Читать онлайн Обещание розы, автора - Беттс Хейди, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание розы - Беттс Хейди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание розы - Беттс Хейди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание розы - Беттс Хейди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беттс Хейди

Обещание розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Странно. Должно быть, она ослышалась. Нет, конечно, он так не думал. Сначала заставил ехать с ним до Уичито, потом потащил обратно и вот теперь привез сюда. Не затем он проделал весь путь, чтобы менять решение. А может, и вправду передумал?
Для верности Меган спросила еще раз.
– Я не собираюсь отправлять тебя в тюрьму, – повторил Лукас.
Если бы сейчас она не сидела на диване, то, наверное, упала бы на пол.
– С чего вдруг такая перемена?
Лукас пожал плечами, как будто разговор шел не о ее жизни, а о весенней посевной в будущем сезоне. Когда он потянулся за другим куском пирога, так хотелось дать ему пощечину!
Убить его мало! Меган глубоко вздохнула, пытаясь смягчить внезапный порыв, сопровождающийся столь кровожадным желанием. Она схватила Лукаса за подбородок и повернула лицом к себе.
– Я стараюсь быть вежливой. Но хочу тебя предупредить: я сейчас не в лучшем настроении. Нервы мои могут не выдержать, и тогда я забью тебя до смерти вон тем предметом. – Меган показала на литую чугунную кочергу около камина. – Поэтому спроси себя, что для тебя лучше – испытывать судьбу или дать мне прямой ответ сию же секунду. – Она подняла руку. – Нет, подумай минуту.
Лукас, не переставая жевать, молчал с тем же невозмутимым видом.
– А теперь, с учетом того, что я только что сказала, – продолжала Меган, – я собираюсь задать тебе вопрос. Или ты отвечаешь, или можешь загодя стелить одеяло, чтобы не пачкать мне пол своей кровью.
– Задавай вопрос, – сказал Лукас, не глядя на нее.
– Почему ты передумал вести меня в тюрьму? – Пока Меган ждала ответа, у нее почти остановилось сердце.
Лукас опять пожал плечами. Тогда она вскочила с дивана и бросилась за кочергой.
– Постой! – завопил он, поднимая руки, чтобы защитить себя. – Погоди, Меган. Я все скажу. О Боже, что за вечер такой! Ты сегодня прямо как пороховая бочка.
– Я тебя честно предупредила, Лукас. – Она встала над ним, держа наготове поднятую кочергу.
– Да-да, предупреждала. Ты не хочешь сесть, чтобы я мог объяснить, или так и будешь стоять надо мной со своей чертовой железкой?
Меган опустила кочергу на плечо и продолжала стоять, как часовой с ружьем.
– Так-то лучше. Но ты меня так испугала, что я могу не вспомнить.
Она фыркнула.
Лукас похлопал по диванной подушке рядом с собой.
– Сядешь? – Это был вопрос – не приказ.
Меган нехотя уступила, но ее орудие оставалось в руке на случай, если он вздумает вновь ее злить.
– Брандт поручил мне выследить банду, внедриться в нее, установить личность преступников и выяснить, каким образом они кооперировались с тобой, И я выполнил его задание. Но задерживать тебя он не просил. Я взял задержание на себя по своему желанию.
– Я знаю. И знала с самого начала. Но до недавнего времени данное обстоятельство тебя как будто не смущало. Так почему сейчас ты изменил свое решение?
– Потому что раньше я не был знаком с твоей семьей, – сказал Лукас.
Меган смотрела на него исподлобья, в полном недоумении.
– Я не вижу большого смысла в разговорах, – продолжал он. – До того как мы приехали в город, мне не было никакого дела ни до твоей семьи, ни до твоей работы, ни до твоего будущего. Я всегда держал в голове, что за всей эпопеей с дилижансами стоишь ты. Я знал, что план ограблений вызрел в твоем мозгу, и то, что произошло между нами, – я имею в виду нашу… близость, – ни на что не повлияло. Ничто не изменилось, пока я не увидел твоего брата, его жену, их детей. Одного не могу взять в толк: как можно было, имея таких родных, сбиться с честной стези? Жила бы ты с таким отцом, как мой, который бы бил тебя только за то, что ты на него косо взглянула, я бы еще мог понять. Но ты… Даже если бы ты лишилась «Экспресса», не было бы никакой трагедии. Ты могла бы жить в семье брата или поехать к матери в Нью-Йорк. Из того, что я слышал и сам видел, я могу заключить, что ты далеко не бедная.
