Читать онлайн Моя строптивая леди, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя строптивая леди - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя строптивая леди - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя строптивая леди - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Моя строптивая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Честити беспомощно покачала головой: она не хотела снова проходить через это. Зачем, если Родгар все равно не поверит, а если и поверит, то ничем не сможет помочь?
— Вы не хотите решения своих проблем? — осведомился тот с оттенком иронии.
— Они неразрешимы.
— Позвольте мне хотя бы попытаться.
Его могучая воля, как обычно, восторжествовала, и Честити, пусть без особого воодушевления, углубилась в печальное повествование.
— И Уолгрейв Непогрешимый пошел на все это, чтобы выдать дочь за подобного субъекта?
— Да.
— С чего вдруг?
— Не знаю.
Тот факт, что Родгар вдавался в детали, означал, что он намерен взяться за дело всерьез. Хотя обычно расспросы удручали девушку, в данном случае это обнадеживало.
— По-вашему, его выбор был в какой-то мере обоснован? — настаивал он.
— Тогда мне казалось, что ни в коей мере, — ответила Честити, не в силах выносить испытующий взгляд серых глаз. — Сейчас не знаю, что и сказать. Возможно, отец лишился рассудка.
— Что заставляет вас так думать? Это просто ощущение или речь идет о конкретных поступках?
Девушка попыталась уклониться от ответа.
— Милорд, это все ни к чему. Случившееся непоправимо.
— Непоправима только смерть, остальное можно исправить хотя бы отчасти. Но для этого мне нужно знать все. — Видя, что она еще колеблется, Родгар спросил:
— Разве вам не хочется занять полагающееся вам по праву место в обществе, восстановить свое доброе имя, стать женой и матерью… стать счастливой?
— Если бы только это было возможно… — прошептала Честити со слезами на глазах.
— Сделайте для этого хотя бы первый шаг. Расскажите все!
— Ну, хорошо! — Она судорожно вздохнула, подавляя рыдания. — Все началось с того, что отец упорно толкал меня на брак с Генри Вернемом, что в моих глазах не имело никакого смысла. Позже он с тем же отчаянным и необъяснимым упорством преследовал Верити. Он уверял, что движим исключительно отцовской заботой, но я так не думаю. Увы, я не знаю, в чем в действительности дело.
— Он уверял? Когда?
— В Мейденхеде, — ответила Честити, нервно играя веером. — Ему удалось схватить меня. Я знала, что отец будет в ярости, узнав, что я разгуливаю в мужской одежде… — Сообразив, что Родгар не имеет представления о ее маскараде, она объяснила:
— Я месяцами одевалась как мужчина.
— Ах вот откуда очаровательная живость ваших манер! Можно узнать, зачем вам это было нужно?
Об этом тоже не хотелось упоминать, но, раз начав, приходилось идти до конца. Честити стянула с головы парик.
— О! Дело рук вашего отца?
Она кивнула и поспешно вернула парик на место.
— Вполне типичное наказание для заблудшей дочери. Надеюсь, этим дело и ограничилось?
Про побои она не сказала, ведь это была попытка настоять на браке с Вернемом.
— Еще одежда… — Встретив вопросительный взгляд, Честити объяснила:
— Мне было приказано носить обноски из местного исправительного дома.
— А вы предпочли нечто более презентабельное. Отдаю вам должное, дорогая моя! На чем мы остановились? Предметом ярости вашего отца был не мужской наряд. Тогда что же?
— Он желал любой ценой отыскать Верити и был уверен, что я знаю, где она скрывается. Он гневался, что я осмелилась поощрять ее побег, а в дальнейшем скрываться от него. Есть немало отцов, для которых дочери — всего лишь пешки в жизненной игре, но он чересчур перегибает палку.
— Хм! — Родгар откинулся в кресле и посмотрел на расписной потолок. — А почему, собственно, леди Верити убежала из дому?
— Из страха перед Генри Вернемом. Он выиграл дело об опекунстве, и она опасалась, что он причинит вред ребенку.
Родгар продолжал внимательно изучать потолок. Пробили часы. Звук этот породил эхо где-то в безмолвных глубинах дома, С шипением упал через каминную решетку уголек.
— Вашу сестру выдали за одного из Вернемов. Что связывало вашего отца с этими ничтожествами?
— Не знаю! — крикнула Честити, не в силах выносить напряжение разговора. — Думаете, я не ломала над этим голову? В этой истории, куда ни посмотри, концы не сходятся с концами, и я не понимаю, к чему ворошить прошлое! Довольно и того, что Верити будет счастлива!
— Счастье — это в первую очередь уверенность в завтрашнем дне. Можете вы сказать положа руку на сердце, что брак решит все проблемы вашей сестры? И он уж точно не решит проблемы Сина.
— Что же делать?!
— Помогите мне докопаться до сути. Я нутром чую, что есть зацепка, которую мы можем обратить себе на пользу. Расскажите все до последней мелочи, как бы трудно это ни было.
