Читать онлайн Ночи без сна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночи без сна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночи без сна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночи без сна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Ночи без сна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

— Ранен? Тяжело?
— Не знаю, мэм. Они подали сигнал, и мой отец его увидел. Он означает: беда. Там их трое, причем один или даже двое ранены. Отец думает, что Гиффорд послал за подкреплением, а до тех пор будет держать их в часовне.
Сердце у Сьюзен бешено колотилось, мешая ей думать. Глупый, глупый! Как он решился проводить контрабандистскую операцию при свете дня?
— Что случилось? — спросил, подходя к ней, Кон.
Она рассказала, какую весть принес парнишка.
— Придется мне как-нибудь организовать его спасение. Больше некому…
— Как так некому? Есть я, есть Хоук и есть король «шалопаев».
— Тебе нельзя в это ввязываться, — сказала она.
— Если ты ввязываешься, то ввязываюсь и я. А где я, там и мои друзья, — решительно заявил Кон, сказав мальчику: — Жди дальнейших распоряжений.
— Слушаюсь, сэр! — ответил парнишка. Сьюзен заметила, как он инстинктивно подчинился человеку, взявшему на себя командование ситуацией. Хорошо, когда кто-то берет на себя руководство. Подчиняйся, и все будет в порядке.
Она и сама это чувствовала, хотя сейчас ее переполнял ужас. Дэвид был в смертельной опасности, а возможно, и Кон тоже.
Он повел ее назад в главный холл и, обратившись к мужчинам, сказал:
— Назначаю военный совет. В кабинете. — А потом тихо спросил у Сьюзен: — Как насчет твоей кузины?
Но Амелия спросила:
— Что-нибудь с Дэвидом, не так ли? Я так и знала, что он сделает какую-нибудь глупость!
— Видимо, она тоже участница нашей веселой компании, — сказала Сьюзен, пораженная тем, что Амелия, видимо, знала больше, чем она предполагала.
В кабинете Кон вкратце обрисовал ситуацию. Он рассказал о том, что Гиффорд угрожал Сьюзен, не вдаваясь в подробности этой истории.
— Странный маневр. Он тем самым теряет средство для достижения цели.
— Может быть, и нет, — сказала Сьюзен. — Благодаря поимке Дэвида с поличным он может оказать на меня еще большее давление.
— Но зачем посылать за подкреплением? Он мог бы попытаться без шума прийти к соглашению с тобой.
— Возможно, это домыслы. Может быть, ни за кем он не посылал, он мог воспользоваться услугами местных лодочников… — Сьюзен резко втянула в себя воздух. — Кон, часовня Святого Патрика — это те развалины, которые находятся неподалеку от Ирландской бухты.
Они встретились взглядами. Если Гиффорд видел, как они обнимались, он мог предпринять эту операцию со злости или от ревности.
Кто бы мог такое предвидеть заранее?
И то, что при этом будет ранен Дэвид?
— Я не знаю, что делать, — сказала она.
Кон взял ее за руку:
— Все будет в порядке. Сколько людей может быть с Гиф-фордом?
— Здесь есть шесть лодочников, которые обычно работают парами.
— В таком случае предположим, что пока там Гиффорд и еще двое. — Кон описал остальным месторасположение часовни. — Можно без труда продержаться против пары местных мужиков, которые не хотят, чтобы их убили, и, наверное, сами тоже не горят желанием убивать. Вокруг часовни открытое пространство. Я не хочу устраивать генеральное сражение, но хочу благополучно вызволить оттуда Карслейка и его людей. Есть предложения?
— Хоукинвилла и меня здесь никто не знает, — сказал Де-лейни. — На этом можно сыграть. Если мы появимся на сцене, никто не сможет обвинить нас в том, что мы мешаем проведению операции.
— А если вас убьют?
— Придется рискнуть. А вы с де Вером тем временем можете предпринять операцию по спасению.
— А что буду делать я? — спросила Сьюзен. — Я не хочу оставаться в стороне.
— Я тоже хочу помочь, — заявила Амелия.
И не успела Сьюзен возразить, как Делейни сказал:
— Несомненно! Но как и всякий необстрелянный новобранец, вы будете обязаны подчиняться указаниям. Ясно?
Амелия насторожилась, потом сказала:
— Слушаюсь, сэр!
— Я не военный. Всего лишь «шалопай». Кон, есть у тебя карта местности?
