Читать онлайн Ночи без сна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночи без сна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночи без сна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночи без сна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Ночи без сна

Читать онлайн

Аннотация

Когда-то юная Сьюзен Карслейк отвергла любовь Кона Сомерфорда — лишь потому, что он, младший сын, не мог претендовать на фамильный герцогский титул, — и слишком поздно поняла, как жестоко ошиблась… Но когда Кон вернулся в отчий дом, пожар страсти вспыхнул с новой силой, и Сьюзен, уже не способная противостоять своим чувствам, может лишь гадать — подарит ей возлюбленный счастье или отомстит за былое унижение?..


Следующая страница

Глава 1

Май 1816 года
Южное побережье Англии


Луна на короткое время показалась из-за облаков, затянувших небо, но тонкие лучи лунного света не могли помешать контрабандистам, крадущимся по крутому склону к берегу моря. Лишь изредка, рассеивая тьму, они освещали людей, помогая главарю следить за ходом операции с высоты скалистого мыса.
В лунном свете неясно вырисовывались контуры дома, возвышавшегося над утесами, обычными для этой части Девона. Это был Крэг-Уайверн — напоминающее крепость родовое гнездо молодого графа Уайверна, к счастью контрабандистов, еще не прибывшего в свои владения.
Отсутствовал также и офицер-таможенник, обязанный предотвращать деятельность контрабандистов в этом районе. И только иногда звериные голоса да птичьи крики — то уханье филина, то крик чайки, то тявканье лисы, — раздававшиеся с поросшей вереском и мелким кустарником прибрежной полосы, нарушали тишину.
Короткая вспышка света со стороны моря возвестила о прибытии контрабандистского судна. Главарь контрабандистов — Капитан Дрейк, как он называл себя — с помощью фонаря дал в ответ условный сигнал, что путь свободен.
Путь свободен для тех, кому не по нутру платить грабительские пошлины за доставку бренди, джина, чая и других деликатесов в Англию. Обеспечивая бесплатный ввоз товаров, контрабандисты получали хорошую прибыль, если учесть, что фунт чая, например, стоил за границей шесть пенсов, тогда как в Англии после уплаты всех налогов его цена возрастала двадцатикратно.
В расположенной неподалеку рыбацкой деревушке под названием Драконова бухта мужчины торопливо спускали на воду лодки и спешили на разгрузку судна, Капитан Дрейк вытащил подзорную трубу и стал внимательно рассматривать воды Ла-Манша: не видно ли там огней других судов? Теперь, когда война с Наполеоном закончилась, побережье патрулировали суда военно-морских сил, которые были оснащены лучше, чем суденышки таможенной службы, и укомплектованы более опытными экипажами. Один такой военный катер перехватил груженное крупной партией товаров контрабандистское судно, захватил весь груз и двадцать людей из местных, в том числе и главаря — предыдущего Капитана Дрейка.
Рядом с ним неожиданно возникла фигура человека, одетого, как и он, в темную одежду. Волосы и верхнюю часть его лица скрывал низко надвинутый капюшон.
— Что ты здесь делаешь? — не оборачиваясь, спросил Дрейк.
— Тебе не хватает людей, — приглушенным тоном ответил человек.
— Людей достаточно. Отправляйся назад в Крэг-Уайверн и позаботься о том, чтобы кладовые были наготове.
— Нет.
— Сьюзен…
— Нет, Дэвид. Мейси справится с делами внутри дома, Дидди сторожит снаружи, а мне нужно быть здесь.
Сьюзен Карслейк знала, о чем говорила. Этот рейс с контрабандой должен пройти успешно, иначе одному Богу известно, что с ними всеми будет, а поэтому она должна быть здесь, рядом со своим младшим братом, даже если помочь она практически ничем не сможет.
Из поколения в поколение занимались жители этого прибрежного района контрабандистским промыслом под предводительством сменявших друг друга сильных и умелых Капитанов Дрейков, каждый из которых был родом из семьи Клист. Но когда очередного Дрейка — Мэла Клиста — схватили, предали суду и сослали на каторгу в Австралию, отлаженный контрабандистский промысел оказался под угрозой. Его решили прибрать к рукам другие группировки, действующие напористо и грубо.
