Читать онлайн Зачеркнуть прошлое, автора - Берристер Инга, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зачеркнуть прошлое - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зачеркнуть прошлое - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зачеркнуть прошлое - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Зачеркнуть прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страница

14

— Джесс!
Молодая женщина, не веря своим глазам, глядела на брата и невестку. Неужели это и в самом деле они? Они — и здесь?
— Мы приехали вместе с папой, — радостно сообщил Джастин, обнимая сестру. — Рэндалл все устроил. Знаешь, какого труда мне стоило не проговориться, когда мы с тобой болтали по телефону? Хотелось устроить тебе сюрприз.
— Я так надеялась, что в один прекрасный день Рэндалл встретит женщину, которая сделает его счастливым! Вот только мне и в голову не приходило, что это будешь ты, — весело щебетала Клэр, сияя лучезарной улыбкой под стать Джастину. — Неудивительно, что он так охотно согласился выделить мне необходимую сумму, чтобы мы с мужем смогли купить ферму. Он же попечитель моего имущества, без разрешения Рэндалла я и десяти фунтов взять не могу. Ох, как же я боялась к нему обращаться!
Гости двигались нескончаемой чередой, и Джастину с Клэр пришлось уступить место следующей паре, желающей поприветствовать новобрачных, — почтенной даме в платье тяжелой зеленой парчи, под руку с не менее почтенным джентльменом в черном.
— Герцог и герцогиня Ньюбош, представители Виндзорского королевского дома, — шепнул мистер Робине на ухо дочери и, воспользовавшись мгновенной передышкой, вполголоса осведомился: — Правда ли, что в графстве Марри не все так спокойно, как хотелось бы? Я тут случайно услышал обрывки разговоров и не на шутку встревожился, если честно. Я ведь давно уже не в курсе здешних событий. — Он озабоченно нахмурился. — Кто-то вроде бы даже упомянул о том, что Рэндалл, возможно, будет вынужден отказаться от титула. Но я-то знаю, что на такое он ни при каких обстоятельствах не пойдет. Графство для него — все, он жизнь положит ради процветания родного края… Как его отец и дед.
— Действительно, у Рэндалла серьезные проблемы, — неохотно признала Джессика, но в подробности вдаваться не стала. К новобрачным приблизилась очередная пара высокопоставленных гостей, и молодая женщина вынуждена была вновь вернуться к роли виновницы торжества…
Затем в течение трех часов они с Рэндаллом церемонно обходили зал, принимая поздравления и беседуя с гостями. Но вот наконец-то настало время им подняться в свои покои и переодеться для свадебного путешествия.
Хетти, с сияющими глазами, бесцеремонно выставила за двери подружек невесты и принялась хлопотать вокруг своей хозяйки.
— Ваши чемоданы уже отправили в гавань и погрузили на яхту, — радостно сообщила она. — Ох, а какая вы сегодня были раскрасавица, все-все так говорили! Прямо как принцесса из сказки! После сегодняшних торжеств графство Марри будет у всех на слуху. Все захотят побывать в здешних краях!
Джессика так устала, что даже не нашла в себе сил отшутиться. Ей страстно хотелось избавиться от тяжелого платья и фаты, а вместе с ним оставить позади и всю церемонную официальность торжества. И еще она, естественно, стосковалась по Рэндаллу. Поскорее бы остаться с ним наедине! Сегодня они стали мужем и женой, но отчего-то именно сегодня Рэндалл вдруг показался ей пугающе далеким и едва ли не враждебным. Чужой, замкнувшийся в себе человек, участвующий в предписанном традицией ритуале, — вот каким он был в церкви и после, на пути в замок.
Избавившись от свадебного наряда, Джессика усилием воли прогнала и тягостные мысли. Днем состоялась официальная церемония, и Рэндалл по необходимости играл в ней соответствующую роль. А ночью они сойдутся на равных, как мужчина и женщина, как возлюбленные! Сердце Джессики сладко дрогнуло, а затем забилось быстрее в волнующем предвкушении.
Никаких “прощальных” кадров не предполагалось — Рэндалл наложил “вето” на любые съемки, так что Джессика могла позволить себе менее официальный костюм. Она выбрала белые шелковые брюки, изящную розовую блузку со множеством жемчужных пуговиц, а поверх надела шелковый пиджак в одном стиле с брюками. Костюм был элегантен и при этом сексапилен. При одной только мысли о том, как Рэндалл нетерпеливыми пальцами будет расстегивать все эти пуговки, сердце вновь совершило кульбит, а усталость разом схлынула, словно ее и не было.
В дверь деликатно постучали. Джессика затаила дыхание. Неужели Рэндалл?
Но в дверях в учтивом поклоне застыл всего-навсего Кеннет, который сообщил, что Рэндалл отправится на яхту в другой машине и встретятся они уже на борту.
Поблагодарив и отпустив дворецкого, Джессика сказала себе, что глупо чувствовать себя обделенной и обиженной по такому ничтожному поводу: ну, поедут они в гавань в разных машинах, так что с того? Очень скоро они опять будут вместе, и не только на одну ночь, а на всю оставшуюся жизнь… И, усаживаясь в серебристый “роллс-ройс”, молодая женщина вновь готова была улыбаться всему миру…
Лимузин затормозил напротив великолепной яхты Мюира. Джессика втайне надеялась, что на борту ее встретит Рэндалл, но нет, ничего подобного. Капитан яхты, весь в белом с позолотой, церемонно подал ей руку, помог подняться по трапу, проводил в отведенную ей роскошную каюту. Джессика вежливо улыбалась, но про себя сокрушалась, что с нею не Рэндалл. Апартаменты состояли из чудесной спальни, гардеробной, элегантной гостиной и ванной. Когда Джессика были здесь в первый раз, ее знакомство с яхтой ограничилось только палубой и салоном, теперь же ей представилась возможность воочию убедиться в великолепии этого маленького плавучего дворца.
