Читать онлайн Обещание розы, автора - Беттс Хейди, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание розы - Беттс Хейди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание розы - Беттс Хейди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание розы - Беттс Хейди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Беттс Хейди

Обещание розы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Меган сдернула простыню и, вцепившись зубами и ногтями, потянула на себя, пока не надорвался край. Дальше все пошло как по маслу. Она снова и снова отрывала белые ленты и связывала их вместе. Даже если хлипкое сооружение не достанет до земли, оставшееся расстояние будет не настолько велико, чтобы опасаться за свою жизнь. В любом случае прыжок с такой высоты не должен причинить сколько-нибудь серьезного ущерба ее здоровью.
Удовлетворенная длиной своего каната, она привязала один конец к ножке массивной кровати. Быстро затолкала под одеяло подушки, придав им форму спящего человека, – маленький трюк, который отнимет у Лукаса только несколько минут, но он даст ей время, за которое она сможет уйти гораздо дальше. Перед тем как подойти к окну, Меган загасила фитиль газовой лампы. Комната сразу погрузилась в темноту.
Тяжелая рама не поддавалась, поэтому пришлось ее потрясти. Меган выглянула в окно и прикинула расстояние до земли. Не так уж высоко, решила она и, наскоро сотворив молитву – на всякий случай, – сбросила свой самодельный трап.
Вскарабкавшись на подоконник, Меган продолжала молить Бога, чтобы спуск закончился благополучно. Она упростила молитву, ограничившись единственным словом.
– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – повторяла она во имя спасения своей драгоценной жизни.
Весь спуск занял не более мгновения. Повиснув на простынях, она спустилась по наружной стене, насколько позволял импровизированный трап, прыгнула и приземлилась на обе ноги, взметнув небольшое облако пыли.
Сожаление пронзило сердце подобно уколу кинжала, когда Меган оглянулась на окно покинутого ею пристанища.
Увы, у нее не было выбора. Даже если бы ей захотелось остаться с Лукасом, хотя, разумеется, у нее не возникало такого желания, все равно нужно было бежать отсюда. Она не собиралась сдавать без боя свое детище. Потеряв «Экспресс», она потеряет все. Независимость, безопасность невозможность жить, как ей нравится.
Чтобы раздобыть лошадь, Меган, постояв секунду в раздумье, задворками пробралась к стойлам. Никем не замеченная, она юркнула в боковую дверь и отыскала в конюшне свою кобылу. Быстро оседлала ее и бесшумно растворилась в ночи.
Всюду стояла тишина, как будто все вокруг вымерло. Только в самом конце улицы из салуна доносился металлический звук фортепьяно. Дойдя до окраины, Меган села в седло и пустила лошадь галопом, чтобы как можно дальше отъехать от Уичито и Лукаса Маккейна. И как можно быстрее.


Лукас вышел на улицу, чтобы остыть. Постояв немного, он двинулся по дощатому настилу если не лениво, то бесцельно. С неторопливостью, помогающей человеку совладать с еще не отполыхавшей страстью. Но ему хотелось – о, проклятие! – вернуться в гостиницу к Меган и вновь предаться любовным утехам. И неудивительно. Потому что она могла заставить любого мужчину забыть все на свете, даже собственное имя.
То же самое случилось и с ним. Лукас забыл, что Меган – его пленница и пока еще не передана органам правосудия. Он забыл об Энни, о своей любви к ней и обещании хранить верность. Черт подери, он даже забыл о Сайласе Скотте и добрых пять минут вспоминал, почему ему так важно разыскать его.
Но теперь все снова встало на свои места и он все вспомнил. То, что сейчас произошло в гостиничном номере, не должно повториться. Как бы чертовски хороша она ни была. Как бы ни приятно было держать ее в объятиях и вдыхать ее аромат…
Вырвавшийся из горла сдавленный стон заполнил тишину ночи. Нужно немедленно чем-то занять ум. Иначе придется вернуться в комнату и все повторится.
