Читать онлайн Искра соблазна, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искра соблазна - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искра соблазна - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искра соблазна - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Искра соблазна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Беспечный визит к портнихе с тремя подругами должен был бы отвлечь Мару от одолевавших ее мыслей, но он не помогал.
Страсть к Дэру охватила ее гораздо сильнее, чем она могла себе представить. Теперь-то она понимала, почему возлюбленные ведут себя так безумно. Она была готова преследовать Дэра, петь серенады у него под окном. Теперь она лучше понимала бедного Баркстеда.
– Мара, с тобой все в порядке? – спросила Дженси. Они слишком долго сидели в тишине.
– Да, конечно. Прости. Я… я не выспалась сегодня ночью.
Дженси понимающе улыбнулась, объяснив бессонницу стрессом от тайного обручения. Она даже не догадывалась о том, что мучает Мару на самом деле.
Мода Мару совершенно не волновала. Кому интересна форма рукава или вырез на лифе? Кому важна разница между черкесской и манчурийской тканями?
Правда, выяснилось, что она тут была не очень-то и нужна. Купив весь этот шелк, Дженси даже не спрашивала о цене превращения всей этой ткани в платья и принялась обсуждать наряды с портнихой. Мара ломала руки, жалея, что вообще сюда пришла.
Она могла бы сейчас быть в Йоувил-Хаусе наедине с Дэром.
Могло произойти все, что угодно.
Ей хотелось еще раз сходить к мистеру Фенгу и расспросить его об опиуме. Вместо этого она должна была сидеть здесь и выслушивать обсуждение оборок и ленточек, бархата и атласа. Мара была готова закричать от отчаяния.
Наконец все нужные решения были приняты и они могли идти, но остальные леди захотели прогуляться по Бонд-стрит, находящейся неподалеку, чтобы заглянуть еще в несколько магазинов. Потом разговор о моде плавно, перетек к обсуждению ужина.
– Николас приехал, – сказала Серена, – так что нас будет шестнадцать.
Это привлекло внимание Мары.
– А кто еще, кроме Николаса и Элеоноры, тебя и Френсиса, Лауры и Стивена и Дженси с Саймоном?
– Ты и Дэр, – ответила Серена.
Разумеется, она не хотела сказать, что они придут как пара, по Мара опустила глаза и стала возиться с застежкой ридикюля, чтобы скрыть румянец смущения.
– Но это только десять, – возразила она.
– Майлз и Фелисити Кавана приехали, – сказала Серена. – Лорд и леди Черрингтон тоже в городе. И еще я пригласила Сент-Рейвена и его жену.
Совсем недавно Мара почувствовала бы укол ревности, но сейчас это ее вообще не побеспокоило. «Ты и Дэр…» Сама того не подозревая, Серена сказала истинную правду.
– Так кого же не будет? – спросила она. – Лорда Ардена, лорда Эмли…
– И Хэла, – добавила Серена. – У Бланш вечером спектакль, а он ни одного не пропускает.
Они остановились у витрины ювелирного магазина, чтобы рассмотреть экспозицию. У Мары появилась идея. Она вошла внутрь, подруги последовали за ней. Молодой человек поспешил им навстречу, его глаза загорелись при виде богатых покупательниц.
– Сегодня мне нужны только бусины, – предупредила она его. – У вас есть каменные бусины, например, из яшмы, нефрита или кварца?
Было видно, что продавец надеялся, что дамы пожелают рубины, но он поинтересовался нужным размером и проворно достал подносы с коробочками разноцветных бусин.
– Вы хотели бы нанизать их на шнурок, мэм?
– Что-то вроде этого. – Мара изучала различные цвета и текстуры камней. Некоторые камни она узнавала, некоторые нет. Тогда она показывала на них и интересовалась названием.
– Белый нефрит, – называл продавец. – Малахит, обсидиан, розовый кварц, чистый кварц, лазурит, красный нефрит, коралл, гематит…
Мара начала подбирать бусины – по одной из разных секций, просто выбирая цвета и текстуры, которые ей нравились.
– Что ты делаешь? – спросила Дженси. – Из этого получится необычное ожерелье.
– Я хочу собрать ожерелье повес. Да, – сказала она продавцу, – мне нужен будет шнурок.
Он послал за ним помощника.
– Я расположу бусины в том порядке, в котором знакомилась с повесами, – сказала Мара, но, сообразив, что таким образом Саймон и Дэр окажутся с одного конца, добавила: – С обеих сторон.