На создание яхты явно не пожалели расходов — перед глазами молодой женщины оживала фантазия самого что ни на есть утонченного гедониста. Капитан наконец распрощался с ней, сообщив, что коктейли подадут на палубе через час, а вскоре за тем последует ужин, приготовленный специально для торжественного случая.
* * *
Джессика нетерпеливо расхаживала по гостиной. Вот уже час как она прибыла на яхту, а Рэндалла нет и нет! Она уже дважды вызывала к себе стюарда и придирчиво его расспрашивала, но так ничего толком и не выяснила.
Внезапно пол под ногами дрогнул. Молодая женщина бросилась к иллюминатору. Да, причал и набережная остались позади — яхта, быстро набирая скорость, уходила в открытое море.
Не на шутку встревоженная, Джессика решила, что с нее достаточно. Распахнув дверь каюты, она выбежала в коридор и стремительно поднялась на палубу, всерьез вознамерившись, если нужно, найти капитана и потребовать от него ответа: что, собственно, происходит и где Рэндалл?
Но не дошла она и до середины палубы — белые босоножки на высоких каблуках идеально подходили к костюму, но никак не к бортовой качке, — как увидела Рэндалла. Похоже, он поднялся на борт перед самым отплытием.
Джессика облегченно выдохнула и со всех ног бросилась к нему.
— Рэндалл! — радостно окликнула она любимого.
Та часть палубы, где он стоял, была освещена довольно слабо. К удивлению Джессики, Рэндалл не оглянулся, не шагнул ей навстречу — вообще не двинулся с места.
— Рэндалл… — неуверенно повторила молодая женщина, кладя руку на его плечо. — Рэндалл?..
Но это был не Рэндалл — Джессике понадобилась доля секунды, чтобы это понять. Одного прикосновения к плечу мужчины кончиками пальцев хватило, чтобы угадать истину. Ее собственное тело никак не отозвалось на легкое касание, напротив, осталось безмолвным и равнодушным.
Кровь в жилах разом застыла, заледенела. Джессика задрожала от страха, поняв, что мужчина, оказавшийся на борту яхты вместе с ней, — не ее муж. Но кто?
Незнакомец обернулся — и по спине молодой женщины пробежал холодок.
— Мюир? — прошептала она, недоверчиво вглядываясь в его лицо, тонущее в полумраке.
Возникший словно из ниоткуда стюард торжественно объявил:
— Шеф-повар сообщает, что ужин накроют через полчаса, ваша светлость. Подать напитки на палубу или в салон?
Его светлость? Джессика с замиранием сердца ждала, что вот сейчас Мюир запротестует, скажет, что он вовсе не тот, за кого его приняли… Но, к ее ужасу, Мюир коротко кивнул и, в совершенстве подделываясь под интонации Рэндалла, ответил:
— В салон, пожалуйста. Мы спустимся минут через пять.
Джессика открыла было рот, но Мюир тут же перехватил инициативу. Он сжал ей руку — не больно, но твердо, недвусмысленно предостерегая: молчи! И молодая женщина послушно дождалась, когда стюард уйдет, и только тогда возмущенно воскликнула:
— Что происходит? Где Рэндалл? Почему стюард обращается к вам “ваша светлость”?
Ответа не последовало, и в душу Джессики закралось ужаснейшее из подозрений. Словно из ниоткуда донесся голос Рэндалла, рассуждающего о том, что за всеми нынешними беспорядками, возможно, стоит некто, кому выгодно возмущать спокойствие в графстве, дестабилизируя тем самым экономику. На мгновение у молодой женщины закружилась голова.
До боли сжав кулаки, Джессика вырвала руку у Мюира и воскликнула:
— Что вы сделали с Рэндаллом? Где он? Вы… вы не посмеете навредить ему! Это вам даром не пройдет, слышите? Вы не можете… убить Рэндалла и занять его место, неважно, сколько у вас там миллионов фунтов на счету! — В голосе ее звенели слезы. — Вам никогда не занять места Рэндалла. Никогда!
В глазах Мюира — серо-стальных, как у его кузена, — сверкнула суровая решимость. И Джессика вновь похолодела от страха — не за себя, за Рэндалла.
— Нам лучше спуститься в каюту. Если мы опоздаем к ужину, шеф-повар не на шутку разобидится, — невозмутимо промолвил мистер Мактаггарт.
Джессика недоуменно моргнула, а потом с возмущением заявила:
— Мюир, мне дела нет до обид шеф-повара! Я хочу знать, что вы сделали с Рэндаллом, с какой стати взяли на себя его роль и говорите от его имени. Извольте ответить мне прямо сейчас и здесь! В противном случае…
Мистер Мактаггарт сверкнул белозубой улыбкой, разом утратив сходство с кузеном.
— Что за грозная дама, ну прямо королева Боадицея! — одобрительно произнес он. — Повезло же моему родственничку! Вижу, вы его в самом деле любите…
— Мюир, что с ним? — настойчиво повторила Джессика, пропуская его слова мимо ушей.
Но он рассмеялся и покачал головой.