Лукас пересек пустынную улицу и направился в полицию. Очень не хотелось, чтобы кто-то знал о его появлении в городе, но если в участке располагали сведениями о Скотте, риск того стоил.
Мужчина в черной кожаной куртке с пришпиленной на груди бляхой сидел, уперев ноги в письменный стол, и читал газету.
– Вы начальник полиции? – спросил его Лукас.
– Угу. – Мужчина протянул руку и представился: – Оливер Инголз. Чем могу вам помочь?
– Меня зовут Люк Кэмпбелл. Я частный детектив. – Полицейский удивленно изогнул бровь:
– У нас здесь какие-то непорядки, о коих мне надлежит знать?
– Нет, сэр. По крайней мере пока. – Лукас придвинул свободный стул и сел верхом, скрестив руки на спинке. – Я даже не уверен, что человек, которого я разыскиваю, находится здесь. Моя остановка в городе и визит к вам объясняются тем, что мы могли бы обменяться некоторой информацией.
– Сказать откровенно, я недолюбливаю частных сыщиков. Впрочем, как и большинство моих коллег. Вы понимаете, что я имею в виду. Вы тоже ловите преступников, но в отличие от нас – только за деньги, а не по долгу службы и исполнения закона.
– Я вынужден с вами согласиться, сэр. И раз уж вы решили выложить карты на стол, я полагаю, что ради справедливости мне следует сделать то же. Все верно. Я разыскиваю одного человека, убийцу, не потому, что хочу получить за него вознаграждение. У меня с ним личные счеты.
– Не желаете поделиться, как его зовут? – Полицейский откинулся в кресле и сложил на животе сплетенные пальцы.
– Сайлас Скотт.
– Ничего не могу сказать. Первый раз слышу.
– Вы должны о нем знать, он числится в розыске. – Лукас встал и подошел к доске объявлений. Отыскал на ней бумажку с портретом Скотта и протянул полицейскому..
Инголз поежился при виде обросшей щетиной физиономии, похожей на медвежью морду.
– Приятно взглянуть, – сказал он, иронизируя. – Славный парень.
– Да уж.
– Никогда его не видел, но теперь буду знать. И помощникам накажу, чтобы зорко следили.
– Буду вам очень признателен. – Лукас встал и направился к двери. – В случае чего дайте мне знать. Я остановился в гостинице.
– Позвольте поинтересоваться, зачем вам так понадобился ваш подопечный?
Лукас стиснул дверную ручку.
– Сэр, я, кажется, сказал: у меня с ним свои счеты. – Он приложил кончики пальцев к шляпе и вышел.
Лукас не любил иметь дело со стражами порядка. Не то чтобы он считая их нехорошими людьми, просто они обязательно должны выспросить всю подноготную. Инголз, вероятно, уже сообразил, что в его планы не входит сдавать Скотта в участок. Поэтому полицейский, если даже его увидит, может не сообщить Лукасу. И все-таки какую-то информацию он получил. Лучше, чем ничего.
Лукас продолжил путь дальше, решив, что не худо бы пропустить глоток спиртного. «Бочонок виски» показался ему вполне опрятным заведением. В углу трое мужчин играли в покер. Рядом со столиком стояла с виду вполне благовоспитанная блондинка, то ли ожидая, когда наполнить бокалы, то ли увести наверх победителя отпраздновать выигрыш. Несколько других клиентов убивали время возле стойки.
Бармен улыбнулся Лукасу.
– Что будете пить? – спросил он, вытирая прилавок затертой серой тряпкой.
– «Юэнлинг», если у вас таковое имеется.
– Конечно. – Бармен открыл кран и нацедил стакан пива.
