Читать онлайн Цветок запада, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок запада - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок запада - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок запада - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Цветок запада

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Имоджин лежала на спине и пыталась не плакать. Сейчас ей хотелось умереть. Неделю назад ее мир был насыщен красотой, радостью и покоем. Она не была готова к таким резким переменам.
Она никогда не сможет занять место отца. У нее для этого не хватает знаний, силы воли и жесткости. Как же она может посылать людей на муки и смерть, на встречу с сущими дьяволами?
Имоджин прекрасно понимала, что такое быть подверженным мании бояться чего-либо. Она сама приходила в ужас даже от вида крысы.
Имоджин подумала: что же это был за отец, если он швырял собственного сына в каменный мешок?
Она постаралась припомнить все сплетни, которые слышала о старом Роджере из Клива и об Ублюдке Фицроджере.
Болтали, что сэр Роджер был жена г и у него были дети. Все они рождались болезненными и умирали в раннем детстве. Со временем у него остался один-единственный, но тоже очень хилый наследник. Пока была жива его жена, ему не на что было надеяться. Во время одного из походов, в Нормандии, от него забеременела девушка. Она была дочерью бедного рыцаря. Но если бы лорд был свободен, он вполне бы мог жениться на ней, ведь не такого уж низкого происхождения она была.
Потом до сэра Роджера дошла весть, что его жена умерла, и он за два месяца до рождения ребенка быстренько обвенчался со своей молодой любовницей. Когда же Роджер вернулся в Англию, король в качестве награды за верную службу предложил ему взять в жены богатую наследницу. Ему не хотелось терять подобную возможность разбогатеть, поэтому он возвратился в Нормандию и попытался откупиться.
Когда Роджер узнал, что его жена разрешилась сыном на восьмом месяце беременности, он быстро аннулировал брак на основании того, что якобы не мог быть отцом этого ребенка. Теоретически лорд был прав. Но хотя закон был на его стороне, многие засомневались в его добропорядочности.
Имоджин вспомнила, что этот неблагородный поступок не принес Роджеру счастья, потому что его богатая жена так ни разу и не забеременела. Имоджин никогда не нравился этот старый лорд.
Если все россказни были правдой, то Ублюдок Фицроджер, как его прозвали, на самом деле никогда не был приблудным сыном Роджера. Он, наверно, сумел доказать законность своего происхождения, если после смерти своего сводного брата получил в наследство Клив.
Что же касается остального, Имоджин могла себе представить, как сэр Роджер швыряет нежеланного ребенка в каменный мешок, хотя до конца не была уверена, что он и его сын когда-либо могли встречаться. Ведь Ублюдок воспитывался в семье матери в Нормандии. Может, именно там он начал бояться темноты и тесного замкнутого пространства. Скорее всего, и там никто не мог хорошо относиться к ребенку, рождение которого было связано с таким позором.
Имоджин еще раз порадовалась, что была знатного происхождения и получила такое хорошее воспитание. Ей стало жаль Фицроджера.
* * *
Девушка встрепенулась и снова посмотрела на замок. Первые неяркие лучики зари осветили горизонт, но гораздо ярче полыхало пламя на внешнем дворе замка Каррисфорд.
— Они там, — с облегчением сказала Имоджин, — и сигнал не сработал. Наверно, Фицроджеру удалось преодолеть все свои страхи. Мы победили! — проговорила леди Имоджин.
— Надеюсь, — пробормотал сэр Вильям и свистнул своему боевому коню. — Вы останетесь здесь, — рявкнул он Имоджин, поднимая капюшон кольчуги и надевая шлем. Затем рыцарь вскочил на коня и издал боевой клич:
— Фицроджер!
Имоджин смотрела вслед отряду. Ее сердце колотилось от страха и возбуждения. Воины "галопом проскакали вверх по склону холма, а потом уже гораздо медленнее стали приближаться к открытым воротам замка. Это было очень опасное место, так как там их могли поразить лучники. Имоджин закусила губу и стала истово молиться…
Но ничего страшного не случилось. Отряд ворвался в замок без потерь.
