Читать онлайн Ради твоей улыбки, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ради твоей улыбки - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ради твоей улыбки - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ради твоей улыбки - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Ради твоей улыбки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Проснувшись, Элинор чувствовала себя так, словно оказалась в другом мире. Еще бы, ведь она стала матерью. Долгое ожидание завершилось, и теперь у нее есть то, ради чего стоит жить дальше. И тут же она подумала о Николасе. Суждено ли ей увидеть его когда-нибудь? У нее было такое ощущение, будто она впервые с такой ясностью задала себе этот вопрос.
С момента его исчезновения минуло почти пять месяцев. Она доверяла ощущениям лорда Стейнбриджа и не верила, что ее муж умер. Но тогда сам собой напрашивался вопрос, почему он даже не попытался дать знать о себе.
Элинор могла только предположить, что Николас снова ввязался в какую-то авантюру. Может быть, руководствуясь какими-то своими причинами, он посчитал, что будет лучше, если она поверит в его смерть и снова выйдет замуж?
Нет, она не сделает этого. Элинор решила ради своего спокойствия не ждать ничего и с этого дня вести себя так, словно она уже вдова; слава Богу, здесь, где они никогда не были вместе, ничто не напоминало ей о муже. Сначала она сожалела, что у нее нет его портрета, но подозревала, что и это к лучшему.
Когда мисс Херстмен с подносом в руках вошла в спальню, то была очень обрадована бодрым настроением свое" подопечной.
— Честно говоря, я в какой-то момент испугалась, вдруг вы из таких, кто с появлением ребенка отказывается от всех мирских радостей. Кстати, как вы назовете ее? Мы же должны как-то к ней обращаться.
Отбросив прочь сразу пришедшее на ум «Николь», Элинор сказала:
— Арабел.
Щеки мисс Херстмен порозовели.
— Это необыкновенно любезно. Надеюсь, вы позволите мне быть ее крестной? Я хочу знать, что она вырастет как подобает человеку.
— Думаю, эхо было бы замечательно. Вы собираетесь остаться с нами, так?
— Если возможно, — мисс Херстмен покраснела еще сильнее, подозрительная влага появилась в морщинках около глаз, — и если вы примиритесь с моим характером. Но я сохраню мой коттедж на тот случай, если больше не понадоблюсь вам.
На тот случай, если Николас вернется, подумала Элинор и печально улыбнулась. Пожилая леди, напротив, заметно оживилась.
— Вот еще что, — сказала она, — вы скоро снова станете выходить в свет, а я не выношу всю эту суету.
— Да, мадам. — Элинор с притворным смирением склонила голову.
Мисс Херстмен окинула ее подозрительным взглядом:
— Хм… Как я понимаю, вы дерзите мне, дорогая, а значит, становитесь сама собой. Интересно, ваш муж имел возможность лицезреть вас такой?
Элинор почувствовала невыносимую тоску.
— Не знаю… У нас было так мало времени, а у меня так много хлопот. — Она горько рассмеялась. — Он, вероятно, побил бы меня.
Мисс Херстмен кивнула:
— Что хотели, то и получили. Если он действительно такой глупый, то я бы просто сбежала от него.
— Разумеется, и она тоже, — сказал Николас, появляясь в проеме дверей. На его губах застыла улыбка, которая согревала его глаза, но вместе с тем не могла скрыть, их настороженности.
Он не делал попытки подойти ближе.
Элинор почувствовала внезапную слабость. Казалось, она не могла издать ни звука.
Мисс Херстмен бросила на нее обеспокоенный взгляд и открыла рот, чтобы достойно ответить свалившемуся невесть откуда негодяю, затем, поразмыслив получше, выбежала из комнаты, подтолкнув его внутрь и захлопнув за собой дверь.
Николас усмехнулся, глядя ей вслед, и задумчиво посмотрел на жену и ребенка, — Дорогая?
Элинор проглотила комок, подкативший к горлу. Она понимала, что не может произнести ни звука. Он выглядел точно так же, как при их первой встрече, — такой же загорелый и немного усталый.
Николас подошел и взял ее за руку. Теплая, чуть шероховатая ладонь, коснувшись ее кожи, лишь подтвердила, что он здесь и это не иллюзия.
Сев на край постели, он ждал, что она скажет. Его глаза переходили от ее лица к ребенку, лежащему рядом в колыбели.
— Это девочка. — Голос Элинор прозвучал неожиданно хрипло.
— Я знаю. Слуги уже успели поздравить меня. Спасибо, что ты все сохранила в тайне.
Стараясь обрести покой, Элинор опустила глаза и стала сосредоточенно рассматривать сначала свою руку, потом его, сравнивая их. Она вспомнила, как однажды решила, что это рука, на которую можно опереться.
— Прости, что свалился так неожиданно, — сказал Николас. — Прислуга ожидала, что я захочу скорее подняться наверх, чтобы увидеть тебя. Попроси я доложить о моем приезде, пошли бы разговоры, — Его палец описал круг по ее ладони. — Достаточно одного твоего слова, и я уеду.
