Читать онлайн Грешная и святая, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная и святая - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная и святая - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная и святая - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Грешная и святая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Улыбаясь, Трис шагал по «Ночной охоте», ведя под руку гурию. Неразбериха и беспорядок вокруг вызывали в нем отвращение. Для достижения своей цели он должен был пригласить кое-кого из тех, кто был на вечеринке в Стокли, и многие прибыли уже пьяными.
Интересно послушать, что они говорят о Крофтоне. Некоторые считали, что его грехи общеизвестны, но кое-кто сомневался в правдивости этих историй.
– Крофтону всегда нравились розовые бутончики, – сказал Билли Фитч, – но зачем же похищать их из хороших семей?
– Некоторым хищникам не нравится покорная добыча, – сказал Трис.
Фитч кивнул:
– Точно, может, и так. Жаль, однако! Он умел повеселиться, этот Крофти. – Его мутные глаза уставились на Триса. – Кое-кто говорит, что к этому приложил руку ты, Сент-Рейвен. Затаил злобу на него за события в Хэтфилде.
– В Хэтфилде? – Трис позволил себе промедлить, как будто он уже позабыл об этом. – Ах да, когда он набросился на эту бедную мисс Мэндевилл. Боюсь, что он был не в себе. Представить, что у меня свидание с ней, и в такой крошечной гостинице, когда это так недалеко отсюда! Я слышал, что он сделал ей предложение и был отвергнут. Это случилось до того, как ее отец потерял все состояние, конечно.
Было очевидно, что Фитч с трудом следит за переменой темы.
– Он вернул все, – сказал он наконец.
– Кажется, у Мэндевилла были припрятаны драгоценности. Мы должны порадоваться за него.
– Точно! Из-за них я мог бы приударить за его дочкой. Если бы не был женат, конечно. – Нахмурившись, он сделал глоток пунша. – Знаешь, Крофти много о чем говорил. Повторял, что этот твой рахат-лукум – мисс Мэндевилл. – Он качнулся вперед, чтобы рассмотреть гурию, висевшую на руке у Триса. – Ты прав, Сент-Рейвен. Он сошел с ума.
Фитч двинулся к группе женщин. Для большего эффекта Трис притянул Миранду к себе и поцеловал ее через вуаль.
– Ты прекрасно играешь свою роль. Спасибо! Миранда была похожа на Крессиду по сложению, но он был удивлен тем, как искусно она подражала поведению Крессиды – смелому и неуверенному одновременно. Никто не мог предположить, что это была Миранда Куп.
– Так забавно играть невинность, – сказала она. – Но ты в самом деле намерен жениться на мисс Мэндевилл? Такая женщина подрежет тебе крылья.
– Если ты хочешь сказать, что она прекратит сборища вроде этого, то я буду только рад.
Она рассмеялась.
– Возможно, это даже лучше, что я уезжаю во Францию. Трагедия, настоящая трагедия – такой дикий огонь будет заключен в домашнем очаге.
Трис только улыбнулся, и Миранда сказала:
– Я помню эту гурию… Возможно, ты не так глуп, как кажешься.
Он перевел разговор в другое русло:
– Я думаю, что все уже достаточно расслабились и напились. Переходим к следующему акту нашей пьесы. – Он хлопнул в ладоши, чтобы привлечь внимание. – Пушок на зрелых плодах – все равно что новизна в любви. Сегодня вечером вас ждет особое наслаждение – сельские танцы!
Мужчины озадаченно смотрели друг на друга. По знаку Триса открыли занавес, за которым стояли трое слепых музыкантов. Они были хорошо известны в Лондоне, потому что играли как на приличных вечеринках, так и на непристойных.
Они начали играть, и Трис снова хлопнул в ладоши. В комнату вошли десять шлюх, специально отобранных Мирандой за их умение выглядеть невинными девушками. Они были одеты так, словно собирались в «Олмэкс», с той разницей, что их модные платья были сшиты из тончайшего газа и под платьями не было ничего. Полосатые чулки девушек поддерживались алыми подвязками. Из драгоценностей на них были девственно-белые жемчуга, конечно же, искусственные, а в волосах – девственно-чистые белые розы.