— Все в порядке! — крикнула Имоджин и попросила Берта подойти.
— Мне непременно надо там быть. Пожалуйста. Там все в порядке. Поехали.
Берт внимательно ее выслушал, но не тронулся с места.
— Сэр Вильям велел ждать.
— А что сказал лорд Фицроджер? — спросила его Имоджин.
Берт в замешательстве почесал лысеющую голову.
— Не знаю, леди, — проглотил он наживку.
Имоджин видела, что ему тоже хотелось принять участие в схватке.
— Тогда нам следует двигаться туда. Совершенно ясно, что замок уже захвачен.
Берт стал сдаваться. Вместе с ними в лесу оставались только шесть воинов и несколько лошадей.
— Здесь мы рискуем гораздо больше. Если Ворбрик рыскает где-то поблизости, он может легко найти нас.
Воины быстро посовещались, потом один из них посадил Имоджин в седло, и они двинулись к замку.
Сидя на лошади, Имоджин чуть не прыгала от возбуждения. Через несколько минут она будет дома.
Хотя Имоджин знала, что они непременно победят, когда подъехала к воротам Каррисфорда, жутко заволновалась.
Во дворе замка перед ними предстала картина сущего ада. В кровавых отсветах пламени метались воины. Все было так же страшно, как и во время налета Ворбрика.
Эйфория улетучилась, и кошмарные воспоминания поплыли перед глазами. От страха у Имоджин, как говорится, не попадал зуб на зуб. Почему она решила, что победа достанется им без крови? Имоджин потянула Берта за пояс и прохрипела, чтобы он возвращался назад. Но того уже охватила лихорадка сражения. Берт вонзил шпоры в бока лошади и во всю глотку заорал:
— Фицроджер!
Имоджин закрыла глаза и держалась в седле из последних сил. Они попали в самое пекло боя: вокруг раздавался звон клинков, крики сражающихся, бушевало пламя, трещало дерево. Имоджин открыла глаза и увидела, как взбесившаяся лошадь без всадника молотит копытами по волочащемуся за ней трупу хозяина. От ужаса Имоджин снова закрыла глаза.
— Только не наши, — молила она. — Пусть гибнут, но только не наши.
— Нет, это не наши, — успокоил ее Берт, — Самое главное уже позади. Не думаю, что вам стоит оставаться здесь, леди.
— Но здесь гораздо безопаснее, чем в лесу, — ответила она ему.
Казалось, девушка пыталась успокоить сама себя. Ей хотелось понять, как же на самом деле обстоят дела.
Когда она присмотрелась, то увидела, что основные усилия направлены на то, чтобы погасить огонь и переловить взбешенных лошадей. Они вырвались во двор из горящей конюшни. В основном сражение уже завершилось.
— Где же Фицроджер? — спросила Имоджин.
Она уже стала волноваться. Может, он занял главную башню? Ее любимую башню. Имоджин увидела, что та целая и невредимая стоит на своем месте. Она должна первой добраться туда.
— Нам лучше въехать во внутренний двор, — сказала она Берту.
— Нет, мы останемся здесь, — упрямо заявил старый воин.
Вот и весь разговор. Имоджин еще раз посетовала, что не может пользоваться своими собственными ногами. Сейчас она вынуждена была торчать в седле, словно королева на троне. Я ничего не могу сделать, в то время как Фицроджер обшаривает мой дом, пришло ей в голову.
Кто-то пробежал мимо, и Берт спросил;
— Все в порядке, Натан?
— Да. Удачное было сражение. Попробуй, не сможешь ли ты загнать этих лошадей во внутренний двор. Берт, уведи их подальше от огня. Иначе своими копытами они разобьют кому-нибудь голову.
— Где хозяин?
— Не знаю, куда они запропастились вместе с сэром Ренальдом. Только что мы дрались каждый за себя, но если сейчас мы все вместе не сделаем все что возможно, потом греха не оберешься.
Берт что-то пробормотал, но послал коня вперед к сбившимся в косяк и нервничающим лошадям.
— Держитесь крепче, леди. Я постараюсь их направить во внутренний двор.
