Читать онлайн Искра соблазна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искра соблазна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искра соблазна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искра соблазна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Искра соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Мара пообедала с Дженси и поняла, как ей следует провести остаток дня. Молодой леди, которая собирается на бал, особенно на тот, где она будет центром внимания, следует отдохнуть, а затем заняться приготовлениями к вечеру.
Но у нее было чем заняться.
Она вызвала карету и в сопровождении Рут и вооруженного лакея отправилась в ювелирный магазин на Бонд-стрит. Продавец тут же ее узнал.
– Вам нужны еще бусины, мадам?
– Нет, – ответила Мара. – Я хотела бы заказать кольцо. Могли бы вы сделать его сегодня?
Молодой человек приподнял брови, но все же вызвал главного ювелира. Крупный мужчина с тяжелой челюстью и острым взглядом, одетый в рабочий фартук, появился из служебного помещения. Необычный заказ заинтересовал его. Он изучил кольцо Мары.
– Вы хотите точно такое же, но чтобы рубин был в центре, а топазы располагались вокруг? Но мужчины в наши дни не носят такие кольца. Может быть, булавку для галстука?
– Это должно быть кольцо, – настаивала Мара.
– Может быть, тогда нам удастся переделать мужской перстень? – Он вытащил большую золотую печатку с ровной овальной поверхностью, подготовленной для гравировки. – Камни можно поместить в этом углу, тогда у нас останется место для гравировки.
Мара подумала и кивнула:
– Да, так будет лучше всего. Вы сможете выполнить работу к вечеру? – Она одарила мужчину своей самой яркой улыбкой. – Это для моего жениха. Сегодня бал в честь нашего обручения.
В его глазах блеснул огонек.
– Я могу сделать это сегодня, но мне нужно знать размер.
Мара не знала размера Дэра.
– Вы получите его в течение часа, – уверила она мастера.
Вернувшись в Марлоу-Хаус, она тут же послала записку Солтеру, в которой просила его немедленно сообщить ювелиру необходимую информацию. А сама стала готовиться к балу. Сегодня вечером она должна выглядеть безупречно.


До бала оставалось каких-то полчаса, а заказ из ювелирной мастерской так и не поступил. Мара заметно нервничала. Она смотрела на себя в зеркало, без надежды поправляя идеальную прическу.
У нее на голове возвышалась пирамида кудряшек, украшенных венком из желтых роз.
Ее темное желтое шелковое нижнее платье покрывал чехол из белой сетки, украшенный крошечными бриллиантами. Вырез был очень низкий. Она вспомнила вечер в «Олмаке», когда Дэр восхищался ее грудью. И Брайдсуэлл, когда он боготворил их…
Тут раздался стук в дверь, и лакей передал ей маленькую коробочку. Мара чуть не подпрыгнула от радости, но лишь сдержанно поблагодарила его, открыла футляр в виде сердечка и увидела кольцо, точь-в-точь такое, как ей хотелось, с драгоценными камнями в одном углу и выгравированными буквами Д и М. Она решила для этого случая назваться Марой, а не Адемарой.
Прозвенел звонок, и Мара спустилась вниз, сжимая кольцо в руке. Дэр ждал ее у подножия лестницы. Внезапно она вспомнила о теле, которое скрывалось под этим вечерним костюмом, и ее охватила слабость. Он поцеловал ее руку, а взгляд Дэра просто раздевал ее. Их руки сжались.
– У меня для тебя кое-что есть.
– Райское блаженство? – Это было утверждением.
– И кое-что еще. – Она надела кольцо на палец его правой руки.
Дэр взглянул на него и улыбнулся:
– Оно прекрасно.
– Как и наше будущее.
Они посмотрели друг другу в глаза и слились в поцелуе.
– Нет, нет, вот этого не надо. Ведите себя прилично, дети мои.
Мара отпрыгнула в сторону и посмотрела на своих родителей, спускавшихся по лестнице. Эту фразу сказал ее отец, но глаза его улыбались.
– Я не узнал их сразу, – пробормотал Дэр.
Мара и сама с трудом верила глазам. Ее родители выглядели как настоящие граф и графиня Марлоу. Она и не знала, что у ее отца есть такой элегантный костюм, а у матери такое роскошное платье.
