Читать онлайн Колдовство, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Колдовство - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Колдовство - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Колдовство - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Колдовство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Схватив перчатки и муфту, Мэг бросилась к двери, но, уже взявшись за ручку, заставила себя остановиться. Она никогда больше не придет в этот дом. Никогда. Значит, это последний шанс отыскать здесь Шилу. Стиснув зубы, она постаралась взять себя в руки.
Да. Ведь если Шила поблизости, она ее почувствует. Мэг стала быстро обходить комнату. Ничего.
Он может прятать ее в спальне. Мэг прижалась к двери, ведущей в спальню, стараясь не слышать тоненькие вскрики и хриплое рычание. Нет, едва ли Шила там.
Проверив все комнаты на этом этаже, Мэг взбежала по узкой лесенке в мезонин и обнаружила там комнаты. для слуг и кладовые. Но никаких признаков присутствия злополучной статуэтки. Она спустилась по черной лестнице на первый этаж и осторожно проскользнула через холл, по-прежнему никого не встретив. От этого безлюдья у Мэг по коже поползли мурашки. Тем не менее она заставила себя пройти через две гостиные, столовую и набитую книгами библиотеку. Она и забыла, что сэр Артур был ученым и они с ее отцом сдружились на этой почве. И как это такой книголюб может быть подобным мерзавцем? Однако здесь Шилы тоже не было. Ее не было нигде! Куда же он ее запрятал? Куда? Не может же она обыскать весь Лондон. А вот обыскать цокольный этаж можно и должно, даже если там слуги.
Отбросив осторожность, Мэг побежала в заднюю часть дома и спустилась по еще одной узкой лесенке. Она открывала все двери в холодном, мрачном цокольном помещении, но повсюду видела лишь свидетельства того, что за домом плохо следят. Неудивительно, если домоправительница здесь мало чем отличается от сводни! А сэр Артур — сущий безумец.
Мэг распахнула еще одну дверь. Это оказалась жарко натопленная роскошная гостиная домоправительницы. И она была там в своем бомбазиновом платье и чепце. Но Мэг видела лишь ее спину, потому что домоправительница сидела верхом на человеке! Красивый мужчина с темными волосами и карими глазами не выказал никакого смущения — лишь ухмыльнулся и поиграл бровью. Домоправительница скакала на нем, ничего вокруг не замечая. Потрясенная, Мэг, пятясь, вышла и закрыла дверь.
Ноги не держали ее, и она некоторое время сидела на корточках, потрясенная увиденным в этом доме. Все это и впрямь было похоже на тяжелый, гнетущий кошмар.
Потом она вскрикнула и бросилась к ближайшему выходу. Не обращая внимания на кучку слуг, развалившихся за столом, на котором стояла бутыль с элем, Мэг проковыляла через кухню и вышла на улицу, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха и свободы.
Ничто не могло заставить Мэг вернуться назад.
Она побежала через сад и не останавливалась, пока не оказалась в проулке позади дома, потом выскочила на улицу, по которой шли нормальные, здоровые люди. Постояв немного, она усилием воли заставила себя отправиться туда, где ее ждал Обезьян.
— Миледи! — Он смотрел на нее широко открытыми глазами, быть может, потому, что она появилась не с той стороны. — С вами все в порядке?
— Теперь уже да, — ответила Мэг как можно более ровным голосом. — Но я хочу поскорее уехать отсюда.
— Слушаюсь. Лучше всего выйти на Стоукс-стрит. Там есть стоянка экипажей.
Однако они успели сделать всего несколько шагов, как услышали крик, от которого Мэг вздрогнула.
— Убийца! Убийца! — Голос звучал издалека, но Мэг знала, что он доносится из дома сэра Артура. Она не могла объяснить, откуда знает это, но знала точно.
Мэг схватила Обезьяна за рукав:
— Пошли отсюда!
Тот кивнул, снова широко раскрыв глаза от удивления.
— Не бегите. Ведите себя нормально. Мэг смирила свой бег до быстрого шага и поспешила прочь от растущей суматохи.
И вдруг мужской голос завопил:
— Вот она! Убийца! В коричневом пальто. Держи ее!
Мэг замерла, не в состоянии поверить своим ушам, потом было обернулась, чтобы возразить, но Обезьян схватил ее за руку и бросился бежать.
— Вперед, миледи! — закричал он. Увидев, что толпа быстро растет и все смотрят ей вслед, Мэг подобрала юбки и послушно помчалась за Обезьяной, но вскоре выбилась из сил и начала задыхаться.
Обезьян внезапно втолкнул ее в боковую аллею.
— Ваше пальто, миледи! Быстрее!
Судорожно ловя ртом воздух, Мэг сбросила пальто, и Обезьян накинул ей на плечи свою расшитую золотыми галунами ливрею, после чего сам надел ее пальто и глубоко надвинул на лицо капюшон.