Лукас толкнул монету через прилавок и, сделав глоток тепловатой жидкости, поднял глаза. В зеркале за спиной у бармена он увидел спускающуюся по ступенькам изящную брюнетку. Васильковое платье свободно ниспадало с плеч и облегало женственные бедра, с каждым шагом обнажая длинные стройные ноги. Женщина прошла мимо покерного столика, напутствовав игроков легкой улыбкой и короткими словами ободрения. Потом направилась к бару и встала рядом с Лукасом.
– По-моему, я раньше вас здесь не видела, – заметила она. – Я бы выпила что-нибудь. Не желаете угостить?
Обладательница мягкого голоса напоминала тающее сливочное масло – такая теплая, мирная, влекущая.
Лукас окинул ее пристальным взглядом, невольно проводя сравнение с той, которая сейчас ожидала его в гостинице. У Меган в глазах отражалась каждая эмоция, у брюнетки – ничего. В ее глазах не было ни радости, ни грусти. Впрочем, она привлекала тем, что не имела обычных для большинства проституток излишеств в косметике и приторного запаха духов. Если бы еще убрать специфический налет, привносимый окружением, ее можно было бы назвать по-настоящему элегантной, подумал Лукас. В ответ на ее вопрос он равнодушно пожал плечами.
Атласная туфелька оперлась на небольшой выступ вокруг бара, и сквозь разрез платья проглянула обтянутая чулком ножка, так восхитившая Лукаса, когда он ее впервые увидел.
– Пит, – мягко сказала женщина. – Бренди, пожалуйста. – Бармен налил бокал и наградил ее пронзительным взглядом.
– Уиллоу, не надо дразнить посетителей. Их действительно раздражает, когда ты так себя ведешь.
– Я никого не дразню, Пит. – Женщина обратила на Лукаса свои фиалковые глаза. – Сэр, я вас дразню?
Пит выпрямился во весь свой недюжинный рост.
– Она не проститутка. Поэтому не думайте, что вы можете вести ее наверх, мистер.
– Если она не… – Лукас запнулся, подбирая подходящее слово, дабы не оскорбить даму и не навлечь гнев Пита. – Если она недоступна, тогда что ей здесь делать? – Он чуть было не добавил «с ее внешностью», но вовремя одумался.
– Она здесь работает… певицей.
– Певицей? Гм… – Лукас повернулся к Уиллоу: – Вы хорошо поете?
В глазах у нее вспыхнули задорные искорки.
– Все знают, как я умею собирать народ. – Лукас обвел глазами помещение.
– Но не сегодня.
Женщина усмехнулась одними кончиками губ и подошла к пианино, предварительно сделав глоток бренди. Лукас проследовал за ней взглядом.
Наклонившись к пианисту, Уиллоу что-то шепнула ему на ухо и по узкой боковой лесенке поднялась на подмостки. Стук каблучков по грубым доскам эхом прокатился по комнате.
Первые ноты прозвучали резко и отчетливо. Но как только певица открыла рот, металлический призвук инструмента и прочие шумы перестали существовать. Ее чистый шелковый голос заполнил салун. Игроки за угловым столиком перевернули карты, безраздельно даря ей свое внимание.
Он прекрасен, как утро, и ярок, как день,Красоты, не увядшей от времени, знак,Что, скитаясь от моря до гор, словно вечности тень,Посещает меня в самых сладостных снах.
Качающиеся двери распахнулись, чтобы принять группу мужчин, привлеченных пением Уиллоу. Все смотрели только на нее. Вновь прибывшие осторожно зашаркали вдоль стены, стараясь не производить шума, который мог бы нарушить гармонию звука.
За балконными перилами появились с полдюжины женщин: одни – в более или менее приличествующем виде, другие – будто только что из постели. К ним присоединились двое-трое наспех одетых мужчин в рубашках навыпуск.
Лукас отказывался верить чуду. На представление сбежался весь верхний этаж. Ладно бы только девушки, у которых в данный момент не было клиентов. Но чтобы мужчины, уже заплатившие за приятное времяпрепровождение, повыскакивали из своих комнат? Голос Уиллоу выманил их тоже.