Де Вер извлек из ящика стола карту и разложил ее на столе. Потом обвел пальцем береговую линию и сказал:
— Я так и думал. Вот она, Ирландская бухта, а крестиком обозначена часовня. Она расположена неподалеку от дороги, ведущей в Льюиском, но дорога прерывается.
— Там случился оползень пятнадцать лет тому назад, — сказала Сьюзен. — Он и завалил дорогу. Больше ею никто не пользуется.
— Кроме контрабандистов, — добавил Кон.
— Или людей, которые пошли прогуляться.
Они снова на мгновение встретились взглядами.
— По этой дороге можно проехать верхом? — спросил Хоукинвилл.
— Только до оползня, — сказала Сьюзен. — Но если вы выедете верхом отсюда, вам не доехать до часовни. Пешеходы могут добраться туда по тропинке, но верхом там не проехать.
— Мы подойдем с другой стороны, — сказал Делейни, отыскивая на карте тропу. — Тогда вообще трудно будет заподозрить, что мы как-то связаны с Крэг-Уайверном. Пусть думают, что мы случайные здесь люди и не знали, что дорога заканчивается тупиком. Часовня привлекла наше внимание, и нам захотелось осмотреть эту достопримечательность.
— А если Гиффорд крикнет вам, чтобы вы убирались отсюда? — высказал предложение Кон.
— Мы задержимся и будем спрашивать, что происходит. А вы тем временем начнете действовать. Хотя на открытом пространстве из часовни им трудно будет бежать, не попав под пули.
— С Гиффордом я сам разберусь, но надо придумать что-нибудь еще, чтобы отвлечь его внимание.
— Дети, — предложила Амелия. — Иногда я вожу туда школьников на прогулку. Он не сможет стрелять, когда по-близости будут находиться дети, не так ли?
— Но мы подвергнем риску детей, — возразил Хоукинвилл, с которым были явно согласны и другие мужчины.
— Они привыкли участвовать в контрабандистских операциях, — сказала Сьюзен, — и мы не подвергнем их опасности. Иди, Амелия, и прихвати с собой Кита.
Амелия повернулась, чтобы уйти, но Кон сказал:
— Подождите.. Мы, возможно, сумеем вывести их из часовни переодетыми. Прихватите с собой еще двух женщин, Амелия, самых высоких, если можно, и пусть они наденут на себя по двойному комплекту одежды, которую смогут без труда снять с себя.
Амелия улыбнулась:
— Умная мысль! Но как быть с Дэвидом? Он слишком высок.
— Знаю. Но он мой управляющий, и мой благородный гнев обрушится на голову любого, кто угрожает ему на моей собственной земле. Если сможете, то передайте ему, Амелия, что ему отводится такая роль.
— Амелия, мне сказали, что он ранен, — напомнила Сьюзен. — Не забудь захватить с собой бинты и все такое.
— Ладно, — сказала Амелия. Она побледнела при упоминании о ране, тем не менее помчалась выполнять приказание.
Сьюзен стало не по себе. Она поддержала предложение о привлечении к участию в операции детей, но понимала, что даже при большой осторожности это опасная затея. Она заметила, что майор Хоукинвилл пристально смотрит на нее.
— Такова тяжкая доля того, кто командует операцией, — сказал он. — Принять решение всегда бывает не просто.
— Я здесь не командую.
— Вы все делаете очень правильно. Только вот ваше очаровательное платье, извините, кажется мне неуместным, если только вы не планируете обворожить таможенного офицера.
— О нет, только не это! — возразила Сьюзен. — У меня есть идея получше.
Она торопливо направилась в дом, радуясь тому, что не успела перенести оттуда все свои вещи. Чем больше незнакомых лиц появится на сцене, тем лучше. Гиффорд едва ли узнает ее, если она переоденется в мужской костюм.
Она быстро надела бриджи, рубаху и сюртук, повязала вместо галстука шейный платок. Взглянув на себя в зеркало, Сьюзен вспомнила, что в последний раз была одета таким образом в ту ночь, когда вернулся Кон. Едва сдерживая слезы, она добавила последние штрихи к своему «маскарадному костюму».
Обычно она не надевала шляпу, но шляпа у нее была — мужская крестьянская шляпа с широкими полями. Подколов волосы, она водрузила ее на голову. В качестве последнего штриха она, взяв немного сажи из камина, чуть притемнила черным линию челюсти, подбородок и кожу над верхней губой.