Пожав плечами, Элинор удивленно взглянула на него.
— Это твой дом.
— Нет, Элинор, это твой дом и он будет только твоим, если ты так захочешь. Мой дом там, где ты, если мне это будет позволено.
Элинор казался мучительным этот разговор в замедленном темпе, с долгими вздохами и паузами, но она не могла ускорить его, как не могла ускорить свои роды. Наверное, через ожидание надо было пройти.
— Мы — семья, — сказала она мягко. — Но…
— Но мне надо многое объяснить тебе, — с улыбкой признался Николас. — Ты благородна, как всегда. — Он исподтишка изучал ее. — У тебя нет желания устроить скандал?
Она улыбнулась в ответ.
— Ты знаешь, это не в моем характере. Мужчинам нравится держать ребенка на руках? — вдруг спросила Элинор. — Можешь подержать ее, если хочешь.
Без колебаний и с удивительной уверенностью он поднял маленький комочек из колыбели. Арабел зевнула и открыла свои большие темные глаза. Она и Николас напряженно смотрели друг на друга.
— Ты тоже так думаешь? — сказал он наконец, как будто новорожденная знала, о чем шла речь. — Если бы ты отложила свое появление на день или два, я мог бы успеть к твоему рождению. Осторожно, юная леди, не стоит мне дерзить, иначе когда вам исполнится шестнадцать, выдам вас замуж за старого скучного герцога.
Элинор наблюдала эту картину, и ее сердце сжималось от счастья, которое проникало внутрь ее, согревая душу. Ей показалось, что в комнате стало светлее.
Стараясь не выдать своего волнения, она небрежно заметила:
— Мисс Херстмен собирается кое-что добавить к этому. Она будет крестной Арабел и хочет воспитать ее в духе независимости.
— Да поможет нам Бог, — произнес Николас с улыбкой.
Девочка вытянула губки, пытаясь достать до пуговицы на его сюртуке, и тогда он передал дочь в руки матери.
Элинор заволновалась. Как накормить дочь в его присутствии? Когда Арабел счастливо зачмокала и у нее появилось время, чтобы обдумать этот вопрос, она обнаружила, что вовсе не чувствует смущения. Это было так естественно, что Николас здесь и наблюдает за ними!
— Ты хорошо себя чувствуешь? — поинтересовался он.
— Очень хорошо. Роды прошли легко, и прошлой ночью я вставала только один раз, чтобы покормить ее. — Теперь она была в состоянии говорить. — Откуда ты появился?
— Из Лондона, — ответил он и, прочтя осуждение в ее глазах, как-то беспокойно улыбнулся. — Не сердись, Элинор. Я расскажу тебе все, но сейчас, кажется, не время. Все довольно запутанно.
Она покачала головой:
— А ты когда-нибудь делал что-то по-другому?
Николас был слишком умен, чтобы пытаться ответить на этот вопрос, и некоторое время они сидели в молчании, наблюдая, как девочка сосет грудь. С тихим волнением Элинор призналась себе, что ее муж не потерял ничего из своего обаяния, которое с прежней силой действует на нее. Она могла положить свое сердце к его ногам, не слушая никакдх объяснений, и была глубоко благодарна, что он не пытается очаровывать ее и ни о чем не спрашивает, но ей требовалось время, чтобы подумать и решить, как им жить дальше.
— Ты хотел бы позавтракать? — спросила она наконец.
— Не особенно, но я думаю, мне следует пойти и навестить нашего гостя. — В ответ на ее удивленный взгляд он объяснил:
— Я привез с собой Френсиса… для моральной поддержки.
— Тогда ты можешь привести его взглянуть на Арабел, — предложила Элинор. Он поднял брови:
— А ты скоро закончишь кормить?
Она покраснела и ничего не ответила.
— Я пойду и успокою его. Мы поднимемся немного позже.
Когда дверь захлопнулась за ним, малышка забеспокоилась, озираясь по сторонам.
— Ты уже успела привязаться к нему, маленькая моя? — Элинор ласково переложила ребенка к другой груди. Девочка так крепко ухватила сосок, что она поморщилась. — Поласковее со мной. Для меня это тоже впервые. Лучше скажи, что же мне делать? Я не хочу прогонять его — это было бы несправедливо по отношению к нему и во вред нам с тобой.
Элинор подняла дочь повыше, прислонив к своему плечу, как показывала ей акушерка, и погладила по спинке.
— Ты права, — вздохнула она. — Это решенный вопрос. Но я не собираюсь облегчать ему задачу и не сдамся так легко. Неужели я не заслуживаю, чтобы он хоть немножко поборолся за меня?
Арабел ответила коротким гульканьем.
— Я знаю, что ты согласна. Мы, женщины, должна быть заодно.
Уложив девочку спать, Элинор потянулась к колокольчику и приказала явившейся на зов Дженни привести ее в приличный вид, так как она собиралась принять гостей. Поверх ночной рубашки Элинор накинула красивый жакет. Дочка спала у нее на руках.