— Я все объясню за ужином, как только мы останемся одни, — пообещал он, вновь завладевая ее рукой. — Но при условии, что мы перейдем на “ты” и вы будете вести себя при посторонних так, будто я ваш муж Рэндалл.
Джессика тут же собралась возразить, но что-то в выражении лица Мюира заставило ее прикусить язык и нехотя кивнуть.
— Не хотите ли взглянуть на карту вин, ваша светлость?
Мюир надменно принял меню из рук официанта, и Джессика метнула на него испепеляющий взгляд. Чем высокомернее держался этот самозванец, тем более походил на Рэндалла, безупречно имитируя его холодную сдержанность, его манеры, исполненные чувства превосходства, даже интонации голоса.
В любых других обстоятельствах возможность поплавать на яхте, где даже винный погреб имеется, доставила бы Джессике немало удовольствия. Но сейчас баснословно дорогая игрушка мистера Мактаггарта со всеми ее роскошествами молодую женщину ничуть не занимала.
Ей не терпелось разоблачить Мюира. Будь она на берегу, давно бы уже выдала мерзавца властям со всеми потрохами. Но на борту его собственной яхты? Наверняка капитан и команда отлично знают, что он не Рэндалл.
Словно прочитав ее мысли, Мюир наклонился к уху Джессики и еле слышно прошептал:
— Просто для справки: команда яхты в продолжительном отпуске. А те, кого наняли, знают только, что яхта принадлежит кузену его светлости, каковой любезно предоставил ее нам на время свадебного путешествия.
И вновь сердце Джессики словно сжала ледяная рука страха.
— Мюир, это вам… тебе даром не пройдет, — сказала она. — Ты не можешь просто взять и занять место Рэндалла, как если бы…
Молодая женщина беспомощно умолкла. Мысли одна страшнее другой одолевали ее. Что, если уже слишком поздно?.. Что, если негодяй… Джессика нервно облизнула пересохшие губы. Нет. Нет, быть того не может. Если бы Рэндалла уже не было бы в живых, она бы тут же сердцем почувствовала это! Ведь она так сильно его любит!
Стюард принес заказанное вино и принялся неспешно разливать по бокалам. Джессика сидела как на иголках.
— Я взял на себя смелость заказать сегодняшний ужин. Совершенно особое меню в этот совершенно особый день, — многозначительно произнес Мюир, успешно подделываясь под интонации пылкого влюбленного.
И снова у стола возник стюард с подносом, на котором искрились шампанским два бокала. Поблагодарив, Мюир передал один из них Джессике.
— Тост! — провозгласил он. — За мою прелестную жену!
Джессика возмущенно нахмурилась.
— Никакая я тебе не жена, — вполголоса возразила она. — Хватит с меня этого фарса, Мюир. Я хочу знать, что происходит, — сейчас и безотлагательно!
— Сейчас подадут ужин, — вполголоса произнес он. — Пока стюард не уйдет, будь добра, веди себя так, как мы договорились.
Будь добра! Джессика презрительно хмыкнула, но протестовать не стала. Она уже поняла: что бы там ни происходило на самом деле, Рэндаллу ничего не грозит. Но что за “тайны мадридского двора”, честное слово? Она имеет право знать правду и она ее знать будет!
— Еще кофе, дорогая?
Джессика изобразила нежную улыбку — стюард по-прежнему предупредительно держался рядом.
— Нет, спасибо, милый, — прощебетала она, метнув на собеседника убийственный взгляд из-под ресниц. Тот в ответ усмехнулся.
— Спасибо, это все. Пожалуйста, поблагодарите от нашего имени шеф-повара. Ужин на диво удался. Не правда ли, любимая?
— Я этот ужин до конца моих дней не забуду, — чистосердечно заверила Джессика. Меню и впрямь состояло сплошь из шедевров кулинарного искусства, но ей кусок не шел в горло.
— Ну вот! — воскликнула она, едва за стюардом закрылась дверь. — А теперь выкладывай все как есть, начистоту! Хватит ходить вокруг да около! Сдается мне, Мюир, эта дурацкая игра доставляет тебе уйму удовольствия, но…
— По правде говоря, ни малейшего, — разом посерьезнев, ответил Мюир. — Слишком многое поставлено на карту. И, Джесс, это не игра. Рэндалл подвергает себя немалому риску…
— Рэндалл?.. — задохнулась Джессика. — Что ты имеешь в виду? Изволь объяснить!
Молодая женщина изо всех сил пыталась сдерживаться, но голос ее дрожал, и уже не от гнева. Уж не жалость ли прочла она в серо-стальных глазах Мюира?
— Хорошо, объясняю. Я предупреждал Рэндалла, я советовал рассказать тебе все заранее, но этот упрямец решил, что опасность слишком велика и что ты можешь нечаянно выдать его планы. Ты ведь уже знаешь, что за проблемы встали перед Рэндаллом… ну, обо всех этих беспорядках. Да и о причинах, сдается мне, известно всем и каждому, не только тебе. Местные патриоты возражают против инвестиций из сомнительных источников, и в результате совершенно оправданное неодобрение “грязных денег” распространяется на приток иностранного капитала вообще, без которого промышленность графства не сможет нормально развиваться. Словом, общечеловеческие ценности вступили в противоречие с экономическими и политическими интересами.
Джессика молча кивнула, давая понять, что понимает, о чем идет речь.
