Читать онлайн Время надежд, автора - Берристер Инга, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время надежд - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время надежд - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время надежд - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Время надежд

Читать онлайн


Предыдущая страница

8

На протяжении следующих двадцати четырех часов Мейбл еще не раз приходилось взывать к своей выдержке. Пока Ричард грузил в машину вещи, она молча наблюдала из окна. Потом он отыскал ее, чтобы сдержанно поблагодарить за все, что для него сделала хозяйка этого дома.
Уже на пороге Ричард вдруг обернулся, и Мейбл на миг показалось, что он собирается заключить ее в объятия, но он сразу же, словно спохватившись, резко развернулся и ушел, не сказав даже «до свидания».
Мейбл дождалась, пока «бентли» скроется из виду, и только после этого предалась своему горю. Нет, она не изливала его в потоках слез. Мейбл страдала молча, но боль, терзавшая ее, была столь невыносимой, что женщина не находила себе места.
Перед отъездом Ричард сообщил ей свой новый адрес – на всякий случай, если ей понадобится с ним связаться. По адресу Мейбл догадалась, что он снял пустой коттедж в небольшом поселке в нескольких милях от ее дома.
Понадобилось три дня, чтобы она более или менее пришла в себя и оказалась в состоянии вернуться к работе. Мейбл принялась за новые эскизы без всякого энтузиазма, но это было все же лучше, чем полдня валяться в постели, не имея ни малейшего желания даже открыть глаза навстречу новому дню, а потом бодрствовать чуть не до первых петухов, потому что эмоциональное напряжение не дает уснуть.
Трудотерапия, вот что мне нужно, решила Мейбл. Следует занять себя каким-нибудь простым понятным делом, каким занимают больных, выздоравливающих после тяжелой болезни. Кажется, я вполне подхожу под такую категорию, правда с одним уточнением: само выздоровление пока кажется несбыточной мечтой, и лучшее, на что я могу рассчитывать, это просто выжить.
Мейбл была даже рада, что Одри не звонила. Вряд ли ей удалось бы скрыть от дочери свое состояние, а расстраивать или беспокоить Одри ей совсем не хотелось.
Через три дня после отъезда Ричарда, как раз в тот вечер, когда Мейбл, выполняя данное самой себе обещание, решила нормально поужинать, поработать над последним заказом и лечь спать вовремя, за окном послышался гул автомобильного мотора.
Мейбл замерла на месте. «Бентли» Ричарда она бы, наверное, узнала по звуку из сотни других машин. Не может быть, он не мог вернуться, пронеслось у нее в голове. Застыв от напряжения, женщина смотрела на дверь черного хода.
Когда за окном кухни промелькнул знакомый силуэт, Мейбл вдруг запаниковала. У нее возникло желание сбежать наверх и сделать вид, будто дома никого нет, но Ричард уже увидел ее в окно, значит, отступать некуда.
Ричард постучался. Мейбл медленно подошла к двери, открыла ее и осталась стоять на пороге, не в силах издать ни звука. Боль, любовь, все чувства, которые она испытала впервые лишь недавно, в зрелом возрасте, и слишком поздно, чтобы иметь время прийти в себя после пережитого, – все вместе лишило ее дара речи. Ее первой мыслью было, что Ричард забыл что-то из вещей. Мейбл посторонилась, давая ему дорогу. Ричард прошел в кухню. Мейбл отметила про себя, что его лицо осунулось, кожа казалась бледнее обычного. А может, ей это только почудилось в полумраке осенних сумерек?
– Я надеялся застать вас дома, – нерешительно начал Ричард.
Он не смотрел на Мейбл, и, будь на его месте другой мужчина, она бы объяснила такое поведение волнением. Но Ричард никогда прежде не нервничал в ее присутствии, поэтому оставалось только одно объяснение: он не хотел ехать, его вынудила необходимость, поэтому он чувствует себя неловко и хочет завершить визит как можно быстрее. Чего он боится? Что она совершенно утратит власть над собой и бросится ему на шею, умоляя ответить на ее любовь?
Тошнотворное чувство, которое она так часто испытывала в эти дни, – презрение к себе – вновь охватило ее. Теперь Мейбл хорошо понимала смысл выражения «чахнуть от любви». Раньше она считала, что этот недуг поражает только подростков, но теперь убедилась, к сожалению, на собственном опыте, как сильно ошибалась.
– У вас есть планы на сегодняшний вечер? – спросил вдруг Ричард.
Мейбл от неожиданности ляпнула, не подумав:
– Да нет, я собиралась немного поработать, но…
– Вот и отлично, тогда вы можете поужинать со мной.
И снова он удивил Мейбл, прервав ее неуверенный лепет на полуслове. Это было так же нехарактерно для Ричарда, как и почти осязаемое напряжение, исходившее от него.
