Читать онлайн Ночи без сна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночи без сна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночи без сна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночи без сна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Ночи без сна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

На следующее утро Сьюзен проснулась с мыслью как можно быстрее покинуть Крэг-Уайверн. Ей приснилось, что она снова в Ирландской бухте, что тех ужасных слов она не произносила, но из воды вдруг появился дракон. Кон попытался драться с ним, но его опалило горячее дыхание дракона.
Сьюзен долго лежала, вспоминая каждое слово Кона, и пыталась найти хоть какое-то основание для надежды.
Но надежды не было, значит, ей нужно как можно скорее уйти со сцены.
За завтраком, который принесла ей Эллен, она составила список из трех возможных местных кандидаток на место экономки в Крэг-Уайверне. Они, конечно, не вполне подходят для этой должности, но и хозяйство графства нельзя было назвать нормальным хозяйством, тем более что Кон не собирался здесь жить постоянно. Если он надумает сдать Крэг-Уайверн в аренду, то новые жильцы наймут новый персонал.
Она написала всем кандидаткам письма и спросила, заинтересованы ли они в этой должности. Надо, конечно, спросить Кона, желает ли он лично побеседовать с ними или оставит решение на ее усмотрение. Но пока она решила избегать встречи с ним.
Облачившись в свои доспехи экономки, Сьюзен наконец-то вышла из комнаты, чтобы отправить письма и организовать дневную работу. Она выдала необходимые припасы и внесла соответствующие записи в книжку. Заметив, что некоторые продукты подходят к концу, она отправила заказы местным поставщикам. По возможности справедливо распределив работу на день, она отправилась посмотреть, как идет подготовка к завтраку.
В кухне в это время находился испанский слуга Кона, который хотел узнать, каким образом в доме производится стирка белья. Она объяснила ему, что приготовленное в стирку белье обычно отправляют женщинам из деревни Черч-Уайверн, которые его и стирают.
Слуга, кажется, был спокойным и порядочным человеком, но его испанские манеры и озорные улыбочки заставляли трепетать девичьи сердца молодых служанок. Слава Богу, двое других слуг, которых привез с собой Кон, жили при конюшнях в деревне.
Сармиенто был с Коном в течение нескольких лет. Он был предай своему хозяину, гордился им и всегда был готов поговорить о подвигах своего хозяина. Долго упрашивать его не приходилось. Сьюзен не могла отказать себе в удовольствии послушать его рассказы и специально задержалась для этого на кухне.
Слуга вдруг снова обратился к ней:
— Миссис Карслейк, всегда ли имеется вода для наполнения большой ванны?
— Да, сеньор Сармиенто. Я приказала наполнить цистерну и поддерживать в топке небольшой огонь. Граф еще не пользовался ванной?
— Вчера вечером он, кажется, слишком устал. Он приказал наполнить небольшую ванну. Сегодня я напомню ему. Его, кажется, совсем одолели заботы, так что немного побаловать себя ему не помешает.
Она не могла удержаться и спросила:
— Как вам показался Крэг-Уайверн, сеньор?
У него округлились глаза.
— У меня на родине, дорогая леди, мы часто строим дома непривлекательные снаружи, но с милым садиком внутри, потому что у нас горячее солнце и от него приходится прятаться. А здесь, где солнце похоже на снятое молоко и едва прогревает землю?.. — Он пожал плечами и покачал головой. Однако, немного помедлив, сказал: — Вот другой дом лорда, тот, что в Сомерфорде, это настоящий приятный английский дом. Там сады разбиты снаружи, а из окон открывается прекрасный вид на сельскую Англию. Люди здесь жалуются на дождливое лето, а я радуюсь дождю, потому что вижу, как после дождя все вокруг зеленеет.
Сьюзен воспользовалась случаем порасспросить его подробнее, не вызывая подозрений.
— Сомерфорд-Корт расположен на холме?