Единственным человеком, который, без сомнения, мог бы стать новым Капитаном Дрейком, был ее брат. Хотя и он, и она носили фамилию своей матери — Карслейк, — они были детьми Мэла Клиста, и это было известно каждому. Дэвиду предстояло взять в свои руки руководство группировкой, известной под названием «Драконова шайка», и осуществить прибыльную операцию, иначе весь район превратится в поле боя.
Ему пришлось взять на себя роль Капитана Дрейка, и Сьюзен сама побуждала его к этому, одновременно дрожа от страха за него. Как-никак Дэвид — ее младший брат, и, хотя он был уже двадцатичетырехлетним мужчиной, она по-прежнему пыталась защитить его.
Судно под черным флагом едва виднелось на темной поверхности моря, но снова блеснул световой сигнал — короткий, как падающая звездочка, означавший, что якорь брошен. Никаких других судов не было видно, но тьма, скрывавшая контрабандистов от посторонних глаз, в той же степени служила и патрульным военным судам.
Сьюзен знала, что капитан де Рут с судна «Анна Кастерли» был опытным контрабандистом. Он работал с «Драконовой шайкой» более десятка лет и никогда не допустил ни единого промаха. Однако контрабанда была рискованным промыслом. Поимка Мэла Клиста подтверждала это, поэтому Сьюзен предельно напрягла слух и зрение.
Вскоре она заметила торопливо причаливающие к судну лодки, в которые стали грузить тюки с товарами и бочки со специями емкостью в пол-анкера
l:href="#note_1" type="note">[1]
. Она скорее догадывалась, чем видела происходящее на берегу, куда местные мужчины, словно морские волны, скатывались с каменистого склона, чтобы как можно скорее разгрузить маленькие лодочки.
Они на собственных спинах втащат товары вверх по крутому склону, а там либо спрячут в тайники, либо перегрузят на вьючных лошадей. Другие люди переправят тюки с грузом внутрь страны, где в укромных местах их будут ждать посредники, которые доставят контрабанду в Бат, Лондон и другие города. За ночь такой работы они получат столько, сколько не смогли бы заработать за неделю, а вдобавок к этому немного контрабандного табаку и чаю, чтобы было чем порадовать домашних. Многие из них даже инвестировали в контрабандное дело сэкономленную пару-другую монет, чтобы участвовать в прибылях.
Часть товара, как всегда, будет припрятана в подвалах Крэг-Уайверна.
Ни один офицер, возглавляющий отряд по борьбе с контрабандистами, не рискнул бы обыскивать резиденцию графа Уайверна, пусть даже сумасшедший граф умер, а его преемник пока еще не прибыл и не взял бразды правления в свои руки.
Его преемник…
Сьюзен временно работала экономкой в Крэг-Уайверне, но решила, что, как только новый граф сообщит о своем прибытии, она уйдет оттуда. Вообще исчезнет навсегда, чтобы не встречаться с Коном Сомерфордом.
Самым милым мужчиной из всех, кого она встречала, и самым верным другом. Человеком, которого она обидела самым жестоким образом.
Одиннадцать лет тому назад.
Ей было тогда всего пятнадцать лет, но это не оправдывает ее. Ему тоже было всего пятнадцать лет, и он был беззащитен. Однако с тех пор он в течение десяти из одиннадцати лет служил в армии, так что, наверное, научился защищаться. И нападать.
Она поежилась от холодного ночного воздуха и сосредоточила внимание на том, что происходило у нее перед глазами.
Если этот рейс будет удачным, она сможет уехать.
— Давай, давай, поднажми, — бормотала она себе под нос, — пытаясь разглядеть, как первые тюки с товаром выгружают на берег. Она представляла себе мощные взмахи весел в руках гребцов, слышала приглушенные возгласы возбужденных людей, ожидающих на берегу, хотя, возможно, это ей чудилось и слышен был только шум ветра и моря.
Они с Дэвидом и раньше не раз видели, как выгружают на берег контрабанду. Когда смотришь с такой высоты, все движения кажутся слишком медленными. Ей хотелось вскочить на ноги и помочь, но она была вынуждена тихо сидеть рядом с братом и лишь внимательно наблюдать вместе с ним за всем происходящим, чтобы сразу же заприметить малейшие признаки опасности.
