке. Мама плакала от счастья, отец, сидя в инвалидном кресле, улыбался и кивал головой. Безусловно, сейчас было неподходящее время рассказывать свою историю.
— О Боже! — наверное, в десятый раз сказала ее мать. — Как жаль бедного лейтенанта Денниса. Такой обаятельный молодой человек. Знаешь, я сначала сомневалась, стоит ли тебе выходить замуж за солдата. Хотя и очень храброго, я уверена. А этот малютка — вылитый отец. Он будет утешением для его семьи.
Кейт ничего не сказала. Сейчас ей было хорошо, и она не хотела думать о будущем. Что делать с семьей Денниса, она не знала. Однако ее мать права. Несомненно, они очень страдают, и сообщение о его ребенке могло бы их утешить.
Как-то Деннис случайно упомянул, что его семья живет в одном из центральных графств Англии. Насколько Кейт было известно, он никогда не получал от них писем и ничего не посылал им.
Кто знает, может, у Денниса не было близких родственников? И Кейт решилась:
— У Денниса нет родственников.
— Нет родственников? — мать была удивлена. — О, бедняжка! А как же эта двоюродная бабушка?
— О да. Ну, у него только она и была. — Кейт уже собиралась сказать, что эта пожилая леди умерла, когда вдруг поняла, что ее сразу забросаю вопросами о наследстве. — Но она отшельница и очень неприятная особа. Я бы не хотела везти туда ребенка.
Кейт покраснела. Она терпеть не могла лгать.
— Возможно, когда малыш будет постарше, дорогая, — сказала мать. — Ведь там осталось наследство, не так ли? Было бы глупо лишать маленького Стивена того, что принадлежит ему по праву.
— Думаю, да.
Значит, разговор можно отложить. А потом она что-нибудь придумает. Какую-нибудь отговорку. Джесс попросила на некоторое время разрешить ей остаться с Кейт. И поскольку у ее родителей было мало слуг, их устраивало, что Джесс будет няней и домработницей.
— Но веди себя прилично, Джесс, — предупредила Кейт. — Моих родителей здесь очень уважают, и мне бы не хотелось никакого скандала.
— Когда нужно, я могу быть такой же порядочной, как церковная кошка, миссис, — сказала Джесс и, как подобает приличной служанке, сделала книксен.
Кейт очень хотелось посоветоваться с Джесс, но она боялась задавать этот щекотливый вопрос. Пришлось отложить этот разговор до лучших времен.
Кейт прилагала много усилий, чтобы ни на что не обращать внимания. Поэтому прошло три дня, прежде чем она заставила себя пойти в магазин и взять с полки справочник о титулованном дворянстве Великобритании.
Отец Кейт не только был владельцем книжного магазина, но также коллекционировал книги, и магазин был чем-то вроде библиотеки. Здесь хранились всевозможные справочники, и старик всегда помогал людям найти нужные им сведения.
Кейт также хорошо разбиралась в справочниках. Она перелистала один из них и открыла страницу, посвященную Джерральду Монтегю Артуру Теннанту: родился в 1683 г. Женился в 1709 г. на Мери Фитцмаршал. Дети: мери, 1710, Кэтрин, 1713, Томас, 1715, Элиза, 1720, Элизабет, 1727.
Только один сын? Но в момент смерти Томасу было тридцать лет. Наверняка он женился, и у него есть сын.
Кейт пробежала глазами подробности о поместьях, принадлежавших лорду Джерральду, и нашла раздел о наследнике.
Томас Артур Теннат. Женился в 1742 г. на Софи Эрлингам. Дети: Мери, 1743.
Кейт открыла титульный лист. Это было прошлогоднее издание! К настоящему моменту у него мог появиться сын. Пожалуйста, пусть будет сын.
Потом Кейт успокоилась. Даже если и не было сына, капитан Теннант мог не быть первым претендентом на титул лорда. Однако из этой книги она ничего не смогла узнать. Кейт нужен был указатель знатных семейств.
Вскоре она его нашла, но он был десятилетней давности. Эта книга содержала сведения по районам. И Кейт открыла ее на странице, посвященной Строуд-Кингсли, Эссекс.
Главный дом в этом районе был Марчмонт-Холл, принадлежавший Монтегю Артуру Теннанту, виконту Джерральду и его семье. В Ок-Хаусе жили вдова леди Теннант и мисс Элиза Теннант, несомненно, одна из дочерей вдовы. Вдова, должно быть, мать лорда Джерральда.
В Грейлингсе жили мистер Чарльз Теннант, его жена, два сына и дочери. Старшего сына звали Чарльз, младшего — Артур. Кейт обратила внимание, что Чарльзу был тридцать один год.
Она медленно закрыла книгу.
Если только у Томаса не родился сын в этом году, капитан Чарльз Теннант является наследником титула после своего отца.
— Что это ты здесь выискиваешь? — спросил старик Август. — Теперь, когда тебе нужно заботиться о младенце, нам нет необходимости работать, моя дорогая.
Кейт вышла из-за стеллажей с книгами, надеясь, что улыбается естественно.
— Но мне нравится работать. А поскольку Джесс и мама души не чают в Стивене, я только кормлю его.
Отец рассмеялся:
— Да, мама на седьмом небе, не правда ли? Спасибо, что приехала домой, Кейт.
— Спасибо, что вы разрешили.
Отец приподнял седые брови:
— Неужели мы тебя не пустили бы? Но у тебя тоже есть долг перед семьей мужа. Ты искала сведения о них?
— Да, — солгала Кейт. — Но я ничего не нашла.
— Ну что же, к сожалению, у некоторых людей нет близких родственников. Тем не менее есть эта двоюродная бабушка. Ты должна с ней связаться и спросить о семье.
Это было похоже на приказание, и совершенно ясно, что отец о нем не забудет. Как она могла думать, что ей удастся прожить с этим обманом?
Вошел покупатель, и Кейт пошла его обслуживать, радуясь тому, что может отвлечься от своих мыслей. Конечно, Кейт выразили сочувствие и завели разговор о том времени, которое она провела в армии.
Скоро жизнь вошла в обычное русло. Только Кейт мучил постоянный страх, что в любой момент ее обман раскроется. Что будет тогда, она себе представляла плохо.
Кейт перелистала много справочников. Выяснилось, что унаследовать титул не так-то просто. Когда новый лорд подавал заявление о принятии его в палату лордов, специальный комитет тщательно рассматривал его притязание. Обычно это делалось просто для проформы, но иногда они до чего-нибудь докапывались. В одном случае они лишили человека титула лорда, потому что к моменту его рождения его родители не были женаты. В случае со Стивеном они могут настаивать на том, что он законный лорд, даже если ни Кейт, ни капитан не пожелают этого.
Кейт не оставляла надежда, что у Томаса Теннанта родился сын. Но она не представляла, каким образом можно больше узнать о семье Теннантов, не вызывая подозрений.
И до сих пор не было известно, жив ли капитан.
Она избегала читать газеты. Слава Богу, Джесс не умела читать, а то бы она обязательно сообщала Кейт все армейские новости. Она часто упрашивала Кейт почитать ей подобные заметки, но та всегда находила отговорку.
Если бы капитан погиб, никто ничего не узнал бы. Но Кейт гнала от себя эти ужасные мысли. У нее сердце щемило, стоило ей подумать, что Теннанта убьют. Кейт едва знала этого человека, тогда почему же он занимал такое важное место в ее жизни?
«В конце концов, он твой муж», — напомнил ей внутренний голос.
«Думаю, это он предпочел забыть».
«А может быть, нет. Никто не принуждал его. Возможно, он в самом деле захочет на мне жениться».
«И признать чужого ребенка своим сыном? А дочь торговца своей женой?»
«Тогда, возможно, он приедет и скажет, что ты нужна ему».
«Кто его знает».
Когда Чарльз Эдвард Стюарт высадился в Шотландии, пытаясь поднять народ в поддержку Стюартов, претендовавших на трон, Кейт поняла, что она больше не может не читать газеты. Все говорили только о мятеже.