— Недовольство усиливается с каждым днем, — продолжал Мюир. — Радикально настроенные группы населения заявляют, что в своем стремлении очистить графство от “нечестно нажитых денег” не остановятся ни перед чем, вплоть до мер устрашения. Их можно понять — ведь имена “сомнительных” инвесторов со связями в мафиозных кругах отлично известны. Ни один истинный патриот не захочет, чтобы его родной край процветал и богател за счет чужих преступлений. Но методы, к которым готовы прибегнуть наши “горячие головы”, того и гляди запугают потенциальных инвесторов, чья репутация безупречна, тех, кто готов вложить немалые средства в экономику графства. Последняя речь Рэндалла в парламенте имела успех. Несколько солидных компаний международного уровня уже проявили интерес к отдельным его предложениям…
Джессика жестом прервала собеседника и спросила:
— Но разве Рэндалл не может убедить местные власти отказаться от сомнительных инвестиций и раз и навсегда закрыть мафиозным структурам доступ в здешнюю экономику? Объявить нежелательных инвесторов вне закона, в конце-то концов?
— Теоретически такое вполне возможно, — кивнул Мюир. — Но эти люди очень опасны. Денежные инвестиции в нашу промышленность весьма выгодное помещение капитала; инвесторы уже получили немалые прибыли и отнюдь не склонны останавливаться на достигнутом. У представителей “теневой экономики” обширные связи и хорошая память. Рэндалл не желает давать им повод мстить. Кроме того, мишенью станет не только он, но в первую очередь местные власти.
Джессика побледнела от страха. И Мюир удрученно кивнул.
— Рэндалл не может себе позволить вступить в открытую конфронтацию с “теневыми” инвесторами — он никогда не позволит себе рисковать жизнью и безопасностью соотечественников. Он попытался урезонить наших патриотически настроенных активистов, объясняя им грозящую опасность, но пылкие юнцы не в состоянии прислушаться к голосу разума. Поэтому Рэндалл решил, что единственный выход — вступить в переговоры с нежелательными инвесторами и попытаться убедить их добровольно изъять свои вклады. Однако если проделать это открыто, на глазах у широкой общественности, проблемы многократно умножатся. Наши максималисты станут утверждать, что Рэндалл подыгрывает воротилам преступного бизнеса, возможно, втайне их поддерживает, а возможно, даже подкуплен ими…
— Но Рэндалл никогда бы…
— Конечно же нет, — тут же согласился Мюир. — Но, боюсь, ходят слухи, будто его отец поддерживал с этими людьми отношения более близкие, нежели это было на самом деле. Грязь, она липнет, знаешь ли. Рэндалл полагает, что патриотически настроенная молодежь по большей части искренна в своих убеждениях. Но, как это часто бывает, ядро составляют те, кого морально-этические проблемы интересуют постольку поскольку, те, кто рвется к власти любым путем. Эти сделают все, чтобы вынудить Рэндалла отказаться от титула и от места в парламенте.
— Это все я понимаю, — сказала Джессика. — Но с какой стати ты тут изображаешь Рэндалла и где он сам?
— Ох, должен признаться, что поначалу мне этот план не внушал ни малейшего доверия. Однако в конце концов Рэндалл меня уломал. Он решил встретиться с “сомнительными” инвесторами тайно и убедить их перебросить средства в другие регионы, не настроив их против графства. Сам Рэндалл и руки бы не подал подобным людям, но, как он верно отметил, он не может позволить себе роскоши личных симпатий и антипатий. Для него самое важное — его долг перед графством и интересы соотечественников. Не им ли он поклялся беззаветно служить, когда вступал в права наследования? — очень серьезно, едва ли не торжественно произнес Мюир и продолжил: — Так вот Рэндалл решил, что брак и последующее свадебное путешествие послужат отличным прикрытием, позволяющим ему незамеченным покинуть пределы графства и провести необходимые переговоры. Со всей очевидностью кто-то должен был занять его место на яхте, кто-то, очень на него похожий, — и, естественно, выбор пал на меня. Да, разница в возрасте между нами изрядная, но с толикой грима и при неярком освещении я могу изобразить моего родственника вполне убедительно, ты не находишь? — Мюир широко улыбнулся. — Разумеется, изначально предполагалось, что женится он на Клэр. Но Клэр взяла да и вставила нам палки в колеса — выскочила замуж за твоего братца. Так что Рэндаллу ничего не оставалось, как… — Спохватившись, Мюир замолчал, но было уже поздно.
— Как жениться на мне, — тихо докончила за него Джессика. Сердце в ее груди застыло, превратилось в лед.
Мюир в растерянности уставился в пол.
— Ну, с тобой все получилось совсем иначе, — неловко принялся оправдываться он. — У вас с Рэндаллом есть общее прошлое, вас многое связывает… Вы встретились после долгой разлуки — и былые чувства вспыхнули с неудержимой силой. Конечно, для Рэндалла ситуация невероятно усложнилась. Однако он был твердо намерен придерживаться первоначального плана.
— Не сомневаюсь, что так, — убито согласилась Джессика.
Кусок льда в груди с каждым мгновением словно увеличивался в размерах. Очень скоро холод растечется по венам и заморозит кровь… заморозит и убьет ее любовь — точно так же, как Рэндалл, играючи разбил ее жизнь. И не единожды, дважды! Почему, о, почему она допустила такое? Почему не поняла вовремя…
Неудивительно, что Рэндалл нашел ее той ночью и занялся с ней любовью. К тому времени он уже наверняка узнал, что больше не сможет шантажировать ее через брата… и, будучи Рэндаллом, поторопился упрочить свою власть над беспомощной жертвой. И ведь сумел сделать так, что она сама — сама! — кинулась в его объятия! Как этот человек дьявольски умен… и как бесчеловечно жесток! С каким циничным хладнокровием он воспользовался всеми доступными ему средствами — даже смертью их с Джессикой ребенка! — чтобы добиться своей цели!