Не упомяни Родгар о будущем Верити, Честити ни за что не поддалась бы на уговоры. Но он был прав: отец, если его не остановить, мог и после венчания превратить жизнь сестры в ад. Девушка подробно описала каждое столкновение с ним, пересказала каждое слово, которое сумела вспомнить, обрисовала каждый случай физической и моральной жестокости — все это, не отрывая взгляда от веера. Самым подробным вышел рассказ о встрече в Мейденхеде, последней из всех.
Если услышанное и потрясло маркиза, он не выдал этого.
— Значит, вашего отца особенно интересовало, почему леди Верити не обратилась за помощью к нему?
— Он, может быть, просто оскорблен в лучших чувствах. Верьте или нет, но он считает себя хорошим отцом.
— О нет, он был испуган.
— Испуган? — Слово звучало странно по отношению к графу.
— Вы нарисовали портрет насмерть перепуганного человека. Ваш отец думает, что Верити сторонится его, потому что знает о нем нечто весьма компрометирующее.
— Я сказала ему, что она осуждает его за обращение со мной.
— И он поверил?
Честити пожала плечами.
— А если бы поверил, принял бы это в расчет?
Она вынуждена была отрицательно покачать головой.
— Здесь есть какая-то связь со смертью сэра Уильяма. Возможно, даже самая прямая.
— Не думаю. Сэр Уильям умер от удара, и притом уже после истории между мной и Генри.
— И все же эти два события могут иметь нечто общее. Какое отношение имел сэр Уильям к вашему отцу до сватовства к Верити?
— Никакого. Они даже не были знакомы.
— Подумайте хорошенько! — приказал Родгар.
— Тут и думать нечего! — отрезала Честити столь же резко. — Какие отношения могут быть между человеком вроде моего отца и мелким сквайром, ничтожеством с деньгами, но без титула?
— Так сэр Уильям был богат?
— По сравнению с отцом скорее беден, но он был много богаче людей своего круга. По словам Форта, он составил состояние в бытность свою в комитете по розыску сторонников якобитского движения, в сорок пятом. Утаивал улики и вымогал за это деньги. Гнусный человек!
— Но когда этот гнусный человек посватался к Верити, то получил согласие на брак, — задумчиво заметил маркиз. — Без сомнения, он шантажировал вашего отца. Интересно, чем?
— Чем можно шантажировать Уолгрейва Непогрешимого? Он не терпит азартных игр, не пьет и избегает женщин.
— Но не политики. Измена существующему строю — наилучшая причина для шантажа.
— Что?! — Честити похолодела.
— Чтобы спасти свою шкуру, можно пожертвовать и дочерьми.
— Измена? Никогда!
Родгар вскочил и начал расхаживать взад-вперед по гостиной. Его походка при этом удивительно напоминала крадущийся шаг хищника.
— Измена… измена… — повторил он. — Думаю, это прямое попадание. Самый непогрешимый человек имеет ахиллесову пяту, и у графа Уолгрейва это — его политические амбиции, его непомерное честолюбие. Допустим, в сорок пятом он совершил просчет.
— Отец всегда утверждал, что ненавидит якобитов!
— Мало ли кто что утверждает. С одной стороны, граф приятельствовал с принцем Фредериком, с другой — когда якобиты подошли к самому Лондону и королевское семейство собиралось покинуть город, трон в самом деле шатался. Кое-кто предпочитал иметь лазейку и там, и тут. Мы все помним, что случилось после возвращения Стюартов на трон в 1660-м, когда Карл II вознаградил своих сторонников и расправился с предателями. Если ваш отец имел контакты с якобитами, то втайне.
Девушка молчала, онемев от потрясения.
— А когда все кончилось и наступила пора расследований контактов с якобитами, — продолжал Родгар, смакуя каждое слово, — то в чьи-то руки могли попасть улики, изобличавшие графа Уолгрейва Непогрешимого как их сторонника. Допустим, это были руки Уильяма Вернема. Допустим также, что тот так скрыл эти улики, что смерть его ничего не дала бы графу. Возможно, сэр Уильям наслаждался безнаказанностью, дразня прикованного льва, и то, что он во власти подобного создания, повредило рассудок вашего отца. Он даже вынужден был породниться с ничтожеством, которое презирал и ненавидел!
Последнюю фразу маркиз почти выплюнул, явно сочувствуя графу.
— Ну, хорошо, — сказала Честити, обретя наконец голос, — а при чем тут я? Почему отец был так жесток ко мне?
— Потому что Генри был братом сэра Уильяма, и ему тоже причитался добрый кусок пирога. Граф пляшет под дудку Вернемов и по сей день. Сэр Уильям и после смерти держит его в руках.
— То есть?
— Улики так и не были найдены, иначе зачем бы вашему отцу лезть вон из кожи? Где они могут быть? — Родгар уставился в пространство. — Судя по всему, он не знает, откуда ждать удара.
— Почему не со стороны Генри?
— Будь улики в руках Генри, он не гонялся бы за племянником, а обратился бы прямо к главному источнику обогащения.
— Возможно, он и пытается…
Маркиз круто повернулся к девушке.
— Что, если Генри гоняется совсем не за ребенком, а за матерью, потому что уверен: Верити знает, где улики. Разумеется, она и понятия об этом… — Честити умолкла, перевела дух и воскликнула:
— Милорд! У Верити имеется какой-то запечатанный документ. Сэр Уильям взял с нее клятву, что в случае его безвременной смерти она передаст этот документ верховному судье. Мы думали, что это по вопросу наследования, но теперь я вижу…
— Где этот документ? — перебил маркиз, сверкнув глазами.