— На холме с видом на долину реки под названием Иден. Рай. А в долине находится деревня Хоук-ин-зе-Вейл. Место старое и по-старинному гостеприимное. — Его черные глаза заискрились. — Я хочу сказать, что там к иностранцам вроде меня относятся с подозрением, но камнями не забрасывают. В моей деревне на родине наблюдается то же самое. Близкий друг графа, майор Хоукинвилл, сын сквайра, живет там. Этот майор Хоукинвилл — известный герой, хотя редко брался за оружие. Он воюет своим разумом.
Сьюзен не вполне поняла, что это значит, но ей хотелось получить как можно больше информации.
— Наверное, этот майор — Джордж Хоукинвилл, — сказала она. — А как поживает другой Джордж? Джордж Вандеймен?
Он очень удивился, но быстро оправился от удивления.
— Вот как? Вы знаете о Джорджах, миссис Карслейк? Он теперь лорд Вандеймен. У него фамилия и имя соответствуют титулу, совпадают, что случается нечасто, насколько я знаю. Он остался один из всей семьи. Но теперь он собирается жениться на очень богатой женщине. Это хорошо, не правда ли? Он и мой хозяин не виделись с тех пор, как майор демобилизовался из армии, так что моя информация основывается на том, что говорят в деревне.
— Они не встречались? — Сьюзен поняла, что переступила границу, которую сама установила для себя, но удержаться уже не могла. — Лорд Вандеймен уезжает из страны?
— Нет, сеньора. Он вернулся в Англию в феврале, но жил в основном в Лондоне.
— А майор Хоукинвилл?
— Он все еще в армии. Даже после битвы и победы у генерал-квартирмейстера департамента много работы.
— И все-таки было бы лучше, если бы он был в Англии, не так ли?
Сьюзен понимала, что проявляет больше личной заинтересованности, чем было разумно показывать, но она боялась за Кона. Если возникла проблема с лордом Вандейменом, то мог бы помочь второй Джордж. Дружба между «шалопаями» была более поверхностной, но Джорджи — этот триумвират — были друзьями на всю жизнь.
— Лорд Вандеймен посетил свое поместье как раз перед тем, как мы уехали, — сказал Сармиенто. — С ним была богатая женщина, на которой он собирается жениться. Теперь он сможет восстановить Стойнингз в его прежнем виде. Но — увы! — нам нужно было уезжать сюда, и поэтому им так и не удалось встретиться.
Сьюзен поняла, что все это говорится ей умышленно: лорд Вандеймен вернулся домой, а Кон уехал в Девон. У него не было никакой особой причины приезжать сюда именно сейчас. Тем более не сообщив заранее о своем прибытии.
Он действовал под влиянием импульса? У него возникла неожиданная потребность уехать?
Ей хватало проблем и без этого, но остаться равнодушной она не могла.
— А «шалопаи»? — спросила она.
Глаза слуги загорелись.
— Всегда готовы идти на риск, они великолепны! С некоторыми из них мы проводили много времени зимой. — Он театрально поежился, как от холода, и улыбнулся. — Охотились. В центральных графствах. Целый день носились за одной лисой. Почему за лисой, хотел бы я знать? Она даже несъедобна. Но англичане тратят целые состояния на лошадей, чтобы охотиться за лисами. Они сумасшедшие, эти англичане, хотя «шалопаи» великолепны. А после этого мы отправились в Лондон. Вместе с «шалопаями». Мой хозяин тогда казался счастливым, но это внешне, а внутри была печаль.
— Из-за лорда Дариуса?
Она снова заставила его вздрогнуть от удивления.
— Он рассказывал вам о лорде Дэре?
Почему Кон говорил так мало о том, что значило для него так много?
— Большой души человек этот лорд Дэр, и он заслуживает того, чтобы о нем скорбели, но отчаяние графа вызвана не только гибелью лорда Дэра, сеньора, Во всем виновата война. Пройти через войну — все равно что пройти сквозь огонь. Боль от ожогов проходит не сразу…
Сьюзен судорожно сглотнула. Этого она знать не хотела. Она не хотела знать, что Кон страдает, когда ничем не могла ему помочь.