В газетах писали об отзыве войск с континента в связи с этой новой угрозой. Этому была посвящена большая часть статей. Но о Баффсах почти ничего не писали.
Как-то Кейт наткнулась на фамилию Теннант. Она была в списке офицеров, которые подали в отставку. О Чарльзе было написано:
«Майор Чарльз Теннант…»
Значит, его повысили в звании?
«… подал в отставку, чтобы морально поддержать и помочь своему пожилому дяде, лорду Джерральду, у которого ужасное горе: его сын и наследник Томас Теннант был жестоко убит разбойником Джимом Суффолком. Преступник наказан. Майор Теннант унаследует титул виконта».
Ну и дела…
«И теперь майор вернулся в Англию».
Кейт немножко оживилась, но тут же сникла, ведь он до сих пор не написал ей.
Молчание Чарльза плюс то, что теперь он унаследует титул лорда, должно все упростить. Она будет молчать ради него.
Однако это терзало ее душу. Кейт ходила сама не своя.
Мать заметила ее состояние. Однажды она усадила Кейт в кресло в гостиной и спросила:
— Доченька, что случилось?
Кейт устала лгать, устала скрывать. И в этот раз она не выдержала. Со слезами на глазах она рассказала матери все.
— Ну! — возмущенно произнесла мать. — Если бы Деннис был жив, он бы пожелал умереть!
Кейт рассмеялась:
— Именно это сказал капитан Теннант.
— Из твоих слов можно заключить, что Теннант отдает себе отчет в своих поступках. Итак, Кейт, что ты собираешься делать?
Мать Кейт была милой, мягкой на вид женщиной. Но если дело касалось нравственных принципов, она была непреклонна. Занимать выжидательную позицию в вопросах морали было для нее неприемлемо.
— Что, ты думаешь, я должна делать?
— ты сама должна решить, дорогая, но ты не можешь от этого прятаться. Твой капитан женат и, значит, не может снова жениться. Но, возможно, ему нужен будет наследник.
— У него есть брат…
Мать сверлила Кейт взглядом.
— Но ты ведь не можешь обречь его на жизнь в незаконном браке!
«Почему бы и нет, — подумала Кейт, — в армии все так и делают. Однако Теннант сам говорил, что собирается жениться».
— Но если мы объявим о нашем браке, Стивен будет его законным сыном.
— Должен быть какой-то способ избежать этого.
— Возможно, но тогда разразится ужасный скандал. Меня станут называть распутницей, а Стивена — бастардом. Неужели я действительно должна так поступить?
Мать побледнела.
— Бедный малыш. Если бы только мы могли найти тех пьяниц, которые были на твоем венчании с Деннисом. Все было бы намного проще.
— Как ты думаешь, это возможно?
— Это все равно, что искать иголку в стоге сена. О Кейт, бедная Кейт.
— Но что мне делать, мама?
— Я думаю, ты должна поехать к майору Теннату и поговорить с ним. Возможно, он придумает что-нибудь.
— Он мог бы сам меня найти, если бы хотел поговорить об этом.
— Наверное, он думает, что ты не хочешь вспоминать о той ночи. Ну, ну, успокойся. Ты ведь ничего не теряешь. А разговор делу не помешает.
— Разговор может поставить меня в еще более безвыходное положение, — прошептала Кейт, всем сердцем чувствуя, что есть только одна возможность. Что она может быть верной и единственной женой майора Теннанта. И поэтому должна встретиться с ним. Эта мысль заставляла трепетать ее сердце.
После родов Кейт казалось, что она уже никогда не будет желать близости с мужчиной. Однако время стало хорошим лекарем, и теперь иногда ее тело мучительно тосковало о мужчине. Можно было бы думать, что Кейт скучает по Деннису. Он был превосходным любовником. Но чаще Кейт вспоминала о Теннанте, о том, как он обнимал ее, о долгом и волнующем поцелуе, о его больших теплых руках.
— Может быть, мне нужно подождать, — Кейт начала переставлять на полке медные формочки для пудинга.
— Стивену шесть месяцев, и теперь, когда ты больше не кормишь его грудью, он может обойтись без тебя. Он хорошо ест кашку и пьет молоко.
— Едва ли я смогу одна ехать через всю страну.
— Возьми с собой Джесс.
— Мне очень не хочется оставлять вас…
— Не волнуйся, мы справимся.
— Ты так решила, да, мама?
— Да, моя дорогая.
Кейт вздохнула. «Да, мама права. Надо в конце концов все выяснить. Глупо ждать у моря погоды. Надо ехать».
Мать поднялась.
— Хорошо. Я молюсь, чтобы всему этому унижению пришел конец. Не говори только отцу, почему ты уезжаешь. Лучше ему ничего не знать. Мы просто скажем, что ты собираешься навестить подругу.
— Солгать, мама? — поддразнила Кейт.
— Не совсем так. — Но мать покраснела. — Ты знаешь, как он раздражается.
— Так же сильно, как и ты. — Кейт крепко обняла маму. — Вы стараетесь оградить друг друга от неприятностей, защитить друг друга. Это и есть любовь.
Мать взглянула на Кейт проницательным взглядом.
— Любовь? Вот почему ты пытаешься защитить этого Чарльза Теннанта?
Кейт вспыхнула.
— Любовь? Я едва знаю этого человека!
— Я познакомилась с твоим отцом на ярмарке в Михайлов день. Конечно, мы встречались и раньше. Но в этот раз мы впервые по-настоящему обратили внимание друг на друга, если ты понимаешь, что я имею ввиду. Мы провели вместе почти целый день и поняли, что жить порознь не можем. Иногда это бывает именно так, Кейт.
Кейт вздрогнула. Она сама испытывала нечто подобное.
— А что, если это неосуществимо?
Мать погладила ее по щеке.
— В действительности мало что нельзя осуществить, дорогая. Ты поезжай в этот Строуд-Кингсли и поговори с твоим молодым человеком.
От Эйлсбери до Строуд-Кингсли добираться в почтовой карете в два раза дольше, чем до Лондона. Кейт наняла дилижанс. Они с Джесс должны были отправиться в путешествие через всю страну.
Джесс была поражена.
— Очень красиво, — сказала она, усаживаясь на сиденье, обитое красной материей. — Как называется эта телега? Дилижанс? Ни разу в жизни на таких не ездила.
Когда экипаж выехал со двора гостиницы на дорогу, Кейт спросила:
— Ты ведь с самого начала знала о майоре Теннанте и обо мне?
Джесс пожала плечами.
— Слухи дошли до лагеря раньше, чем мы уехали. Это не удивило меня. Я видела, как он иногда смотрел н тебя. — Она вцепилась в сиденье. — Боже, как быстро мы едем!
— Это тебе не почтовая карета. Что значит — как смотрел на меня?
Джесс повернулась к Кейт.
— Все мужчины смотрели на тебя, и это правда. Но капитан… у него было что-то во взгляде. Не просто восхищение. Не просто вожделение. Это было нечто большее. Я не знаю. Это когда ты не успеешь и бровью повести, как понимаешь, что мужчина твой.
— Ты ошибаешься! Мы почти никогда не разговаривали.
— Это не важно. Вряд ли у него было на уме заигрывать с женщиной своего однополчанина, не так ли? В лучшие-то времена отношения между ними были не очень сердечными.
— Они ведь не любили друг друга, да?
— Да, это так. А уж когда лейтенант вернулся с тобой, стало еще хуже. Но он был хорошим воином, этот лейтенант. А в сражениях они все крепко держатся друг за друга. Капитан ни в жизнь не стал бы портить все из-за женщины.
Кейт грустно улыбнулась:
— Мне отвели именно то место, которого я заслуживаю.
Джесс покачала головой.
— Эх вы, господа! Все у вас имеет свое место. Разве мы беспокоимся о чувствах мужчин, когда должен родиться ребенок?
— Меня это, безусловно, не волновало.
— Надеюсь, что так. Да и брак. Я понимаю, ты была расстроена, что лейтенант не женился на тебе. Но что хорошего в этих так называемых священных обетах? Разве священник подходит к мужчине и говорит, что тот должен почитать свою жену и отдавать ей все свои земные сокровища? Вот еще. Но он будет проповедовать то, как женщина должна слушаться своего мужа. Я не вижу смысла в браке.
