Читать онлайн Лорд полуночи, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд полуночи - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд полуночи - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд полуночи - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Лорд полуночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Мужчины тем временем увлекли Ренальда в свой кружок. С той стороны зала, где они собрались, доносились смех и громкие возгласы. Клэр увидела в руках у жениха большую кружку эля. На ее глазах он с торжествующим видом перевернул кружку верх дном, чтобы продемонстрировать, что она пуста. Матерь Божия, да в ней по меньшей мере полкварты! Мужчины громко выразили свое одобрение.
Ренальд, поймав на себе ее взгляд, нежно улыбнулся.
Он вновь наполнил кубок и поднял его вверх, глядя на Клэр через зал. Она ответила ему тем же, и вдруг радость померкла в ее глазах: Ренальд держал в руке кубок отца, давний подарок короля!
— Клэр, что-нибудь случилось? — встревоженно спросила у нее леди Хьюгуэтта, заметив, что Клэр переменилась в лице.
— Нет, все в порядке, — ответила Клэр и снова улыбнулась Ренальду. Однако от него не укрылась тень, набежавшая на ее лицо, и он беспокойно прищурился.
Никто этого не заметил. Гости приветствовали немую сцену, которую разыграли жених и невеста, аплодисментами, радостными криками и даже топотом ног. Кое-кто из мужчин отпускал непристойные шуточки. Женщины хихикали. Клэр же мило улыбалась гостям, чтобы не нарушать праздничной атмосферы.
— Какой он у тебя красавец, Клэр! — сказала одна из почтенных матрон, слизывая с пальцев клубничное желе. — Что за торс!
— Без сомнения, так же хороши и его мужские достоинства, — заметила другая, лукаво подмигивая.
— Откуда мне знать? — отозвалась Клэр.
— Будем надеяться, что он умеет управляться со своим хозяйством, — сказала леди Хьюгуэтта, толкнув Клэр локтем в бок. Остальные засмеялись.
— Если нет, присылай его ко мне, Клэр. Я мигом научу! — усмехнулась Маргарет.
Все рассмеялись, а Клэр заявила:
— Только посмей прикоснуться к моему мужу, Маргарет, и я расцарапаю тебе лицо!
Женщины пришли в восторг, потому что эта фраза была частью игры, ритуального перехода невесты из девичества в мир взрослых женщин. Несмотря на то что Клэр вступала в брак по принуждению, ей было приятно это превращение.
Они составляли общность, к которой теперь принадлежала и Клэр. Жены часто встречались, обменивались жизненным опытом и всегда были готовы прийти на помощь друг другу. Клэр помнила, что бабушка наставляла своих подруг по поводу того, как следует обращаться с жестокими мужьями.
Да, у женщин есть способы не только наладить семейную жизнь, но и предотвратить ссору, убийство, любое насилие.
— Я вижу, что ты печальна. Это из-за отца, да? — Приблизившись к Клэр, вдруг спросила Маргарет.
Клэр и не заметила, что улыбка стерлась с ее лица.
— Я не чувствую себя полностью счастливой, если честно.
— Никто и не ожидает от тебя этого. — Маргарет ловко подцепила с тарелки соленый гриб. — Но он послан тебе небом, и он совсем неплох.
— Да, я понимаю, — ответила Клэр, отдавая себе отчет в том, что понятие «неба» кардинально различно для нее и для Ренальда. Она поспешила перевести разговор на другую тему: — А как твой ребенок? Как ты себя чувствуешь?
— Тошнит каждое утро, — вздохнула Маргарет, но она казалась счастливой, описывая симптомы своей беременности.
Обмен жизненным опытом тоже считался частью ритуала. Клэр понимала, что совсем скоро может понести от мужа и испытывать то же самое, вплоть до рвоты на голодный желудок.
Она бросила взгляд на жениха. Если бы не его прошлое, от которого он не отказывался, она вполне могла бы в него влюбиться.
А может, это уже произошло?
Ренальд был красив. Клэр и раньше признавала это, но теперь полностью отдавала себе в этом отчет. Он был неотразим, особенно когда чему-то радовался. Его движения были пластичными. Он прекрасно владел своим огромным телом.
Клэр вдруг осознала, что окружавшие ее женщины завидуют ей. Надо же! А ей казалось, что подруги должны сочувствовать.