Она закончила песню. И как только стихло жестяное треньканье пианино, в салуне раздался гром аплодисментов. Лукас хлопал вместе со всеми, пока не онемели ладони. Никогда еще он не слышал такого замечательного пения.
С таким голосом растрачивать себя в этаком захолустье, подумал он. Ехала бы в Калифорнию или на восток, в Нью-Йорк, уж там нашлась бы аудитория, достойная ее таланта.
Уиллоу сделала реверанс и послала в толпу воздушный поцелуй. Аккомпаниатор помог ей сойти с подмостков, и она направилась обратно к Лукасу.
– Ну, что скажете, ковбой?
– Я полагаю, ваш голос заслуживает еще одного бренди.
Ее заразительный смех напоминал звон тысячи серебряных колокольчиков. Даже бармен, достаточно долго соблюдавший строгость, позволил себе хихикнуть. Он налил сначала ей и Лукасу, а потом уже посетителям, которые осушили свои стаканы, пока она исполняла песню.
Для Лукаса, все время изучавшего Уиллоу краешком глаза, стало очевидно, что она была явно не из их круга.
– Почему вы здесь? – спросил он. Она поднесла к губам стакан с бренди. – Что вы имеете в виду?
– Вы же не проститутка. Пит совершенно ясно сказал. Вы прекрасно поете, черт подери! И я думаю, мы оба отлично понимаем, что, выступая здесь, вы напрасно теряете время.
– Теряю время? Вы меня обижаете, сэр. – Уиллоу приложила руку к сердцу. – Мне приятно сознавать, что я могу внести хотя бы крупицу культуры в жизнь города.
– Одной певчей птички маловато будет. – Она усмехнулась.
– Так скажите мне правду. Что вы здесь делаете?
– Почему вы спрашиваете?
– По причине моего здорового любопытства.
– Как у всех одиноких странников с пустым карманом и головой, набитой мечтами. Что вы хотите, мистер? Выводок детишек, шлепающих по дому, или нескончаемых приключений? – Уиллоу залпом выпила, остаток бренди. – Очень жаль, но ни то ни другое меня не интересует. Мне не нужен всадник, который прискачет на белом коне, чтобы посадить меня в седло и умчать далеко-далеко.
– Я и не предлагаю, – сказал Лукас, отхлебывая из кружки пенящееся пиво. – А вы, однако, за время пребывания здесь вполне поднаторели в речах.
На щеках Уиллоу вспыхнул нежный розовый румянец.
– Здесь без этого не обойтись.
– И все же почему вы тут?
– Вы не отстанете, пока не узнаете?
– Безусловно. – Она улыбнулась.
– Я жду кое-кого.
– Здесь? – спросил Лукас, не скрывая удивления.
– Несколько лет назад мой брат ушел из дома и не вернулся. Ему только-только исполнилось восемнадцать. Сначала мы получали от него письма, по крайней мере раз в неделю, но потом он вдруг перестал писать. Родители волновались, и я пообещала найти его. Здесь его видели последний раз.
– И вы надеетесь, что ваш брат вновь здесь появится? – Уиллоу дернула гладким оголенным плечом.
– Возможно.
Лукас хотел ее предостеречь. Он-то понимал, насколько тернист будет ее путь, который принесет только сердечную боль. Но ему ли давать подобные советы другим, если он сам поступает почти так же? У нее по крайней мере добрые побуждения.
Он подозвал проходившего мимо бармена.
– У вас не будет клочка бумаги?
Тот недовольно посмотрел на него и отправился в подсобное помещение. Через минуту он вернулся с наклейкой от банки с фасолью.
Лукас перевернул этикетку чистой стороной.
– А как насчет писчего инструмента?
– Говорили бы сразу, – заворчал Пит. – Заставляете человека бегать по десять раз.