Взглянув еще раз в зеркало, она решила, что этого будет достаточно. Жаль, что она из-за роста не может сойти за своего брата.
Потом она вернулась в кабинет.
— Ну как?
В кабинете находились только Кон и де Вер. Похоже, что ее вид на обоих произвел нужное впечатление.
— Весьма убедительно, — сказал де Вер, — но у меня возникла еще одна идея. Пойдемте-ка в вашу комнату.
Кон пошел с ними вместе. Когда они пришли в ее комнату, де Вер начал раздеваться.
— Надеюсь, ваше платье подойдет мне по размеру.
Они были одинакового роста, хотя он, естественно, был шире в плечах. Она помогла ему надеть свое персиковое платье, но не смогла до конца застегнуть пуговки на спине. Покопавшись в ящике, она достала хорошенькую шаль и накинула ему на плечи.
— А обувь? — пробормотал он, поглядывая на свои сапоги. — Кон, будь другом, принеси из моей комнаты мои вечерние штиблеты.
Кон отправился за штиблетами.
— Теперь шляпку, — сказала Сьюзен и, надев на его голову соломенную шляпку, завязала под подбородком пышный бант, чтобы скрыть короткие волосы. — У вас слишком резкие черты, чтобы быть красивой женщиной, — заметила она, — и слишком красивые для мужчины.
Де Вер усмехнулся:
— Словом, нечто неопределенное.
— Возможно, если только не приглядишься повнимательнее, — сказала она и, взяв румяна, подкрасила ему губы и щеки. — Слишком сильно краситься неприлично, и не забудьте прятать руки под шаль. Ведь вам нужно отвлечь их внимание. — Она достала из ящика свои чулки. — Вот возьмите, сделайте из этого бюст. — Он подчинился, а она тем временем взяла акварель и смешала немного темно-коричневой краски. — Надеюсь, это не причинит вреда вашим глазам.
— Спасибо, — несколько встревоженным тоном произнес он, но не отказался, а терпеливо ждал, пока она обводила глаза темно-коричневой линией.
— Это конечно, дурной тон, но подведенные глаза придают вам женственности.
— Ах, ваши слова придают мне уверенности в себе, — кокетливо произнес он.
Они еще продолжали обмениваться шутливыми замечаниями, когда появился Кон с черными лайковыми штиблетами в руке. Де Вер надел их, и Сьюзен сказала:
— Думаю, сойдет. Итак, мы будем изображать влюбленную парочку. А ты, Кон?
— А я буду чертовски взбешенным графом Уайверном. Ваша роль заключается в том, чтобы отвлечь внимание людей Гиффорда, дабы они не услышали того, что я буду ему говорить. Как бы ни хотелось мне придушить этого человека, но нам придется оставить ему лазейку, чтобы выйти из этой ситуации с честью, если она у него еще осталась. Идемте.
Сьюзен шагала рядом с Коном, испытывая неведомое ей доселе чувство возбуждения и страха одновременно. Возбуждение большей частью объяснялось тем, что рядом шел Кон. И пусть даже их больше ничего не связывало, они были партнерами в этой ситуации.
Это был славный конец их отношений. Лишь бы Дэвид остался цел.
Кон приказал Пирсу и Уайту привести коней, так что, проехав верхом часть пути, они спешились только тогда, когда увидели место действия. Оставив слуг с конями, они пошли дальше пешком.
Когда они приблизились к месту оползня, Кон из осторожности прошел вперед.
— Я вижу часовню, одного человека у окна и по крайней мере одного — внутри. Почему Гиффорд не стреляет? Тот, кто у окна, является хорошей мишенью.
Сьюзен подошла сзади:
— Гиффорд ждет подкрепления. Или меня.
— В таком случае почему твой брат не пытается вырваться?
— Потому что тогда они примутся стрелять. Дэвид надеется, что его сигнал заметили и пришлют помощь. Он постарается уйти без кровопролития. Убийство таможенника повлечет за собой бесконечные неприятности. К тому же это противоречит правилам «Драконовой шайки».
— Хорошо бы нам как-то передать ему в часовню, что помощь прибыла.
— Это можно сделать. — Она достала небольшое зеркальце. — Я знаю сигналы. Буду сигналить из-за валунов, так что Гиффорд меня не увидит.
