Читать онлайн Цветок запада, автора - Беверли Джо, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цветок запада - Беверли Джо бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цветок запада - Беверли Джо - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цветок запада - Беверли Джо - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беверли Джо

Цветок запада

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Имоджин, поддерживая живот и стараясь не стонать, изо всех сил поспешала за стражником.
— Хэри, что ты делаешь? Стражник сразу же остановился. Его голос немного дрожал:
— Мой лорд, я веду к вам этих крестьян. Тех, о которых я вам говорил.
Имоджин взглянула на лорда, и душа у нее ушла в пятки. Это был тот человек с хлыстом.
Она его сразу же узнала, хотя сейчас на нем была темная рубашка. Его одежда была слишком простой для лорда, хотя ее и дополнял широкий кожаный пояс с кошельком и кинжалом. От этого человека веяло уверенностью и силой. Да, это был Ублюдок Фицроджер.
Он сам порет провинившихся, в ужасе подумала Имоджин и вначале инстинктивно отступила назад. Но внешность Фицроджера не внушала страха. Это был приятный, аккуратно одетый человек. Черты лица у него были четкими и красивыми, а ясные зеленые глаза делали его просто неотразимым. Если бы у какой-нибудь женщины были подобные глаза, ей не было бы прохода от поклонников. Темные волосы падали на плечи Фицроджера и были причесаны по последней моде, которая так не нравилась ее отцу. Хозяин замка Клив был высоким и широкоплечим мужчиной с сильными стройными ногами. Но в нем она не находила ничего устрашающего, этим он явно отличался от Ворбрика.
Тогда почему у Имоджин так сильно билось сердце? Почему перехватило горло и она не могла говорить? Почему показалось, что нужно поскорее бежать отсюда?
Наверно, ей стало не по себе от холодного взгляда его выразительных зеленых глаз. Когда Фицроджер посмотрел на нее, Имоджин показалось, что он заглянул ей глубоко в душу и ему не понравилось то, что там обнаружилось. Он посмотрел на стражника, и Имоджин почувствовала, как задрожала у того рука.
Наконец Фицроджер сел и сказал:
— Вы пришли искать справедливости? Расскажите, в чем дело. У меня мало времени. — Голос его был спокойным и равнодушным.
Имоджин не могла промолвить ни слова. Что бы им такое придумать, чтобы как можно скорее выбраться из замка?
Сивард нервно попытался что-то сказать:
— Нас выгнали из нашего дома. Это сделал лорд Ворбрик.
Имоджин почувствовала, как Фицроджер оживился при упоминании этого имени. Она вспомнила, что они пришли сюда, потому что Клив и Ворбрик были заклятыми врагами. И она жаждала мести. Ей был нужен не трубадур, а воин и защитник. Казалось, что Фицроджер был именно тем человеком, который поможет ей вернуть обратно свой замок.
— Где был ваш дом? — спросил Ублюдок. Сивард, надеясь на подсказку, посмотрел на Имоджин, но она ничего не могла придумать.
— Тетридж, — наконец вымолвил он.
— Это владения Каррисфорда?
— Да, милорд.
— Вы знаете его замок?
Сивард поколебался, потом подтвердил:
— Да, милорд.
— Расскажи мне о нем.
— Милорд, мы простые люди, пришли за справедливостью…
— Расскажи мне.
Хотя Фицроджер не повысил голоса, но не повиноваться ему было невозможно. Сивард даже слегка заикался, когда начал говорить:
— Ми-л-лорд, я н-не знаю, что вы желаете знать. Спрашивайте меня, и я постараюсь вам ответить.
Имоджин не могла отвести взгляда от массивного золотого кольца Фицроджера, которое он стал вращать на пальце. У него были красивые сильные руки. В этот момент Имоджин ощутила испуг.
— Как можно попасть в замок? — наконец спросил он.
— Через передние и задние ворота. Имоджин вспомнила, что это была не вся правда, потому что существовал еще один потайной вход.
— Как охраняются главные ворота?
— Там есть подъемный мост и падающие решетки, милорд. Далее идет узкий проход, который хорошо охраняется. Еще там есть бойницы для стрельбы из луков. Как у вас здесь.
— Сколько народу охраняет замок?
— Не знаю, милорд, но достаточно.
— Как дела с задними воротами?
— Мне кажется, что там стоят два стражника. Дальше опять узкий проход с дверью, через которую можно попасть в замок.
Имоджин увидела, как Фицроджер прищурил глаза и напрягся. Он начал что-то подозревать.
— Ты поразительно много знаешь для простого крестьянина.
Перед глазами Имоджин возникло видение позорного столба и кнута. Она услышала стон и с ужасом поняла, что стонала она сама. Зеленые глаза пронзительно глянули на нее.