– Мне необходимо кое-что обсудить с вами, – лаконично пояснил он.
Сердце Мейбл тревожно зачастило. Что ему нужно обсудить? Неужели недостаточно того, что он переехал из моего дома? Он считает своим долгом доходчиво объяснить, что я ему не нужна? Он что, принимает меня за полную идиотку?
– Прошу вас, Мейбл, я бы не стал упорствовать, но поверьте, это очень важно. – В голосе гостя появились умоляющие нотки.
Что она могла ответить?
– Ну… если вы настаиваете, – наконец неуверенно согласилась Мейбл.
– Вот и хорошо. Идите собирайтесь, а я пока подожду здесь.
Мейбл изумилась. Он собирается ждать? Но ведь только что пробило шесть. Чтобы умыться и переодеться ей потребуется самое большее полчаса. Мейбл не имела понятия, куда Ричард собирается ее повести, но для ужина в ресторане явно рановато. Разве что предстоящий разговор Ричарду неприятен, и он хочет поскорее покончить с этим делом?
– Ждите, если вам так удобнее.
Мейбл бросила на него неуверенный вопросительный взгляд, и вдруг в ответ Ричард улыбнулся такой теплой, почти нежной улыбкой, что ее охватил трепет. Двигаясь механически, точно робот, Мейбл молча направилась к двери. Только выйдя из кухни и уже будучи на полпути к своей комнате, она вдруг вспомнила, что даже не спросила Ричарда, куда именно они поедут.
Ладно, если уж придется сидеть лицом к лицу с Ричардом и выслушивать, что он разгадал ее тайну и для их общего блага не может ответить на ее любовь, так нужно постараться выглядеть как можно лучше. Она должна выглядеть как женщина, способная возбудить у мужчины желание, а вовсе не как несчастная особа, уже решившая про себя, что ее отверг единственный мужчина, которого она когда-либо любила.
Задавшись этой целью, Мейбл быстро приняла душ и решительно достала из шкафа шелковую комбинацию, отделанную кружевом ручной работы. Комбинацию эту еще в прошлом году перед Рождеством ей купила Одри, заявив, что каждая уважающая себя женщина должна иметь в своем гардеробе нечто подобное.
Мейбл тогда попыталась возразить:
– Слишком шикарно для меня.
Но едва она это сказала, на лице дочери появилось такое странное выражение, смесь гнева и сострадания, что Мейбл в тот же миг обожгло от стыда за себя, от сознания, что она не принадлежит к числу привлекательных и желанных женщин.
– Когда ты ее наденешь, – строго предупредила Одри, – а ты ее обязательно наденешь, то не забудь, что носить ее нужно на голое тело, чтобы между тканью и кожей – ничего.
Тогда Мейбл была шокирована и возмущенно отвергла предположение дочери, продемонстрировав благородное негодование чопорной леди, которое, несомненно, одобрил бы ее отец. Но сейчас, стоя перед разложенной на кровати соблазнительной вещицей, она решительно пресекла мелькнувшую было трусливую мысль о бюстгальтере и – была не была! – надела комбинацию прямо на голое тело. Прохладный шелк плавно заскользил по коже, напоминая нежное прикосновение рук Ричарда. Прекрати немедленно! – приказала себе Мейбл.
Надев шелковые чулки подходящего цвета, она криво усмехнулась: сколько стараний, а ради чего? Ради того, чтобы произвести впечатление на мужчину, который собирается дать мне от ворот поворот, которому не нужна моя запоздало пробудившаяся чувственность. Казалось, судьба сыграла с Мейбл жестокую шутку, показав женщине, какого счастья она была лишена, но сделала это слишком поздно.
После недолгих колебаний Мейбл выбрала красное трикотажное платье. Она купила его несколько лет назад, но так ни разу и не надела, решив, что оно слишком броское и в ее возрасте носить такое уже не подобает. Платье было вполне скромной длины – до середины икры, с длинными рукавами и неглубоким вырезом, но при всем том каким-то образом производило впечатление, которое Одри определила как «сногсшибательное». Вероятно, из-за длинного ряда крошечных пуговичек от горловины до талии, причем пуговичкам отводилась роль отнюдь не декоративная.
Мейбл не поняла, почему платье показалось Одри таким соблазнительным, и честно призналась в этом дочери. В ответ Одри не смогла сказать ничего вразумительного. «Это все пуговицы, в них есть нечто такое, против чего не устоит ни один нормальный мужчина», – вот и все объяснение.
Застегивая пуговички и вспоминая разговор с дочерью, Мейбл покраснела. До конца ли я честна с собой? Действительно ли окончательно смирилась с фактом, что не представляю интереса для Ричарда? Красивое платье, соблазнительное белье – разве это не еще одна глупая попытка привлечь его внимание, возбудить в нем желание?