– Отец похож на мученика, а вот мама, похоже, получает от предвкушения бала удовольствие.
– Почему бы и нет? Она все еще молодая красивая женщина, – сказал Дэр и сделал шаг вперед, чтобы поприветствовать Эми Сент-Брайд.
Мара с удивлением поняла, что он прав, Нежно-голубой цвет был очень к лицу ее матери. Да и в отличие от Мары у нее было что показать в глубоком вырезе платья. Завершали же эффект драгоценности Марлоу, включая тиару, сверкающую в свете свечей. Глаза Эми Сент-Брайд блеснули счастьем, когда она улыбнулась Маре.
– Куда катится мир? – тихо произнесла Мара, беря Дэра под руку, чтобы поприветствовать дядю, сэра Элджернона Сент-Брайда, и его жену, а также своих крестных родителей. Дэр представил ее своему брату лорду Грейвенему и его жене. Они были очень похожи на свои портреты, такие же обыкновенные и милые.
Леди Доротея Дебнем также была очень похожа на свой портрет, но в ней было больше от Грейвенема, чем от Дэра. Она тепло, но сдержанно поприветствовала Мару в качестве нового члена их семьи. Мару представили огромному сэру Рэндольфу Данпотт-Ффайфу и лорду и леди Вервуд. Затем она улыбнулась от неподдельного удовольствия видеть лорда и леди Вандаймен и Серену с Френсисом.
– Ну не тесен ли мир аристократии? – заметила Серена, – Мы пришли оказать Дэру моральную поддержку, но это наша обязанность. Мария Вандаймен в девичестве была Данпотт-Ффайф, а Френсис – дальний родственник Дебнемов по материнской линии. Ее сейчас в городе нет, зато ее сестра здесь.
– Мисс Херстман, – сказал Дэр, глядя в другой конец комнаты. – Нам лучше подойти к ней. Мара, а то она ударит меня зонтиком.
– Но ей же не позволят принести сюда зонтик, – возразила Мара.
– Я бы на это не рассчитывал.
Мара была с ним совершенно согласна. Платье не слишком красивой мисс Херстман совсем не подходило для бала. Она вообще выглядела так, словно считала все попытки приукрасить себя глупыми. Ее платье было шелковым, но коричневая ткань выглядела простой и неброской. Ворот был закрытым, а рукава длинными.
– Зато мне не приходится думать о перчатках и шали, – сказала она Маре, словно прочитав ее мысли. И тут же повернулась к Дэру: – Не переживай из-за этой глупой истории. Мы с Мод положим этому конец.
Они пошли поздороваться с остальными гостями, и Дэр прошептал ей на ухо:
– Это должно решить проблему. Мисс Херстман не обладает в обществе такой силой, как леди Коул. Она избегает общество с тем же усердием, что и твой отец, но она знает почти всех и осведомлена обо всем, что происходит.
Мара расслабилась. На балу царила спокойная атмосфера, и, казалось, ничто не могло пойти не так.
Волноваться она начала, когда они приехали в Йоувил-Хаус. Дом был готов к приему гостей, но в зале их встретили всего лишь несколько слуг. Комнаты были настолько пустыми, что начинало казаться, что так оно и будет до конца вечера. Издалека слышалась музыка, но она звучала лишь для призраков.
– Давай заглянем в детскую, – сказал Дэр. – Я обещал Дельфи показать твое платье.
– Хорошо, у меня кое-что для нее есть.
Дельфи восхищенно любовалась Марой, в то время как мадам Клермон сидела в стороне, чопорно поджав губы. Чем же все это кончится? Оставалось надеяться, что Дельфи не является дочкой этой женщины. Мара внимательно рассмотрела лицо девочки. У нее и впрямь была ямочка на подбородке, как у Наполеона.
– Видишь, Мара, – сказала Дельфи, – Мариетта тоже готова к балу.
На кукле была новая юбка из розового бархата и золотой пояс.
– Как красиво, – сказала Мара, вопросительно глядя на Дэра. – Тея дала мне несколько лоскутков, – объяснила девочка.
