Читать онлайн Моя строптивая леди, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя строптивая леди - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя строптивая леди - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя строптивая леди - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Моя строптивая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

— Прошу прощения, мадам, — сказал Тоби, сильно понизив голос и краснея (он краснел сплошь и рядом, как все огненно-рыжие, но это ничуть не мешало ему скрупулезно исполнять свои обязанности). — Приказано проверять всех проезжающих. Мы ищем женщину лет двадцати с двухмесячным ребенком. Прошу вас, представьтесь.
— Сара Инчклифф, — с готовностью отозвался Син. — Миссис Инчклифф, если быть точной. Я живу в Гуле, в графстве Йоркшир. В самом деле, сэр, моему ребенку два месяца, и должна признаться, мне лестно сойти за двадцатилетнюю, с шестым-то дитятком! — Он затрепетал ресницами. — А скажите, что натворила бедняжка, которую вы разыскиваете?
— Она помешалась, мадам, из-за внезапной смерти мужа, — объяснил Тоби, с интересом рассматривая его. — Вообразите, сбежала из дому с малолетним ребенком. Опасаются, как бы она не лишила его жизни!
Верити задохнулась от негодования.
— Ах! — быстро заговорил Син. — Какая печальная история! Однако почему же вы проверяете частные экипажи? Кто станет подвозить помешанную?
— Некоторые так добросердечны, мадам, что подвергнут себя опасности ради сомнительного благодеяния. Сумасшедшие нередко хитры, — сказал Тоби, продолжая присматриваться. — Мадам, не приходилось ли нам уже встречаться?
— Хм… — Син сделал вид, что припоминает. — Нет, не думаю, сэр. Возможно, вас обмануло мое сходство с кузеном по материнской линии. Я ведь, знаете ли, урожденная Маллорен.
— Вот как? — Лицо лейтенанта прояснилось. — То-то вы мне напомнили друга, лорда Сина!
— Прехорошенький мальчик, верно?
— Это еще мягко выражаясь, — ухмыльнулся Тоби. — Женщины летят на него, как мухи на мед. Ну, миссис Инчклифф, еще раз прошу извинить и счастливого пути! Если заметите ту несчастную, немедля уведомите ближайший магистрат. Отец и деверь сгорают от желания предоставить ей все свидетельства родственной любви.
Лейтенант Беррисфорд захлопнул дверь. Маленький Уильям пискнул. Син увидел в окно, как его друг вторично заливается краской и спешит к лошади. Он передал ребенка матери, а сам на прощание помахал Тоби платочком.
— Боже мой! — воскликнула Верити, качая малыша. — Где-то поблизости притаились отец и Генри!
— Мы выпутались, — успокоил Син.
— Но что, если мы наткнемся на них на одном из постоялых дворов? Давайте не будем никуда заезжать!
— Придется, — возразил он самым авторитетным тоном. — Без этого не обойтись: Хоскинзу нужно отдыхать, а мы не можем все время поститься. Поймите, ваша тревога передается Уильяму. Вы ведь не хотите, чтобы он снова раскричался?
Он посмотрел в глаза молодой женщине долгим настойчивым взглядом, потом улыбнулся и добился робкой ответной улыбки. После этого Верити обратила все внимание к ребенку, а Син — к Чарлз, которая показалась ему странной.
Должно быть, в этом был виноват Тоби со своим неуместным замечанием. Но какое действие оно оказало? Уронило его или, наоборот, возвысило в глазах дамы сердца?
— Жаль, нельзя было выспросить, где находится штаб-квартира ваших преследователей. Мы с Тоби не виделись несколько лет, уж не потому ли он проглотил мое объяснение, не поморщившись? Можете быть спокойны, в Гуле у меня в самом деле есть кузина по имени Сара Инчклифф.
Чарлз кивнула и отвернулась к окну.
Измученный ребенок снова крепко уснул, к большому облегчению Сина. Заскучав, Син высмотрел ворох мятых газет (раньше в них были завернуты покупки от миссис Крапли, и няня сберегла их: вдруг пригодятся), взял на колени и расправил.
