Читать онлайн Ночи без сна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночи без сна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночи без сна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночи без сна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Ночи без сна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Сьюзен старалась сосредоточиться на де Вере и документации, но ее мысли и сердце все еще были с Коном. Состоявшийся между ними короткий шутливый разговор был похож на каплю воды, упавшую на иссохшую землю. Скорее дразнящую, чем насыщающую.
Она не могла больше выносить подобные словесные турниры. После них она чувствовала себя хрупкой ракушкой на берегу моря, которая с каждой волной становится все тоньше и тоньше, пока не станет совсем прозрачной и не сломается при малейшем нажиме. А потом превратится в песок, который смоет очередным приливом…
— Миссис Карслейк! — ворвался в ее мысли голос де Вера.
Она повернулась к нему и увидела выражение его физиономии — он взирал на нее с любопытством, но по-другому.
— Не могли бы вы объяснить, каким образом граф записывал проценты с инвестированных сумм? Мне не вполне ясно.
— Он был скрытным по природе, мистер де Вер.
Он принес еще стул, усадил ее рядом с собой и засыпал вопросами. Она подивилась тому, как быстро он разобрался в особенностях записей и как точно понял не только то, что за ними скрывается, но даже то, что подразумевается.
Ее поразил и отчасти обеспокоил его методичный подход к делу. Сама она была достаточно квалифицированным работником, но ее педантичность не шла ни в какое сравнение с его дотошностью. Хотя де Вер работал быстро, он ухитрялся выделить главное и взять нужную информацию с каждой страницы, для того чтобы навести дальнейшие справки.
Она была почти уверена в том, что подробности контрабандистских операций не записаны, но об этом можно было прочесть между строк. Выплаты производились, например, в адрес таверны «Георгий и дракон» за поставку вина и крепких спиртных напитков, тогда как в действительности это были инвестиции в контрабандистские операции. Докопается ли до этого де Вер из Дербишира?
Крупные суммы указывались в разделе «В счет выплаты займа», хотя больше никаких сведений о характере займа не было.
К тому же у графа была привычка делать всякие записи «для себя» на любых клочках бумаги, которые нередко терялись среди прочих бумаг.
Что они могли подсказать де Веру?
Мог бы он узнать, например, что Дэвид стал новым Капитаном Дрейком? И что он мог бы предпринять, будучи человеком посторонним и солдатом, если бы узнал об этом?
Надо предупредить Дэвида, хотя она знала, что предупреждать его бесполезно. Он ничего не сможет изменить и ничего не сможет предпринять, разве что «лечь на дно».
И где он сейчас? Она послала ему записку о том, что здесь требуется его присутствие. Ей нужно было узнать, гладко ли прошла операция, чтобы в случае успеха отложить поиск спрятанных денег.
Сьюзен невидящим взглядом уставилась на ряды цифр. А что, если операция провалилась? Что, если Дэвид ранен и поэтому не явился сюда?
Она постаралась взять себя в руки. Если бы что-нибудь случилось, ей бы сообщили.
А если об этом никто не знает? Если ее дядюшка и тетушка думают, что он гостит у друзей?..
Она вдруг осознала, что де Вер дважды переспросил ее о чем-то. Он, наверное, подумал, что она совершенно безмозглое существо.
Пытаясь говорить спокойно, она сказала:
— Думаю, мой брат мог бы лучше помочь вам в этих вопросах, мистер де Вер. Интересно, почему его до сих пор нет? Пойду, пожалуй, узнаю, передали ли ему мою записку. — Не дав ему возможности возразить, она ушла.
На кухне она предупредила миссис Горленд о том, что намерена отлучиться. Она хотела было выбежать из дома в том, в чем была, но взяла себя в руки и надела простую широкополую шляпу. Ведь она должна выглядеть как респектабельная экономка миссис Карслейк, а не вольная как ветер Сьюзен Карслейк, которая могла в свое удовольствие лазать по холмам, совершая эти прогулки вместе с Коном Сомерфордом.
Оказавшись за пределами Крэг-Уайверна, Сьюзен успокоилась и вздохнула с облегчением. Она никогда не любила Крэг-Уайверн, но до сегодняшнего дня не чувствовала, с какой силой он давит на человека.