Мара подарила Пьеру золотой ремень с креплением для меча, а Дельфи венок из роз, таких же как на голове у самой Мары.
Дельфи с искренним восторгом полюбовалась собой в зеркале и так энергично поцеловала Мару, что чуть было не разрушила плоды долгих трудов парикмахера. Пьер маршировал по комнате, время от времени вытаскивая меч и отгоняя им воображаемых противников. Затем пришел лакей и объявил, что начали прибывать гости. Мара с Дэром поспешили вниз и встретили толпу повес.
Мара наконец-то познакомилась с лордом и леди Арден – сверкающий маркиз ухаживал за всеми напропалую, а его жена бранила его, хотя было видно, что ей весело, – а также с лордом и леди Эмли, которые больше походили на рассудительную пару из провинции. Но тут гости повалили нескончаемым потоком. Многие были оживлены, очевидно, надеясь на скандал, но большинство из них были просто милыми людьми, пришедшими приятно провести вечер. Мара начала верить, что бал и впрямь будет иметь успех. Уже сама толпа пришедших гостей была успехом.
Но наконец Мара сказала Дэру:
– Леди Коул нет.
– Если она решила не приходить, так тому и быть.
– Но это ведь важно.
– Важна только ты, – ответил он, и Мара закатила глаза, краснея.
Затем, когда уже должны были начаться танцы, появилась и леди Коул. На ней было золотое атласное платье и золотая же тиара, а сопровождал ее сам герцог Веллингтон. Мара замерла в тот момент, когда внимание всех присутствующих обратилось на встречу герцога и Дэра.
Герцог одарил его одной из своих редких улыбок и сжал его руку.
– Рад видеть, что вы поправились, Дебнем. Вы великолепно несли службу. Великолепно!
Мара чуть было не потеряла сознание от облегчения. Когда герцог поклонился ей, она одарила его одной из своих самых ярких улыбок. Она могла бы поклясться, что он сморгнул.
Не хватало еще одного человека, Бланш, но она должна была приехать позже.
Бомоны прибыли вскоре после этого, Бланш была просто ослепительна в платье небесно-голубого цвета, в тон ее глазам, расшитом жемчугом. Ее волосы были скрыты дымкой голубой, серебристой и белой тканей, закрепленных бриллиантовой булавкой.
Благодаря своей подготовке она радостно улыбалась и выглядела счастливой, и только самые близкие могли заметить, что она нервничает.
– Я вся трясусь, – прошептала она Маре. – Боязнь сцены. Это у меня-то!
– Но тебе же впервые приходится играть роль миссис Хэл Бомон перед такой публикой.
– Я нормально выгляжу?
Мара рассмеялась:
– Ты великолепно выглядишь, и тебе это прекрасно известно.
– Но я не уверена, что это уместно. Я хотела надеть что-то простенькое, но Хэл не позволил.
– И он был абсолютно прав.
Хэл вмешался в их разговор:
– Бланш, если мы немедленно не подойдем поздороваться с моей крестной, она уйдет, разобидевшись на нас, и все этим испортит.
– Боже, – пробормотала Бланш и добавила: – По крайней мере, Веллингтон с ней. Он был одним из моих поклонников, когда еще был Уэлсли.
Мара поняла, что она имеет в виду, и смутилась, но тут официально объявили об их помолвке. Гости зааплодировали. Бал был открыт. Мара и Дэр вышли вперед и начали танцевать.
– Жаль, что это не вальс, – сказала она.
– Попозже, – ответил он. – Обещаю.
Когда раздались первые звуки музыки, Мара взглянула наверх и увидела две пары восхищенных детских глаз, наблюдавших за происходившим с галереи для музыкантов. Две ладошки помахали ей. Ей хотелось помахать им в ответ, но глаза всех присутствующих были обращены на нее, и она не посмела этого сделать. Мадам Клермон не было видно, но она, несомненно, находилась там, призрак на балу.
Мара целиком растворилась в музыке. После Дэра она протанцевала подряд с тремя герцогами: Йоувилом, Сент-Рейвеном и Веллингтоном. Веллингтон сказал:
– Я так понимаю, что вы возглавили кампанию в помощь Бланш. Я вам очень за это благодарен. Она замечательная девушка.