Принесли леску, и первой на нее девушка нанизала темно-красную бусину.
– Это бусина Саймона. Я так полагаю, это гранат?
Продавец кивнул.
Маре хотелось подольше поразмышлять над тем, какую бусину выбрать для Дэра, но приходилось положиться на интуицию. Она выбрала бусину молочно-золотого цвета.
– Топаз, мэм.
Мара нанизала ее на нитку.
– Теперь Хэл, Френсис и Стивен. – Она выбрала гематит для солдат и обернулась к спутницам: – Вы должны выбрать бусины для своих мужей.
– Нет, – возразила Серена. – Тут важно то, какими ты их себе представляешь. Например, я бы никогда не выбрала топаз для Дэра. Хотя, с другой стороны, я ведь не знала его до Ватерлоо.
Мара вновь повернулась к подносу, размышляя над тем, как все это странно – ведь люди считают сегодняшнего Дэра настоящим. Но что тогда реальность?
Она взяла в руки коричневую бусину с зелеными прожилками.
– Яшма, мэм.
– Это для Френсиса, – сказала Мара. – А эта голубая – для Стивена.
– Голубой агат, мэм.
Мара нанизала их с обеих сторон от тех, которые уже были на нитке.
– Как же мне выбрать бусины для остальных? Я же с ними еще не встречалась.
– Значит, придется подождать.
Мара состроила гримасу:
– Я не умею ждать, но, полагаю, мне придется. – Она выбрила еще около двадцати камней. – Наверняка среди них найдутся шесть, которые подойдут. – Она вспомнила и добавила: – Но ведь всего повес было двенадцать.
– Двое уже покинули этот мир, – сказала Серена.
– Роджер Мерридью и Алан Инграм, – вздохнула Мара. – Они тоже должны быть здесь представлены. – Мара автоматически посмотрела на агатовые бусины, подходящие для траура, но тут же покачала головой. – Жемчуг, – сказала она продавцу. – Мне нужны две жемчужины такого же размера. И я помещу их ровно посередине.
– Мара, – пробормотала Дженси, – они столько стоят…
– Но это нужно сделать.
– Я их никогда не видела, – проговорила Лаура, – но Стивен рассказывал мне о них. Просто ужасно, что так много людей погибли в столь юном возрасте из-за Наполеона.
– Когда повесы услышали обо всех, погибших на Ватерлоо, они, разумеется, тут же решили, что Дэр – один из них, и Николас произнес тост. Френсис записал его, и сейчас эти слова выгравированы на табличке в нашей церкви в Миддлторпе в память обо всех, пострадавших от войны. «За всех погибших, пусть они остаются вечно молодыми в раю. За всех раненых, пусть у них хватит силы, и да исцелятся их раны. За всех потерявших близких в этой бойне, пусть они вновь обретут радость жизни. И мы молим Бога, чтобы в один прекрасный день этой войне пришел конец».
Мара наблюдала за тем, как продавец складывает ее покупки в шелковые мешочки.
Аминь, подумала она. Но для всех них настоящий конец войны наступит, когда Дэр полностью излечится.
Вернувшись домой, Мара послала лакея узнать, не могла бы она поговорить с мистером Фенгом, но он вернулся и сказал, что китаец сейчас занят. Поэтому Мара легла вздремнуть – довольно необычный для нее поступок, который опять перепугал Рут.
На ужин в дом лорда Миддлторпа на Хертфорд-стрит она приехала отдохнувшая, но чувства ее были в смятении. Еще совсем недавно перспектива побывать на собрании повес несказанно взволновала бы ее, сейчас же оно вовсе не казалось ей таким уж важным.
Она пообещала Саймону, что не будет объявлять о помолвке, пока она и Дэр не поговорят с ее отцом. Дэр же не хотел, чтобы об этом стало известно, пока он не избавился от опиумной зависимости. Но Мара не была уверена, что сможет сдерживать свои чувства.
Когда они вошли в дом, Дэр был невозмутим, но она знала, что на самом деле это не так. Ее даже пугало то, с какой интенсивностью она чувствовала все эмоции, которые он пытался скрыть. Ей хотелось взять его за руку, но приходилось довольствоваться только тем, что она была его партнершей на этот вечер супружеских пар.
Ее представили Майлзу и Фелисити Кавана, ирландской паре, и лорду и леди Черрингтон.