— А леди Анна?
— Леди Анна? — Похоже, слуга немного смутился, но взял себя в руки и сказал: — Она весьма добра и миловидна.
Она хотела знать, помогает ли леди Анна Кону справляться с терзающими его демонами, но не стала спрашивать об этом, чтобы не заходить слишком далеко. Она извинилась и отправилась улаживать вопрос о зеленом горошке, понимая, что ей следует заставить себя забыть все, что сейчас узнала.
Но это было невозможно.
Кон разошелся с Джорджами? Потому что оба они были связаны с войной?
Он все еще дружил с «шалопаями», но, судя по всему, они ему не помогали.
Особенно беспокоило ее то, что он, как видно, приехал сюда, чтобы избежать встречи с лордом Вандейменом.
Она зашла в буфетную, чтобы проверить, хорошо ли вычищено столовое серебро. «Перестань!» — пробормотала она, задвигая ящик. Она бессильна что-либо сделать, но если будет продолжать без конца думать об этом, то сойдет с ума.
Вошла Дидди:
— Пришел викарий, мэм.
Сьюзен повернулась, чтобы идти, но Дидди добавила:
— Граф увел его в апартаменты Уайверна. Хотела бы я посмотреть на выражение лица мистера Рафлстоу, когда он увидит все, что там есть!
Сьюзен тоже не отказалась бы посмотреть на выражение лица викария, но тут она вспомнила про фонтан. Она послала за Пирсом и Уайтом и попросила их подумать, каким образом можно демонтировать статую. Уайт был совсем мальчишкой — бледный и нервный, — зато Пирс был основательным мужчиной, который вполне мог справиться с этой работой. Она сказала ему, что, если потребуется, он может позвать на помощь мужчин из деревни.
Потом она принялась планомерно отыскивать в Крэг-Уай-верне хитроумные тайники. Кон, насколько она знала, все еще был наверху с мистером Рафлстоу, а де Вер находился в кабинете, с головой погруженный в работу. Если золото спрятано там, его будет трудно отыскать. Этот человек практически не покидал кабинета!
Однако именно это место она уже обыскивала самым тщательным образом и едва ли что-нибудь не заметила.
Мысль о де Вере заставила ее подойти к поискам более систематически, а не как обычно, когда она полагалась на интуицию.
Наименее вероятным местом был главный холл, поскольку через него часто проходили люди. В кухне и комнатах для прислуги почти всегда кто-нибудь находился, да и граф, насколько она знала, никогда там не бывал.
Значит, на нижнем этаже оставались столовая, малая гостиная и библиотека.
Сначала она отправилась в столовую, отбросив все воспоминания о вчерашнем вечере. Она уже обыскивала эту комнату, но теперь попыталась найти какие-нибудь хитроумные тайники.
Гладко окрашенные стены облегчали задачу. Едва ли внутри этих стен могли быть пустоты с выходом наружу. Она осмотрела дубовый пол и простой без украшений потолок и пришла к тому же заключению. Твердо намеренная быть педантичной, она еще раз окинула взглядом комнату, надеясь заметить что-нибудь подозрительное. Она ничего не обнаружила, но, когда ее взгляд упал на застекленную дверь в сад, она подумала, уж не спрятано ли золото там.
Едва ли. Граф редко выходил в сад. Он предпочитал передвигаться по дому, пользуясь внешними коридорами. Она раньше не думала об этом, но, судя по всему, даже открытое пространство внутреннего сада внушало графу безрассудный ужас.
Кроме того, если бы он имел привычку раскапывать и закапывать свой тайник, то это заметила бы миссис Лейн, которая ухаживала за садом.
Сьюзен видела сквозь кусты, как Пирс возится с фонтаном, но не подошла к нему, чтобы не отвлекаться.
