Читать онлайн Колдовство, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдовство - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдовство - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдовство - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Колдовство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Они уселись в две кареты, причем на сей раз граф не возражал, чтобы близнецы ехали с ними, а поскольку те болтали без умолку, это освобождало Мэг от необходимости поддерживать беседу — к ее облегчению.
Когда они подъезжали к их старому дому, она с улыбкой прислушалась к пояснениям детей.
— Это Нед, — рассказывал Ричард, — старьевщик.
— Он кажется грубым, — вставила Рейчел, — но на самом деле он хороший. А это миссис Пикетт со своей собакой.
— Пес кусается, сэр. Будьте с ним осторожны. Галантерейная лавка. Ничего интересного.
— А вот и нет! Там есть такие симпатичные ленты. И пряжки и пуговицы. Ну, всякое такое. А это книжный магазин. А вот шляпный.
— Фи, шляпный!
— Лорд Саксонхерст носит шляпы, так что молчи!
Пока близнецы выясняли, чьи шляпы смешнее — мужские или женские, граф рассматривал новую шляпку Мэг.
— В следующий раз определенно нужно будет купить шляпку с цветами.
Мэг инстинктивно потянулась к своему прелестному бархатному капору.
— Вообще-то я предпочитаю более простой стиль.
— А на меня иногда производят впечатление легкомысленные шляпки, украшенные цветами.
Мэг вынуждена была себе признаться, что ее тоже иной раз тянет к такого рода вещам.
— О, смотрите, — закричал Ричард, — вот наш дом, сэр! Тот, что с голубой дверью, прямо за гостиницей «Лошадиная голова».
Мэг впервые задумалась о том, что придется покинуть родной дом, и сердце у нее сжалось. Выходя на улицу сегодня утром, она почему-то считала, что вернется сюда, сбросив с плеч груз проблем. А вот теперь они должны забрать свои пожитки, чтобы в дом могла въехать какая-то другая семья.
Две красивые кареты произвели фурор на улице: прохожие, останавливаясь, глазели на них, соседи с любопытством выглядывали из окон. Поскольку близнецы прилипли мордашками к окошкам кареты, большинство наблюдателей вскоре поняли, кто приехал, и стали махать руками и улыбаться, несомненно, удивленные происходящим.
Мэг, которая не любила выносить свои дела на всеобщее обозрение, чувствовала себя очень неловко и благодарила небеса за то, что никто, казалось, не догадывался, что произошло.
Похоже, граф умел читать мысли. Когда карета остановилась, он тихо сказал:
— Думаю, нет необходимости всем все рассказывать.
— Конечно, — с благодарностью согласилась Мэг. Близнецы радостно обменивались приветствиями с друзьями и с нетерпением ждали, когда опустят ступеньки.
— Что вы сказали своим родным? Мэг покраснела, потому что приходилось сознаваться во лжи.
— Что мы познакомились у Рэмилли — это семья, в которой я служила гувернанткой.
— И безумно полюбили друг друга?
— Разумеется, нет. Это было бы абсурдно.
Его брови поползли вверх:
— Вы считаете любовь абсурдом?
— Нет. Но между мной и вами… — его взгляд заставил ее запнуться, — я имею в виду любовь с первого взгляда. Это невозможно.
— Вы живете в очень рациональном мире.
— Ну, словом, — поспешно закончила Мэг, — вы узнали о положении, в котором мы оказались. Поскольку вам была нужна жена, вы предложили это соглашение.
— Как восхитительно хладнокровно и практично! Что ж, так и будем говорить. Предлагаю для любопытных глаз напустить на себя чуть-чуть аристократического высокомерия. — Он выбрался из кареты и, повернувшись, подал ей руку.
— Увы, сэр, этого я начисто лишена.
— Так тренируйтесь, моя дорогая графиня. Тренируйтесь!
Мэг лишь улыбнулась, роясь в сумке в поисках ключа. Но дверь открылась сама, и на пороге предстал сэр Артур.
У Мэг перехватило дыхание. Она и забыла, что сегодня истекал назначенный им недельный срок. Мэг была не в силах пошевелиться, и ситуация обещала стать весьма неловкой, если бы не подбежали близнецы, которым не терпелось поделиться новостями.
Выслушав их, сэр Артур скользнул острым взглядом по Мэг и Лоре:
— Это правда?
Мэг изобразила оживленную улыбку:
— Разве это не замечательно, сэр Артур? И как вам, должно быть, радостно, что о нас больше не нужно беспокоиться.
Видя ярость, бушевавшую в его глазах, она не посмела бы подойти к двери и встретиться с ним взглядом, если бы граф не подтолкнул ее. На миг ей показалось, что сэр Артур не позволит ей войти, но он ретировался в переднюю, побледнев, но выдавив из себя улыбку.
— Если вы нашли поддержку для своей семьи, все ваши друзья, разумеется, этому рады, — сказал он, сверкнув глазами в сторону Лоры, и Мэг отчетливо увидела в них алчную похоть.
Впрочем, сэр Артур тут же взял себя в руки.
— Вы привезли мужа, чтобы показать ему свое родовое гнездо?
— Графиня приехала, — перебил его граф, — чтобы собрать семейные вещи. — К удивлению Мэг, на свет снова появился лорнет. — Я должен поблагодарить вас за доброту, проявленную к моей жене, сэр. И разумеется, вы можете передать счет на любую сумму моему секретарю.
Преподав ей таким образом урок «аристократического высокомерия», он повел Мэг мимо сэра Артура:
— Покажите мне дом, дорогая. Мне очень интересно увидеть место, где вы играли ребенком.
Мэг испытала злорадное удовольствие от того, что граф обращался с сэром Артуром как с дворецким. Высокомерие определенно иногда бывает весьма полезным.
Она повела графа по своему скромному дому, прислушиваясь к тому, как братья и сестры проводят такую же экскурсию, только в обратном направлении, для исключительно любезного мистера Чанселлора. Как приятно иметь кого-то, кто…
Мэг обернулась к графу:
— А могу я нанять секретаря?