Каждый делает все, что может сделать. Имоджин поняла, в чем тут дело. Большинство воинов теперь отложили оружие и пытались потушить пожар. Все вокруг пылало, и высоко в небо поднимались огромные языки пламени. Огонь подбирался к складам. Имоджин подумала, что огонь может причинить еще больший вред: если только пламя разгорится сильнее, тогда и стены крепости могут обрушиться.
Берт стал подгонять лошадей к широкому проходу во внутренний двор. Имоджин удивило то, что он начал при этом насвистывать. Кругом сыпались соленые шутки.
Имоджин потихоньку охватывал ужас. Она только что наконец разглядела, как сильно пострадал ее прежде красивый и благоустроенный замок. Стены, конечно, сохранились, но все остальное было просто разнесено в щепки. Среди трупов людей и падших лошадей она увидела множество мертвых домашних животных — посреди двора валялись овцы, свиньи, коровы и куры.
Ей пришлось напомнить себе, что здесь хозяйничал Ворбрик, и конечно, он и его слуги главным образом сотворили все это варварство.
На их совести были разбитые двери и бочки из-под вина и эля. Когда же Имоджин увидела, как один из воинов Фицроджера сорвал остатки двери с петель, она про себя выругала всех вояк на свете, включая своих спасителей.
Пока лошадь Берта осторожно направляла косяк лошадей во внутренний двор, Имоджин попыталась отвлечься от окружавших ее ужасных сцен и стала думать о том, во что обойдется восстановление Каррисфорда.
Скоро здесь воцарится мир, и она будет счастлива так же, как при жизни отца.
А где же мои слуги? — подумала Имоджин и стала молить Бога, чтобы среди валявшихся вокруг трупов не оказались знакомые ей люди. Они должны были где-то скрываться. Или Ворбрик перебил их всех?
Имоджин подумала, что у этого чудовища напрочь отсутствовало чувство жалости. Он, наверно, разграбил весь замок. Имоджин посмотрела на башню. Ее стены стали свидетелями уже второго разорения. Что могло здесь остаться целым из всего созданного ее отцом?
Имоджин обещала себе, что сделает все, чтобы восстановить в замке прежние красоту и порядок. В тайнике хранились огромные сокровища. Провизию можно будет купить и…
Фигура в черном вынырнула из темноты и бросилась на них. Имоджин вскрикнула. Берт слетел с лошади. Девушка выпустила из рук его пояс и благодаря этому смогла остаться в седле.
Нападавший вонзил кинжал в Берта, и его крик слился с воплем Имоджин.
— Нет, нет! Помогите!
Имоджин почувствовала, как чья-то рука ухватила лошадь за поводья. Кто-то пытался скинуть Имоджин на землю. Страшная разъяренная рожа приблизилась к лицу девушки, потом нападавший схватил ее за ногу.
— Ха, наследница! Ты поедешь со мной! — орал разбойник.
Имоджин ударила мерзавца кулаком в нос и чуть было не упала. Нападавший завопил от боли и ослабил хватку. Имоджин ухватилась одной рукой за седло, а другой — за поводья и, вскрикнув, ударила нападавшего локтем.
— Помогите! Помогите! Фицроджер!
— Проклятая сука! Гореть тебе в аду! Человек взмахнул кинжалом и с силой ударил девушку по руке, ухватившей поводья. Имоджин еле успела ее отдернуть, и кинжал вонзился в лошадь. Та заржала и стала бить копытами. Девушка упала на землю. На какое-то мгновение она потеряла сознание, а когда очнулась, увидела у себя над головой копыта. Имоджин откатилась в сторону и прикрыла голову руками. Лошадь отскочила, но нападавший стал вытаскивать из ножен меч.
— Проклятая сука!
Девушка пыталась отползти в сторону и кричала, призывая на помощь. Голос ее охрип. Никто не бросился к ней. Имоджин стала молиться вслух:
— Ангелы и все святые, помогите мне…
Продолжая отползать, она наткнулась на что-то мягкое. Посмотрела и, поняв, что сидит на трупе, завопила от ужаса. Когда она посмотрела вверх, то увидела, что над ее головой занесен меч.