— Спрячьтесь! — скомандовал он и рванул на улицу с удвоенной скоростью.
Прислушиваясь к вою погони, Мэг перевалилась через невысокий каменный забор и, съежившись, затаилась за ним, дрожа от страха и холода. Вскоре толпа пронеслась мимо, но несколько человек отстали, выдохшись, они топтались по ту сторону забора, обсуждая случившееся.
— Он лежал в луже крови…
— Упокой его, Господи…
— Ревнивая любовница…
— Домоправительница говорит…
— Надо же, высокородная дама…
Сэр Артур! Его убили? Но как? И люди считают, что это сделала она? Мэг закрыла рот руками, чтобы не застонать. Домоправительница знает ее имя. Слуги видели, как она в панике промчалась через кухню. Констебли скоро явятся в дом графа и потребуют выдать графиню!
Разверзнись сейчас у ее ног пропасть, Мэг не задумываясь бросилась бы в нее, даже если бы та вела в преисподнюю. Она ни за что не хотела бы больше предстать перед своим несчастным мужем. Однако Мэг нужно было идти — не могла же она вечно корчиться здесь, под забором. Кроме того, она просто замерзнет здесь насмерть.
Мэг подумала, что в этом сверкающем золотыми галунами одеянии привлечет к себе нежелательное внимание. Она сняла ливрею, поваляла ее по земле, потопталась по ней, чтобы сделать похожей на выброшенную тряпку. Потом опять надела, отбросила свою прелестную бархатную шляпку и муфту и крадучись двинулась по проулку.
Нужно было найти какое-нибудь укрытие, место, где можно, спрятавшись, подумать, что делать. А пока — подальше отсюда, а то не ровен час толпа вернется.
Эта мысль придала ей храбрости выйти на улицу и поспешно зашагать прочь. Она не знала даже, куда бежит. Просто подальше от этого места.
Когда она остановилась на минуту возле зеленной лавки, чтобы перевести дух, хозяин вышел и закричал, грозя кулаком:
— Убирайся отсюда! А то кликну констебля! А ну, пошла вон! — Словно она была шелудивой кошкой.
Мэг в испуге повернулась и побрела дальше. Теперь она не была уже уважаемым членом общества. Ее место отныне — среди его отбросов.
Вскоре она едва избежала опасности, чуть было не поддавшись на уговоры вполне приличной на вид женщины — из тех, что обманом завлекают девушек в дома терпимости, но, поняв в последний момент, с кем имеет дело, успела убежать.
Это лишило Мэг остатков мужества. Мир казался ей теперь джунглями, кишащими ядовитыми змеями, за каждым деревом мерещился хищник с острыми клыками.
Она хотела домой! Она хотела, чтобы все, что с ней случилось, оказалось сном. Но несколько минут спустя Мэг сообразила, что теперь ее дом — на площади Мальборо. Дом — это значит граф. А он после того, что она устроила, скорее всего выкинет ее обратно на улицу. Прислонившись к стене, Мэг зарыдала, но, взяв себя в руки, гордо подняла голову и зашагала дальше. В никуда.
В этот момент мимо нее пробежал мальчишка с пачкой газет под мышкой. Размахивая одной из них над головой, он кричал:
— Последние новости! Последние новости! Читайте! Гнусное убийство джентльмена и его любовницы! Замешана графиня!
Мэг растерянно уставилась ему вслед. Должно быть, краска еще не высохла на этих газетах!
Прохожие останавливались, покупали газету, и она слышала, как они переговаривались между собой, обсуждая скандальное дело:
— Говорят, это леди Саксонхерст. Вот так новобрачная!
Мэг была раздавлена. Совершенно раздавлена. Саксонхерст никогда больше не захочет ее видеть.
Не поискать ли убежища у кого-либо из бывших соседей по Моллетт-стрит? Нет, едва ли кто-нибудь из них пойдет ради нее на нарушение закона, к тому же это будет следующим местом, куда явится полиция. Устало бредя вдоль незнакомых улиц, преследуемая криками продавцов газет, иные из которых уже выкрикивали ее имя, Мэг чувствовала себя так, словно с нее содрали кожу.
И тут ей в голову пришла мысль. Отчаянная, но единственно возможная. Безусловно, вдовствующая герцогиня Дейнджерфилд не захочет публичного скандала, связанного с ее семьей. Во всяком случае, на какое-то время она даст ей убежище.
В конце концов, как только она появится у герцогини, та сможет послать весточку Саксонхерсту. Возможно, это чрезвычайное происшествие даже послужит воссоединению семьи! Мэг собрала все свое мужество и отправилась в неблизкий путь к гостинице «Квиллер».