Мейбл заколебалась. У нее возникло искушение сорвать с себя все и переодеться во что-то более привычное, непритязательное. Но в эту минуту из кухни донеслось покашливание Ричарда, и вопрос решился сам собой. Выбирать другую одежду и переодеваться уже некогда, по-видимому, Ричарду не терпится поскорее покончить с этим делом раз и навсегда. Но разве можно его винить?
Прежде чем спуститься к гостю, Мейбл достала длинный шерстяной жакет, в меру консервативный и безликий. Надев его поверх платья, она почувствовала себя немного увереннее.
Когда она входила в кухню, Ричард посмотрел на нее долгим взглядом, но ничто в выражении его глаз не давало повода предположить, что его хоть сколько-нибудь интересует ее наряд. У Ричарда был вид человека, обремененного тяжкой ношей, настолько поглощающей все его мысли и чувства, что на что-то еще их просто не хватает.
Они вышли из дома. Ричард был как всегда безупречно вежлив. Он открыл перед женщиной дверцу машины, помог сесть, но Мейбл с удивлением заметила, что любое прикосновение к ней, казалось, стоило ему огромных усилий. Боится он меня, что ли?
Впрочем, удивляться нечему, с горечью сказала себе Мейбл. Ее до сих пор бросало в краску при одном воспоминании о том, с каким бесстыдством она реагировала на его поцелуи. Она не только не возражала, не только поощряла его… Куда там, как заправская блудница буквально умоляла Ричарда продолжать ласки, чтобы они становились все более интимными.
Погруженная в эти воспоминания, от которых ей делалось неловко, Мейбл напряженно застыла на сиденье, стараясь смотреть только прямо перед собой, хотя на дворе уже стемнело и рассматривать особенно было нечего.
Ричард сел за руль, завел мотор, но Мейбл решила не поддаваться искушению повернуть голову и смотреть, смотреть во все глаза, чтобы сохранить побольше дорогих воспоминаний об этом мужчине, которые будут согревать ей душу в часы одиночества. Что толку понапрасну травить себя?
Мейбл продолжала сидеть, уставившись в темноту, за окном проносились миля за милей, а она не имела представления, куда они едут. Поэтому когда «бентли» свернул в маленькую деревушку, замедлил ход и, наконец, остановился на улице, состоящей всего лишь из нескольких коттеджей, это стало для нее полнейшей неожиданностью. Она обернулась к Ричарду, он прочел в ее глазах вопрос и объяснил:
– Предстоящий разговор будет для меня нелегким, вот я и решил, что лучше нам поговорить наедине. Возможно, это несколько эгоистично с моей стороны.
Мейбл почувствовала обиду и раздражение. За кого он меня принимает? Он что, боится, что я устрою сцену в общественном месте, стану рыдать, требуя от него ответной любви?
Она с трудом сдержалась, чтобы не расхохотаться истерическим смехом. Не лучше ли прямо сказать Ричарду, что нет нужды продлевать состояние взаимной неловкости, что она уже знает, что он собирается сказать, и ему нечего бояться? Может, ей и трудно справиться с собственными чувствами, возможно, ей не удастся вырвать с корнем и уничтожить непрошеную любовь, которая расцвела в душе и никак не желает угасать, но Ричард может этого не бояться. Ему ничто не угрожает, она не собирается смущать его покой или ставить его в неловкое положение.
Но Мейбл не успела ничего сказать, потому что Ричард уже открывал перед ней дверцу. Женщина молча вылезла, так же молча пошла вслед за ним к парадной двери коттеджа.
Внутри коттедж оказался таким маленьким, что Ричарду пришлось пригнуться, чтобы не стукнуться головой о притолоку. Обшарпанная гостиная была заставлена безликой разнокалиберной мебелью, но в комнате было тепло. Горел камин, и отблески пламени несколько смягчали неприветливость голых стен, создавая даже некое подобие уюта.
Ричард, казалось, прочел ее мысли.
– У меня еще не было времени заняться домом, – пояснил он, словно оправдываясь в ответ на ее молчаливое неодобрение. – Коттедж не в лучшем состоянии, но мне еще повезло, что удалось найти хотя бы такое жилье. Прежний владелец умер в прошлом году, а новый еще не решил, продать ли домик или сдавать в аренду, чтобы получать доход. Ужинать придется в кухне, боюсь, она не идет ни в какое сравнение с вашей, и заранее прошу прощения. Там есть только самое необходимое. Если бы вы знали, как мне не хватает тепла и уюта вашего дома, наверное, когда придет настоящая зима, будет не хватать еще больше.
Мейбл так и подмывало сказать, что, если уж ему так этого не хватает, почему бы не вернуться обратно, но ей помешала гордость. Предлагать Ричарду вернуться было бы глупо и совершенно бесполезно. Вместо этого она честно призналась:
– Простите, но я совсем не хочу есть. Вы собирались мне что-то сказать, нельзя ли перейти прямо к делу?