— Нанимайте кого хотите. Но полагаю, что вам больше подойдет женщина-секретарь. Своего рода компаньонка. — Они стояли в коридоре, и Мэг, открыв комод, выбирала хорошее постельное белье, отбрасывая изношенное. — Моя дорогая, — сказал граф, забирая у нее из рук пожелтевшую наволочку и бросая ее обратно в комод, — нам не нужны лишние простыни. Оставьте их здесь, если, конечно, они не дороги вам как память.
Мэг вспомнила долгие часы, проведенные за штопкой, и с облегчением закрыла комод.
— Пусть она будет хорошенькая, непорочная и воздушная.
Мэг непонимающе замигала:
— Кто?
— Ваша секретарша.
— Зачем?
— Таков жалкий вкус Оуэна.
— Жалкий?
— Моя дорогая, хорошенькая — это прекрасно, но непорочная — смертельно скучно.
Мэг рассердилась:
— Я непорочна.
— Не думаю.
— Милорд!
Он улыбался, не обращая внимания на ее гнев:
— Я не имею в виду порочное прошлое, Минерва. Но если бы вы были равнодушны к основополагающим инстинктам, вы бы не воспринимали меня так нервно, разве я не прав?
Он окинул ее взглядом всю — с головы до ног. Взгляд не был оскорбительным, да и выражение лица казалось слишком добрым и благодарным, чтобы таить оскорбление. Но этот взгляд определенно нервировал ее. Он обещал… нечто. Нечто, о чем она догадывалась, еще не зная наверняка. Нечто, от чего щеки ее покрывались пунцовым румянцем и замирало дыхание.
— Вот видите? — тихо сказал он. Мэг резко отвернулась.
— Не сомневаюсь, что вы производите такое же впечатление на всех женщин.
— Я стараюсь, Минерва. Стараюсь.
Мэг снова повернулась к нему и вздернула подбородок:
— А если я скажу, что ожидаю от вас супружеской верности?
Это несколько обескуражило его, не без удовольствия отметила Мэг.
— Тогда я скажу в ответ, что вы должны полностью удовлетворять мои желания.
— А может быть, вы должны несколько умерить свою похоть?
Он удивленно поднял брови:
— А что вы знаете о похоти?
— Да от вас же так и несет ею! — Мэг отвернулась снова, прижав ладони к пылающим щекам. — Как вы можете заставлять меня говорить подобные вещи? Нам не следует так разговаривать!
Он провел рукой по ее затылку — совсем легко, но она застыла от этого прикосновения.
— Разумеется, не здесь, — проворковал он, поглаживая ее затылок пальцем. — Однако позднее такой разговор будет уместен и чрезвычайно приятен.
Рука двинулась дальше, к плечу, а губы заскользили по затылку.
— У вас очаровательно беззащитный затылок. Очень соблазнительный, изящный затылок…
Потом он неожиданно отступил назад и прислушался к гомону внизу.
— Кажется, слуги уже в доме. — Взяв за руку, он увлек за собой Мэг по коридору. — Идемте! Лучше всего пройти по комнатам вместе с ними. Вы ведь не хотите, чтобы они прихватили что-нибудь, что вам не принадлежит. Или что-то забыли.
Мэг шла за ним, чувствуя, что здесь, в этом доме, навсегда остаются ее здравый смысл и самообладание.
Вскоре слуги уже тащили к выходу все, на что она им указывала. Отдавая себе отчет в том, что сэр Артур внимательно проверяет каждый выносимый предмет, она старалась быть скромной, тем более что относительно некоторых старинных вещей не знала наверняка, были они куплены родителями или принадлежали этому дому, поэтому не стала рисковать, чтобы не вызвать его неудовольствие. К тому же, как сказал граф, не было никакого смысла тащить отсюда старую кухонную посуду и протертую мебель.
Все шло спокойно, пока дело не дошло до спальни и Мэг не вспомнила о Шиле-ма-гиг. Она едва различала мешочек, в котором та покоилась — он сливался по цвету с кроватным балдахином, — но точно знала, что он там, как если бы от него исходило сияние.
Как же ей сказать, чтобы его сняли с крючка и вынесли? Поднимется шквал вопросов — что это и почему спрятано там, в уголке под балдахином? И как она сможет объяснить мужу, зачем хочет взять с собой старую каменную статуэтку обнаженной женщины в непристойной позе? Как объяснить ему, что она всегда будет держать ее при себе, но никому не позволит до нее дотронуться?
Мэг представила себе, что придется рассказать графу, как она воспользовалась этим языческим идолом, чтобы поймать его в свои сети, заставить вступить в странный брак, и испытала чувство отвращения — от того, что сделала это, и от невозможности в этом сознаться.
Она принудила его к чудовищно неравному союзу. Он проявляет великодушие, но ей нечего предложить ему взамен. Нет, он никогда не должен узнать правду!
Едва сдерживая дрожь, Мэг в панике пыталась сообразить, как бы удалить графа из комнаты. Если бы она осталась здесь одна, она вскарабкалась бы на стул и сняла мешочек, а потом как-нибудь вынесла его из дома. Спрятала бы, возможно, в шляпной коробке или засунула в подушку и настояла на том, что понесет ее сама. Нет, она велела бы Лоре нести ее: сама она боялась находиться так близко от статуэтки.
Но граф не отходил от Мэг ни на шаг, а сэр Артур проверял все так, словно боялся, что они что-нибудь украдут.
Мэг внезапно пришло в голову, что ей действительно придется украсть Шилу. Ну, не то чтобы украсть, но прошмыгнуть обратно в спальню и вынести ее тайно. Боже, в это трудно поверить!
В немом отчаянии она смотрела на родительскую кровать, когда услышала тихий голос графа:
— Печальные воспоминания?
И в тот же миг они в самом деле обрушились на нее.
Мэг никогда не считала этот дом чем-то особо дорогим для себя, но теперь, когда приходилось его покидать, ее охватила тоска.
Ну конечно же, то была тоска по родителям. Все эти месяцы она так отчаянно боролась с нуждой, что у нее просто не было времени тосковать, но теперь наступил момент прощания. Конец той жизни ее семьи, которую она знала.
Ее отец умер на этой кровати. Мать нашли рядом с ним. В смерти отца не было ничего таинственного: он уже давно страдал необъяснимыми болями, кровотечениями и воспалением, с которым никто ничего не мог поделать. По словам доктора, чудом было как раз то, что он так долго протянул.