Она стала внимательно наблюдать за гостями — мужчинами и женщинами. Ренальд непринужденно прохаживался по залу, стараясь уделить внимание каждому, и заслуживал одобрение самых разных людей. Такой человек — воин, привыкший к победам, фаворит короля — мог бы держаться заносчиво и кичливо, открыто демонстрируя властность своей натуры, однако ничего подобного не происходило.
Теперь Ренальд казался Клэр великаном, который подчинил своему обаянию огромный зал. Впрочем, такому ощущению она была обязана отчасти выпитому элю.
Почувствовав толчок в колено, Клэр посмотрела вниз и увидела, что двухлетняя дочка Маргарет требует, чтобы ее взяли на руки. Клэр тотчас посадила девочку себе на колени.
Малышка тряхнула каштановыми кудрями, а затем, протянув пальчик к ее венку, сказала:
— Красивый.
— Да, это правда. Мне его подарил лорд Ренальд. Я попрошу его подарить тебе такой же, когда ты в следующий раз приедешь к нам в гости.
Идея повторить визит в Саммербурн вскоре после праздника пришлась по душе Маргарет и Алену, а Уиза вдруг разулыбалась и громко крикнула через весь зал:
— Лорденальд!
— Миледи звала меня? — сказал Ренальд, подходя к ним и протягивая руки к девочке.
— Она ужасная кокетка, милорд, — заметила Маргарет. — И невероятно искусная. Будьте осторожны, она не успокоится, пока не оторвет с вашего наряда кусок золотого кружева.
Уиза действительно стала ковырять пальчиком кружево на рукаве его туники.
— Красивой даме к лицу золотые украшения, — улыбнулся Ренальд и, сняв с запястья браслет, протянул его девочке. — Можете немного поносить его. — С этими словами он учтиво поклонился Маргарет и произнес несколько комплиментов по поводу ее дочери.
Ренальд мило беседовал с Маргарет, пока Уиза вертела в руках браслет, разглядывая его со всех сторон, а Клэр думала о том, что он прекрасно обходится с детьми. Судя по всему, Ренальд де Лисл — кровожадный наемник и убийца — вполне мог оказаться хорошим, любящим отцом.
Уиза тем временем старалась приладить браслет себе на голову наподобие короны, и Ренальд, не прерывая разговора с Маргарет, протянул руку, чтобы помочь ей. Наконец девочка наигралась и вернула вещь де Лислу.
— Благодарю вас, миледи. — Он галантно поклонился и поцеловал пухленькую ручку Уизы.
Маргарет улыбнулась — Клэр готова была поклясться, что подруга пожирала его влюбленными глазами — и унесла Уизу, которая еще долго смотрела на Ренальда через плечо матери.
— Вы любите детей.
— Вам это не нравится? — удивленно обернулся он к Клэр. Клэр вспыхнула, осознав, что ревнует.
— Разумеется, нет, милорд. Я рада, что отец моих детей будет добр с ними.
Ренальд внимательно смотрел на нее, смущая Клэр своей задумчивостью. Она поспешила нарушить паузу:
— Я предпочитаю девочек. Мальчишки — настоящие чудовища!
Он склонился и поцеловал ей руку.
— Вы родите мне много дочерей, миледи.
Клэр густо покраснела от смущения.
Протяжный звук рожка возвестил начало праздничного обеда, и гости поспешили к столу. Клэр тотчас направилась к Ренальду, который ждал ее, чтобы проводить к креслам для жениха и невесты в центре длинного стола, установленного на возвышении.
Слегка раскрасневшись от выпитого, Ренальд казался еще моложе и совсем не был похож на сурового захватчика. Более того, он словно источал юношескую энергию, от которой в зале стало как будто светлее. Великан внезапно перевернул окружающий мир вверх дном.
— С вами все в порядке? — спросил он Клэр, беря ее руки в свои.
— Конечно! — отозвалась она, едва заметно покачнувшись. — Это все от вина.
Клэр вдруг ощутила, что влюблена в своего будущего мужа, и поразилась этому. Вот уж чего она ожидала меньше всего!
— Вам надо поесть, и сразу станет лучше, — сказал он, подводя ее к креслу.
Ренальд жестом подозвал Томаса с чашей для мытья рук. Судя по всему, парень успокоился. Среди гостей было много его друзей-сверстников, к тому же хозяин был приветлив с детьми, и Томас не мог не заметить этого.
Гости расселись по местам, и гам постепенно превратился в застольную беседу, сквозь которую прорывались звуки музыки.
— Спасибо, Томас, — сказал Ренальд, когда они с Клэр вымыли руки. — А теперь ступай к приятелям и начинай веселиться.