– Извините, – рассмеялся Лукас. Пит принес ему огрызок карандаша.
Лукас оторвал клочок и, положив его на прилавок рядом с Уиллоу, стал что-то писать.
– Я бы с удовольствием вам помог, – сказал он, быстро пододвинув к ней бумажку, – но мне самому нужно разыскать одного человека. Брандт Донован – мой друг. Если вам что-то понадобится, не важно что, черкните ему. Вот его адрес. Брандт даст мне знать или сам вам поможет.
Уиллоу внимательно изучила листок и посмотрела на Лукаса.
– Почему вы хотите мне помочь? – спросила она, встретившись с ним взглядом.
– Мне бы хотелось сделать для вас больше. Но таким образом вы по крайней мере сможете связаться со мной.
– Нет, я не о том вас спрашиваю. Большинство, людей иначе относятся к моему поиску. Они просто пожимают плечами, услышав мою историю.
– Видимо, я лучше их понимаю, что значит потерять кого-то из близких. Или, может быть, мне просто хочется вам помочь.
Лукас покопался в кармане рубашки.
– Вот, возьмите, – сказал он, протягивая Уиллоу несколько сложенных банкнот. – Вдруг у вас появятся новости о брате. Тогда вам понадобятся деньги – купить билет на поезд или что-то еще.
– Я не могу их принять, – сказала Уиллоу.
Лукас вложил деньги ей в руку и сомкнул ее пальцы.
– Берите, только не тратьте по пустякам. – Он шутливо подмигнул ей, потом выложил на прилавок несколько монет бармену за выпивку. – Дайте мне знать, когда найдете брата, – сказал он, сознательно воздержавшись от слова «если», зная, что только надежда поддерживает человека в его делах. – Удачи вам.
Он чмокнул Уиллоу в щеку и покинул салун не оглядываясь. В данный момент он ничем не может ей помочь. У него своя дорога и свои проблемы. И одна из них сейчас ждет его там, в гостинице.


Как он посмотрит Меган в глаза? Как станет объяснять ей свое поведение? И устоит ли он перед искушением повторить все сначала, когда вновь ее увидит? Господи, ну и работа! Трудностей день ото дня только прибавляется.
Брандт сказал – внедриться в банду и добыть максимум информации о Меган Адамс, чтобы было что представить суду. Будь его друг сейчас рядом, он придушил бы его голыми руками. Ну ничего, злодей, которого он найдет обязательно, ему за все заплатит. Хорошо заплатит.
Лукас прикоснулся к шляпе, приветствуя клерка за конторкой, и пошел через вестибюль к лестнице. Поднимаясь к себе, он гадал, обнаружила ли Меган его исчезновение, и если да, то к чему он должен готовиться. К громким проповедям, неистовым крикам или слезам? От большинства женщин он ждал чего-то такого. А как поведет себя она? Скорее всего запустит в него чем-нибудь. Стулом или столом.
Лукас поморщился. А может, она уснула? Он возвел глаза к небу, моля Всевышнего о такой скромной милости. У него не было привычки надоедать царю небесному. Просьба Господу являлась скорее исключением, ибо у него не было уверенности, что сейчас он справится собственными силами.
Медленно поворачивая ключ, Лукас бесшумно отпер замок. Дверь слабо скрипнула и отворилась. Он осторожно заглянул внутрь. Вокруг было совсем темно. Тогда он прислушался и, не уловив никаких признаков движения, с облегчением вошел в комнату.
Меган спала. Или притворялась спящей. Он разглядел вздымающийся бугор под одеялом. Очень хорошо. Возможно, к утру все эмоции с нее схлынут и можно будет вернуться к исходному положению. Узницы и стража.
Лукас отстегнул ремень с оружием и подошел к кровати. Осторожно присел на край, чтобы не разбудить Меган, и скинул сапога. Потом снял рубашку и вместе со шляпой бросил на столик возле кровати. Расстегнув пояс на брюках и откинувшись спиной на подушки, он заложил руки под голову и стал ждать.