Дрожа от холода и усталости, она наконец добрела до своей цели.
Мэг собралась уже подняться по ступенькам респектабельного здания, но тут заметила, что люди брезгливо сторонятся ее, принимая за нищенку.
В таком виде ей никогда не войти в гостиницу и не встретиться с герцогиней.
Понимая, что она привлекает к себе здесь внимание, Мэг прошла кварталом дальше и завернула за угол, удивляясь тому, сколь изворотливой стала простодушная Мэг Джиллингем в этом затруднительном положении.
А что с бедным Обезьяном? Он шустр и умен. Конечно, ему удалось убежать. Разумеется, он отправился прямиком к хозяину и поведал ему печальную историю. И что теперь сделает граф?.. Этот человек был для нее загадкой, и весьма пугающей притом. Хорошо мистеру Чанселлору утверждать, что граф никогда не причиняет вреда людям, но ведь прежде он никогда не был женат на женщине, которую обвиняют в убийстве. На женщине, которая лгала ему и призналась, что имеет от него секреты. На женщине, которая — если он когда-нибудь узнает об этом — воспользовалась черной магией, чтобы ввергнуть его в этот кошмарный брак. Мэг остановилась и прижала руку ко рту. О Боже, все это подстроила Шила! Вот оно, «жало в хвосте»! Достаточно вспомнить, что случилось с ее родителями.
Она прислонилась к стволу голого дерева. Скорбь и негодование стиснули ей грудь. Ее мать никогда не пожелала бы собственной смерти. Ее любовь к мужу была безгранична, но мама ни за что сознательно не оставила бы детей на произвол судьбы. Значит, либо она неосторожно сформулировала свое желание, либо статуэтка потребовала ее жизнь взамен чего-то.
И это зло Мэг принесла в жизнь графа! Она побрела дальше на заплетающихся ногах, решив, что и ему, и всем остальным будет лучше, если аннулировать этот брак. Возможно, герцогиня знает, как это сделать, и, разумеется, охотно ей в этом поможет. Саксонхерсту будет лучше даже с леди Дафной Григг, чем с Мэг Джиллингем!
Но прежде всего нужно пробраться в «Квиллер». Грубый голос у нее за спиной резко выкрикнул: «Поберегись!» — и она поспешно отскочила в сторону, давая дорогу двум мужчинам, тащившим заваленную доверху овощами тележку. Посмотрев им вслед, она увидела, что они свернули в проулок. Наверняка идут в гостиницу!
Мэг осторожно последовала за ними. Один из мужчин тащил тележку спереди, ухватившись за обе ручки, в то время как другой сзади приподнимал ее на ухабах. Мэг пошарила в кармане и нащупала два ключа. А где же те несколько монет, которые она имела в день своей свадьбы? И сколько там было? Шестипенсовик и несколько пенни.
Хорошенькое приданое для графини!
Мэг храбро подошла к мужчине, подталкивавшему тележку сзади.
— Мне нужно войти в гостиницу, чтобы повидаться там с одной дамой, — прошептала она. — Я в отчаянном положении, а она мне поможет, я уверена. — Она показала мужчине шестипенсовик. — Позвольте мне притвориться, будто я с вами. Я помогу разгрузить тележку.
Мужчина, шедший впереди, остановился и обернулся:
— Гарри, у нас сейчас нет на это времени!
— Эй, — ответил Гарри, — она просто хочет помочь нам разгрузиться. — Мэг снова протянула шестипенсовик, и Гарри взял его. — Чего нам жаловаться, если она хочет поработать?
— Половина моя, — сказал мужчина впереди и снова взялся за ручки. Мэг стала помогать подталкивать тележку сзади.
— Подзалетела, что ли? — спросил Гарри.
— Что? О… — Мэг покраснела, — нет. Просто небольшие неприятности. Та пожилая дама знакома с моим мужем. Я думаю, она мне поможет. — Даже сейчас Мэг было неприятно лгать.
— Знатные люди не помогают таким, как мы, голубушка, но, в конце концов, не с меня шкуру будут спускать, дело хозяйское.
Мэг снова подтолкнула тележку, размышляя над этими словами. За небольшие проступки существовало такое наказание: человека полуголым привязывали к телеге и, таская по кругу, стегали кнутом до крови. Но графиню так наказывать не посмеют. Или посмеют? Как бы то ни было, за убийство ее повесят.
Разумеется, граф может помешать этому…
Но ведь она никого не убивала! Ударившись в панику, Мэг совсем об этом забыла. А ведь она этого не делала. Сэра Артура убил кто-то другой. Кто? И за что? Малышка Софи?
Нет. Если слухи верны, она, бедное дитя, тоже умерла вместе с ним. Домоправительница? Вероятно. Но за что?
