Читать онлайн Лорд полуночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд полуночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд полуночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд полуночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Лорд полуночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Клэр подошла к своим теткам, сгрудившимся у камина. Эмис тихо плакала, слезы неудержимо катились у нее по щекам. Фелиция обнимала сестру за плечи и не мигая смотрела на огонь. Ее лицо походило на каменную маску.
— Каким же дураком был Кларенс!
— Не нужно, Фелиция, — жалобно взмолилась Эмис. — Не теперь…
— Я только сказала правду. Он погиб сам и всех нас уничтожил. После похорон нас выкинут отсюда, как бездомных бродяг!
Эмис застонала и разрыдалась с новой силой.
Леди Агнес родила сестер-близняшек поздно, так что они были всего несколькими годами старше Клэр. От матери они унаследовали светлые волосы и молочной белизны кожу, а от отца-викинга — рост и нормандскую стать. Что же касается характера, то сестры были совсем непохожи. Фелиция отличалась надменным, холодным нравом и была остра на язык. Эмис, напротив, напоминала трусливого зайчонка, который всегда найдет, чего бояться.
При всем несходстве характеров сестры были неразлучны и нуждались друг в друге. Сила Фелиции придавала Эмис уверенности, а сестре было просто необходимо, чтобы ее крепко и преданно любили.
Клэр в ту минуту не хотела ни видеть слез, ни слышать жалоб, поэтому она подошла к креслу, где в скорбном безмолвии застыла сгорбленная фигура бабушки.
— Кто-нибудь… — начала было внучка, но горький ком, вставший поперек горла, мешал говорить, и ей пришлось начать сначала. — Кто-нибудь знает, как погиб отец?
— От удара меча, — сдержанно отозвалась леди Агнес. — Прямо в грудь.
— Но как все случилось? В бою?
— Какое это имеет значение? — Леди Агнес подняла на нее печальные глаза. — Будь настороже!
— Что? — вздрогнула от неожиданности Клэр.
— У нас не было выбора. — Бабушка смотрела мимо нее, ее взгляд остекленел. — Мы вынуждены были их впустить. Надеялись, что это с победой вернулись наши мужчины — мой отец, мои братья. Хотя в глубине души каждый из нас знал, что пришли чужаки, чтобы захватить Саммербурн.
О Господи! Очевидно, смерть сына поразила рассудок леди Агнес, и она вспомнила события сорокалетней давности — нашествие викингов в Англию. Клэр подозвала слугу и приказала приготовить питательный ячменный отвар.
— Они были такими же чужаками для нас, как те, что остались за воротами, для вас, — продолжила леди Агнес. — Будь настороже, Клэр!
Клэр сделала знак слуге и отменила приказание.
— Заморские дьяволы на огромных лошадях с бритыми лицами. Незнакомое оружие и доспехи. Чужой язык. — Бабушка стучала палкой об пол, чеканя каждое слово. — Они убили наших мужчин в битве при Гастингсе, а затем пришли, чтобы захватить наши дома.
Леди Агнес никогда прежде не рассказывала о тех временах, но ужасающее сходство ситуаций заставило ее выговориться. Клэр потихоньку опустилась на скамеечку, стоявшую у ног бабушки.
— Вы оказывали сопротивление?
— Слава Богу, у нас была голова на плечах, чтобы этого не делать, — ответила она внучке. — Стены нашего замка могли защитить нас от любого врага. Овцы были бы целы, а волки остались бы ни с чем. Даже двуногие волки! Но против викингов мы были бессильны.
— Что же случилось потом?
— Кролики, как я уже сказала, не могут тягаться с волками. Все взрослые мужчины, которые в состоянии были защитить нас, ушли с отцом и братьями сражаться с викингами. В Саммербурне остались лишь женщины, старики и дети. Мы ненавидели Томаса из Аргентана, руки которого были обагрены кровью наших мужчин. Мы посылали на его голову проклятия и даже открыто отказывались подчиняться ему. Но мой Томас был умен и не стал жестоко карать своих новых вассалов. Прежде всего он женился на мне. — Бабушка отвернулась и уставилась на огонь. — Моего согласия никто не спрашивал. Он просто овладел мной, невзирая на то что я оставалась к нему полностью равнодушна.
Клэр нахмурилась. Она ничего не знала о том, как бабушка с дедушкой поженились. Однако с детства помнила их вполне счастливой парой.
— Но потом ты полюбила его? — спросила внучка.
— Да. — Лицо старухи осветилось улыбкой и на какой-то миг даже помолодело. — Он был терпелив со мной и не подливал масла в огонь. Мой Томас был хорошим человеком. Он никогда не шел напролом, не стремился добиться своего немедленно и любой ценой. Он прислушивался к мнению других и уважал чужие традиции. Томас сделал Саммербурн сильным и процветающим.