Если мне гореть в аду, я заберу тебя с собой! — орал нападавший.
Имоджин схватила щит мертвеца и прикрылась им. Меч ударил по щиту с такой силой, что у нее зазвенело в ушах. Имоджин показалось, что она разлетелась на куски от чудовищного удара. Но оказалось так, что удар просто вмял ее в труп, лежавший под ней. Мертвец странно засвистел, когда воздух выходил из его легких.
Другого удара не последовало. Когда нападавший, ухмыляясь, пытался ударить второй раз. Ублюдок Фицроджер бросился на него. Неприятель вынужден был повернуться в его сторону, чтобы отразить атаку.
Огромный меч со свистом опустился вниз. Такой удар мог разрубить любого человека надвое, но ее рыцарь смог отразить атаку. Жуткий звон клинков оглушил девушку. У нее ныли руки. Неужели ей удалось прикрыться щитом от подобного удара? Неудивительно, что она чувствовала себя так, как будто по ее телу проскакал кавалерийский отряд.
Сколько еще таких ударов сможет выдержать ее защитник? Он ведь был без кольчуги и поэтому подвергал себя смертельной опасности. Почему я лежу и не пытаюсь как-то ему помочь? — подумала Имоджин, сбросила с себя щит, стала на колени и закричала:
— Сюда, к Фицроджеру! Фицроджер! Наконец ее услышали. Воины было бросились к ним, но было уже поздно. Фицроджер ловко увернулся от меча противника и вонзил свой в его незащищенную доспехами ногу. Тот завопил и упал на землю. Фицроджер придавил одной ногой его руку с мечом к земле, а другой ударил по голове. Человек перекатился на спину. Фицроджер вонзил острие меча ему в горло. Нападавший перестал кричать, захрипел и затих.
Фицроджер рывком выдернул меч.
* * *
Имоджин сильно рвало. Позывы следовали один за другим даже после того, как у нее вывернуло наизнанку весь желудок и стало сводить мышцы живота. Когда она опомнилась, то увидела, что ее рвота покрывала весь труп, на котором она лежала. Девушка стала кричать и пыталась отползти в сторону. В этот момент к ней подошел Фицроджер.
— Все в порядке, — тихо сказал он, кладя руку на плечо Имоджин. — Вы сильно поранились?
Она принялась вырываться.
— Вы его убили!
— Леди Имоджин, это моя обычная работа, — пытаясь говорить спокойно, ответил ей Фицроджер. — Что у вас болит?
— Вы ударили его ногой.
До сих пор она считала, что рыцари не бьют ногами друг друга по голове. Теперь Имоджин пыталась объяснить это Фицроджеру.
— Вы не должны были этого делать. Я уверена, что вы…
Она мотала головой и не могла остановить свою истерику. Но тут резкая пощечина привела ее в сознание, и она уставилась на Ублюдка.
— Я вас сейчас подниму, — сказал он. — Если будет очень больно, скажите мне.
Фицроджер взял леди Имоджин на руки и стал пробираться через двор.
— Вам не следовало бить его ногой, — повторила она.
— Наверно, вы правы. Теперь я раскаиваюсь.
После этого Имоджин закрыла глаза и прислонилась к кожаной куртке Фицроджера, но тут же вздрогнула. От него несло запахом свежей крови.
— Немедленно унесите меня отсюда, — умоляла его та, которую когда-то называли Цветком Запада.
— Конечно, вам здесь делать нечего. Имоджин ясно ощутила холодок в его голосе и вспомнила о бедном Берте. Сможет ли он выжить и потом еще принять на себя гнев своего господина.
— Это — моя вина, — призналась девушка. — Я сказала Берту, что там, в лесу, нам грозит большая опасность. Но ведь и так могло случиться.
Шум немного поубавился, и Имоджин поняла, что они оказались на внутреннем дворе замка. Она слегка приоткрыла глаза.