Тем временем они подошли к черному ходу, и Мэг, схватив несколько пучков брюссельской капусты, тихо скользнула в дверь.
Она ожидала, что та ведет в кухню, откуда будет несколько выходов, но вместо этого очутилась в темном пустом коридоре. Почти не таясь, Мэг сняла грязную ливрею, бросила ее в угол вместе с брюссельской капустой, смело прошла мимо кухонной двери и поднялась по нескольким маршам узкой лестницы. Никто ее не остановил.
Наверху, перед обитой сукном дверью, она остановилась, чтобы перевести дыхание и кое-как привести в порядок прическу. Теперь, в скромном темном платье, ее вполне могли принять за постоялицу или по крайней мере за служанку постоялицы.
Мэг была уверена, что герцогиня Дейнджерфилд имеет номер-люкс, но найти его было нелегко. Она расправила плечи, повернула дверную ручку и смело вошла в ту часть здания, которая предназначалась для постояльцев.
— Прошу прощения, — обратилась Мэг к одному из гостиничных слуг, — боюсь, я заблудилась, не могу найти номер своей хозяйки, вдовствующей герцогини…
— Ах вот ты где! — состроив гримасу, ответил слуга. — Она уже кипит от негодования! Ты не на том этаже, цветочек! Как ты сюда забрела?
— О!.. — начала было Мэг, но слуга уже спешил прочь.
Мэг направилась к парадной двери.
«Я здесь живу, — убеждала она себя, подходя к широкой, покрытой ковром лестнице. — Я гувернантка детей одних здешних постояльцев, иду по делам. Я вовсе не похожа на беглянку, скрывающуюся от правосудия».
Она спустилась по ступенькам, решительно обогнула резную балясину перил и зашагала в заднюю часть дома. Мимо пробежали двое слуг: один с коробкой, другой с перекинутым через руку пальто. Еще один обогнал ее. Никто не обращал на нее никакого внимания, ее просто обходили.
Мэг заглянула в первые попавшиеся двери, но тут же попятилась при виде двух престарелых джентльменов, недоуменно поглядевших на нее сквозь дым трубок, которые они курили.
Мэг открыла следующую дверь, приготовившись извиниться и снова ретироваться, но, войдя, оказалась под ястребиным взором вдовствующей герцогини Дейнджерфилд.
— Убирайтесь отсюда! — рявкнула старуха, сидевшая в кресле с покрытыми меховой шкурой ногами и книгой в руке.
Но Мэг вошла, закрыла дверь и прислонилась к ней, вдруг совершенно ослабев.
— Вы, вероятно, не узнаете меня, ваша светлость, — проговорила она. — Я… я леди Саксонхерст.
Кровь прилила к впалым щекам старой дамы.
— Зачем вы здесь? — Пальцы герцогини вцепились в книгу и, кажется, даже дрожали. От гнева? От страха? — Вы собираетесь напасть на меня?
Мэг непонимающе смотрела на нее.
— Ну разумеется, нет, ваша светлость.
— Тогда чего вы хотите?
— Вы сказали, ваша светлость, что я могу обратиться к вам за помощью.
Желтые глаза герцогини сощурились, она успокоилась и отложила книгу.
— Вам нужна помощь? Тогда, бьюсь об заклад, Саксонхерст не знает, что вы здесь. Садитесь!
Мэг повиновалась команде, отданной лающим голосом, чувствуя себя марионеткой.
— Какого рода помощь вам нужна? — спросила герцогиня.
Было невероятно трудно и неприятно облекать случившееся в слова.
— Видите ли, ваша светлость, боюсь, я оказалась в непростом положении.
— Нечего ходить вокруг да около, говорите прямо!
Мэг сглотнула.
— Кое-кто думает, что я совершила нечто… что я совершила убийство!
— Кого вы убили?
— Никого! Но видите ли, сэр Артур Джейке мертв. И многие думают, что это сделала я. Поэтому я убежала. Точнее, Обезьян убежал. А когда я осталась без него, я не знала, куда мне идти. Я не хочу в тюрьму. Поэтому я пришла сюда.
— Обезьян?
— Лакей.
Герцогиня почти не моргала, и Мэг поняла, что именно поэтому ее взгляд так нервировал собеседника.
— Кто такой сэр Артур Джейкс?
— Друг моих родителей, герцогиня. И хозяин дома, в котором мы жили.
Стараясь не обращать внимания на немигающий ястребиный взор, Мэг начала рассказывать, умолчав лишь о причине своего визита к сэру Артуру и его непристойном поведении.
— Вы пошли туда без слуги?
— Я не привыкла к слугам, герцогиня. И потом, я ведь шла к старому другу.
— Вы не имеете права наносить визитов джентльменам без сопровождения слуг. Леди так не поступают!