— Сядь, женщина, — резко приказал лорд Фицроджер. — Вон там ящик. Если ты собираешься рожать, иди к повитухе.
Имоджин тут же повиновалась ему.
— Ну? — Его вопрос прозвучал резко, как удар кнута.
— Милорд, мой брат служит в охране. Имоджин хотелось расцеловать Сиварда за то, что тот ответил спокойно и убедительно.
Фицроджер снова посмотрел на них. Его взгляд был настолько пронзительным, что Имоджин поразилась, как это он до сих пор не узнал ее. Он явно понимал, что они не те, за кого себя выдают. Внезапно все встало на свои места: его вопросы и все вокруг них. У Имоджин сильнее забилось сердце.
— Вы собираетесь напасть на Каррисфорд? — спросила девушка.
Он резко поднялся и подошел к Имоджин с неприятной ухмылкой на худощавом лице.
— Ты говоришь слишком хорошо для женщины такого низкого происхождения…
Имоджин все еще боялась его, но надежда превозмогла страх. Фицроджер слышал о ее несчастье и собирался спасать ее. Она выпрямилась и перестала притворяться.
— Лорд Фицроджер, вы собираетесь напасть на Каррисфорд?
Он ухватился за пояс и продолжал внимательно смотреть на нее.
— У меня есть такие намерения, женщина. Имоджин улыбнулась ему сквозь слезы:
— Благодарю вас.
Казалось, его позабавила ее благодарность.
— Каким образом мои действия могут вам помочь?
Имоджин попыталась выпрямиться.
— Я — Имоджин из Каррисфорда, — с достоинством ответила она Фицроджеру. — Вы понимаете, что меня не нужно спасать, но я пришла к вам за помощью как к рыцарю и подданному нашего короля, чтобы отобрать мой замок у лорда Ворбрика и отомстить ему за его грязные делишки.
От изумления Фицроджер широко раскрыл свои зеленые глаза, и Имоджин показалось, что он даже лишился дара речи. Потом он глубоко вздохнул.
— Леди Имоджин, — промолвил ее будущий защитник. Что-то блеснуло в его глазах. Он напоминал девушке кота, подстерегшего мышь далеко от ее норки. Имоджин сделала быстрый шаг назад, но позабыла, что следует поддерживать живот, и он начал сползать вниз. Имоджин быстро подхватила надоевший груз, и Фицроджер снова уставился на нее. Его взгляд опять засверкал сталью.
— Леди, вам придется доказать, кто вы такая.
— Доказать? Как я могу это сделать?
— Ваш вид противоречит известным мне рассказам о Цветке Запада…
Он начал внимательно разглядывать девушку, как бы отметая прочь грязь и ужасную одежду.
— У вас весьма странный вид. Следуйте за мной.
Он повернулся и пошел к основной башне замка, уверенный, что они идут за ним.
Они шли очень медленно. Имоджин не могла двигаться быстрее на своих израненных и распухших ногах.
Фицроджер с недовольством обернулся, посмотрел на ее ноги и быстро подхватил Имоджин на руки.
— От вас так воняет, — заметил он.
— Извините. — Имоджин постаралась сказать это вежливо, но с достоинством. И с насмешкой добавила:
— У меня еще уйма блох. Они, наверно, сейчас с удовольствием перебираются с моего тряпья к вам на чистую кожу.
В этот момент он начал подниматься по деревянной лестнице в башню, нахмурился и снова посмотрел на девушку.
— Снимите ваш платок.
Имоджин еще раз мысленно поблагодарила Сиварда и повиновалась приказанию. Она увидела гримасу отвращения, когда пред ним предстала ее сальная грива. Конечно, было невозможно понять, были ли это ее великолепные волосы или нет. Она продолжала инстинктивно не доверять Ублюдку Фицроджеру.
Чем дольше он будет сомневаться в том, что она дочь лорда, тем для нее будет лучше. Ее мнимая беременность тоже сможет сыграть свою роль, и ей удастся дурачить Ублюдка столько, сколько захочется. Ей следует убедиться в его благородстве или, что гораздо важнее, скорее оказаться в безопасности под покровительством короля.
Имоджин обратила внимание, что он очень силен. Девушка не представляла собой слишком хрупкую леди, а была среднего роста и достаточно плотного телосложения. Отец всегда повторял дочери, что у нее прекрасные широкие бедра, и ей будет легко рожать детей.
Она сама искала защиты у этого лорда, и ей следовало бы радоваться его силе, но она снова стала волноваться. Ей следует постоянно быть с ним настороже и попытаться перехитрить его.
Но ощущение силы вызвало у нее обратную реакцию. Отец слишком оберегал ее, и она никогда не прикасалась ни к одному мужчине. Теперь, будучи у него на руках, она ощущала твердые, как камень, мышцы. Они были теплыми и упруго переливались. Руки и торс Фицроджера, все его тело излучали необыкновенную силу и говорили о твердости характера.