— Тогда почему он не окружил замок каменными стенами?
— Каменные стены — всего лишь самообман, девочка, — покачала головой бабушка. — Они не могут защитить от сильного врага. К тому же у Томаса не было врагов.
Клэр задумалась и ответила через минуту:
— Теперь они пригодились бы, потому что отец сумел нажить их.
— Горе, вероятно, лишило тебя рассудка, девочка, — нахмурилась бабушка. — К чему стены? Генри Боклерк — сын своего отца, Завоевателя, и держит все королевство в кулаке. Если мы окажемся настолько слепы, что не примем всерьез тех, кого он прислал, Генри сотрет нас в порошок. А если бы у нас были каменные стены, он раздробил бы нам ими кости!
— И что же теперь делать? Зачем ты говоришь все это?
— Будем надеяться, что небеса нам помогут. Вам придется повторить то, что когда-то сделала я. — Бабушка внимательно посмотрела на дочерей и внучку. — В Саммербурне три молодые женщины. Одна из вас выйдет замуж за нового хозяина, и мы будем жить здесь, как раньше.
— Как раньше?! — Клэр вскочила с места как ужаленная. — Разве ты забыла, что отец мертв?
— Я дала ему жизнь и вскормила его грудью. — На глазах у бабушки блеснули слезы. — Я поддерживала его, когда он делал свои первые шаги. Я секла его розгами, пытаясь научить жить… — Она нахмурилась. — Наверное, я мало секла его. И поэтому теперь одной из вас придется выйти замуж за нового хозяина.
— Я не выйду! — воскликнула Клэр.
— Я тоже! — взвизгнула Эмис, и ее огромные глаза округлились от ужаса.
— И я, — огрызнулась Фелиция. — Пойдем, сестра, нам надо надеть траур.
Клэр почувствовала замешательство в ответе Фелиции, и в ее сердце вспыхнула надежда. Тетя потащила свою сестру к деревянной лестнице, ведущей на второй этаж, и Клэр подумала о том, что если дело действительно дойдет до брака, то Фелиция, вероятно, изменит свою точку зрения.
Несмотря на то что она была очень красива в свои двадцать лет, жениха для нее так и не нашлось. Фелиция мечтала о выдающемся, великом человеке или по крайней мере о том, кто отмечен высочайшим предназначением. И разумеется, о богатом…
— Фелиция не подойдет, — словно прочитав ее мысли, — сказала леди Агнес.
— Почему? — обернулась к ней Клэр. — Ты могла бы остаться в замке на правах матери невесты.
— Чтобы моя жизнь превратилась в сущий ад? Фелиция из тех, кто мягко стелет, да жестко спать.
— Ее нрав смягчится, если она наконец-то выйдет замуж за того, кто ей понравится. Она будет делить ложе со знатным человеком, фаворитом короля.
— Так почему же она до сих пор не нашла себе знатного человека? И это с ее внешностью?
— В округе нет ни одного богатого жениха. А отец чаще приглашал в Саммербурн людей ученых, нежели знатных. Фелиция всегда жаловалась на это.
— Полграфства знает о ее жалобах! А с чего ты взяла, девочка, что новый хозяин замка влюбится в нее без памяти?
— Она очень красива.
— Красива, как хрусталь, и так же холодна. Конечно, никто из потенциальных женихов ей не нравился. А ты помнишь хоть одного, кто попытался бы ухаживать за ней?
— Она сразу давала понять, что ее не интересует…
— Мужчина не останется равнодушным, если перед ним засверкает хрусталь.
Клэр пристально посмотрела бабушке в глаза:
— Что ж, пусть Фелиция действительно холодна и черства, как хрусталь, но ведь именно такой невесты и достоин узурпатор! И потом, возможно, он уже женат и у него есть семья.
— Безземельный рыцарь не вправе жениться, а это, похоже, его первое владение. Обычно так и делается. Он женится и таким образом породнится с семьей прежнего хозяина. Так было со мной. Так будет и с одной из вас. Его невестой должна стать ты, Клэр.
Клэр постаралась перевести разговор на другую тему:
— Проводить тебя в часовню, бабушка?
— Нет, я никуда не пойду, — поморщилась она, словно капризный ребенок. — Я достаточно настрадалась, когда рожала его. Не хочу больше страдать, видя его в гробу. — На глазах бабушки блеснули слезы, и Клэр поняла, как глубока ее печаль.
Она тоже готова была расплакаться, но боялась, что если начнет, то уже не остановится.
— Я прикажу, чтобы приготовили травяной отвар. Тебе станет легче, — сказала Клэр, опустившись на колени возле бабушкиного кресла.
— Ты хорошая девочка, Клэр, — ответила леди Агнес, улыбнувшись сквозь слезы и погладив внучку по щеке. — Ты похожа на меня в молодости. Я была такой же, когда мой Томас появился у ворот Саммербурна. Тебе придется выйти замуж за этого человека.