— Благодаря браку женщина находится под защитой закона, а ее дети считаются законнорожденными.
— А кто делает жизнь трудной для бедных незаконнорожденных малюток? — Джесс распалялась. — Церковь и люди, которые издают эти законы, вот кто! А защита? Ерунда! Несколько слов не сделают человека почтительным или верным. Что имеет значение — так это как мужчины к тебе относятся. Если плохо, ты их бросаешь. Если ты не замужем, ничто не может тебя остановить.
Кейт рассмеялась.
— О Джесс! Как верно! Однако в Эйлсбери так нельзя.
Джесс широко улыбнулась.
— Я так и поняла. Когда у тебя все утрясется, я вернусь в полк. Там все гораздо проще.
Кейт уже выяснила, что в Строуд-Кингсли есть небольшая гостиница «Джерральд армз», и написала туда с просьбой предоставить ей и ее служанке комнату на несколько дней. Хозяин встретил их любезно. Кейт заметила его любопытство, но не стала объяснять цель своего приезда.
Деревня оказалась маленькой. Кейт думала, что здесь она в любой момент может встретить майора Теннанта. Вечером она сидела у окна и внимательно разглядывала прохожих. Какая глупость. Почему, собственно говоря, он должен проходить именно по этой улице и именно этим вечером?
Кейт боялась, что не узнает Чарльза. Она вряд ли смогла бы нарисовать его, хотя у нее и были способности к рисованию. А ее воспоминания о той безумной ночи в доме на ферме были довольно смутными. Только его походку Кейт не спутала бы ни с какой другой. Да, его походку. Для высокого человека он двигался слишком грациозно. И в то же время походка его была твердой. Она будто говорила, что человек знает, зачем пришел в этот мир, что он уверен в своих поступках.
Кейт узнает его по походке.
Молодой женщине не терпелось увидеть Чарльза. Если бы ее поведение не посчитали скандальным, она немедленно помчалась бы в Грейлингс и потребовала бы встречи с Теннантом. Но нужно было ждать. Сначала отправить сообщение о себе, а потом снова ждать. Приглашения. Если оно будет.
У Кейт кусок застревал в горле. А Джесс в отличие от нее уплетала обед за обе щеки. Какое-то время Кейт ходила взад и вперед по комнате, затем решила прогуляться.
Джесс неохотно поднялась с места, но Кейт остановила ее:
— Я просто пойду немного подышу свежим воздухом. Хочу побыть одна. В такой маленькой деревушке трудно заблудиться.
Кейт накинула плащ, спустилась по лестнице, прошла через бар. Она чувствовала на себе любопытные взгляды хозяина гостиницы и его постоянных посетителей. Сюда редко заглядывали посторонние, и любое новое лицо вызывало интерес.
У дверей она чуть не столкнулась с мужчиной, входящим в бар.
Она подняла голову.
— Кейт?
— Не может быть! — Кейт отвернулась, закрыв лицо рукой, и, смутившись, снова прошептала — Не может быть!
Чарльз схватил ее за руку и повернул к себе лицом.
— Если вы сейчас скажете, что эта встреча совершенно случайная, я вам не поверю!
Кейт прекрасно понимала, что терять ей больше нечего, и страх прошел.
— Знаете, сэр, это такая симпатичная гостиница, тем более она одна в этой деревушке. Поэтому неудивительно, что здесь останавливаются все приезжие.
— Да? Странно. А я думал, сюда приходят только местные жители. Как вы поживаете, Кейт? — Чарльз все еще держал ее за руку.
Кейт вдруг стало весело.
— Очень хорошо, капитан. Я здесь со служанкой. Она сейчас наверху.
Кейт стало еще смешнее. Мало того, что она все на свете перепутала — назвала майора капитаном, так еще и о служанке сразу проболталась. А служанкой-то была Джесс.
Все получилось не так, как Кейт представляла.
Она нервно рассмеялась.
У Чарльза тоже слегка дрогнули губы.
— Я чувствую, что мне нужно выйти и снова зайти, чтобы у вас было время успокоиться.
Кейт глубоко вздохнула и постаралась стать серьезной.
— Я приехала, чтобы поговорить с вами. Я собиралась сообщить вам об этом завтра утром.
— Теперь, думаю, этого делать не стоит. Почему бы нам не прогуляться? Кажется, вы именно это и собирались сделать? — Чарльз протянул руку, и Кейт оперлась на нее. Она бросила взгляд на посетителей. Те делали вид, что, кроме кружек с пивом, их ничто не интересует. Но теперь они знали, кто эта таинственная незнакомка!
— Как вы поживаете, Кейт? — снова спросил Чарльз, когда они направились вниз по небольшому переулку. Значит, он решил снова начать разговор?
— Очень хорошо. А вы?
— Превосходно. Как малыш?
Кейт улыбнулась.
— Красивый и здоровый. Он уже сидит.
— Вы счастливы?
— Он растет слишком быстро.
— Вы стали превосходной, гордой матерью, Кейт. И вы хорошо выглядите. Где вы сейчас живете?
— Дома. — Кейт почувствовала, что краснеет. — Все думают… Я всех убедила, что мой брак — я имею ввиду с Деннисом — настоящий. Что я вдова.
— Вы правильно сделали.
Кейт показалось, что в его голосе послышались печальные нотки.
— Да. Но я все время думала о вас. — Они прошли мимо последнего дома, свернули и по дороге вышли в поле, позолоченное заходящим солнцем.
Чарльз остановился.
— Обо мне? Почему?
Кейт объяснила:
— Как только мы вернулись в Англию, я услышала о вашем кузене. Это так все усложняет. Я не была уверена, что было бы разумно…
— Объявить, что мы женаты? Почему же нет?
Да, в его голосе слышалась печаль. Отчего?
— Вряд ли вы хотите, чтобы сын Денниса был наследником титула вашего дядюшки.
Чарльз отошел от Кейт на несколько шагов, потом резко повернулся к ней. Его темный силуэт четко обрисовался на фоне красного заката. Кейт вспомнила, как он сидел при свете огня в фермерском доме, и ее охватило волнение.
— Вы жалеете, что обвенчались со мной?
— Нет, конечно, нет! Я очень благодарна…
— Благодарна… Я так хотел вас увидеть!
— Вот как? Если вы хотели, капитан… то есть майор, почему не приехали?
— Я бы приехал. Но не знал, где вас искать. Вы можете себе представить, сколько в Англии торговцев книгами?
Кейт приложила руку к груди.
— Вы меня искали?
— Хороший офицер не теряет свою жену.
— На самом деле я не являюсь вашей женой.
— Я знаю.
У Кейт перехватило дыхание.
— Не может быть, чтобы вы хотели…
Чарльз подошел к ней вплотную.
— Я вижу, даже мысль эта вам неприятна. Мы больше не будем об этом говорить. — И он отвернулся, чтобы уйти.
— Погодите! — Кейт загородила ему дорогу. — Я совсем не это хотела сказать.
Чарльз, нахмурившись, посмотрел на Кейт.
Собрав все мужество, она положила руку ему на грудь.
— Я даже думать себе не позволяла, что смогу быть вашей женой, капитан. Майор, черт возьми!
— Почему вы не называете меня Чарльзом?
Кейт облизнула сухие губы.
— В таком случае, Чарльз.
— Спасибо. Теперь как насчет того, чтобы стать на самом деле моей женой?
У Чарльза в глазах пылало пламя. От его взгляда Кейт стало жарко. Что ответить?
— Это не… не совсем исключено, — прошептала Кейт.
Чарльз взял ее руку, поднес к губам. Кейт хорошо помнила прикосновение его рук — больших, сильных, мозолистых.
— Я думал об этом. Господи, как много я думал об этом! Вы нужны мне, Кейт!
— Как жена?
Он с удивлением взглянул на нее.
— Вы ведь уже моя жена.
— Но все это так сложно!