Отвечать за все одному очень трудно.
Как сможет она бросить Дэвида, которому придется справляться со всем в одиночку? Хотя, правда, он в ней не нуждается — даже обидно, что Дэвид без ее помощи так быстро вошел в роль контрабандиста и предводителя. Но сможет ли она уехать и не быть рядом с ним в такие же темные ночи и не знать, все ли идет так, как следует? Даже несмотря на дорогие сердцу воспоминания о летних днях одиннадцатилетней давности и о милых забавах. И о греховных тоже…
Она почувствовала, что снова соскальзывает в соблазнительные размышления о том, как все могло бы обернуться, и прогнала воспоминания, сосредоточив внимание на том, что происходит в настоящий момент.
Вскоре первая партия товаров была выгружена на берег, и люди с тюками на спинах принялись карабкаться наверх по каменистому склону. Все шло хорошо. Дэвида можно поздравить с удачей.
Сидя на каменистой земле, обхватив руками колени и наблюдая за движениями мужчин, занятых тяжелым физическим трудом, Сьюзен наконец расслабилась и позволила себе насладиться величественной музыкой волн, разбивающихся о покрытый галькой берег.
Контрабанда — занятие пьянящее, возбуждающее, но опасное.
— Ты не знаешь, где сейчас находится таможенный офицер? — как можно тише спросила она.
— Гиффорд? — переспросил Дэвид, одновременно кивком подавая команду одному из находившихся рядом с ним людей, и она увидела, что что-то случилось на склоне утеса. Наверное, упал человек. — В пяти милях к западу отсюда встало на якорь наше подставное судно, и, если нам повезло, он и его люди не спускают сейчас с него глаз, готовясь выуживать из воды тюки, которые оно сбросило в море.
Если повезло. Она терпеть не могла зависеть от везения.
— Бедняга, — промолвила она.
Дэвид повернулся к ней:
— Он конфискует небольшой груз, как это делал Перч при Мэле. Его начальники будут вполне удовлетворены, и ему самому тоже перепадет малая толика от стоимости груза.
У лейтенанта Перча, который долгие годы отвечал здесь за борьбу с контрабандными перевозками, существовало приемлемое для обеих сторон рабочее соглашение с «Драконовой шайкой». Недавно он погиб, нечаянно упав с утеса (кто знает, может быть, его столкнули?), и теперь им приходилось иметь дело с молодым, пронырливым и хитрым лейтенантом Гиффордом.
— Будем надеяться, что это его удовлетворит, — сказала Сьюзен.
— Если бы Гиффорд был более гибким человеком, мы могли бы заключить долгосрочное соглашение, — проворчал он, — Он честен.
— Хватит, черт возьми! Не могла бы ты попробовать на нем свои женские чары? Мне кажется, он на тебя глаз положил.
— Нет у меня никаких чар. Я всего-навсего чопорная экономка.
— Твои чары не скроешь даже под рубищем, — сказал он и взял ее руку в свою — крупную, сильную и очень теплую даже в такую холодную ночь. — Не пора ли тебе прекратить свою работу, малышка? После сегодняшнего рейса у нас будет много денег и мы сможем найти подходящую кандидатуру на роль экономки из своей среды.
Она знала, что ему неприятно то, что она является прислугой в этом доме.
— Возможно. Но я хочу отыскать то золото.
— Конечно, это было бы хорошо, но после сегодняшней операции нам оно не понадобится.
Такой беззаботный, такой самоуверенный. Хотела бы она, подобно Дэвиду, уметь жить одним днем. Но она всегда должна думать о будущем, планировать, тревожиться и действовать наперекор судьбе…
Такая уж у нее натура, а Дэвид, по-видимому, так и не смирился с ее совсем не подобающей леди потребностью работать. И ни от кого не зависеть.
Кстати, о золоте. «Драконова шайка» под предводительством Мэла Клиста платила покойному графу Уайверну за покровительство. Поскольку граф его не обеспечил, контрабандисты хотели получить назад свои денежки. Сьюзен тоже хотела вернуть эти деньги, но главным образом для того, чтобы обеспечить безопасность Дэвида. Золото позволило бы уплатить долги, возникшие у них после провала, и создать некоторый «буферный запас», который позволил бы Дэвиду не пускаться в слишком рискованные авантюры.