Ее отец был сильным и высоким мужчиной, но он не был таким крепким. Имоджин пугали прикосновения этого мужчины, но они ее как-то странно возбуждали…
Она пыталась приказать себе ни о чем подобном не думать. Перед ней стоял вопрос, может ли она доверять этому человеку? Но Имоджин сомневалась, что вообще когда-нибудь сможет довериться любому мужчине.
В своем отчаянном положении она четко сознавала только одно: каким бы он ни был человеком, лорд Фицроджер сочувствовал ее горю и собирался постоять за ее честь.
Он прошел под аркой и внес ее в главный зал замка. Это была большая комната, где на задрапированных стенах висели вымпелы и знамена. Но все выглядело таким грубым по сравнению с ее элегантным домом. Стены зала были сложены из грубо отесанного камня, драпировки на стенах были совсем простые и грязные, а тростник на полу давно увял. В зале никого не было, и Имоджин решила, что все были заняты подготовкой к походу на Каррисфорд. Это ее немного успокоило.
Фицроджер прошагал через зал и стал подниматься по узкой лестнице в башню. Это было трудно сделать с девушкой на руках, но он ухитрился взобраться по ступеням, даже ни разу не зацепившись о стену.
Верхний этаж башни был поделен на несколько комнат. Фицроджер вошел в первую из них и опустил девушку на пол. В комнате стояла кровать, и Имоджин выразительно глянула на нее.
— Блохи, — холодно сказал хозяин замка. Он брезгливо отряхнул руки от воображаемых насекомых. — Я сейчас пришлю служанок и воду. Я хочу верить, что вы — Имоджин из Каррисфорда. Если мы не убедимся в обратном, я стану относиться к вам в соответствии с вашим знатным происхождением. Не пытайтесь выйти из этой комнаты без моего позволения.
Ему даже не нужно было предупреждать ее. Имоджин прекрасно понимала, что самым страшным преступлением в Кливе считалось неповиновение приказам хозяина. Наказание последует быстро и будет очень жестоким.
Фицроджер направился к лестнице, и Имоджин окликнула его.
— Остановитесь! А что будет с моим слугой?
— Кто он такой?
— Мой дворецкий, — быстро ответила девушка. — Не обижайте его. Он старый человек.
— О нем позаботятся.
Он снова повернулся к лестнице.
— Лорд Фицроджер. — На сей раз на его лице Имоджин разглядела явное неудовольствие. — Вы поможете мне вернуть Каррисфорд?
Он улыбнулся.
— Конечно, леди Имоджин. Уже идет подготовка к походу, и завтра мы отправимся туда. Вы, конечно, поедете с нами.
Казалось, что он испытывает ее, но Имоджин ослепительно улыбнулась ему в ответ.
— Милорд, я настаиваю на этом.
Фицроджер кивнул ей и исчез.
Храбрые слова не означают смелость духа. Оставшись одна, Имоджин обмякла, сидя на полу. Ей так хотелось разрыдаться. Отец был мертв, а родной дом осквернен и оставался в руках жестокого врага. Ее горничную изнасиловали и, наверно, убили. Девушка ничего не знала о судьбе своей любимой тетки, да и она сама была под покровительством сурового и непредсказуемого незнакомца.
Имоджин подавила слезы и временную слабость духа. Ведь она была дочерью Бернарда из замка Каррисфорд, ей надо держать себя в руках.
Имоджин думала об Ублюдке Фицроджере. Ей никогда не приходилось сталкиваться с подобными мужчинами. Следует ли вообще надеяться на благородство его намерений? Как она может быть уверена, что после штурма замка он вернет ей ее владения? Конечно, как только король узнает о ее положении, он непременно позаботится о ней. Но лорд Клив может забрать из ее замка все запасы продовольствия и причинить ей еще более серьезный вред. Хотя, грустно вздохнула Имоджин, после нападения Ворбрика вряд ли там останется что-то ценное.
Была еще одна важная проблема. Теперь король станет хлопотать о ее замужестве. Господи, почему все эти беды свалились на неопытную молодую девушку?
Имоджин подумала, не захочет ли Фицроджер попытаться стать ее мужем. Ей не было известно, женат ли он или хотя бы помолвлен. Он может польститься на такую спелую вишенку, как она, — только протяни руку и сорви! Имоджин не собиралась выходить замуж за подобного человека, поэтому ее мнимая беременность может сыграть свою положительную роль.
Пока она так размышляла, в комнату вошли три женщины с корытом, обтянутым изнутри материей. Имоджин было приятно обнаружить, что здесь заботятся об удобствах. Потом они притащили ведра с холодной и горячей водой, добавили душистые травы в воду для мытья и не забыли принести чистое белье для Имоджин.