Она осмотрела малую столовую, остановилась взглядом на стенах коридора.
Едва ли там могло найтись место для тайника.
Она прошла в главный холл и, тщательно осмотрев все поверхности, перешла в малую гостиную. Эта комната замыкала коридор и не имела выхода в сад. Там было всего одно окно, и поэтому даже в дневное время света было маловато.
Стены в гостиной были оклеены шелковыми обоями, потолок украшала лепнина, так что там можно было разместить тайник, если бы эта комната не была пристроена всего пять лет тому назад и она сама не принимала бы участия в ее планировке.
Она была почти уверена, что никакого тайника там не могло быть встроено, тем не менее продолжала тщательно осматривать каждое утолщение в стене, каждую трещинку или морщинку…
— Что-нибудь ищешь?
Она резко оглянулась и увидела Кона, который стоял в дверном проеме и наблюдал за ней.
— Смотрю, нет ли паутины, — торопливо ответила она. — Это одна из моих обязанностей.
— Бедные пауки. Мистер Рафлстоу должным образом ошеломлен книгами и манускриптами, так что я оставил его наслаждаться знакомством с ними. Как у нас продвигается работа с фонтаном?
Она постаралась пропустить мимо ушей слова «у нас».
— Я поручила эту работу вашим людям. Можете пойти и расспросить их обо всем сами.
— Почему бы нам не пойти вместе?
Ну уж нет. Она взглянула на часы, приколотые к лифу платья, и, хотя никаких неотложных дел у нее не было, сказала:
— Меня ждут на кухне, милорд.
Она ждала, что он станет протестовать, но он просто сказал:
— Ну что ж, ладно, — и вышел из комнаты.
Она вздохнула — то ли с облегчением, то ли с сожалением. Ей хотелось побыть с Коном, но она твердо решила быть разумной, а это означало по возможности избегать его.
Кон даже не оглянулся.
Это ее тоже немного расстроило.
По правде говоря, в таком отвратительном настроении, как сейчас, ей следовало бы как можно скорее покинуть этот дом.
Сказав, что ее присутствие необходимо на кухне, она чувствовала себя обязанной отправиться туда. Однако, пересекая холл, она выглянула из окна и увидела Кона, который, закатав рукава, помогал своим людям снимать дракона с не желающей принимать его невесты.
Изменив направление, она взбежала по винтовой лестнице и вошла в ближайшую комнату, из окна которой можно было наблюдать за тем, что происходит в саду.
Дракон теперь лежал на земле — слава Богу, на дорожке, а не на цветочной клумбе, — но женская фигура все еще была распростерта на своем месте. Лишенная воды и насильника, она словно пребывала в каком-то экстазе.
Неужели страх и экстаз так близки? И не является ли экстаз результатом насилия? Надо над этим подумать, это могло бы многое объяснить.
Кон перепрыгнул через бортик фонтана и потянулся за каким-то инструментом. Он снял галстук, и рубаха распахнулась на груди. Он принялся отвинчивать какую-то гайку, крепившую фигуру.
Наблюдавшая за ним Сьюзен почувствовала, что крепко сжимает черный шелк балдахина, вышитый драконами. Она находилась в Китайской комнате, где Кон спал в первую ночь после своего приезда. И наблюдала она за ним из того самого окна, из которого он смотрел на нее в то первое утро.
Это было утро всего лишь вчерашнего дня. Всего один день, а словно прожита целая жизнь.
Надо идти. Нельзя, чтобы он увидел, что она наблюдает за ним из окна так же, как он наблюдал за ней.
Но он едва ли взглянет в ее сторону, потому что так поглощен работой, будто освобождение бронзовой фигуры было для него вопросом жизни и смерти.
Понятно. В Испании он чуть не изнасиловал женщину. А теперь освобождает женщину. Сьюзен было больно за его мучения, но она не могла не порадоваться тому, что, хотя на войне солдаты привыкают к насилию и черствеют, он, по всему видно, не очерствел.