С Дэвидом, наверное, все в порядке. Просто он устал прошлой ночью и не обратил внимания на ее послание. А она, вырвавшись из дома, постарается насладиться свободой.
Раньше она не чувствовала себя несвободной, но ведь раньше и Кона Сомерфорда в Крэг-Уайверне не было. Вернее, не было в течение одиннадцати лет.
Она стала спускаться с холма вниз, к деревне Черч-Уайверн. На ее счастье, солнце сияло с почти безоблачного неба. Лето стояло непогожее, очевидно, из-за прошлогоднего извержения какого-то вулкана на другом конце света. Настоящие летние деньки выпадали редко, и, судя по прошлой ночи, можно было ожидать пасмурную, дождливую погоду, однако Господь послал им ясный, солнечный день именно тогда, когда нужно.
Она молила Бога, чтобы рейс оказался успешным. Тогда она быстренько нашла бы экономку и исчезла с орбиты Кона, пока он или она не сделали что-нибудь непоправимое. Ей будет мучительно трудно снова расстаться с ним, но Сьюзен понимала, что это необходимо.
Он стал таким мрачным, таким непохожим на Кона, которого она помнила, хотя что-то от ее прежнего, милого, улыбающегося Кона в нем тоже присутствовало. Она не знала, как помочь ему. И боялась лишь сделать хуже. Деревенька у подножия холма, с которого она спускалась, состояла из нескольких домиков, жавшихся к церкви с высоким шпилем. Сьюзен увидела мать Дидди, которая развешивала белье на заднем дворе в окружении детишек. Возможно, это были ее внуки, хотя младший брат Дидди был еще в младенческом возрасте. Одна из маленьких девочек с самым серьезным видом подавала миссис Хаулок прищепки для белья, и Сьюзен залюбовалась этой картиной. Простое человеческое счастье: дом, дети, повседневный труд, не требующий ни напряжения мысли, ни суеты.
Она понимала, что все это не так, что в каждом домике, и даже таком величественном, как Крэг-Уайверн, было полно своих забот и тревог, но большинство людей старается держаться подальше от безумных затей и преступлений.
Сумей Сьюзен заставить Дэвида забыть о потомственном промысле, они уехали бы подальше от побережья и зажили нормальной человеческой жизнью…
Она покачала головой. Кровь распутницы и главаря контрабандистов текла в них обоих. Дэвид без особой охоты стал Капитаном Дрейком, но эта роль была для него так же естественна, как для кошки ловля мышей. И теперь он едва ли захочет с ней расстаться.
Это был его долг, и он знал это. Контрабанда нужна здешним людям, и потому нужен надежный лидер, который мог ее организовать. Как и Кон, Дэвид не мог уклониться от унаследованной ответственности.
Однако она могла уехать куда пожелает.
Но куда?
Она абсолютно не подходила для роли гувернантки или компаньонки, а ее происхождение едва ли добавляло ей шансов стать невестой джентльмена. К тому же она не была уверена, что обладает подходящим характером, чтобы стать хорошей женой, тем более что она уже не была девственницей.
Куда ей податься?
Чем заняться?
Ей нравилось быть секретарем у графа, но такую должность обычно занимал мужчина. И ей не хотелось покидать это единственное место, где она не чувствовала себя чужой.
Вон Джек Крокер работает в своем огороде и, судя по тому, как он устанавливает длинные подпорки, собирается сажать бобы, как делал это ежегодно в течение тридцати лет или даже больше. Во дворе у Фомли она увидела свинью в окружении целого выводка крошечных поросят. Земля в саду помещичьего дома была устлана ковром из лепестков яблонь, что обещало богатый урожай яблок осенью.
Быть своим в такой деревне можно было только в случае, если вы здесь родились. Любой другой человек, пусть даже очень приятный, был бы здесь все-таки посторонним. Она была своей, но так и осталась для них дочерью Мэла Клиста и леди Бел, четы, которая даже не потрудилась ради приличия прикрыть бракосочетанием свой скандальный союз.
Возможно, если бы она могла или хотела жить, как положено молодой леди из помещичьего дома, ее воспринимали бы лучше. Но куда там! Ей надо было все время проводить вне дома, всем интересоваться, обо всем расспрашивать, учиться плавать и ходить под парусом, так что люди вскоре начали шептаться о том, что она, видно, такая же непутевая, как мамаша, и, судя по всему, кончит тем же.