— Нет!
— В тебе есть то, что нравится мужчинам, — покачала головой леди Агнес. — Крутые бедра и пышная грудь. У тебя прекрасная кожа и золотистые волосы, как у Фелиции, но решающее значение имеют бедра и грудь. С их помощью можно управлять мужчиной.
— Фелиция…
— Ночью мужчине хочется тепла. Если в груди у женщины горячее сердце, его жар прорывается наружу. Почему вокруг тебя увиваются все молодые рыцари из окрестных замков?
— Увиваются? Да они просто друзья — мои или отца…
— Эти самые друзья курят тебе фимиам. А ты так увлечена своими книжками, что не замечаешь ничего вокруг. Ты обладаешь реальной властью над мужчинами. Теперь самое время использовать ее.
— Я не выйду замуж за этого человека во имя спасения своей бессмертной души!
— Тогда выйди за него во имя спасения своей семьи! Или ты хочешь, чтобы всех нас пустили по миру? Ты можешь не беспокоиться обо мне или о моих глупых дочерях, но судьба брата тебя явно волнует.
— С Томасом все будет в порядке! — Клэр вскочила. — Неужели этот человек столь жестокосерден?
— Миром правит жестокость, девочка. Как по-твоему, что будет дальше?
— Мы все уедем в Сент-Фрайдсвайд…
— Я туда не поеду! — твердо заявила леди Агнес. — Не стану жить из милости в доме этой женщины! И Томас туда ехать не может.
— Кто-нибудь из друзей отца примет Томаса, — неуверенно отозвалась Клэр.
— Примет в дом сына изменника?! Ни за что! А этот человек, лорд Ренальд, женившись на красивой девушке, непременно позаботится о том, чтобы ее брат смог начать новую жизнь.
— Никогда, никогда, никогда! — отшатнулась Клэр. — Я не смогу стать женой того, кто захватил Саммербурн!
— Тебя никто и не просит выходить замуж за короля.
— За короля?
— А кто, по-твоему, во всем виноват? — Леди Агнес с силой сжала палку, так что вены на ее руках вмиг вспухли. — Один дурак не смог убить своего восставшего брата, а потому другим дуракам — вроде твоего отца — пришлось положить свои головы за него.
— Но ведь это крамола, бабушка!
— Говорить о том, что Генри Боклерк должен был убить своего брата? — нахмурилась леди Агнес. — Или о том, что не смог сделать этого? Мне уже все равно, девочка. Ты же можешь думать все, что хочешь.
Клэр устало провела ладонями по лицу. Сердце в ее груди разрывалось при мысли о том, сколько страданий выпало им на долю и сколько их еще будет. Но она не могла пересилить себя и согласиться на предложение бабушки.
— Все как-нибудь обойдется, — сказала Клэр. — Честное слово. Я уверена, что нам удастся найти надежное пристанище.
— У меня вот уже десять лет нет надежного пристанища. И обрету я его теперь только в могиле. — Седые брови Агнес взметнулись вверх. — Но я родилась в Саммербурне и намерена умереть здесь.
— Я не могу, бабушка, — скрепя сердце ответила Клэр. Леди Агнес застыла в кресле неподвижно, как изваяние.
— Придется. Я похоронила родителей, братьев и пятерых детей. Я знаю, что люди всегда делают то, что должны. Пройдет время, и твой страх исчезнет, как исчезает боль в моих суставах от травяного настоя.
— Пойду прикажу приготовить тебе лекарство. — Клэр воспользовалась удобным моментом, чтобы уйти. Она едва не выбежала из зала, но ее настиг крик бабушки:
— Тебе не избежать этого, Клэр!
В коридоре, ведущем на кухню, девушка замедлила шаг, чтобы перевести дух.
Выйти замуж за захватчика?
Да она скорее пойдет просить милостыню на большую дорогу!
Клэр распорядилась о настое и вспомнила, что ей пора в часовню — проститься с отцом. Однако ноги не слушались ее, стали ватными. Она не могла заставить себя наблюдать за тем, как тело отца предадут земле.
Вечерня. Новый хозяин Саммербурна дал им время только до конца вечерни. Неужели уже пора собирать пожитки?
А что им будет позволено взять с собой? Ведь теперь все их имущество принадлежит ему.
А как быть с бесценной отцовской библиотекой? Мысль о том, что придется оставить ее в руках варвара, потрясла Клэр сильнее, чем жестокая реальность — остывшее тело отца, лежащее в часовне.
Что будет с ее личными вещами: записями о местных традициях и обычаях, дневниками, проиллюстрированными ею россказнями отца? Неужели тоже придется оставить?
Клэр застыла в тягостном раздумье.