Мара улыбнулась ему с искренней теплотой.
Но она устала от герцогов, так что постаралась на следующий танец заполучить Дэра, однако пока они стояли в сторонке, ожидая начала музыки, к ним подошел майор Хокинвилл.
– Боюсь, что должен вас прервать, – тихо сказал он, – но думаю, что причина вам понравится.
– Свидетель с Ватерлоо? – спросил Дэр.
– Нет, пойдем.
Они прошли по комнате, беззаботно улыбаясь гостям, затем по коридору, но на сердце у Мары было тяжело. Ей сегодня сюрпризы были не нужны, не важно, хорошие или плохие, да и Дэру бы лучше обойтись без них.
– Что такое? – спросил Дэр, когда они наконец выбрались из толпы.
– Прибыли родственники мадам Клермон. Они ждут в кабинете твоего отца.
– И это хорошие новости? – недоверчиво спросил Дэр.
– Да.
Они поспешили вниз по черной лестнице в просто обставленную комнату, где Мара когда-то рассматривала миниатюры членов семьи Дэра. Там они обнаружили троих жилистых мрачных мужчин в провинциальной одежде. В них с первого взгляда можно было разгадать отца и двух сыновей. Двое лакеев, присутствовавших в комнате, были похожи на охрану.
– Где моя дочь? – спросил по-французски старший из мужчин, как только увидел Дэра. – Что вы с ней сделали? Этот человек, – он указал подбородком на Хокинвилла, – сказал только, что она здесь. Здесь? Что это за место?
Дэр поднял руку:
– Минутку, сэр. – Он отпустил лакеев, зачарованно наблюдавших за всем происходившим, и сказал: – Вы месье Ламюль из Хале, а ваша дочь – мадам Клермон?
– Это она. Она плохо себя чувствует. Мы должны отвезти ее домой.
Мара с облегчением сжала руку Дэра. Женщина – сумасшедшая. Это трагично, но зато проблема с Дельфи разрешилась сама собой.
– Она и вправду потеряла дочь? – спросил Дэр.
– Да, сэр, так и было. Именно поэтому она и заболела. Сначала погиб муж, затем ребенок. Она вбила себе в голову, что ребенок, найденный после битвы, и есть ее Аннет, и она не желала никого слушать. Я прошу прощения, если она доставила вам какие-то неудобства, но мы приехали, чтобы забрать ее домой.
Видимо, он считал, что его дочь держат здесь в плену.
Дэр сжал руки и поднес их ко рту. Мара поняла, что и не подумала узнать, как он поступил с опиумом. Действие обычной вечерней дозы уже закончилось бы даже и без этого дополнительного напряжения.
После продолжительного молчания он сказал:
– Пройдемте со мной. Мы отведем вас к ней.
Мужчины быстро встали. По такому случаю они, наверное, надели свои лучшие костюмы, их ботинки громко стучали, пока они поднимались в детскую. Дэр послал вперед лакея, чтобы попросить мадам встретить их там, но она, очевидно, отказалась отпустить от себя Дельфи. Когда они вошли в детскую, она держала девочку за руку, а Пьер стоял рядом, недоверчиво рассматривая троих незнакомцев.
Мара наблюдала за мадам Клермон, когда мужчины вошли в комнату, и не увидела ни следа замешательства. Наоборот, женщина радостно улыбнулась им:
– Отец! Джайлз, Антуан, видите, я была права. – Она подхватила Дельфи на руки. – Вот моя Аннет!
У Мары сжалось сердце. Но ее отец вздохнул:
– Франсин, девочка моя, это не Аннет. Аннет мертва.
– Нет, нет, посмотри, папа! Это она. Неужели я не узнаю своего собственного ребенка?
Он подошел к ней и положил руку ей на плечо.
– Аннет мертва, милая. Она на небесах с ангелами.
Франсин Клермон отодвинулась от него.
– Нет, нет! – Она прижала к себе Дельфи, но Дэр схватил женщину за плечо. Неожиданное прикосновение испугало ее, она ослабила хватку, и Дэр выхватил у нее плачущую девочку.