Теперь Мэг чувствовала себя как испуганный щенок. Она опустила голову:
— Простите, ваша светлость.
— Я никогда не выхожу из дому одна, — объявила старуха. — Я бы потребовала карету, юная леди, даже для того, чтобы пересечь улицу.
— Но я не герцогиня, ваша светлость. — «Слава Богу», — добавила про себя Мэг.
— Вы графиня. И потрудитесь вести себя соответственно. Как мир сможет выстоять, если люди не будут вести себя соответственно своему положению?
— Я постараюсь стать хорошей женой…
— Это вовсе не одно и то же. Я выдрессировала Дафну исполнять как подобает роль графини. Дафна!
Скрипнула смежная дверь, и леди Дафна Григг проскользнула в комнату.
— Герцогиня?.. — Увидев Мэг, она отшатнулась.
— Иди сюда. Ты помнишь жену Саксонхерста?
Худые щеки Дафны покрылись красными пятнами, однако она сделала книксен:
— Графиня…
— Можешь не стараться, — сказала герцогиня, скривив губы. — Она безразлична к хорошим манерам, так ведь, девушка?
Предчувствуя сражение, Мэг распрямилась.
— Я бы так не сказала, ваша светлость.
— А что бы вы сказали?
— Что хорошие манеры не соотносятся напрямую с положением в обществе.
— Идиотизм. Но полагаю, это не важно. На Флит-стрит или куда там отправляют женщин-убийц ожидать повешения мало поклонников хороших манер.
Дафна судорожно вздохнула и прижала к своей плоской груди трепещущую руку. Руку, на которой красовалось кольцо с изумрудом — обручальное, по ее словам.
— Убийство?..
— Кое-кто считает, что она совершила убийство. — Графиня осуждающе хмыкнула, подводя итог своим рассуждениям о дурных манерах.
— Нет… только не Саксонхерст!
— Не будь дурой! И сядь, прежде чем соберешься упасть в обморок.
Дафна рухнула в кресло, словно тряпичная кукла.
— Вот как это было, Дафна. — Похоже, происходящее доставляло герцогине какое-то злобное удовольствие. — Молодая жена Саксонхерста решила нанести дружеский визит — старому другу-мужчине — без сопровождения слуги или компаньонки и притом пешком. Вскоре после ее ухода мужчину нашли мертвым, и все вокруг решили, что это она его прикончила. Почему, — она метнула взгляд на Мэг, — они пришли к такому неподобающему заключению?
Мэг чувствовала, что если ей и удастся избежать виселицы, то репутация ее испорчена навсегда.
— Ну? — поторопила ее герцогиня.
— Полагаю, потому, что я была последней, кто видел сэра Артура.
— Если вы были последней, стало быть, вы его и убили.
— Я была последней из тех, кого с ним видели.
— И вы оставили его живым и невредимым?
— Абсолютно живым. — Мэг надеялась, что отвращение при воспоминании о той сцене не отразилось на ее лице.
— Тогда его едва ли убили до того, как вы покинули его дом, не так ли?
Мэг вздохнула:
— Я рассказала вам не все, ваша светлость.
— Это и так очевидно. Надеюсь, вы не предполагали, что я стану помогать лгунье?
— Помогать? — пискнула Дафна. — Но вы сказали, что…
— Я сказала, что не одобряю женитьбы Саксонхерста. Однако не желаю, чтобы кто-либо, причастный к нашей семье, болтался на виселице посреди Лондона. Итак? — обратилась она к Мэг. — Вы готовы рассказать мне всю правду? Этот человек был вашим любовником?
— Нет! Он был ровесником моего отца.
— Ну и что из того?
— Ничего, — вынуждена была признать Мэг, вспомнив о Лоре и бедной девочке, лежавшей в постели сэра Артура. — Но он не был моим любовником. Я не испытывала к нему хороших чувств.
— И все же пошли туда.
— А разве вы навещаете только тех, кому симпатизируете, герцогиня?
Старая дама дернулась, словно ее ударили.
— Наглая девчонка! Рассказывайте свою историю. Только без вранья на этот раз.
Мэг напомнила себе, что следует задабривать герцогиню, а не раздражать ее, и задумалась о том, насколько можно позволить себе быть откровенной, чтобы рассказ при этом не казался нелогичным.
— Сэр Артур кое-что у меня украл, — наконец вымолвила она. — Вещь не имеет ценности, но была мне дорога как память. Я пошла, чтобы уговорить его вернуть ее. Он отказался и велел прийти снова на следующий день — явно собирался играть со мной в какую-то игру, поэтому, когда он ушел, предоставив мне самой выбираться из дома, я воспользовалась случаем и обшарила дом.
— Вот как? — Тонкие брови герцогини поползли вверх. — Неужели для такого сомнительного дела вы не нашли слуги?