— Леди Клэр! — окликнула ее горничная Мария. — Пойдемте скорее. Госпожи уже переоделись и привели себя в порядок, а вы промокли до нитки и молчите. Так и простудиться недолго! И волосы у вас растрепаны…
Клэр позволила увести себя наверх, в комнату, что она занимала вместе с тетками. Хорошо, что они уже спустились: Клэр не пришлось снова выслушивать рыдания Эмис и жалобы Фелиции. Девушка стояла посреди комнаты и терпеливо ждала, пока Мария и другая ее горничная, Присси, не снимут с нее мокрое и грязное платье.
От слов бабушки в сердце у нее зародился страх и в то же время появилась пища для размышлений. Безземельные рыцари редко женятся, это правда. Сам Генри Боклерк был неженат до тех пор, пока не захватил трон. При нем состоит целая свита холостых мужчин, которые ждут королевских пожалований.
Но она не может… просто не может отдаться мужчине, который убил отца и пришел, чтобы занять его место — место хозяина.
А если этот Ренальд собирается жениться на ком-то из них, то как он намерен сделать выбор? Неужели выстроит их в ряд и ткнет пальцем в ту, которая ему приглянется? Клэр не верила, что она привлекательнее, чем Фелиция, хорошо бы еще увериться, что выбор падет не на нее. Когда Мария подала ей роскошное траурное одеяние, Клэр отвергла его.
— Нет! Подай что-нибудь попроще. Что-нибудь некрасивое.
— Некрасивое? Но почему?
— Не задавай вопросов! Делай, что я говорю.
— Вот есть старое коричневое платье, леди, — предложила удивленная горничная. — Но оно сильно выцвело. Ума не приложу, какую тунику можно с ним надеть, хотя…
— Серую, — отозвалась Клэр. — На ней только скромная голубая тесьма.
Мария подала ей наряд, и Клэр, вытащив свой острый перочинный ножик, стала срезать тесьму. В серой тунике и поблекшем коричневом платье она будет чувствовать себя в полной безопасности.
— Вы выглядите, как судомойка! — возмутилась Присси. В отличие от полной и добродушной Марии она отличалась живым, бойким нравом и не стеснялась в выражениях. — По крайней мере давайте сделаем красивую прическу, — продолжила она и принялась расплетать косы хозяйки.
Новая волна страха окатила ее сердце. Клэр схватила нож и быстро отрезала одну косу у самой головы.
— Леди! — взвизгнула Присси
Клэр тут же расправилась со второй косой. С бедрами и грудью ничего уже не поделать, но шансов понравиться захватчику без копны золотистых волос у нее стало меньше.
Она сбросила обрезанные косы на пол, где они улеглись у ее ног, словно две толстые змеи, и сказала:
— Подайте мне какой-нибудь простой платок на голову.
Горничная с округлившимися от изумления глазами стала рыться в сундуке и достала оттуда кусок серой материи. Обернув ее вокруг непривычно легкой головы, Клэр почувствовала себя в полной безопасности и отправилась в часовню, чтобы преклонить колена у гроба отца.
Впрочем, уже через мгновение Клэр низко склонила голову не столько от горя, сколько от стыда. Она могла бы притвориться, что отрезала волосы в знак траура, но на самом-то деле все не так! Она просто струсила и хотела избежать таким образом нежелательной судьбы, надеясь, что ее место займет одна из теток.
Клэр склонила голову ниже и стала молиться усерднее. Она считала, что молиться за спасение души отца нет особой необходимости, поскольку чище и добрее человека на свете не было. Поэтому Клэр стала молиться о себе. Она просила прощения у Бога за эгоизм, умоляла, чтобы Он дал ей сил исполнить свой долг перед семьей.
Издалека донесся звон колокола, возвестившего о конце вечерни. В ответ за воротами раздался звук рожка, требующего впустить нового хозяина. Семья и слуги поспешили в замок.
Неподалеку от замка был разбит походный лагерь. Солдаты натянули на пики плащи, соорудив подобие палаток, и разожгли костры на раскисшей от дождя глине среди мутных ручейков, устремившихся к низине. Люди вокруг костров дрожали от холода и сырости. Клэр обрадовалась при виде того жалкого зрелища, какое они собой являли.
И все же странно, почему они разбили лагерь, если собираются войти в замок? Почему с той стороны моста стоят солдаты, но никто из них не трогается с места?
Один из солдат что-то прокричал.
Перекинувшись несколькими фразами с солдатом, Нилл поспешил к дверям, у которых собрались обитатели замка.
— Заложники! — выпалил он. — Они требуют заложников!
— Что?! — воскликнула леди Мюриэль.
— Умный человек, — раздался хриплый голос у нее за спиной.
— Ты говоришь так, словно находишься на его стороне! — в запальчивости обернулась Клэр к бабушке.
— Если нам суждено принять нового хозяина, то лучше уж умного. Как мой Томас.