Клэр видела, как желание состроить кислую мину борется в душе брата с искренней радостью.
— Благодарю вас, милорд! — наконец воскликнул тот с улыбкой и уже через минуту оказался среди сверстников.
Слуги внесли в зал блюда, и Клэр сосредоточилась на яствах.
Но едва перед ней поставили запеченного поросенка, украшенного кресс-салатом, как она с горечью заметила:
— Бедный поросенок!
Ренальд нахмурился и жестом приказал убрать блюдо, но Клэр остановила его за руку:
— Я не откажусь от кусочка, милорд.
И вдруг отдернула руку, словно обжегшись. Прикосновение к нему взволновало ее, довело до головокружения.
Он тем временем выбрал сочный кусочек поросятины и поднес его к ее губам.
— Пусть эта жертва не будет напрасной.
Клэр открыла рот и приняла из его рук мясо, затем облизнула губы и сняла каплю сока с подбородка пальцем. Все это время Ренальд не спускал с нее глаз, внимательно следя за каждым ее движением.
Она тоже выбрала кусочек мяса для Ренальда, как того требовал обычай. Ей ни к чему было смотреть по сторонам, чтобы понять, к кому приковано внимание гостей. Все наблюдали за тем, как Ренальд слизывал сок с ее пальцев. Но только Клэр почувствовала, как он слегка прикусил подушечку ее пальца, только она знала, какое воздействие это оказало на нее.
И вдруг по какому-то странному блеску в его глазах Клэр поняла, что Ренальд тоже это знает.
Но это мгновение кануло в прошлое. Ренальд, как радушный хозяин, стал ухаживать за гостями.
Клэр завела разговор с графом, который сидел рядом. Правда, ему, судя по всему, было не особенно уютно за этим праздничным столом. Разумеется, он и словом не обмолвился на сей счет, но Клэр догадалась по выражению его лица.
Слева от нее что-то сверкнуло. Клэр обернулась и снова увидела золотой отцовский кубок в руке Ренальда.
— Миледи, что вас так огорчает? — спросил Ренальд, перехватив ее взгляд. Он снова превратился в завоевателя, который смело глядит в лицо опасности.
— Дело в кубке. Он принадлежал моему отцу.
— Здесь все принадлежало ему, — ответил он, хмуро разглядывая кубок в своей руке. — Почему именно эта вещь не дает вам покоя?
— Это подарок короля, — сказала Клэр. Она боялась вызвать его гнев, но не могла скрыть правду.
— Понятно. И теперь вам неприятно, что я пью из него?
— Возможно, потому, что из него никто никогда не пил. Он появился в доме после того, как… как король Генри захватил трон.
— Взошел на престол, — поправил ее Ренальд, взял у нее из рук серебряный кубок и протянул ей свой — золотой, осыпанный драгоценными камнями. — Он ваш. Считайте его свадебным подарком. Можете поступать с ним как захотите.
Клэр провела пальцами по дарственной надписи и сказала:
— Спасибо!..
— Что на нем написано?
— «Властителю рая от короля ангелов». Генри Боклерк всегда называл Саммербурн «раем на земле».
— Это можно понять, — кивнул он, нежно глядя на нее. — Но почему от «короля ангелов»?
Клэр улыбнулась, но в голосе ее прозвучала печаль.
— Они так шутили. Знаете историю о папе римском Григории и английских рабах? — спросила она, проводя пальцем по золотому ободку кубка.
— Расскажите мне ее.
Клэр обратила внимание на то, что совсем забыла про еду, и стала рассказывать, доедая цыпленка:
— Однажды папа Григорий увидел в Риме рабов. Это случилось сотни лет назад, когда римляне еще торговали рабами. Папа был потрясен их красотой и в особенности светлой кожей…
— А также золотистыми волосами, — вставил Ренальд, восхищенно разглядывая ее лицо. — И еще глазами, голубыми, как летнее небо. Могу себе представить, что он почувствовал в тот момент.
Клэр с трудом проглотила кусочек цыпленка, вставший у нее поперек горла.
— Так вот… — продолжила она. — Папа спросил: «Кто эти люди?» Торговец рабами ответил: «Англы». Но папа поправил его. «Non Angli sed angeli» — сказал он. — «Не англы, а ангелы». Вот почему отец всегда шутил, что Генри хочет быть королем ангелов…
Клэр осеклась, вспомнив, что Генри и пальцем не пошевелил, чтобы спасти «властителя рая». Ей совсем не хотелось омрачать этот день воспоминаниями об отце, но, вероятно, иначе невозможно.