— Среди ее вещей! Но, милорд, — она схватила его за руку повыше локтя, — мы не сможем им воспользоваться! Если измена отца будет доказана, это погубит не только его, но и всех нас! И титул, и состояние, и поместья — все перейдет в казну, а Форт… — Она задохнулась от страха.
— Я не собираюсь передавать улики властям, — заверил Родгар, — но и не намерен упускать такой исключительный случай. Ведь это мощный рычаг, с помощью которого мы вынудим вашего отца дать согласие на оба брака.
— И обеспечим Верити безоблачное будущее. — Девушка тяжело вздохнула. — Граф Уолгрейв Непогрешимый перестанет быть врагом Натаниеля и станет чьим-то еще — вашим, милорд.
— Не тревожьтесь. Поверьте, я могу постоять за себя лучше, чем сэр Уильям. — Впервые за все время разговора Родгар по-настоящему улыбнулся. — Согласитесь, судьба — коварная особа. Сэр Уильям устраивает все так, чтобы разоблачить вашего отца, если тот убьет его, но ему и в голову не приходит, что безвременная смерть может быть также промыслом Божьим. Получить удар в постели с любовницей — этого он никак не ожидал, но последствия оказались совершенно те же. Граф бросается в погоню за дочерью, которую мнит угрозой для себя, и натыкается на ваше противодействие. Неудивительно, что он так взбешен.
Честити вынуждена была признать, что мозаика почти сложилась.
— Да, но это мало улучшает мою ситуацию, — напомнила она. — Согласие отца — всего лишь деталь, и не самая важная. Я не хочу испортить Сину жизнь, скорее убью себя!
— Только не нужно драматизма. Это глупо: если вы убьете себя, то этим скорее всего испортите Сину жизнь.
— Да что же это такое! — вскричала девушка в отчаянии. — Куда ни повернусь, всюду тупик!
— Зато я наконец вижу просвет.
Родгар звонком вызвал лакея, написал и запечатал какое-то послание и вручил ему.
— Пусть кто-нибудь немедленно отвезет это некоему Генри Вернему. По последним сведениям, он находится в Солсбери, а если не там, то на Саутгемптонской дороге.
Лакей вышел, а Честити смотрела ошеломленно: этот человек, похоже, и впрямь мнил себя всемогущим.
— Генри может сейчас быть где угодно, но дело не в этом! Что вы ему написали?
— Какая разница, где он сейчас? Мой человек разыщет его и на краю света. Что касается письма, я извещаю Генри Вернема о венчании его невестки и приглашаю в Родгар-Эбби, где будет дан свадебный обед. Ваш брат тоже приглашен…
— Что, сюда?!
— Разумеется. К сожалению, торжество будет скромным — в конце концов, ваша сестра недавно овдовела.
— Да, но… Форт… — пролепетала девушка с таким чувством, словно ее закружил и оторвал от земли неожиданно налетевший вихрь. — Как вы можете быть уверены… Что, если он по-прежнему лоялен к отцу и поставит его в известность?
— Как раз на это я и рассчитываю. Это не меняет дела: я уже отправил приглашение графу Уолгрейву.
— Боже мой!
Честити вскочила и заметалась по комнате, подстегиваемая инстинктом самосохранения, который приказывал немедленно бежать. Родгар поймал ее за руку. Нахмурился. Повернул руку ладонью вверх и оглядел рубец.
— С этим покончено, можете быть спокойны.
— Как я могу быть спокойна? Отец пойдет на все, чтобы помешать венчанию! Увидите, он явится во всеоружии, с этим мерзавцем Генри, который, если нужно, вырвет ребенка из рук Верити, и тогда уж нам не поможет ничто, даже ваше пресловутое всемогущество!
— Вам следует больше доверять Маллоренам, — невозмутимо сказал маркиз.
В его глазах блеснул знакомый огонек.
— Нет, только не это! — простонала девушка. «Он тоже Маллорен и тоже не любит скучать, только лучше это скрывает!» — Вам лишь бы с кем-нибудь схлестнуться, а судьбы людей — дело второе! Вы ничем не лучше Сина!
— Хуже, дорогая моя, много хуже. — Родгар поднял с ковра булавку и аккуратно прикрепил к ее лифу. — Син передо мной — просто мальчишка.
С минуту она смотрела на булавку, потом вдруг содрогнулась.
— Случится что-то страшное, я чувствую!
— Это всего лишь драматический самообман, просто потому, что с вами случилось слишком много страшного. Этому пора положить конец, и очень надеюсь, что вы мне в этом поможете. Сейчас не время бросаться наутек.
— Мне страшно…
— Как каждому бойцу перед решающей битвой.
— Да, Син мне говорил…
— А кому и знать, как не ему?
* * *
Выезд в Лонг-Нотуэлл, по мнению Честити, напоминал королевский. Ей, Элф и Шанталь была предоставлена карета — та самая, запасная, о которой маркиз отозвался довольно пренебрежительно. Однако карете было не занимать роскоши и элегантности, а начищенные гербы на дверцах так и сияли на солнце. Родгар и третий по счету брат, Брайт, ехали верхом.