— Если бы я могла…
— А почему вы не доверили Саксонхерсту решить эту проблему? Несмотря на все свои недостатки, не сомневаюсь, он уладил бы ее, не ввергая всех нас в подобную неприятность.
От этого вопроса Мэг внутренне сжалась. Невозможно разумно объяснить это, не упомянув о Шиле.
— Мне не хотелось его беспокоить, — промямлила она. Герцогиня прищурилась:
— Что это за сентиментальная вещица? — Как и ожидала со страхом Мэг, она все же спросила об этом.
— Каменная статуэтка.
— Садовое украшение?
— Возможно, ваша светлость.
— Но на самом деле это не так? Послушайте, мы здесь не в дурацкие шарады играем, милая. Так что это?
Мэг не сдержала неприязненного вздоха.
— Это старинная ирландская фигурка. Очень древняя, представляющая ценность только для антиквара, но она хранилась в семье моей матери на протяжении нескольких поколений. Это все, — твердо солгала Мэг.
Герцогиня поджала губы.
— А почему она так важна для вас?
— Я же сказала: она передавалась в семье моей матери от поколения к поколению.
— Тогда зачем было сэру Артуру красть ее?
— Не знаю, — ответила Мэг и, поскольку в комнате повисла тяжелая пауза, добавила:
— Может быть, просто по злобе?
— По злобе? А почему он на вас злился?
Мэг проклинала себя.
— Я бы предпочла об этом не говорить, герцогиня. Это не имеет отношения к делу.
— Чушь! Если между вами была какая-то вражда, это прекрасный мотив для убийства.
— Вряд ли я стала бы убивать кого бы то ни было из-за каменной статуэтки!
Герцогиня расхохоталась резким, трескучим смехом:
— Вы хотите сказать, что не совершили бы языческого жертвоприношения. А если бы был повод, то смогли бы?
Мэг подумала о Лоре. Ведь ей приходила в голову мысль, что в крайнем случае, защищая сестру, она могла бы и убить сэра Артура.
— Вероятно, каждый смог бы.
Некоторое время в комнате стояла тишина.
— Это верно, — кивнула наконец герцогиня. — Случаются времена, взывающие к убийству, и есть люди, заслуживающие смерти. И есть убийцы, которые не заслуживают кары. Если вы убили этого человека, признайтесь прямо сейчас.
— Я не убивала сэра Артура, герцогиня, — как можно убедительнее сказала Мэг. Герцогиня снова кивнула.
— Хотите чаю?
Мэг так удивилась, что не сразу ответила:
— Это было бы очень кстати. Спасибо.
— Идите в соседнюю комнату. Дафна все устроит. — При этих словах Дафна вскочила на ноги и поспешно вышла. — Я пошлю кого-нибудь подробнее разузнать обо всем, что там произошло, и собрать слухи. Может быть, вы поднимаете шум понапрасну.
Мэг встала, ноги едва держали ее.
— Молю Бога, чтобы так оно и оказалось, герцогиня.
— И тогда что? Обратно к Саксонхерсту?
— Наверное.
— Звучит не слишком твердо.
Мэг повертела на пальце золотое кольцо, к которому еще не успела привыкнуть.
— Я замужем, ваша светлость. Куда же мне еще идти?
— Можно найти способ освободить вас. Вас устраивает ваш брак?
Мэг не колеблясь ответила:
— Да.
Герцогиня скорчила гримасу.
— Идите. — Она указала на дверь, ведущую в соседнюю комнату, и Мэг послушно вышла, довольная тем, что допрос у верховного инквизитора завершен.
И только теперь вспомнила о своем намерении аннулировать брак. Но ведь на самом деле, если быть до конца честной, она желала остаться женой графа Саксонхерста и мечтала завершить то чувственное путешествие, в которое они пустились вчера.
Теперь Мэг очутилась в небольшой спальне, хорошо обставленной, но мрачной, потому что свет проникал сюда через единственное окно. Отодвинув тяжелую серовато-бежевую штору, она увидела, что окно выходит на торец одного из сараев, стоящих на заднем дворе. Неудивительно, что в комнату проникало так мало света. К тому же окно номера, расположенного в цокольном этаже, было забрано решеткой от воров. Разумная, но не слишком располагающая к уюту предосторожность.
На маленьком столике возле кровати стояла лампа; Мэг зажгла ее, и комната наполнилась теплым сиянием.
Кое-какие вещи, лежащие на переносном деревянном столике — Библия в тисненом переплете и щетка для волос в серебряной оправе, — позволяли предположить, что это спальня Дафны. В этом аскетичном наборе было нечто печальное". Мэг посочувствовала молодой женщине, вынужденной проводить двадцать четыре часа в сутки в обществе престарелой герцогини. Наверное, она была бы рада любому избавлению. Вероятно, Дафна стала бы даже хорошей женой Саксонхерсту. Ведь своими чарами этот человек мог и пугливую ласку обратить в домашнего котенка.
