Читать онлайн Лорд полуночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд полуночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд полуночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд полуночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Лорд полуночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Брат Нильс, писарь, состоящий при Ренальде де Лисле, новом хозяине Саммербурна, насквозь промок под проливным дождем и зябко ежился, несмотря на то что плащ у него был достаточно толстый. Он искренне сострадал двум юным дамам, которым приходилось в такую погоду покидать кров. Брат Нильс оказался на службе у Ренальда всего несколько дней назад по рекомендации короля, и новый господин показался ему благородным и сострадательным человеком. Возможно, несколько высокомерным и холодным, но не жестоким. И вот на тебе!
Обитатели Саммербурна открыли ворота, не оказав никакого сопротивления. Зачем же требовать заложников, да к тому же женщин? Когда он позволил себе сделать замечание по этому поводу, лорд Ренальд просто ответил:
— Не хочу, чтобы семья Кларенс опять совершила какую-нибудь глупость. Одной смерти с них довольно.
И теперь, когда дамы с трудом волочили ноги по скользкой, разжиженной глине, он сделал еще одну попытку урезонить хозяина:
— Милорд, в этом нет необходимости, поверьте.
— Брат Нильс, — ответил тот. — Вы мне не духовник и не советник. Ваше дело помнить о том, что здесь нужно провести дренажные работы. К тому же ров вокруг замка настолько мелок, что и без моста можно обойтись. Деревянные стены обветшали, их надо обновить и установить поверху частокол. Но это только на первое время. Узнайте, где ближайшая каменоломня, в которой можно раздобыть камень для стен. — С этими словами Ренальд обернулся к писарю. Капюшон полностью скрывал его лицо, но по тону можно было догадаться, каково его выражение. — Вам все понятно?
— Да, милорд.
— Я не причиню им вреда, — добавил Ренальд с доброй усмешкой.
— Но вы же собираетесь оставить их здесь со своими людьми!
— Думаете, мои люди с ними дурно обойдутся?
Нильс промолчал, впрочем, Ренальд и не ждал ответа. Ядро его войска составляли вассалы Фитцроджера из Клива. Поскольку Ренальд долгое время состоял помощником при лорде Кливе, он хорошо знал его людей. Остальные, как, например, Нильс, были новенькими. Ренальда интересовало, как поведут себя те и другие во время долгого, утомительного похода под проливным дождем к воротам Саммербурна.
Оказалось, все они выносливы, дисциплинированны и готовы выполнить любое приказание своего господина, хотя и по разным причинам.
Нильс видел, как слуги переносят девушек на руках через огромную лужу, образовавшуюся в конце моста. Да, дренажные работы здесь действительно необходимы. Странно, что прежний хозяин оставил такое важное дело без внимания. О лорде Кларенсе отзывались как о приятном человеке, прекрасном рассказчике и любителе загадок. Очевидно, что землевладельцем он при этом был неважным.
— Как вы думаете, кого они дают в заложники? — спросил у лорда Ренальда Джош, его верный оруженосец. Тоже новичок. — Вернее, кто, по вашему мнению, остался в замке?
Джош из Гиллингфорда относился к предстоящему браку господина с благородной девицей как к романтическому приключению. Нильс сначала тоже так думал, но теперь, когда все они ждали известия о том, кто же станет невестой Ренальда, он изменил свое мнение. Как лорд Ренальд может оставаться равнодушным в такой момент? Ведь брак заключается на всю жизнь! Ему следовало бы самому выбрать себе невесту.
Не дождавшись ответа, оруженосец продолжил:
— Готов поспорить, что это тетушки. Наверняка они захотели держаться вместе.
— Леди Фелиция и Эмис, — пояснил Нильс, в обязанности которого входило помнить такие детали. — Дочь Кларенса зовут Клэр.
— Счастье, Любовь и Свет, — хрипло рассмеялся лорд Ренальд. — В сложившихся обстоятельствах ни одно из этих имен не подходит для невесты. Ну что ж, посмотрим.
Слуга ступили на каменистую площадку, где располагался лагерь, и опустили девушек на землю. Подобрав юбки и кутаясь в плащи, они направились к самой большой палатке чуть в стороне от остальных, возле которой их уже ждали.
— Миледи, — обратился к ним лорд Ренальд. — Милости прошу в мой шатер. Надеюсь, он покажется вам достаточно удобным.
По его знаку два солдата приподняли края полотна, служившего дверью, и сестры, войдя, поспешно откинули капюшоны. Перед взором Ренальда предстали две светловолосые красавицы, похожие друг на друга как две капли воды.
— М-м-м… — Джош ткнул Нильса в бок кулаком. — Совсем неплохо.
— Не забывай, приятель, что ни одна из них не станет невестой лорда Ренальда.
Девушки были на одно лицо, но одна из них тряслась от холода и страха, другая держалась надменно и неприступно.
— Меня зовут Ренальд де Лисл, миледи. Позвольте узнать ваши имена.
— Леди Фелиция и Эмис Саммербурн, — ответила та, что лучше владела собой. — Мы возмущены тем, что вы вынудили нас покинуть дом и собираетесь держать в этом хлеву, как свиней.
— Постараемся, чтобы вам было уютно…
— Уютно! Уютно здесь может быть только грязным животным.
— Это…
— Это говорит о вашем низком происхождении, сэр!
Нильс бросил на нее выразительный взгляд. Девушка тем не менее попала в точку. Лорд Ренальд происходил из мелкого французского дворянского рода, к тому же обедневшего. Своим неожиданным взлетом он был обязан счастливому повороту колеса фортуны.
— Как вы посмели возомнить себя достойным породниться с нашей семьей? — Девушка продолжала осыпать Ренальда оскорблениями.
Лорд Ренальд молча повернулся и пошел прочь, подав знак Нильсу и Джошу следовать за собой. Они направились к лошадям, за их спинами раздавались возмущенные крики Фелиции.
— Если таковы Счастье и Любовь, — заметил Ренальд, вскакивая в седло, — то та, что зовется Светом, наверняка окажется скучной и тусклой особой.
Клэр решила, что будет держаться храбро и даже вызывающе, однако в последний момент у нее сдали нервы.