— Арсенбрайт, — прошептала Элф на ухо Честити, когда ее представляли Маллорену. — С таким именем — и такое унылое создание. К счастью, только в последнее время, так что постарайся не придавать этому значения. Сердечные раны!
Брайт был под стать старшему брату, но он один из всех Маллоренов носил парик, и невозможно было сказать, какого цвета у него волосы. Зеленые с золотом глаза не имели и искорки тепла и потому ничем не напоминали глаза Сина. Держался он так, словно ему пришлось отложить ради этого выезда нечто гораздо более интересное.
Путешествие проходило с вооруженным эскортом в дюжину верховых, часть которых ехала вплотную, часть рассыпалась и съезжалась снова. Честити сказала, что такие предосторожности чрезмерны.
— Родгар никогда не полагается на волю случая, — ответила Элф (было заметно, что она это всецело одобряет).
— Мы словно выступили на войну! Это может быть расценено как вызов.
— Когда-то дворянство не покидало своих замков без войска, пусть совсем небольшого. — Элф ностальгически вздохнула. — Увы, те дни остались в прошлом. Мой брат не желает быть застигнутым врасплох.
Молодые женщины коротали время за легкой болтовней. Честити нашла, что ей этого сильно недоставало. Она как будто очутилась на островке безмятежности посреди бурного океана событий. Она охотно поддерживала тему, о чем бы ни зашла речь, пока Элф не воскликнула:
— Как глупо с моей стороны вести разговор о модной пьесе, когда тебе довелось участвовать в подлинной житейской драме! Когда подумаю, сколько ты испытала приключений, просто зависть берет!
— Приключения приключениям рознь, — вздохнула Честити. — Одними наслаждаются, от других страдают.
— И все равно я тебе завидую. Как встретить рыцаря, если никогда не бываешь в беде? Мой рыцарь далеко, рубит драконов ради кого-то другого.
Шанталь бросила на Честити взгляд, в котором читалось добродушное снисхождение. В самом деле, в своем возрасте леди Элфлед рассуждала совсем по-детски.
— Да, но ваша сестра замужем, — возразила девушка. — Выходит, ей как-то удалось встретить своего рыцаря.
— Хильда всегда была покладистой, а потому влюбилась в лорда Стина и мирно, без проблем вышла за него. Сейчас они в Дорсете, ведут уединенный образ жизни и плодят послушных детей. Боюсь, это не по мне. Я хочу связать свою жизнь с мужчиной сильным, волевым, но братья из принципа отпугивают таких. Ждут, наверное, пока я подышу себе второго лорда Стина.
— А ты бы предпочла второго Родгара? — поддразнила Честити.
— Или Бренда, или Брайта, или Сина, — засмеялась Элф. — Такого, который не даст спуску самому дьяволу. Но где его взять? Думаю, мне грозит участь старой девы.
Ближе к вечеру они въехали в деревню Лонг-Нотуэлл, вызвав в этом тихом местечке настоящий ажиотаж. Жители высыпали из домов и с раскрытыми ртами провожали кавалькаду взглядом, дети бросались к карете в надежде заглянуть в окошко и потом долго бежали следом. Даже королевский выезд едва ли привлек бы к себе больше внимания.
Карета остановилась у домика викария. Родгар и Брайт проводили обеих леди в дом, модистка последовала за ними. Скромное жилище оказалось битком набито Маллоренами, что изрядно нервировало Томаса Фрейзера.
— Леди Честити, счастлив наконец видеть вас! — воскликнул он, косясь на сиятельных братьев. — Натаниель и ваша сестра уже здесь, недостает только лицензии.
Вскоре девушка оказалась в объятиях Верити.
— Что за наряд! — восхитилась та. — Ты совершенно преобразилась! Как я за тебя боялась! Ты подвергалась опасности, а я прохлаждалась в роскоши — это несправедливо. Мэри Гарнет проявила столько участия, а потом и вовсе приехал Натаниель. Ни риска, ни злоключений!
— Я тоже не могла этим похвастаться, — солгала Честити, расслышав в голосе сестры подлинное сожаление. — Мы сделали все необходимое, а потом Син оставил меня в Родгар-Эбби. Надеюсь, он скоро привезет лицензию. Позволь представить тебе леди Элфлед, его сестру. Это она так меня приодела. Ты тоже можешь выбрать себе что-нибудь красивое для венчания.
— Я вам сердечно благодарна, хотя, сказать по правде, наряд меня волнует меньше всего. Ведь главное — это обвенчаться с любимым человеком!
— Вот и порадуйте его, — с улыбкой сказала Элф.
Появился майор Натаниель Фрейзер, сосед и добрый друг Честити в течение многих лет. Рядом с Маллоренами он казался довольно ординарным, но никто не стал бы спорить, что это во всех отношениях приятный человек.
— Хочу поблагодарить за заботу о моей невесте, — сказал он Честити. — Не будь тебя, кто знает, как бы все обернулось.
— Ты недооцениваешь Верити.