Подумать только, а ведь она, дурочка, и впрямь поверила, что Рэндалл в самом деле ее любит! Да ничего подобного! Он ее в грош не ставит и не ставил — что сейчас, что тогда, шесть лет назад, когда поручил тетке отослать ее с глаз долой. И теперь бессовестно ее использует точно так же, как в прошлом. Как только благополучно разрешит все свои проблемы, ни минуты не колеблясь, тут же от нее избавится.
Лед в груди разом растаял, на смену пришла жгучая, слепящая ярость, что изничтожила ее любовь и нежность, превратив их в горечь и ненависть. Впрочем, теперь она мудрее, нежели была в семнадцать лет, и ни за что не выдаст Мюиру своих чувств. Нет, она дождется минуты, когда сможет выплеснуть весь свой праведный гнев на Рэндалла.
— Вижу, вы вдвоем немало потрудились, — с трудом выдавила из себя Джессика.
Мюир пристально вгляделся в ее лицо: похоже, притворство собеседницы не особо его убедило.
— Я знаю, для тебя это известие — тяжкий удар. Поверь, Рэндаллу непросто далось его решение не посвящать тебя в опасный план.
На мгновение молодая женщина даже дар речи утратила от негодования. Она нервно сглотнула и кивнула: дескать, да, понимаю.
— Рэндалл хотел уберечь и защитить тебя, — убеждал Мюир.
Он хотел воспользоваться мной как орудием своих замыслов, с горечью подумала Джессика. Но и на этот раз не стала облекать свои мысли в слова.
— А согласись, что отличная была идея: отправиться в свадебное путешествие на моей яхте! — усмехнулся Мюир, весьма довольный собой: ведь тяжелое объяснение, вопреки всем его страхам, прошло вполне гладко. — Это Рэндалл придумал. Смышленый у меня родственник, ничего не скажешь! А до чего забавно было ехать от замка на пристань в его костюме и при всех графских регалиях! А потом, понятное дело, надо было умудриться не попасться тебе на глаза, пока яхта не отойдет от берега. Да, кстати, скажу заранее: у нас с тобой смежные спальни, но, разумеется, двери между ними останутся запертыми до конца путешествия.
— Разумеется, — безжизненным голосом повторила Джессика.
— От души надеюсь, что недели Рэндаллу хватит, чтобы провести все необходимые переговоры. Он, конечно, заранее все продумал и подготовил…
— Безусловно, — эхом откликнулась молодая женщина и, выдержав требуемую приличиями паузу, произнесла: — День выдался долгий и тяжелый. Ты не возражаешь, если я пойду прилягу?
На лице Мюира отразилось такое нескрываемое облегчение, что в любой другой ситуации Джессику это весьма бы позабавило.
— Господи, как же я тебе благодарен! Ни сцен, ни скандалов… Да тебе и впрямь цены нет! — искренне похвалил молодую женщину Мюир. — Должен признаться, я немного боялся предстоящего объяснения, не знал, как ты отреагируешь на то, что я не Рэндалл…
— Полагаю, самого Рэндалла это не особенно волновало, — не удержалась от выпада Джессика.
— У него не было выхода, — вступился за него кузен. — Ради твоего же собственного спокойствия тебе не следовало ничего знать заранее.
— О да! Я чувствовала себя совсем спокойной, полагая, что Рэндалла или взяли в заложники, или он мертв, — ядовито отозвалась молодая женщина.
— Ты его действительно очень любишь, — задумчиво проронил Мюир, словно констатируя факт.
— Любила, — тихо выдохнула Джессика, отвернувшись, чтобы собеседник не расслышал.
Она нетерпеливо посмотрела на часы. Еще полчаса — и яхта войдет в порт. “Свадебное путешествие” близилось к концу.
* * *
В течение этих семи дней Мюир из кожи вон лез, развлекая свою гостью. Маршрут загодя был спланирован так, чтобы по возможности держаться в открытом море и не сходить на берег. Но на яхте было чем заняться: небольшой тренажерный зал, библиотека, превосходная подборка музыкальных записей и кинофильмов. Мюир предлагал научить Джессику рыбачить и нырять с аквалангом. Но, невзирая на все его усилия, мысли молодой женщины занимал Рэндалл и то, как бессовестно, цинично он ею воспользовался.
Женщина иного склада утешалась бы предвкушением мести. О, как Джессика сумела бы при желании отомстить негодяю! У нее было довольно времени осознать, что именно сделал с ней Рэндалл. Как оскорбил ее и унизил.
Бесконечно долгими, бессонными ночами, ворочаясь с боку на бок на огромной двуспальной кровати, которую ей полагалось бы делить с мужем, Джессика настойчиво и старательно занималась лишь одним: изничтожала свою любовь к Рэндаллу так, чтобы и следа в душе не осталось… Как бы ей хотелось, чтобы можно было отключать эмоции, как надоевшую программу по радио!
Интересно, скоро ли иссякнет поток ее слез? Скоро ли она перестанет плакать, плакать так, “словно сердце истекает кровью?..
* * *
Рэндалл отрешенно созерцал пейзаж за окном обшарпанной комнатушки в дешевом отеле. Он поселился здесь под чужим именем и, ежели надежды его сбудутся, уже сегодня выпишется и ночь проведет не на колченогой кровати с продавленными пружинами, а в самолете, на пути в Эдинбург, увозя с собой нужные ему документы.