Если бы она хоть чуть-чуть представляла себе, кого ей суждено встретить!
В пелене дождя Клэр видела с крыльца, как слуги перенесли Фелицию и Эмис через лужи, как девушки направились к палатке, у которой их встретил мужчина в плаще с низко опущенным капюшоном. Следом за ними он вошел внутрь. Наверное, это и есть лорд Ренальд.
Клэр всмотрелась повнимательнее, но не смогла различить его лица. Однако было видно, что он высок и строен.
Конечно, он должен быть силен. Все мужчины, которые мечом прокладывают себе жизненный путь, таковы. Отец называл их «кровавыми мечами». Кровожадные волки войны! Среди друзей отца таких не было. Впрочем, Фелиции это не нравилось: где еще, как не среди столь амбициозных, рвущихся к победе воинов, могла она найти себе достойного жениха?
Так что если лорд Ренальд действительно таков, то он понравится Фелиции.
А если нет? Вдруг он покажется ей чересчур огромным? Может быть, он как-нибудь искалечен. Или на лице у него отвратительный шрам. Или от него дурно пахнет. Или он груб и невоспитан.
Тогда выйти за него замуж придется Клэр.
Она постаралась убедить себя в том, что ничего страшного в этом нет. Ее бабушка вышла замуж при более трагических обстоятельствах и прожила с дедушкой долгую счастливую жизнь.
Клэр вспомнила слова матери, обращенные к Фелиции, и попыталась применить их к себе. Если она будет покорна, он не станет обращаться с ней жестоко. Он чаще будет при дворе, а значит, она сможет вести дела в Саммербурне, как захочет. Клэр оставит здесь все так, как было при отце: занятия наукой и искусствами продолжатся, в доме всегда будут звучать смех и музыка.
Но когда муж будет здесь, ей придется делить с ним ложе, отдаваться ему.
Среди знакомых Клэр мужчин, были такие, с которыми она не легла бы в постель ни за что. Уж лучше умереть! Например, Болдуин из Биггина. Он гостил у них несколько месяцев назад и внушил Клэр стойкое отвращение.
Огромный и здоровый, как бык, Болдуин весь заплыл жиром. Живот вываливался у него из-за пояса, а толстые щеки тряслись при ходьбе. Узкие щелочки вместо глаз придавали ему сходство со свиньей. Он и ел, как свинья, пачкая камзол. У него были огромные руки, заросшие темными волосами, и толстые, как сардельки, пальцы. Эти руки не пропускали ни одну служанку, все так и норовили ущипнуть за ягодицы.
Когда он с тем же подступился к Клэр, она опрокинула на него миску горячего супа. Он лишь рассмеялся и сказал, что ему нравятся женщины с характером. Причем смотрел на нее, как на жареную телячью ногу, что лежала на блюде посреди стола. После того случая отец быстро выпроводил гостя, но у Клэр все же остался неприятный осадок в душе. А теперь ее и вовсе некому защитить.
Клэр задумчиво посмотрела на мать, когда та дала ей в руки кубок с медовым напитком:
— Выпей, дочка, это придаст тебе силы и успокоит.
Теплая густая жидкость приятно согрела ее изнутри, но не помогла избавиться от горького комка, застрявшего у нее в горле. Мать не может спасти ее, да, впрочем, и не пытается. Она хочет, чтобы Клэр стойко перенесла необходимость принести себя в жертву. Кажется, осужденным на смертную казнь тоже дают выпить, перед тем как отрубить голову.
Клэр вдруг ощутила себя совершенно одинокой, как преступник, выставленный на базарной площади. Каждую клеточку ее тела пронизывали страх, отчаяние, безысходность, и никто не пытался уберечь ее от жестокой судьбы.
Обратив взгляд вдаль, Клэр увидела, что человек в плаще садится на коня. Она разом осушила кубок.
Вскоре четверо всадников подъехали к мосту, спешились и повели коней к замку. Гулко стучали по бревнам копыта, словно молотки, забивающие гвозди в крышку гроба.
К сестре подошел Томас. Она не могла обнять его, впрочем, он и не нуждался в этом. Брат уже не ребенок, трагедия заставила его повзрослеть. Но Клэр все же положила ему руку на плечо: пусть не думает, что ей страшно. Мать была права. Абсолютно права. Томас мог пострадать сильнее, чем все прочие. И если брак — цена его безопасности, Клэр готова на это. И не важно, каким окажется ее будущий муж.
Как только четверо незнакомцев вступили во двор, один из них взялся за поводья сразу всех коней и повел их к стойлам. Клэр с замиранием сердца разглядывала оставшихся. Кто из них новый хозяин? Мужчины были одинаково высокими и широкоплечими и все как один в плащах.
Они приближались твердыми и решительными шагами. Клэр не удержалась и тихонько хихикнула при виде такой нелепой картины. Победители шагали по щиколотку в грязи, с трудом поднимая ноги. Вид у всех был довольно жалкий. Разумеется, захватчикам хотелось бы иначе вступить на покоренную землю.
Одинаковые длинные плащи с капюшонами делали мужчин похожими друг на друга. Клэр разглядела металлические пластины, защищающие лица, и догадалась, что они в шлемах. Войти в замок в полном вооружении?! Неужели не понятно, что они оказались волками среди овец?
Без сомнения, тот, что в центре, и есть лорд Ренальд.
Невероятно широк в плечах. Наверняка растолстевший щеголь с толстыми волосатыми руками. Невыносимо больно будет видеть такого человека в любимом отцовском кресле, но, может быть, он понравится Фелиции?
Клэр стала молиться о том, чтобы на лице у него не оказалось шрама или бородавки и чтобы зубы были здоровыми. Фелиция терпеть не может уродства.
Чем ближе подходили они к крыльцу, тем больший страх внушала Клэр мощная фигура де Лисла. Она убеждала себя в том, что он обычный мужчина, но не в силах была избавиться от ужаса, осознавая, что сдает свои позиции и не может бороться с собой. Невольно отступив назад, Клэр оказалась возле пылающего камина.