Когда Франсин Клермон попыталась забрать Дельфи обратно, отец преградил ей путь.
– Это ложь, папа! Я нашла свою дочь. Я знаю, что это она, но они хотят вновь похитить ее. Я хочу забрать свою дочь!
Отец без малейших колебаний схватил несчастную дочь своими крепкими руками и начал успокаивать ее, словно ребенка:
– Я знаю, я знаю. Это тяжело, милая, так тяжело. Но она умерла. Она мертва.
Мара заметила, что Дэр увел детей, и быстро проскользнула за ними в спальню. Дельфи все еще прижималась к Дэру, но плакать она уже перестала.
– Что происходит, папа? – спросил Пьер. – Кто эти люди? Они мне не нравятся.
– Это хорошие люди, – ответил Дэр, садясь с Дельфи в кресло-качалку и притягивая к себе Пьера. – Это родственники мадам Клермон. Она не мама Дельфи, но мы должны ее пожалеть. У нее была дочка, которая была ей очень дорога, и ее Аннет умерла. Это стало для нее таким большим горем, что она никак не может в это поверить. Она предпочла считать, что ее ребенка похитили, поэтому она отправилась на поиски дочери. Ее семья позаботится о ней и заберет домой.
Дельфи кивнула:
– Хорошо.
Это могло быть выражением сочувствия, но Маре показалось, что это вздох облегчения. И если Дельфи и впрямь дочь Терезы Беллер, то больше претендентов на материнство не будет.
– Значит, ты наш папа? – спросил Пьер.
Дэр помедлил, поскольку их происхождение всегда будет загадкой, но затем сказал:
– Да, а Мара скоро будет вашей мамой.
– C’est bon? – сказала Дельфи и спрыгнула с его коленей. – Мы можем вернуться на балкон и посмотреть бал?
Дэр удивился, но отпустил их с одной из гувернанток. Мара взяла его за руки и улыбнулась:
– Как быстро они забывают плохое, просто моментально!
– Да. Я сплю, или основные наши проблемы разрешились сами собой?
Мара села к нему на колени.
– Все хорошо, – сказала она и поцеловала его. – Есть только одна мелочь, Дэр.
И она рассказала ему все, что Николас думал о происхождении Дельфи..
– Боже правый! – воскликнул он, и Мара испугалась, что совершила ошибку. – Если это и так, то слава Богу, что девочка не унаследовала ее характер! Тереза Беллер не заботилась ни о ком и ни о чем, кроме самой себя, а Дельфи – человек заботливый и любящий. Она добрая девочка.
– А Наполеон?
Дэр рассмеялся:
– Он был великим человеком. Но надеюсь, Дельфи Дебнем не придет в голову организовать мировую войну, – улыбнулся он, глядя ей в глаза, – особенно если она вырастет в Брайдсуэлле.
Они поцеловались еще раз и спустились к гостям. Слух разнесся среди повес, и все они подошли, чтобы поздравить Дэра. Затем герцогиня объявила, что миссис Бомон, известная актриса, согласилась оказать всем собравшимся большую честь и прочитать отрывок из пьесы перед ужином.
Мара совсем забыла про Бланш и понятия не имела, что именно их ожидает. Она взяла Дэра за руку и начала молиться, подняв глаза к балкону, где стояла Бланш.
Девушка, обращавшаяся ко всем присутствующим, стала выглядеть выше, а ее поставленный голос достигал каждого уголка зала.
– В театре для женщин очень мало сильных ролей, – говорила она, – Но мне удалось подобрать один отрывок для сегодняшнего вечера. Монолог Порции из пьесы господина Шекспира «Венецианский купец».
Ей удалось смягчить свой голос, не делая его тише.
Не действует по принужденью милость;Как теплый дождь, она спадает с небаНа землю и вдвойне благословенна:Тем, кто дает и кто берет ее.И власть ее всего сильней у тех,Кто властью облечен. Она приличнейВенчанному монарху, чем корона.
type="note" l:href="#n_14">[14]
Она сделала паузу, держа весь зал в своей власти, но, возможно, она также просила о милости для себя и Хэла. Бланш закончила свое выступление строками:
Но вспомни только,Что если б был без милости закон,Никто б из нас не спасся.Мы в молитвеО милости взываем – и молитваНас учит милости.