Но смерть матери не на шутку озадачила врача. Если не считать усталости от того, что ей пришлось долго ухаживать за больным отцом, она была совершенно здорова. Несколько смущенный собственным диагнозом, доктор Харди заявил, что она умерла от горя и отчаяния. Однако Мэг вполне могла в это поверить: ее родители были глубоко привязаны друг к другу.
Как бы они негодовали, узнав, что их старшая дочь вышла замуж по расчету! Но ведь они сами не оставили ей другого выбора. Полностью поглощенные друг другом, они не подумали о том, чтобы должным образом обеспечить будущее детей.
— Минерва?
Мэг почувствовала, что граф взял ее за руку и повернул к себе.
— О, дорогая моя, — сказал он и обнял ее.
Она ничего не ответила, потому что не могла говорить о своей боли с незнакомцем, пусть он и был теперь ее мужем. И она никогда не заплакала бы перед чужим человеком. Но его теплое объятие было ей приятно.
— Минерва, лучше поплачьте, не держите боль в себе.
— Нет-нет, все в порядке, — сказала Мэг и с решительным выражением лица освободилась от его объятий.
Он ответил ей довольно холодным взглядом, но спорить не стал.
— Как хотите. Нам надо идти. Я уже всех отослал, но сэр Артур ждет, чтобы вы отдали ему ключи.
Мэг глубоко вздохнула:
— Простите меня…
Граф приложил палец к ее губам:
— Ничего не говорите. Если мы не можем время от времени утешить друг друга, зачем тогда существуют браки? — Он обвел глазами комнату. — Хотите взять с собой эту кровать? Я заметил, как трудно вам с ней расстаться. — И, сделав нетерпеливый жест, добавил:
— Да пропади все пропадом! Я куплю для вас весь этот дом, если вы…
— Нет. — Мэг с удивлением поняла, что смеется. Она была глубоко тронута. — Нет, но большое вам спасибо, Саксонхерст.
И только спускаясь по лестнице, она сообразила, что, вероятно, только что отказалась от идеального решения. Если бы он купил эту кровать… Впрочем, нет. Когда ее будут разбирать, Шила непременно обнаружится.
Быть может, следовало позволить ему купить весь дом, как бы смешно это ни было? Ах, если бы… если бы только она вспомнила об этом заранее, перед тем, как отправляться в церковь, она могла бы придумать массу подходящих вариантов. Какая же она дурочка!
Сэр Артур ожидал с видом мученика. Мэг так и подмывало сказать ему что-нибудь колкое, но она сдержалась. Почему-то она не сомневалась, что стоит ей хоть вскользь намекнуть на план сэра Артура, как граф впадет в один из своих знаменитых приступов ярости.
Поэтому Мэг просто передала хозяину связку ключей:
— Еще раз благодарю вас, сэр Артур. Мы выжили в эти месяцы только благодаря вам. — Что было чистой правдой, поэтому ей не составило труда улыбнуться ему.
— Ваш отец хотел бы, чтобы я позаботился о вас, леди Саксонхерст. Мне жаль лишь, что я не смог сделать большего.
Уловив двойной смысл его фразы, Мэг потеряла всякое желание быть с ним любезной и порадовалась тому, что запасной ключ от двери черного хода приятно оттягивает ее ридикюль. Холодно попрощавшись, она решительно проследовала к выходу.
Однако здесь ее окружила толпа знакомых и соседей, желавших попрощаться и заодно удовлетворить свое любопытство. На какой-то миг Мэг испугалась, что кредиторы станут осаждать ее. Если бы это случилось на глазах у графа, она предпочла бы провалиться сквозь землю. Но ее окружали лишь улыбающиеся лица.
Вскоре стало понятно: мистер Чанселлор уже сообщил, что все долги Джиллингемов будут выплачены. Ясно стало и то, что кто-то, вероятно Лора, успел распространить романтическую историю о возлюбленных, разлученных обстоятельствами, но вновь обретших друг друга. Наиболее чувствительные женщины вытирали глаза передниками.
И разумеется, всем льстило, что раз в жизни выдался случай близко пообщаться с графом. С какой восхитительной непринужденностью он умел обращаться с людьми, подобострастно и с восхищением глазевшими на него! Он был любезен со всеми, и лорнет благополучно покоился в кармане. Мэг догадалась, что ему все это не в новинку. Но как, Господи помилуй, ей к этому привыкнуть?
Наконец Мэг со вздохом облегчения уселась на мягкое сиденье кареты.
— Теперь нашим соседям разговоров хватит на год, — сказала она.
— Мы живем, чтобы развлекать людей. Иначе зачем нужна была бы аристократия?
— Аристократия? — Мэг только сейчас поняла, что отныне и сама принадлежит к этому сословию. — Как странно…
— Привыкнете, к этому все привыкают. Вам лучше?
В его взгляде была лишь доброта.
— Да, несомненно. Просто раньше у меня не было времени погоревать. Тем более что мамина смерть оказалась совершенно неожиданной. — После таких слов граф, разумеется, захотел подробнее узнать о смерти ее матери, что, в свою очередь, породило множество вопросов о жизни ее родителей. Интересно, что он извлечет из ее рассказа?
Однако единственным, что сказал граф, выслушав ее, было:
— И как это два столь романтичных существа могли произвести на свет такую благоразумную Минерву Джиллингем?
— Должен же хоть кто-то быть благоразумным, — ответила Мэг и тут же спохватилась: не следовало бы этого говорить. Она всегда чувствовала, что обязана быть опорой семье посреди океана почти шальной беспечности, с которой родители относились к повседневной жизни, но ей было неприятно их осуждать.
Впервые Мэг задумалась о том, прибегала ли мать к помощи Шилы, чтобы облегчить их жизнь. Родительская беззаботность, конечно, была огорчительна, но, поскольку несчастья висели над семьей постоянно, родители, в сущности, не воспринимали их всерьез, и худшее всегда обходило их стороной. Однако если камень неизменно требует платы, интересно, в чем она состояла? В ужасной болезни отца? Мэг впервые пришло это в голову. В одновременной кончине родителей?
— Ну, не будьте так печальны, — прервал ее размышления граф. — А то мне придется подумать, что я очень плохой муж. Нет, вас определенно нужно соблазнить на что-нибудь легкомысленное.