– Но…
– Сиди тихо. Ты хотела слышать мой ответ, так что дай мне договорить. – Лукас умолк на секунду, пристально глядя на оранжевое пламя в камине. – Я не могу тебя отпустить. Я дал обещание другу и должен сдержать слово независимо ни от чего. Для меня это вопрос чести. Брандт знает, что ты сейчас под моим надзором. Но я не собираюсь отправлять тебя в тюрьму. Когда мы приехали сюда, я ему телеграфировал, что если он хочет предать тебя суду, пусть приезжает и сам отводит тебя в тюрьму. Моя работа закончена. Я могу указать ему тайное убежище преступников, но брать тех ребят ему тоже придется самому. И как только он прибудет, я сразу же отправляюсь в Индепенденс.
– А что ты… мы… будем делать, пока его нет?
– Ты можешь делать все, что тебе нравится, но под моим контролем. Без моего разрешения ты не покинешь свой дом.
– Понятно. Свободна, как птица в клетке из кованого железа.
– Или твой дом – или тюремная камера, – сказал Лукас, вставая с дивана с пустыми тарелками в руках. – Выбор за тобой, – добавил он и понес на кухню грязную посуду.
Когда он исчез за дверью, Меган прохныкала и в спину ему показала язык, совсем как ребенок.
Свобода. Можно идти куда угодно и делать что хочется. Только сначала нужно заручиться его разрешением или брать его с собой. Конечно, все-таки лучше, чем сидеть в тюрьме. Но черта с два она когда-нибудь будет там сидеть.


– Когда ты ожидаешь Брандта? – спросила она некоторое время спустя.
– Не раньше завтрашнего дня, – ответил Лукас. – Или к концу недели, если он получил отдельное поручение от железной дороги.
Меган отпила из чашки тепловатый кофе. Они с Лукасом сидели на противоположных концах дивана и больше смотрели на догорающие угли, нежели друг на друга. Если после его объявления о новом решении у нее едва не остановилось сердце, то сейчас она обнаружила, что ей трудно продолжать беседу с ним. Избегая смотреть ему в глаза, она позволяла себе лишь украдкой поглядывать в его сторону.
К чему такие встряски? Она уже приготовилась отсидеть в тюрьме, покуда тянется вся неразбериха. Но когда-то же все должно выясниться. До сегодняшнего дня она так и думала и жила себе счастливо – ну, если не счастливо, то по крайней мере примирилась со своей участью.
Но нет, ему надо было ввалиться в гостиную ее дома и снова перевернуть все с ног на голову. В точности как две недели назад, когда они оказались в бандитском логове. С такой же улыбочкой, чувственной и сладкой, как кленовый сироп. И с тем же недоверчивым подмигиванием своих синих глаз.
– А чем конкретно занимается твой Брандт?
– Он руководит службой безопасности в «Юнион Пасифик».
Меган возвела глаза к потолку.
– Это я и так знаю. А если бы не знала, так догадалась бы. Надо было видеть, как он вцепился в меня, когда расспрашивал о тех ограблениях. Он так на меня ярился, будто я оскорбила его, сравнив его родную мать с неуклюжим бородавочником. И что он так негодует из-за казенных денег? Можно подумать, что ограбления являются личным вызовом его мужскому достоинству.
– В какой-то степени так оно и есть. Как глава соответствующей службы он отвечает за порядок во время перевозок, безопасность людей и сохранность собственности. В свое время именно Брандт уговорил компанию использовать «Адамс экспресс» для доставки денег из Канзас-Сити в Атчисон. И поэтому теперь на него ополчилось все правление «Юнион Пасифик».
Меган покраснела, чувствуя себя виноватой перед Брандтом Донованом, которого считала нудным и тупоголовым «железнодорожником». Несправедливо делать выводы о человеке, если ты видела его единственный раз.
– Я не знала. В следующий раз, вероятно, надо будет перед ним извиниться. – Она вспомнила, как во время его первого визита без разбора швырялась словами. Но не только словами. Как бы ни было велико ее ожесточение против Брандта Донована, единственно правильным решением будет принести ему извинения. И поблагодарить за то, что он рекомендовал «Юнион Пасифик» использовать для перевозок дилижансы «Адамс экспресс».
Боже, сколько же людей запуталось в дебрях злосчастного происшествия! И как все тесно переплелось! Она и ее работа. Брандт и его работа. Лукас и его преследование Сайласа Скотта.
– Извинения не спасут тебя от тюрьмы. Брандт, если напал на след, пойдет на край земли, но не отстанет. И сколько бы ты ни махала ему ресницами, сколько бы ни хлопала глазами, ничего не изменится.