Она нахмурила брови, глядя на черные воды моря. Они не оказались бы в таком трудном положении, если бы их мать не отправилась следом за Мэлом в Австралию, прихватив с собой все наличные средства шайки. Изабелла Карслейк. Она любила, чтобы ее называли леди Бел. Любовница контрабандиста, она, как все знали, не имела ни стыда, ни совести и не питала никаких материнских чувств к своим двум отпрыскам. Сьюзен стряхнула с себя бесполезные мучительные воспоминания и стала думать о золоте. Она оглянулась на темную громадину Крэг-Уайверна, как будто надеясь, что дом подскажет, где мог сумасшедший граф спрятать свое незаконно нажитое добро. Но беда в том, что действия сумасшедшего не подчинялись здравому смыслу.
Девушка автоматически окинула взглядом верхние узкие, как смотровые щели, окна: не покажется ли там огонек? Крэг-Уайверн издавна использовался для подачи световых сигналов, которые были видны на многие мили, а также служил наблюдательным пунктом, с которого можно сразу же заметить ответные сигналы. Помимо этого, никакими другими полезными качествами это сооружение не обладало.
Дому было всего две сотни лет, но он был построен наподобие средневековой крепости, с бойницами вместо окон с наружной стороны. Хорошо еще, что внутри двора был разбит небольшой садик, куда и выходили нормальные окна комнат. Однако снаружи все это сооружение выглядело весьма мрачно.
Когда она снова повернулась к морю, из-за облаков выглянул лунный серп, посеребрив своим светом качавшиеся на волнах лодки. Потом облака снова затянули луну, словно занавесом, и ветер швырнул ей в лицо мелкие капли дождя. Она поежилась от холода, но дождь был им на руку, потому что еще сильнее ухудшал видимость. И в море, и на берегу не было видно никаких признаков жизни.
Если Гиффорд раскусил их уловку с подставным контрабандистским судном, то сейчас он, должно быть, пустился на поиски настоящего судна, хотя нынче ночью разве только дьявол мог бы помочь ему отыскать контрабандистов. Тем лучше. Гиффорд показался ей весьма приятным молодым человеком, и ей совсем не хотелось, чтобы он разбился насмерть, упав с утеса.
Избавь, Господи, стать соучастницей такого несчастья.
Контрабандистские операции стали неотъемлемой частью ее жизни, она любила их отработанную за долгие годы технику, когда каждый человек знает, что ему следует делать, и операция проходит гладко, любила связанное с опасностью нервное возбуждение и трепетное ожидание темными ночами. Но теперь это перестало быть волнующим приключением.
Теперь это стало необходимостью и грозило опасностью человеку, которого она любила больше всех на свете…
Но что там за шум позади?
Одновременно с Дэвидом она оглянулась в сторону Крэг-Уайверна и затаила дыхание, чтобы лучше слышать.
Но ни он, ни она ничего не услышали.
Видно, показалось. И тут вдруг они заметили, как в одном из высоких узких окон мелькнул огонек свечи.
— Опасность, — пробормотал он.
Она положила руку на его напрягшееся предплечье.
— Свет этой свечи означает всего лишь присутствие постороннего человека, но не Гиффорда и не военных. Пойду узнаю, в чем дело. Если крикну один раз — значит, опасность, если два — значит, все спокойно.
Она имела в виду сигнал, который обычно подавали друг другу контрабандисты, — крик животного, которое поймала лиса или схватил в свои когти филин. Даже если крик сразу же обрывался, он все же служил предупреждением об опасности.
Она осторожно отползла в сторону, чтобы подняться на ноги, подальше от брата, Капитана Дрейка, и начала карабкаться вверх по склону. Ноги, обутые в мягкие сапожки, скользили по мокрым камням, сердце бешено колотилось, но это ее не смущало.
Наверное, она была похожа на своего брата больше, чем ей хотелось бы признать. Ей нравилось быть ловкой и сильной. Она обожала рисковать. Она любила ощущать пистолет за поясом, и ей нравилось, что она умеет им пользоваться.
К тому же она не мечтала стать утонченной леди.