— Чадо же, какая мешанина! Несколько номеров «Дейли газетт», два — «Морнинг пост», все разного месяца, и один — «Граб-стрит джорнал». Не думаю, чтобы нашлось что-нибудь захватывающее, но все-таки можно поразвлечься. Есть игра, где строки читаются наугад и порой получается занятная чепуха. Попробуем? Вот каждому по номеру, держите.
Передавая газету Чарлз, Син отметил, что она до предела напряжена, но не понял причины. Получив «Морнинг пост», она первым делом нашла дату выпуска — и заметно расслабилась.
— Древняя, как египетский саркофаг!
Значит, догадался Син, в газете посвежее могло обнаружиться что-нибудь компрометирующее. Насчет Верити или насчет ее самой? Он заглянул в свою газету.
— Я покажу вам, как это делается. Выхватываются кусочки колонок — любых, от некрологов до передовиц. Например, «Громче всех шумела… достойная светская матрона, известная как… лучшая коровница в графстве».
— Вы это придумали! — возмутилась Чарлз.
Когда Син показал ей прочитанные строки, она углубилась в свою газету.
— Нашла! — воскликнула Верити. — Слушайте! Составлено из трех колонок. «Уэнтуорт, этот закоренелый преступник… был охвачен сильным чувством… благодаря чему возросла численность населения»!
— Вполне правдоподобно, — заметил Син с улыбкой. — Когда Уэнтуорта вешали, половина собравшихся женщин обливались горькими слезами.
— Моя очередь! — сказала Чарлз в нетерпении. — «Трехлетний ребенок… пиратски захватил торговое судно… в компании разнузданных гуляк»!
— Представляю, какой переполох был во флоте, — заключил Син, наслаждаясь каждой минутой этого нелепого времяпрепровождения.
Он все-таки заставил Чарлз улыбаться — в самом деле, изрядное достижение. Похоже, он скоро целиком посвятит себя служению прекрасной даме. Не лучше ли спрыгнуть на ходу и бежать со всех ног, пока совсем не впал в безумие? Нет, в юбках не получится.
Немного погодя впереди показался Солсбери, хорошо заметный по высокому шпилю.
— Отличное место для передышки, — сказал Син, — но должен признать, что лучшего не найти и для штаб-квартиры: каждый следующий из Шефтсбери, все равно — в Лондон или Мейденхед, рано или поздно попадает сюда. Сначала надо хорошенько осмотреться.
Хоскинз повернул к «Скаковой лошади», многолюдному постоялому двору — из числа тех, где Родгар держал запасных лошадей. Син высунулся в окошко и привлек внимание проходившего конюха блеском монеты в один шиллинг.
— Что угодно вашей милости?
— Найдется ли для нас местечко, милейший? Я совсем не хочу тесниться.
— Что вы, миледи, сегодня здесь, можно сказать, пусто! Комнат сколько угодно, не извольте беспокоиться.
Конюх потянулся за монетой. Син отвел руку.
— А это приличная гостиница?
— Еще бы! — гордо ответствовал жилистый конюх. — Здесь останавливается всякая знать: герцог Куинсбери, граф Портсмут. Да что там говорить, сегодня у нас ночевал сам граф Уолгрейв Непогрешимый! И трех часов не прошло, как изволил отправиться дальше. — И с сокрушенным видом добавил:
— Ищет свою бедняжку дочь — ту, что свихнулась и бегает по дорогам в чем мать родила, с задушенным ребенком на руках…
— Тогда ее нетрудно будет отыскать, — сухо заметил Син и оставил шиллинг в темной мозолистой руке.
Затем он обратил взгляд к своим притихшим спутницам. Значит, отцом им приходится ни много ни мало граф Уолгрейв, один из богатейших, могущественнейших, влиятельнейших дворян Англии, человек пуританского характера. Неудивительно, что одну из дочерей зовут Верити. Другая, должно быть, носит имя Констанс — «постоянство».
Отчего же они не обратились за помощью к этому средоточию всех добродетелей? Так или иначе эта маленькая деталь превращает заурядную житейскую драму в нечто из ряда вон выходящее, а риск повышает раз в десять. Графу Уолгрейву стоит только щелкнуть пальцами — и к его услугам будут полиция, армия и флот. Наивная Верити! Она думает, что поставит точку на всей истории, обвенчавшись со своим майором. Его в лучшем случае немедленно разжалуют. Даже он, Маллорен, не выйдет из воды совершенно сухим.