Мэг отогнала печальные мысли.
— А вот с этим, милорд, у вас ничего не выйдет, — откликнулась она. — Я была уныло благоразумна со дня своего рождения. Все всегда вовремя и как положено.
Он сделал неопределенный жест, как бы отмахиваясь от ее слов.
— Мы должны купить вам бесчисленное количество вещей, и я настаиваю, чтобы некоторые из них были легкомысленными. Фривольные шляпки, которые предназначены лишь для того, чтобы сводить с ума мужчин. Шелковые чулки, настолько тонкие, что их можно надеть только один раз. Кружевные носовые платки, в которые никому не придет в голову сморкаться.
Мэг надеялась лишь на то, что его порхающие, словно бабочки, мысли вскоре перескочат на что-нибудь другое.
— А в каких экстравагантных безрассудствах вы, милорд, находите удовольствие?
— Женщины существуют для того, чтобы у мужчин был повод тратить деньги. Впрочем… — и он, распахнув зеленый камзол, показал ей жилет, сказочно расшитый блестящими змейками, — себе мы тоже время от времени кое-что позволяем.
Не задумываясь, Мэг протянула руку и потрогала змейку — вышивка была такой восхитительной! — но тут же отдернула ее, словно обжегшись.
— Однако порой, — добавил он тихо, — безрассудства стоят каждого заплаченного за них пенни.
Мэг отвернулась. До сих пор ей более или менее удавалось избегать мыслей о нем — то есть о его теле, — но в этот момент она в каком-то лихорадочном возбуждении вдруг осознала, что под элегантными одеждами и легкими, обворожительными манерами таится жесткое, мощное и небезопасное мужское тело.
И это жесткое мужское тело она согласилась принять сегодня ночью! Но помимо всего прочего, сегодня или завтра рано утром ей предстояло проникнуть в свой старый дом и украсть Шилу.
О Господи!
— Милорд… — начала она, оборачиваясь к нему и даже пытаясь изобразить улыбку.
— Саксонхерст. Мной будет гораздо легче управлять, если вы станете называть меня Саксонхерстом.
Мэг глубоко вздохнула:
— Саксонхерст. Вероятно, у вас создалось обо мне определенное впечатление. Раньше. Когда мы возвращались из церкви…
— Да?
Черт бы его побрал, ведь он же прекрасно понимает, что она пытается сказать, но у него и в мыслях нет помочь ей! Где-то в глубине души Мэг даже почувствовала облегчение, поскольку это свидетельствовало о некотором его интересе к ее физической привлекательности. Если бы это было не так, он под любым предлогом уклонился бы от предстоящей встречи, разве нет?
Но тут она вспомнила, что «некоторый его интерес» в настоящий момент больше усложняет ей жизнь, чем доставляет удовольствие: сегодня ночью она должна быть свободна от его присутствия.
Мэг облизнула губы.
— У вас могло создаться впечатление, милорд… Саксонхерст, что мне не терпится… что я… — Она умоляюще взглянула на него, взывая о помощи. Вместо этого он изобразил озадаченность, хотя шаловливые огоньки сверкали в глубине его глаз. — Ваши змейки, сэр, очень подошли бы для вашего фамильного герба!
— Мои змейки? — Он опустил глаза и, как бы с удивлением посмотрев на свой жилет, стал водить пальцами по роскошной вышивке. Точнее, он обводил каждую изогнувшуюся змейку, спускаясь все ниже и ниже. Мэг следила за его рукой словно завороженная, пока он не остановился там, где край жилета соприкасался с туго обтягивающими короткими панталонами. Ах уж эти туго обтягивающие панталоны…
И вдруг он обхватил ее за талию, повернул, приподнял и верхом усадил себе на колени.
— Поскольку ты подняла меня на неприличную высоту, женушка, лучше тебе на время прикрыть меня.
Мэг попыталась пошевелиться, высвободиться, но он крепко держал ее, Она хотела закричать, однако это было бы крайне неуместно. Хотела было сказать, что их могут увидеть, но он сам, перегнувшись через нее, опустил шторки; при этом ей пришлось, чтобы сохранить равновесие, обхватить его за плечи. Карета погрузилась в полумрак.
— Милорд!
— Разумеется, — сказал он, — такая позиция едва ли благоприятствует тому, чтобы я успокоился, тем более что вы без конца ерзаете и подпрыгиваете, но она слишком приятна, чтобы менять ее.
Мэг застыла, слишком явно ощущая его «приподнятые формы».
— Вы отказываетесь от борьбы? — Он внезапно ослабил хватку и лениво откинулся на спинку сиденья, будто никакая женщина и не сидела у него на руках.
Милорд Саксонхерст, как видно, обожал детские забавы. Что ж, Мэг обладала немалым опытом в воспитании мальчиков.
Несмотря на то что щеки у нее горели, она сказала ровным голосом:
— Боюсь, если я стану сопротивляться, это не поможет вам, Саксонхерст.
— Мне?
— Да, опуститься.
— Опуститься! — ухмыльнулся он. — Какие низкие мысли!
Мэг не сдержала язвительной улыбки:
— Какой ужасный каламбур!
— Теперь вы в роли критика?
Мэг с удивлением поймала себя на мысли о том, что, сидя на нем верхом, чувствует некоторую уверенность, даже власть. Она поудобнее вытянула ноги, отметив не без интереса, как при этом дернулись его бедра.
— Возвращаясь к прерванному разговору…
— Который, как вы помните, привел к моему восстанию, так что будьте осторожны.
— Теперь я не считаю, что нам было бы благоразумно вступать в интимные отношения так скоро.
— Почему бы нет? — Его рука опустилась на ее колено. — Пока все идет недурно.
Она взглянула на него в замешательстве.
— Почему бы нет? — эхом повторила она вслед за ним.
— Минерва, вы много говорите о благоразумии и целесообразности. Тогда приведите разумные причины. — Его рука скользила вверх по ее бедру, по лифу ее скромного шерстяного платья, словно на нем тоже были вышиты змейки. — Однако должен сказать вам, моя дорогая женушка, что «восставшие» мужчины руководствуются благоразумием и рассудительностью не более чем поднявшееся тесто.
Его палец лениво чертил восьмерку у нее на груди.
Мэг напряглась и слегка отклонилась от него.