Женщины с любопытством смотрели на ее грязное лицо и одежду, но были весьма почтительны и предложили ей помочь вымыться, но она отказалась и отослала их прочь. Они с удовольствием повиновались.
Как только Имоджин осталась одна, то тут же сорвала с себя отвратительные тряпки, «живот» и сандалии. Имоджин сначала почесала искусанное блохами тело, а потом с блаженным вздохом погрузилась в воду. Ноги жутко ныли, их надо было как следует отпарить.
Как же было чудесно лежать в корыте. Ей так хотелось подремать в теплой душистой воде, но она опасалась, что женщины скоро вернутся. Имоджин взяла тряпку и горшочек с моющим раствором и начала мытье. Она старалась отмыть свое запаршивевшее тело и ужасалась обилию грязи.
Когда она стала оттирать ноги, и застонала от жуткой боли и прекратила это занятие. Имоджин увидела, что ноги ее в плачевном состоянии и сильно распухли. На ступнях были натерты огромные мозоли, а из ссадин сочилась кровь. Как она могла вообще передвигаться на таких ногах? Сейчас Имоджин не была уверена, что сможет ходить, но попыталась себя убедить, что после мытья ей станет легче. Она еще раз потерла тело, а потом попыталась хоть как-то отмыть волосы. Девушка несколько раз промывала свои длинные волосы, а потом ополаскивала их чистой водой. Волосы у нее были волнистые и густые и почти достигали колен. Будет ли когда-нибудь снова ее верная Жанин расчесывать ей волосы и заплетать их в толстые косы? Мысль об этом была невыносимой, и Имоджин перестала думать о служанке.
Она наконец вымылась и попыталась встать, но тут же снова села. У нее на глазах от боли выступили слезы. Боже, Милостивый Боже, что же мне делать?
Она с трудом вылезла из ванны, приподнявшись на руках, и тут же приземлилась прямо на попку. Потом обнаружила, что может с трудом стоять на ногах, и постаралась насухо вытереть тело. Затем Имоджин доковыляла до своего орудия пытки — «живота» и крепко-накрепко привязала его к себе, надев сверху чистую холщовую рубашку.
Как же она может себя чувствовать в безопасности, если даже не в состоянии ходить? Она была совсем беспомощной, словно ребенок. Имоджин посмотрела на низкую кровать. Может, к утру она сможет подняться на ноги?
Чего она так боится, если находится в замке союзника? Если не обращать внимания на его суровость, лорд Клив ведет себя как идеальный рыцарь. Он их выслушал и пожелал помочь двум бедным крестьянам. Такое следовало бы ожидать только от очень доброго , лорда. Он предоставил ей комнату, чистую одежду и собирается вернуть замок. Имоджин вдруг подумала: почему же его не было видно среди ее поклонников?
Конечно, у него было много важных дел после приезда в замок Клив. Ему нужно было принять под свою руку владения и помочь королю отразить нападение врагов. Земли Каррисфорда и Клива располагались по соседству, поэтому ему стоило бы постараться…
Лорд Роджер из Клива отказывался признать свое отцовство и законность брака с матерью Ублюдка. То, что Ублюдок взял себе имя Фицроджер, бросало тень на человека, которого он пытался назвать своим отцом. Только после коронации его друга и покровителя Генриха I лорд Фицроджер был утвержден в своих законных правах. Ему не удалось избавиться от прозвища Ублюдок. Видимо, люди всегда будут называть его так.
Имоджин показалось, что она разобралась в положении вещей. Он, наверно, решил, что у него нет ни единого шанса, чтобы получить руку леди Имоджин. Но может, он обращался к отцу, и тот отказал Фицроджеру?
Женщины заглянули в комнату. Имоджин разрешила им войти и улыбнулась. Одна из них стала расчесывать ее влажные волосы.
— Леди, какие они длинные. Клянусь Всевышним, когда они высохнут, то станут отливать золотом. Какая красота…
Одна из них взвизгнула от ужаса и показала на кровавое пятно на простыне.
— Леди! О, ваши бедные ноги!
Имоджин не успела ее остановить, как та помчалась за помощью. Вскоре появился хозяин замка и монах.
— Леди Имоджин, это брат Патрик, — сказал Фицроджер. — Хотя он больше привык иметь дело с резаными и колотыми ранами или с потертостями от седла, он поможет исцелить ваши ноги.
Имоджин хотела протестовать, но потом решила, что если она станет упорствовать, то хозяин насильно заставит ее подвергнуться осмотру.
Фицроджер стоял у стены, скрестив руки на груди, и наблюдал, как монах осматривал ссадины. Сначала тот озабоченно покачал головой, потом стал промывать раны, накладывать мазь и бинтовать ей ноги. Было очень больно.