Ее охватила предательская дрожь, ладони стали влажными от напряжения. Клэр крепко стиснула зубы.
— Отойди от очага, девочка, — произнесла леди Агнес. — А не то у тебя, не дай Бог, вспыхнет платье.
Клэр вздрогнула и обернулась, после чего сделала шаг вперед, отступая от огня на безопасное расстояние.
Подняв глаза, она увидела, что де Лисл уже стоит около камина. Клэр едва доходила ему до груди, а в плечах он и вовсе был вдвое шире ее. Он поднял руки, чтобы отбросить назад капюшон.
Большие, сильные руки.
И совсем непохожи на сардельки.
Клэр взглянула ему в лицо. Ренальд был в шлеме, но она прекрасно разглядела квадратный подбородок и прямую линию губ. Они совсем не полные. И не безвольные.
Красивая форма рта поразила Клэр и заставила ее сердце учащенно забиться.
Ренальд обвел зал оценивающим взглядом: семью лорда Кларенса, собравшуюся у очага, слуг, жавшихся в страхе по углам. Клэр видела, что он ждал возможного нападения и готов был отразить его, выхватив меч из ножен. Готовность убить любого, кто встанет на его пути, была столь очевидна, что ее почувствовали все без исключения.
Клэр, привыкшая к спокойной, мирной жизни, никогда прежде не сталкивалась с подобными людьми.
Наконец Ренальд успокоился и, расстегнув шлем, снял его и передал одному из своих спутников. Тот последовал примеру господина и, сняв шлем, устало провел ладонью по лицу с видом явного облегчения. Молодой, рыжеволосый и веснушчатый, он был также крепок и широк в плечах. Видимо, это оруженосец де Лисла.
Клэр снова обратила свое внимание на Ренальда, понимая, что ей необходимо как следует разглядеть и изучить его, чтобы выжить самой и не навлечь беду на свою семью.
Голову де Лисла покрывала металлическая сетка подшлемника, но лицо теперь было полностью открыто. Черты его оказались прямыми и крупными, темная линия бровей подчеркивала выпуклость лба. Клэр нравились мужчины с более аристократической внешностью, но она признала, что в своем роде Ренальд красив. Во всяком случае, никаких видимых недостатков она в нем не обнаружила.
Искра надежды вспыхнула в ее сердце. Скорее всего он понравится Фелиции.
В его темных глазах таилась усталость. Похоже, они слегка воспалены, вон как покраснели. Наверное, от бесконечных попоек и дебошей.
Ренальд тем временем расстегнул пряжку, снял плащ и передал оруженосцу. Он сделал это легко и непринужденно, что говорило о его недюжинной силе, поскольку мокрый плащ был невероятно тяжел.
«Конечно, он силен, Клэр! Он завоеватель, воин до мозга костей».
Теперь на нем была одна лишь кольчуга, которая доходила ему почти до колен и была перетянута широким поясом. Толстого живота у него не было и в помине. Клэр предположила, что и без кольчуги он столь же строен, как и в ней.
Неужели и такой же холодный?
Она тотчас отбросила эту странную мысль. Ренальд обычный мужчина из плоти и крови, такой же, как другие. Как любое животное. Но на быка он не похож, несмотря на массивный торс. Скорее, он напоминал боевого коня, стремительного и неудержимого в битве.
Господи, бедный отец! Неужели ему пришлось сражаться с таким человеком?
Ренальд еще раз огляделся, затем устремил свой взор на нее. Клэр догадалась, что он ищет третью юную леди, а ее принимает за служанку из-за того, что на ней надето скромное платье. Поскольку ни бабушка, ни мать не подходили по возрасту на роль невесты, Ренальд догадался наконец, кто его суженая.
Бабушка была права.
Он не глуп.
Ренальд нахмурился, снимая подшлемник. Густые темные волосы упали ему на плечи и на лоб. Он отряхнулся, словно промокшая собака, и подошел к камину, чтобы согреться.
Та непринужденность и хозяйское спокойствие, с которыми держался Ренальд, оскорбили Клэр до глубины души. Он считает их робкими кроликами и чувствует себя в полной безопасности!
Де Лисла следует убить хотя бы для того, чтобы навсегда стереть с его лица это самодовольное выражение!
— Леди Мюриэль, — обратился он к матери с учтивым поклоном, — я искренне сожалею о тех печальных событиях, которые предшествовали нашей встрече.
Мать ответила что-то невпопад и поспешила представить его леди Агнес. Он, возможно, сначала тоже принял ее за служанку, однако быстро исправился и, поклонившись, принес ей соболезнования в связи с утратой сына.
Леди Агнес с достоинством отозвалась:
— Полегче, юноша. Я не хочу с вами ссориться. Но если вы тронете моих детей, пеняйте на себя. Ни вы, ни сам король не сможет сделать мою жизнь более несчастной.
— Я не собираюсь кому-либо вредить, леди Агнес. Но если попытаются причинить вред мне или моим людям, пострадают не только заложники. Король, без сомнения, захочет сам навести здесь порядок. Хорошо, что мы выяснили наши отношения сразу же. — И вдруг он обернулся к Клэр со словами: — Вы со мной согласны, миледи?
От неожиданности у Клэр даже перехватило дыхание. Но она заставила себя взглянуть ему прямо в глаза.
— Разумеется, сэр Ренальд, — ответила девушка, сознательно не называя его лордом, хотя теперь он носил этот титул по праву. — Надеюсь, вы выяснили также, что вам здесь не рады?
Ренальд не удостоил ее ответа. Подняв руку, он лишь прищелкнул пальцами.
Клэр возмутилась таким явно пренебрежительным отношением. В руке у Ренальда тем временем появилась высокая пивная кружка. Девушка не отрываясь смотрела на сильную руку завоевателя… И вдруг поймала себя на том, что ее пристальный взгляд неприличен.
— Коль скоро леди Фелиция и леди Эмис находятся в моем лагере в качестве заложниц, вы, надо полагать, леди Клэр?
В ответ она сделала книксен.
— Бойкая речь. Достоинство в сочетании с миловидностью, — сказал он, прихлебывая эль из кружки. — Уверен, так оно и окажется, когда вы смоете с лица сажу.