— Просто это слишком быстро!
— Но поскольку мы женаты, дело рано или поздно все равно кончится постелью, какая разница когда?
— Это позволит мне — нам — немного привыкнуть к своему новому положению.
Он слегка повел бедром и усмехнулся:
— Немного — не слишком точное слово, дорогая. И неужели вы думаете, что для успеха нужна привычка? В таком случае перемена в моем положении была бы научным доказательством противного.
Он снова обхватил руками ее талию. Несмотря на несколько слоев плотной ткани, корсет и сорочку, Мэг ощутила их силу. Она невольно попыталась вырваться, но, вновь почувствовав, как это его возбуждает, замерла.
— Отпустите меня, пожалуйста.
— Я сделал вам больно?
— Вы же знаете, что не в этом дело.
— Тогда в чем? — Он дразнил ее своей улыбкой, искушал, сулил наслаждение.
Несомненно, решительная женщина может справиться даже с таким мужчиной.
— Как я уже сказала, Саксонхерст, это слишком скоро для подобного рода вещей.
— Но в принципе вы не возражаете? — Он сжал ее ладони и, глядя прямо в глаза, поднес к своим теплым губам. — Вы достойная графиня Саксонхерст.
Мэг со всхлипом втянула в себя воздух.
— Потому что не играю в ваши игры?
— Потому что играете в них превосходно. Видите, вас ведь не сердит то, что я целую вам руки, правда?
Мэг попыталась выдернуть ладони.
— Сердит.
— Не правда, — Он целовал ее пальцы один за другим. — Это щекочет вам нервы, но не сердит. Это не пугает вас, не заставляет ждать нападения.
Мэг вынуждена была признать, что слово «нападение» здесь действительно неуместно.
— Ну ладно. Пусть вы правы, но я не люблю, когда мне щекочут нервы. А поза, которую вы заставили меня принять, меня оскорбляет.
— Нет.
— Прекратите говорить «нет»!
Граф усмехнулся:
— А вы прекратите говорить глупости. Эта поза вас волнует и заставляет думать о множестве возможностей, которые она сулит. Она возбуждает вас, и это выглядит очень мило. Надо признать, вы восхитительно краснеете. Но вас это вовсе не оскорбляет. Вы слишком благоразумная супруга, чтобы оскорбляться подобными вещами. Разве я не прав? — Граф прицокнул языком:
— Вы очаровательны, когда дуетесь.
— Я никогда не дуюсь!
— Как скажете, моя дорогая. — Еще раз поцеловав ей руку, граф снял Мэг со своих колен и усадил обратно на сиденье. — Только имейте в виду, что я настаиваю на своем праве щекотать вам нервы, даже если вы дуетесь из-за этого. — Он провел пальцем по ее губам (надутым? да конечно же нет!), по ее пламенеющей щеке и мочке уха.
Потом его рука скользнула в вырез платья, к груди… Мэг закрыла глаза и задрожала, отчаянно пытаясь найти в себе силы, чтобы поставить заслон на пути его соблазнительной охоты. Но в этот момент карета остановилась, остановилась и его рука, отчего Мэг внезапно почувствовала, будто ее обманули.
— Увы, — сказал граф, — вот мы и дома. — И, спокойно перегнувшись через нее, поднял шторки.
Дверца открылась, и Мэг увидела неизменных слуг, застывших в ожидании. Спрыгнув на землю, граф помог ей выйти.
— Позже мы продолжим наше интересное исследование, дорогая.
— Но я сказала…
— Позже. — Он притянул ее к себе за руку и повел в большой дом, который был теперь и ее домом.
Их окружали слуги, масса слуг — и у всех любопытные уши, — поэтому Мэг сочла за благо замолчать. Ей хотелось вырваться, оттолкнуть его, убежать. Убежать от тех чувств, которые этот мужчина способен был возбуждать в ней, казалось, одним лишь чудесным прикосновением.
Но это выглядело бы глупо. Замужество — это брачное ложе, и если муж ее искусен и полон желания, какие у нее основания жаловаться? И тем не менее, когда он ушел, оставив Мэг в ее покоях, она почувствовала себя так, словно только что спаслась от голодного тигра.
Она с тоской вспомнила о том, как представляла себе своего будущего мужа. Он был не только уродлив и эксцентричен, он был робок и весьма неловок в амурных делах. Тому графу понадобилось бы несколько недель, чтобы набраться мужества робко поцеловать кончики ее пальцев!
Внезапно Мэг пронзила мысль, что в новой жизни ей будет трудно остаться наедине с собой.
Сьюзи вместе с еще одной горничной распаковывали чемоданы и развешивали ее скудный гардероб. Мэг не заметила на их лицах никаких ухмылок, но была уверена, что они привыкли иметь дело с одеждой совсем иного качества. А что они подумают о ее белье? Никогда прежде ее секрет не становился достоянием чужого взгляда, и Мэг этого вовсе не хотела, но это тоже было платой за исполнение желания.
Мэг распрямила поникшие плечи. Отлично! Отныне это ее апартаменты. Как было сказано, ими не пользовались с тех пор, как умерла мать графа, и обстановка безнадежно устарела. Что ж, будет занятно все здесь переменить, хотя Мэг имела весьма смутное представление о нынешней моде.
Придется купить новую одежду, чтобы соответствовать своему теперешнему положению, она вовсе не желает выставлять себя на посмешище. Однако равным образом нельзя было сказать, что она в курсе современных веяний в дамской моде.
Мэг признавала, что по большей части ее сопротивление новой жизни проистекало из страха — страха перед неизвестным, перед собственной неосведомленностью, перед возможностью выглядеть глупо.
Даже — а может быть, особенно — в брачной постели. В конце концов, что она, собственно, знала о подобных вещах? Несмотря на замечание графа о ее якобы сомнительной непорочности, он не мог ожидать, что она об этом знает хоть что-нибудь.
Но Мэг не терпела трусов и не собиралась становиться одной из них. Если ей выпало быть графиней, она станет превосходной графиней — в постели и вне ее!