Явились первые посетители, и Элинор была удивлена, услышав, как мисс Херстмен удерживает ее мужа.
— …никаких манер или понимания. Вы понятия не имеете о деликатном положении леди после родов:
— Напротив, я полон уважения. Так же как и вы, мисс Херстмен.
Николас вошел в комнату.
— Лучше зовите меня Арабелла. — Пожилая леди, казалось, тут же забыла все обида. — Я теперь тоже член семьи. Я должна сказать вам, что вы нахальный негодник. Надеюсь, ваша жена поставила вас в известность, что я собираюсь быть крестной девочки? — спросила она с вызовом.
— Да. Я думаю, это прекрасная идея.
— Вы думаете? — удивленно повторила мисс Херстмен. — Что ж, только не рассчитывайте, что я оставлю ей мои деньги — они все пойдут на общество борьбы за эмансипацию женщин.
— Как мудро, — сказала Элинор. — В результате они принесут гораздо больше пользы.
— Вот это разумная женщина, — заключила пожилая леди. — Когда подойдет срок, пошлите вашу дочь ко мне, и я уверена, что она не превратится в «кисейную барышню».
Судя по всему, лорд Мидлторп тоже был под соответствующим впечатлением от новорожденной, но, очевидно, далеко не таким сильным, как Николас. Элинор подумала про себя, что если она предложит ему подержать ребенка, он придет в ужас.
В этот момент на зов колокольчика пришла няня, которая взяла девочку, чтобы поменять пеленки, и это послужило сигналом для гостей покинуть комнату, но Элинор вовремя перехватила взгляд Николаса. Он понял и остался.
— Я, наверное, выгляжу глупо? — спросила она. — Все это словно во сне. Если я усну, ты не исчезнешь?
— Нет. — Он задернул шторы, пошевелил угли в камине и присел на край постели. — Я не уйду, пока ты не прогонишь меня. Даю слово. Я ведь никогда не нарушал данного тебе слова?
Элинор подумала: он всегда был осторожен и не обещал много.
— Нет, — сказала она, — ты никогда не нарушал своего слова.
— Тогда спи. Мы поговорим после.
Николас оставался с женой, пока она не задремала. Прежде чем уйти, он наклонился и коснулся ее лба легким поцелуем.
Френсиса он нашел в столовой — тот с аппетитом уписывал ленч.
— Я голоден как волк и ужасно сердит. Четырнадцать часов в седле почти без перерыва, да к тому же посреди зимы! Клянусь небом, я больше никому не позволю подбить меня на такую безумную авантюру. Надеюсь, все прошло успешно?
— Насколько возможно, — уклончиво ответил Николас, положив еду себе на тарелку. — Элинор растеряна, но я надеюсь, что все образуется.
Френсис неожиданно улыбнулся.
— У тебя чудесный ребенок, — сказал он, подхватывая кусок ветчины. — Я тоже подумываю о супружестве. Представляешь, родители Люка начали атаку на него. Чистое наказание быть единственным сыном!
— Двое в один сезон? — недоверчиво усмехнулся Николас. — Это вызовет необыкновенное оживление среди мамаш, имеющих дочек на выданье. — Затем он серьезно взглянул на своего друга:
— Позволь мне один вопрос, Френсис. Ты любишь Элинор?
Лицо лорда Мидлторпа стало багровым.
— Нет, к сожалению, но думаю, мог бы влюбиться в нее, если бы имел на это право. Она особенная женщина.
— Разве любовь подчиняется логике? — В голосе Николаса зазвучало сомнение.
— Верю, что так. Я познакомился с Элинор, когда она уже была твоей женой. После твоего исчезновения и даже тогда, когда мы опасались, что ты погиб, она носила твое дитя, и я никогда не смотрел на нее как на возможный вариант для себя. Правда, если бы она оказалась вдовой, то через какое-то время события могли бы принять иной ход.
— Слава Богу, что ты не страдаешь и твое сердце не разбито. Одно время я начал было думать, что, попросив тебя присмотреть за Элинор, взвалил непосильную ношу на твои плечи. Теперь-то мне ясно, что только исполнять свой долг недостаточно. Посмотри, сколько огорчений это принесло всем.
Николас не стал продолжать, и его собеседник не возражал, а после еды оба решили немножко вздремнуть.
* * *
Когда Элинор пробудилась от короткого ста, на губах ее блуждала улыбка. Какое-то время она вспоминала, в чем причина ее радужного настроения. Ну да, конечно, Николас… Но это вовсе не были только розы, были и шипы. Он так ничего и не сказал ей о своих чувствах. Был ли он свободен от своих обязанностей? Любил ли он? Хотел ли ответной любви? Он ничего не требовал от нее, но и не давал никаких обещаний.
Элинор поделилась своими сомнениями с мисс Херстмен, когда та пришла выпить с ней чаю.
— Вы правы, — согласилась пожилая леди, — хотя я сомневаюсь, что вы придавали бы всему этому такое значение, как сейчас, если бы ваш муж вернулся и немедленно поклялся в своих чувствах.