Син пытался уловить еще какую-то мелочь, что-то связанное в его памяти с именем Уолгрейв, но она упорно ускользала. В конце концов он отмахнулся от раздумий. Жребий был брошен, и он никогда еще не пасовал перед опасностью.
— По крайней мере граф изволил удалиться, — заметил он с ободряющей улыбкой.
* * *
Конюх сказал правду. Хотя постоялый двор был, казалось, набит битком, комнаты нашлись без труда.
— Простите нас! — взмолилась Верити, как только они остались одни. — Нужно было рассказать все.
— Это не повлияло бы на мое решение. Однако у нас грозный противник… если только граф не на вашей стороне.
— Клянусь, нет! Думаю, отец выбьет из няни признание. Надеюсь, что она утаит ваше участие. Если отец затаит на вас злобу, я себе этого не прощу!
Син посмотрел на Чарлз. Она притихла и сжалась, и теперь ему было вполне ясно, кого она боится. Правда, он по-прежнему знал лишь часть истории. Граф рассержен тем, что дочь расхаживает в мужском наряде? Или грехи Чарлз еще весомее?
— Уолгрейв вполне способен защитить родную дочь, не говоря уже о внуке, — сказал Син Верити. — Почему вы не обратились прямо к нему?
— Не знаю… — тихо произнесла молодая женщина, кусая губы. — Возможно, это была ошибка. Надо думать не о себе, а о ребенке.
— Ерунда! — вмешалась Чарлз сердито. — Когда отец гнет свою линию, он растопчет любого, кто посмеет ему перечить! Сейчас он заодно с Генри В… с Генри Ужасным, и самый лучший выход для нас — всячески избегать с ним встречи. Однажды он уже воспрепятствовал браку Верити с ее избранником, ничто не мешает ему проделать это снова.
— Кого же он предпочел вашему майору Фрейзеру? — Так как Верити ответила не сразу, Син прибавил:
— Кто-то сказал, что знание — это сила, а сила нам очень пригодилась бы.
— Выбор отца пал на сэра Уильяма Вернема. Генри Ужасный — его родной брат.
— Вернем? Впервые слышу эту фамилию, — заметил Син с высокомерием аристократа при упоминании о мелкой сошке. — А чем его прельстил этот сэр Уильям?
— Понятия не имею, — искренне ответила Верити.
— Богатством?
— Возможно, но я не могу принять это как решающий аргумент — ведь отец сам баснословно богат. Скорее, это как-то связано с политикой. Он жаждет власти и свято верит, что один сумеет повести страну к подлинному процветанию.
— Значит, сэр Уильям был влиятелен?
— Не сказала бы… — Всегдашняя кротость вдруг изменила Верити. — По всему видно, что вы мне не верите! И тем не менее устроенный отцом брак для меня никогда не имел смысла! Не более чем…
Предостерегающий взгляд Чарлз заставил Верити умолкнуть. Син тоже перехватил его и понял, что от него скрывают нечто, прямо связанное с дамой его сердца. Он счел за лучшее перевести разговор, хотя не задал и десятой части приготовленных вопросов.
— Будем надеяться, — сказал он, ободряюще улыбнувшись, — что отец потерял ваш след окончательно и бесповоротно. В глазах закона вы совершеннолетняя и имеете право выйти замуж по собственному выбору. Можете со спокойной душой нянчить Уильяма-младшего.
Приободренная, Верити ушла к себе. Син сбросил капор и налил себе вина.
— Присоединяйтесь, мой юный друг.
— Спасибо, нет, — бросила через плечо стоявшая у окна Чарлз.
Син, однако, налил и ей.
— Если прислуга найдет пустую бутылку и один стакан, это покажется странным — ведь никто из нашей компании не годится на роль гуляки.
— Вы все продумали — до последней мелочи!
— Разве это не достойно восхищения? Мой юный друг, в повседневной жизни я — армейский офицер и в ответе за множество жизней. Я не могу позволить себе просчетов.