Кон схватил ее за руку:
— Подавай сигналы отсюда.
— Почему?
— Я хочу увидеть, где Гиффорд. Не думаю, что он там. Вон приближаются Хоук и Николас, и, кажется, я слышу голоса детей.
— Лично мне нечего прятаться, — заявил де Вер и немного вскарабкался по склону, придерживая развевающиеся на ветру юбки. — Так оно и есть. Туда направляются около десятка детишек и три женщины.
— Отлично. Начинай сигналить Сьюзен.
Она наклонила зеркальце, чтобы поймать солнечный луч, и стала подавать условный сигнал, означающий «помощь идет».
— Неужели я зря так разоделся? — с недовольным видом спросил де Вер.
— Это было бы непростительно, — заявил Кон. — Пойди и отвлеки внимание лодочников.
— Это уже больше похоже на дело, — обрадовался де Вер и, одарив их озорной улыбкой, принялся карабкаться по склонам к плоской площадке, где находилась часовня. Когда возник третий отвлекающий объект, Сьюзен запаниковала: ей показалось, что ситуация выходит из-под контроля.
Кон положил руку ей на плечо:
— Продолжай подавать сигналы.
Она досадливо поморщилась.
— Но это противоречит всему, чему меня учили, — возмутилась Сьюзен.
— Не прекословь, выполняй указание.
— Слушаюсь, сэр!
Он не снял руку с ее плеча, и ей было так приятно ощущать тепло любимой руки. На мгновение она накрыла свободной рукой его руку.
Она услышала, как поют дети, которые под предводительством Амелии шли парами, взявшись за руки. Шествие замыкали две женщины с корзинами в руках.
Двое всадников поскакали к часовне.
Откуда-то из-за кустов раздался голос, приказывающий им остановиться. Сьюзен показалось, что голос принадлежит не Гиффорду.
Хоукинвилл и Делении остановили коней между кустами и часовней и кружили на месте, как будто пребывая в растерянности.
Из кустов поднялся, размахивая мушкетом, человек в синей с белым униформе работников акцизного управления.
Он что-то крикнул.
Детишки, нарушив строй, помчались по склону, чтобы заглянуть в часовню. Женщины побежали за ними, приказывая остановиться. Сьюзен чуть не закричала им, чтобы бежали назад. Ведь они подвергали себя опасности!
Солдат закричал громче.
— Кого-нибудь убьют, — сказала она Кону. — Надо что-то делать.
— Ник и Хоук позаботятся о них. Кажется, Гиффорд едет. Пора тебе убираться отсюда, любовь моя.
— В таком случае я спущусь, чтобы быть поближе к детям.
— Ладно. Сделай вид, что разыскиваешь свою распутную девицу.
Она нерешительно переминалась с ноги на ногу.
— С тобой ничего не случится?
— Выполняй приказание, парень.
Она удивленно взглянула на него, но тут услышала приближающийся топот копыт. Не в силах устоять, она быстро поцеловала его в щеку и скрылась за кучей валунов.
Расставшись с Коном, она крикнула самым басовитым голосом, какой только смогла изобразить:
— Бетси, куда тебя черт унес, проклятая шлюха?! Иди сюда!
Де Вер оглянулся, съежился и кинулся к солдату:
— Спасите меня, сэр! Спасите!
Кон фыркнул и повернулся в сторону моря, сделав вид, что любуется морскими далями. Как только Гиффорд резко остановил коня рядом с ним, он оглянулся.
— А, лейтенант! Приятный денек после недавних холодов, не так ли?
— Черт побери, я привлеку вас за это к суду, пусть даже вы граф!
— За что?
— За то, что подаете сигналы контрабандистам, сэр!
— Средь бела дня?
Гиффорд, взглянув на развернувшуюся внизу сцену, приподнялся в стременах и заорал:
— Стреляйте в них, черт бы вас побрал! Стреляйте!
Кон стащил его с коня и надавал таких тумаков, что тот едва соображал, что происходит.
— Вы приказываете стрелять в женщин и детей, сэр?
Гиффорд, побагровевший от ярости, лежал на земле.
— Я добьюсь, чтобы вас повесили!
— А я добьюсь, чтобы вас перевели на Ямайку, если вы не выполните моих указаний, — заявил Кон, придавив коленом распластанного на земле Гиффорда.