Вернее было бы сказать, больше не мечтала об этом.
Однажды, много лет назад, у нее была бредовая идея выйти замуж за будущего графа Уайверна, то бишь за Кона Со-мерфорда, и закончилось все это тем, что она в обнаженном виде оказалась с ним на берегу…
Усилием воли она прогнала эти воспоминания. Думать об этом было слишком больно, особенно сейчас, когда ей нужно иметь ясную голову.
С сильно бьющимся сердцем, которое мощными толчками гнало по жилам кровь, она наконец взобралась на утес, но не поднялась во весь рост, а напрягла слух и зрение, чтобы уловить присутствие чужого человека.
Кто бы это ни был, он, наверное, уже вошел в дом. Именно об этом подавала сигнал Мейси. Но ведь и она, и Дэвид слышали какой-то шум за спиной.
И тут она заметила его. Она увидела закутанную в плащ фигуру, которая была чуть темнее, чем ночное небо. Человек стоял неподвижно, словно статуя. Если немного напрячь воображение, можно было представить себе, что на заросшей вереском пустоши между домом и утесом кто-то воздвиг монумент.
Статуя имела явно военную выправку. Неужели все-таки лейтенант Гиффорд?
Сьюзен вздрогнула под порывом холодного влажного ветра. Но с Гиффордом пришли бы солдаты, которые сейчас уже рассредоточились бы по всему мысу. Людей, которые привезли груз контрабандных товаров, встретили бы огнем. И здесь кипела бы уже кровавая битва. В такой ситуации, даже если бы Дэвид остался в живых, военные перевернули бы вверх дном весь район, отыскивая человека, которого можно было бы за это вздернуть на виселице.
Они искали бы Капитана Дрейка.
Ее охватила паника, но она усилием воли овладела собой. Паника — плохая помощница.
Если бы здесь появился Гиффорд с солдатами, то он бы уже начал действовать. Она напряженно уставилась в темноту, пытаясь обнаружить спрятавшихся за низким кустарником солдат или мушкеты, нацеленные на берег. Но не обнаружила ничего. Едва ли солдаты смогли бы так долго не двигаться, чтобы не выдать своего присутствия.
Так кто же это такой и что он намерен делать?
Она слегка наклонилась вперед, чтобы ее силуэт, упаси Господь, не выделялся на фоне моря или ночного неба. Из-под ее ног неожиданно посыпались камешки.
Она скорее почувствовала, чем увидела, что человек повернулся в ее сторону.
Она сбросила с головы капюшон и встала на ноги. Наверное, эксцентрично гулять ночью в мужской одежде, но женщина может позволить себе эксцентричные поступки, если она того пожелает, особенно если это двадцатишестилетняя старая дева с сомнительным прошлым.
Она вытащила пистолет из-за пояса и положила его в карман своего старомодного сюртука. Подходя к безмолвной, неподвижной фигуре, она держала палец на спусковом крючке, готовая выстрелить в любое мгновение.
Она еще никогда ни в кого не стреляла, но надеялась, что сможет это сделать, если будет нужно для спасения Дэвида.
— Кто вы такой? — спросила она. — Что вам здесь надо?
Она находилась примерно в трех футах от человека и в кромешной тьме не имела возможности разглядеть что-нибудь, кроме того, что он был дюйма на два выше ее, то есть около шести футов ростом. Он был без головного убора, но ветер не шевелил его волосы. Очевидно, они были коротко подстрижены.
Поправив свободной рукой упавшую на глаза прядь волос, она пристально взглянула на него, удивляясь, почему он не отвечает, и лихорадочно соображая, что делать дальше. И тут он заговорил:
— Я граф Уайверн, так что имею самое непосредственное отношение ко всему, что здесь есть. — Немного помолчав, он добавил: — Привет, Сьюзен.
Сердце у нее замерло, а потом заколотилось так, что в глазах потемнело.
О Боже! Кон. Здесь. Сейчас. В самый разгар разгрузки контрабандных товаров!
Одиннадцать лет тому назад он считал контрабанду захватывающим приключением, но люди меняются. Большую часть из этих одиннадцати лет он был солдатом, то есть частью грозной силы блюстителей правопорядка.
Кое-как оправившись от шока, она наконец спросила:
— Как ты узнал, что это я?