И в качестве первого маленького шага займется своим будуаром. Хоть принадлежности ее туалета были просты и немногочисленны, она расставила их по-своему на туалетном столике красного дерева. Ее книги заняли место на довольно старомодных полках, висевших над рамой-вешалкой. Мэг поставила уцелевшую от продажи мамину шкатулку для рукоделия рядом с обтянутым саржей креслом. Интересно, даст ли ей граф немного карманных денег, чтобы она смогла выкупить кое-какие из уже проданных вещей?
Она не сомневалась, что стоит попросить, и он разыщет все эти вещички и купит их для нее. От этой мысли лицо ее озарилось улыбкой, но она тут же решительно покачала головой. Нет, она не станет поощрять его склонность к расточительности, однако он, кажется, очень щедрый человек.
Между тем мысль о Шиле неотступно преследовала Мэг. Она не сможет по-настоящему почувствовать себя здесь дома, пока не принесет ее сюда. Но когда она будет здесь, куда ее спрятать? Здесь ведь ничего не ускользает от глаз прислуги. Ящики стола запирались, правда, на ключ, но статуэтка там не поместится.
А может быть, держать ее на виду, сказав, что это забавная семейная реликвия, которая дорога ей как память? От такой перспективы Мэг содрогнулась. Граф был именно тем человеком, который захотел бы выставить такую вещицу на всеобщее обозрение и показывать своим гостям! А Мэг понятия не имела, сколько людей обладает властью, способной управлять чарами идола, и выяснять это у нее не было ни малейшего желания.
Мэг поймала себя на том, что праздно стоит посреди комнаты, глазея в окно на уснувший сад. Тревожиться о будущем сейчас нет смысла, сначала нужно позаботиться о главном — забрать фигурку, и поскорее, пока дом на Моллетт-стрит не заняли новые жильцы.
Мэг заметила увитые плющом ворота в дальнем конце сада. Если бы она могла, уйти прямо сейчас! Но ей никогда не удастся незаметна выскользнуть отсюда, а на Моллетт-стрит каждый ее шаг будет замечен соседями.
Нет, идти можно только глубокой ночью. Или ранним утром. Да, рано утром, когда слуги еще только поднимаются и первые торговцы въезжают в город, — тогда на улицах будет безопасно. Но до того, как большинство людей отправятся по своим делам.
И тут Мэг сообразила, что абсолютно необходимо избавиться на это время от мужа. У него, правда, есть своя спальня. Однако ее родители спали вместе. Она и граф осуществят брачные отношения, он, возможно, захочет остаться у нее на всю ночь, и тогда ей не удастся улизнуть. О Боже, Боже! От него необходимо избавиться.
Однако избавиться от лорда Саксонхерста, кажется, не легче, чем избавиться от шторма. Он отметает все ее возражения и делает все по-своему. И следует признаться, увлекает ее за собой, как шторм увлекает утлое суденышко под всеми парусами.
Мэг поймала себя на том, что ходит из угла в угол, и резко остановилась. Бессмысленно думать об этом сейчас. Проблему предстоит решить тогда, когда она встанет, — Мэг подавила смешок. Она будет без конца твердить, что еще не готова.
Граф не изнасилует ее. Странным образом Мэг была в этом уверена. Если она окажется достаточно стойкой, если не позволит, чтобы его поддразнивания и прикосновения увлекли ее, он на время отступит. А ей нужна всего одна ночь — после этого пусть играет в свои порочные игры.
Приняв решение, Мэг тряхнула головой. Сегодня ночью она самым вежливым образом отвергнет мужа. Завтра встанет на рассвете, отправится на Моллетт-стрит и принесет оттуда Шилу. Потом спрячет ее здесь и будет наслаждаться преимуществами своего нового положения в качестве леди Саксонхерст. Поскорее бы!
С виноватой улыбкой Мэг отправилась наверх посмотреть, что делают младшие. Она подумала о том, что Джереми в его семнадцать лет мог бы возражать против того, чтобы делить комнату с Ричардом, но он не жаловался.
— Надеюсь, я скоро уеду в Кембридж, — сказал он.
Совершенно очевидно, что его никакие сожаления не тревожили.
Поскольку все были с головой заняты тем, что раскладывали и расставляли свои пожитки, Мэг с облегчением проскользнула в пустую детскую и вознесла благодарственную молитву. Шила, конечно, была языческим идолом, но, поскольку ходили слухи, что такие фигурки все еще стоят кое-где в нишах церковных стен, она позволяла себе не считать свое общение с ней нечестивым.
Она благодарила Бога за то, что ее братья и сестры счастливы и о них будут заботиться. Она благодарила его за то, что Лоре больше не будут угрожать притязания сэра Артура и других подобных мужчин. Она благодарила его также за то, что ее муж оказался таким, какой он есть: взбалмошным, но добрым и щедрым человеком.
Да, на нее снизошла благодать, и если бы это исходило не от Шилы, она была бы совершенно счастлива.
Шила, однако, как заноза торчала в ее мыслях. Дело было не только в том, что та оказалась вне пределов досягаемости и ее следовало как можно скорее заполучить обратно. Мэг не следовало забывать о «жале в ее хвосте». Языческая или благочестивая, она никогда не приносит неомраченных даров.
Итак, что может случиться?..
— Ну хватит, — произнесла Мэг вслух. Вполне вероятно, что в прошлом все беды происходили оттого, что желание было неточно сформулировано. А она была предельно осторожна. Возможно, она перехитрила идола и получила именно то, чего хотела. А если признаться честно, то гораздо больше того, о чем она могла мечтать.
Мэг окинула взглядом детскую, которой давно никто не пользовался и которая много лет не слыхала детского плача. Она потрогала деревянную колыбель с изящной резьбой, занавешенную кремовым шелковым пологом. Быть может, когда-нибудь в ней будет, лежать ее дитя? Ее и его. Это ведь тоже часть брака, часть, о которой она так мечтала.
Вот еще одна причина, по которой она должна пустить его в свою постель. Как только заполучит обратно Шилу.
Эстли произвел неизгладимое впечатление, тем более что там давали особое новогоднее представление с волшебной игрой света, водными аттракционами, эффектами с огнем и даже небольшими фейерверками.
Близнецы определенно считали, что попали в рай, и на протяжении всего ужина в ресторане «Камилла» спорили о том, кто из них смог бы устоять на спине несущейся галопом лошади, чтобы спасти человека, которого нес в когтях гигантский орел.