— Разве? Мне это кажется совсем простым. — Чарльз взял Кейт за подбородок и поцеловал в губы. Кейт не сопротивлялась. Тогда Чарльз подался вперед и заключил ее в объятия.
Они уже целовались раньше, ночью, эти два чужих друг другу человека, которых так близко свел случай. Кейт казалось, что Теннант целует ее впервые. И она заново знакомилась с Чарльзом, с его губами, с его языком. Как он отличался от Денниса, поцелуи которого были жадными, требовательными!
Чарльз же целовал, как бы исследуя, смакуя то, что нашел. Он крепко прижимал ее к себе. У нее не возникло желания вырваться, наоборот, она прильнула к нему, обвила руками его шею.
Дыхание Чарльза стало хриплым. Такого желания обладать ею Кейт никогда не встречала. Даже сквозь одежду она ощущала его силу.
Когда он оторвался от ее распухших, дрожащих губ, на Кейт нашло какое-то оцепенение.
Теннант покрывал поцелуями лицо Кейт: лоб, щеки, глаза, подбородок.
— Я не хочу заманивать вас в ловушку, Кейт. Но мы женаты. — Он дышал так, как будто только что пробежал милю.
— Вы действительно хотите, чтобы я стала вашей женой?
Чарльз засмеялся и снова прижал Кейт к себе. И она опять почувствовала его трепещущую силу.
— Вашей женой, — повторила она, внимательно рассматривая его лицо. — На всю жизнь. Пока смерть не разлучит нас. Я дочь лавочника, Чарльз.
— А я «паршивая овца». Я уверен, моя семья думает, что у меня будет плохая жена, а вы вовсе не плохая.
— И у вас возникнут сложности из-за ребенка. Не будучи вашим сыном по крови, он по закону станет вашим наследником.
— И что же вы предлагаете? — Чарльз так сильно стиснул Кейт, что ей стало трудно дышать. — Мы скроем наш брак и оба беспечно станем искать нового союза?
Кейт передернуло.
— Я не знаю. Поэтому я и приехала.
Внезапно Чарльз отпустил ее и сделал шаг назад.
— Ясно. Вы ищете выход?
Голос его был ледяным. У Кейт мурашки по спине побежали.
— Для вас.
— Но я не хочу никакого выхода. Я хочу вас. На всю жизнь, Кейт. Пока смерть не разлучит нас. Я хотел вас почти все время, пока вы были с Деннисом. Я смотрел, как вы ходите. Я слушал, как вы поете. Каждую минуту я ощущал ваше присутствие. Я видел, с какой добротой вы относитесь ко всем солдатам. Я хотел, чтобы меня ранили только для того, чтобы вы ухаживали за мной. Я видел, как вы плакали, когда один солдат умер… Я люблю вас, Кейт.
Она отвернулась.
— Не надо!
— Вы отказываете мне? Вы меня не любите?
Уловив боль в голосе Чарльза, Кейт обернулась к нему.
— Нет! Я только не хочу, чтобы вы так же сильно страдали, как я. Ничего не выйдет, Чарльз. С каждым днем Стивен все больше становится похожим на Денниса. Он будет точной его копией, когда станет взрослым. Мы не сможем притворяться, что он наш сын!
Чарльз положил руки ей на плечи.
— Кейт, я смело смотрел в лицо врагу с расстояния в тридцать футов и не отступил. Я не позволю обстоятельствам погубить наши жизни. Будьте со мной. Будьте моей женой. И мы победим.
— Некоторые сражения нельзя выиграть… — Но перед ней был Чарльз Храбрый, человек, который умел вдохновлять новобранцев на ратные подвиги и превращать гиблое дело в блестящий успех. Разве могла Кейт сопротивляться?
Чарльз снова поцеловал Кейт, быстро, страстно.
— Все будет хорошо, я обещаю. А сегодня вечером мы сделаем наш брак реальностью. Сегодня я познаю вас со всей страстью, которая так давно сжигает меня, и вы узнаете меня. Уже ничто никогда не сможет разлучить нас до самой смерти. Скажите, что так и будет. Скажите это.
— Это безумие… — Но его сила воли победила ее. Кейт не знала, союзник ли она Чарльзу в данном случае или враг, но он добьется своего.
И Кейт не хотела сопротивляться. Последние шесть месяцев она жила, как во сне, потому что этого человека не было рядом с ней. Она не знала, как сможет прожить без него оставшуюся жизнь.
— Как? — спросила Кейт. — Где?
Чарльз покачал головой.
— Господи, Кейт, мы женаты! Я уже сказал об этом своей семье. И я уже устал выкручиваться, объясняя, почему вы не едете. Между прочим, у вас больной отец.
— Вы сказали им?
— Конечно. Вы не представляете, как они были ошарашены.
Кейт начала злиться.
— Что вы им сказали?
— Что вы — вдова моего однополчанина. И что вы дочь продавца книг. Они согласны вас принять, Кейт.
— Тогда почему «ошарашены»? Потому что мы слишком быстро обвенчались?
— Я не рассказал им обо всех деталях. Просто они уверены, что вы будете несносной, потому что только такую женщину я и мог выбрать. Моя мама и сестры не очень высокого мнения обо мне. Из-за некоторых неблагоразумных поступков, которые я совершил в юности, они всегда ждут неприятностей.
Кейт растрогалась. Единственное, что ей хотелось, это держать его в своих объятиях и утешать.
— Почему мне кажется, что встреча с ними не доставит мне удовольствия?
— Не волнуйтесь, я постараюсь, чтобы вы не общались слишком долго. Я живу с дядей в Марчмонт-Холле. Мы отлично ладим. — Чарльз обнял Кейт и повел ее в гостиницу. — Давайте заберем ваши чемоданы и служанку и перевезем вас туда.
— Служанка — это Джесс, — сказала Кейт. — Рыжая Джесс.
— Я знаю.
— Знаете?
— Когда я вернулся в лагерь, мне сказали. Это был мой единственный луч надежды. Я всегда знал, что Джесс вернется. И тогда она смогла бы мне сказать, где вы.
— Если бы вы вернулись раньше, вы бы застали меня там.
— Я солдат, Кейт. И не всегда делаю что хочу.
— Я умею читать, а вы умеете писать.
Тогда Чарльз посмотрел на нее.
— Я бы написал, если бы знал, что меня задержат надолго. Я много думал обо всем этом, Кейт. Я не был уверен, что вы захотите быть связанной этой поспешной брачной церемонией. Я хотел выяснить, насколько крепко она нас связывает.
— И?
— Очень крепко, если мы не заставим всех моих солдат и мистера Райтуэлла поклясться, что они сохранят это в тайне!
— О Боже!
— Ничего страшного, не надо волноваться.
Чарльз открыл перед Кейт дверь гостиницы, и они вошли.
— Господа, — обратился он к посетителям. — Хочу представить вам мою жену.
У людей, сидевших в прокуренной комнате, от удивления широко раскрылись глаза, и повсюду можно было увидеть изумленные взгляды, которые они бросали на Чарльза и Кейт. Такого, конечно, они не ожидали.
— Поздравляю вас обоих, майор, — сказал хозяин гостиницы.
— Спасибо. Миссис Теннант не была уверена, что я дома. Сейчас она хочет переехать в Холл. Пожалуйста, распорядитесь, чтобы принесли ее чемоданы и чтобы ее служанка спустилась сюда. И одолжите мне ваш кабриолет.
— Будет исполнено, господин майор!
— Хозяин, поставь всем вина за мой счет!
Когда в ответ в маленькой комнате раздались приветственные возгласы, Кейт задрожала. «Итак, все мосты сожжены», — подумала она. Как это похоже на Чарльза Храброго: сделать невозможным отступление для нервного новобранца.
Через несколько мгновений Джесс с грохотом спустилась по лестнице.
— Капитан! Майор, я должна сказать, я очень рада видеть вас. — Она закончила это фамильярное приветствие книксеном.
Чарльз рассмеялся, притянул ее к себе и поцеловал.
— Я тоже рад вас видеть, Джесс. И благодарю за то, что вы так хорошо заботились о моей жене.
При слове «жена» Джесс подмигнула.