— Дедушка был совсем другим человеком!
— Мне не удалось составить о нем такое мнение. Тебе, я думаю, и подавно.
Клэр нахмурилась, в глубине души признавая, что требование заложников в такой ситуации действительно верный ход. Перед глазами у нее все еще стояло мертвенно-бледное лицо отца, а она уже думала о мести. Вспомнила библейскую историю о Юдифи, которая булавкой убила своего врага Олоферна…
Так что если Ренальд де Лисл не чувствует себя в полной безопасности, ничего удивительного в этом нет.
— Какие ему нужны заложники? — спросила мать, невольно вцепившись в плечо Томаса. Скорее всего узурпатор потребует выдать сына.
— Он говорит, что в замке есть три молодые женщины. Две из них должны стать заложницами, — ответил Нилл.
— Что?! — возмущенно воскликнула мать, испытав при этом своего рода облегчение. Впрочем, она тотчас продолжила суровым тоном: — Этот монстр хочет, чтобы две юные особы благородного происхождения и прекрасного воспитания жили у него в лагере вместе с грубыми, грязными солдатами?
— Они будут в полной безопасности, Мюриэль, — возразила леди Агнес. — Во всяком случае, там им будет безопаснее, чем где бы то ни было еще в данных обстоятельствах. Либо он — человек благородный, либо нет. Если нет, то овладеет ими и здесь, прямо посреди зала, а потом отдаст на потеху своим солдатам.
Эмис издала протяжный стон и упала в обморок. Клэр и Фелиция тотчас опустились на колени рядом с ней, приподняли ей голову и стали растирать руки.
— Посмотри, что ты наделала! — возмутилась леди Мюриэль. — Знаешь ведь, какая она чувствительная!
— Чувствительностью делу не поможешь. Ладно, он сказал, что ему нужны две заложницы, так? А что будет с третьей девушкой?
Все воззрились на посланника, который не знал, куда деть глаза от неловкости.
— Он сказал, что третья станет его невестой. — Я же вам говорила; — сказала леди Агнес.
Эмис, едва придя в сознание, снова потеряла его.
Клэр и Фелиция обменялись оценивающими, настороженными взглядами.
— Невестой? — переспросила леди Мюриэль в задумчивости. — Нет, это чересчур. Клэр, помоги Эмис подняться. Подайте ей мед со специями! — крикнула она столпившимся в холле слугам. — Я не допущу этого. Кто-нибудь, принесите мне плащ. Пойду сама поговорю с этим человеком.
Фелиция хранила молчание, бесстрастно взирая на происходящее, однако мозг ее лихорадочно работал. Она всерьез рассматривала требование узурпатора как шанс добиться того, чего хотела в жизни. Если король пожаловал ему такое богатое владение, как Саммербурн, значит, он пользуется особой милостью монарха. А Фелиция всегда мечтала стать женой могущественного человека.
Эмис останется в замке, потому что они близнецы. Леди Агнес, как мать хозяйки, сохранит свое место у камина. Если они поведут себя разумно, узурпатор, возможно, найдет способ как-нибудь пристроить Томаса.
Сложнее всего уладить дело с Клэр и ее матерью.
Клэр, в свою очередь, предполагала, что мать с удовольствием переселится в Сент-Фрайдсвайд. Что же касается ее самой, то, несмотря на то что она любила Саммербурн, ей хотелось теперь отсюда уехать. Может быть, постричься в монахини? Или еще раз внимательно приглядеться к женихам из окрестных замков, чтобы выбрать среди них будущего мужа.
Она сделала глоток медового напитка И, прислушиваясь к тихим всхлипываниям Эмис, стала перебирать в уме своих обожателей. Ламберта из Вэйна, пожалуй, можно было отнести к таковым, хотя он и не предпринимал активных действий, а всего лишь часто посещал их дом. Но он глуп и к тому же хвастун.
Может быть, шериф Эйдо?.. В первом браке у него не было детей, а с тех пор, как умерла жена, он только о женитьбе и говорит. Должность шерифа переходит в их роду из поколения в поколение, поэтому Эйдо хочет наследника. Вряд ли Клэр ошибается — он всякий раз смотрит на нее с нескрываемым интересом. Да и Саммербурн ему всегда нравился.
Однако Эйдо почти что ровесник отца, и отчасти он виноват в той беде, что обрушилась на их дом.
Роберт из Пулхэма? Красив, но зануда.
Джон де Куртни? Судя по всему, очень жесток…
Вернулась промокшая до нитки и расстроенная мать.
— Это настоящее чудовище! Бесчувственное животное! Он говорит, что не намерен менять своего решения. К тому же, оказывается, король велел ему жениться на девушке из дома лорда Кларенса.
— А что будет с остальными? — спросила Клэр и прикусила язык, поймав на себе быстрый взгляд Фелиции.