— В этих развалинах я держу пойманных мной контрабандистов, черт бы вас побрал!
— Если это так, то они, наверное, успели удрать. Ничего не поделаешь. Но я решительно возражаю против вашей попытки причинить увечье ни в чем не повинным прохожим. И я тем более решительно возражаю, — Кон еще сильнее надавил на его живот коленом, — против вашей попытки шантажировать леди, чтобы заставить ее лечь с вами в постель. — Когда Гиффорд попытался что-то сказать и уже открыл рот, он схватил его рукой за горло, — Лучше помолчите. Мисс Карс-лейк является леди, к которой я отношусь с величайшим уважением, и если я услышу какие-нибудь недостойные высказывания в ее адрес — пусть даже самые пустяковые, — я буду вынужден принять меры. И как граф, и как человек. Ну как, мы с вами поняли друг друга?
Кон решил принять его утробное бормотание за согласие и несколько ослабил хватку.
Гиффорд воспользовался этим, чтобы обвинить его:
— Вы заодно с контрабандистами, как и старый граф.
— Ошибаетесь, Гиффорд. — сказал Кон, испытывая к нему некоторое сочувствие, как к человеку, который пытается выполнить свою работу. — Какой вам смысл ловить нового Капитана Дрейка? Следом за ним придет еще один, потом еще.
— Ловить контрабандистов — мой долг, милорд, а вы предатель, если мешаете мне делать это.
Кон вздохнул:
— Мешаю вам? Да я просто не позволил одному сумасшедшему стрелять в детишек.
— Но вы признаете…
— Что? Я граф Уайверн и едва ли могу быть контрабандистом. — Кон поднялся и поднял на ноги Гиффорда. — Придите в себя.
Едва его освободили, Гиффорд выхватил пистолет из кобуры, притороченной к седлу.
— А вот и свидетель, — сказал Кон, заметив Хоука, который появился из-за валунов и направился к ним.
Кон оглянулся и, увидев нацеленный на него пистолет Гиффорда, сказал:
— Вы знаете, в нашей стране очень плохо отнеслись бы к хладнокровному убийству пэра Англии.
— Что здесь происходит, лейтенант? — Несмотря на гражданскую одежду, властный тон Хоука выдавал в нем старшего офицера. — Там, внизу, солдат угрожал мне и моему другу, потом каким-то детям, потом молодой женщине, обратившейся к нему за помощью. Вы его командир, сэр?
Гиффорд опустил дуло пистолета.
— Мы ловим очень опасных контрабандистов, сэр.
— Я граф Уайверн, — сказал Кон, — а это местный офицер таможенной службы лейтенант Гиффорд.
Гиффорд встал навытяжку.
— Должен ли я понимать, что вы принимаете на себя командование операцией, майор?
— Отнюдь нет, лейтенант. Теперь, когда вы несколько остыли и пришли в себя, вы и сами сообразите, что делать дальше.
Гиффорд в отчаянии взглянул на него и сунул пистолет в кобуру. Он поднялся выше по каменистому склону, чтобы взглянуть вниз на часовню.
Кон последовал за ним. Дети играли возле часовни, то и дело забегая внутрь. Николас наблюдал за ними, а четыре женщины, Рейс и Сьюзен окружили сбитых с толку лодочников. По кругу пустили глиняную бутыль. Содержащийся в ней крепкий сидр отличного качества смутил этих мужчин еще сильнее.
Дэвид Карслейк сидел на земле в рубахе, испачканной кровью. Амелия суетилась вокруг него, перевязывая бинтом рану.
— Черт побери! — воскликнул Кон. — Ваши безмозглые солдаты стреляли в моего управляющего?
— Он презренный контрабандист.
— Карслейк?
— Вам, конечно, известно, что он сын Мельхиседека Клиста.
— Я прихожусь родственником предыдущему сумасшедшему графу Уайверну, Гиффорд. Возможно, на этом основании вы и меня считаете сумасшедшим? — Гиффорд хотел было что-то ответить, но Кон его опередил. — У вас есть против него какие-нибудь улики?
— Я остановил людей, переносивших наверх чай из этой бухты, милорд, а Карслейк и те, кто был с ним, задержали нас, чтобы груз чая успели унести.
— Вы уверены? — спросил Кон. — Я просил Карслейка осмотреть этот район, чтобы решить, насколько целесообразно восстановить эту дорогу.