Дед и отец Рэндалла поступали так, как считали нужным, радея о благе соотечественников: они поощряли приток капитала, не задавая лишних вопросов инвесторам.
И Рэндалл не мог, был не вправе осуждать их. Но времена и условия с тех пор изменились, поэтому действовать приходилось по-другому. Не раз и не два в течение этих мучительных семи дней Рэндаллу казалось, что все его усилия пойдут прахом. Его предостерегали, ему угрожали. Но все контраргументы Рэндалл встречал с ледяной невозмутимостью, достойной урожденного шотландского графа, ничем не выдавая своих чувств. И, в конце концов, одержал верх.
— Ради вас же самих предлагаю воспользоваться возможностью и без лишнего шума, более того — к вашей же выгоде изъять вклады из экономики края и найти им иное применение, — убеждал Рэндалл. — Учитывая накал страстей в графстве, я не могу гарантировать, что вы не понесете серьезных убытков. Вы хотите во имя гипотетических прибылей разом потерять все?
— Да, но основных смутьянов нетрудно уничтожить физически, — холодно бросил один из участников переговоров, и по спине Рэндалла побежали мурашки. Однако он не опустил глаз под гипнотизирующим взглядом собеседника.
Как и было договорено, Рэндалл не пытался связаться с яхтой, чтобы не возникло лишних подозрений. Но это вовсе не означало, что он забыл о яхте и о тех, кто на ней. Точнее, о той, что на ней.
Джесс! Он-то думал, что спланировал все до мельчайшей подробности, что он держит ситуацию под контролем… вплоть до того момента, как выглянул ненароком из окна кабинета и увидел во дворе замка до боли знакомую фигурку…
Пронзительно затрезвонил телефон. И Рэндалл, внутренне напрягшись, снял трубку.
На том конце провода прозвучало отрывистое: “Они согласны” — и тут же раздались короткие гудки. Но и этого было довольно.
Рэндалл обвел комнату усталым взглядом. Итак, ночевать здесь ему больше не придется. Хвала Небесам! Все получилось именно так, как он надеялся…
* * *
До чего же непривычно вновь ступать на твердую землю, думала Джессика, перешагивая через порог спальни в замке. Супружеские апартаменты! Взгляд ее невольно скользнул по двоичным дверям, ведущим в смежную комнату.
Рэндалл! Джессика нервно заходила взад-вперед по спальне, роскошный ковер с длинным ворсом заглушал звук шагов. На мгновение помедлив у окна, она посмотрела вниз. И отсюда тоже открывался вид на внутренний двор и часть сада, только с более выигрышного ракурса, нежели из прежних ее покоев.
Молодая женщина вернулась к столику, взяла бокал с соком, поднесла к губам. Она возвратилась в замок около часа назад и имела все основания полагать, что Рэндалл тоже здесь. Ведь из свадебного путешествия им полагалось приехать вместе, вдвоем! Так где же он?
И словно отклик на ее затаенные мысли раздался нетерпеливый стук в дверь. А в следующий момент на пороге возник он, Рэндалл! Чтобы убедиться в этом, Джессике незачем было даже оборачиваться. Каждая клеточка ее существа, каждый нерв ее тела откликнулись на появление любимого, а сердце дрогнуло и сладко заныло в груди.
Не говоря ни слова, молодая женщина жадно вглядывалась в его лицо. Как он осунулся, как побледнел! Черты лица заострились… Да здоров ли он?
Рэндалл стремительно пересек комнату, взял ее руки в свои, наклонился к ее губам. Джессика чуть повернула голову — и поцелуй пришелся в щеку.
Серые глаза недоуменно сощурились. Неужели подобная реакция и впрямь застала его врасплох? Что за несносная самоуверенность! Пусть почитает себя счастливцем, что она не набросилась на него как разъяренная тигрица!
— Что-то не так? — настороженно осведомился Рэндалл.
— И ты еще имеешь наглость спрашивать? — вскинулась Джессика. — Ты смеешь являться ко мне, как ни в чем не бывало, после того как…
— Джесс, я в самом деле не мог, не имел права посвящать тебя в наши планы… Ведь Мюир наверняка тебе все объяснил! Ты должна была понять…
— Должна? — Джессика испепеляла мужа презрительным взглядом. — Нет, Рэндалл, это ты должен понять: я не позволю себя использовать словно безвольную марионетку!
— У меня не было выбора. — В голосе Рэндалла звучали стальные нотки. — Мой долг перед графством…
— …Важнее, чем все прочее, вместе взятое, — язвительно докончила Джессика. — Да, знаю, спасибо. Так вот запомни: у меня тоже есть долг — перед самой собой…
— Джесс, клянусь тебе: ты не подвергалась ни малейшей опасности. Я ни за что, слышишь, ни за что не поставил бы твою жизнь под угрозу! — Голос Рэндалла смягчился. — Ох, Джесс, Джесс… — простонал он, — зачем мы ссоримся, когда я просто умираю от желания обнять тебя, и… — Не докончив фразы, Рэндалл притянул ее к себе.
Джессика не сопротивлялась и не протестовала — просто стояла точно равнодушный, безжизненный манекен. И Рэндалл поневоле разомкнул объятия и отстранился.
— Надеюсь, переговоры увенчались успехом? — холодно осведомилась Джессика.
— Да, вполне, — процедил сквозь зубы Рэндалл.