— Я обожаю ее, но никогда не поверю, что ей одной по плечу подобная эскапада. Ей попросту недостало бы хладнокровия.
— Хладнокровие! — хмыкнула Честити. — Все это время я тряслась от страха как осиновый лист. Ну да ничего, конец — делу венец. — Она увела майора в сторонку. — Натаниель, я должна тебя предупредить. Родгар планирует свадебный обед, на который приглашены мой отец и брат. Он даже не стал скрывать, что венчание состоится именно здесь. Если повезет, они запоздают, но кто может знать?
Родгару, надменно стоявшему у окна в своем сером бархатном камзоле, достался уничтожающий взгляд Натаниеля.
— Этого только не хватало! Зачем он такое затеял?
— Его намерения вполне благородны, но я решила все же предостеречь тебя. Верити ничего не говори, ей совершенно ни к чему волноваться.
— Ты недооцениваешь Верити, — мстительно заметил Натаниель.
Тем временем Элф уговаривала невесту принять от нее в дар одно из привезенных платьев. Шанталь перебирала их, время от времени бросая на Верити оценивающий взгляд.
— Голубое! — выбрала она наконец. — Надо сказать, я не ожидала, миледи, что вы его захватите. Оно вам и самой к лицу. А впрочем, ради такого случая…
Выслушав эту тираду, Верити снова запротестовала, но Элф только отмахнулась.
— Дорогая моя, у меня есть еще десяток голубых платьев, так что я не обеднею.
Последовала суета вокруг невесты, которая вскоре была обряжена в небесно-голубой наряд в крохотный синий цветочек с белым лифом. Глубокое декольте подчеркивало красоту плеч и полной груди молодой матери. К платью прилагалась расшитая жемчугом бархотка. Со сложной прической и подвесками в ушах Верити выглядела настоящей гранд-дамой. Скромный домик викария не мог похвастаться высоким зеркалом, поэтому она не могла увидеть и оценить себя, но вполне довольствовалась многословными восторгами женщин и их заверениями, что жених будет вне себя от восхищения.
Стук в дверь прервал увлекательное времяпрепровождение. Честити пошла открыть. Это была престарелая экономка викария.
— Миледи, мне приказано передать, что все готово.
Девушка сразу поняла, что это значит, и ужасно разволновалась. Ладони стали влажными, голова закружилась. Син вернулся!
— Он будет счастлив видеть тебя, — сказала чуткая Верити, беря ее за руку. — Ты прекрасна, прекраснее, чем когда бы то ни было. В ту весну ты была просто хорошенькой юной девушкой, теперь ты — обольстительная молодая женщина.
Честити вздрогнула. Неужели то, что они с Сином любовники, так бросается в глаза?
С появлением еще двух Маллоренов возникло впечатление, что домик вот-вот треснет по швам. Увидев Честити, Син окаменел. Он смотрел с откровенной жадностью, и потому чисто инстинктивно она открыла веер и укрылась за ним от этого обжигающего взгляда.
Она слышала, как Натаниель осыпает Верити комплиментами, как Родгар обсуждает с викарием детали церемонии, но не могла отвести глаз от Сина. Наконец тот приблизился.
— Если бы я впервые увидел тебя именно такой, у меня не хватило бы дерзости познакомиться.
Она хотела ответить, но голос отказал. Пришлось воспользоваться веером. Особое движение дало понять, что она взволнована и смущена.
— Я не шучу, — настаивал Син. — Когда Родгар разберется с этой загадочной историей и ты вернешься в свой круг, я не стану докучать. Ты заслуживаешь большего, чем участь офицерской жены. — Взгляд его упал на булавку, и лицо потемнело. — Вижу, ты и сама это сообразила.
— Син, ей-богу!..
Закончить фразу не удалось — викарий пригласил всех в церковь. Син вел Честити под руку с кажущейся галантностью, но между ними возникла стена. Следовало благодарить судьбу, а Честити негодовала на злосчастное стечение обстоятельств. Хотелось поскорее разрушить стену, однако для объяснений не было времени. Вместо этого она рассказала Сину о разосланных Родгаром приглашениях. Она по-прежнему находила этот поступок очень странным.
— Занятно! — сказал он холодным тоном. — Очевидно, Родгар знает, что делает, и раз уж мы обратились к нему за помощью, придется предоставить ему свободу действий.
Церемония прошла прекрасно. Наблюдая за молодыми, Честити не могла не вспомнить первое венчание сестры и как та деревянным голосом произносила брачный обет. Сейчас Верити поистине вкладывала в священные слова всю душу. Собрав волю в кулак, Честити ухитрилась ни разу не глянуть на Сина и не расплакаться.
Родгар и леди Элфлед выступили как свидетели, тем самым многократно упрочив совершенный обряд, — теперь за ним стояло еще и все семейство Маллоренов.
— Пора вернуться под защиту стен Родгар-Эбби, — сказал маркиз, когда с формальностями было покончено. — Нас ожидает свадебное торжество, и, если промедлить, мы упустим время.
Это было безмолвное напоминание о том, что граф Уолгрейв может появиться в любую минуту. Большего не потребовалось, все в мгновение ока собрались в дорогу. Радушно приглашенный маркизом, викарий не заставил себя долго упрашивать. Он ехал под предлогом, что желает отпраздновать бракосочетание, но каждому было ясно: он просто опасается подвернуться под руку графу.