— В таком случае зачем он прятался в развалинах?
— Боже милосердный, да если в меня примутся стрелять, я тоже спрячусь в первом попавшемся укрытии. Наверное, и вам не раз приходилось так поступать.
У Гиффорда от злости даже слезы на глазах выступили.
— Вы, Гиффорд, — мягко сказал Кон, — утратили мою симпатию из-за своего бесчестного поведения по отношению к женщине, от которой видели только доброе отношение. Но будьте уверены в том, что наживете себе серьезного врага в лице графа Уайверна, если будете причинять беспокойство проживающим здесь его людям.
— Причинять беспокойство контрабандистам — мой долг, милорд, а в этих местах каждый является презренным контрабандистом! А сам Карслейк — это их главарь, мерзкий Капитан Дрейк!
— Аккуратнее выбирайте мишени, Гиффорд. Капитан Дрейк — кто бы им ни был — и «Драконова шайка» пользуются поддержкой и сотрудничеством каждого жителя этих мест. Так было в течение жизни нескольких поколений. А вот банду «Черные пчелы» к западу отсюда и мальчиков Тома Мерриуэ-зера, что на востоке, боятся все поголовно. Члены этих банд имеют репутацию убийц и насильников. Иногда они это делают ради потехи. Кстати, кто-то из них убил вашего предшественника, но только не люди из «Драконовой шайки».
— Вы это точно знаете? — спросил Гиффорд.
— Я знаю их обычаи. Если вы приструните эти банды, то получите поддержку. На Пиренейском полуострове мы поняли, что войну можно выиграть или проиграть в зависимости от того, как настроены к нам местные жители.
Гиффорд круто повернулся и направился к щиплющему траву коню.
— Вы еще мне за это заплатите! — пригрозил он, вскакивая в седло.
— Глупо говорить такие вещи при свидетелях, — сказал Хоук. — Теперь вам остается лишь надеяться, что с лордом Уайверном не произойдет какой-нибудь несчастный случай.
Кон скорчил гримасу:
— Иногда мне бывает жаль этого парня, но согласитесь, нельзя допускать, чтобы он объявлял человеку вендетту.
Они наблюдали, как Гиффорд объехал место оползня, потом спустился вниз, чтобы отругать своих людей и увести их подальше от соблазна. Он остановил коня и заглянул внутрь часовни, очевидно, в надежде обнаружить там контрабанду, потом сердито огляделся вокруг.
— А он не так-то просто сдает позиции, — сказал Хоук. — По правде говоря, мне его даже жаль. В военное время он мог бы, наверное, стать героем.
Кон заметил, что две женщины, которых прихватила с собой Амелия, уже ушли, оставив Дэвида Карслейка и ни в чем не повинных джентльменов, которые «случайно» сюда забрели, Все они, хлебнув сидра, были слегка навеселе.
— Давайте-ка спустимся вниз и посмотрим, как там дела у остальной нашей компании.
Сначала они наткнулись на весело хохочущих Сьюзен и Рейса, и Кон спросил:
— Судя по всему, вы поладили?
Рейс с озорной улыбкой заключил Сьюзен в объятия и поцеловал:
— Ах, любовь моя! Прости меня.
Сьюзен, в свою очередь, шутливо откинула назад голову Рейса, делая вид, что страстно целует его, потом промолвила:
— Только при условии, что ты будешь хорошо вести себя.
— Ах, мой ненаглядный, — пролепетал Рейс, — я сделаю все, что ты пожелаешь.
Кон непонятно почему почувствовал укол ревности. Он понимал, что оба они просто дурачатся, но что, если Сьюзен и впрямь полюбит другого мужчину? Казалось бы, ему не должно быть никакого дела до этого, но мысль эта ранила, словно острый нож.
Наверное, мысль о леди Анне и о нем тоже причиняла ей боль.
— Как Дэвид? — спросил он, чтобы отвлечь ее от всего остального.
Она сразу же стала серьезной и подошла к нему.
— Рана не опасная. Пуля застряла в плече, но неглубоко. Что намерен теперь предпринять Гиффорд?
— Абсолютно ничего, думаю, если он не круглый дурак. — Кон рассказал ей обо всем, что произошло.
Она радостно улыбнулась:
— Жестоко, но очень умно! Ему теперь действительно придется контролировать каждый свой шаг в наших местах. Тем не менее я была бы рада, если бы Дэвид согласился стать графом.