Возможно, именно так и получилось, хотя и менее счастливо.
Сьюзен обогнула деревню и пошла по лужайке, заметив на земле свежие следы колес телеги. Ночью моросил дождь, дорогу слегка развезло, поэтому следы остались, хотя были едва заметны. «Драконова шайка» умела заметать следы. За телегами, как правило, шли лошади, утрамбовывая землю катком, а потом общими усилиями затаптывали землю новыми следами. Принимали участие даже дети. В округе каждый был так или иначе вовлечен в деятельность контрабандистов.
Она заметила также следы копыт. Для перевозки контрабандных грузов заимствовали и лошадей из поместья, которых возвращали в конюшню на рассвете. Фермеры иногда ворчали по поводу того, что лошади не успевают отдохнуть, да и работники тоже, но большинство из них успокаивались, обнаружив в соломе бочонок или тючок с товаром в виде вознаграждения.
Сьюзен не знала, как относятся к контрабандистам дядюшка Натаниэл и тетушка Мириам. В поместье об этом редко говорили, а если и говорили, то как о чем-то происходящем не здесь, а где-то далеко отсюда.
Работая секретарем у графа и помогая Дэвиду вести бухгалтерский учет средств «Драконовой шайки», Сьюзен узнала, что дядюшка с тетушкой не вкладывают деньги в контрабандистские операции.
Наверное, они, подобно большинству нетитулованного мелкопоместного дворянства прибрежного района, сохраняя нейтралитет, делали вид, что не замечают того, что контрабандисты пользовались их лошадьми, не приглядывались слишком пристально к тому, что прячут на их земле, и не задавали лишних вопросов относительно бочонков вина, пачек чая или штуки кружева, когда эти товары появлялись в поместье…
— Миссис Карслейк!
Вздрогнув от неожиданности, она оглянулась и увидела всадника, махавшего ей рукой. На какое-то мгновение ей показалось, что это Кон. Но конечно, она ошиблась. Это был всего-навсего офицер береговой охраны лейтенант Гиффорд. Он пустил лошадь легким галопом, перескочил низкую стенку, пролегавшую вдоль тропы, и подъехал к ней.
Она постаралась не показать, что испугалась. Он ничего не мог подозревать, потому что был здесь новым человеком и не знал, что она и Дэвид не являются детьми сэра Натаниэла. Но следы колес на земле вдруг показались ей слишком заметными.
Он спешился и остановился рядом с ней. Это был круглолицый молодой человек с мягкими каштановыми кудрями. Однако его рот и подбородок говорили о решительном характере, что немного напомнило ей Кона. Гиффорд, как и Кон, участвовал в битве при Ватерлоо. И был ей симпатичен. Он всего лишь выполнял свой долг, однако был их врагом.
— Приятный денек, не так ли? — сказал он с улыбкой.
Она улыбнулась в ответ, надеясь, что улыбка получилась естественной.
— И мы его заслужили после многочисленных пасмурных дней, — сказала она.
— Вы направляетесь в поместье, миссис Карслейк? Позвольте мне прогуляться вместе с вами?
— С удовольствием. — Что еще она могла ответить?
Этот человек явно за ней ухаживал, и это ее смущало. Он был ей безразличен, да и ухаживания сразу же прекратятся, как только он узнает, что она незаконнорожденная дочь Мэла Клиста. Более того, ни один офицер службы береговой охраны не мог, не рискуя своей карьерой, жениться на дочери контрабандиста.
Ей хотелось прямо сказать ему об этом, но она боялась привлечь тем самым внимание к Дэвиду. Но возможно, ей удастся воспользоваться случаем и выпытать у него что-нибудь относительно событий прошлой ночи.
— Как идет ваша служба, лейтенант Гиффорд?
Он скорчил гримасу:
— Полно вам, миссис Карслейк. Не держите меня за дурака. Здесь каждому известно, когда прибывает контрабандистское судно, и вчера происходило именно это. Причем вчера было не одно судно, а целых два. Одно мне дали возможность задержать, тогда как другое было разгружено где-то в ином месте на побережье.
Жаль, что он такой сообразительный.
— Я все утро была занята делами в Крэг-Уайверне, лейтенант, поэтому не слышала никаких новостей. Прибыл наш граф.