К пассажирам кареты прибавилась Верити с ребенком, остальные выехали верхом. Натаниель, разумеется, держался вплотную к карете, и Элф со вздохом заметила:
— Где же тут набраться драконов!
Верити недоуменно сдвинула брови.
Син и Родгар ехали стремя в стремя, что-то обсуждая. Честити предположила, что маркиз вводит брата в курс их подозрений. Она не знала, стоит ли посвятить в них также и Верити, и, поразмыслив, решила, что это подождет: известие, что отец замешан в измене, омрачит сестре ее счастливый день. Всего логичнее сделать это в Родгар-Эбби, когда дорога будет позади, а багаж под рукой. Заодно можно заглянуть в загадочный документ. Что там окажется — нечто и в самом деле значительное? Или он принесет разочарование? Как его содержание повлияет на ее будущее? Существует ли хоть шанс, хоть полшанса, что ее репутация может быть спасена, что и ей доведется стоять у алтаря?
Девушка резко приказала себе оставить пустые размышления: мечтать о счастье ей так же глупо, как надеяться снова обрести девственность.
Кортеж прибыл в Родгар-Эбби сразу после заката солнца. Для Честити, а также для новобрачных были уже приготовлены комнаты, в детской еще суетилась прислуга. Вот-вот должны были подать праздничный обед.
Когда Честити собралась напомнить Верити о документе, оказалось, что молодые уже успели уединиться. Кажется, маркиз не торопится с разоблачениями. К огорчению Честити, Син перехватил этот взгляд. Он и без того держался в стороне, а теперь вовсе отстранился.
Разве не этого она добивалась?
Сердце мучительно заныло.
Девушка укрылась в тихой гавани своей комнаты, дав слово не поддаваться слезам. Если, по мнению Сина, она теперь находится под покровительством Родгара, он оставит ее в покое. Нужно только укрепиться в решимости навсегда с ним расстаться.
Когда Верити постучала в дверь, Честити беспокойно бродила по комнате. Она посмотрела на сестру — сияющие глаза, счастливая улыбка.
— Поверить не могу, что это в самом деле случилось! — воскликнула Верити, бросаясь к ней с объятиями. — Мы победили, мы добились своего! Маркиз уверяет, что лично присмотрит за тем, чтобы это не отразилось на карьере Натаниеля. — Она потупилась. — Знаешь, стоит заговорить о проблемах, как Натаниель закрывает мне рот поцелуем. Он сказал, что все образовалось бы самой собой. Он даже подумывал увезти меня с собой на континент, чтобы обвенчаться там.
— Очень романтично, — рассеянно одобрила Честити. — Маркиз, случайно, не упоминал, как он намерен обеспечить вашу будущую безопасность?
— Нет, не упоминал. — Милое лицо Верити омрачилось. — Ты думаешь, это лишь пустые обещания?
— Речь не об этом… — Честити собралась с духом для объяснений, что было не так-то просто. — Сейчас я тебе кое-кто расскажу… кое-что неожиданное и странное. Мы с Родгаром обсудили все, что произошло, и пришли к выводу, что сэр Уильям шантажировал нашего отца тем, что тот совершил в сорок пятом. Речь об измене, Верити. Мы думаем, что существует документ, способный это доказать.
— Отец замешан в измене? — удивилась Верити, как Честити и ожидала. Но потом она медленно кивнула. — Понимаю. Для из ряда вон выходящих странностей может быть только из ряда вон выходящее объяснение.
— И нам кажется, — осторожно продолжала девушка, — что документ, который у тебя с собой, и есть орудие шантажа.
— Боже правый!
— Ты не против, если маркиз прочтет его?
— Что ты, конечно, нет. — Верити пошла к двери, но вдруг повернулась, прижав ладони к щекам. — Какой ужас!
— Что случилось?
— Я оставила его в кармане платья горничной, в котором выехала от няни!
Честити живо припомнила, как все они переодевались в карете.
— Но ведь ты не выбросила платье?!
— Все равно что выбросила! Я оставила его Мэри Гарнет с наказом отдать бедным! Про документ я совсем забыла! Понимаешь, приехал Натаниель…
Не слушая, Честити бросилась вон из комнаты. На вопрос, где сейчас Родгар, лакей ответил, что тот в своем кабинете.
— В чем дело? — спросил маркиз, когда она, задыхаясь, вбежала к нему.
Девушка, глотая слова, объяснила ситуацию.
— Хорошо, что об этом зашел разговор. Нельзя терять ни минуты!
— Что вы собираетесь делать?
— Послать кого-нибудь к Гарнетам. Син хорошо их знает, он и поедет.
— Но он два дня провел в седле!
— Он солдат и таковым желает остаться.
От чрезмерной заботы — к полному пренебрежению! Честити хотела запротестовать, но вспомнила еще одну важную вещь.
— Милорд, мне нужно обсудить с вами нечто важное…
— Слушаю.