Через, пару минут он понял, что Меган только притворяется спящей. Он уже изучил ее привычки. Во сне она постоянно ворочалась с боку на бок, однако за все время, пока, он раздевался, не переместилась ни на дюйм. И вопреки всем ожиданиям не было ни бранных слов, ни развевающихся волос. Прекрасно. Тишину легче пережить, нежели бурные эмоции.
К нему начала подкрадываться дремота, и в сознание просочился какой-то незнакомый шум. Одновременно с ним с улицы проникало знакомое треньканье, в котором безошибочно угадывались аккорды пианино из салуна. Казалось, что все вокруг заполняется тонкими приятными звуками.
Лукас нахмурился и открыл глаза. И вдруг увидел перед собой огромную черную дыру. В ней было что-то большее, чем просто темнота. Его охватило тягостное чувство, подсказывающее, что здесь что-то не так.
Внезапная догадка, от которой у него волосы встали дыбом, поразила его. Он не слышал, чтобы Меган дышала. За все время его пребываний в комнате женщина, которая обычно сопела, храпела и ругалась во сне, даже не пискнула.
Он сел, неловкими пальцами отрегулировав фитиль, и при ярком свете лампы сдернул покрывала. Увидев несколько взбитых подушек и тянущиеся к окну связанные полоски от простыней, он вскочил с матраса, хватая сапоги, одежду и одновременно пристегивая свои «кольты».
– Вот коварная!
Он не знал, куда она могла убежать, но поклялся во что бы то ни стало ее найти. Он не остановится и будет искать до последнего вздоха, пока не привезет ее обратно.
На некоторое время Лукас остановился, чтобы взять себя в руки, понимая, что гнев помешает ему тщательно все обдумать. Интересно, куда она могла бежать? Он волновался за нее – ведь какой бы несгибаемой она ни притворялась, ее могут раздавить, как букашку. Даже с ее характером кое-чего самой ей не одолеть.
Проклятие! Он должен ее отыскать!
Лукас обошел кровать и пробежал рукой по самодельному канату. Изобретательная женщина, черт подери! Надо отдать ей должное.
Лучший способ выследить человека – отправиться за ним. Строго по его следам. Отсюда следовало, что выбираться из комнаты нужно тем же путем, что и Меган, то есть через окно. Лукас клял ее на все лады за то, что она выбрала такой узкий лаз.
Он перенес ногу через подоконник и, вращая туловищем из стороны в сторону, сполз вниз. Оружие на бедрах – его два «миротворца», как он их называл, – цеплялось за стену, мешая ему найти опору. Для страховки он обмотал ногу канатом и, удерживая ее в петле, ухватился за карниз.
Поднимающийся летний бриз закручивал гардины и швырял в лицо. На полу трепетала раздуваемая ветром газета.
Второй раз за ночь Лукас поймал себя на том, что допустил промашку. Он ясно помнил, что складывал газету и оставил ее на столике возле кресла. Ругаясь на чем свет стоит, он напряг все силы и полез через подоконник обратно в комнату. Упражнения в хореографии закончились грациозным сальто с приземлением на голову, а ноги остались торчать над кроватью.
Он распрямился и подполз к газете. Когда он пришлепнул рукой шелестящие страницы, в глаза ему бросился примитивный портрет со знакомыми чертами. Проклятие! Меган видела свое изображение и статью о нападении на дилижанс, а он-то надеялся…
Ну что ж, теперь по крайней мере ясно, куда она направилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание розы - Беттс Хейди



Хорошаякнига. Стоит прочитать
Обещание розы - Беттс ХейдиТаня
5.03.2012, 12.44





Интересный сюжет, легко читается...
Обещание розы - Беттс ХейдиМилена
9.10.2014, 8.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100