Робко каждая из них выбрала себе партнера и повела танцевать.
Трис наблюдал за публикой. Он придумал это, чтобы еще-больше связать эту вечеринку с балом в Лондоне. У мужчин стекленели глаза при виде этих целомудренных девушек, к которым они не должны прикасаться, если только не собираются жениться на них.
Мужчины были рады просто танцевать с ними, прикасаясь к тонким талиям. Трис прогуливался по комнате, чтобы вместе с гурией быть на виду у всех. Затем, когда гости бросились приглашать женщин недоступнее, он повел свою гурию в долгий танец. Ее блестящие одежды сверкали среди тонких бледных платьев.
Эти люди не забудут, что видели Сент-Рейвена с его гурией в то же время, когда мисс Мэндевилл была на своем балу в Лондоне.
Трис поискал глазами кузена, который должен был сыграть свою роль. Чем быстрее это будет улажено, тем скорее он сможет сойти со сцены. Вечеринка не выйдет из-под контроля без него, и завтра он сможет отправиться в Лондон. Он поедет к Крессиде, как только это будет прилично, то есть после полудня, но он увидится с ней, и скандал будет уничтожен в зародыше.
Затем он рассчитывал какое-то время вести ухаживание Он был бы не прочь выкрасть Крессиду и ускакать с ней, но нельзя давать повод для слухов. Свет и так будет говорить о том, что серенькая мышка мисс Мэндевилл поймала блестящего герцога Сент-Рейвена в сети. Под пеплом горячие угли, и одного дуновения достаточно, чтобы вспыхнуло пламя.
Жаль, что Мэндевиллы покидают Лондон. Но как только он получит статус жениха, он сможет путешествовать с ними. Плимут недалеко от Сент-Рейвенз-Маунт, и они смогут ненадолго заехать туда. Из-за отъезда родителей свадьба будет быстрой.
Через девять дней она будет принадлежать ему. Все остальное подождет.
Музыка закончилась, и на середину зала вышел Жан-Мари.
– Я только что узнал! Этот глупый Крофтон перепутал бедную мисс Мэндевилл с этим чудом! Смотрите, друзья мои, и восхищайтесь!
Он взял Миранду за руку и закружил ее в танце. Лорд Блейн вскочил с дивана.
– Крофти нужно носить очки, как и ей! – Он подошел ближе, чтобы поглазеть на Миранду. – Подумать только, принять пресную овсянку за это острое блюдо!
Миранда послала ему воздушный поцелуй.
Крессида никогда бы так не сделала. Осторожнее, Миранда!
– Я слышал, – продолжил Жан-Мари, – что сегодня Мэндевиллы устраивают бал перед отплытием в Индию. Мисс Овсянка танцует там, как и наши прекрасные девушки, а Сент-Рейвен наслаждается этим остреньким лакомством. И какой-то дурак связал их имена!
– Сент-Рейвен не стал бы тратить время на такую серую пташку, – засмеялся кто-то.
Трис скрипнул зубами, но улыбнулся и сделал новый ход.
– Разве что из-за ее приданого. Ее отец снова богат, и она – единственная наследница. Поневоле задумаешься!
Пусть весь свет поверит, что он женился на ней из-за денег. А со временем все увидят, что между ними возникла любовь.
– Черт меня побери, и в самом деле, – сказал Тивертон, который не был женат. – Жаль, что такая добыча уплывает в Индию!
– Там ее быстро поймают, – сказал лорд Питербрук. – Там все изголодались по белым невестам.
Невыносимое отвращение побудило Триса к действию. Он переглянулся с Жаном-Мари и сказал:
– Мой кузен предлагает мне пари!
Он привлек внимание гостей. Этих людей ничем не удивишь, но пари они запомнят.
– Кузен говорит, что я не смогу до полуночи проделать путь из объятий моей гурии в объятия мисс Овсянки. Он ставит тысячу.
Глаза Жана-Мари тревожно блеснули, но гости весело зашумели и стали сами заключать пари.
– Верхом на лошади, Сент-Рейвен? – раздался вопрос.