— Он едва ли ожидает, что я брошусь к его ногам, — заметила Элинор.
— Я тоже так думаю.
— Но если ни один из нас не сделает движения навстречу другому, мы окажемся в тупике.
— Глупости. Время все расставит по местам, так что не стоит пороть горячку.
— Но мне так неловко, — пожаловалась Элинор. — Разумеется, ему удобнее взвалить решение на меня, но я не уверена, что хочу этой ответственности. Все было бы проще, если бы он, появившись, сразу лишил меня всех надежд.
— Вот те на! — возмутилась мисс Херстмен. — Как говорится, лежачего не бьют, не то я бы вам показала, милая! Выдумать такое! Вы забыли, что закон на стороне мужа, и если он вздумает воспользоваться им, то вы практически беззащитны. Ни об отце, ни о брате нечего говорить. Единственное, что у вас есть, — это друзья, но это первым делом его друзья!
— Но я не собираюсь бороться с ним, — растерялась Элинор.
— Нет, — улыбнулась мисс Херстмен. — Я понимаю, чего вы хотите и что делает он. Как говорится, он дал вам кнут, то есть право решать. С вами обоими все будет хорошо; если вы воспользуетесь этим, но осторожно, помучайте его немножко. Позвольте ему поухаживать за вами. Между прочим, до сих пор ему не приходилось этого делать.
Пока Элинор пыталась осмыслить сказанное, мисс Херстмен добавила:
— В свое время я способствовала разрушению многих ухаживаний и браков. Стоит уступить слишком быстро, и мужчины все воспринимают как само собой разумеющееся. А за вами так и вовсе не ухаживали, обошлось без этого.
Элинор думала о ночи в маленькой гостинице в Ньюхейвене. Она полагала, что ухаживание имело место. Надо сказать, в этом не было ничего оскорбительного, хотя стоило бы добавить немного романтики.
— Вы говорите так, словно мне следует ждать, когда он превратится в забавную обезьянку, дабы развлекать меня, или как дурак станет плясать под мою дудку.
Мисс Херстмен хмыкнула:
— Не обольщайтесь, моя милая. Это возможно будет единственный раз в вашей жизни, когда вы скажете: прыгни, и он прыгнет. Что ж, поступайте как знаете.
Вечером Николас снова вошел в спальню Элинор, и они непринужденно поболтали на общие темы, как часто делали прежде.
— Между прочим, — спросил он, — ты привезла с собой жемчуг? Я заглянул в сейф и не нашел его.
Элинор почувствовала слабость. Она никогда не вспоминала о жемчуге, с тех пор как покинула Лондон.
— Я отдала ожерелье моему брату. — Ей с трудом удалось проглотить комок в горле.
Но Николас, как ей показалось, не рассердился.
— Твой брат бежал из страны, ведь так? Было бы лучше, если бы ты дала ему деньги. Я не скоро смогу возместить потерю.
— О, я не хочу! — резко возразила она. — Это ожерелье только напоминало бы мне об ужасных днях.
— Не хочешь? Но жемчуг был тебе к лицу… И когда-нибудь пригодился бы Арабел.
Элинор поспешила рассказать мужу, что произошло.
— Понимаю, было ужасно глупо с моей стороны поверить ему, но я не хотела, чтобы тебя забрали как изменника.
К ее изумлению, Николас рассмеялся:
— Каков негодяй! Прости, Элинор, я не догадывался, что ты знала тогда о заговоре. Я часто раздумывал во время моих странствий, что поступил бы по-другому, если бы это было возможно, и все рассказал бы тебе. У меня есть кое-кто в Лондоне, кто найдет замену, — сказал он осторожно. — Если нам повезет, твой брат продаст жемчуг, а мы будем знать кому и сможем выкурить его.
— Но это просто чудовищно, — возмутилась Элинор. — Меньше всего на свете я бы хотела снабжать его деньгами, тем более твоими.
— Это не важно, — сказал Николас, доставая плоскую коробочку. — Я не хотел смущать тебя подарками, моя милая, но это обычное дело для мужа — оказывать своей жене знак уважения в такое время.
Элинор взяла коробочку и, открыв ее, увидела красивый бриллиантовый браслет, украшенный по меньшей мере дюжиной безупречных камней. Для человека, равнодушного к собственности, Николас имел превосходный вкус.
Поколебавшись, она позволила ему надеть браслет на свое запястье. От прикосновения его пальцев вверх по ее руке побежала теплая волна. Элинор старалась сдержаться, но оказаться в его объятиях было бы таким блаженством!
Она знала, ей стоит только намекнуть, но почему-то пока не могла этого сделать.
* * *
На следующий день Элинор привела всех в волнение, объявив, что чувствует себя достаточно хорошо, чтобы встать с постели, но тут же вынуждена была пообещать, что не пойдет дальше шезлонга у окна. По крайней мере она была на ногах, причесана и одета.
Николас улыбнулся, когда вошел, и она улыбнулась в ответ, с удовлетворением отметив, что с каждым днем ее муж выглядит все лучше.