Во время осмотра Имоджин видела перед собой равнодушное лицо Фицроджера, и это помогло ей молча терпеть боль. Ей было легче заложить душу дьяволу, чем начать плакать под взглядом этих холодных зеленых глаз.
— Брат Патрик, насколько плохо обстоят дела? — спросил Фицроджер — Милорд, все не так уж и плохо. Если раны не воспалятся, то все будет нормально.
У Имоджин перехватило дыхание от этих слов. Она вспомнила, как тяжко умирал отец от воспалившейся раны, и у нее все похолодело внутри.
— Все быстро заживет, если вы не станете совершать никаких глупостей, — сказал ей лорд Клив. — Поверьте мне, я достаточно повидал на своем веку всяких ран и увечий.
Несмотря на резкий тон, казалось, что он сочувствует Имоджин и пытается как-то ее успокоить.
Фицроджер подошел ближе к кровати.
— Кто бы вы ни были, вы стали лучше выглядеть после ванны, — спокойно заметил лорд Фицроджер. — Теперь вы соответствуете описаниям наследницы Каррисфорда.
— В этом нет ничего удивительного.
— Плотного сложения, с рыжеватыми волосами, — сказал он, и в его глазах заплясали озорные огоньки.
— Ведь они совсем не рыжие! — возмутилась Имоджин.
Фицроджер взял в руки прядку и отпустил ее, прежде чем девушка успела шлепнуть его по руке.
— Если нет, тогда вы не наследница Каррисфорда. Интересно, какое наказание полагается по закону за то, что вы выдаете себя за высокородную леди?
Несмотря на то что Имоджин не была виновата в подобном преступлении, она испугалась.
— Вы не имеете права наказывать меня!
— Не забывайте, ведь вы находитесь под моим покровительством, — парировал Фицроджер.
Имоджин возмущенно сверкнула глазами.
— Я пришла к вам как равная к равному, чтобы вы помогли мне в борьбе с моими врагами. Мой отец всегда был союзником Клива.
Монах закончил работу.
— Леди Имоджин, вам лучше не вставать на ноги в течение хотя бы двух дней. Если боль усилится или ноги начнут опухать, пожалуйста, пошлите за мной.
— Два дня? Я не могу валяться в постели целых два дня! — начала было протестовать Имоджин.
Если хотите, чтобы у вас зажили ноги, вам придется это сделать, — сказал монах. — И вам не следует надевать никакую обувь.
Как могли ноги подвести ее в такой важный момент? Она оказалась одна-одинешенька во власти Ублюдка Фицроджера и не могла никуда отправиться, потому что иначе ей могло грозить заражение крови.
Лорд Клив отошел от Имоджин и сел на лавку возле узкого окна. Лучи солнца окрасили его темные волосы и куртку в красноватый цвет, напомнив Имоджин о дьяволе.
Фицроджер задумчиво посмотрел на нее.
— Говорят, что в Каррисфорде есть подземные ходы. Вы что-нибудь о них знаете?
У Имоджин сильнее забилось сердце. Она такого не ожидала. О существовании потайных ходов знал только узкий круг лиц. Откуда-то он узнал об этом, подумала она, но промолчала.
Лицо Фицроджера приняло весьма суровое выражение.
— Если Ворбрик до сих пор в замке, вы хотите, чтобы я его оттуда вышвырнул, или нет?
— Да.
— Тогда расскажите мне все, что я должен знать о вашем замке.
— Вы же сказали, что я поеду в Каррисфорд с вами, — наконец промолвила Имоджин.
— Теперь это невозможно.
— Я могу отправиться туда верхом, — сказала девушка.
Фицроджер в знак согласия кивнул головой.
— Если вы настаиваете, то можете ехать, но вам будет очень тяжело. Хотя можно будет передвигаться не слишком быстро.
— Я расскажу вам все, что будет нужно, когда в этом появится необходимость.
Он повторил ее последние слова, а потом встал и подошел к кровати.
— Леди Имоджин, вы сами сказали, что мы союзники, не так ли?
У Имоджин пересохло во рту, она крепче вжалась в подушки и кивнула.
— Союзники связаны словом чести и должны помогать друг другу. Вы умеете читать и писать? — спросил он наследницу Каррисфорда.
— Да, — призналась Имоджин.
— Тогда я пришлю вам пергамент, перья и чернила. Нарисуйте план замка и напишите все, что вы знаете. Все. Завтра мы отправляемся в Каррисфорд. Рыжик, если вы не выложите мне всю информацию, я ее из вас вытрясу. Если вы меня обманете, я вас задушу собственными руками.
— Значит, вы теперь верите, что я Имоджин из Каррисфорда.