Да, они действительно выбрались из ада. Здесь сохранилась хотя бы видимость прежнего порядка. Слабые лучи восходящего солнца уже начинали рассеивать ночные тени. Лошади перестали метаться, когда их перевели на более-менее спокойное место. Люди старались навести хоть какой-то порядок.
Здесь она тоже увидела тела убитых. Среди них было несколько женщин.
— Кто они, эти мертвецы? — шепотом спросила она Фицроджера.
— Некоторые — ваши слуги, но большинство — это люди Ворбрика. У меня еще не было времени, чтобы все проверить. Леди Имоджин, я узнал, что Ворбрика здесь нет, так что вам сейчас ничто не грозит. Нам всем будет спокойней жить, если вы научитесь поступать так, как вам советуют.
Имоджин подумала, что он, как прежде и ее отец, хотел бы, чтобы она не видела всех этих ужасов, но потом поняла, что теперь ей не по душе такая опека.
— Мой отец слишком тщательно оберегал меня, — сказала она. — Я никогда не сталкивалась ни с насилием, ни с жестокостью. Но от этого ведь никуда не денешься, правда? Это часть нашей жизни. Я не хочу, чтобы меня больше опекали.
— Где ваша комната?
— В юго-восточной части башни. Неужели ее комната осталась в полном порядке, с шелковыми драпировками, великолепным окном с цветными стеклами, с ее лирой и книгами? Имоджин молила Бога, чтобы это было так.
— Сбоку башни есть лестница, — сказала Имоджин. — Но будет легче, если мы поднимемся по более широкой лестнице из главного зала.
Не обращая внимания на ее слова, Фицроджер пошел к узкой двери, ведущей к лестнице, встроенной в стену. Имоджин сразу же вспомнила сцену, которая происходила в зале. Неужели это было всего два дня назад?
Девушка снова закрыла глаза. Если там остались следы ужасного побоища, она больше не желает ничего видеть.
Только когда Имоджин почувствовала, что лежит на своей кровати, она открыла глаза. Хотя это была и ее комната, но теперь здесь все было не так. Стены были голыми. Вся комната была завалена мусором, к тому же присутствовал какой-то странный свет.
Она привыкла, что лучи утреннего солнца обычно проникали через синие, красные и желтые стекла окна, но теперь они беспрепятственно вливались в комнату. Девушка воскликнула, когда увидела только осколки чудесных стекол, сохранившиеся в разбитой раме.
Леди Имоджин грустно рассматривала остальные разрушения. Драпировки были сорваны со стен и разодраны на куски. Сундуки раскрыты, а ее одежда также была изорвана в клочья. Бессмысленная жестокость. Она могла себе представить разъяренного Ворбрика, крушащего все, что попадалось ему под руку.
Фицроджер носком башмака отодвинул в сторону кучу тряпок.
— Здорово вы его разозлили, — улыбаясь, заметил он.
Имоджин в ответ грустно улыбнулась. Она утерла слезы и сказала:
— Да, я здорово его разозлила.
— Я не нашел здесь почти никого их ваших слуг, — сказал Фицроджер. — Большинство среди убитых — люди Ворбрика. Мы потеряли только двоих.
— Моя тетушка здесь?
— Я не видел здесь ни одной благородной дамы. Как только на башне взовьется ваш флаг, — заметил Фицроджер, — наши люди вернутся. А пока нам придется вести весьма скромный образ жизни. Вы ранены?
— Нет, — удивленно ответила девушка. — У меня все болит после удара, который пришелся на щит, но сама я не пострадала.
— Вы удачно отразили удар, потому что не отставляли щит слишком далеко от себя. Иначе бы вы переломали себе руки. И кроме того, труп помог смягчить удар… Вам что-нибудь сейчас нужно?
Имоджин решила, что он говорит о прохладительных напитках и чистом белье, и отрицательно покачала головой. Ей стало интересно, где же это он был, когда его люди сражались во дворе замка.
У хозяйки Каррисфорда сильнее забилось сердце. Может, он нашел ее тайную сокровищницу?
— Ваши люди сражались и тушили пожар одни, — закинула она удочку. — Разве вы не должны были руководить ими?