— Не говорите со мной, как с малым ребенком!
— И не думал. С моей точки зрения, вы проявили мужество, достойное человека зрелого. Жаль, что вы не спешите довериться мне как другу.
Взгляды их встретились. Сину показалось, что Чарлз смягчилась.
— Вы обо мне ничего не знаете.
— Догадываюсь, что вы с отцом… не в лучших отношениях.
— Можно сказать и так.
— Мы с отцом тоже не слишком близки, но я им горжусь. Вы ведь тоже гордитесь графом Уолгрейвом Непогрешимым?
— Это вас не касается! — отрезала Чарлз, снова замыкаясь.
Сину показалось, что он явственно ощущает запах наполнившего комнату страха. Он был знаком со множеством оттенков этого неприятного чувства, но здесь крылось что-то другое. Что граф Уолгрейв учинил над своей дочерью? Он уже собрался приступить к осторожным расспросам, как вдруг появилась прислуга, неся обед, Верити вышла из своей комнаты, и благоприятный момент был упущен.
Беглецы поели, причем Верити — неохотно и безо всякого аппетита.
— Отцу довольно будет одного взгляда, чтобы раскрыть наш обман, — сказала она, нервно вертя вилку.
— Совсем необязательно, — заверил Син. — Человек видит то, во что он верит. Напустите на себя глуповатый вид — и в вашем наряде смело можете столкнуться с графом лицом к лицу. Поверьте, он не удостоит вас и взглядом.
— Не лучше ли укрыться здесь, а Натаниеля вызвать письмом?
— Нет, совсем не лучше. По словам Тоби, на постоялых дворах происходят регулярные проверки. А история, выдуманная вашим отцом? Он мог довести ее и до сведения вашего нареченного. Допустим, тот поверил…
— Никогда!
— Нельзя исключать такую возможность. Майор Фрейзер должен лично увидеть вас, чтобы убедиться в лживости слухов.
— Если Натаниелю уже наболтали о безумии Верити, за ним наверняка следят, да и Мейденхед окружен кольцом стражи, — сказала Чарлз.
— Ну и пусть, ведь ищут-то совсем другую компанию. Я буду вашей козырной картой. Офицер может заговорить с офицером прямо на улице, не вызвав этим ни малейших подозрений. Для этого мне всего лишь нужно стать самим собой. Форма у меня в саквояже.
Решение было столь блестящим, что сестры утратили дар речи.
— Вам, дорогая Верити, нужно часок поспать. Раз уж мы не станем всеми силами рваться в Безинсток, время на отдых найдется.
Она кивнула, слабо улыбнулась и снова скрылась в другой комнате.
Собственно говоря, это был предлог для того, чтобы остаться наедине с Чарлз, и вот теперь Син перевел взгляд на нее. Благородные побуждения боролись в нем с низменными. Ничто так не сближает людей, как физическая любовь. Тем не менее объект его вожделения — дочь одного из самых могущественных людей в государстве. Впрочем, чего ради тогда она живет в нищете, на задворках отцовского поместья?
Надеясь, что вино развяжет Чарлз язык, Син подвинул к ней стакан.
— Чем займемся? Рассказами из прошлого? Какого рода мемуары предпочитаете — о сражениях или о борделях?
— Я не смогу ответить вам тем же.
— Тогда как насчет карт?
— Разве что «по маленькой».
— Охотно. Если я играю, то только так.
— Азартный игрок предпочитает высокие ставки.
— Такого рода азарт не по мне: в равной мере не люблю обирать и быть обобранным.
— Поговорим об армии, — сказала Чарлз, отпивая из своего стакана. — Где вы воевали?
— В числе прочего в Америке. Помните так называемую франко-индейскую войну?
— Не случалось ли вам встречать генерала Вульфа? — оживилась девушка.
— Это был блестящий стратег, но суровый командир.
— А в Квебеке вы бывали?
— И там, и в Дуйсбурге. Надо сказать, это худшее в мире захолустье. Уверен, что французы с радостью от него избавились.
— Где было хуже, под Квебеком или под Луисбургом?