Он приказал подать еще кружку и хмуро добавил, глядя на ее прическу.
— Миледи, ни вы, ни я не вправе выбирать. Для меня этот брак так же вынужден, как и для вас. Зачем же было так себя обезображивать?
— Сэр Ренальд, поскольку я выгляжу именно так, как выгляжу, что толку в бессмысленных вопросах? Кроме того, вся наша семья пребывает в глубоком трауре по отцу, которого я очень любила.
На мгновение Ренальд прикрыл глаза, и Клэр это очень порадовало. По крайней мере ей удалось хоть как-то осадить его.
— Сейчас не время обсуждать наше будущее, — отозвался он, снова поднимая на нее глаза. — Подождем, пока тело вашего отца упокоится с миром. — Он обратился к леди Мюриэль: — Полагаю, у вас здесь есть усыпальница?
— Конечно…
— Я со своими людьми буду ночевать здесь. Скоро принесут мои пожитки.
— Но это комната моих родителей!
Ренальд и леди Мюриэль тотчас разом оглянулись.
— Успокойся, Клэр, — всплеснула руками мать. — Теперь замок принадлежит лорду Ренальду, и он волен делать все, что хочет. Разумеется, это комната лорда Ренальда!
— Она будет также и вашей, леди Клэр, когда мы поженимся.
Клэр в очередной раз подумала о том, как правы были мать и бабушка. Ренальд оказался заложником ситуации так же, как и она сама. Другое дело, что он владел ею.
И все же Клэр постаралась вести себя так, чтобы Ренальд не чувствовал себя здесь желанным хозяином.
Надеясь, что он женится на ее тетке, она собиралась покинуть Саммербурн, чтобы не быть свидетельницей его разрушения.
Лорда Кларенса Саммербурна похоронили тем же вечером, семья и слуги следовали за гробом в плащах, поскольку лил дождь и дул пронизывающий ветер. Сэр Ренальд и его люди тактично не показывались им на глаза.
У Клэр сердце разрывалось от боли, когда гроб с телом отца опускали в могилу, в глубине которой стояла бурая вода. Дочь уговорила мать похоронить отца в его любимом голубом камзоле.
Наконец Клэр отвела взгляд и подняла лицо к небу. Крупные капли дождя смешивались с ее слезами. Где-то там за сизыми тучами находится рай. Клэр надеялась, что в раю есть книги, ангелы поют там красивыми голосами и рассказывают чудесные истории.
«Будь счастлив, отец. Смотри иногда на нас сверху». Могильщики взяли в руки лопаты, на которые тотчас налипли комья глины, и принялись закапывать могилу. Члены семьи усопшего вернулись в дом, каждый в свою комнату, чтобы скорбеть в одиночестве.
Ее комната показалась Клэр странно изменившейся, потому что она привыкла делить ее с тетками. Вид внезапно опустевшего помещения напомнил Клэр о том, как круто изменилась ее жизнь. Могла ли она как-то предотвратить это несчастье? Могла ли удержать отца от похода? Хотя они были очень близки, Клэр сомневалась в этом. Она сама не раз говорила Томасу, что если отец принимал какое-то решение, то стоял на своем твердо, как скала.
Ее горькие мысли обратились к шерифу Эйдо. Это он подстрекал отца выступить в защиту прав на трон законного короля. Клэр часто работала в кабинете отца и, склонившись над книгами, зачастую слышала их беседы. Она помнила, что Эйдо говорил о долге и цареубийстве каждый свой визит в Саммербурн.
В конце концов храбрость изменила Эйдо, и он вообще отказался принимать участие в восстании. Клэр слышала, что он, подобно многим, тайно ездил в Лондон, чтобы засвидетельствовать свое почтение человеку, которого считал узурпатором британской короны. Таким образом, его положение шерифа графства упрочилось.
А к ним в дом пришла беда. Ее отец остался верен своим убеждениям, и архангел Гавриил с огненным мечом не мог отказать ему во входе.
Уезжая, отец поцеловал Клэр на прощание и велел ей заботиться о семье до его возвращения. Затем вскочил в седло и ускакал. Можно было подумать, что он едет на базар, если бы не кольчуга, которая так не шла ему, да меч.
Внезапная мысль поразила Клэр. Не хотел ли отец, чтобы она вышла замуж за его преемника и таким образом спасла Саммербурн?
Чтобы успокоиться и собраться с мыслями, девушка уселась у окна с вышиванием. Она не сразу и сообразила, что вышивает узор на рубашке, которую готовила отцу в подарок.
Едва подавив в себе желание порвать ее, Клэр продолжила. Никакого прока в этой порче нет. Правда, трудно себе представить, чтобы кто-то другой надел рубашку отца. Так же трудно, как видеть сэра Ренальда в отцовском кресле.
Матерь Божия, как выдержать такое испытание?!
Фелиция! Фелиция сама захочет выйти за него замуж.
Игла замерла в руке Клэр. А что, если захватчик поведет ее к алтарю, а затем и к супружескому ложу уже сегодня? Дедушка поступил с бабушкой именно так.
Когда в комнату вошла Мария и сообщила, что сэр Ренальд и леди Мюриэль ждут ее в зале, Клэр так перепуталась, что готова была спрятаться под кровать. Неужели они уже позвали священника?
Тогда она откажется. Сам король не может потребовать от нее пойти к венцу в день похорон отца! Успокоив себя таким образом, Клэр спустилась вниз.
Войдя в зал, она увидела, что сквозь тучи пробиваются лучи закатного солнца. Дождь прекратился.
Сэр Ренальд переоделся в голубую тунику, такую же темную, как кольчуга. На запястьях у него сверкали тяжелые золотые браслеты, пояс украшали разноцветные камни. Рядом с ним стоял монах, который держал в руках брачные документы.
Клэр догадалась, что это третий спутник Ренальда, который вступил в замок вместе с ним. Его писарь. Он не был похож на воина, в его облике чувствовалась мягкость, а глаза светились добротой и весельем.
Интересно, заметил ли Ренальд, что при виде монаха на лице ее отразился ужас? Клэр взглянула на де Лисла — огромного, мрачного, чужого — и поняла, что он не заметил.