— Вот и отлично. Насколько я понимаю, только это для тебя и важно, так?
— Джесс, прекрати! — потребовал он. — Я отлично понимаю, что ты обиделась, но, поверь, я ничего не мог тебе объяснить заранее. Ради тебя же, ради твоей безопасности и твоего спокойствия…
— О нет. Ради меня ты ровным счетом ничего не делал. Ты цинично мною воспользовался, вот и все. Рэндалл, да что ты за человек такой? В ту ночь ты, безошибочно разгадав мою слабость, обращался со мной так, словно я самая желанная женщина на земле, сделал вид, что сокрушаешься из-за ребенка… лишь бы я подыграла твоим планам. Воистину благородное самопожертвование, ничего не скажешь! Все графство будет тебе аплодировать, не сомневайся! Чего только ты не делаешь во имя долга — даже сексом занимаешься! Так вот знай: эта тягостная обязанность больше тебе не грозит. Завтра утром я покину Финдхорн-хаус и никогда, никогда больше не вернусь ни в замок, ни в пределы графства!
— Так я тебя и отпущу! — угрожающе прорычал Рэндалл. — Тем более теперь! Если верить Мюиру, ты очень меня любишь!
Любила, мысленно поправила его Джессика. Но в горле застрял комок, и облечь мысли в слова отчего-то не удавалось. Надо бежать… бежать прочь от Рэндалла… прямо сейчас, а то будет поздно!
— И как у тебя только язык поворачивается утверждать, что мне до тебя дела нет? Джесс, как ты смеешь такое говорить? — яростно произнес Рэндалл. — Не я ли доказывал тебе снова и снова, как сильно, как самозабвенно люблю тебя? Ты не представляешь, чего мне стоило позволить тебе уехать тогда, шесть лет назад…
— Позволить мне уехать? — вознегодовала Джессика. — Позволить?! Да ты меня просто прогнал, вычеркнул из жизни, да как жестоко и цинично! Поручил этой злобной мегере с позором выставить меня из замка! Или ты не знал, сколько злорадного удовольствия ей это доставит?
— Господи, что за бред! Я никому ничего не поручал! Это ты предпочла со мной расстаться, когда тетя по моей просьбе объяснила тебе, что за ответственность тяжким бременем ляжет на твои плечи, если наши отношения станут развиваться дальше. Это ты решила меня бросить и вернуться в Канаду! Разумеется, я не смел тебя упрекать. Ты была совсем девочка, семнадцатилетний несмышленыш. Если бы я на тебе женился, твоя жизнь изменилась бы раз и навсегда. Я знал, что не вправе требовать от тебя подобной жертвы!
Потрясенная тем, что услышала, Джессика судорожно схватилась за стену, опасаясь, что того и гляди потеряет равновесие. Голова у нее шла кругом. Выходит, рано овдовевшая и не имеющая собственных детей, но властная и амбициозная по натуре леди Юфимия решила распорядиться судьбами близких людей по своему усмотрению, преследуя ей одной известные планы… Впрочем, если это и объясняет что-то из того, что произошло в прошлом, то никоим образом не касается сегодняшнего.
— Ты… ты шантажом принудил меня выйти за тебя замуж, — с трудом выговорила она, — и вовсе не потому, что любишь меня, а в силу политических причин. Ты сам мне так сказал! Ты даже,..
— Я — мужчина, и, как у любого мужчины, у меня есть гордость, — неохотно пробурчал Рэндалл. — Разумеется, я ни за что бы не сознался, что в ту самую минуту, как увидел тебя во дворе замка из окна кабинета, я понял, как рад тебя видеть. — Он перевел дух. — Ты вот обвинила меня в том, что даже смерть нашего ребенка бессовестно использовал для достижения собственных целей. Ты вообще представляешь себе, сколько боли причинил мне этот упрек? Как он оскорбителен и необоснован? А знаешь ли ты, отчего я по первому требованию выдал Клэр необходимую сумму для покупки фермы?
Она вопросительно изогнула брови.
— Да ради тебя, Джесс! Только потому, что Джастин — твой брат, а мне хотелось хоть чем-то угодить тебе… В противном случае я бы непременно отказал Клэр. Эта идея насчет фермы поначалу не внушала мне ни малейшего доверия. Хочешь, спроси у самой Клэр, она подтвердит, поскольку мои слова для тебя — ничто!
В голосе Рэндалла звучала такая горечь, что Джессика почувствовала укол совести. Она видела: он не лжет. Она ошиблась на его счет, несправедливо судила любимого… И все же Рэндалл таков, каков есть. Ему выпал высокий жребий, и от тяжкого бремени ответственности восемнадцатому графу Марри никуда ни деться…
— За эти семь дней вдали от тебя я много думал, Джесс, — тихо произнес он. — И я принял решение, окончательно и бесповоротно. Завтра я официально объявлю о том, что отказываюсь от титула и от места в парламенте!
Не веря своим ушам, Джессика потрясенно глядела на мужа.
— Я сделал все, что в моих силах, выполняя свой долг перед графством, Джесс, а теперь я хочу всего того, что составляет счастье простых смертных, — пояснил он. — Хочу сжимать в объятиях любимую женщину, хочу, чтобы она всегда была со мной, в моей постели и в моей жизни! Хочу, чтобы у нас были дети — много детей! Хочу обеспечить им и ей спокойное будущее. И чтобы настырные газетчики не отслеживали каждый мой шаг!
— Рэндалл, что ты такое говоришь! Ты не можешь, не вправе так поступить! Наконец, я тебе не позволю! — запротестовала Джессика.