— Какая леди, кроме тебя, решится разгуливать на вершине утеса в самый разгар контрабандистской операции?
Она хотела было возразить, но поняла, что это бесполезно.
— Что ты намерен предпринять?
Она заставила себя вытащить из кармана пистолет. Видит Бог, она не сможет выстрелить. Тем более в Кона.
— Было бы очень неприятно, если бы пришлось застрелить тебя, — как можно тверже сказала она.
Он без предупреждения бросился на нее. Она упала навзничь, ударившись о землю так, что дыхание перехватило. Пистолет отлетел в сторону. Он навалился на нее всем весом и рукой зажал рот:
— Никаких звериных криков!
Значит, он помнил. Неужели он помнил все? Помнил ли он, как лежал на ней так же, как сейчас, но испытывая удовольствие? Помнит ли об этом его тело? Тогда он был таким обаятельным, таким милым, с ним было так легко, но теперь он был непонятным, опасным. Он, как видно, не испытывал ни малейшего сожаления, швырнув леди на твердую, каменистую землю.
— Отвечай мне, — сказал он.
Она кивнула, и он несколько ослабил хватку, хотя продолжал лежать на ней, прижимая ее к земле.
— Мне в спину впился камень, — сказала она.
Помедлив, он сдвинулся в сторону и, схватив ее за запястье, встал сам и без предупреждения поставил ее на ноги. Его руки были более жесткими, чем она помнила, и он стал теперь гораздо сильнее. Почему она так хорошо помнит те две летние недели одиннадцать лет тому назад?
А как ей не помнить? Он был ее первым любовником, а она его первой женщиной, и она, прогоняя его, утверждала, что не испытывает к нему ни малейшего чувства.
Жизнь полна парадоксов. Она отвергла Кона Сомерфорда, потому что он оказался не тем человеком, каким она его считала, — не наследником графского титула. И вот он тут как тут. Граф — грозный мститель, который, возможно, готов уничтожить все из-за того, что она сделала одиннадцать лет тому назад.
Что ей сделать, чтобы остановить его?
Она вспомнила слова Дэвида относительно ее женских чар и чуть не расхохоталась. Нет, такого рода оружие ни за что не подействует на новоиспеченного графа Уайверна.
— Я слышал, что Капитана Дрейка поймали и сослали на каторгу, — сказал он, как будто между ними никогда ничего не было. — Кто теперь стал главарем контрабандистов?
— Капитан Дрейк.
— Неужели Мэл Клист сбежал с каторги?
— Здесь главаря контрабандистов всегда называют Капитаном Дрейком.
— Вот как? Я и не знал.
— Откуда тебе знать? — сказала она умышленно резким тоном, злясь на себя за слабость, от которой ей хотелось провалиться сквозь землю. — Ты ведь пробыл здесь всего две недели. — И холодно добавила: — У тебя были всего лишь поверхностные впечатления.
— Зато в тебя я заглянул глубоко, Сьюзен.
У нее даже дыхание перехватило от его умышленной грубости.
— А где же таможенники? — спросил он.
Она судорожно глотнула воздух и умудрилась ответить:
— Попались на приманку чуть дальше по берегу.
Он повернулся и взглянул на море. Тонкий серп луны как раз в это мгновение выглянул из-за облаков и осветил его четкий профиль и целую флотилию лодочников, спешащих к контрабандистскому судну за очередной партией груза.
— Похоже, рейс прошел удачно, — сказал он. — Пойдем со мной в дом. — И, повернувшись, он направился к дому, как будто его слово было приказом.
— Я, пожалуй, не пойду, — сказала она. Ее почему-то охватил страх. Она убеждала себя, что бояться нечего но тем не менее ей было безумно страшно.
Он оглянулся через плечо:
— Идем со мной в дом, Сьюзен.
Он не угрожал. Да и чем он мог бы ей угрожать? Тяжело вздохнув, она поплелась следом за ним к дому.
После одиннадцати лет отсутствия вернулся Кон Сомерфорд — господин, хозяин всего, что их окружало.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночи без сна - Беверли Джо



Не много затянуто, а в общем ничего)))
Ночи без сна - Беверли ДжоМилена
17.09.2013, 2.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100