— Мы победили и там, и там — а это главное.
— Но какой ценой!
— «Кровью окрашена тога у бога войны», — процитировал Син. — Марлоу.
— Вам по душе быть солдатом, — с удивлением констатировала Чарлз.
— Иначе зачем бы я пошел в армию? — Син взболтал вино в стакане. — Мой юный друг, вы скорее возмужаете, если последуете моему примеру.
Внезапно Честити оценила всю странность того, что переодетая леди беседует с переодетым молодым человеком, при этом опоражнивая стакан за стаканом. Еще минуту назад, однако, это казалось совершенно естественным. Син Маллорен обладал редким даром сбивать ее с толку.
— Армия не для меня, — сказала она. — Я не способен проливать кровь.
— Чтобы понять, на что мы способны, нужно оказаться в безвыходном положении.
— Трудно представить вас в деле.
— А зачем представлять? — Син глянул из-под своих немыслимых ресниц. — Испытайте меня.
Судя по взгляду, вино уже оказывало свое действие. Честити вспомнился утренний эпизод, и она задалась вопросом, можно ли принять всерьез заверения Сина, что он предпочитает женщин. Что, если он осмелится… и что, если она позволит?
— Я поброжу здесь, осмотрюсь!
Чарлз исчезла раньше, чем Син опомнился. Это его раздосадовало и встревожило: никому из них не стоило покидать своих комнат. К тому же Чарлз упорхнула без паричка и треуголки, а разгуливать с непокрытой головой означало привлекать всеобщее внимание. И главное, некого винить, кроме самого себя. Хотя разговор протекал во вполне невинном русле, стоило только дать волю игривой стороне своей натуры, как собеседница поняла это и сбежала.
С ходу бросившись в погоню, он привлек бы внимание к ним обоим и только еще больше испортил бы дело. Син протянул время, сменив ненавистный капор на шляпку, проверив, спят ли остальные, и затолкав в муфту забытые Чарлз вещи. Только тогда, мелко семеня и скромно потупившись, он пустился ее разыскивать.
Поначалу было довольно забавно притворяться женщиной, однако вскоре Син ощутил все минусы своего маскарада. Например, в просторном входном зале какой-то джентльмен учтиво приподнял шляпу, при этом пожирая глазами его внушительный бюст. Руки чесались дать ему в челюсть, но пришлось смирненько проскользнуть мимо.
Центральная улица Солсбери хорошо просматривалась в обе стороны. Нигде не было и намека на Чарлз. Син остановился перед торговкой жареными каштанами.
— Не проходил ли тут молодой человек без шляпы?
— Проходил, красотка, проходил. Вон туда пошел, к реке.
Повернув в указанном направлении, Син оказался в путанице переулков, домиков, садов и конюшен. Поверх одной из стен он высмотрел Чарлз на фоне реки Эйвон. Он бросился туда, но не обнаружил прямого пути и скоро отклонился далеко в сторону, занятый одной лишь мыслью: вернуть девушку на постоялый двор раньше, чем она встретит кого-нибудь из знакомых. Удивленные взгляды прохожих время от времени вынуждали его замедлять широкий мужской шаг.
Обогнув один из садов, Син наконец увидел Чарлз. Девушка стояла у воды и носком сапога спихивала туда сухие листья и веточки. Поза ее была невероятно понурой, истинным воплощением одиночества. Потом она пошла дальше и исчезла из виду.
Звук голосов застал Сина врасплох. Кто-то догонял его. Пришлось шмыгнуть в ближайшую калитку. К несчастью, те двое остановились рядом.
— Говорю тебе, я ее видел!
— Что нам до этой шлюхи? Мы ищем ее сестрицу.
Первый голос был хорошо поставлен и изъяснялся правильно, второй явно принадлежал человеку простому.
— Ну и глуп же ты, приятель! Где одна, там и другая, иначе что ей здесь делать? Она сидела все равно что взаперти с тех самых пор, как навлекла на себя позор.
Син подумал, что это вполне может быть Генри Вернем. Но о каком позоре идет речь? Теперь он был благодарен судьбе за шанс подслушать этот разговор.