– Я и не собираюсь хлопать глазами. – Меган отставила свою чашку. – Я просто внесу кое-какие уточнения в те показания, которые давала у себя в конторе. Боюсь, что в тот раз мы не вполне хорошо поняли друг друга.
– Иначе и быть, не могло. Воображаю вас вместе. Все равно что разговор ягненка с волком. – Лукас помолчал секунду и добавил: – Разумеется, волк – ты. Бедный Брандт! Где уж ему выстоять против тебя, с твоим острым как бритва языком!
Меган гневно сверкнула глазами.
– Естественно, – продолжал Лукас, – мне придется его предупредить, чтобы он был настороже, когда повезет тебя в тюрьму. И чтобы он не думал, что все пройдет быстро и гладко, покажу ему свои синяки и шишки.
Она вскочила и сердито подбоченилась.
– Какие синяки и шишки?!
– Какие? – насмешливо сказал Лукас. – Ты думаешь, мне было легко вылезти в окно, когда ты убежала из гостиницы?
– Тупица! Я тебя не заставляла вылезать в окно. Для меня окно было единственным способом бежать, потому что ты запер меня в комнате. Ты когда-нибудь слышал о простой вещи, которая называется лестницей?
– Начнем с того, что в таких действиях с моей стороны не было бы надобности, если бы тебе хватило ума не убегать от меня! – закричал Лукас, поднявшись с дивана. Теперь они стояли посреди гостиной нос к носу.
– Зачем ты догонял меня? Я прекрасно обошлась бы без тебя.
– Не уверен. Думаю, что те три ковбоя могли бы осуществить свои неблаговидные планы.
– Я в состоянии сама о себе позаботиться. Я бы спокойно управилась с теми бандитами без твоей помощи.
– Мне так не показалось. Я помню, как они тебя окружили. Не думаю, чтобы они собирались водить хоровод вокруг розового куста.
– А твоя какая забота? – закричала Меган. – Какая тебе разница, застал бы ты меня живой или нет? Возможно, с мертвой пленницей было бы даже легче.
Лукас двинулся так быстро, что она даже вскрикнула от неожиданности, когда он схватил ее за руки. Его синие глаза, сделавшиеся темными, как тучи в грозу, выражали еле сдерживаемую ярость.
– Не смей так говорить, – сказал он прерывающимся голосом, с усилием проталкивая слова сквозь стиснутые зубы. Он забрал в ладонь ее подбородок и сжал чуть ли не до хруста. – Никогда не произноси таких слов.
У нее защемило сердце, когда вокруг его черных зрачков, как ей показалось, появился намек на влагу.
– Извини, – прошептала она.
– Никогда не говори о смерти, – сказал Лукас. Теперь его голос звучал мягко и был проникнут болью. – Не говори даже в шутку.
– Не буду.
– И больше никогда не упоминай о ней.
– Не буду, – пообещала Меган.
Ослабив руку, Лукас медленно поглаживал ее подбородок большим пальцем.
Она заглянула ему в глаза и подумала, как легко все-таки прочесть его эмоции, если знать его поближе. Проводя с ним двадцать четыре часа в сутки в течение двух недель, она полагала, что изучила его достаточно хорошо. Но ей хотелось знать его лучше. Гораздо лучше.
Голос первого «я» в голове был прав. Она влюбилась.
– Лукас, я…
Он остановил ее мягкими теплыми губами, едва она открыла рот. Сила поцелуя и обвившихся вокруг ее талии рук были таковы, что ее стон застрял глубоко в горле.
Лукас поднял голову.
– То, что я сказал раньше, неправда.
– Ты о чем? – Меган по-прежнему ощущала на лице его теплое дыхание.
– О тюрьме. Я передумал не только что. – Он пробежал кончиком пальца по ее щеке и провел по ней губами. – Я хотел подольше побыть с тобой. Вдвоем. Чтобы мы были совсем одни. – Он подкреплял каждую фразу поцелуем, скользя от подбородка вверх к скулам и далее поверх ресниц к мочке уха. – Я не хочу думать, виновна ты или невиновна. Я не хочу думать о том, что будет, когда появится Брандт. Я просто хочу вместе с тобой предаваться любви, пока у каждого из нас не останется сил стоять на ногах.
– М-м-м… Звучит заманчиво. – Лукас усмехнулся:
– Ты самая необычная женщина, какую я когда-либо встречал. Просто уникальная. Неповторимая.
Меган улыбнулась:
– В самом деле? Почему?
– Потому что тебя не отпугивает секс.
Ее улыбка померкла, и лицо сразу сделалось хмурым.