Конечно, не очерствел. Ведь это Кон.
Опомнившись, она выпустила из кулака смятую занавеску и разгладила ее. Вышитые на занавеске китайские драконы символизировали бодрость духа и радость, но на груди у Кона был изображен другой дракон, тот, которого побеждает святой Георгий. Злобное чудовище, требующее, чтобы ему приносили в жертву невинные души. Такой дракон, какой был изображен на фонтане, — губил все, что было чистого и хорошего.
Почему Кон всегда хотел быть святым Георгием?
Она видела, как он перебросил инструмент Уайту, поднатужился, чуть расставив ноги. Мышцы на предплечьях напряглись. Он не был атлетического телосложения, но мышцы у него были тренированные.
Она почувствовала, что облизывает пересохшие губы.
Рослый Пирс с помощью толстой палки приподнял фигуру женщины и ухватил ее за щиколотки, чтобы перетащить через бортик фонтана и положить на землю рядом с ее поверженным мучителем.
Кон бросил на нее свой пиджак.
Сьюзен отступила на шаг от окна и перевела дыхание. Пусть даже на груди у Кона вытатуирован дракон, он остался все тем же доблестным Георгием. И никем другим он быть не может.
А ей следовало бы пожелать ему счастья со своей избранницей.
Однако она не могла в последний раз удержаться от искушения и, выйдя из комнаты, спустилась по черной лестнице в библиотеку, надеясь, что там не будет ни Рафлстоу, ни де Вера, Ей очень хотелось посмотреть в справочнике родословную любимой женщины Кона.
В библиотеке никого не было. Там было множество книг, но ими редко пользовались. Старый граф держал свои любимые книги у себя в комнате. Недавно в библиотеке производили тщательную уборку, но, несмотря на это, в ней царил дух запустения.
Здесь была и относительно свежая «Книга пэров». Сьюзен взяла ее с полки и раскрыла на столе.
Леди Анна Пекуорт…
Средняя из трех дочерей графа Аррана, Ей двадцать три года, младшая и старшая ее сестры были замужем по крайней мере уже два года тому назад, когда был составлен этот справочник.
Сьюзен наморщила лоб, думая о том, почему леди Анна до сих пор не замужем. Глупо было бы задаваться вопросом, достойна ли она Кона, ведь он сам сделал выбор. Но Сьюзен все-таки думала об этом. Он заслуживает самой лучшей женщины, которая бы его обожала. Однако скупые сведения на странице справочника ничего не говорили ни о ее характере, ни о чувствах.
Но разве может Анна не обожать Кона?
Может быть, они были помолвлены давно и бракосочетание было отложено только из-за войны? Но в таком случае они поженились бы сразу же после войны, а не спустя почти год после битвы при Ватерлоо.
Однако сколько Сьюзен ни смотрела на набранную убористым шрифтом страницу, ничего нового она не узнала. Она захлопнула тяжелую книгу, подняв облачко пыли, и попыталась подавить в себе бесполезное любопытство. Но все равно продолжала думать о том, что когда уедет из Крэг-Уайверна, то обязательно побывает там, где живет леди Анна, чтобы узнать, что она за человек и достойна ли она Кона. А если она окажется недостойной, то…
То что она сможет сделать? Убить ее?
Криво усмехнувшись, она поставила книгу на полку. Это дело касалось ее не больше, чем, скажем, правительство Индии.
Сьюзен уже хотела уйти, но решила, поскольку она находится здесь, обыскать комнату на предмет тайников.
Совсем недавно здесь под ее наблюдением проводили генеральную весеннюю уборку, когда протиралась каждая полка и каждая книга. Она тогда простучала задние стенки полок, пытаясь отыскать пустоты в стене.