— Вот как? — Он пристально взглянул на нее. — Как я слышал, он человек военный?
Сьюзен поняла, в какую сторону он клонит.
— Кажется, он был капитаном от инфантерии.
— В таком случае у меня будет союзник в этих местах.
— Вряд ли, граф не имеет намерения жить здесь постоянно, лейтенант. У него родовое гнездо в Суссексе, и он предпочитает жить там.
Он бросил взгляд на темную громаду Крэг-Уай верна.
— Жаль, но меня это не удивляет. Граф Уайверн может поспособствовать деятельности контрабандистов в этих местах, но может и положить ей конец. До меня доходили слухи о том, что старый граф помог схватить с поличным Мельхиседека Клиста.
— Что вы сказали? — воскликнула она, но взяла себя в руки, надеясь, что он не заметил ее потрясения. — Вы, должно быть, ошиблись. Все знали, что старый граф помогал контрабандистам.
— Возможно, они поссорились. Как известно, мэм, у воров отсутствует понятие чести.
У Сьюзен голова пошла кругом при мысли о том, что сумасшедший граф не только, не вмешался, чтобы помочь, но активно способствовал аресту ее отца и потере всего груза.
Зачем, черт возьми, он это сделал?
— До меня дошли слухи, что прошлой ночью контрабандный товар был выгружен где-то поблизости от этого места, — сказал Гиффорд, но я не смог обнаружить никаких следов. Полагаю, что вам об этом ничего не известно, миссис Карслейк.
Его слова прозвучали скорее как утверждение, чем как вопрос. Он понимал, что никто здесь не сообщит ему никакой информации.
— Боюсь, что это так, лейтенант.
— Неподалеку отсюда произошла драка, в результате которой были тяжело ранены два человека. Наверное, подрались, не поделив трофеи, так что груз, должно быть, разгрузили где-нибудь поблизости.
Ее сердце испуганно пропустило удар.
— Драка? — переспросила она, надеясь, что ее потрясение будет выглядеть естественно. — Что вы имеете в виду, сэр?
— Одна банда попыталась украсть у другой. Это часто случается, милая леди. Эти контрабандисты — вовсе не благородные искатели приключений, какими их некоторые считают.
Боже милосердный, неужели он и впрямь думает, что у кого-нибудь из тех, кто родился здесь, есть иллюзии относительно контрабандистов? Но что там произошло? Неужели Дэвид действительно ранен? А груз украден?
Она попыталась притвориться глупышкой:
— Но почему бы вам не арестовать раненых?
— Для этого не хватает улик, миссис Карслейк. Они утверждают, что подрались из-за женщины, и упрямо стоят на своем. К сожалению, когда мы прибыли на место происшествия, никаких следов контрабандного груза там не осталось.
Сьюзен помедлила. Если одним из раненых был Дэвид, он наверняка об этом скажет. Но он не сказал, и она вздохнула с облегчением.
— Драки из-за женщины не такая уж редкость, лейтенант.
— В ночь, когда приходит судно с грузом контрабанды, женщинами интересуются значительно меньше. — Он усмехнулся. — Но это относится к гнусным мерзавцам. Для джентльмена леди всегда занимает первое место в его мыслях.
Ей хотелось сказать что-нибудь язвительное относительно чувства долга, но она воздержалась. Слава Богу, что ворота в сад помещичьего дома находились всего в нескольких ярдах.
— Я слишком редко вижу вас, миссис Карслейк. На прошлой неделе в Хонитоне был бал, но там было скучно, потому что вы отсутствовали.
Сьюзен умудрилась изобразить удивление:
— Но я работаю, лейтенант, и не могу, когда мне вздумается, посещать увеселительные мероприятия.
— Ну полно, полно. До прибытия графа ваши обязанности здесь едва ли были обременительными.
— Напротив, сэр. Из-за эксцентричности покойного графа дом оказался в безобразном состоянии. И я пыталась навести порядок.
— Вот как? — Кажется, он по какой-то причине не поверил ей. — Уверен, что вы развлекаетесь где-нибудь в других местах. Если скажете, где именно, дорогая леди, то я сделаю эти места предметом своего особого внимания.