— Ну что ж, это было приключением. Хотя и немного скучным, если вы понимаете, что я хочу сказать.
— Понимаю. Пойдемте. Нас ждет кабриолет.
Они сели, и кабриолет покатил по узкой улочке. Солнце было огненно-красным, а на дороге лежали длинные тени от домов и деревьев.
Чарльз указал на массивное здание у дороги.
— Это Грейлингс. Мой дом.
Вскоре они въехали в ворота и по подъездной аллее свернули к другому дому. Это был Марчмонт-Холл. Центральная часть дома, возможно, относилась к эпохе английского короля Якова I. Но два крыла добавили в более позднее время.
Кейт не могла представить, что этот дом теперь ее.
— Я совсем не знаю, как управлять таким большим домом, — сказала она Чарльзу.
— Не стоит думать о пустяках, любовь моя.
«Он прав», — подумала она.
Там, в поле, Чарльз увлек ее своим безумством, и она обо всем забыла. Но теперь Кейт стало страшно. Однако пути назад не было. Чарльз позаботился об этом. Кейт вдруг разозлилась на него.
Неужели новобранцы, когда первый раз идут в бой, начинают ненавидеть своего командира?
Чарльз остановил кабриолет перед дверьми из красного дерева, в которых отражались лучи заходящего солнца. Со стороны дома подбежал конюх. Джесс сама вылезла из кабриолета. Чарльз помог Кейт. У нее дрожали руки, подгибались колени.
— Единственный выход — это прорваться, Кейт. Вы же настоящий боец.
— Вы когда-нибудь проигрывали сражение?
— Да.
— Вы можете проиграть и это.
— Пока мы будем вместе, мы не можем проиграть, Кейт.
— Это просто невероятно. А как же Стивен?
— Он тоже победит. Я обещаю.
— Но как?
— Вы мне доверяете, Кейт?
Черт его побери! Он нашел новое оружие — в его глазах была искренняя мольба. Что Кейт могла сказать, кроме как «Да, я доверяю вам»?
Она вздохнула и пошла к дому?
Это был самый красивый дом, в который она когда-либо заходила. Дверь вела в большой зал. Стены были обшиты темным деревом. Везде висело оружие.
Кейт указала на шпаги и пистолеты.
— Всегда готовы отразить нападение, да?
Чарльз улыбнулся.
— По крайней мере мы готовы к встрече с врагом.
Пока поднимались на второй этаж, говорили о войне. В коридоре Чарльз остановился.
— Я должен представить вас моему дяде.
— А что он думает обо мне?
Чарльз подошел к одной из многочисленных дверей.
— Он все еще скорбит по Тому. Сомневаюсь, что его вообще что-то интересует.
Раздражение, которое испытывала Кейт, исчезло. Каким ужасным, вероятно, было для Чарльза возвращение домой. Его мать и сестры ждут от него самого худшего, а его дядюшка видит в нем жалкую замену своему любимому сыну.
А может быть, то, что он взывает к ней о сочувствии, тоже офицерская хитрость?
Чарльз распахнул дверь и жестом пригласил Кейт в небольшую гостиную, мебель в которой была обита тяжелой темно-коричневой парчой. У камина, сгорбившись, сидел пожилой человек. На вид ему было дать лет семьдесят. Он обернулся, и Кейт увидела усталое, изборожденное морщинами лицо.
— Кто это? — При виде незнакомки он попытался встать.
Чарльз немедленно поспешил к нему и снова усадил в кресло.
— Не беспокойся, дядя. Я просто хотел представить тебе мою жену. Я ее так скоро не ждал, а она, вообрази, неожиданно нагрянула.
Кейт заметила, что глаза у лорда Джерральда были тоже темные. И когда он устремил свой взгляд на Кейт, она подумала, что когда-то в них, возможно, была такая же глубина, что и у его племянника. Кейт сделала книксен.
— Добрый вечер, милорд.
— Наконец-то нашел себе красавицу, а, парень? И она выглядит, как леди!
— Она и есть леди.
Кейт вся напряглась.
— Что касается хороших манер — да, я леди. Но все же я дочь торговца книгами в Эйлсбери, лорд Джерральд. И ничуть этого не стыжусь.
Виконт хмыкнул.
— Думаю, что такому человеку, как ты, нужна именно такая шустрая девушка. А она может рожать детей?
Кейт с изумлением посмотрела на виконта. Но Чарльз только сказал:
— У Кейт есть сын. Мы должны будем выяснить, сможем ли мы повторить это чудо. — Чарльз искоса посмотрел на Кейт. Она похолодела от этих слов.
— Сыновья — это главное. И не забудьте назвать вашего первого сына Томом. Ты обещал.
— Я не забуду, — тихо сказал Чарльз. — А сейчас, дядя, я хочу проводить Кейт в ее комнату.
— Хорошо. Проследи, чтобы у нее было все необходимое. — И виконт вновь погрузился в свои мысли.
Чарльз вывел Кейт из комнаты, и они пошли по коридору.
— Если хотите, вы можете выбрать любую из пяти свободных комнат. Но я предлагаю эту. — Они вошли в красивую спальню с кремовыми занавесками из дамаста и портьерами. — Она соединяется с моей спальней.
Кейт оказалась в его спальне.
Все здесь было чисто и аккуратно. Только хлыст, лежавший на столе, и книга у кровати говорили о том, что здесь кто-то обитает.
— Не люблю зажигать камин летом. Если хотите, я распоряжусь, чтобы его зажгли. Однако могу предложить более хороший способ согреться.
Кейт плотнее завернулась в плащ, как будто ей и вправду было холодно.
— Вы нахальный, сэр.
— Я смелый. Я хочу вас, и я намерен этого добиться, Кейт.
— Независимо от того, хочу я этого или нет?
Чарльз вздрогнул, как будто Кейт его ударила.
— Конечно, нет. А разве вы не хотите того же?
Кейт отвернулась. В его присутствии она теряла голову.
— Я не знаю. Я приехала сюда поговорить с вами.
— Но мы уже поговорили. Все ваши заботы я беру на себя. Разве не так? Единственное, что важно, это любите ли вы меня и хотите ли вы меня.
— Это несерьезный разговор.
Чарльз повернул Кейт к себе лицом. В его взгляде светилась страсть, сила, энергия, способная сокрушать вражеские армии. А Кейт была всего лишь человеком.
— Кейт, это не просто любовь. Как только я увидел вас, я понял. Вы вошли в лагерь с Деннисом. Вы улыбались ему. Это был теплый солнечный день, и на вас было светлое платье. Цвета слоновой кости, украшенное тесьмой. Все останавливались, чтобы посмотреть на вас, и любовались вашей дьявольской красотой. Я увидел вас, и мне стало нехорошо. Я понимал, что вы не будете принадлежать мне. Я понимал, что мне придется видеть вас с другим мужчиной. Видеть, как вы целуете его. Видеть, как по ночам входите в его палатку. — Чарльз стиснул руки Кейт. — Знаете, палатки ведь не заглушают звук.
Кейт знала. Она всегда старалась молчать, но Деннис не любил сдерживать эмоции. Позже Кейт поняла, что он просто любил порисоваться. Это стало ее смущать. Кейт помнила несколько случаев, когда она мельком видела, как капитан Теннант смотрит на них. В такие моменты она чувствовала себя еще более неловко.
У Кейт горели щеки.
— Единственное, что заставит меня сложить оружие и отступить, — это если вы скажете мне, что хотите быть свободной.
Разум говорил Кейт, что она не должна поддаваться искушению. Но Чарльз так страстно желал ее, что она не могла устоять перед этой силой. К тому же и она всем своим существом устремилась к нему.
— Я тоже наблюдала за вами. С тех пор как впервые вас увидела, я всегда ощущала ваше присутствие. Тогда я думала, что вы просто мужчина, которого нельзя не заметить. В конце концов, я была замужем. Я не могла думать о другом.
Чарльз прижал ее к себе:
— Ах Кейт. Но теперь мы с вами женаты. Вы должны думать обо мне. — Он заглянул ей в глаза. — И мне нужно почувствовать, что вы полностью принадлежите мне. Я отчаянно этого желаю.