Несколько слезинок скатилось по щекам Мэг — то были слезы усталости, страха и утраты. Она смахнула их и, поддавшись искушению, плюхнулась на кровать, раскинув руки.
Господи, о Господи, как все запуталось! Только теперь Мэг вспомнила, как серьезно граф предупреждал ее не ходить в гостиницу «Квиллер». Конечно, он не мог предвидеть подобную ситуацию, но все равно теперь рассердится — Мэг вздрогнула при мысли о буйном, разрушительном гневе, который, по словам мистера Чанселлора, вызывает у него только бабушка. И именно к ней Мэг пришла просить о помощи! Она ведь была так решительно настроена стать графу хорошей женой, как же все это могло случиться?
Конечно, герцогиню приятным человеком не назовешь и ее манера обращаться с людьми кого угодно способна вывести из себя, но можно как-то уладить отношения, если быть терпимее. Если герцогиня вызволит Мэг из беды, граф, разумеется, будет ей благодарен…
Щелкнул дверной замок, и вошла Дафна, неся чашку с блюдцем. Не говоря ни слова, она передала их Мэг. Та приняла, поблагодарила и с удовольствием отхлебнула горячего сладкого чая. Быть может, ей следует сделать первый шаг, чтобы растопить лед, разделявший ее и кузину Саксонхерста. Она не осуждала леди Дафну за то, что ей не нравилось исполнять роль служанки.
— Как долго вы с герцогиней собираетесь оставаться в Лондоне, леди Дафна? — спросила она.
— Мы собирались оставаться здесь до свадьбы, которая должна была состояться на Двенадцатую ночь. — Дафна открыла дорожный сундук и вынула из него шелковое кремовое платье, украшенное кружевами. — А потом мы с Саксонхерстом должны были провести медовый месяц в Дейнджерфилде.
Мэг переводила взгляд с платья на дрожащие губы женщины, не зная, что сказать.
— А разве его загородный дом не больше подходит для медового месяца?
— В Дейнджерфилде мне было бы спокойнее.
Мэг отпила еще чая, удивляясь, как леди Дафна могла думать, что ей будет спокойно с Саксонхерстом где бы то ни было. Однако не значит ли это, что его буйные приступы всем хорошо известны? Быть может, он был таким с детства и суровое воспитание герцогини — лишь попытка ввести его темперамент в берега?
Дафна по-прежнему стояла в изножье кровати, тоненькая и неподвижная, как кроватный столбик.
— На вашем месте я бы здесь не оставалась, — вдруг сказала она.
Мэг внимательно посмотрела на нее, пытаясь проникнуть в ее мысли.
— Но ведь вы сами здесь остаетесь, — парировала она.
— Я не вы. Она вам не поможет. Она лишь будет искать способ использовать вас. И хочет от вас избавиться. Женой Саксонхерста должна стать я.
— Но я уже его жена, леди Дафна, дело сделано. Могу вернуть вам ваш собственный совет — спасайтесь из клешней герцогини.
— И куда я пойду? Все эти годы она держала меня на привязи обещанием выдать за Саксонхерста. А теперь я слишком стара, чтобы найти другого мужа.
— А где ваша собственная семья?
Леди Дафна фыркнула.
— Мой брат и его жена были бы рады иметь бесплатную домоправительницу и няню для своих детей. Ну уж нет, благодарю. Я хочу то, что мне причитается.
— Да, но вы не сможете теперь получить Саксонхерста.
— Смогу, когда вы будете болтаться на виселице.
— Я никого не убивала!
— Вы полагаете, что вешают только тех, кто действительно виновен? Вот почему я и советую вам уходить отсюда.
Мэг постаралась отогнать внезапно охвативший ее страх. Ну конечно же, невиновную, тем более графиню, не осудят.
— Вы сами себе противоречите, леди Дафна. Вы хотите, чтобы меня повесили или нет?
— Я только хочу получить то, что мне причитается!
Мэг поставила чашку на стол.
— Леди Дафна, правду сказать, Саксонхерст не был бы для вас избавлением. Но он вам поможет, если пожелаете. — Она смутно припомнила, что нечто подобное он предлагал. — Граф очень добросердечный человек, и у него нет оснований испытывать к вам неприязнь…
— Я хочу то, что мне причитается, — выкрикнула Дафна и, разрыдавшись, выскочила в коридор.
Мэг посмотрела ей вслед, качая головой. Ей было неприятно думать об этом, но не исключено, что у графа дурная наследственность с обеих сторон. Она допила чай и стала ходить по комнате, пытаясь осмыслить свое положение.