Она заметила, что Ренальд нахмурился и взглянул на графа Солсбери.
— Это он предложил мне пить из этого кубка, — сказал лорд.
— Он должен был знать, что это за кубок, — отозвалась Клэр, глядя на крестного отца, который непринужденно беседовал с ее матерью. — Полагаю, он догадывался также, что…
— Что это не вполне прилично. Интересно, не правда ли?
Клэр почувствовала, как вокруг повеяло опасностью, и поспешила ослабить напряжение:
— Он был одним из лидеров восстания.
— Я знаю. Но давайте не будем говорить сегодня о восстании… о любых восстаниях, — вдруг улыбнулся Ренальд. — Я приказываю вам, миледи, покормить меня.
— А если я откажусь, милорд?
— Тогда мне придется наказать вас.
— Как? — бесстрашно поинтересовалась Клэр.
— Поцелуями.
Она весело рассмеялась:
— Поцелуями, милорд? Для некоторых женщин такое наказание может стать поощрением к непослушанию.
— Правда? — Ренальд медленно и властно обнял ее за плечи. — А для вас, миледи? Вы склонны к непослушанию?
— Скорее, к активному протесту.
Ренальд привлек ее к себе и поцеловал. И его поцелуй был отнюдь не шутливым, он пылал страстью. Здесь, на виду у всех, посреди огромного зала, полного людей, ее губы вкусили жар его сердца, который, передавшись ей, опалил все ее тело.
Словно в полусне Клэр услышала барабанный бой. Она не сразу поняла, что это вовсе не барабаны, а удары кулаков по деревянному столу и топот сотен ног, которыми гости приветствовали поцелуй новобрачных. Ренальд по-прежнему прижимался губами к ее рту, и гости пришли в настоящее неистовство: они кричали, свистели, визжали, хохотали…
Или это просто в голове у нее все смешалось и шумит? Она должна побороть в себе это безумие.
Должна…
Клэр не отдавала себе отчета в том. что давно обнимает его за шею, приникнув к нему всем телом, отдавшись во власть его умелым, требовательным губам.
Ренальд медленно выпустил ее, не спуская с нее горящих глаз, в которых читалось желание, страсть и право обладателя.
— Ну что, строптивая женщина, вы подчинились мне? Теперь вы не откажетесь покормить меня?
Всё вокруг стихло. Гости ждали, как Клэр ответит на вызов.
— Это зависит от того, какого рода ваш голод, милорд.
— О-хо-хо! — в унисон воскликнули гости.
— А что, если речь вовсе не о моем желудке, миледи?
— Тогда вам придется потерпеть до свадьбы, милорд. — Эти слова Клэр вызвали бурю оваций у дам.
— А когда она состоится?
Клэр победоносно огляделась и возвестила:
— Ну, через год или что-нибудь около того.
Женщины расхохотались, мужчины единодушно возмутились.
Ренальд взял ее за руку и стал целовать пальцы, каждый в отдельности.
— Сжальтесь, миледи. Я погибну от голода.
— Вы немного сбросите жир, милорд, — вызывающе парировала Клэр, играя на публику.
— Если вы подвергнете меня такому испытанию, Клэр, я могу похудеть там, где это было бы нежелательно для нас обоих, — улыбнулся он.
Зал взорвался криками и смехом.
— Вот как? — отозвалась она. — Боитесь зачахнуть в бездействии? Тем лучше, это уменьшит страдания девственницы!
Женщины возликовали.
— Скорее заставит ее плакать от разочарования. — Ренальд заслужил аплодисменты мужчин и, поцеловав ее в ладонь, добавил: — Назначьте свадьбу скорее, Клэр, и вы избегнете такого риска.
Клэр притворилась, что всерьез размышляет над его словами:
— Тогда, возможно, через полгода.
— В середине зимы? Пожалейте наших соседей!
— Верно, Клэр! — крикнул кто-то из гостей. — Зима не подойдет. И время сбора урожая тоже. Мы вовсе не хотим пропустить такое событие!
— Тогда через месяц, — отозвалась Клэр и вдруг осознала, что это шутливое препирательство заставило ее назначить свадьбу слишком скоро.
— Месяц? — переспросил Ренальд. — Мне кажется, неразумно отправлять гостей по домам, чтобы снова собирать их здесь через месяц.
— Когда же вы хотите?
Ренальд усмехнулся, и Клэр поняла, что оказалась в ловушке.