— Сэр, вы ведь заглядывали к ней, и леди Верити там не было.
— Она могла солгать… или моя невестка появилась там позже. — (Значит, это точно Генри Вернем, подумал Син.) — Довольно прохлаждаться, я видел, как она направилась к реке. Иди в ту сторону, а я пойду в эту, кому-нибудь да повезет на нее наткнуться. Но чтобы все было тихо, я совсем не желаю поднимать шум.
— А если я обознаюсь? Я ведь никогда ее не видел. Похожа она на леди Верити?
— Нисколько. Она много о себе мнит и держится соответственно. Эдакая надменная аристократка, хотя все это давно в прошлом. — Послышался злорадный смешок. — Не бойся, ты не обознаешься. Есть только одна девица с бритой головой.
— С бритой?! — изумился простолюдин.
— Отец сам обрил ее — в наказание за распутное поведение.
Син был поражен до глубины души. Отец обрил дочь? В наказание за распутство? С кем же она распутничала и отчего любовник не заступился за нее, отчего не принял на себя гнев графа Уолгрейва?
— Я ее видел сейчас лишь мельком, — говорил Вернем, — но, судя по всему, она носит мужское. В сиротских тряпках, в которые граф ее нарядил, она была похожа на огородное пугало. Уолгрейв думал, что это пригвоздит ее к месту почище всяких кандалов. Ни одна женщина носа не высунет за дверь в таком виде.
В его голосе было столько злобного удовлетворения, что у Сина сжались кулаки. Он готов был избить негодяя до полусмерти!
Однако пришлось дожидаться, пока те двое двинутся дальше, да и тогда идти следом было рискованно. Подобрав юбки, он прокрался к стене, разделявшей два соседних сада. В отсутствие калитки волей-неволей приходилось лезть через верх. В брюках Син перелетел бы стену одним махом, теперь же зацепился и рухнул вниз под треск рвущейся ткани. Тем не менее препятствие удалось преодолеть, а за следующей стеной — о счастье! — на миг открылась взгляду выходившая к реке луговина.
— Батюшки!
Син уже соскочил на землю, чудом не задрав при этом подол себе на голову. Он как раз оправлял одежду — возглас заставил его круто повернуться. Пухленькая женщина в капоте смотрела на него разинув рот.
— Меня преследуют! — быстро солгал Син. — Прошу, не говорите братьям, что видели меня! — Он сунул в руку женщине шестипенсовик. — Благослови вас Бог!
Он покинул сад через заднюю калитку, а снаружи огляделся в поисках Генри Вернема и его приспешника. Они еще не появлялись. Чарлз стояла у деревянной скамьи, опершись на спинку. Син опрометью бросился к ней.
— Здесь Генри Ужасный!
Озаренный блестящей идеей, он навзничь рухнул на скамью, бросил Чарлз на себя и начал целовать в губы. Собственно, это не был настоящий поцелуй — Син всего лишь прижался губами к губам, — тем не менее девушка окаменела в его объятиях. Казалось, он держит в руках статую. По крайней мере она не сопротивлялась и позволила нахлобучить себе на голову паричок и шляпу (вкривь и вкось, но в подобной ситуации это было даже кстати).
Из-за угла появился жилистый человек с кислым землистым лицом. Чуть позже из-за другого вышел привлекательный, одетый с иголочки мужчина. Оглядевшись, они дружно направились к скамье.
Син решил, что самое время вложить в спектакль побольше убедительности (возможно, это был его первый и последний шанс с Чарлз). Прикрываясь муфтой, он превратил пародию в настоящий поцелуй.
Неуступчивые губы Чарлз дрогнули и приоткрылись. Теперь они были нежными и податливыми. Широко раскрытые испуганные глаза затуманились, веки медленно опустились. Син ощутил отклик: едва заметные движения тела и то, как сжимаются пальцы на его плечах. Он не мог дать себе волю из опасения, что Чарлз начнет вырываться, припомнив наконец, что в его глазах они оба мужского пола. Впрочем, это все равно случилось. Он услышал жалобный возглас, ощутил смущенный рывок в сторону и на мгновение растерялся.
Рядом кто-то громко откашлялся. Муфту потянули прочь.