Сидя в своем кресле, взволнованно улыбалась мать. Она попросила Клэр присесть на скамеечку рядом. Леди Агнес, как обычно, грелась у камина и отстраненно наблюдала за происходящим. Де Лисл опустился в отцовское кресло, и Клэр возненавидела его за это.
— Миледи, — произнес он, — вопрос с браком мы должны уладить безотлагательно.
— Ни одна из нас не хочет стать вашей женой, сэр Ренальд, — ответила Клэр, глядя ему прямо в глаза.
Мать попыталась вразумить ее, но дочь лишь отмахнулась.
— При чем тут чьи бы то ни было желания, леди Клэр?
— Должно пройти время. Никто не способен с радостью идти под венец в день похорон отца!
— Вы хотите сказать, что в другой день пойдете под венец с радостью? — удивленно приподнял бровь Ренальд. — Должен признаться, вы превзошли мои ожидания.
Клэр залилась краской смущения. Она недооценила его.
— Если вы дадите нам время, милорд… Например, месяц.
— Дело в том, что король настаивает на незамедлительной брачной церемонии. Брат Нильс, подайте документы!
Клэр побледнела как полотно.
Резкий голос хозяина вывел Нильса из задумчивости и привлек внимание леди Клэр к нему. Хотя девушка была не так красива, как ее тетки, с такой невестой брат Нильс тоже согласился бы пойти под венец. Разумеется, если бы не его сан. Брат Нильс достал свитки.
— Вы умеете читать, миледи? — спросил лорд Ренальд. Леди Клэр вскинула на него глаза. Нильс отметил про себя, что она не робкого десятка и обладает внутренним достоинством, однако лишена глупой напыщенности своих теток.
— Да. Я владею двумя языками.
Лорд Ренальд удивленно приподнял бровь и усмехнулся:
— Брат Нильс, передайте документы леди Клэр. Она сама в состоянии прочитать их.
— Леди, — обратился к Клэр монах. — Здесь вы найдете распоряжения короля относительно вас лично и вашего имения, которое отныне переходит во владения лорда Ренальда, а также брачное соглашение. На последнем документе следует поставить подписи вступающих в брак, а также их свидетелей.
— Какая бесцеремонность!
— Король имеет право требовать повиновения от своих подданных, леди Клэр, — откликнулся лорд Ренальд. — Вы согласны?
Судя по тому, что Клэр из Саммербурна в ответ лишь плотно сжала губы, Нильс предположил, что король Генри и лорд Ренальд справедливо опасаются восстания. Но Клэр по крайней мере достаточно умна, чтобы не вступать с Ренальдом в открытую борьбу.
Клэр прочла документы вслух чистым и твердым голосом для матери и бабушки. Нильс все больше восхищался Клэр и мучился угрызениями совести из-за того, что ему приходилось принимать участие в этой неприятной для нее церемонии.
Читая первый документ, Клэр старалась сдержать слезы: в нем отец объявлялся изменником, в связи с чем вся его собственность подлежала отторжению. Интересно, это было написано до или после смерти Кларенса?
Во втором документе подтверждались права «преданного и верного слуги короля, Ренальда де Лисла, рыцаря и победителя» на Саммербурн со всем его движимым и недвижимым имуществом, а также оговаривались обязанности нового хозяина.
Победитель! Клэр тут же встретилась с ним взглядом. Если бы у камня были глаза, они выглядели бы точно так же.
Клэр поспешно вернулась к чтению. Если Ренальд назван «победителем», значит, он отстаивал права короля на трон в поединке. Такой титул свидетельствует о его непревзойденных бойцовских качествах и в то же время подтверждает предположение Клэр о том, что он действительно «кровавый меч». Впрочем, его бездушность — лучшее тому подтверждение.
Дрожь охватила ее при мысли, что такой человек станет хозяином Саммербурна. Просто святотатство какое-то!
Клэр подавила тяжелый вздох и продолжила:
— «…Учитывая прежнюю дружбу между лордом Кларенсом из Саммербурна и Генри, королем Англии…»
«Стоило ли поминать то, чего уж нет?» — подумала Клэр.
— «…король милостью своей приказывает лорду Ренальду Саммербурну взять под свою защиту семью Кларенса и заботиться о ней, как о своей собственной. С этой целью лорд Ренальд получает разрешение на безотлагательный брак с одной из незамужних леди, проживающих в Саммербурне».
На этом документ заканчивался. Клэр обратилась к Ренальду:
— Насколько я поняла, у вас есть право выбора невесты, не так ли?
— Семья лорда Кларенса может сама мне ее выбрать.
— В документе так не сказано. Скорее, выбор предоставляется вам.
— Я не придаю этому большого значения.
Клэр не спешила сворачивать пергамент, заподозрив Ренальда в неискренности. Но ничего такого не уловила. Видимо, ему и вправду все равно, на ком жениться.
Смешно, но Клэр ощутила нечто похожее на обиду. Выходит, ее жертва или жертва одной из ее теток ему безразлична.
Тем не менее король выразился однозначно. Де Лисл должен жениться на одной из них, и «безотлагательно». Значит, на месяц или на неделю отсрочки ей рассчитывать не приходится.
Но на день? Один день ничего не решает.
И все же этого времени достаточно для того, чтобы уговорить Фелицию.
Хотя Ренальд де Лисл холоден и надменен, но не груб и к тому же в большой чести у короля. Такой мужчина — просто подарок для Фелиции! Ей нужно только взглянуть на него непредвзято, и он ей понравится.
Правда, здесь возникли кое-какие сложности. Фелиция в лагере, а они с Ренальдом в замке! Что, если он захочет, чтобы церемония бракосочетания состоялась прежде, чем заложницы вернутся в замок?
— Я поняла, что король торопит нас, милорд. Но уверена, он не стал бы возражать против небольшой отсрочки по поводу траура.
Его темные спокойные глаза неспешно изучали ее лицо.
— Небольшая отсрочка, да. Но не пытайтесь избежать неотвратимого, леди Клэр.
У Клэр появилось ощущение, что он способен читать ее мысли.