Что за странные вещи он говорит, как будто подозревает, что она проводит ночи в таверне, но у нее сейчас не было ни времени, ни терпения, чтобы задуматься об этом.
— Я веду тихую, скучную жизнь, лейтенант, — сказала она, открывая ворота.
— Вы шутите? Ладно, вы загадали мне загадку, и я ее разгадаю. Но сейчас я направляюсь в Драконову бухту, чтобы разгадать другую загадку, хотя сильно сомневаюсь, что удастся что-нибудь узнать у этой скрытной компании.
Он вскочил на коня.
— Теперь, когда упекли этого негодяя Мельхиседека Клиста, они не осмелятся проворачивать крупные контрабандистские операции, но мне хотелось бы присмотреться как следует к новому владельцу таверны и поискать, не осталось ли следов от колес на земле.
Сьюзен не взглянула на следы, оставленные колесами телег, под копытами его лошади, но едва удержалась, чтобы не рассмеяться. Новым владельцем таверны «Георгий и дракон» была двоюродная сестра Мола Рейчел Клист, жизнерадостная женщина средних лет, высокая и дородная. Она, разумеется, была связана с «Драконовой шайкой», но едва ли можно заподозрить в ней нового Капитана Дрейка. Она и пары шагов не могла сделать без одышки, не говоря уже о подъеме на скалу.
Однако когда она посмотрела вслед уезжавшему Гиффор-ду, ее веселье как рукой сняло. В Драконовой бухте он ничего не найдет, но он дотошный и исполнительный. В конце концов он докопается до правды.
Сьюзен вошла в сад, охваченная тревожными мыслями о вчерашней драке. Всегда, когда речь шла о праве на контрабанду, драка между группировками могла перерасти в настоящее побоище. В ней могли участвовать сотни людей, в том числе и вооруженных. Иногда бывали даже убийства.
Что же произошло?
Неужели Дэвид лежит где-нибудь, истекая кровью?
Она срезала путь, пройдя через огород мимо сонного парня, который делал вид, что рыхлит мотыгой почву между рядами капусты. Почти каждый житель побережья в этом районе недоспал прошлой ночью.
Парнишка весело поприветствовал ее, и она немного успокоилась. Едва ли здесь кто-нибудь улыбался бы, если бы Капитан Дрейк был ранен или арестован. И конечно, все бы об этом знали.
Пройдя под увитой жимолостью аркой, она вышла на газон, тянувшийся до очаровательного дома, построенного таким же четко очерченным четырехугольником, как Крэг-Уайверн, но мрачный камень был выкрашен белой краской. Расположенный на плодородной земле, среди ухоженного сада и населенный добрыми, душевными людьми, он как будто принадлежал совсем другому миру.
Она остановилась, любуясь усадьбой, и подумала, что, должно быть, спятила, если не чувствует себя здесь «у себя дома». Члены ее семьи были хорошими людьми, и она любила их всем сердцем, хотя даже в детстве не чувствовала себя среди них полностью своей. И когда она узнала правду о своих родителях, она поняла причину этого.
— Сьюзен!
Вздрогнув, она оглянулась и увидела свою кузину Амелию, которая, размахивая руками, бежала к ней по газону.
Двадцатилетняя толстушка Амелия была очень возбуждена, ее широкополая крестьянская шляпа соскользнула с каштановых кудрявых волос и, как обычно, болталась за плечами.
— Я слышала, что наконец приехал граф! — запыхавшись, крикнула она, подбегая к Сьюзен.
— Да, прошлой ночью.
— Какой он? Красивый?
— Он бывал здесь раньше.
— Всего один раз, и мне тогда было только девять лет! Я смутно помню, что видела на скамье Уайвернов в церкви мужчину с двумя сыновьями. Этот был более темноволосым и повыше ростом, и я думала, что он старший брат.
— Да, я тоже так думала, — сказала Сьюзен, продолжая идти к дому.
— Фреда Сомерфорда я, конечно, знала, — щебетала Амелия, стараясь шагать с ней в ногу. — Мама всегда просила его считать наш дом своим домом. — Она хихикнула. — Помнишь, как папа однажды пробурчал что-то про сумасшедших Сомер-фордов, а мама возразила, сказав, что он совершенно здравомыслящий молодой человек? Она даже надеялась, что одна из нас выйдет за него замуж. Интересно, как она отнесется к новому графу?