— Ты не вольна помешать мне, — возразил Рэндалл. — Куда бы ты ни направилась, я поеду следом. Если ты и впрямь решишь покинуть графство, я здесь тоже не останусь… Я добьюсь, чтобы ты вновь пустила меня в свое сердце и в свою жизнь, чтобы позволила доказать мне, как сильно я тебя люблю!
Джессика со всхлипом перевела дыхание. Неужели это не сон? Неужели она и в самом деле слышит из уст Рэндалла эти слова? Рэндалл говорит, что любит ее, более того, готов это доказать, отказавшись от всего, что ему важно и дорого!
— Я не хочу этой жертвы, — твердо произнесла молодая женщина, качая головой. — Я не вижу смысла в этом надуманном, театральном жесте.
— А я вижу, — яростно запротестовал Рэндалл. — Пойми: я хочу быть с тобой. Я не могу без тебя, просто не могу! И если я должен выбирать между тобой и графством Марри, я ни на минуту не задумаюсь над выбором!
Джессика опустила взгляд. Она уже чувствовала, как ответственность ложится ей на плечи тяжким бременем. О, как же знакомо это бремя Рэндаллу! Сколько раз он вынужден был отказываться от собственных желаний во имя долга, унаследованного вместе с замком и титулом от череды достославных предков!
Так каково же оно — доказательство истинной любви? Готовность к самопожертвованию? Или, напротив, щедрый дар?
На краткое мгновение Джессика позволила себе в последний раз помечтать о скромной, уединенной жизни вдвоем — жизни только друг для друга, — а потом решительно прогнала эти мысли раз и навсегда. И заговорила, взяв намеренно легкомысленный тон:
— Рэндалл, в детстве я мечтала в один прекрасный день сделаться знатной дамой… графиней, герцогиней, принцессой….ну, как в сказке. Носить роскошные платья со шлейфом, ездить в карете с гербами, танцевать на балах… И своего шанса я не упущу, так и знай, даже ради того, чтобы дать тебе возможность блеснуть благородством и принести великую жертву!
В серых глазах Рэндалла отчаяние сменилось нескрываемым изумлением, а затем… затем в них затеплилась надежда. Он молча глядел на Джессику и ждал продолжения.
— Кроме того, — невозмутимо добавила она, — что скажет наш сын, если в один прекрасный день обнаружит, что из-за меня лишился возможности пускать девушкам пыль в глаза при помощи герба и титула?
— Наш сын? — Рэндалл бросился к ней, опрокинув по пути стул. — Наш сын?!
— Ну, может, и не сын. Может, дочка, — покладисто согласилась Джессика.
Нет, с врачом она еще не советовалась, но, судя по знакомым симптомам, вероятность того, что она беременна, была стопроцентная. Джессика собралась уже предложить мужу на выбор несколько имен для будущего наследника или наследницы графства, но не успела — Рэндалл припал к ее губам с таким жадным неистовством, что стало ясно, ей и отдышаться-то толком удастся очень и очень нескоро, а уж о том, чтобы заговорить, и речи не шло…
— Сын! Или дочка! — упоенно шептал Рэндалл, зарываясь лицом в ее волосы. — А сознаешь ли ты, моя Джесс, что у нас еще не было первой брачной ночи? Возмутительное упущение с моей стороны, которое я намерен немедленно исправить!
— Рэндалл, но сейчас еще только день… — прошептала Джессика, самозабвенно отвечая на, его поцелуи.
— Господи, Джесс, как ты можешь обращать внимание на такие мелочи? — ответил Рэндалл, подхватывая жену на руки и вновь жадно припадая к ее губам.

загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Зачеркнуть прошлое - Берристер Инга

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Зачеркнуть прошлое - Берристер Инга



Класс!
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаЛюдмила
29.01.2012, 14.52





И еще одна очередная сказка
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаЛена
31.03.2012, 1.17





ну и что плохого в сказках? все имеют право помечтать, пусть в жизни жестче. но сказки разбавляют досуг
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаМарка
25.06.2012, 9.08





ПРиятно почитать на досуге...
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаТати
6.03.2013, 15.14





Его язык вторгся в жаркую благоуханную глубину.. О как! Это (чтобы никто не подумал)про поцелуй в рот. Стоматологи плачут от таких описаний.
Зачеркнуть прошлое - Берристер Ингаkato
6.03.2013, 18.33





ну и хрень
Зачеркнуть прошлое - Берристер Ингамари
31.07.2013, 19.42





Не слишком интригующая история
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаНИКА*
2.09.2013, 20.33





Если честно,то дочитала только потому что хотелось узнать чем же это все закончится,а так впечатлений никаких,не затронул...
Зачеркнуть прошлое - Берристер ИнгаЛена
14.09.2013, 21.20





Нестыковочка получается . 6 лет назад Гг-я покинула замок, Клер было 10 лет , то как в16 лет она вышла замуж без согласия опекунов и т.д.
Зачеркнуть прошлое - Берристер Ингаиришка
22.11.2013, 8.18





Мне, решительно, не нравятся произведения этого автора. Дело даже не в том, что у нее проблемы с арифметикой и логикой, просто ее романы похожи на беспорядочно сшитое лоскутное одеяло, нет ощущения цельности. Да и любовь везде какая-то унылая...
Зачеркнуть прошлое - Берристер Инганадежда
10.03.2016, 17.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100