Ну и пусть! Она не станет притворяться. Клэр поднялась и передала бумаги писарю. Брат Нильс удивленно посмотрел на нее, потому что в порыве злости Клэр чуть не помяла их.
Она поняла свою ошибку и постаралась взять себя в руки. У нее есть цель, и она постарается ее достигнуть. Прежде всего надо любыми средствами вернуть Фелицию в замок. А значит, придется быть с Ренальдом поласковее.
Клэр была противна сама эта мысль, но она заговорила тихо и мягко, впервые наделив Ренальда его законным титулом:
— Вы должны были заметить, лорд Ренальд, что мы не намерены оказывать вам сопротивление…
— Должен был?
— Я имею в виду вооруженное сопротивление. Прошу вас, милорд, позвольте моим теткам вернуться в замок. Как заложницы, они подвергаются в лагере опасности заболеть лихорадкой.
— Чем скорее мы поженимся, леди Клэр, тем скорее они смогут спать в своих постелях. Если хотите, мы можем провести церемонию прямо сейчас.
— Нет! — Она невольно отшатнулась.
— Значит, вы предпочитаете, чтобы ваши тетки заболели малярией?
— Я предпочитаю, чтобы они находились здесь. В замке чисто, сухо и безопасно.
— Тогда выходите за меня замуж. Зачем отсрочка?
— Мне нужно время, чтобы прийти к соглашению с…
— Клэр! — вмешалась бабушка. — Этот человек говорит дело. Выбрось глупости из головы, и покончите с этим.
— Он украл собственность моего отца… вашего сына! — резко обернулась к ней Клэр.
— Так же, как когда-то отец Кларенса украл ее у моего отца. Не забывай.
— Это не одно и то же!
— Для меня никакой разницы нет.
Клэр поняла, что разыгрывать покорность ей удается плохо.
— Хочешь совет старой женщины, которая сама прошла через это? — спросила леди Агнес, ткнув в сторону Клэр концом своей палки. — Выходи замуж немедленно, и пусть слуга приготовят праздничный ужин. Они толпятся здесь без дела, а на кухне тем временем подгорает телятина. Поверь, ничто так не ублажает мужчину, как хороший обед. Если, конечно, не считать кое-чего другого… — Она лукаво подмигнула.
Клэр покраснела от стыда. Она едва не закричала, что скорее отравит Ренальда, чем станет угождать ему. И все же уж лучше вкусно накормить его, чем делить с ним ложе. Она взглянула на него в надежде, что он все поймет.
Ренальд бесстрастно выдержал ее взгляд. Он намеревался вступить в брак и таким образом утвердить свои права на Саммербурн. Ему было все равно, кто станет его женой. Менее всего его волновали чувства девушки, которая назначена ему в жены. Его не интересовали ни ее внешность, ни характер. Значит, Клэр зря обрезала волосы, ее жертва была напрасной. И она, и ее тетки — всего лишь пешки в его игре.
— Фелиция! — в отчаянии вымолвила она. — Леди Фелиция с большим удовольствием, чем я, выйдет за вас замуж, милорд.
— Тогда остаться здесь должна была именно она. Выбор уже сделан, леди Клэр.
Клэр словно со стороны услышала горестное всхлипывание и не сразу поняла, что плачет она сама. Время. Возможно, со временем он переменит свое мнение.
Фелиция была красавицей. Если их поставить рядом, Ренальд увидит разницу и выберет Фелицию. Особенно теперь, когда Клэр одета, как служанка, и волосы у нее острижены.
Ей нужно время, чтобы уговорить Фелицию.
Время.
Обед!
До нее вдруг дошел смысл бабушкиных слов. Обед понравится Ренальду и позволит оттянуть время. Кроме того, у нее появится повод покинуть зал, а значит, и возможность сбежать.
— Мне нужно проследить за приготовлением обеда, милорд.
Она ожидала возражений, но Ренальд согласно кивнул.
— Возьми мальчика с собой, — сказала леди Агнес, когда Клэр ринулась к дверям.
Клэр заметила, что Томас стоит в темном углу и наблюдает за Ренальдом с плохо скрываемой ненавистью. Господи, только не это!
— Пойдем со мной на кухню, — сказала Клэр.
— Я хочу остаться здесь, чтобы следить за ним.
— Зачем тебе это нужно?
Он поднял глаза на сестру. В них пылала ярость.
— Я ненавижу его! Он сидит в отцовском кресле. Мы должны…
— Не надо, любовь моя, — Клэр с силой сжала его плечо. — Не надо. Ты все равно ничего не изменишь.
— Фелиция сказала, что я уже мужчина. Я должен вас всех защитить. Ведь так?
Клэр пожелала Фелиции провести лишних два столетия в чистилище.
— Томас, никто из нас не может ничего изменить. И потом, Ренальд ни в чем не виноват.
— Ах да! Ты же собираешься выйти за него замуж! Поэтому ты на его стороне. Как и бабушка.
— Бабушка вовсе не на его стороне. Просто она не видит смысла с ним бороться.
Томас тряхнул головой, и его светлые кудри упали ему на лоб.
— Так же как после Гастингса, когда в Саммербурн пришел дедушка? Ты знаешь Зигфрида, который работает в конюшне? Так вот, он двоюродный брат бабушки. Раньше он был членом семьи, а теперь состоит при лошадях, и бабушку это совершенно не волнует! То же будет и со мной, да?
Клэр притянула Томаса к себе, и мальчишка затих у нее на груди.
— Нет, любовь моя, нет! Уверена, так не будет. — Она отстранила его и взглянула ему в глаза. — Но помни: единственный способ выжить — это быть осторожными. Пойдем.
Она повела его прочь из зала, но не удержалась и оглянулась. Ренальд де Лисл внимательно наблюдал за ней. Он подозвал оруженосца и что-то прошептал ему на ухо. Через минуту молодой воин догнал Клэр:
— Не беспокойтесь, леди, я вам не помешаю.
Клэр упала духом. Саммербурн в мгновение ока превратился из отчего дома в тюрьму!