— Завтра.
Гости замерли, переглядываясь и тихонько усмехаясь. Ренальд выпустил ее руку и обвел широким жестом присутствующих:
— Здесь все наши добрые друзья. Провизии хватит на несколько дней. Так зачем откладывать?
— Мой отец… — прошептала Клэр.
— Это в прошлом, — мягко возразил он. — Жизнь движется вперед. Нам надо смотреть в будущее, чтобы вернуть мир и порядок в Саммербурн.
В голове у Клэр все смешалось от вина, поцелуев и колдовских чар Ренальда. Но его слова казались ей разумными. Действительно, какой прок в отсрочке?
— Так что же, Клэр? — повторил он, пристально глядя ей в глаза и касаясь кончиками пальцев ее плеча.
Казалось, гости затаили дыхание…
— Почему бы и нет? — улыбнулась она и не успела еще осмыслить свои слова, как Ренальд уже поднялся и громко возвестил:
— Друзья, моя невеста не хочет, чтобы я страдал от голода. Мы сыграем свадьбу завтра же!
Оглушительные возгласы одобрения наполнили зал, и Клэр вспыхнула от смущения. Ренальд сел на место и привлек ее к себе, обжигая поцелуем — еще более страстным, чем первый. Она почувствовала в нем предвкушение восторга брачной ночи.
Оторвавшись от ее губ, он сказал:
— Клэр, поверьте мне, все к лучшему. Вы будете счастливы, если в моей власти сделать вас таковой. — Обратившись к залу, он добавил: — Леди Клэр никогда не пожалеет о сегодняшнем дне. Клянусь своим мечом.
Его слова не были похожи на те клятвы, которые приносят друг другу жених и невеста, однако в них чувствовалась уверенность. В душе Клэр воцарились покой и умиротворение. Но тут граф Солсбери встал с места и поднял свой кубок:
— Полагаю, что клятва на таком мече дорогого стоит. Выпьем за знаменитый черный меч и за брак, который заключается на небесах!
Все подняли кубки и выпили, но Клэр заметила, что многие гости смущены так же, как и она.
— Черный меч?.. — переспросила она.
— Разве ты не слышала о нем? — удивился граф. — Меч лорда Ренальда выплавлен из особой германской стали темного оттенка. Единственное светлое пятно на мече — камень, украшающий рукоятку. Камень с надгробия Христа в Иерусалиме.
— Вы участвовали в крестовом походе, милорд? — обратилась Клэр к Ренальду.
— К сожалению, нет! — Он разозлился и с трудом скрывал это. — Это подарок крестоносца.
— А также королевский подарок, — заметил граф.
— Такая священная реликвия!.. — благоговейно вымолвила Клэр. Очень немногие рыцари вернулись из похода в Священную Землю и неохотно расставались с вещами, привезенными оттуда. — Вы, вероятно, оказали ему какую-то серьезную услугу, если он так щедро вознаградил вас?
— Этот меч мне даровал король, — мрачно ответил Ренальд.
— Значит, вы сослужили ему какую-то особенную службу? — сказала Клэр, но Ренальд ничего ей не ответил. — Я восхищена вашей скромностью, милорд, — не удержалась она от комплимента. — Но жена должна почитать боевые подвиги мужа.
— Нет никаких подвигов.
Клэр пришлось скрыть улыбку. Как он собирается держать свет под спудом?
— Не можете же вы ожидать, милорд, что кто-нибудь из здесь присутствующих поверит в это? Ведь вы лучший королевский воин. Я понимаю, что вы не хотите хвастать своими подвигами. Но я все равно узнаю, так что уж расскажите сами…
— Да, расскажите нам о своих подвигах, лорд Ренальд, — вмешался граф, подаваясь вперед.
Клэр переводила взгляд с одного мужчины на другого. Так оно и есть или ей только показалось, что они смотрят друг на друга, как свирепые цепные псы? Прежде чем она успела что-либо сообразить, Ренальд ответил:
— Крестоносец преподнес камень в дар королю, а Генри приказал украсить им рукоятку моего меча. Вот и все.
— Но чем вы заслужили такую награду?
— Ничем особенно замечательным.
— Все равно я разузнаю правду и прикажу менестрелю сложить об этом песню, — упрямо твердила Клэр.
— Вы не найдете в моей жизни ничего, достойного быть увековеченным в песне, Клэр. — Ренальд взял кувшин с вином. — Выпьете еще?