— Маленький рывок вперед к свободе, — заметил он. — Ты не спустишься вниз? Я могу отнести тебя.
— О нет… я… — начала она, но тут же передумала. — Пожалуй, стоит попробовать. Я как раз обдумывала, как лучше выбраться из этой комнаты. И все же, мне кажется, будет лучше, если я пойду сама.
— Боюсь, ты рассылаешься на кусочки. — Он подхватил ее на руки. — Кажется, ты сильно похудела…
Элинор, прыснув, кивнула в сторону детской:
— Мои фунты там…
— Я имею в виду, с тех пор как я впервые узнал тебя.
— Но ты никогда меня не поднимал.
— Зато однажды отнес тебя в постель.
Она помнила и надеялась, что это повторится еще не раз.
— Ты была больна? — мягко поинтересовался Николас, осторожно опуская ее на софу в кабинете. Элинор не хотела скрывать от него правду.
— Да. Причиной тому неуверенность, беспокойство, сожаление о пустой трате времени. Меня постоянно мучила мысль, что ты умер, а мы так глупо расходовали отпущенное нам время.
Он присел на софу.
— Я надеялся, может быть, сцена у Терезы поможет тебе справиться.
Элинор задумчиво смотрела на него секунду-другую.
— Ты думал, это заставит меня возненавидеть тебя? — Она засмеялась. — Как ты мог позволить сыграть с собой такую шутку? Мне с трудом удалось тогда изобразить ненависть. Очевидно, в этом была твоя цель? Боюсь, Эми так ничего и не поняла и теперь ее отношение к тебе, мягко говоря, весьма прохладное.
— Я позабочусь, чтобы ты оказалась рядом, когда придется защитить мою честь. Ждать уже недолго — они сегодня должны быть здесь.
— Эмили и Питер? — удивленно спросила Элинор.
— Я отправил приглашение в их семейное гнездышко. Они приедут, если смогут. Надеюсь, в кругу друзей тебе будет легче принять решение.
— В этом нет необходимости, Николас Я доверяю тебе. Полагаю, ты послал и за своим братом тоже?
Он улыбнулся.
— Нет. Я предоставляю это тебе. Спасибо за доверие, Элинор. — Николас поднялся и, сделав пару шагов, углубился в изучение довольно безобразной вазы.
В это время в дверях появилась мисс Херстмен и, увидев Элинор, засуетилась.
— Ах, как это чудесно! — воскликнула она. — Я не собираюсь спорить с акушеркой или другими местными женщинами, которые говорят, что вы должны лежать на спине. Мне это кажется глупым. Простые женщины выходят в поле через несколько дней после родов. Николас, ваш лакей просил передать вам, что ваша лошадь покашливает. Что ж, — сказала она, глядя ему вслед, — превосходный повод исчезнуть. Ах эти мужчины! Всегда столько волнений о лошадях.
— Надеюсь, кашель у лошади — не слишком это серьезно? — встревожилась Элинор.
— Надеетесь? Возможно, мне следует предложить ей мою микстуру? Никогда не испытывала интереса к этим существам, кроме тех случаев, когда они перевозят меня с места на место.
— А я любила ездить верхом, когда была маленькая, — сказала Элинор. — Но после смерти отца Лайонел продал лошадей, которых мы держали в загородном доме.
Результатом этого высказывания явилось то, что днем мисс Херстмен озадачила Николаса вопросом:
— Лошадь в порядке?
— Да, спасибо. Ложная тревога, дорогая Арабелла.
— Не убегай так поспешно, мальчик. Дай мне что-то сказать, я не очень-то верю в намеки. Чудесно, что ты делаешь Элинор подарки. Кстати, она любит лошадей, даже при том, что ей не часто приходилось ездить на них. И посмей только утверждать после этого, что я совсем бесполезна.
— Напротив. — Николас приподнял ее и поцеловал, заставив пожилую леди трепетать и бормотать что-то невнятное.
Когда он вернулся, его жена сидела за книгой.
— «Уэверли»? Должен заметить, что я не большой любитель Вальтера Скотта.
— По-моему, он писал превосходно, — отозвалась Элинор. Она все еще не могла поверить, что он вернулся… — Арабелла пришла в ужас от одной книги на Лористон-стрит. Она на итальянском, поэтому я не могла прочесть ее.
— Интересно, какая? О да, — Николас вдруг усмехнулся. — Я, кажется, догадываюсь.
— Тогда, может быть, ты расскажешь мне, о чем она?
— Без сомнения. Я даже дам ее тебе, если ты захочешь изучать итальянский.
— Боюсь, это очень скучно, — возразила Элинор, втайне радуясь его реакции.
— Если у тебя есть вкус к эротике, я могу объяснить тебе все подробно на самом хорошем английском.
— К эротике? — переспросила Элинор, хотя по его тону она уже догадалась, о чем идет речь.
В этот момент вошел лорд Мидлторп. У него был такой вид, что Элинор покраснела и оглянулась на мужа. Однако Николас был абсолютно спокоен.