Фицроджер внимательно посмотрел на нее.
— Они отлично со всем справились. В чем же дело? Вы считаете, что ваш покорный слуга не заслужил награду? Но, леди Имоджин, мы же предварительно не обсуждали с вами, сколько вы мне станете платить.
Инстинктивно Имоджин чувствовала, что попала в точку. Но Ублюдок быстро прервал разговор.
— Я поставлю у дверей охрану. На этот раз не смейте никуда выходить отсюда. Я приду за вами, когда мы наведем в замке хоть какой-то порядок.
Имоджин не хотелось спорить. Главное, что сейчас она была у себя дома, а Ублюдок Фицроджер, несмотря на многие его недостатки, может позаботиться обо всем. У нее не осталось сил не только потому, что она почти не спала ночью, но и от пережитых ужасов и напряжения.
На некоторое время Имоджин отдала свои владения в сильные мужские руки. Когда она стала засыпать, до нее донеслись последние слова Фицроджера, и ей было приятно их услышать.
— Вы все выдержали нормально.
Да, она все выдержала и вернула свой замок. Ее отец, наверное, сейчас гордился бы своей Имоджин.
* * *
Имоджин проснулась, мучаясь от жажды. Она ощущала слабость и к тому же головную боль. Ее поразило, что было еще совсем раннее утро. Первые лучи солнца только-только стали освещать комнату. Послышался шум, и она быстро села. К ней подошла женщина.
— Марта? — спросила Имоджин. Она узнала одну из работавших в замке женщин. Та была очень искусной ткачихой. Имоджин подумала, что все это видит во сне.
Имоджин оглянулась вокруг и увидела, что в комнате уже немного прибрали, но окна оставались еще без стекол, а стены, недавно еще украшенные шелковыми драпировками, были голыми.
Значит, Жанин была, видимо, мертва, и эти трупы.., и Фицроджер, вонзавший меч в глотку того человека.
— Ну, успокойтесь, леди, — сказала женщина, поглаживая волосы Имоджин. — Красавица вы наша, теперь уже все будет в порядке. Вы, наверно, желаете перекусить. Вы проспали целые сутки. Хозяин приказал подать вам суп, когда вы проснетесь. Мы его подогрели на огне.
Она засуетилась у жаровни и налила суп из горшка в деревянную миску.
— Перебито все, — сказала она, покачав головой. — Они побили всю посуду, все стеклянные бокалы, а чудесные серебряные кубки зверски расплющили… Но, моя красавица, вам не следует печалиться, ведь у нас есть деревянные миски.
Она подала Имоджин деревянную миску и ложку.
— Кушайте, миледи. Вы поедите, и вам станет лучше. Хозяин обо всем позаботится.
«Хозяин». Это слово словно молотком долбило по больной голове Имоджин. Она взглянула на женщину.
— Фицроджер не хозяин Каррисфорда.
— Конечно, — согласилась женщина. — Конечно, он не хозяин, но сейчас, когда он стал себя чувствовать лучше, он обо всем заботится, миледи.
— Он был болен? — испугалась Имоджин. Ей представилось, что ко всем ее несчастьям прибавится еще и эпидемия чумы.
— Его рвало так, как будто он съел что-то несвежее, — сказала Марта. — Некоторые из нас прятались в задних кладовых, когда из стены вдруг вышел Фицроджер со своими воинами. Мы так испугались! Но вскоре мы увидели, что это не бандиты Ворбрика. Рыцарь был ужасно бледен и весь дрожал, а его воины тащили его под руки. Его просто выворачивало наизнанку. Мы не знали, кто он такой, и не показывались им на глаза. Но сейчас с ним, кажется, все в порядке.
Имоджин стала есть суп, обдумывая услышанное. С ним было плохо от того, что он съел что-то несвежее. Или, может, от того, что пришлось побывать в темном узком проходе? Имоджин знала, что ее тоже вырвет, если ей придется идти через комнату, кишащую крысами. Она почувствовала к нему симпатию и восхищение, что он набрался мужества и пустился вдогонку за своими рыцарями.