— Если он женится здесь — он подчеркнул «если», — то возьмет на себя заботу об остальных членах семьи. За исключением Томаса. — Мать печально посмотрела на сына. — Томас отправится ко двору.
— Но это же здорово! — воскликнула Эмис.
— Не глупи, — хмыкнула Фелиция. — Ко двору! Знаешь, что это означает? Бедный Томас будет там заложником, которого в любой момент могут изувечить или ослепить, исполняя королевскую прихоть.
Томас стиснул зубы, чтобы подавить крик, и задрожал от страха. Клэр тотчас обняла его.
— На самом деле никто не причинит ему зла, если он будет достойно себя вести, — вмешалась леди Агнес. — Кстати, это относится ко всем заложникам.
— Не верю, — сказала Клэр. — С чего бы королю проявлять такую заботу о семье изменника?
— Потому что он хочет установить порядок, — устало вздохнула леди Агнес. — Надо признать, что долгие годы спокойной безбедной жизни расслабили вас всех. Так было испокон века! Мужчины сражаются и погибают, женщины переходят из рук в руки, как движимое имущество. Зачем королю лишнее беспокойство, которое ему обеспечено, если он выкинет нас на улицу? Ему важно соблюсти видимость законности и сохранить порядок.
— Тогда главное — не позволить ему сделать это!
Леди Агнес сердито стукнула палкой об пол.
— Тебе хочется просить милостыню на дороге? Подумай сама. Если мы бросим вызов королю, нам даже черствой корки не подадут!
Эмис тихо запричитала, и даже Фелиция стала мрачнее тучи. Леди Мюриэль обняла своих детей.
— Леди Агнес права. Мы в безвыходном положении. Бог свидетель, я сама готова была отдать себя на растерзание этому варвару. Но я ему не нужна.
— Ну, кто из вас согласен быть невестой нового хозяина Саммербурна, а кто — заложницей? — поинтересовалась леди Агнес.
Эмис внезапно перестала плакать.
— Никто! — воскликнула Фелиция, заливаясь румянцем. — Это жестоко! Мы все уйдем в монастырь. Никто, даже король, не может помешать женщине стать Христовой невестой.
— Возможно, и так, — кивнула леди Агнес. — Но вы уверены, что церковь вас примет? Вы ведь теперь нищие. Все мы нищие. Даже платья, которые на нас надеты, и те нам не принадлежат. А Христова невеста должна принести в монастырь приданое.
— И все-таки это невозможно, — упавшим голосом повторила Фелиция. А Эмис так растерялась, что даже не смогла снова заплакать.
Увидев, что мать улыбается, Клэр очень удивилась. Но через минуту все прояснилось.
— Он не показался мне таким уж ужасным человеком, Фелиция. Внимательный и рассудительный. К тому же та, кто согласится стать его невестой, получит высокое право называться леди Саммербурн, — сказала леди Мюриэль.
Мать исподволь уговаривала Фелицию, и Клэр, догадавшись об этом, молила Бога, чтобы тетка сдалась на уговоры.
— Конечно, — вмешалась бабушка, — Фелиции придется укоротить свой язычок. Такой мужчина не потерпит сварливую жену и наверняка станет учить ее розгами. Если же она будет нежной и покладистой…
От Фелиции можно было ожидать чего угодно, только не нежности.
Леди Мюриэль бросила на бабушку гневный взгляд, но тут же снова ласково улыбнулась, обращаясь к невестке:
— Ты достаточно красива, Фелиция, чтобы понравиться мужчине. И потом, он вряд ли подолгу станет жить в Саммербурне, будучи королевским фаворитом.
Клэр оценила то, как мать аккуратно намекнула на то, что жених занимает высокое положение при дворе. Фелиция всегда мечтала именно о таком супруге.
— А кто сказал, что он фаворит короля? — спросила леди Агнес.
— Ему ведь пожалован Саммербурн, не так ли? — Против такого аргумента бабушка не могла возразить и молча нахмурилась. — У такого мужчины наверняка много забот, — продолжала леди Мюриэль. — Его жена станет сама управлять поместьем и растить детей, пока он будет на войне или при дворе.
— При дворе? — заинтересованно переспросила Фелиция.
— Именно, — насмешливо подтвердила леди Агнес. — Он будет там, а его жена останется здесь считать свиней!
— Уверена, иногда он будет брать жену ко двору, — возразила мать Клэр.
— Вряд ли. К тому же если он женится на Фелиции, то постарается держать ее в тени, потому что при дворе помнят о том, что она — сестра изменника.
— Тогда его жена будет обладать большей независимостью здесь.
— Думаешь, он сможет доверять ей полностью и не станет проверять, как она распоряжается его состоянием?
— Твой муж тебе полностью доверял, — улыбнулась леди Мюриэль.