— Ну вот, дорогая, теперь ты шокировала моего друга.
Элинор, поддавшись порыву, протянула ему «Уэверли», подумав при этом, что сюжет книги чем-то напоминает их собственную ситуацию. Вечная тема — двое мужчин и одна женщина…
Николас взял книгу и, расправив страницы, положил на стол.
— Чем вы собираетесь позабавить себя теперь? — поинтересовался Френсис.
Нахмурившись, Николас пробормотал:
— Пистолеты или шпаги?
— Пистолеты, — ответил лорд. — Я стреляю лучше, чем ты.
— Но это такое скучное занятие, — вздохнул хозяин дома, — стрелять в людей.
Элинор и лорд Мидлторп понимающе улыбнулись друг другу.
Николас схватил книгу и опустился на одно колено около софы.
— Прекрасная леди, я должен умереть ради того, чтобы вы улыбнулись? — Он положил книгу на софу, словно Библию на алтарь.
— Вы сошли с ума, — ответила Элинор холодно, подобрав книгу. — Между прочим, я не позволю Френсису убить вас, пока вы не расскажете мне, что же такое эротика.
— О нет! — Николас поднялся и стряхнул пыль с колен, а затем, взглянув на своего друга, добавил:
— Я предоставляю ему эту честь.
— Мне… — Френсис покраснел. — Ты не должен даже упоминать об этом.
— Но ведь не я, а Элинор интересуется подобным предметом, — смеясь, отвечал Николас. — На самом деле я вижу здесь влияние твоей тетушки, которую именно ты послал к Элинор…
В этот момент в дверях появилась сама мисс Херстмен и подозрительно оглядела присутствующих:
— Что за игры вы тут затеяли? У нас был такой тихий, спокойный дом…
Николас взял ее руку и поцеловал.
— Мы просто решили просить вас объяснить Элинор, что такое эротика.
Мисс Херстмен вырвала руку и окинула шутника холодным взглядом.
— По-моему, это всегда входило в обязанности мужа. К тому же я не уверена, что подробное знание так уж необходимо.
Элинор тут же пришла на помощь почтенной леди:
— Френсис, если вы не хотите постоять за мою честь, то защитите по крайней мере честь Арабеллы — она как-никак ваша тетя.
— Интересно что бы делала тетушка, если бы я запер все мои книги на замок? — поинтересовался Николас.
— Взяла бы молоток и разбила замок, а заодно и твою голову, мальчишка, — сурово отозвалась мисс Херстмен. — Обед готов, но я думаю, Элинор лучше поесть в ее комнате — от всех этих глупостей у нее может подняться температура.
Николас снова предложил жене свои услуги, но Элинор настояла, что пойдет сама.
— Я сойду с ума, если не буду двигаться, — объяснила она и попросила Френсиса помочь ей дойти до комнаты.
Пока они поднимались по лестнице, ее провожатый заметил:
— Вы знаете, Элинор, я ваш слуга во всем, но надеюсь, вы еще больше оцените это, когда Николас убьет меня.
Он был смущен открытостью улыбки, которой она одарила его.
— Не убьет, потому что я никогда не прощу ему этого.
— Вы чувствуете свою силу, да? Я предупреждал вас однажды по поводу Николаса. Он хороший актер, и его самообладание невероятно, но не беспредельно. Так вы можете только оттолкнуть его.
Элинор вскинула голову:
— Несколько месяцев он был неизвестно где, так что теперь может потерпеть неделю-другую…
* * *
Мисс Херстмен явно наслаждалась тем, что Николас сопровождал ее в столовую.
— Вы, мужчины, привыкшие иметь дело с женщинами, порой поражаете меня своей глупостью, — заметила она.
— Поэтому, — сказал он весело, — я и решил пофлиртовать с вами.
— Но подобное поведение аморально.
— Без сомнения Предыдущий опыт открыл мне, что это приносит весьма неприятный результат. — На его лице отразилась искренняя печаль, и Арабелле даже захотелось утешить племянника, но все, что она могла сделать, это придерживаться правды.
* * *
Когда они сидели за обедом, подъехала карета, и каждый посчитал своим долгом лично поприветствовать Эмили и Питера. Однако, заметив хозяина, Эмили сразу поджала губы и вскинула подбородок.
— Отлично, Николас, — сказала она, — ты наконец появился. Кстати, как Элинор?
— С ней все в порядке, — спокойно ответил он. — Она разрешилась девочкой два дня назад.
Казалось, новость немного растопила лед.
— Идите обедать, а потом вы сможете подняться к ней. — Николас пожал руку Питеру. Бедняга выглядел неловко из-за враждебности своей жены и от неуверенности по поводу собственной позиции — Как вам понравилась Франция?
Николас знал, что именно там молодая чета провела свой медовый месяц. Эта тема дала повод для дальнейшего разговора за столом, а когда Эмили закончила с едой, он попросил мисс Херстмен проводить ее к Элинор.
— Я жду не дождусь увидеть его… ее. — Эмили замялась и покраснела.