— Когда мы поедем в Хейвер-Холл, — сказал граф, — у вас будет множество лошадей и вы сможете попробовать. Но под должным присмотром.
— Настоящих лошадей? — воскликнули дети хором, потому что на самом деле ни один из них никогда в жизни не сидел в седле.
— Для начала, пожалуй, пони. А вообще мои конюшни достаточно знамениты в округе, и лошади заслуживают всяческой похвалы. Однако я не терплю грубых рук, а также беспечных ездоков. И никаких трюков без моего разрешения или разрешения главного конюха.
Детей нисколько не смущал его приказной тон.
— Да, сэр, — выдохнули они. Казалось, им уже трудно пережить обрушившееся на них блаженство.
У Мэг защипало в глазах, и страх тупо толкнулся в сердце. Слезы были вызваны тем, как счастливо все складывалось. Страх — тем, что цена, которую потребует Шила, может оказаться соразмерной щедрости дара.
Мэг и не подозревала, насколько была права. Правда, она поймала графа в силки и никогда не сможет избавиться от чувства вины. Быть может, это само по себе уже является платой. Ведь это все равно что украсть — украсть человека. И единственное, что могло примирить ее с собой, — это сделать так, чтобы ее семейство причиняло ему как можно меньше неприятностей, а самой постараться стать ему хорошей женой, насколько это в ее силах. Включая постель. Ей даже хотелось, чтобы все случилось уже сегодня ночью, но прежде — и это вне всяких сомнений — нужно доставить сюда Шилу. Одному Богу известно, что может случиться, если та попадет в дурные руки!
По дороге домой Мэг молчала. Поскольку ехать было недалеко, они все набились в одну карету — лишь мистер Чанселлор отправился по своим делам, — так что ей не грозило снова оказаться в опасной близости от графа. Она не вслушивалась в болтовню близнецов. Признаться честно, Мэг устала. День выдался долгим, напряженным, к тому же она почти не спала всю предыдущую ночь. Но и в эту она не должна позволить себе заснуть, иначе наверняка не встанет достаточно рано.
— Минерва?
Очнувшись, Мэг посмотрела на графа и поняла, что карета давно стоит и все уже вышли из нее.
— Мы дома, — сказал граф. — Вы выглядите усталой.
Измученная своими мыслями, Мэг распрямилась и бодро ответила:
— Ничуть!
Граф поднял брови, однако улыбнулся и, помогая ей выйти из кареты, воскликнул:
— Это прекрасно!
Мэг поняла, что совершила тактическую ошибку.
— Но это не означает…
— Чуть позже, моя дорогая, — перебил он, ведя ее сквозь строй слуг прямо наверх. И отнюдь не в ее апартаменты. В свои?
— Но малыши… — заикнулась было Мэг.
— О них позаботятся и уложат в постель. Близнецы, кажется, спят уже на ходу. — Он привел ее в комнату. Своего рода будуар. Личные апартаменты джентльмена — с удобными креслами и множеством книг.
И с огромной, замысловатого плетения клеткой, в которой сидела серая с голубым отливом птица.
Похоже, птица дремала, но при их появлении встрепенулась.
— Здр-равствуй, мой кр-расавчик! — произнесла она голосом, поразительно похожим на голос графа. Затем добавила:
— Ф-фи-и! Женщ-щина! Ева. Делайла!
Мэг потрясенно уставилась на птицу, а граф как ни в чем не бывало подошел к клетке, дал попугаю лакомство и пробормотал какие-то успокаивающие, ласковые слова. Казалось, птица точно так же бормочет что-то ему в ответ!
Затем граф снова повернулся к Мэг:
— Полагаю, лучше было сразу представить вас друг другу. Боюсь, предыдущий хозяин натаскал Нокса выкрикивать предостережения против женщин и брака.
— Я рада, что он в клетке.
— До сих пор он никогда не нападал на женщин.
Мэг испугалась, что ее замечание не понравилось попугаю. Значит, придется иметь дело еще и с ревнивой птицей-женоненавистницей?
— Он живет в этой комнате? — с надеждой спросила она.
— Большую часть дня, особенно если я дома, он гуляет на свободе. — И граф действительно начал открывать клетку. — Но обычно остается в моих апартаментах. Он вывезен из тропической страны и боится холода, так что я стараюсь, чтобы в доме всегда было тепло, но, пожалуйста, будьте осторожны.
— Разумеется. — Мэг даже представить не могла себя беспечно разгуливающей по комнатам графа.
Попугай подскочил к дверце, потом прыгнул на плечо графа, не сводя глаз с Мэг. Граф с попугаем на плече направился к ней:
— Нокс, это Минерва. Поздоровайся.
— Ева Делайла, — произнес попугай и демонстративно повернулся спиной.
Мэг невольно рассмеялась:
— Птица меня отвергла!
— В самом деле. В той коробочке на столе должен лежать какой-нибудь фрукт. Попробуйте подкупить птичку.
— Не думаю, что в этом есть необходимость…
— Есть, — возразил граф, — потому что Нокс привык быть все время со мной.
Чувствуя себя несколько уязвленной его предпочтениями, Мэг подошла к столу и открыла коробочку. В ней лежала гроздь выращенного в теплице винограда! Она взяла одну виноградину и, подойдя, встала за единой мужа лицом к попугаю, но тот мгновенно отвернулся.
Граф взял птицу в руки.
— Хор-рошая дама, — сказал он, протягивая попугая Мэг. — Хор-рошая дама. Покажите ему ягоду.
Мэг протянула руку, и птица моментально выхватила виноградину.
— Я не сказал, чтобы вы дали ему ягоду. Покажите ему другую.
Игра начинала забавлять Мэг; она протянула попугаю другую виноградину, держа ее вне пределов его досягаемости.
— Хор-рошая дама, — снова сказал граф, терпеливо поглаживая птицу. — Хор-рошая дама.
— Хор-рошая дама, — произнес наконец попугай, казалось, неохотно.
Не дожидаясь разрешения, Мэг дала ему виноградину. Попугай взял ее, но как только граф его отпустил, вскочил ему на плечо и снова отвернулся от Мэг.
— Он привыкнет, — со смехом пообещал граф, — особенно если вы будете кормить его разными любимыми лакомствами.
— Не проще ли будет мне с ним пореже встречаться?