– В экипаже, и у меня есть лошади на лондонской дороге.
Ставки тут же изменились в его пользу.
– Хочешь попытать счастья с ней? – спросил Тивертон. – Нечестно, черт возьми! Я сам собирался сделать это.
– Попробуй обгони меня, Тивертон. Твой экипаж тоже здесь, верно? Тогда у тебя есть шанс.
– Ставлю против герцога!
– Я полагал, что мисс Мэндевилл не нужен титул. – Он оглядел гостей. – Можете ставить на меня или на Тивертона – кто из нас добьется руки девушки, прежде чем она покинет Англию.
Кто-то потребовал записную книжку, чтобы записать ставки. Трис оставил Жана-Мари и Кэри разбираться с этим и побежал наверх, чтобы переодеться в вечерний костюм. Он не подходил для поездки, но переодеваться дважды – терять время.
У Тивертона не было вечернего костюма, значит, ему придется переодеваться в Лондоне – он выл от этой неудачи, пока бежал к своему экипажу. Пусть он едет первым. Трис сбежал вниз и забрался в свой экипаж.
Вышел Жан-Мари, чтобы проводить его.
– Пожелай мне удачи, – сказал Трис.
– Удачи тебе, кузен. В любви по крайней мере!
Трис догнал Тивертона у Уэра, но не пытался обогнать его. Веселому Роджеру предстоит еще переодеваться. Все испортить мог бы несчастный случай, но лунного света хватало на то, чтобы осветить путь, а дорога была в хорошем состоянии.
Они должны были сбросить скорость на улицах Лондона, но Тивертон рисковал, пытаясь оторваться, и Трис тоже гнал как сумасшедший. Времени было мало, но пари не имело значения.
Тивертон выкрикнул проклятие, сворачивая к своему дому. Он знал, что гонка проиграна!
Без четверти двенадцать Трис был у нужных дверей, слегка запыхавшийся, но возбужденный гонкой и мыслями о близости Крессиды. Он бросил вожжи удивленному лакею, отряхнулся и вошел в дом.
Лакей попытался потребовать приглашение, но Трис назвал себя и окинул его высокомерным взглядом, так что лакей убрался с дороги. Трис остановился в дверном проеме, ведущем в зал, думая о том, сколько раз он приходил сюда и не ждал ничего, кроме скуки. Эту скуку иногда нарушали смелые женщины, которые вели себя, как гончие во время охоты.
Но теперь мир изменился: Крессида была здесь.
Девушка танцевала, кружилась с каким-то толстым джентльменом и сияла от наслаждения. Очевидно, она любила танцевать, а он и не предполагал. Она была прекрасна – но это он уже давно знал.
Трис напомнил себе, что должен выглядеть скучающим, и поклонился спешащему к нему сэру Артуру Мэндевиллу.
– Ваша светлость, для нас большая честь, что вы все-таки смогли приехать.
– Наша вечеринка быстро закончилась, и мне захотелось попрощаться с вами и вашей семьей. Вы были очень любезны, когда преподнесли мне статуэтки. Спасибо!
– О, это было желание Крессиды, – сказал сэр Артур с неподдельной искренностью, поворачиваясь в сторону танцующих. – Вы должны пойти к ней и поблагодарить ее.
Трис говорил для тех, кто был рядом и обратил на него внимание. Теперь они знали причину его прибытия, и сам отец предоставил ему предлог поговорить с дочерью.
Небо было на его стороне.
– Сент-Рейвен! – К нему приближался лорд Гарри Монк со своей красивой женой. – Какого черта ты делаешь здесь? Ах да, ты познакомился с мисс Мэндевилл в Хэтфилде.
Трис поцеловал руку леди Гарри.
– Я имел возможность оказать ей небольшую услугу.
– Я слышал, что Крофтон убрался за границу? Скатертью дорога.
– Ужасный человек, – согласилась леди Гарри, затем улыбнулась отцу Крессиды. – Какое счастье, что вы поправились после болезни; сэр Артур. Ну же, Сент-Рейвен, – сказала она, взяв его под руку, – спаси меня, не дай мне повиснуть на муже и выглядеть провинциалкой. Потанцуем!