— Я сказал, что считаю вас таковой, пока не будет доказано обратное.
Он склонился к Имоджин, взял в руку прядь ее длинных волос и намотал на палец.
— Милый Рыжик, если вы хитрите со мной, — тихо сказал Фицроджер, — я могу вам посоветовать удрать отсюда завтра же, болят у вас ноги или нет.
Имоджин замерла от ужаса.
— Я пришлю вам ужин вместе с письменными принадлежностями. Доброй ночи, — пожелал он ей на прощание.
Имоджин вздохнула свободнее, ее бешено стучащее сердце немного успокоилось. Предчувствия не обманули девушку. Она попала в лапы не гончей собаки, а дракона, и он мог сожрать ее за ужином.
Имоджин еле сдерживала слезы. Ей хотелось вернуть те времена, когда отец направлял ее жизнь, тетушка Констанс заботилась о ней, Жанин расчесывала волосы и содержала в порядке все ее красивые наряды и украшения. Она хотела домой. Она не могла оставаться одна в незнакомом месте и стараться быть храброй.
Когда девушка одолела простой, но обильный ужин, она нарисовала для Ублюдка Фицроджера точный план Каррисфорда, уговорив себя сделать это, потому что сейчас он был ее единственным защитником. И еще она выполнила его просьбу, чтобы как-то наладить с ним отношения.
Она даже обозначила тайные ходы в стенах большого зала, хотя их вообще было легко найти любому, кто знал, что ищет.
Несмотря на страх, Имоджин все же не нанесла на план подземные ходы, через которые можно было тайно проникнуть в замок. Она надеялась, что, может быть, Ворбрик покинул Каррисфорд, не найдя ее там.
Имоджин нервно жевала кончик пера, когда подумала о том, как взбесится Фицроджер, поняв, что она не обозначила основные потайные ходы. Не станет же он ее пороть. С другой стороны, он не был человеком, который бросает слова на ветер…
Страх и размышления по поводу истинной натуры ее рыцаря, не говоря уже о тяжести мнимого живота и боли в израненных ногах, не должны были бы дать уснуть Имоджин, но она почти мгновенно забылась от усталости.
Наутро она поняла, что ей стало еще хуже. Но она была Имоджин из Каррисфорда, и ее обязанностью было отправиться в родной замок вместе с Фицроджером.
Имоджин с трудом, при помощи женщин оделась и принялась за завтрак, состоящий из хлеба, холодной свинины и эля. Служанки заплели ее волосы в две толстые косы.
Ее одежда из шерсти и льна была очень простой, но чистой. Женщины принесли ей большие туфли, которые налезли на забинтованные ступни, но Имоджин не могла встать на больные ноги. Как оказалось, брат Патрик был прав, предупреждая ее об этом.
Одна из женщин сказала:
— Леди, сегодня вам не следует никуда отправляться. Вам лучше остаться здесь, а наш господин займется вашими делами.
Имоджин крепко сжала зубы.
— Я смогу ехать верхом.
Когда она собралась в дорогу, служанка пошла поискать кого-нибудь, кто бы смог снести ее вниз. Имоджин ожидала снова увидеть Фицроджера, но в ее комнате появился незнакомец. Это был приятный молодой человек благородного происхождения. На нем уже была надета кольчуга, хотя его темно-русые волосы еще оставались неприкрытыми. Он поклонился.
— Леди Имоджин, я — Ренальд де Лисл. Имею честь донести вас до лошади.
Его выразительные глаза, как ей показалось, намекали, что ему пришлось сражаться с тысячью чертей, чтобы добиться чести отнести Имоджин вниз.
Было ясно, что он француз. Это было видно по его манерам и по тому, как он говорил.
Имоджин улыбнулась, заметив на его лице плохо скрываемую радость. Почему не все мужчины такие привлекательные?
Ренальд не был таким высоким, как Фицроджер, и у него было более плотное телосложение — мощные плечи, широкая грудь. Имоджин прислонилась к его груди в кольчуге и почувствовала, что хотя он такой же сильный, как лорд Клив, но у нее от его прикосновений не кружилась голова. Скорее всего, вчерашнее головокружение было результатом усталости и голода.
От сэра Рональда слегка пахло пряными травами. Наверно, запах исходил от его одежды. Она попыталась вспомнить, чем пахло от Фицроджера. Видимо, вчера ее вонь подавляла все остальные запахи. Лорд Фицроджер никогда не забудет, как она стояла перед ним в вонючих грязных тряпках, сгорбившись и с животом как при восьмимесячной беременности.
Сэр Рональд прервал ее размышления.
— Такая приятная обязанность, — радостно заметил он. — Мне следует поблагодарить моего брата по оружию за то, что он доверил мне вас.