Но она постаралась не возбуждать в себе особых симпатий к Фицроджеру. Она не думала, что с Ублюдком ей будет легко найти общий язык.
Девушка доела суп, ведь ей нужно было восстановить силы как можно скорее. Как же это она могла проспать весь день, тем более такой важный для нее, и оставить все дела в его руках?
Имоджин интересовало, сколько припасов осталось в замке. Какой вред нанесли люди Ворбрика прилежащим землям? Где можно было купить недостающее продовольствие?
Но самым важным был вопрос, нашел ли Фицроджер сокровищницу ее отца. Если судить по разговору о расплате — то нет. Правда, только глупец мог полагаться на слова этого человека. Ей стало легче после рассказа Марты. Если ему было плохо после путешествия по подземному проходу, тогда он не станет продолжать там поиски сокровищницы, а доверить это дело кому-то другому не согласится.
Когда она доберется до своего золота, она заплатит ему сполна, какую бы цену он ни назначил за свои услуги. Ведь она была богата, очень богата. Ее дед женился на наследнице огромного состояния. Дед и отец всегда старались приумножить богатство. Каррисфорды никогда не обладали большой властью, но их владения были самыми большими во всей округе. Это было очень кстати, если принять во внимание то, в каком разоренном состоянии ей достался замок. Как только она избавится от Фицроджера, следует все привести в порядок и пополнить запасы продовольствия. Но все это будет только после того, когда она сама спустится в сокровищницу. Она не может доверить это дело никому другому.
Если Фицроджер хочет здесь пока командовать, мрачно подумала Имоджин, пусть он тратит свои запасы. Пусть постарается все привести здесь в порядок.
Затем она снова стала думать о своем замужестве… Именно тогда Имоджин поняла, что она больше не «беременна». Она была снова стройной девушкой с плоским животом.
— Куда все это делось? — спросила она, держа руки на животе.
Марта понимающе посмотрела на нее.
— Миледи, вы имеете в виду ту штуку, которая была надета на вас? Мы ее сняли, чтобы вам было удобно спать. Для чего бы вы ее ни надевали, сейчас от нее уже можно отказаться. Вам нельзя притворяться, что вы в подобном положении. Что бы сказал ваш бедный отец!
Теперь моя хитрость разоблачена, подумала Имоджин и спросила:
— А лорд Фицроджер знает?
Может, мне стоит снова все вернуть на прежнее место и убедить женщину, чтобы она помалкивала, пришло ей в голову.
— Он пару раз приходил, чтобы взглянуть на вас, но ничего не сказал, — уведомила ее Марта и озорно захихикала. — Миледи, вы пытались его убедить, что носите во чреве дитя? Я даже не могу в это поверить! Какая же вы проказница!
Имоджин даже застонала от нового поворота в ее нелегкой новой жизни. Как же теперь она может предотвратить насильственный брак, если он решит жениться на ней?
Марта тем временем говорила Имоджин:
— Бедняжка. Ну-ну. Не беспокойтесь, все будет хорошо, вот увидите. Лорд Клив присмотрит за вами.
Имоджин открыла было рот, чтобы возразить ей, но потом передумала. Ласковый голос Марты раздражал ее, но было бы несправедливым ругать ее за это. С ней всегда разговаривали подобным тоном. Имоджин из Каррисфорда, Цветок Запада, самое ценное сокровище отца.
Подобно остальным сокровищам, ее оберегали, она была красива, но бесполезна.
Когда Сивард ударил ее, чтобы лишить сознания и унести из замка против ее воли, он действовал по заранее намеченному плану.
Она согласилась на первое, что ей предложили, и обратилась за помощью к Фицроджеру. А потом тот стал действовать так, как желал, не обращая на нее никакого внимания.
Но ведь это было не совсем так, напомнила себе Имоджин. Она сама просила его, чтобы он вернул ей замок и занялся ее делами, пока не восстановит все хозяйство. Она еще просила его вынести ее из пламени пожарища и избавить от вида крови и смерти.
— Марта, — приказала леди Имоджин. — Нужно попробовать снять эти бинты.