— Эйдриан, любовь моя, нас выследили! — крикнул Син, стискивая Чарлз руками и прижимая к груди. — Останься в моих объятиях, я не позволю тебя вырвать из них! — Он устремил на Генри взгляд, полный, как он надеялся, отчаянной мольбы и укора. — Сколько братья заплатили вам? Впрочем, все равно! Только смерть разлучит меня и Эйдриана!
— Ради Бога, леди, я знать не знаю ваших братьев! Мы здесь случайно. Не проходила ли мимо молодая женщина с бритой головой?
Син помедлил, окидывая взглядом своего противника. Генри Вернем был высокий брюнет, из тех, кого называют смазливыми. Взгляд его близко посаженных глаз не был, однако, глупым или рассеянным, и Син отказался от мысли навести его на ложный след.
— Ах, сэр, да пройди здесь сам король со своим двором, я бы не заметила! До того ли мне было? Умоляю, поклянитесь всем святым, что не подосланы братьями!
Генри только отмахнулся и зашагал назад к городу. Его сообщник издал грязный смешок и двинулся следом. Пока они не скрылись из виду, Син оставался в той же позе, предположительно для верности, на деле — чтобы сполна упиться ощущением близости Чарлз.
Теперь он знал наверняка, что с восторгом занялся бы с ней любовью непритворно. Ее аромат волновал сильнее «знойных» духов. С каждым вдохом к его фальшивому бюсту слегка прижималась настоящая женская грудь, маленькая и крепкая. Стройное бедро, оказавшись между его ног, так и осталось там — источник сладких мучений.
Движимый внезапной потребностью узнать, каковы на ощупь эти короткие волосы, Син просунул пальцы под паричок. По телу Чарлз прошла дрожь, и только тут он вспомнил недавние откровения Генри Вернема. Граф Уолгрейв застал дочь с мужчиной. В наказание он обрил ее наголо и принудил носить сиротскую одежду. Неудивительно, что она предпочла мужское.
Однако главное откровение было все-таки в том, что Чарлз уже не девственница. Против ожидания Син не был обрадован. Он жаждал страсти, но не разврата.
— Они ушли?..
Он заметил, что поглаживает Чарлз по голове под паричком — трогательная попытка утешить. Интуиция подсказывала, что она попалась на своем первом любовном романе, скорее всего была ослеплена чувством. Где же он теперь, ее возлюбленный? Что с ним стало?
Син неохотно разжал объятия, дав ошеломленной Чарлз возможность подняться со скамьи.
— Что случилось? — спросила она неуверенно, поправляя треуголку.
— Вы попались Вернему на глаза. По счастливой случайности я подслушал его разговор с сообщником и решил обмануть их, представив вас в виде своего любовника. Как видите, расчет оказался верным.
Тут Син вспомнил свои злоключения на стене сада. При всех своих плюсах маскарад мог однажды подставить их всех под удар.
— Нужно забрать Верити и бежать… — сказала Чарлз.
— Но не сломя голову. Этот Генри Вернем хорошо ли вас знает?
— Очень хорошо, — прошептала она.
У Сина чуть было не вырвалось: «Уж не с ним ли вас и застукали?»
— Тогда в другой раз нам так легко не выкрутиться, особенно если он вас как следует разглядит. — Син поднял ей воротник и надвинул пониже шляпу, но треуголка плохо скрывала лицо. — Предложите мне руку и все время говорите что-нибудь, склоняясь как можно ближе.
Девушка повиновалась, и они пошли назад, сблизив головы, как воркующие влюбленные. По главной улице расхаживал сообщник Генри, но его самого не было, что не сулило ничего хорошего, так как вполне могло означать проверку на постоялом дворе.
Сердце у Сина билось как сумасшедшее, но не от страха, а от возбуждения. Происходило именно то, чего ему недоставало долгие месяцы выздоровления. Опасность, риск, погони — жизнь!
В снятых комнатах все было, как и до их ухода. Закрыв за собой дверь, Син вспомнил, как ловко облапошил Генри, и расхохотался.
— Замолчите! — воскликнула Чарлз. — Это не игра, олух вы эдакий! Речь идет о судьбе моей сестры и племянника!