Он попался в ловушку и не мог отказаться. Быть может, будет лучше, если он не пойдет к Крессиде сразу. Он оглянулся и поймал ее удивленный взгляд. Не просто удивленный. Потрясенный! Молясь о том, чтобы она не разрушила все сейчас, он слегка поклонился ей и вернулся к разговору с леди Гарри.
Он повел ее на следующий танец. Там было два ряда танцующих, и он постарался, чтобы они оказались в том, в котором была Крессида. Во время танца они будут встречаться, касаться, кружиться вместе. Крошки со стола для голодного, но все же что-то. Он с трудом мог сосредоточиться на болтовне леди Гарри.
– Как ты познакомилась с Мэндевиллами? – спросил он.
– В дамском комитете поддержки приюта. Леди Мэндевилл занимается благотворительностью.
– Как трогательно, – протянул он.
Она взглянула на него:
– Бедность и страдания повсюду. Я собиралась выбить из тебя и деньги, и покровительство.
Заиграла музыка, и они заняли свои места, лицом к лицу, чтобы начать танец. Трис был в самом деле удивлен ее ответом. Возможно, среди знати было больше добрых людей, чем он думал.
Значит, Крессида сможет не так уж выделяться.
Трис взглянул туда, где она танцевала с молодым человеком в военной форме. Она ослепительно улыбалась ему, черт побери.
Крессида уделяла внимание лейтенанту Гроссторпу, но ее мысли были прикованы к Сент-Рейвену. Что он делает здесь? Неужели он собирается разрушить все в последний момент, открыв связь между ними? Она видела его со своим отцом и испугалась, что они пойдут к ней, но затем он пригласил на танец леди Гарри.
Она чуть было не сбилась с ритма и снова сконцентрировала внимание на танце. О Боже, она и Гроссторп продвигаются дальше! Через несколько секунд она подойдет к Трису. Ей придется дать ему руку и кружиться с ним, ей придется смотреть ему в глаза и улыбаться…
Черт бы побрал Триса Трегеллоуса!
Трис старался не обращать внимания на Крессиду, но он чувствовал ее присутствие – как будто она была еще одним инструментом в оркестре или ярким светом, слепящим ему глаза. Они сближались, сближались…
Затем он обнаружил, что его партнерша недоуменно смотрит на него, и заставил себя думать о танце. Он непременно встретится с Крессидой, но танец с герцогом – это незабываемое событие для многих дам здесь, даже для благоразумной здравомыслящей матери средних лет, как эта.
Он улыбнулся и заговорил с ней. Когда он перешел к юной леди с горящими глазами, он сказал ей невинный комплимент, при этом его взгляд говорил – если бы она была чуть старше… Танцуя с игривой бабушкой, он сказал в открытую, что если бы она была чуть моложе…
Она рассмеялась и назвала его плутом.
Затем он оказался рядом с Крессидой, и все слова исчезли. Они соединили руки и закружились в танце, смотря друг другу в глаза. Скоро танец закончится, а он не успел сказать ни слова.
Пробили часы, и Трис произнес:
– Полночь.
И это все, на что он способен?
Крессида удивленно посмотрела на него – что ж, у нее есть на это право.
– Что ты делаешь здесь?
– Танцую с тобой. – На этой безумной фразе их встреча закончилась.
Трис хотел завыть от смеха или слез. Он не был таким бессловесным чурбаном с шестнадцати лет!
Трис раньше не обращал внимания на образ жизни элиты, но знал, каким естественным он был для него и его круга. Сможет ли Крессида принять все эти привычки и ценности?
Она должна. Она сделает это. Он будет ее опытным проводником.
Заканчивая танец, он увидел, как вошел Тивертон, разыскивающий Крессиду. Трис подошел к нему и передал ему леди Гарри. Она не будет возражать, что ей достался молодой, красивый партнер.
Трис повернулся и увидел, что Крессида окружена тремя или четырьмя мужчинами, каждый из которых хотел пригласить ее на танец. Проклятие! Она могла отказать ему, если он пригласит ее.