– То есть? Моя необычность в том, что я не боюсь близости?
– Угу.
– Определенно, ты знаешь, чем разбередить девичье сердце, – съехидничала Меган.
– Нет, я серьезно. Мне еще не доводилось встречать такой открытости. Первый раз, когда мы любили друг друга, ты была девственницей. Обычно они ведут себя не так. Те, которых я знал, ныли и скулили. Можно подумать, их заставляют продавать душу дьяволу.
– Может, так оно и было, – заметила Меган и, наклонив голову набок, спросила: – И много у тебя было тех девственниц, могу я знать?
– Не важно. Тебе достаточно знать, что ты другая.
– О!
– Да. Ты единственная девственница, которая пошла на меня в атаку.
– Неправда. Ты первый меня атаковал. – Лукас поднял бровь:
– Что-то я не припомню.
– И неудивительно. Ты, похоже, даже имя свое настоящее не помнил всякий раз, когда приезжал в новый город.
– Если не атака, то как еще назвать твое поведение?
– Я бы назвала его находчивостью, – сказала Меган. – Ты захватил меня врасплох, и мне оставалось только использовать случай.
– Ха! – Лукас отодвинулся, чтобы лучше видеть ее лицо. – Ты хотела близости не меньше, чем я.
– Я и не отрицаю, что хотела.
Он медленно выдыхал воздух и пробегал растопыренными пальцами по волосам, умеряя свое возмущение.
– Черт возьми, тогда о чем мы спорим?
– Ты утверждаешь, что моя неповторимость в том, что я не страшусь секса, – сказала Меган. – Я не согласна. У меня есть другие уникальные качества.
– Одно из них – способность окончательно свести меня с ума, – подхватил Лукас.
– Совершенно верно – сказала Меган. – Но есть и другие. Однако, по-видимому, единственное, что тебя интересует, – это секс. И что я без стеснения позволяю тебе относить меня в постель.
– Мне помнится время, – заметил он, – когда постель была нам не в тягость.
Щеки ее залились краской.
– Я сейчас пытаюсь сказать о другом.
– Есть один очень специфический вопрос, который я намереваюсь заострить, – сказал Лукас. – Но он, кажется, продолжает проплывать мимо твоего сознания. – Терпение его явно иссякало, так как в голосе теперь слышалось раздражение.
– Интересно, ты о чем?
– Я уже сказал. Ты самая необычная женщина, какую я когда-либо встречал. Ты отвергала мои обвинения и клялась, что невиновна. Однако ты поняла, что я вынужден выполнять свою работу, и терпела меня все время. За исключением одного раза, когда я приковал тебя к ванне, в то время как ты в ней уснула. Ты оставалась со мной даже тогда, когда я был вынужден привязывать тебя к кровати в той гостинице. Кроме того, я не знаю другой такой женщины, которая бы, рискуя жизнью, осмелилась открыто бросить вызов группе вооруженных бандитов. Они могли тебя застрелить. Другое дело, что большинство из них впоследствии оказались довольно безобидными.
– А я думала, ты считаешь, что я с ними заодно. – Лукас растерянно заморгал, будто не понимая, что она имеет в виду, но потом принял чопорную позу.
– Да, считаю.
– Но ты только что сказал, что я не могла знать их преступных намерений. Значит, ты не думаешь; что я была с ними знакома до того случая.
– Ничего такого я не говорил.
– Говорил.
– Послушай, я, кажется, уже все объяснил. Не важно, что я думаю. Я помогаю Брандту Доновану. Вот когда я передам тебя ему, пусть он сам решает; что с тобой делать. Захочет отпустить – прекрасно. Но если ему будет угодно видеть тебя на скамье подсудимых, так тому и быть. Выбор за ним. Понятно?
Меган поборола желание улыбнуться.
– Понятно. – Теперь она не думала, что Лукас продолжает считать ее виновной. Просто в нем говорила пресловутая верность другу! Да, тюрьмы ей все-таки, видимо, не избежать, если друг Лукаса того пожелает. Но узнать, что он больше не считает ее зачинщицей тех преступлений, очень много для нее значило.
Она шагнула вперед и обняла его за шею.
– Насколько я помню, ты говорил о каком-то занятии, после которого ни один из нас не сможет стоять на ногах. Мои ноги уже ощущают некоторую слабость.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание розы - Беттс Хейди



Хорошаякнига. Стоит прочитать
Обещание розы - Беттс ХейдиТаня
5.03.2012, 12.44





Интересный сюжет, легко читается...
Обещание розы - Беттс ХейдиМилена
9.10.2014, 8.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100