Кейт отбросила все сомнения. Она так же отчаянно желала Чарльза, как он желал ее. И к тому же они действительно были женаты.
Глубоко вздохнув, Кейт высвободилась из его объятий, сняла плащ. Затем платье. Теперь на ней остались только две нижние юбки и корсет, надетый на простую хлопчатобумажную сорочку.
Наблюдая за женой, Чарльз прислонился к стене.
— Последние полгода я сходил с ума, Кейт, думая, что потерял вас навсегда.
— Я сожалею. Мне ни разу не пришло в голову, что вы не знаете названия моего родного города. — Кейт развязала тесемки нижних юбок, и первая, стеганая, соскользнула на пол. — Я не называла его, потому что мои родители страдали бы, узнав, что я содержанка военного. Ноя думала, что вы все обо мне знаете. — Упала вторая, нижняя, юбка из красной фланели. И Кейт осталась только в корсете, сорочке до колен и чулках.
Теннант не двигался с места, хотя Кейт видела, как у него поднимается и опускается грудь, а щеки покраснели.
Чарльз перевел дух, а когда заговорил, голос его был хриплым:
— Я нанял людей, чтобы вас разыскать. Я ждал возвращения Джесс в лагерь. Я не думал, что она так дьявольски долго задержится.
У Кейт дрожали руки, когда она расстегивала крючки на корсете. Чарльз так неистово желал ее, что это передалось и ей. Она дрожала. То, что Чарльз видел ее без корсета там, в лагере, не успокаивало.
Когда Кейт расстегнула корсет и сняла его, Чарльз застонал. Кейт рассмеялась:
— Извините.
Чарльз широко улыбался, глаза его горели.
— Не извиняйтесь. Я нахожусь в состоянии самой восхитительной агонии.
Кейт ожидала, что теперь он обнимет ее. Но вместо этого Чарльз расстегнул медные пуговицы и стащил с себя жилет. Одна пуговица оторвалась и упала на пол. Кейт поспешно подняла ее. Когда женщина выпрямилась, ее муж смеялся.
— О Кейт! Я вас обожаю.
Потом она оказалась в его объятиях.
— Вы мне нравитесь, капитан…
— Нахлынули воспоминания, да, дорогая? — Чарльз легонько дернул Кейт за волосы. — Что прикажете делать, о, моя госпожа?
— Вы хотите сказать, что вы мой покорный слуга?
— Навсегда.
— Я буду вам об этом напоминать в самые неподходящие моменты, сэр.
— Ах Кейт. — Чарльз смотрел, как она улыбается. — Эта улыбка. Я жаждал увидеть эту улыбку. Приказывайте мне. Прикажите мне целовать вас, любить вас и познать блаженство с вами…
— Выполняйте, майор Чарльз Теннант.
Кейт никто никогда так не целовал. Ей было больно, она чуть не потеряла сознание, но в то же время испытывала огромный восторг.
Когда они оказались на кровати, Кейт услышала, как затрещала рвущаяся ткань. Но она не имела представления, чья это одежда — его или ее.
Чарльз ласкал жену, осыпал ее тело поцелуями. Он делал это так порывисто и страстно, что было ясно: он сдерживается с трудом. Кейт боялась, что он вот-вот даст выход своей страсти. Поэтому она неистово откликнулась на его ласки, спиваясь ногтями в его тело, пока он наконец не вошел в нее, глубоко, содрогаясь всем телом. Он был горячий, тяжелый, сильный.
Замечательный.
Кейт поперхнулась от крика и отодвинулась. Чарльз засмеялся, но смех превратился в стон, когда он прикоснулся к ее бедрам. Потом они снова отдавались друг другу в таком ритме, как будто всю жизнь были вместе. Они испытали высшее наслаждение и в изнеможении раскинулись на кровати.
Кейт прикрыла глаза рукой. В голове не было никаких мыслей, кроме одной, и она произнесла ее:
— Никогда прежде я не испытывала ничего подобного. Никогда. Этот неистовый…
Чарльз накрыл ладонью грудь Кейт.
— Я тоже никогда раньше ничего подобного не испытывал, Кейт. Я крупный мужчина. Я обычно веду себя очень осторожно. Уверяю вас, я могу быть нежным.
Кейт опустила руку и улыбнулась ему.
— Я в этом не сомневаюсь. И я тоже могу быть нежной. Но я сильная женщина. Я могу выдержать. Вы…
— Мы созданы друг для друга.
— Да. Я тоже так думаю. Осталась одна проблема.
Чарльз приложил палец к губам Кейт.
— Сегодня у нас нет никаких проблем. Давайте займемся любовью, но нежно…
И Чарльз доказал Кейт, что он может быть нежным. Он ласкал и дразнил ее, пока Кейт не ощутила страстного желания, которое Чарльз удовлетворил надлежащим образом. Кейт тоже любила Чарльза. Она наслаждалась тем, что превратила могущественного офицера в человека, покоренного желанием.
Наступило утро.
Кейт села на постели, огляделась. После их ночного безумства комната выглядела ужасно. Повсюду была разбросана одежда, на полу валялась ее сорочка, разорванная спереди. Один ее чулок свешивался с верхней перекладины кровати. Покрывала были скомканы. Два стула опрокинуты. Складывалось впечатление, что по комнате понесся ураган.
Кейт вскочила и начала наводить порядок.
— Что вы делаете?
Она повернулась. Чарльз сидел в постели и улыбался ей.
Казалось, его широкие плечи занимают половину кровати. Простыня покрывала его бедра. Чарльз был взлохмачен. «Он похож на молодого петушка после драки», — подумала Кейт.
Он влюбилась в этого мужчину без памяти.
— Вы можете меня съесть, если хотите, — сказал Чарльз, соблазнительно улыбаясь. — Это лучше, чем пытаться убрать весь этот беспорядок.
— Вы так сладко спали. Наверное, очень устали. Неудивительно.
— Это что, вызов?
— Нет! — Кейт вдруг осознала, что стоит перед ним обнаженная. Ей очень хотелось надеть плащ, но она знала, что это его обидит. Ведь она раздевалась для него прошлой ночью, разве не так?
Улыбка Чарльза стала нежной.
— Ладно. Я согласен. Мне нужно восстановить силы. Думаю, что вы в таком же состоянии. Это была поистине необыкновенная ночь. — Чарльз выскользнул из кровати и начал расправлять простыню. Кейт подошла с другой стороны, чтобы помочь. Они постелили простыню на кровать.
— Чувствуешь себя очень спокойно, — тихо сказал Чарльз. — очень хорошо.
— Да, но знаете, вы не правильно стелете по краям.
Они засмеялись. Чарльз сложил покрывало и подошел к Кейт.
— Что…
Он поднял Кейт на руки и отнес на кровать.
— Оставайтесь там.
— Тиран.
Чарльз надел халат. Халат был унылого серого цвета и совсем не шел ему. Кейт подумала, что обязательно закажет для него другой.
Чарльз вышел и вернулся с чемоданом Кейт. Он вынул ночную сорочку и бросил ее Кейт.
— Наденьте это, и я прикажу принести нам завтрак.
Кейт схватила ночную сорочку. Она окинула взглядом комнату, в которой царил ужасный беспорядок.
— Сюда?
— Я все приберу.
— Лучше я.
— Ваша очередь завтра.
Нет так нет. Завтра. Еще одна ночь, подобная предыдущей, а потом завтра.
Пока Чарльз отдавал приказания насчет завтрака, Кейт натянула на себя сорочку и вылезла из кровати. Чарльз вскоре вернулся.
— Если бы я приехала сюда жить, Стивену пришлось бы тоже приехать.
— Само собой разумеется.
Она обернулась:
— Вы бы не возражали?
— Я бы возражал против любого другого решения. Мне не нравится, что вы не привезли его с собой.
— Но вы не можете признать его свои сыном.
— Мы обсудим это позже, Кейт. — Чарльз наклонился, поднял свой жилет и ее фланелевую нижнюю юбку. — Мы поговорим об этом позже.