Независимо от обстоятельств, правосудие, разумеется, будет обращаться с графиней уважительно. За убийство, в котором она не сознается, ее не повесят. Однако интересно, сколько правды придется выложить, чтобы ее освободили?
И что потом? Захочет ли граф после всего этого даже взглянуть на нее? Особенно если узнает о статуэтке. Он возненавидит Мэг, если узнает, что стал объектом манипуляции с помощью языческого идола.
Мэг внезапно остановилась, пораженная еще одной мыслью: что станется с ее семьей? Должно быть, они уже волнуются, а она оставила их во власти графа. Мэг с трудом сдержалась, чтобы тут же не выскочить за дверь и не броситься на площадь Мальборо. Но нет, нельзя: если за графиней Саксонхерст охотятся, она угодит прямо в петлю. В надежде, что ничего дурного с ее семьей не случится, не лучше ли подождать, что сможет сделать герцогиня?
Заламывая руки, Мэг мерила шагами комнату. Сколько времени понадобится герцогине, чтобы выяснить, что там происходит?
Прислушиваясь к мелодичному бою часов, доносившемуся из холла, она начала сомневаться, действительно ли герцогиня собирается уладить ее дела. Инстинкт ей подсказывал, что нужно искать защиты у мужа. Он поможет, пусть даже просто потому, что она его жена. Граф с мистером Чанселлором, вероятно, спасли бы ее, даже если руки у нее действительно были бы в крови!
Эта мысль принесла почти облегчение. Да, она должна просить о помощи его, пусть и придется все ему рассказать. Еще недавно ей казалось, что нет ничего хуже, чем открыть ему правду о Шиле. Теперь она знала, что это не так. Хуже всего быть повешенной!
Он, конечно, придет в ярость, узнав о Шиле, и из-за того, что она устроила такую кутерьму, тайком отправившись к сэру Артуру, и из-за того, что пошла к его бабке, которую он ненавидит, и все же, несмотря на приступы бешенства, несмотря на то что он мог вышвырнуть ее на улицу, с ним она чувствовала себя надежнее, чем с кем бы то ни было.
Мэг подошла к двери, ведущей в коридор, взялась уже было за ручку, но раздумала. Как бы ей этого ни хотелось, было безрассудством идти на площадь Мальборо. Она не была уверена, что даже граф сможет помешать властям арестовать на улице подозреваемую в убийстве женщину. А если уж нужно прятаться, то лучшего места, чем это, не найти.
Единственное, что она могла сделать, — это послать письмо, но только нужно составить его умно, чтобы не выдать своего местонахождения на случай, если письмо перехватят.
Поколебавшись с минуту, Мэг открыла дорожный бювар леди Дафны, открыла чернильницу, прочистила перо и написала:


"Досточтимому графу Саксонхерсту.
Милорд,
Бархатный берет, который вы в настоящий момент ищете, сейчас на Драконе. Прошу Вас, любым удобным для Вас способом устройте так, чтобы его подобрали.
Имею честь оставаться, милорд, покорнейшей и униженной слугой Вашей светлости.
Дафна ла Бродьер".


Если он и не поймет каких-то намеков, то, увидев «ла Бродьер», что значит по-французски «вышивальщица», догадается, от кого послание, а «Дафна» наведет его на мысль о герцогине. Помахав письмом, чтобы высушить чернила, Мэг подумала, что уж об этом-то ей нечего беспокоиться. Быть может, граф и безумен, но несообразительным его никак не назовешь.
Теперь нужно выскользнуть в коридор и найти мальчика-посыльного или кого-нибудь другого, кто мог бы побыстрее отнести письмо.
Однако дверь оказалась запертой.
По другую сторону двери послышался смешок. И было в нем нечто такое, от чего у Мэг мороз побежал по коже. Теперь — увы, слишком поздно — она поняла, что инстинкт ее не обманул: здесь происходило нечто очень странное. Надо было последовать совету Дафны и бежать, пока это было возможно,




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Колдовство - Беверли Джо



Роман великолепный, тонкий,умный и какой-то камерный,особых действий не происходит, следишь за взаимоотношениями главных героев. Великолепен главный герой,добрый, с чувством юмора, а сцены обольщения гг-ни, которой тоже палец в род не клади. просто изумительны.
Колдовство - Беверли ДжоNataly
15.04.2013, 11.38





Ну, это типа сказка для взрослых)) Правда в нем очень мало сцен которых мы ждес от любовного романа..
Колдовство - Беверли ДжоМилена
22.11.2013, 7.24





Милая сказка, но нудноватая.
Колдовство - Беверли ДжоНатали
25.12.2013, 22.34





Муть полнейшая.
Колдовство - Беверли ДжоПсихолог
19.07.2014, 18.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100