— Пойдем и расскажем ему обо всем. Возможно, это заставит его дать положительный ответ.
Николас и Хоук собрали детишек. Похоже, что Николас также конфисковал у женщин сидр. Кон подошел к Дэвиду, которому Амелия заканчивала перевязывать рану.
— Что за дурацкая идея? Средь бела дня!
Молодой человек ничуть не смутился:
— Творческий подход. По ночам Гиффорд с большим отрядом прочесывает эту местность. Я пытался ночью разгрузить чай, но военные суда патрулировали слишком близко отсюда. Поэтому пришлось сбросить тюки в виде поплавков. Вам понятно, что я имею в виду?
— Груз подвешен под самой поверхностью воды и отмечен какой-нибудь вехой, в виде пучка водорослей, например.
— Правильно. Мы подождали, пока Гиффорд отойдет подальше отсюда, а потом подвели пару лодок, чтобы выудить груз и доставить на берег. Гиффорд и его люди патрулировали берег несколько ночей подряд и, казалось, должны были крепко спать.
— Как случилось, что вас ранили?
— Лодочник крикнул, чтобы я остановился. А я подумал, что он просто меня пугает.
— Дэвид! — воскликнула Сьюзсн. — Тебе повезло, что остался в живых.
— Повезло, потому что меня пытался убить Сол Когли, ты это хотела сказать? — усмехнулся Карслейк. — Возможность того, что он попадет в цель, практически равна нулю!
Кон покачал головой:
— У вас было время, чтобы подумать над моим предложением относительно графства. Вам стало бы гораздо легче решать подобные проблемы, уверяю вас.
Карслейк поморщился, потому что Амелия, которая тоже сердилась, слишком туго стянула бинт.
— Человеку двадцати четырех лет не очень-то хочется взваливать на себя такое бремя, — сказал он, скорчив гримасу. — Поскольку я постоянно живу здесь, мне придется решать множество всяческих проблем и заниматься делами графства. Прибавьте к этому всякие дела в Лондоне и в парламенте!
— Такова расплата за почет и уважение, — сказал Кон без тени сочувствия.
— Да полно вам!
— Вы не упомянули еще одно важное обстоятельство: вы сразу же становитесь завидным женихом!
— Мне показалось, что вы хотите, чтобы я принял предложение? — вздохнул Карслейк. — Видимо, если я хочу сделать все возможное в интересах моего народа, проживающего в этих местах, мне не остается иного выбора.
Кон едва заметной улыбкой отметил слова «моего народа». Да, решил он, пусть даже Карслейк не горит желанием стать графом, графству повезет, если он им станет.
— Помогите, пожалуйста, мне встать на ноги, — попросил Дэвид, и Кон его поддержал. — Вдобавок ко всему я подвернул ногу, — сказал он, оказавшись в вертикальном положении. — Черт бы вас побрал, я принял решение и попытаюсь вырвать графство из ваших когтей. Если все получится, Мэл будет ликовать сверх всякой меры.
Сьюзен подошла и обняла брата. Кону тоже досталось дружеское объятие.
Это был действительно конец. Теперь Кон мог немедленно покинуть Крэг-Уайверн. Может быть, даже сейчас выехать верхом и переночевать сегодня у Николаса.
И никогда больше не иметь повода вернуться.
Будь что будет.
Они со Сьюзен в последний раз встретились взглядом, и он отвернулся, обдумывая, как переправить Карслейка в Черч-Уайверн. Отнести его на руках по скалистой тропе или,-вос-пользовавшись конем Николаса или Хоука, отвезти окружным, более дальним путем?
Он выбрал последний вариант и подсадил Карслейка в седло. Хоук уже приготовился сесть на коня позади него, но тут заговорил, все еще изображая из себя женщину, Рейс:
— Дорогие джентльмены, я надеюсь, что могу рассчитывать на вашу защиту?
— В чем дело? — поинтересовался Кон, обменявшись удивленным взглядом с Николасом и Хоуком.
— Я должна признаться в одном маленьком грешке, — заявил Рейс, кокетливо поправляя рукой свой объемистый бюст.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночи без сна - Беверли Джо



Не много затянуто, а в общем ничего)))
Ночи без сна - Беверли ДжоМилена
17.09.2013, 2.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100