— Вы говорите о лорде Фицроджере? — спросила Имоджин.
— Да, мадемуазель. Мы с ним названые братья. Мы побратались, когда были очень бедны и вынуждены были воевать как наемники. Тогда мы поклялись, что если кто-нибудь из нас станет богатым, то не забудет побратима. И мы добились этого.
Он удивительно тепло говорил о Фицроджере. Как поразительно, что у такого замкнутого человека могут быть друзья, в особенности такие друзья. Сэр Ренальд вынес ее на двор, и Имоджин с удовольствием набрала полную грудь свежего утреннего воздуха, ощутила на лице ласковые лучи солнца и дуновение легкого ветерка, который попытался приподнять ее юбку. Хороший день для победы.
— Сэр Ренальд, что вы делаете в замке лорда Клива?
— Сейчас я помогаю ему обучить ратному делу целый отряд его ленивых бездельников, которые достались ему от брата. Когда он станет богаче, он пожертвует мне во владение кусок земли. Но сейчас мне этого не надо. У меня есть хлеб, крыша над головой и хорошая одежда. А чтобы не заскучать, мне хватает сражений. Так что живу я как в раю.
Как раз в это время Ренальд проносил Имоджин мимо заляпанного кровью столба, к которому привязывали людей для порки, и она вспомнила вчерашнюю сцену. Перед глазами Имоджин снова предстал Фицроджер, поровший человека, который вопил от боли.
Имоджин содрогнулась. Рай? Только грубые мужланы могли считать замок Клив райским уголком. Пусть эти воины вернут ей ее замок, а уж тогда она найдет себе более воспитанного и цивилизованного супруга.
Имоджин уселась на дамское седло позади воина средних лет. Он сказал ей грубым голосом, что его зовут Берт. Было ясно, что ему не нравилась его роль. Имоджин тоже была не слишком довольна своим положением, но потом она поняла, что не смогла бы сама управлять лошадью.
Сэр Ренальд галантно поцеловал ей руку, прежде чем сесть на своего белого боевого коня. Фицроджер проехал мимо с непокрытой головой. За ним ехал его оруженосец со щитом и шлемом.
Фицроджер внимательно осмотрел свое войско. Он равнодушно кинул взгляд и на Имоджин. Она представила себе, как он перечислял в уме: «.., единственная наследница.., верхом…»
Потом они отправились в путь.
День был благоприятным для верховой прогулки, и Имоджин наслаждалась поездкой, хотя сама не управляла лошадью. На полях вокруг замка Клив колосились хлеба, а дородные коровы паслись на зеленых лугах. Но встречалось также много неиспользованной земли. Говорили, что брат Фицроджера, Хью, был нерадивым хозяином, так что, видимо, эти пустоши остались после него.
В полях люди бросали работу и приветствовали лорда, когда тот проезжал мимо них.
Ее отец был хорошим хозяином, и его любили слуги. Но Имоджин казалось, что отношение крестьян к Ублюдку было другим, и это не поражало ее. Кто станет любить такого сурового человека? Она видела, что его уважают, и еще Имоджин показалось знаменательным, что его называют «хозяин». Дисциплина в отряде Фицроджера была отменной, и их вооружение сияло на солнце. Продвигаясь вперед, воины пели или обменивались шуточками.
Она поможет Фицроджеру при штурме Каррисфорда и даже покажет ему потайные ходы, если возникнет такая необходимость. Потом ей придется заняться восстановлением замка и усилением его охраны. Конечно, она щедро вознаградит Фицроджера за помощь, вот и все. Надо попытаться, чтобы ее послание к королю наконец достигло своей цели. Генрих I расправится с Ворбриком, и затем Имоджин начнет осторожно подбирать себе достойного супруга.
Девушка стала сортировать всех возможных претендентов на ее руку. Ее поразило, что ни один ей не подходил. Когда она чувствовала себя в безопасности под крылышком отца, казалось, что все они ничего, но теперь стало ясно: один глуп, другой чересчур жестокий, третий неуклюжий, следующий слишком заносчивый, а этот просто стар…
Фицроджер, осматривая колонну, опять подъехал к ней.
— Леди, вы такая хмурая. У вас что-то болит?
— Нет, милорд.
— Устали? К сожалению, мы не можем останавливаться.
— Лорд Фицроджер, меня ничто не мучает, кроме скуки.
— Некоторые люди молят Бога, чтобы их жизнь оставалась такой же скучной, как сейчас, леди Имоджин. Боюсь, что вам придется подождать веселья, пока не начнется схватка.
Фицроджер двинулся дальше вдоль колонны. Порой он обменивался шутками, но иногда кого-то распекал. Она увидела, как один человек аж побелел после его замечания.