Удивительно, но на кухне все шло своим чередом. Настроение у слуг было мрачное, женщины украдкой смахивали слезы с ресниц, но работу не оставляли. В скором времени обед будет готов.
Слуги обступили Клэр и засыпали вопросами. Она постаралась утешить и ободрить их, как могла.
— Правда, что вы выйдете за него замуж, леди? — спросил повар.
— Одна из нас вынуждена сделать это.
— Уж лучше вы, леди. Лучше вы!
С этими словами повар отошел, но на душе у Клэр остался тягостный осадок. Слуги предпочитают видеть хозяйкой Саммербурна ее, а не Фелицию, которая скора на расправу и обладает резким, неуживчивым нравом. Кроме того, Фелиция мнительна и от каждого ждет подвоха.
— Я не в состоянии взять на себя ответственность за судьбы всех и каждого.
Клэр поймала на себе добрый взгляд голубых глаз оруженосца и поняла, что произнесла эту фразу вслух.
Отвернувшись, она стала отдавать распоряжения по поводу обеда.
Мечтала же она только об одном — улизнуть из замка и пробраться в лагерь.
Может быть, у нее получится? Она убедит Фелицию в том, что этот брак сулит ей большие преимущества, а сама останется с Эмис в лагере, чтобы тетка могла вернуться и приготовиться к свадьбе.
Клэр с самым непринужденным видом направилась к двери и тут же услышала за спиной легкие шаги оруженосца. Она обернулась и посмотрела ему прямо в глаза:
— Вы намерены повсюду сопровождать меня?
— Куда бы вы ни отправились, миледи. Лорд Ренальд приказал не спускать с вас глаз и быть там, где будете вы, — ответил он смущенно.
— Он такой грозный господин?
— Он требует, чтобы его приказы исполняли, леди. Вне сомнения, вы тоже.
Клэр поняла, что оруженосец ничуть не глупее своего хозяина. Как же все-таки избавиться от него?
— Я иду в дамскую комнату. Вы собираетесь последовать за мной и туда?
— Это наверху, леди?
— Да.
— Тогда я провожу вас до двери и останусь снаружи. Полагаю, вы не умеете летать.
Клэр от досады закусила губу, а про себя порадовалась. Оруженосец полагает, что у нее нет возможности бежать со второго этажа. Что ж, посмотрим…
Нижний этаж замка занимало огромное помещение — комната родителей и одновременно кабинет отца. На верхнем этаже помещались спальни детей и кладовые. Окна были высоки, так что возможность побега оруженосец исключал.
Клэр вошла в дамскую комнату и захлопнула дверь у него перед носом. После чего бросилась к сундуку и стала рыться в нем в поисках веревки.
Отец распорядился хранить на втором этаже веревки, когда стало известно, что в соседнем городе во время пожара погибло много людей, не сумевших выбраться из верхних комнат. Тогда же в каждой комнате у окна появилось чугунное кольцо, к которому при необходимости можно было привязать веревку.
Найдя веревку, Клэр подошла к окну. Она сразу же поняла, что от своей идеи ей придется отказаться.
Оба окна выходили на открытое место. Теперь, когда дождь кончился, по двору то и дело сновали слуги, выполняя хозяйственные дела, накопившиеся из-за непогоды. Они наверняка заметят, когда она станет спускаться вниз по стене. Скорее всего слуги ее не выдадут, но Клэр не была уверена в этом.
Что ж, придется ждать до наступления темноты. Время еще есть. Клэр убрала веревку обратно и вышла из дамской комнаты. Она спустилась вниз, не обращая внимания на оруженосца, следовавшего за ней по пятам, как верный пес.
В зале никого не было, кроме бабушки, которая, как обычно, грелась у камина, и слуг, накрывавших на стол.
— А где все? — спросила Клэр у леди Агнес.
— В кабинете. Лорд Ренальд и его писарь вместе с твоей матерью проверяют счета. Похоже, у него есть деловая хватка.
— Мертвая хватка, ты хочешь сказать.
— Как угодно. А ты чего бы хотела?
Клэр хотела бы вернуть вчерашний день. А еще лучше вернуться во времени на много месяцев назад, когда отец был дома, был жив.
— Выбора, — ответила она бабушке.
— Выбора? Это неслыханная роскошь! Впрочем, у тебя есть выбор. Ты можешь выйти замуж и хорошо управлять Саммербурном. А можешь уговорить Фелицию сделать это, и тогда мы все хлебнем горя. А еще ты можешь заупрямиться, и тогда мы пойдем по миру. Нищие, но благородные.
— В благородстве нет ничего дурного.
— В нем все дурное, если речь идет о том, чтобы умирать с голода. Эх, Клэр, Клэр! — Бабушка сокрушенно покачала головой. — Смирись. Признаюсь, я очень беспокоилась о тебе, пока не увидела этого человека своими глазами. Но теперь я спокойна. Он станет достойным мужем разумной женщине.
— Я никогда не забуду, как он сюда пришел.
— Еще сама удивишься, как быстро забудешь! Я забыла дни рождения своих детей, которые, как мне казалось во время родов, я запомнила навсегда. — Она улыбнулась. — Но кое-что я помню. Я помню, как моя мать говорила со мной так же, как я теперь с тобой, а я считала ее бесчувственным чудовищем, потому что она думала о будущем, в то время как ее муж и сыновья полегли в сырую землю. Нравится тебе или нет, Клэр, но придется через это пройти. И поверь, через двадцать — тридцать лет твои нынешние страдания покажутся тебе смешными. Так что не делай глупостей. Не стоит.
Клэр отвернулась. Убедить Фелицию выйти замуж за Ренальда вовсе не глупость. Конечно, она резка и заносчива, но если будет счастлива в браке, то нрав ее смягчится. Вопрос в том, будет ли она счастлива.
Без сомнения. Они будут смотреться, как две сосульки, свисающие с карниза.
В зал вошел слуга с сообщением о том, что крыша сыроварни протекает, и отвлек Клэр от тягостных мыслей.
Спешного вмешательства это дело не требовало, но Клэр с удовольствием воспользовалась предлогом выйти на улицу. Подобрав юбки, она аккуратно пошла по доскам, проложенным через двор, но все же промочила ноги. Тем не менее она радовалась возможности подышать свежим воздухом и заняться чем-нибудь.