— Моя жена все еще никак не расстанется со своей девичьей стеснительностью, — хмыкнул Питер.
Когда Эмили ушла, мужчины немного поговорили, и потом Питер тоже изъявил желание взглянуть на новорожденную. Вместе они поднялись по лестнице в комнату Элинор.
Арабел спала в своей колыбельке, ее щечки порозовели. Эмили, мисс Херстмен и Элинор болтали за чашкой чаю.
Питер нахмурился, склонившись к ребенку.
— Она такая маленькая. Николас ухмыльнулся:
— Еще один мужчина, который ничего не смыслу в детях. Как насчет тебя, Эми? У тебя есть какие-нибудь замечания?
— Нет, но я бы хотела подержать ее.
Со знанием дел Николас взял спящую малютку и положил ее в руки Эмили. Девочка продолжала мирно спать.
— Она красавица, но Питер прав — она невероятно малюсенькая.
Этот приятный момент был нарушен грохотом и криком с последующими причитаниями. Николас кинулся к дверям и увидел, что девушка, которую наняли к новорожденной, лежит, растянувшись в холле, и стонет.
За его спиной девочка проснулась и захныкала. Запыхавшись, вбежала другая горничная: размахивая руками, она, то и дело всхлипывая, пыталась что-то объяснить.
Николас беспомощно оглянулся по сторонам.
— Эми, будь добра, отнеси девочку в детскую, только осторожно придерживай головку. Питер, ты можешь послать кого-нибудь за доктором — кажется, девушка сломала ногу. А ты, — он повернулся к второй горничной, — иди и помоги миссис Лейверинг с ребенком.
Неопытность Эмили была видна невооруженным глазом. Элинор пришлось подняться с постели, и, не найдя халата, она отправилась в детскую в ночной рубашке.
К этому моменту большинство домочадцев собралось, а бедолагу няню, которая теперь тихо постанывала, осторожно перенесли в свободную спальню. Мисс Херстмен пошла с ней, оказывая возможную помощь. Прислуга постепенно вернулась к своим делам, и мир, казалось, был восстановлен; вот только малышка по-прежнему заходилась в пронзительном крике.
Николас вошел в детскую, когда Эмили положила девочку в кроватку и пыталась укачать ее.
— Что с ней? — встревожилась Элинор. — Я взяла ее на руки, но это не помогло. Просто не знаю, что делать.
— Ничего страшного. — Николас с сочувствием взглянул на жену. — И пожалуйста, без истерик, а то у тебя пропадет молоко. Она хочет есть, вот и все. — Он нежно обнял Элинор. — Ступай к себе, я сам принесу ее.
Элинор разрыдалась. Почувствовав свою полную беспомощность, Николас вверив ее заботе Френсиса.
— Присмотри за ней. — Он обернулся. — Эмили, перестань так раскачивать кроватку, не то у ребенка случится морская болезнь.
Взяв девочку на руки, Николас осторожно прижал ее к своему плечу, что-то тихонько нашептывая ей на ушко и расхаживая по комнате. Постепенно крик утих.
— Она мокрая и хочет есть, — объявил Николас со вздохом.
Он повернулся к горничной, которая смотрела на него широко раскрытыми глазами. — Можете поменять пеленки?
— Да, сэр, — кивнула та, испуганно приседая в реверансе.
— И потом сразу отнесите ребенка моей жене. — Николас покачал головой и подмигнул Эмили, которая выглядела такой же растерянной, как и горничная.
— Прекрасное начало для тебя, дорогая. — Он повернулся и увидел Френсиса, который в этот момент вернулся в детскую. — Почему бы тебе не проводить Эми вниз и не развлечь ее и Питера вместо меня?
Когда они ушли, Николас помедлил секунду-другую и, собравшись с духом, направился к Элинор.
— Как Арабел? — нетерпеливо спросила она.
— Все хорошо. Горничная принесет ее через минуту.
— О Господи, какая же я глупая! — раздраженно бросила Элинор. — Почему Арабел не могла успокоиться у меня? — Она обиженно смотрела на него. — И откуда ты знаешь, что нужно делать?
— Это одна из составных частей моей истории, — загадочно сказал Николас. — Я лучше пойду вниз и посижу с гостями, а потом вернусь.
Элинор поджала губы:
— Я бы хотела, чтобы ты оставил эту проклятую рассудительность. — К своему ужасу, она залилась слезами.
Секунду помедлив, Николас подошел и осторожно обнял ее:
— Элинор, поверь, я делаю все как лучше.
Сквозь слезы она услышала в его голосе нотку отчаяния.
— Все хотят думать, что я всемогущий, — добавил он тихо. — А я совершаю ошибки, как любой человек, и зачастую в очень важных вещах.
Это правда, подумала она. Даже когда Николас пребывал в школьном возрасте, все смотрели на него в надежде, что он будет руководить ими и решит за них все проблемы, прогнав их страхи и укрепив уверенность. А до этого у него был брат, который с рождения во всем полагался на него.