Она склонила голову, и зал взорвался бурными аплодисментами. Мара подумала о милости к Баркстеду и бедной мадам Клермон и сжала руку Дэра. Зачастую месть и даже справедливость никуда не годная расплата.
Бланш ушла в тень и вскоре вернулась в комнату под руку со светившимся от гордости Хэлом, их окружили восторженные гости.
Дэр вывел Мару на первый тур вальса, когда уже пробило полночь. Хорошо, что в танце не нужно было менять партнеров, поскольку они были так поглощены друг другом, что ничего кругом не замечали.
Когда музыка смолкла, он сказал:
– Повесы будут ужинать вместе.
Они прошли к двери бального зала. Выходя из зала, они встретили яркого молодого человека с темными волосами и глазами, полными энергии и напористости. Мара невольно напряглась, поскольку в нем было что-то враждебное.
– Рад видеть тебя, Канэм, – поздоровался Дэр.
– Теперь меня зовут Дэриен, – сказал молодой человек с улыбкой, которая не отразилась в его глазах.
«Пожалуйста, Господи, – взмолилась Мара, – только бы не возникло никаких новых проблем!»
– Прошу прощения, – сказал Дэр. – Как твой отец и два брата?
– Один погиб от болезни, двое – от молнии. – Дэриен помрачнел. – Очевидно, девиз нашей семьи должен относиться к нам, а не к нашим врагам.
Дэр повернулся к Маре:
– Дорогая, позволь представить тебе лорда Дэриена. Дэриен, это моя невеста, леди Мара Сент-Брайд.
Лорд Дэриен вежливо поклонился, но было в нем что-то неискреннее.
– Лорд Дэриен и лорд Дариус, – сказала Мара. – Как бы не перепутать.
– К счастью, у меня не было титула, когда я учился в Харроу, – согласился лорд Дэриен. – Тогда я был просто-напросто Карвеем.
Мара попыталась поддержать напряженный разговор:
– Каков же девиз вашей семьи, милорд?
Он повторил свое имя, и она поняла. Семейное имя и девиз были «Кавэ», что означает «берегись». Она знала семью из Уорикшира, на гербе которой была изображена оскалившаяся собака, и, насколько ей было известно, семья славилась тем, что все они были изрядными смутьянами.
– Я лишь недавно приехал в город, Дебнем, – сказал лорд Дэриен, – и узнал об этой сплетне. Она меня потрясла. И я хочу, чтобы все узнали, что я видел, как ты упал во время сражения при Ватерлоо.
– Это замечательно! – воскликнула Мара.
– Благодарю тебя, – сдержанно произнес Дэр.
– Я ничего не придумываю, – сухо сказал Дэриен. – Я лишь хочу, чтобы восторжествовала справедливость.
Дэр улыбнулся и, возможно, слегка покраснел.
– Да, разумеется. Прошу прощения. Просто трудно ожидать столько счастья в один вечер.
Лорд Дэриен скривил губы:
– Впервые, наверное, о семье Кавэ отозвались как о людях, которые могут доставить счастье. Я сделаю все возможное, чтобы об этом все узнали. – Он поклонился и вошел в бальный зал.
Мара проводила его взглядом.
– Он враг? – спросила она.
– Нет, все не так. Пойдем. Нас уже, наверное, все ждут к ужину.
По дороге вниз Дэр рассказал ей:
– Это давняя история, но бывает, что старые раны тревожат нас ничуть не меньше новых, а я сделал все еще хуже, назвав его Канэмом.
– Это не его имя? – И тут она поняла. – Кавэ канэм? Берегитесь собаки?
– Вот именно. – Они пробирались по коридорам, улыбаясь и кивая всем встречным гостям, к зимнему саду, где для них был накрыт ужин. – Кавэ учился годом младше в Харроу, был маловат для своего возраста, но был полон готовности драться с кем угодно по какому угодно поводу. Он повздорил со мной и хотел уже драться, но я попробовал обернуть все это в шутку, сказав «кавэ канэм».
– Фраза сама просится на язык, – сказала Мара.