— Для которых я делаю все, что могу, не так ли? И потом, кто бы говорил! Это не я носился по городу без парика и шляпы.
— Ну хорошо, хорошо! — Чарлз вскинула подбородок. — Ваш упрек справедлив. Так или иначе нам нужно немедленно ехать отсюда.
— Возможно, стоит подождать, пока уберется Генри.
Син выглянул в окно, выходившее на главную улицу. Он предпочел бы вид на задний двор и службы.
— Если здесь их штаб-квартира, он не уберется никогда! К тому же он просто обязан прочесать гостиницу.
— «Я слышу речь не мальчика, но мужа». Можете будить сестру. Сделаем вид, что леди Икс решила бежать со своим Эйдрианом.
Чарлз пошла к двери спальни, но помедлила, нервно крутя дверную ручку.
— Как вы могли?.. — Казалось, она не в силах вымолвить то, что у нее на уме. — Как вы могли… целовать мужчину?!
— Не делайте из мухи слона, мой юный друг. — Син пожал плечами. — Ох уж эта мне чопорная Англия! Во Франции мужчины целуются сплошь и рядом. Скажите, неужто у вас в школе мальчики никогда не баловались друг с другом любопытства ради? Это лишь вопрос предпочтения, и я предпочел женщин.
Чарлз, малиновая от смущения, скрылась в спальне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя строптивая леди - Беверли Джо



интересно представлен сюжет, здесь все есть и интрига и страсть и конечно любовь
Моя строптивая леди - Беверли ДжоМарго
1.08.2012, 11.26





мне не понравилось. 4/10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоТимуровна
3.08.2012, 0.19





забавный роман, особенно потому, что Син сразу разглядел, что его похитила девушка. Неужто бывают такие проницательные мужчины???rnКнига открывает сагу о семье Маллорен
Моя строптивая леди - Беверли ДжоОльга Сергеевна
22.06.2013, 15.47





мда, у гг-ни хватало бед. но рада, что гг-й и его семья ей помогли.
Моя строптивая леди - Беверли Джомаруся
23.06.2013, 19.50





9/10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоМилена
25.10.2013, 18.38





хороший роман
Моя строптивая леди - Беверли Джоанна
26.10.2013, 21.42





Восхитительный роман, великолепная история любви и страсти, благородства и коварства. Потрясающие ГГ-ои, тонкий юмор, захватывающие приключения, романтика! Интересный динамичный сюжет держит в напряжении, что невозможно оторваться. Очень хороший роман.
Моя строптивая леди - Беверли ДжоAlina
1.05.2014, 16.13





Книга с интересным сюжетом, с юмором, приятно читать. Ощущение такой нежной истории со счастливым концом
Моя строптивая леди - Беверли Джопервая ласточка
3.03.2015, 5.18





Я уже написала в комментарии к третьей книге, что, по всей видимости, перводчики не умеют переводить имена с английского на русский. Английское имя Sean на русский переводится, как Шон. А в этом романе - Син. Мы же не произносим имя известного актера Син Коннери, а - Шон Коннери. Вообще жаль, что сериалы дают переводить разным переводчикам. Каждый пишет почему-то имя по-своему. И это весьма напрягает, когда читаешь сериалы.
Моя строптивая леди - Беверли ДжоCoфия
10.06.2015, 4.46





очень даже не плохо
Моя строптивая леди - Беверли ДжоЛюдмила
31.01.2016, 1.48





Мало комментов. Самый лучший роман про семью маллоренов. Младший брат самый веселый, находятся и обаятельный. Героиня в облике юноши интереснее, чем в платье. Чуть не хватило эмоций,а вообще понравилось. 9 из 10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоКирочка
24.04.2016, 21.35





Изящно... почти)) Роман в целом понравился, если не вникать в небольшие несостыковки, то вообще замечательно! Главное, легкий. 8 из 10..
Моя строптивая леди - Беверли ДжоG
27.04.2016, 16.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100