И вот теперь еще и она со своими проблемами. Неужели он вернулся к ней просто из чувства долга.
— Прости, — сказала Элинор, — хватаясь за носовой платок. — Просто не знаю, что на меня нашло. У меня сегодня глаза на мокром месте, какой-то сплошной поток…
— Это бывает. Вот почему я не пускаюсь в объяснения и не требую от тебя незамедлительного решения. Ты еще не созрела для этого, моя дорогая. — Николас нежно поцеловал ее в лоб и разжал объятия. — Запомни, — улыбаясь произнес он, — есть много людей, желающих тебе только счастья.
Когда муж ушел, Элинор подумала, что его слова отчасти звучали как шутка. Что происходит? Она хотела быть юной, невинной, любить и быть любимой, а на деле выглядела как какое-то прокисшее молоко.
Позже, пока Дженни расчесывала ей волосы и помогала умыться, они обсуждали недавнее происшествие и то, как Николас все уладил.
— Ах он, бедный, — хихикнула горничная. — Ему пришлось заниматься ребенком, потому что все кругом растерялись.
Элинор не без удивления думала об этом.
— Действительно, мы являли собой жалкое зрелище, — заметила она. — Николас единственный, кто хоть что-то понимает в детях, хотя про него никак не скажешь, что он привык обременять себя домашними делами.
— Простите, миледи, но я тоже кое-что смыслю в этих вещах. Можно, я буду помогать вам?
Так Дженни стала ухаживать за Арабел, пока искали новую няню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ради твоей улыбки - Беверли Джо



ничего интересного для меня я не нашла
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоМарго
2.08.2012, 15.01





Нет! Роман интересен. Захватывающая интрига, особенно взаимозаменяемость блатьев близнецов в решении проблемы изнасилования главной героини.Но шпионская интрига смешит.Секс как главный способ получения сведений. Как буд-то не было других методов. ГГ истощился до последней степени.
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоВ.З.,64г.
20.12.2012, 13.58





А героиня просто поражает отсутствием ревности,какие бы не были у него причины,он спал с любовницей,а ей хоть бы что,хотя бы истерику закатилаб что-ли!И когда узнала кто ее изнасиловал,даже не поморщилась!Мало чувств!
Ради твоей улыбки - Беверли Джоsveta
1.04.2013, 12.18





Ну, не знаю. Найти женщину, которая будет терпеть связь мужа и любовницы, выставляемую напоказ, вести себя столь невозмутимо, невозможно. Если она его любит, она бы сорвалась обязательно.
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоСоня
1.04.2013, 16.32





Мне понравилось. Душещипательная история.
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоКэт
26.05.2013, 9.52





Мерзость. Он ее изнасиловал, а она с ним дружит. Так и не поняла причины женитьбы на ней другого.
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоКатя
29.07.2013, 21.26





Да братья-близнецы это интересно, особенно в решении проблемы, чей ребенок у Гг,интриг хоть отбавляй, а в общем прочитала с интересом, 8 баллов.
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоАлена
1.08.2013, 9.49





Не знаю, что было хуже то что один брат изнасиловал, другой женился или что это брат главной героини положил ее под мужика))) А то что муж после свадьбы изменял, это самое простительное, потому что героиня знала что выходит не по любви и муж скорее всего уедит после свадьбы и будет жить вовсе не понашейской жизнью. 8/10
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоМилена
23.08.2013, 12.58





Сам изнасиловал,а заставил женится брата. Странно!!!
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоМаргарита
21.07.2014, 13.33





книга понравилась,и героиню понимаю, хотя я другой по складу человек, но ведь в жизни бывают разные ситуации, а она оказалась доброй и чуткой женщиной, да и выбор -то у неё был невелик. Либо всё потерять, либо смерится и перетерпеть. Она для себя выбрала наилучший вариант. Читайте интересно.
Ради твоей улыбки - Беверли Джовалентина
5.03.2015, 16.23





даже с ссылкой на эпоху они оба в какой-то степени моральные уродики....
Ради твоей улыбки - Беверли Джофлора
8.03.2015, 14.35





интерестно, а автор главную героиню хотела представить как настоящую женщину, или беземоцыональную дуру? ее изнасиловали - ноль емоцый. заставили выйти замуж за брата насильника - ноль емоцый. муж изменяет, при чем открыто - ноль емоцый. девочьки, можэт нам поучитса, не на что внимания не обращять, как главная героиня? похоже таким дурочькам везет ))))
Ради твоей улыбки - Беверли Джомарианна
1.06.2015, 2.44





вообше не понятно какой автор пыталась изобразить героиню, получилось какое-то бесхарактерное месиво. Просто плывет по течению, приспосабливаясь к событиям. Ну и что что изнасиловали, манипулировали к замужеству с братом, изменяли... Все по барабану... 5/10
Ради твоей улыбки - Беверли ДжоВирджиния
23.12.2015, 20.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100