Он разыскал сэра Артура.
– Увы, сэр, ваша дочь окружена толпой поклонников. Может, вы поможете мне проложить путь к ней?
– Ваш путь устелен листьями земляники, герцог, – ответил Мэндевилл, вызвав улыбки собравшихся, так как листья земляники украшали герцогскую корону. – Но если вы хотите получить отцовское благословение…
Люди стали переглядываться. Значит, подумал Трис, у отца Крессиды были идеи на этот счет, и он не против этого брака. Сэр Артур пробился поближе к дочери.
– Вы все можете расходиться. Здесь Сент-Рейвен, он настаивает на танце. Герцог есть герцог в конце концов!
Мужчины разошлись, недовольно ворча. Трис поклонился Крессиде и не смог удержаться от улыбки.
– Если вы против, мисс Мэндевилл…
Крессида посмотрела в его глаза, ее щеки залились краской. Все примут это за возбуждение, но неужели она сердится? Она опустила глаза и сделала книксен.
– Как я могу отказаться, ваша светлость?
Ее отец оставил их наедине, но среди толпы. Толпы, которая будет следить за каждым их жестом, каждым словом. Просто потому что он – это он. Трис положил ее руку на свою и повернулся, чтобы занять место в ряду танцующих.
– Мы первый раз вместе в обществе, – сказал он, глядя на нее, как будто они болтали о пустяках.
– Да. – Она справлялась со своей ролью, его бесстрашная мисс Мэндевилл. – Почему ты здесь? Это так опасно.
– Нет. Поверь мне. Я… – Он чуть было не сделал ей предложение здесь и сейчас, но в нем осталась капля здравого смысла. – Крофтон бежал из страны, – сказал он.
– Хорошо! – Но в ее взгляде промелькнуло беспокойство. – Я боюсь, что он уже успел распустить сплетни.
– После сегодняшнего вечера это будет не важно…
Заиграла музыка, сигнал к началу танца.
– Поверь мне, Крессида! – сказал он мягко, ласково, и они закружились в танце.
Это был вальс. Весь этот танец они будут кружиться в объятиях друг друга. Многие до сих пор считали вальс скандальным танцем, и теперь он понимал почему. От наслаждения у него кружилась голова.
Скоро, скоро она будет в его объятиях как жена.
Во время первого тура вальса Крессиде казалось, что она ходит по лезвию ножа, но она танцевала с наслаждением. Так как танец продолжался и никто не был шокирован, увидев их вместе, она начала мечтать.
Если они могут танцевать, то, может быть, они могут встречаться. Гулять в саду, кататься по парку. Все то, что делают обычные мужчины и женщины…
Но затем она вспомнила, что такие удовольствия будут бессмысленным мучением. Он, как и ее отец, был непостоянен. Даже после того, как он признался ей в любви, его тянуло в заведение Вайолет Вейн.
«Он мог бы измениться», – прошептала надежда.
«Мужчины не меняются», – настаивал здравый смысл.
Но он был здесь. Это должно что-то значить. И она была ему небезразлична. Она видела это в его глазах, чувствовала в его прикосновении.
Любовь меняет людей, и, возможно, с отъездом Крофтона все у них наладится.
Трис был здесь. Это должно что-то значить.
Затуманенный взгляд Крессиды наткнулся на Лавинию, которая постукивала по губам веером. Она узнала условный сигнал. Подруга хотела поговорить с ней в дамской комнате, прямо сейчас.
О Боже. Это о Сент-Рейвене. По выражению лица Лавинии она поняла, что у нее дурные новости. Крессиде хотелось отвернуться и не обращать внимания на сигнал, но любопытство помешало.
Не говоря ни слова, она вышла из зала и последовала за подругой. Она вошла в дамскую комнату, Лавиния усадила ее на софу. Крессида огляделась, здесь никого не было, за исключением служанок. Она будет осторожна, потому что знает, как распространяются слухи среди слуг.
– Какое счастье, что приехал герцог, – весело сказала Лавиния – возможно, она тоже подумала о служанках. – И он так же красив вблизи, как и на расстоянии!
– Да! Что ты хочешь сказать мне, Лавиния?