По дороге в Каррисфорд им пришлось три раза остановиться, хотя Фицроджер говорил, что они будут двигаться без привалов. Пришлось поить лошадей и давать им хотя бы небольшую передышку. Конечно, здоровье воинов и отдых для лошадей были для него гораздо важнее, чем удобства какой-то богатой наследницы. На каждом привале сэр Ренальд относил Имоджин в тенек и усаживал на расстеленное одеяло.
Но он никогда подолгу не задерживался возле нее, а начинал вместе с Фицроджером делать обход, проверяя состояние людей и лошадей.
Имоджин никогда раньше не участвовала в военных походах и сейчас стала понимать, что успех любого такого дела заключается как в тщательной подготовке, организации и планировании, так и в яростном желании победить врага.
Во время последней остановки всех хорошо накормили — воинам выдали хлеб, сыр и эль. Сэр Ренальд принес Имоджин ее порцию, а потом ушел со своим другом. Когда они, все проверив, вернулись, то уселись рядом, попивая эль и закусывая хлебом.
День был жаркий, и сэр Ренальд откинул капюшон своей кольчуги. Волосы у него были влажными от пота.
— Ненавижу сражаться летом, — ворчал он.
— Сбрось немного лишнего жирку, — спокойно ответил ему Фицроджер.
. — Да я совсем не толстый, — запротестовал Ренальд. — Только бесчувственный зверь, вроде тебя, не страдает от жары под толстым войлоком, кольчугой, да еще и надетой сверху курткой.
— Почему? Мне тоже жарко, — ответил ему лорд Фицроджер, — но я люблю воевать в любое время года.
Он повернулся к Имоджин.
— Я надеюсь, что вам не слишком жарко, леди.
— Нет, ведь я не очень тепло одета, милорд. Мне было бы грех жаловаться.
Он стал внимательно изучать ее огромный живот.
— Женщины в вашем положении всегда страдают от жары.
Имоджин почувствовала, как запылали у нее щеки.
— Милорд, вы мне не скажете, как обстоят дела у моего дворецкого?
— Как странно, — произнес он. — Когда я говорю о вашем будущем материнстве, вы всегда вспоминаете об этом человеке. Я не думал, что этот старик может быть в вашем вкусе, но ведь женщины очень странные создания…
Имоджин только было собралась протестовать, когда разглядела в его глазах нескрываемую насмешку. Этот паршивец осмеливается дразнить меня, подумала Имоджин.
— Он мой самый преданный слуга, — холодно заметила она.
— Ваш преданный слуга находится в Кливе в полной безопасности, но он не может оттуда уехать по своей воле.
Имоджин уставилась на него. Он взял Сиварда в заложники!
— Вам должно быть стыдно так поступать с моим старым и преданным вассалом!
— Если вы будете себя разумно вести, ему ничто не грозит, — спокойно ответил ей лорд Фицроджер. Потом он спросил:
— Кто же папаша этого нежеланного дитя? Имоджин опустила глаза.
— Я не могу вам сказать это, — честно ответила она ему.
Он резко поднял ее подбородок вверх.
— Вы, случаем, не состоите в тайном браке?
— Если бы я была в браке, мне бы не понадобилась ваша помощь.
— Все зависит от мужа. Ренальд де Лисл подхватил на руки леди Имоджин.
— Сэр Ренальд, — высокомерно заметила Имоджин. — Хотя вы, без сомнения, думаете, что ваш друг — подлинное собрание всевозможных добродетелей, я считаю его невоспитанным и злым.
Она почувствовала, как де Лисл весь трясется от едва сдерживаемого смеха.
— Я не считаю его любезным рыцарем. Он такой же бродяга и отпетый негодяй, как и я. Но он всегда держит слово, а такое нельзя сказать о большинстве мужчин.
Имоджин вздрогнула, вспомнив о некоторых страшных обещаниях Ублюдка, поэтому слова Рональда ее совершенно не успокоили.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Цветок запада - Беверли Джо



Девочки, мне очень понравился роман. Впервые читала этого автора, поэтому была приятно удивлена поведением героя - умный, рациональный человек с человеческими слабостями. Не затянуто и не нудно! Совеиую, тем кто любит романы о средних веках.
Цветок запада - Беверли ДжоKaty
18.07.2012, 15.30





хороший роман
Цветок запада - Беверли ДжоМарго
2.08.2012, 23.31





Да этот роман лучший из серии. Прочла с удовольствием.
Цветок запада - Беверли Джонека я
16.09.2013, 13.10





Прекрасно, прочитала с удовольствием..
Цветок запада - Беверли ДжоМилена
11.10.2013, 10.01





Я сдулась к 11-ой главе...Вот муть то, прости Господи!!
Цветок запада - Беверли ДжоМазурка
23.10.2013, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100