Она выпрямилась, уперев руки в бока. Где, черт возьми, мог сумасшедший граф спрятать золото? Наверное, где-нибудь ближе к апартаментам Уайвернов, но ведь они занимают весь верхний этаж, а также коридоры, причем тайник мог быть устроен еще до того, как она родилась. Возможно, он был запланирован еще тогда, когда строился Крэг-Уайверн, Поиск тайника походил на сизифов труд.
Она снова выглянула в сад. Ей хотелось посмотреть, как продвигается работа, но если быть честной с самой собой, то ей хотелось лишний раз взглянуть на Кона.
С нижнего этажа мало что было видно, но, кажется, Кон и его люди уже ушли. Ее одолело любопытство, и она вышла в сад.
Да, так и есть, все ушли. Она подошла к фонтану и увидела, что дракона и девицу уже унесли, осталась лишь цепь, одним концом вмонтированная в камень, тогда как другой ее конец свободно свешивался в сухой бассейн. «Интересно, что будет делать Кон с двумя бронзовыми фигурами?» — мелькнула у нее мысль. Ведь невесту следует похоронить достойным образом.
От всей композиции в центре фонтана остался лишь камень, на котором лежала невеста, и металлическая трубка, торчавшая вверх, через которую вода поступала в полость фигуры дракона. Интересно, не исчез ли музыкальный плеск воды теперь, когда убрали фигуру? Наверное, нет. Ведь вода все равно будет падать на камень.
Она подошла к вентилю и стала поворачивать кран.
Потребовалось сделать три полных оборота, прежде чем полилась вода и фонтан заработал на полную мощность.
Струя воды забила вверх. Насквозь промокшая Сьюзен отступила на несколько шагов и, не сдержавшись, радостно рассмеялась, словно ребенок, оглядываясь на высокую струю, на цветы и кусты, с благодарностью впитывающие капли неожиданно обрушившегося на них дождя.
И тут она увидела Кона, который наблюдал за ней с другого конца садика. Он все еще был в пиджаке.
Кон неожиданно улыбнулся ей.
Может быть, ему было смешно, что она вся промокла и хохочет под струями воды, — ей было все равно. Он улыбался ей той самой улыбкой, которая осталась в ее памяти.
Наверное, это выглядело очень глупо, но она не могла остановиться и хохотала как сумасшедшая. Сьюзен попыталась заткнуть рот ладонью, но ничего не вышло.
— Тебе не кажется, что надо выключить фонтан? — услышала она его голос.
Он подошел ближе и остановился по другую сторону бассейна, старательно выбрав место между струями.
— Мне почему-то жаль, — сказала она.
— Жаль, что закончится такое искреннее веселье в Крэг-Уайверне?
Безумный приступ веселья улегся. Она торопливо направилась к крану, но задержалась.
Струя воды, только что промочившая ее насквозь, поливала теперь кран, словно не позволяя покуситься па свою свободу. Она оглянулась на Кона, но тот, продолжая улыбаться, лишь приподнял брови. Набрав побольше воздуха, она бросилась к крану и повернула его. Струя перестала бить ей в лицо, но она услышала вопль.
Оглянувшись, она увидела, что струя, теряя напор, окатила Кона с ног до головы.
Он рассмеялся. Его волосы прилипли к голове, вода стекала с него струями, но он стоял, раскинув в стороны руки, и, похоже, радовался этому неожиданному «ливню».
Рубашка к брюки прилипли к телу…
Она схватилась за кран, пытаясь завернуть его, но руки скользили и кран не поддавался. Вдруг ей на помощь пришли сильные, загорелые руки, на которых виднелись шрамы. Совместными усилиями они завернули кран и полностью перекрыли воду.
Стало тихо. Она взглянула на Кона.
Он больше не улыбался, но в глазах вспыхивали искорки.
— Возмездие со стороны воды? — сказал он.
— Думаю, воде просто не нравилось, что ее вынуждают течь сквозь эти трубы.
— А может быть, ей просто не нравилось, что ее вынуждают.