Веселье подруги исчезло.
– Мне так жаль… Просто я вспомнила, что ты испытываешь к нему теплые чувства.
Крессида почувствовала, что краснеет.
– Ты боишься, что мое сердце будет разбито после одного танца?
– Нет, но… Крессида. Мэтт говорит, что герцог здесь только из-за пари.
– Пари? Джентльмены любят спорить. И что же?
– Да, но…
– Пожалуйста, просто скажи мне все!
Лавиния закусила губу, затем понизила голос до шепота:
– Роджер Тивертон приехал сюда вместе с герцогом, и Мэтт говорил с ним. Сент-Рейвен устроил вечеринку в своем доме в Хертфордшире. Кто-то предложил пари, что герцог не сможет до полуночи танцевать со шлюхой там, а с тобой здесь. И это, – добавила она печально, – единственная причина, по которой он приехал. Я подумала, что ты должна знать об этом…
У Крессиды остановилось дыхание, хотя у нее никогда не было иллюзий на его счет. Он никогда не обещал исправиться. На самом деле она и не думала, что он исправится.
Но пари на нее! А она-то думала, что он заботится о ее репутации.
Она весело улыбнулась и встала.
– Здесь мало кто узнает об этом, а значит, его присутствие на балу и танец со мной – это честь для меня. Когда я буду в Индии, я смогу сказать, что со мной танцевал сам герцог Сент-Рейвен.
Лавиния встала.
– Я так рада! Я не хотела, чтобы тебе было больно.
Крессида даже смогла рассмеяться.
– Конечно, нет, мне не больно. Когда я говорила, что – люблю Сент-Рейвена, это было несерьезно. Игра. Как наше с тобой обожание актера Кина.
Лавиния улыбнулась в ответ.
– Только посмотри, как его обхаживают! Даже моя мать взволнована, как школьница. Многие будут хвастаться друзьям, что герцог сказал им «добрый вечер». Деб Уэстфорт была так ошеломлена комплиментом, что теперь лежит в передней с уксусным компрессом на голове.
– Бедный герцог! – искренне сказала Крессида. Лавиния взяла ее за руку.
– Может, ему это нравится. Пойдем. Если я буду с тобой, то он, возможно, пригласит меня на танец и скажет пару комплиментов. Тогда я смогу рассказать об этом своим внукам.
Крессиде хотелось сбежать домой, но это лишь подлило бы масла в огонь. Она увидела его, как только вошла в зал, как будто он был единственным живым человеком среди восковых фигур. Он шел к ней, и она не могла скрыться. Крессида поклялась, что не даст себя унизить, но не была уверена, что ноги послушаются ее. Что-то в его взгляде говорило, что он последует за ней.
Что он хочет?
Трис, похоже выиграл пари, и, хотя он поставил ее репутацию под удар, кажется, им удалось избежать катастрофы. Или по условию пари он должен был добиться чего-то еще? Поцелуя? Чего-то большего?
Все-таки он был так красив в темном вечернем костюме и тонкой рубашке. Она никогда не видела его таким. И он был так дорог ей.
Девушка улыбнулась ему, поболтала, а затем буквально приказала ему пригласить Лавинию на танец. Она увидела, как выгнулись его брови, но правила приличия не оставляли ему пути к отступлению.
К Крессиде подошла ее мать и предложила сэра Роджера Тивертона в качестве партнера. Правила приличия также не оставили ей пути к отступлению, но он вел себя достойно и даже извинился за свое поведение в Хэтфилде.
– Я хочу, чтобы вы знали, мисс Мэндевилл, что никто не обращает внимания на бред лорда Крофтона. Особенно сейчас. Очевидно, он сошел с ума.
– Тогда я должна пожалеть его. Жаль, что за ним нет должного ухода.
– В самом деле. – Он повел ее туда, где выстраивались пары. – Мисс Мэндевилл, не хотите завтра поехать кататься со мной?
Что это? Еще одно пари? Будь они все прокляты. Она одарила его холодной улыбкой.
– Прошу прощения, сэр Роджер, но я буду слишком занята. Послезавтра мы отправляемся в Плимут.