Кейт вздохнула и отвернулась. Время ничего не изменит. Сейчас или позже, Стивен все равно останется сыном Денниса.
Чарльз привел комнату в надлежащий вид, две служанки принесли подносы с едой, расставили блюда, тарелки, кофейники с кофе и шоколадом, вазочки с вареньем, сделали книксен и ушли.
— Вот это да… — Кейт смотрела на стол.
— Нравится?
Она подняла крышку с какого-то блюда.
— Я страшно проголодалась.
— Ничего удивительного.
Кейт никогда в жизни не ела так много утром.
Они говорили о чем угодно — об армейских друзьях, о решении Чарльза вернуться домой и о семье Кейт в Эйлсбери, но только не о браке.
Когда они кончили завтракать, Чарльз сказал:
— Я велел, чтобы вам приготовили ванну. А Джесс пусть распакует вашу одежду. Когда будете готовы, приходите в гостиную. Это налево в конце коридора. Там и поговорим.
Кейт ушла.
Она долго нежилась в ванне. Однако в конце концов пришлось вылезать — вода остыла. Кейт надела светло-коричневое платье из мериносовой шерсти. Именно в этом платье она собиралась нанести визит Чарльзу Теннанту. Джесс помогла Кейт убрать волосы. Затем закрепила поверх прически скромную кружевную наколку.
Глубоко вздохнув, Кейт вышла в коридор и повернула налево к полураскрытой двери. Войдя, она оказалась в гостиной. Чарльз ждал ее. Он стоял у горящего камина.
Лучи полуденного солнца пробивались сквозь парчовые шторы, блики играли на панелях из светлого дуба. Это была прелестная, уютная комната.
— Что произошло с женой и дочерьми вашего кузена? — спросила Кейт.
— Сейчас они живут с семьей Софи. Думаю, они приедут сюда погостить.
Чарльз был одет так же, как накануне. На нем были зеленый френч, длинный белый жилет, бриджи и высокие коричневые сапоги с отворотами. Он побрился, причесался. От него исходила все та же сила, и Кейт снова почувствовала себя неуверенно.
Она села в кресло, которое стояло рядом с Чарльзом.
— Итак, что нам делать?
— Мне кажется, лучше всего сказать, что мы поженились после рождения вашего сына.
Кейт сжала кулаки.
— Но тогда Стивен будет незаконнорожденным.
— Кажется, все готовы признать, что вы были замужем за Деннисом.
— Это только потому, что никто не подвергал наш брак сомнению.
— А кто это может сделать?
— Его семья! Насколько я могу судить, под угрозой находится наследство.
Теперь пришла очередь Чарльзу удивляться.
— Разве вы не знаете? — спросил он.
Кейт покачала головой.
— Деннис никогда много не рассказывал о своей семье. А приехав домой, я была слишком напугана, чтобы проверять.
— Кейт, никакого наследства нет. Отец Денниса — торговец зерном. Думаю, что он женился на леди. Несомненно, он обладал таким же обаянием, как и сын. Родители Денниса умерли от лихорадки, когда он был совсем маленьким. Дядя с материнской стороны отправил мальчика в школу и оплатил его обучение. А потом он купил Деннису офицерское звание. Вот и все. Я не думаю, что кого-то заинтересует его сын.
«Я была недалека от истины», — подумала Кейт.
— Остается еще одно. Единственные документы о рождении Стивена — это те, что мне дал Райтуэлл. И в них утверждается, что он ваш сын!
— Мы найдем Райтуэлла и исправим дело. Если вы были замужем за Деннисом, когда ребенок был зачат, то не принимается во внимание, за кого вы вышли замуж позже.
— Но он потребует доказательств, что я была замужем за Деннисом!
— Черт побери. С вами всегда так трудно?
Кейт вскочила.
— А вы всегда вводите себя в заблуждение? Я уже полгода мучаюсь. Или мой сын — незаконнорожденный, или он ваш сын и наследник. — Кейт глубоко вздохнула. — Ну хорошо. Пусть Стивен будет незаконнорожденным, ведь он появился на свет из-за безрассудства его матери. Я надеюсь, что поддержка и покровительство пэра Англии смягчат боль от запятнанного имени.
— Запятнанной останется только ваша репутация.
— Возможно, я это заслужила.
— Никоим образом. — Чарльз стукнул кулаком по каминной доске. — Кейт, а что, если мы сможем найти доказательства, что вы были замужем за Деннисом?
— Доказательства?
— Тех пьяниц.
— Издеваетесь? В стране пьяниц больше, чем нищих. Как вы предлагаете найти эту троицу?
— Мы могли бы повесить объявления.
— Нет, вы не издеваетесь, вы сумасшедший!
Он улыбнулся так, как улыбался в армии перед опасным сражением.
— В бою побеждают только сумасшедшие, — сказал Чарльз Храбрый. — Сначала мы поедем туда, где вы поженились… Где это было?
— В Уорли, но…
— Это недалеко отсюда. Мы наведем справки. Возможно, они там и живут.
— Но…
— Если мы найдем свидетелей ваших брачных обетов, то независимо от того, кто они, этот брак будет считаться законным.
— И Стивен будет сыном Денниса. — Кейт почти поверила Чарльзу. Но тут же себя одернула:
— Держу пари, что мы найдем этот ветхий дом, но не встретим никого, кто хотя бы помнит мнимое венчание. Все-таки два года прошло.
— Так вы предпочитаете отказаться от этой идеи, даже не попытавшись ее осуществить?
Кейт тряхнула головой.
— Вовсе нет. Я согласна с вами. Нужно попытаться их разыскать.
— Вот и хорошо. — Чарльз притянул Кейт к себе и поцеловал. — Не забудьте, что я гениально справляюсь с гиблыми делами.
Кейт совсем не помнила Уорли. Но название того места, где она венчалась, врезалось ей в память. Торнфорд. Они приехали в двухколесном экипаже. В дороге они почти не разговаривали. Кейт тяжело было говорить о своей надежде или о будущем, а все остальное ее не интересовало.
Она подозревала, что Чарльз чувствует то же самое.
Они въехали в покрытые ржавчиной ворота. Дом, как и тогда, был в запустении. Там никто не жил. Подъездная дорожка была вся в колдобинах и заросла.
— Надо же, здесь ездят экипажи, — заметил Чарльз, объезжая большую выбоину. — Видите, следы от колес.
«Ну и что, — подумала Кейт, — следы от колес мало чем помогут».
Заброшенный старый дом дышал унынием. Жизнь замерла здесь, а природа медленно, но верно разрушала холодные серые стены. Вдруг Кейт увидела, что из одной трубы вьется струйка дыма.
— Кто-то здесь есть!
— Интересно, кто? — сказал Чарльз. Он остановил экипаж и спрыгнул на землю. — Вряд ли мы найдем здесь тех, кто нам нужен, но, может быть, узнаем что-нибудь важное.
Кейт выбралась из экипажа.
— Я никогда даже не надеялась на это.
Пока Чарльз привязывал вожжи к дереву, Кейт подошла к двери и стукнула железным молотком. С двери посыпалась ржавчина и краска.
Кейт снова постучала.
— Может, нам лучше пройти к черному ходу? — спросил Чарльз. — Если это слуги, то, несомненно, они живут в кухне.
Кейт сердито посмотрела на дверной молоток и взяла Чарльза за руку. Они прошли по тропинке, обогнули дом и подошли к черному ходу. Дверь открыл угрюмый пожилой человек.
— Что вам угодно?
Он стоял так, что они не могли заглянуть в кухню. Но оттуда веяло теплом и тянуло запахом супа или жаркого.
— Мы хотели бы поговорить с хозяйкой дома, — сказал Чарльз.
— Зачем она вам?
У Кейт екнуло сердце. Значит, хозяйка все-таки была!
— По личному делу. — Чарльз вновь стал офицером. — Открывай, друг! Ты не можешь заставлять леди стоять здесь.
Старик машинально отступил назад, и они вошли, прежде чем он опомнился.
Это была большая старая кухня с закопченными стенами и простой деревянной мебелью. Перед открытым очагом на деревянной скамье сидели, сгорбившись, две старые женщины.