– Да, но он уже приобрел немало врагов, и мальчишки стали звать его Канэм, причем вовсе не в шутку.
Мара остановилась перед комнатой, предназначенной для ужина.
– Странно, что ты назвал его так, зная, что это обидит его.
– Я не думал, что все будет так плохо. Его все звали Канэмом в армии. Канэм Кавэ, у него была репутация блистательного офицера кавалерии. Сейчас, наверное, ему неприятно слышать это прозвище только от меня.
Мара прикоснулась к его руке, пытаясь успокоить.
– Наверняка это всего лишь мимолетное недовольство, к тому же он – свидетель, которого нам так недоставало.
– Да. Теперь, кажется, и вправду все наши неприятности позади.
Они вошли в комнату, где повесы и их друзья уже собрались за длинным столом. Когда Дэр рассказал им последние новости, все подняли бокалы.
Но Кон сказал:
– Значит, Канэм Кавэ получил пэрство? Берегитесь, друзья, берегитесь! Он один из тех, которым нужна война, чтобы выплеснуть энергию.
После ужина Мара с Дэром прогуливались по саду, украшенному фонариками. Затем они вернулись в бальный зал, где протанцевали до рассвета.
Когда последние гости ушли, а некоторые были вынесены к каретам, Дэр отвел Мару в библиотеку.
Она все поняла еще прежде, чем он успел раскрыть рог.
– Ты хочешь бросить сейчас?
– Да. – Он открыл голубую бутылочку и перевернул ее вверх дном. Одна-единственная капля упала из нее, и он посмотрел, как она впиталась в ковер. – Не иметь больше опиума и не иметь надежды его получить – это словно стоять голым в зимнюю вьюгу. Я должен покинуть Лондон, или я поползу в аптеку, что: бы раздобыть еще дозу.
– Я поеду с тобой.
– Нет.
Мара взяла его за руку, все еще сжимавшую пустую бутылочку.
– Я хочу быть с тобой, и я хочу, чтобы ты поехал в Брайдсуэлл.
Он горько рассмеялся:
– Ты не понимаешь!
– Я понимаю. Я поговорила с Руюаном. Мы будем там почти одни. Я могу уговорить родителей остаться здесь и вызвать сюда Дженни и Люси. Им понравится выставка моделей из пробки и обезьянки в Эстли.
– А как насчет остальных твоих родственников?
– Остальные приютятся в близлежащих домах. Думаю, недели будет достаточно… в худшем случае.
Дэр покачал головой:
– А если я… – Он замолчал. – Нет, я не провалюсь.
– Ты сможешь, – сказала она. – Ты обязательно справишься.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искра соблазна - Беверли Джо



Часто аннотация не соответствует смыслу романа.Но я нисколько не жалею,что это оказалась не просто очередная легкая история,а название совсем не то отражает,что рассказано в аннотации.Это настоящая борьба за счастье с самим собой.Прочитайте,не пожалеете ни минуты потраченого времени!
Искра соблазна - Беверли Джоirakr
12.02.2012, 12.00





Это последний роман о "Компании плутов". Очень понравилась эта серия! Только жаль, что переведены не все романы из серии. Эта серия - это фактически история женитьбы каждого из "Компании". Последним встретил свою судьбу лорд Дариус - замечательная история, замечательная серия!
Искра соблазна - Беверли Джоekkbc
2.06.2013, 10.12





Это история борьбы наркомана со своим недугом всеми возможными и невозможными методами, а главную роль в победе сыграла любовь к милой Адемаре. Читала и другие романы из этой серии, но этот не то чтобы совсем не понравился, но не увлёк
Искра соблазна - Беверли ДжоItis
9.08.2013, 19.41





Это был лучший роман из этой серии, хотя все были зороши по своему.. Обидно что не было перевода всех романов из этой серии. Очень хотелось прочитать истории любви про Майлза ирландца, про Хела и про Стивена и Хока..
Искра соблазна - Беверли ДжоМилена
2.10.2013, 23.22





Местами пропускала.
Искра соблазна - Беверли ДжоКэт
10.01.2015, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100