Оглянувшись, чтобы убедиться в том, что оруженосец следует за ней, Клэр решила проверить сточные трубы.
Только вернувшись в зал, Клэр вдруг подумала о том, что решение хозяйственных проблем Саммербурна с нынешних пор не в ее компетенции. Ей надо было отослать слугу к де Лислу, а не заниматься этим самой.
Ха! Этот «победитель» наверняка не отличит сено от соломы!
Клэр вспомнила о том, что как раз перед тем, как начался ливень, свиноматка опоросилась. Она подхватила юбки и побежала в свинарник посмотреть на новорожденных поросят. Они валялись в грязи возле матери и тыкались пятачками ей в живот. Клэр улыбнулась. Ничего не поделаешь, жизнь продолжается.
— Прекрасные, здоровые малыши!
Клэр обернулась и увидела рядом с собой не оруженосца, а его господина. Ренальд уперся плечом в столб, поддерживающий крышу, который рядом с ним казался лучиной для растопки камина.
— Я плохо разбираюсь в сельском хозяйстве, леди Клэр, но полагаю, что здоровый приплод — не случайность, а закономерность.
— А в чем вы хорошо разбираетесь? — спросила она, поднимая взгляд.
Его карие глаза оказались глубокими и чересчур большими, чтобы взгляд их был приятным. На дне их залегла усталость. Клэр вспомнила, что им пришлось проделать долгий путь из Лондона. Они провели в седле всю ночь, и непонятно, чем объясняется такая спешка. Даже при том, что они везли тело отца, можно было сделать привал на ночлег. Наверное, ему не терпелось поскорее увидеть свою новую собственность. И невесту.
— В чем разбираюсь? — повторил он ее вопрос. — В оружии, лошадях, в тактике боя и осаде крепостей.
— А в убийстве людей?
— Да. Я превосходно умею это делать.
— Замечательно!
— Если говорить о вас, миледи, неужели вам бы хотелось, чтобы вас убили топорно и некрасиво?
Клэр в ужасе схватилась за стояк загона. Неужели он ей угрожает?
— Прошу прощения, я не хотел вас пугать, — выпрямился он, — но это правда. Если человека ждет смерть от удара мечом, он надеется, что она будет мгновенной. Если человек кладет голову на плаху, он хочет, чтобы топор был острым. Если он умирает от болезни, то не хочет долго мучиться.
Клэр слушала его и думала о том, есть ли в его сердце хоть какие-то человеческие чувства. К счастью, протрубил рог, созывающий всех к обеду, и у нее появилась возможность удалиться. Она слишком резко повернулась и едва не поскользнулась в грязи. Сильная рука подхватила ее под локоть и вернула утраченное равновесие. Не успела Клэр опомниться, как оказалась на руках у Ренальда. Он уже нес ее через двор.
— Опустите меня! — в страхе воскликнула девушка, ощущая собственную беспомощность.
— В грязь? — спросил он, останавливаясь.
— Да!
Лицо Ренальда оказалось так близко, что она могла разглядеть его зрачки и длинные густые ресницы.
— Леди Клэр, — сказал он, — ни один здравомыслящий человек не захочет по доброй воле месить эту грязь. Если бы вы могли понести меня на руках, я бы с радостью предоставил вам такую возможность.
Она невольно улыбнулась и поспешила отвернуться. Оказалось, что лорд Ренальд лишь немного старше ее и не лишен чувства юмора.
Хотя, возможно, это была не шутка.
Ему нелегко было идти по скользким доскам даже при том, что нес он ее с легкостью. К тому же Клэр не привыкла чувствовать себя настолько беспомощной.
Фелиция. Определенно. На ее месте должна быть Фелиция.
Клэр ощущала его сильное тело и понимала, что неудержимо краснеет. Ее сердце вдруг учащенно забилось, но не от страха. Она знала, что так проявляется природная реакция женщины на близость мужчины.
Клэр почувствовала опасность: женщины способны на глупости в таком состоянии.
Они достигли твердой почвы, и Ренальд поставил ее на землю. На какой-то миг Клэр оказалась в его объятиях, ощутила запах его тела, снова окунулась в глубину его завораживающих глаз. Он коснулся ее стриженых волос.
— Очень жаль…
Клэр боролась с собственной слабостью, с его внушающим страх обаянием и применила жестокое оружие:
— Жаль, что отца больше нет в живых…
— Согласен, — без тени лукавства отозвался Ренальд.
Он перебирал пальцами ее короткие волосы и вдруг собрал их на затылке в пучок. Клэр дернула головой, давая понять, что вся его физическая сила не может сломить ее воли. Однако подавить внутреннюю дрожь она была не в состоянии.
— Я действительно сожалею о смерти вашего отца, леди Клэр, — сказал он, отпуская ее. — Он был прекрасным, благородным человеком. — С этими словами Ренальд повернулся и направился в зал, чтобы занять свое место во главе стола.
Клэр хотела сесть подальше, чтобы не смущаться, но ей пришлось занять место рядом с завоевателем, справа от него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд полуночи - Беверли Джо



интересный роман о рыцарях для кого клятва перед королем священна жизнь жестока потеряв отца в поединке главной героине пришлось простить своего супруга за смерть отца которого он убил долго пришлось разбираться и искать оправдание такого ужасного поступка но жизнь продолжается и Клэр смогла разорвать этот узел поверить своему мужу и полюбить его а самое главное понять почему произошло это страшное событие
Лорд полуночи - Беверли Джонаталия
9.06.2012, 17.09





Неплохой роман. Но не такой остросюжетный как про имоджен. У того романа была интрига. А сдесь просто недосказанность.
Лорд полуночи - Беверли Джонека я.
17.09.2013, 15.24





Очень интересный роман.. Много впечатлений и переживаний. Главное героиня молодец, с кот. жизнь обощлась жестока. Выйти замуж за человека убившего отца, понять его и простить...
Лорд полуночи - Беверли ДжоМилена
22.10.2013, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100