Сьюзен чуть не застонала, представив себе, как тетушка снова примется строить матримониальные планы.
— Жаль, что он утонул, — сказала Амелия. — Я имею в виду Фреда. Но этого можно было ожидать. Я всегда считала его Фредом Неразумным — по аналогии с Этельредом Неразумным.
Сьюзен рассмеялась, но быстро зажала себе рот рукой.
— Прости нас, Господи. Это звучит как-то не по-доброму.
— Пожалуй, ты права. А что, новый граф более готов?
Готов для чего? Сьюзен вспомнилось, как Дидди сказала, что Кон был «в полной готовности», и она покраснела, отчетливо представив себе эту картину.
— Откуда мне знать?
— Помню, он был темноволосый. Я люблю темноволосых и смуглых мужчин.
— Едва ли его волосы посветлели. Наверное, это может произойти только тогда, когда он поседеет.
— Некоторые люди седеют не от возраста, а от стресса или от испуга. А Майкл Полет, например, вернулся с Пиренейского полуострова блондином, потому что его светло-русые волосы выгорели на солнце. Помнишь, однажды Фред Сомерфорд принес показать его портрет? — спросила Амелия, когда они, завернув за угол, подошли к боковой двери. — Я буквально влюбилась в того очаровательного капитана. Скажи, он по-прежнему красив?
— Уж не собираешься ли ты попробовать женить его на себе? — спросила Сьюзен безразличным тоном.
Амелия улыбнулась, отчего на щеках образовались ямочки:
— Попытка — не пытка.
— Даже если он не в твоем вкусе?
— Этого не узнаешь, пока не попробуешь. К тому же то, что он граф, само по себе вполне в моем вкусе.
— Даже если тебе пришлось бы жить в Крэг-Уайверне?
Амелия, скорчив гримасу, оглянулась на дом:
— Да уж, приятного мало. Но там можно кое-что изменить. Для начала прорезать окна с внешней стороны. И покрасить дом белой краской. Или оштукатурить.
Сьюзен удивило, что ее кузина может с легким сердцем рассуждать об этом, как будто жизнь предлагает на выбор только радостные варианты. Это было типично для всего семейства Карслейков, и именно поэтому она чувствовала себя среди них аутсайдером. Завистливым аутсайдером.
— У графа очень привлекательный секретарь, — сказала она, понимая, что пытается направить интерес Амелии в другое русло. — Некий мистер Рейском де Вер, который, несмотря на свое зависимое положение, несомненно, является настоящим джентльменом. Да и статус у него не такой уж низкий. Тебе следовало бы посмотреть, кто он такой, заглянув в справочник дяди Натаниэла.
Ямочки на щеках Амелии стали еще глубже.
— Сразу два красивых незнакомца! Возможно, и у нас здесь произойдет что-нибудь интересное? Пора бы!
Сьюзен пристально посмотрела на кузину.
— Почему ты на меня так смотришь? — удивилась кузина. — Неужели новый граф тоже сумасшедший?
— Нет. Разумеется, нет. Но он многое здесь изменит, хотя пока трудно сказать, что это будут за изменения.
— Все равно изменения будут в лучшую сторону. Он молод. Он красив. И имеет красивого друга. Интересно, будет ли он устраивать балы?
— В Крэг-Уайверне? — рассмеялась Сьюзен.
— Почему бы нет? Если в доме все так, как ты рассказываешь, то было бы великолепно устроить там бал-маскарад.
Удивительно, Амелия сумела заставить ее посмотреть на все под другим углом.
— Пожалуй, ты права. Это, возможно, прогнало бы тени прошлого. В интересах всего нашего округа этот дом должен стать местом, где живут нормальные люди и куда они приглашают в гости нормальных соседей. Не сумасшедших гостей сумасшедшего графа. Солидных нормальных аристократов.
Она прикинула, в какую сумму обойдется оштукатурить в соответствии с модой наружные стены. И коридоры, наверное, следовало бы покрасить в какой-нибудь веселенький цвет. И прорубить окна…
Это открывало поразительные возможности.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночи без сна - Беверли Джо



Не много затянуто, а в общем ничего)))
Ночи без сна - Беверли ДжоМилена
17.09.2013, 2.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100