Она рассказала о своем частном расследовании в «Доме у дороги» и о респектабельных светских дамах, которые ей там повстречались. Она уже тогда поняла, что Родгар там не впервые, но лишь минуту назад сообразила, что он может знать, кто скрывался под масками. Честити не утаила ничего, в том числе упомянула про письмо, предположительно написанное Нериссой Трелин. Все это не имело ничего общего с государственной изменой, зато было вплотную связано с ее судьбой.
— Как интересно! — произнес Родгар, внимательно ее выслушав. — Вы говорите, письмо было весьма откровенным? А именно?
— Она назвала его Геркулесом, а потом… — Честити покраснела до корней волос, но ничего не оставалось, как вдаться в детали, — потом там говорилось о его платке у нее между ног в театре и о ее ленте, которую ему предлагалось обвязать вокруг… нет, я не могу продолжать!
— Это и не нужно, я уже могу составить общую картину. В самом деле, письмо гораздо откровеннее обычной любовной записки.
— Вот и я так подумала.
— И вы спрятали его в пустой комнате, в трещине за каминной полкой. Как найти этот дом?
Девушка объяснила, насколько могла вспомнить, и маркиз сделал заметки. Вскоре Брайт Маллорен отправился с поручением разыскать и привезти письмо. Похоже, он был счастлив убраться подальше от свадебных столов.
— По-вашему, от письма будет толк? — спросила Честити Родгара. — Мне бы не хотелось погубить безупречную репутацию Нериссы. По сути, она не сделала ничего плохого, просто сказала правду.
— Просто поставила подпись и печать под приговором, — сухо уточнил он. — Вы чересчур добросердечны, дорогая моя. Нерисса Трелин из тех женщин, что не задумываясь погубят любого, кто встанет у них на пути. К тому же вы ошибаетесь, называя ее репутацию безупречной. Полсвета знает, что это обычная потаскушка, но находит забавным притворяться, что это не так. Кстати, они знали и то, что вы ни в чем не виноваты — у высшего света нюх как на порок, так и на добродетель, — и вволю позабавились, бросая камни в невинную жертву. Жертва время от времени необходима — на алтарь добропорядочности, чтобы удостовериться, что условности все еще в силе. Так устроен свет.
— Вы тоже к нему принадлежите!
— Я его столп, — добродушно подтвердил Родгар. — Однако в отличие от некоторых я не обижаю невинных.
Он вдруг приблизился к Честити, поднял ее лицо за подбородок и коснулся губ губами.
— Временами я почти завидую брату…
В этот миг она всем существом ощутила присутствие Сина в кабинете, отпрянула и повернулась.
— Я вижу, процесс восстановления твоей репутации идет полным ходом, — заметил Син таким ледяным тоном, который не удался бы и Родгару. — Удачная мысль, брат! Никто не посмеет усомниться в добродетели супруги маркиза Родгара.
— Не в моем присутствии, — согласился тот. — Однако нас больше занимает то, что говорится за спиной.
Честити ощущала себя ягненком между двумя волками. Родгар адресовал Сину такой взгляд, что ее бросило в дрожь.
— Если ты способен усомниться в добродетели будущей жены из-за одного поцелуя, ты не заслуживаешь семейных уз. У меня есть для тебя поручение, но оно может подождать.
Дверь за ним закрылась, Син и Честити остались наедине.
— Черт возьми, я хочу знать, как далеко между вами зашло!
Пожалуй, это был подходящий момент навсегда избавиться от Сина… но и навсегда подорвать его чувство собственного достоинства.
— Между нами ничего нет и не было!
— Тогда откуда взялась эта булавка?
Про булавку Честити забыла и теперь невольно прикрыла ее ладонью, словно это могло что-то изменить.
— Родгар подарил ее мне в «Доме у дороги».
— Почему?
Ледяной тон Сина был невыносим. Вопреки всем доводам рассудка Честити хотела совсем иного — заботы, любви, доверия.
— Ни к чему делать скоропалительные выводы.
Она попробовала прильнуть к Сину, но он решительно отстранил ее.
— Почему Родгар подарил тебе булавку?
Она попыталась погладить его по щеке. Он отбросил ее руку.
— Почему он это сделал?!
— В виде платы за услуги! — не выдержала Честити. — Господи, что ты за болван!
— Болван и есть! Сколько ни ломаю голову, не могу взять в толк, как ты ухитрилась в ту ночь найти время и для Родгара!
— Ты не просто болван, ты не в своем уме! Родгар всего лишь поцеловал меня!
— И заплатил фамильной драгоценностью? — Син схватил Честити за плечи и больно сжал. — Я не настолько болван, чтобы этому поверить!
— Идиот! — Она изо всех сил ударила его веером по пальцам. — Милорд, я требую немедленно отпустить меня! Поговорим, когда к вам вернется разум!
Он отпустил ее только для того, чтобы заключить в объятия.
— Он никогда не вернется, Честити! Ты лишила меня разума, преобразившись в светскую даму! Я не знаю, как теперь быть, как держаться с тобой! Мне страшно оставаться рядом с женщиной, которая просто создана быть маркизой! — Он помолчал и произнес, понизив голос:
— Не позволяй Родгару целовать тебя…
Его объятие было сладостным, но к сладости примешивалась горечь.