Клэр, однако, не захотела переводить разговор на другую тему:
— Интересно было бы взглянуть на него.
— На вино?
— На ваш меч! И на камень из Иерусалима.
Ренальд налил ей вина и протянул кубок:
— Как-нибудь в другой раз. Мечу не место за праздничным столом.
— Это священная реликвия. Она благословит наш союз.
— Нет!
Клэр удивленно взглянула на него. И снова это твердое «нет»! Однако Ренальд, похоже, руководствовался скромностью, а не злобой.
Граф, который все это время отмалчивался, вдруг громко воскликнул:
— Я уверен: гости почтут за честь взглянуть на ваш меч, лорд Ренальд. Говорят, им можно перерубить ствол дерева. А то и металл.
— Металл?! — заинтересованно повторили мужчины.
— Камень с надгробия Христа! — пробежал по залу шепот. Гости стали упрашивать хозяина продемонстрировать им эту диковинку.
Ренальд с мрачным видом приказал Джошу принести меч, а когда оруженосец вернулся, он взял его и положил — почти бросил — на колени Клэр.
Меч был тяжелым. Тяжелым, темным и мрачным. Таким же, как лицо Ренальда в эту минуту. Клэр поняла, что допустила ошибку. Возможно, он и был скромен, но теперь в глазах у него сверкала ярость.
Однако отступать было поздно, поэтому Клэр облизала пересохшие от волнения губы и стала внимательно разглядывать королевский подарок. Она никогда раньше не видела оружие так близко. Меч ей не нравился. Ренальд снова оказался прав. Смертоносному оружию не место за праздничным столом, и особенно за свадебным.
Ножны рыцарских мечей обычно бывают красочными, инкрустированными и осыпанными драгоценными камнями, а эти выглядели очень скромно — деревянные, обтянутые черной кожей с серебряными гвоздиками и медальонами из черного янтаря. Меч навевал мысли об аде или о безлунной полночи.
— Ну что? — спросил Ренальд.
— Смотрится ужасно! От него веет смертью, — ответила она.
— Какой прок от меча, если им не убивают?
Клэр судорожно сглотнула. Впрочем, вопрос вполне в духе Ренальда. И меч этот подходит ему как нельзя лучше. Он никогда не сеял и не жал, не музицировал и не занимался науками. Он совершенствовался в искусстве убивать и делал это по первому требованию того, кто его нанимал.
Она сосредоточила внимание на рукоятке, украшенной камнем — песчаником.
Церковь считала убийство язычников святым делом и благословляла крестовые походы.
Но разве любое убийство не богопротивно? Хотя ведь кто-то же должен казнить преступников. И убивать зверей в человеческом обличье, которые нападают на мирных людей!
Камень был заключен в металлическую оправу для прочности. Клэр осторожно коснулась камня кончиком пальца.
— Он творил какие-нибудь чудеса?
— На моей памяти, нет.
— Но наверное, он все же чудотворный, если был на надгробии Христа.
Клэр приподняла меч и поцеловала камень, молясь о благополучии Саммербурна и здоровье его обитателей, а также о том, чтобы их брак с Ренальдом оказался счастливым, несмотря на то что заключается он в таких необычных условиях. Ей очень хотелось, чтобы произошло это чудо.
— Милорд, вы счастливый человек, потому что владеете этим камнем.
— Наверное, стоит обнести меч вокруг стола. Джош!
Оруженосец выступил вперед, и Клэр взялась за меч, чтобы подать его.
И вдруг вскрикнула. Ее ладонь была в крови!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лорд полуночи - Беверли Джо



интересный роман о рыцарях для кого клятва перед королем священна жизнь жестока потеряв отца в поединке главной героине пришлось простить своего супруга за смерть отца которого он убил долго пришлось разбираться и искать оправдание такого ужасного поступка но жизнь продолжается и Клэр смогла разорвать этот узел поверить своему мужу и полюбить его а самое главное понять почему произошло это страшное событие
Лорд полуночи - Беверли Джонаталия
9.06.2012, 17.09





Неплохой роман. Но не такой остросюжетный как про имоджен. У того романа была интрига. А сдесь просто недосказанность.
Лорд полуночи - Беверли Джонека я.
17.09.2013, 15.24





Очень интересный роман.. Много впечатлений и переживаний. Главное героиня молодец, с кот. жизнь обощлась жестока. Выйти замуж за человека убившего отца, понять его и простить...
Лорд полуночи - Беверли ДжоМилена
22.10.2013, 15.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100