— Он начал доверять мне спустя несколько лет — страшно вспомнить, что это были за годы! — и то только потому, что я из кожи вон лезла, чтобы ублажить его, — улыбнулась в ответ леди Агнес.
— По-твоему, я не смогу ублажить его? — спросила у матери Фелиция.
— Ты за всю жизнь пальцем не шевельнула, чтобы кого-нибудь порадовать, разве не так? Эмис, будет лучше, если ты перестанешь реветь.
Раздраженное замечание матери возымело обратное действие, и слезы потекли из глаз Эмис пуще прежнего. Леди Агнес плохо ладила с дочерьми с самого их детства.
— Прекратите! — воскликнула Клэр. — Отец был бы недоволен, если бы узнал, что в его семействе возник разлад!
— Это Кларенс во всем виноват! — набросилась на нее Фелиция. — Он навлек на всех нас несчастье, и его дочь должна заплатить за это.
— Она самая младшая из вас! — возмутилась леди Мюриэль.
Фелиция надменно приподняла подбородок, отчего резко обозначился ее орлиный профиль.
— Она младше всего на несколько лет. Ей уже исполнилось восемнадцать, так что она вполне может выйти замуж.
Неожиданно раздался слабый голосок Эмис. Ее слова повергли всех присутствующих в шоковое состояние.
— Нет, — прошептала она, утирая слезы. — Я… я сделаю это. Чтобы спасти Клэр. Я выйду замуж. — Ее бил озноб, губы дрожали.
Клэр перехватила вопросительный взгляд бабушки. Леди Агнес привыкла добиваться своего, не собиралась она отступать и теперь.
Клэр с радостью уступила бы Фелиции право стать женой захватчика. Даже если муж время от времени будет наказывать ее, Фелиция сумеет получить выгоду от этой сделки — она станет хозяйкой Саммербурна и женой влиятельного человека. Но леди Агнес считает, что Фелиция скорее ожесточит мужа против себя и своей семьи, чем умилостивит его.
Возможно, бабушка не так уж не права?
Эмис не подходит на роль хозяйки Саммербурна. Она погубит и себя, и остальных. Даже если ей удастся выжить, подчинить своей воле такого человека она не сумеет никогда.
— Я думаю, пока рано принимать конкретные решения. — Клэр поспешила утешить Эмис. — Я понимаю, что вам с Фелицией спокойнее вдвоем, так почему бы вам вдвоем не пойти в заложницы? Я останусь здесь, а когда он войдет в замок, мы решим, как поступить.
Было ясно, что если Фелиция, увидев узурпатора, найдет его хоть отчасти привлекательным, то выйдет за него замуж сама.
Если же он окажется грубым чудовищем, стать его невестой придется Клэр. И ей надо приготовиться к худшему.
— Клэр, зачем ты сделала это? — запричитала мать. — Кончится тем, что тебе придется стать его женой. Брак заключается на всю жизнь, а жестокий муж — настоящее проклятие!
— Не можем же мы пожелать такой судьбы Фелиции! И потом, еще ничего не известно. Сейчас мы должны предоставить ему заложников. А там видно будет.
— Уж не замыслила ли ты что-нибудь? — встревожилась мать.
— Нет. — Клэр хотела бы иметь какой-нибудь план, но увы… Она и представить себе не могла, что станет женой узурпатора. Но если Фелиция не согласится на это, у Клэр не останется выхода. Нельзя же обрекать на страдания всю семью!
— О! — воскликнула леди Мюриэль, смахивая слезы с ресниц. — Я должна была задушить Кларенса! — Она в ужасе прикрыла рот дрожащей ладонью. — Я имела в виду совсем не это! Но все равно его не вернешь…
— Мюриэль, — вмешалась леди Агнес, — прекрати болтать!
Она послушалась, но в глазах у нее застыла боль.
— Слава Богу, по крайней мере есть ты, — сказала мать Клэр. — У тебя доброе сердце. Может быть, он и не станет свирепствовать. В любом случае мы все поддержим тебя.
Клэр невольно потянулась к серой материи, которая покрывала ее обезображенную голову.
Что, если ей придется выйти замуж за этого мужчину и он разозлится, увидев, что она сделала с волосами?
Что, если он обратит свой гнев не только на нее, но и на ее близких?
Клэр резко обернулась и увидела, что мать с беспокойством разглядывает ее. Чем вызвано ее беспокойство? Тревогой за судьбу дочери или сомнением в том, что Клэр удастся с честью вынести выпавшее на ее долю испытание?
Она никогда не сомневалась в любви матери, но теперь даже эта уверенность ей изменила.
— Почему бы тебе не пойти и не надеть что-нибудь повеселее, Клэр?
— В день похорон отца?
— Забудь о смерти, девочка. Впереди у тебя вся жизнь, — сказала леди Агнес, потрясая палкой.