— О, миледи, вы считаете, что так следует сделать? Хозяин сказал…
— Лорд Фицроджер, — резко прервала ее Имоджин. — Если уж ты не можешь не повторять его слова…
Марта широко раскрыла глаза, но все же продолжала:
— Лорд Фицроджер сказал, что вы сильно поранили ноги, и монах, который сделал вам перевязку, говорил, что пока стоит их поберечь.
— Он не говорил ничего подобного, — заявила Имоджин. — Я хочу убедиться, заживают они или нет.
Упрямая девушка стала сама развязывать бинты, и Марте пришлось помогать ей. Но бинты присохли к ранам и не поддавались.
— Видите! — торжествующе заявила Марта. — Следует еще подождать.
Имоджин пыталась потрогать раны и решила, что все не так уж плохо.
— Нужно их отмочить, — наконец приказала она.
Марта только было открыла рот, чтобы возразить, но Имоджин метнула на нее такой взгляд, что та не посмела ослушаться. Затем Имоджин с помощью миски теплой воды и терпения быстро смогла снять повязки с ног. Она осторожно встала с кровати и улыбнулась. Ноги почти не болели. Девушка прошлась по комнате, радуясь возможности двигаться.
— Вы все равно не сможете надеть туфли, — нахально заметила Марта.
— A y меня сохранилась какая-нибудь обувь? — спросила ее владелица замка.
Оказалось, что кое-что сохранилось. Хотя шелковые туфельки пропали, но остались кожаные башмаки. Однако Марта была права:
Имоджин не могла в них ходить.
— Стану ходить босиком, — настаивала она.
— Миледи!
— Молчать! — приказала леди Имоджин. — Я не собираюсь сидеть взаперти в собственном замке и ждать, когда кто-нибудь перенесет меня с места на место, как грудного ребенка! А сейчас мы проверим, остались ли целыми мои платья?
Но прежде всего Имоджин приказала Марте тщательно вымыть ей голову, и когда стало совсем светло, они принялись просматривать остатки ее когда-то прекрасных нарядов. Имоджин чуть не заплакала, когда увидела, что ее любимые платья разорваны в клочья и испачканы мочой и калом.
Несмотря на это. Марта и Имоджин принялись за работу, и вскоре они смогли подлатать некоторые туалеты, хотя прежней красоты им уже не удалось восстановить.
Имоджин была счастлива сбросить с себя грубую одежду и надеть тонкую рубашку и желто-коричневое льняное платье с широкими рукавами до локтя, вышитое по вороту и подолу золотой нитью. Поверх него она накинула легкую шелковую тунику терракотового цвета, отделанную по ворогу, подолу и на рукавах красно-белыми полосками. У нее пропали все шитые драгоценными камнями пояса, поэтому ей пришлось вырезать широкий пояс из остатков изодранного в клочья платья, перетянуть им талию и постараться красиво задрапировать себя в блестящий шелк.
— Ну что? — гордо воскликнула она. — Теперь я похожа на хозяйку замка?
— Конечно, — произнес чей-то голос с насмешкой.
Имоджин резко повернулась и увидела, как Ублюдок Фицроджер нагло изучает ее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок запада - Беверли Джо



Девочки, мне очень понравился роман. Впервые читала этого автора, поэтому была приятно удивлена поведением героя - умный, рациональный человек с человеческими слабостями. Не затянуто и не нудно! Совеиую, тем кто любит романы о средних веках.
Цветок запада - Беверли ДжоKaty
18.07.2012, 15.30





хороший роман
Цветок запада - Беверли ДжоМарго
2.08.2012, 23.31





Да этот роман лучший из серии. Прочла с удовольствием.
Цветок запада - Беверли Джонека я
16.09.2013, 13.10





Прекрасно, прочитала с удовольствием..
Цветок запада - Беверли ДжоМилена
11.10.2013, 10.01





Я сдулась к 11-ой главе...Вот муть то, прости Господи!!
Цветок запада - Беверли ДжоМазурка
23.10.2013, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100