— Ты всерьез думаешь, что я могла увлечься Родгаром?
— Разве им можно не увлечься? Я не шучу, Честити. Представь, что твоя репутация восстановлена. Что тебе во мне? Вокруг вьются поклонники не в пример более знатные, и Родгар в их числе.
Как ни тяжело было Честити покидать его объятия, она сумела высвободиться и даже отступить на пару шагов.
— Возможно, ты прав, и мне стоит выйти за Родгара.
— Но только с безупречной репутацией, — быстро возразил Син. — Если восстановить ее не удастся, выйдешь за меня.
— Жаждешь принести себя в жертву?
— Нет, понести расплату. Я воспользовался тобой…
— Нет, это я тобой воспользовалась!
Он снова схватил Честити в объятия. После долгого поцелуя остатки ее решимости испарились.
— Ах, клубника на взбитых сливках… — простонал Син, припадая губами к ее груди.
— Син, ни слова о еде!
— Невозможно!
Попытка сохранить хладнокровие с треском провалилась, и Честити прильнула к такой родной груди.
Стук в дверь заставил их отскочить друг от друга. Вошедший Родгар окинул их невозмутимым взглядом, кивнул и сказал:
— Превосходно. А теперь, Син, отправляйся в Винчестер. Надеюсь, ты в силах?
Судя по выражению лица, Син в отличие от Брайта совсем не рвался прочь. Но он не стал отказываться.
— Лишь бы лошадь была свежая.
— Рад слышать. — Родгар коротко обрисовал ему ситуацию. — Я мог бы послать своего человека, но миссис Гарнет скорее войдет в положение, если ты лично объяснишь ей, как это важно. Если платье уже в чужих руках, придется выяснить его судьбу и разыскать документ.
— Ты предлагаешь мне шарить по домам честных бедняков?
— Только если иного выхода не будет, — ответил маркиз с тенью улыбки. — Прихвати с собой пару грумов. Когда документ будет в твоих руках, можешь хорошенько отдохнуть.
Это был тонкий намек на то, что положение сложилось опасное, и Честити невольно испугалась за Сина. Если другие заинтересованные лица поймут, что документ у него, охота возобновится, и дичью станет уже он. Даже Генри Вернем способен убить за право обладания столь важной уликой, а уж граф Уолгрейв сотрет в порошок полмира.
Отбросив условности, Честити обняла Сина и крепко поцеловала.
— Береги себя, милый!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя строптивая леди - Беверли Джо



интересно представлен сюжет, здесь все есть и интрига и страсть и конечно любовь
Моя строптивая леди - Беверли ДжоМарго
1.08.2012, 11.26





мне не понравилось. 4/10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоТимуровна
3.08.2012, 0.19





забавный роман, особенно потому, что Син сразу разглядел, что его похитила девушка. Неужто бывают такие проницательные мужчины???rnКнига открывает сагу о семье Маллорен
Моя строптивая леди - Беверли ДжоОльга Сергеевна
22.06.2013, 15.47





мда, у гг-ни хватало бед. но рада, что гг-й и его семья ей помогли.
Моя строптивая леди - Беверли Джомаруся
23.06.2013, 19.50





9/10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоМилена
25.10.2013, 18.38





хороший роман
Моя строптивая леди - Беверли Джоанна
26.10.2013, 21.42





Восхитительный роман, великолепная история любви и страсти, благородства и коварства. Потрясающие ГГ-ои, тонкий юмор, захватывающие приключения, романтика! Интересный динамичный сюжет держит в напряжении, что невозможно оторваться. Очень хороший роман.
Моя строптивая леди - Беверли ДжоAlina
1.05.2014, 16.13





Книга с интересным сюжетом, с юмором, приятно читать. Ощущение такой нежной истории со счастливым концом
Моя строптивая леди - Беверли Джопервая ласточка
3.03.2015, 5.18





Я уже написала в комментарии к третьей книге, что, по всей видимости, перводчики не умеют переводить имена с английского на русский. Английское имя Sean на русский переводится, как Шон. А в этом романе - Син. Мы же не произносим имя известного актера Син Коннери, а - Шон Коннери. Вообще жаль, что сериалы дают переводить разным переводчикам. Каждый пишет почему-то имя по-своему. И это весьма напрягает, когда читаешь сериалы.
Моя строптивая леди - Беверли ДжоCoфия
10.06.2015, 4.46





очень даже не плохо
Моя строптивая леди - Беверли ДжоЛюдмила
31.01.2016, 1.48





Мало комментов. Самый лучший роман про семью маллоренов. Младший брат самый веселый, находятся и обаятельный. Героиня в облике юноши интереснее, чем в платье. Чуть не хватило эмоций,а вообще понравилось. 9 из 10
Моя строптивая леди - Беверли ДжоКирочка
24.04.2016, 21.35





Изящно... почти)) Роман в целом понравился, если не вникать в небольшие несостыковки, то вообще замечательно! Главное, легкий. 8 из 10..
Моя строптивая леди - Беверли ДжоG
27.04.2016, 16.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100