Мокрая сорочка обрисовывала мускулы на его груди, и стала заметна темная татуировка с правой стороны.
Ей хотелось прикоснуться к татуировке, но она не осмеливалась.
— Насколько я понимаю, это дракон, — сказала она.
Казалось, он не сразу понял, но потом догадался, и лицо его прояснилось.
— А-а, значит, эта похотливая девица — Дидди, кажется? — все-таки видела это. Мы все сделали татуировки — Ван, Хоук и я. Смысл заключался в том, что, если нам придется разыскивать изуродованные трупы друг друга, мы облегчим себе задачу. Оказалось, что это не такая уж глупая идея.
— Вы это сделали, когда не удалось найти лорда Дариуса?
— Там было столько мертвых и умирающих, — сказал он, глядя в сторону, — причем многие были раздавлены или разорваны на куски, а их останки разметаны в разные стороны взрывом. — Он покачал головой. — Едва ли тебе хочется слушать о таких вешах. — Он повернулся к фонтану. — Как ты думаешь, что следует поставить здесь на месте дракона?
Ей не хотелось переводить разговор на другую тему.
— Он был одним из «шалопаев», ты говорил. Я помню, как ты о них рассказывал.
Он взглянул на нее. Лицо его было мрачным, но, слава Богу, не она была причиной этого.
— Ты многое помнишь, а?
Помедлив несколько мгновений, она сказала:
— Я помню все, Кон.
— Я тоже. — Губы его странно дрогнули. Потом он, тряхнув головой, продолжил: — Да, он был из «Компании шалопаев». Он не был солдатом по природе, и ему не следовало там находиться. Я должен был остановить его.
— Может быть, он не хотел, чтобы ею останавливали.
— Все равно надо было остановить его. Или хотя бы получше подготовить. Или… — Он вдруг окинул ее взглядом, и она поняла, что он тоже помнит все. — Эта серая ткань может скрыть татуировку, но она не способна скрыть многое другое.
Она опустила глаза и поняла, что ее платье так же облепило ее фигуру, как его сорочка и брюки. Корсет отчасти скрывал верхнюю часть ее тела, но ее живот, бедра, темный треугольник между бедрами — все было на виду.
Покраснев от смущения, она поправила подол платья, стараясь сделать так, чтобы он не прилипал к телу. Взглянув на него, она не могла подавить дрожь возбуждения при виде того, как он смотрит на нее, пусть даже его взгляд не был ни приличным, ни уважительным, ни даже добрым.
— Твой костюм тоже не может все скрыть, — сказала она, позволив своему взгляду скользнуть по его брюкам.
— Я знаю.
У нее забухало сердце.
— Скажи, Сьюзен, тебе так же интересно, как мне, узнать, как это было бы теперь?
Интересно. Более чем интересно. Горячая волна желания прокатилась по ее телу…
Помедлив мгновение, она заставила себя сказать:
— А как же леди Анна?
— Но ее здесь нет, не так ли?
«Вот оно что, — подумала она. — Для него это просто удовлетворение любопытства».
Для нее это было гораздо более глубокое чувство, но она не пойдет у него на поводу. Не станет для него удобной возможностью сбросить напряжение и не будет оскорблять женщину, которую он выбрал, пусть даже сейчас ее здесь нет. Даже ради Кона она не опустится до уровня проститутки. Это разрушило бы их обоих.
— Она присутствует здесь незримо, — сказала она, отступая на шаг. — Я должна пойти переодеться, милорд. — Сьюзен оглянулась на фонтан. — А там, я думаю, следовало бы поставить статую святого Георгия, — сказала она. — Крэг-Уайверну нужен герой, побеждающий зло.
Круто повернувшись, она быстро направилась к дому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночи без сна - Беверли Джо



Не много затянуто, а в общем ничего)))
Ночи без сна - Беверли ДжоМилена
17.09.2013, 2.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100