Одна из них выпрямилась.
— С каким делом вы пожаловали сюда? — Она внимательно разглядывала Кейт. — Мне кажется, я вас знаю.
У Кейт сильно заколотилось сердце. Она подошла поближе.
— Я Кейт Данстебл, мисс Хестон. Я приезжала сюда два года назад, чтобы выйти замуж за вашего внучатого племянника Денниса.
— А! Теперь я вспомнила. У вас такое лицо, что его нельзя забыть, девочка. Что вам угодно?
— К сожалению, Деннис умер, мадам.
— Я слышала об этом. Вам нужны деньги? Вы не получите их от меня.
— Нет, мне деньги не нужны. — Кейт улыбнулась. Двоюродная бабушка была настоящей. Неужели это возможно, что и их брак с Деннисом тоже был подлинным? Неужели Деннис ей солгал?
Господи, почему ей это никогда не приходило в голову?
— В таком случае что вам нужно? Говорите.
— Я… я потеряла документы о моем замужестве, мисс Хестон. Я ищу свидетелей.
— Ну! Мы здесь. Я и Эгги. — Старуха указала на другую женщину. — У нее с головой не в порядке. В прекрасную компаньонку она превратилась, иначе не скажешь. Ничего не делает, только ест.
У Кейт от радости кружилась голова. Она спросила:
— А священник?
— Преподобный Троулип? Он в доме приходского священника. Сидит там, наверное, с бутылкой бренди. Он тогда поднял такой шум из-за того, что мы позвали его обвенчать вас с Деннисом здесь. Кажется, он считает, что я должна ходить в его церковь. Что плохого в том, что леди молится Богу у себя дома? Все, что ему нужно, это деньги на «стекло». Вы думаете, для окон? Черта с два! На выпивку! — Старушонка внимательно посмотрела на Кейт. — Я ведь вам говорила, что у меня нет денег, да?
— Да, и я сожалею об этом. Можем мы вам помочь?
Старуха потрясла головой.
— Мы? — Она внимательно посмотрела на Чарльза. — Кто вы, сэр?
— Майор Чарльз Теннант, мадам. Однополчанин вашего внучатого племянника и муж его вдовы.
— В самом деле? Мне нравится ваш волевой подбородок, молодой человек. Но все равно вы не получите от меня денег!
— Я заверяю вас, что мы не взяли бы их, если бы даже вы предложили. Совершенно очевидно, что вы нуждаетесь. Но у Денниса и Кейт родился сын.
— Ага! — Мисс Хестон ударила кулаком по столу. — Теперь я понимаю. Вы хотите получить мои деньги для мальчика. Сколько ему лет?
— Только шесть месяцев.
— Привезите его сюда, когда ему будет десять лет. Не раньше. Я не выношу маленьких детей. И не трудитесь привозить его, если он будет невоспитанным мальчиком. Если он будет уметь кланяться и говорить «пожалуйста» и «спасибо», я подумаю о том, чтобы оставить ему свои жалкие гроши.
Поведение старой женщины смешило Кейт. Ей нравилась эта взбалмошная старушка. Кейт даже чувствовала, что любит ее. Она подошла и пожала ее сухую кисть.
— Очень любезно с вашей стороны, мисс Хестон. Я непременно привезу его сюда повидаться с вами. Он должен знать семью своего отца.
Старая женщина сердито посмотрела на Кейт, но не убрала руку.
— И, — добавила Кейт, — теперь я считаю вас своей семьей. Если вы будете в чем-то нуждаться, дайте знать. — Чарльз передал Кейт свою визитную карточку, в которой был указан адрес: «Марчмонт-Холл, Строуд-Кингсли». И Кейт положила карточку на стол.
Кейт и Чарльз вышли на улицу. Ярко светило солнце. Кейт сказала с изумлением:
— Оказывается, я на самом деле была замужем за Деннисом! — Затем она резко произнесла:
— Мерзкая гадина!
— Действительно. Отвратительный трюк — украсть документы и отрицать, что женился. Я думаю, Деннис просто считал, что брак слишком ограничивает свободу. Я приношу извинения от его лица.
— Но почему? Я понимаю, это было лишь пари.
Чарльз взял Кейт за руку.
— Деннис никогда не мог устоять перед вызовом. А ваше целомудрие, должно быть, возбуждало его. Мне жаль, Кейт.
— Мне только жаль, что я оказалась для него таким разочарованием.
Чарльз заключил Кейт в объятия.
— Не жалейте. Это была не ваша вина. Вам не в чем себя упрекнуть. Деннис не был создан для семейной жизни. Я был весьма удивлен, когда он появился с постоянной спутницей. Думаю, меня хватил бы удар, если бы он объявил, что женился. Но я уверен, что сначала Деннис намеревался поступить с вами честно. Он был джентльменом. — Чарльз погладил Кейт по спине. — Возможно, в том, что произошло позже, была и моя вина.
Кейт взглянула на Чарльза.
— Что вы имеете ввиду?
— Деннис боялся, что я отобью вас у него. Он страшно ревновал. Он даже обвинял меня в том, что у меня с вами роман.
— Негодяй!
— Он думал, что вы изменяете ему, и стал изменять вам.
— Я так и предполагала.
Кейт спрашивала себя, почему наряду со всеми другими предательствами это ранило так сильно.
— Вероятно, Деннис чувствовал, что ваши отношения несовершенны. Перестаньте об этом думать, Кейт. Мне необходим домашний очаг, нужна жена, и я вас обожаю. И я буду вам верным мужем, пока смерть не разлучит нас.
— Так будет гораздо лучше, — сказала Кейт. — Давайте пойдем и поговорим с преподобным Троулипом.
Полный, краснолицый пожилой священник подтвердил брак Кейт и Денниса. Но он ругал мисс Хестон за привычку пользоваться ветхой личной «недоцерквушкой». Он переписал запись о браке и подписал документ.
— На стекло, — побормотал священник, опуская в карман монеты, которые дал ему Чарльз. Кейт сразу вспомнила слова мисс Хестон.
Молодая женщина была на седьмом небе от радости. Ничто на свете не могло ее теперь расстроить.
Когда они с Чарльзом шли к экипажу, он сказал:
— Теперь нам осталось только внести изменения в свидетельство о рождении малыша.
— Это вызовет какие-нибудь затруднения?
— Никаких. Человека нельзя признать отцом ребенка, если в момент зачатия он не состоял в законном браке с матерью этого ребенка.
Кейт хотелось петь, сердце ее ликовало.
— Неужели все закончилось? Неужели все улажено?
— Все закончилось. Все улажено. — Чарльз взял ее за руку. — Но знаете что? Я хочу снова жениться на вас. Я хочу устроить пышную свадьбу. А все жители Эйлсбери будут свидетелями. Чтобы вы никогда не смогли сбежать.
Кейт со слезами на глазах взглянула на Чарльза.
— Джесс предупреждала меня об этом. Она считает, что брак только связывает женщину.
— Но я хочу, чтобы вы были привязаны ко мне. Я хочу быть связанным с вами. Вот так! — Чарльз поднес руку Кейт к своим губам. — Выходите за меня замуж, Кейт. И станьте навсегда моей.
Кейт кинулась ему в объятия.
— Я согласна. Пока смерть не разлучит нас.




Читать онлайн любовный роман - Решительная невеста - Беверли Джо

Разделы:
Бельгия, 1745 год

Ваши комментарии
к роману Решительная невеста - Беверли Джо



Прикольный роман!!
Решительная невеста - Беверли ДжоВера Яр.
8.02.2012, 11.26





Да так себе книжка. Радует, что он короткий.
Решительная невеста - Беверли ДжоВиктория
18.01.2013, 11.41





Бред,роман ни о чем...
Решительная невеста - Беверли ДжоНИКА*
24.06.2013, 9.11





Не травиально, но и не увлекательно
Решительная невеста - Беверли ДжоItis
14.10.2013, 23.47





Для одного раза не так плохо...
Решительная невеста - Беверли ДжоМилена
23.11.2013, 9.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100