Майлз и Фелисити были такими жизнерадостными, что Мара сразу прониклась к ним самыми теплыми чувствами. Он принадлежал к рыжеволосым ирландцам, а она – к типу, называемому «черный ирландец» из-за иссиня-черного цвета волос. Говорили, что это наследство от команды корабля Армады, потерпевшего крушение на побережье Ирландии.
Черрингтоны были совершенно другие. У Леандра, истинного дипломата, были прилизанные темные волосы, и Мара засомневалась, что будет когда-либо называть его по имени. Увидев его, она почувствовала тревожное желание сделать реверанс.
Его пухленькая жена леди Черрингтон была вдовой известного поэта, Себастьяна Росситера, а следовательно, его «ангельской невестой»: «Как нежный облик милой сладок и в сумерках тих шаг ее. Как фея хрупкая порхая, вспорхнула Джудит…»
Фея? Хрупкая? Розовощекая Джудит напоминала Маре практических сельских леди, таких, как ее мать. Она никогда не понимала метафоры поэтов.
Жена щегольского герцога Сент-Рейвена была еще одним сюрпризом. Крессида Сент-Рейвен оказалась сдержанной молодой дамой со спокойными серыми глазами. Было заметно, что муж во всем прислушивается к ней, хотя Сент-Рейвен не был похож на человека, которого можно укротить.
Затем она познакомилась с королем повес. Несмотря на подобающий случаю вечерний элегантный костюм, Николас Делейни умудрялся выглядеть так, будто одет в самую будничную одежду.
– Знаменитая леди Мара, – сказал он.
– Знаменитая? – спросила заинтригованная Мара.
– Из-за волос.
Она нервно прикоснулась к своей прическе.
– Благословение и проклятие. – Она попыталась найти другую тему для разговора. – Ваша жена с вами, мистер Делейни?
– А как же иначе? Она наверху, кормит ребенка. О детях можно было говорить без опаски.
– Сколько ему лет, и это мальчик или девочка?
– Два месяца, мальчик, Френсис. Ему следовало бы остаться дома. Лондон грязен, причем и с психологической точки зрения, но Хэлу и Бланш нужна помощь.
А Дэру? Но прежде чем Мара раздумывала, стоит ли обсуждать Дэра с этим человеком, их перебил лорд Миддлторп:
– Мара, я должен пожаловаться.
Она повернулась к нему:
– Но что я сделала?
– Я так понимаю, что ты подбираешь всем нам бусины, и я стал какой-то скучной яшмой.
Несмотря на веселые искорки в его глазах, она смущенно потупилась. Она выбрала этот камень, потому что лорд Миддлторп казался таким надежным.
– Я могла бы выбрать что-нибудь другое…
– Не надо его баловать, – сказал Николас. – Очень интересно, а я? Какой я камень?
– У меня еще не было времени решить. – Мара повернулась к Стивену, жалея, что вообще ей пришла в голову эта идея: – Для вас, сэр, я выбрала голубой агат. Надеюсь, вы не разочарованы?
– Думаю, это идеальный выбор, – сказала Лаура.
Ее муж улыбнулся ей:
– Тогда я закажу тебе ожерелье из него.
– Как хорошо, что Мара не выбрала сапфир, – заметил Николас. – Кому еще ты подобрала камни?
– Саймон – это гранат, а Дэр – топаз. – Она старалась не смотреть на Дэра и быстро повернулась к легкомысленному ирландцу: – Это будет не слишком банальным, если я выберу для вас зеленый топаз, Майлз?
– Банально это или нет, но я горжусь тем, что я ирландец!
– А я? – спросил лорд Черрингтон.
Мара быстро ответила, удивленная тем, что ей так неприятно быть в центре внимания:
– Малахит.
Он рассмеялся:
– Великолепный выбор! Царь подарил моему отцу стол, сделанный из малахитовой глыбы. Это великая честь. Русские дворяне ценят такие подарки больше золота.
– А какая бусина для графа? – спросил Сент-Рейвен.
Но Николас сказал:
– Только для повес. Нас было двенадцать, двенадцать и останется.
– А как же жена? Жены – полноправные повесы, помнишь? – Это сказала женщина с каштановыми волосами, которая вошла и взяла Николаса под руку.
Он радостно улыбнулся ей:
– Это точно.
Связь между ними была ощутима и казалась одновременно глубокой и ненавязчивой. Мара стала еще лучше к нему относиться.