— А ты могла так в первый день? — спросила Клэр у нее.
— Я не помню, это было давно, — ответила леди Агнес.
Клэр не сомневалась в том, что бабушка лжет, потому что ей небезразлично, кто станет хозяйкой Саммербурна. От этого зависела и ее судьба.
Клэр перевела взгляд на брата, который довольно равнодушно относился к происходящему, но более чем кто-либо другой нуждался в ее жертве. Или в жертве одной из своих теток.
Эмис и Фелиция вернулись в комнату. На них были теплые плащи, слуги тащили следом их дорожные сундуки. Эмис повисла на плече у сестры и едва передвигала ноги. Фелиция поджала губы и нахмурилась.
Клэр решила, что ее хмурость вызвана нерешительностью, и спросила:
— Ты не станешь потом жалеть о содеянном?
— Конечно, нет! Уж лучше провести пару ночей в поле под открытым небом, чем связать свою жизнь с чудовищем!
Клэр ничего не ответила. Она подошла к Эмис и, поцеловав ее в щеку, участливо поинтересовалась:
— Ты не забыла свой травяной настой?
Эмис кивнула и тихо вымолвила:
— Клэр, я бы так хотела…
— Все хорошо! — ободряюще улыбнулась ей та. Фелиция снова нахмурилась, но когда они поцеловались на прощание, вдруг сказала:
— Храни тебя Бог, Клэр. Если нам суждено будет вернуться, я постараюсь уберечь тебя от худшего.
— А что, если он окажется героем, настоящим Роландом?
— Тогда, надеюсь, ты сумеешь удержать его, — ответила Фелиция, отводя глаза.
— Нет! Клянусь, как бы хорош он ни был и душой, и телом, я не хочу быть его женой!
— Посмотрим, — снисходительно улыбнулась Фелиция. К несчастью, как раз в этот момент платок стал сползать с головы Клэр. Она постаралась ухватить его, но Фелиция оказалась проворнее: она протянула руку и сорвала с ее головы серую ткань.
? Клэр!
Казалось, все, кто находился в зале, воскликнули одновременно, но возглас Фелиции заглушил остальные голоса:
— Теперь я все понимаю! Ты притворилась, что согласна принести себя в жертву, а сама изуродовала себя так, что он и смотреть на тебя не захочет. Этот номер не пройдет! Ему придется взять в жены тебя!
С этими словами Фелиция подхватила под руку Эмис и потащила ее к выходу.
— О, Клэр… — Леди Мюриэль была ошеломлена. — Как ты не понимаешь, что внешность — это твое единственное оружие против него?
— Ничего, найдется и другое оружие, — заявила Клэр, заливаясь краской смущения.
— Глупая девчонка! Пойди и по крайней мере переоденься.
— Для этого подлого узурпатора? Но зачем?
— Затем, чтобы прибрать этого подлого узурпатора к рукам. Подумай о своих близких, о том, какая судьба их ждет. И прежде всего о брате!
Клэр поморщилась словно от боли.
— Или ты просто притворяешься, что согласна, а на самом деле задумала вести себя так, чтобы он тебя отверг?
— Нет! — воскликнула Клэр и тут же поймала себя на мысли, что так оно и есть. Она повела себя как бездушная эгоистка и заслуживает того, чтобы стать женой варвара. — Не волнуйся, мама, — сказала она. — Ему наверняка все равно, кто будет его женой. Я выполню свой долг. Не стану лукавить, мне это неприятно и тяжело. Тем более что в доме траур. Впрочем, новый хозяин вряд ли станет требовать, чтобы мы встретили его с радостными лицами.
Клэр подошла к камину, присела на корточки и зачерпнула в ладонь пепел, после чего провела ею по лицу и одежде. Совершив этот ритуал, Клэр твердым шагом направилась к дверям, чтобы встретиться с человеком, за которого ей предстоит выйти замуж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд полуночи - Беверли Джо



интересный роман о рыцарях для кого клятва перед королем священна жизнь жестока потеряв отца в поединке главной героине пришлось простить своего супруга за смерть отца которого он убил долго пришлось разбираться и искать оправдание такого ужасного поступка но жизнь продолжается и Клэр смогла разорвать этот узел поверить своему мужу и полюбить его а самое главное понять почему произошло это страшное событие
Лорд полуночи - Беверли Джонаталия
9.06.2012, 17.09





Неплохой роман. Но не такой остросюжетный как про имоджен. У того романа была интрига. А сдесь просто недосказанность.
Лорд полуночи - Беверли Джонека я.
17.09.2013, 15.24





Очень интересный роман.. Много впечатлений и переживаний. Главное героиня молодец, с кот. жизнь обощлась жестока. Выйти замуж за человека убившего отца, понять его и простить...
Лорд полуночи - Беверли ДжоМилена
22.10.2013, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100