— Нет, если вы хотите встречаться со мной. Он будет тосковать, если ему придется видеться со мной лишь время от времени. — Граф с попугаем на плече прошел к двери, ведущей в еще одну комнату, и открыл ее. — О, Сьюзи уже готова оказать вам все услуги, — сказал он при виде присевшей в поклоне горничной. — Очень мило. — Он коснулся пальцами щеки Мэг и добавил:
— Я скоро вернусь, дорогая.
Мэг осталась стоять, вперившись в закрывшуюся за ним дверь.
— Его кузина Дафна права. Он негодяй.
Сьюзи захихикала:
— Но обольстительный, черт побери, ведь правда, миледи?
Теперь Мэг уставилась на служанку: она и забыла, что не одна в комнате. Ее потрясло его обещание скоро вернуться, но не меньше — то, что за его внимание ей предлагалось соперничать прежде всего с собакой и птицей. И следовало признать, ее встревожило его искусство обращения с ними. Она боялась, что он намеревается дрессировать ее и даже охотиться на нее с тем же искусством. Мэг, конечно, ожидала, что брак принесет ей немало неожиданностей, но ничего подобного ей и в голову не приходило.
Сьюзи подошла, чтобы взять у Мэг пальто. Мэг отдала его, скинув с плеч, но понятия не имела, как дальше вести себя с собственной горничной. Особенно с такой горничной, как Сьюзи, которая слишком много знала о ее делах.
— Пойдемте, миледи, — ласково сказала Сьюзи, увлекая Мэг в гардеробную. — Я приготовила горячую воду и согрела вашу ночную рубашку.
Мэг снова отметила, что все эти комнаты были восхитительно натоплены. Главным образом, судя по всему, ради попугая.
Сьюзи проворно сняла с Мэг шляпу и жакет и начала расстегивать пуговицы на ее платье спереди.
Мэг решила, что, раз уж она теперь графиня, следует быть эксцентричной графиней. Она отступила назад.
— Я сама справлюсь, Сьюзи.
— Не сомневаюсь, но зачем вам обременять себя? — ответила горничная, продолжая свою работу. Она стащила с нее платье и начала расшнуровывать кружевной корсет, словно Мэг была ребенком.
Обуреваемая множеством иных забот, Мэг не имела сил сопротивляться. Похоже, у служанки был немалый опыт в приготовлении дам к постели графа. Позаботилась она, в частности, и о том, чтобы в спальне не было попугая-женоненавистника.
Впрочем, Мэг сомневалась, чтобы кто-нибудь из легкомысленных подруг графа носил такие скромные старенькие ночные рубашки, как та, что в полной готовности дожидалась ее на раме-вешалке перед камином. Чтобы спать в одинокой постели в доме Рэмилли, Мэг не было нужды покупать новые, но теперь она отчетливо видела, что плотная белая хлопчатобумажная ткань вытерлась и пожелтела и что аккуратная штопка слишком бросается в глаза.
Когда Сьюзи захотела снять с нее нижнюю сорочку, Мэг решительно воспротивилась. Она предпочла мыться в сорочке, а потом хотела отослать горничную вылить грязную воду. Однако Сьюзи настояла на том, чтобы вынуть шпильки и расчесать ей волосы.
— Ну же, миледи, — сказала она. — Вам нужно просто расслабиться и получать удовольствие. Половина женского населения Лондона завидует вам сегодня ночью!
С этими словами Сьюзи выскользнула за дверь, оставив онемевшую Мэг в одиночестве. Неужели в замужестве всегда бывает именно так? Конечно, ни для кого не секрет, что делают новобрачные в первую ночь, но говорить об этом столь обыденно!..
К тому же, вспомнила Мэг, прижимая ладони к пылающим щекам, ей-то как раз предстоит выпроводить, а не принять мужа.
Она осмотрела себя в зеркале. Наверное, распущенные волосы более подходят к случаю, чем коса, которую она обычно заплетала на ночь. И может быть, лучше остаться в нижней сорочке. Она поновее, чем ночная рубашка, и обвязана кружевами из белых и бледно-зеленых ниток…
О Боже! Да ведь она собирается отвадить его, а не привлечь! Настороженно прислушиваясь к каждому звуку, который мог бы свидетельствовать о его приближении, Мэг сорвала с себя сорочку и обрядилась в поношенную ночную рубашку, застегнув ее на все пуговицы, от подбородка до пола, после чего заплела косу.
Ну, что теперь?
Мэг хотелось спрятаться под простынями, но не будет ли это выглядеть приглашением? Платье. Где оно? Со страхом ожидая с минуты на минуту его появления, она обшаривала полупустые полки платяного шкафа, пока не нашла свое платье на одной из них. Сшитое на случай холодной зимы из толстой шерсти практичного и неброского коричневого цвета, оно, несомненно, должно своим видом отрезвить любые сладострастные порывы. Мэг надела его и затянула пояс, ощутив себя в надежной броне. В этот момент щелкнул замок, дверь открылась, и, оглянувшись, она увидела то, что было, несомненно, явным вызовом.
Граф тоже был в рубашке — длинной рубашке из саржи в золотую и коричневую полосу, что сразу же заставило Мэг вспомнить о тиграх. Его рубашка от ворота до колен тоже была застегнута на пуговицы, и выглядел он в ней скромнее, чем в обтягивающих коротких панталонах, но никогда в жизни Мэг не испытывала более тревожного ощущения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колдовство - Беверли Джо



Роман великолепный, тонкий,умный и какой-то камерный,особых действий не происходит, следишь за взаимоотношениями главных героев. Великолепен главный герой,добрый, с чувством юмора, а сцены обольщения гг-ни, которой тоже палец в род не клади. просто изумительны.
Колдовство - Беверли ДжоNataly
15.04.2013, 11.38





Ну, это типа сказка для взрослых)) Правда в нем очень мало сцен которых мы ждес от любовного романа..
Колдовство - Беверли ДжоМилена
22.11.2013, 7.24





Милая сказка, но нудноватая.
Колдовство - Беверли ДжоНатали
25.12.2013, 22.34





Муть полнейшая.
Колдовство - Беверли ДжоПсихолог
19.07.2014, 18.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100