– Вход в ваше общество только по браку? – Сент-Рейвен печально посмотрел на свою жену. – Значит, нам придется развестись, дорогая.
Крессида Сент-Рейвен улыбнулась:
– Я не боюсь, сэр. На ком вы тогда женитесь, чтобы добиться принятия в это общество?
Герцог широко ухмыльнулся:
– На Дэре. – Он театрально взмахнул длинными ресницами. – Как ты думаешь, я мог бы сойти за женщину? – Он подошел к Дэру и положил пальцы на его руку. – Милорд, будьте моим. У вас такое замечательное приданое.
Дэр шутливо смахнул его пальцы.
– Слишком ценное для таких, как ты, шлюха. Но допустимые предложения принимаются. – Он повернулся и сказал всем присутствующим: – Аукцион открыт.
Все рассмеялись, а Николас заметил:
– Но из нас только Мара имеет право предлагать цену.
Все посмотрели на нее. Мара знала, что краснеет, но приходилось продолжить эту игру.
Она осмотрела Дэра с головы до ног, оценивая его, затем с глубокомысленным видом обошла его кругом.
– Полагаю, стать членом этого избранного общества и впрямь большая честь, так что я предлагаю… – Она сделала большую паузу. – Фартинг. Раз, два, три – продано!
Все вновь рассмеялись.
– Как жаль, что меня оценили так дешево! – пожаловался Дэр, но его глаза смеялись. Мара не нашлась что ответить.
Слава Богу, молчание нарушил Майлз Кавана:
– В этом вся проблема участия в аукционе не на том рынке, Дэр. Прежде всего следует убедиться в том, что там будут люди, которые будут состязаться за тебя, даже если тебе придется самому позаботиться об их наличии.
– Тогда приведите сюда девушек, – распорядился Дэр.
– Или устрой аукцион еще раз в «Олмаке», – посоветовал Френсис.
Мара по-хозяйски взяла Дэра под руку.
– Сделка есть сделка, не правда ли, мистер Кавана?
Дамы зааплодировали, а Майлз сказал, широко улыбаясь:
– Конечно. Ты продан с потрохами, Дэр.
– По крайней мере, сейчас, – добавила Мара, наконец-то получая удовольствие от всего происходящего. – В конце концов, леди всегда может передумать.
Дэр вздохнул:
– Я в ужасе. Даже фартинг ты считаешь слишком высокой ценой для меня?
Всех пригласили за стол. Мара и Дэр сели рядом.
Их взгляды встретились, и Мара подумала, что они вот-вот поцелуются, но, увы, пришлось сосредоточиться на супе. Мара прислушивалась к оживленным разговорам и наслаждалась непринужденной дружеской атмосферой, царившей за столом. Повесы не были похожи друг на друга, но они вели себя как самая лучшая на свете семья: дружная и приветливая ко всем. Стивен и Леандр даже умудрились начать политический спор по поводу австралийской политики, не разрушив общей гармонии.
В то же время Мара заметила, как мало говорит Дэр и как мало он ест. Сторонний наблюдатель не заметил бы тут ничего странного, но Мара видела, что он неважно себя чувствует, и была уверена, что это заметили и остальные повесы и что они были встревожены. А также она поняла, каким грузом это внимание должно быть для Дэра.
Им всем было необходимо, чтобы он выздоровел, чтобы стал тем человеком, которым был до Ватерлоо, но это было все равно как ожидать от него, что он будет вести себя как обезьянка в балагане. Или надеяться, что труп вдруг оживет.
Обсуждение ситуации Хэла и Бланш было отложено, пока ужин не закончился и слуги не были отпущены. Подали портвейн и мадеру с орешками и пирожными, и Николас сказал:
– Передаю бразды правления Лабелелле.
Лаура улыбнулась ему:
– И правда, вопросы о приеме в общество находятся в компетенции женщины, а у меня в этом больше опыта. Наша первая атака пройдет в «Олмаке» в среду.
– Но Бланш туда никогда не пустят, – возразил Сент-Рейвен. – Даже под вооруженной охраной повес.
– Разумеется, нет, – сказала Лаура, – да она и не захочет туда идти. Но это идеальное место для того, чтобы затронуть эту тему.
– Каким образом? – Сент-Рейвену эта идея явно не нравилась.