– А, в Плимут? Меня интересует морское дело. Сам бы с удовольствием съездил туда!
Крессида взмолилась о том, чтобы что-нибудь помешало этому. Она посмотрела, куда Трис повел Лавинию, чтобы точно оказаться в другом ряду, но ее сердце все так же бешено стучало.
Трис наблюдал за танцем Крессиды, но он был осторожен, чтобы не выдать себя. Оказать немного внимания – это правильно. Показать бешеную страсть – уже нет.
Он хотел остаться, сесть с ней за ужином, побыть с ней до того момента, как замрет последний аккорд последнего танца, обратить все внимание на нее. Однако это не сильно поможет ему и увеличит возможность катастрофы.
Теперь ей не грозил скандал. Тивертон согласился с тем, что мисс Мэндевилл не могла вести тайную жизнь. Он согласился с тем, что Крофтон, наверное, выдумал всю эту историю из-за того, что ему отказали. Трис встретил Пью и убедил его в том же.
Тивертон, конечно, собирался ухаживать за Крессидой, это было неприятно, но не имело большого значения. Сцена была подготовлена, и теперь оставалось разыграть пьесу с подобающими формальностями. Завтра он напишет сэру Артуру, попросит разрешения ухаживать за его дочерью и путешествовать вместе с ними.
С точки зрения света это будет поспешное сватовство, но не скандальное, и когда об этом формально объявят в Сент-Рейвенз-Маунт, никто не будет этим шокирован.
Все готово, и теперь он может уехать. Танцевать с другими женщинами ему не хотелось.
Крессида удивленно смотрела, как Трис уходил. Условия пари выполнены, и он ушел прочь. В самом деле полезно узнать, как мало она значит для него. Его широкие плечи и прямая спина, исчезающая в дверях, – именно так она видит его в последний раз.
Девушка не отрицала, что ее сердце разбито, но она знала, что раны затянутся. Даже если нет – все равно это будет лучше, чем жить, как леди Пью, радуясь редким проявлениям внимания и притворяясь, что не знаешь о неверности своего любимого.
Уже на заре она готовилась в своей комнате ко сну. Вечер отнял у нее силы, а в памяти всплыла картинка, как в последний раз она снимала это зеленое платье.
Борясь со шнурками и корсетом…
Руки Триса на ее спине…
Тот первый поцелуй…
Трис всегда был таким честным с ней, что она не могла винить его. Он никогда не принуждал ее ни к чему. Ночь страсти была ее идеей, а не его. Она вспомнила, как деликатно он дал ей понять, что это ничего не значит для их будущего.
Как несправедливо винить его за то, что он – не один из этих благопристойных джентльменов из Мэтлока, за которого она могла бы выйти замуж. Как нелепо предполагать, что он будет счастлив, живя другой жизнью. Она не хотела принять его жизнь, так почему он должен хотеть жить ее жизнью?
Крессида отпустила служанку и легла в постель, решив думать только о том, что нужно сделать завтра для их успешного путешествия в Плимут.
Однако разум не подчинялся ей, и она, несмотря на усталость, не могла заснуть. В конце концов она развела в стакане снотворное и выпила напиток до дна. Девушка снова легла, попыталась подчинить себе мысли, а затем забылась – ровно до той минуты, когда утром ее разбудила служанка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная и святая - Беверли Джо



Идея с статуэткой и их сотрудничеством хорошаяrnНо написано ужасно, хаотично, много слов и мало страсти
Грешная и святая - Беверли ДжоАнабелька
27.04.2012, 8.43





А мне роман очень понравился,необычная загадка объединяет двух любящих сердец,читать приятно.
Грешная и святая - Беверли ДжоАлена
18.04.2013, 5.15





Очень даже не плохо, читала с удовоотствием)) правда не много щатянуто но это лучшее среди романов этого автора среди кот. я читала...
Грешная и святая - Беверли ДжоМилена
21.09.2013, 15.09





Довольно неплохо, читайте!
Грешная и святая - Беверли Джоюля
21.07.2015, 10.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100