Николас ответил:
– Присутствующие могут сделать предположение, что миссис Хэл Бомон – член общества, и многие значительные люди будут оскорблены, если кто-то попробует ее обидеть.
Сент-Рейвен покачал головой:
– Конечно, повесы обладают влиянием, но вы же не думаете, что у вас достаточно влияния среди бастионов высшего света?
– Но мы можем найти помощников, – сказал Николас. – Например, различных герцогов. Иначе зачем ты здесь? Есть также Арран, Йоувил и Белкрейвен. Но самое главное, – добавил он с таким видом, будто прозвучала барабанная дробь, – у нас есть графиня Коул.
Сент-Рейвен присвистнул.
– Она сделает это?
– Она крестная Хэла.
Сент-Рейвен рассмеялся и поднял бокал для тоста:
– За повес. Может быть, у вас еще и регент в кармане есть?
– Слишком много хлопот.
– Да вы и впрямь невозможны.
– А кто такая графиня Коул? – поинтересовалась Мара у Дэра.
– Одна из незаметных правительниц общества. Тот, кого она одобряет, одобрен всеми. Тот, кого она презирает, уходит в небытие.
– Почему она пользуется такой силой?
– Наверное, потому, что ей это сходит с рук.
Остальные перебирали имена людей, чьей поддержкой они могли заручиться: Гревиллы, Берли, Данпотт-Ффайфы, Ленноксы.
– После «Олмака», – сказала Лаура, – Бланш и Хэл появятся на нескольких дружеских светских вечеринках в сопровождении повес, а мы уговорим Бланш, чтобы она иногда выезжала с нами, дамами. Главным событием станет бал в Марлоу-Хаусе, как только Саймон и Дженси смогут его провести.
– Как обстоят дела с газом? – спросил Николас.
– Я все улажу через пару недель, – ответил Саймон.
Дженси, которая на протяжении всего ужина сидела очень тихо, выглядела виноватой.
– Но у нас же полно бальных залов, – сказал Сент-Рейвен. – У меня есть один. А также в Йоувил-Хаусе.
– Я хочу это сделать сам, – заявил Саймон. – Хэл выручил меня в Канаде и помог благополучно добраться до дома. Кроме того, Марлоу, и дом, и титул носят отпечаток классической благопристойности, так что могут обелить самый черный скандал.
Мара решила тоже сделать кое-какие предложения. В конце концов, как она уже говорила, общественная жизнь в Линкольншире ничуть не отличалась от общественной жизни в Лондоне. Ее идеи были очень хорошо приняты.
Тема разговора сменилась, когда принесли ребенка Элеоноры на кормление. Мару это поразило, хотя Элеонора и весьма неплохо справилась со всем под норвичской шалью. В Брайдсуэлле детей тоже иногда кормили на людях, но только перед семьей.
Но ведь, подумала Мара, повесы и впрямь были одной семьей, к которой совсем скоро будет принадлежать и она. Ее охватило неземное блаженство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искра соблазна - Беверли Джо



Часто аннотация не соответствует смыслу романа.Но я нисколько не жалею,что это оказалась не просто очередная легкая история,а название совсем не то отражает,что рассказано в аннотации.Это настоящая борьба за счастье с самим собой.Прочитайте,не пожалеете ни минуты потраченого времени!
Искра соблазна - Беверли Джоirakr
12.02.2012, 12.00





Это последний роман о "Компании плутов". Очень понравилась эта серия! Только жаль, что переведены не все романы из серии. Эта серия - это фактически история женитьбы каждого из "Компании". Последним встретил свою судьбу лорд Дариус - замечательная история, замечательная серия!
Искра соблазна - Беверли Джоekkbc
2.06.2013, 10.12





Это история борьбы наркомана со своим недугом всеми возможными и невозможными методами, а главную роль в победе сыграла любовь к милой Адемаре. Читала и другие романы из этой серии, но этот не то чтобы совсем не понравился, но не увлёк
Искра соблазна - Беверли ДжоItis
9.08.2013, 19.41





Это был лучший роман из этой серии, хотя все были зороши по своему.. Обидно что не было перевода всех романов из этой серии. Очень хотелось прочитать истории любви про Майлза ирландца, про Хела и про Стивена и Хока..
Искра соблазна - Беверли ДжоМилена
2.10.2013, 23.22





Местами пропускала.
Искра соблазна - Беверли ДжоКэт
10.01.2015, 23.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100