Сообразив, что получилось резковато, она замолчала и поспешно отвернулась. Ричард неприязненно пожал плечами.
– Что ж, если вам так удобнее… Проходите, садитесь.
Возле камина стояли два кресла. Предположив, что Ричард сядет в то, которое помассивнее, Мейбл быстро направилась ко второму и тут же налетела на Ричарда. Он инстинктивно протянул руки, чтобы отстранить ее от себя – вернее, так думала Мейбл, пока руки Ричарда неожиданно не сомкнулись вокруг нее с такой силой, что чуть не задушили. Женщина удивленно подняла на него глаза.
– Простите, Мейбл, – простонал он, – но меня это просто убивает, это выше моих сил. Думать о вас днем и ночью, мечтать о вас, желать вас с такой силой, что, кажется, сойдешь с ума, и в тоже время быть связанным этим проклятым обещанием! Я обещал, что не прикоснусь к вам, пока живу под вашей крышей, но я больше там не живу, значит, могу считать себя свободным от обещания. Если вы хотите, чтобы я остановился, так и скажите. Вы можете сказать, что не желаете меня, не хотите находиться в моих объятиях… – Он замолчал и несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь совладать с собой.
Он дрожал от напряжения, и Мейбл пронзила ответная дрожь. Она обнаружила, что обнимает Ричарда с такой же силой, с какой он ее. Женщина подняла голову, инстинктивно чувствуя, что сейчас последует поцелуй, и Ричард действительно припал к ее губам. Мейбл ответила с такой страстью, что он глухо застонал от удовольствия. Ричард целовал ее снова и снова, словно никак не мог насытиться.
Когда Ричард снял с нее жакет, Мейбл еще сильнее прижалась к мужчине и ощутила горячую твердость его возбужденной плоти. Руки Ричарда нетерпеливо скользнули вниз по ее спине и обхватили ягодицы. Объятие стало еще более интимным, когда Ричард прижал бедра Мейбл к своим и задвигался в невероятно возбуждающем ритме.
Она сдавленно застонала, затрепетав от желания, тело ее стало мягким и податливым как воск.
– Я люблю вас, но вы и сами это знаете, правда? – прошептал Ричард. – Наверное, я полюбил вас еще до того, как встретил, еще тогда, когда Одри впервые рассказала о вас. Помню, она меня даже дразнила: «Если уж ты так очарован моей матерью, так поезжай и познакомься с ней». Она говорила, что вы одна из самых горячих поклонниц моего таланта и будете рады со мной познакомиться. Я поддался на уговоры, хотя и твердил себе, будто вы тут ни при чем, просто мне нужно где-то остановиться, чтобы собрать материал для новой книги. Я почти убедил себя, что женщина, которая по пристрастному описанию дочери выглядит такой удивительной, такой… не похожей на других, просто не может не разочаровать при личной встрече. Но стоило мне вас увидеть, как я понял, что Одри ничуть не преувеличивала. В жизни вы оказались… Вы само совершенство.
Почувствовав, что Мейбл задрожала, он обхватил ее лицо ладонями и заглянул в глаза.
– Не смейте надо мной смеяться! – сказал Ричард с какой-то даже яростью. – Знаю, я выгляжу полным идиотом. Конечно, смешно, что мужчина в моем возрасте вдруг влюбился как подросток и ни о чем, кроме своей любви, думать не способен, но мне от этого ничуть не легче. Только потому, что мои чувства нелепы, они не становятся менее…
Мейбл заставила его замолчать, приложив палец к губам Ричарда.
– Я и не думала смеяться, – прошептала она севшим голосом. – Вы не понимаете…
Она застенчиво умолкла. Несмотря на его признание, Мейбл все еще чувствовала себя неуверенно, и ей не хватило смелости продолжать, поэтому она просто посмотрела ему в глаза, постаравшись выразить все обуревавшие ее чувства взглядом.
На миг у Ричарда захватило дух, а потом он снова припал к ее губам. На этот раз в его поцелуях не было ярости обреченного – медленная, нежная ласка губ выражала не только желание, но восхищение, любовь. Да, любовь, поняла Мейбл, с готовностью отвечая на поцелуй. Она постаралась вложить в свой ответ всю силу любви, без слов показать Ричарду, как много он для нее значит.
– Неужели все это происходит наяву? – хрипло прошептал Ричард, с неохотой оторвавшись от ее губ. Он снова прижал Мейбл к себе. – Мне кажется, что я вижу прекрасный сон, который вдруг стал явью. Привозя вас сюда, я собирался поговорить с вами, добиться вашего расположения. Я хотел убедить вас, что между нами все-таки может возникнуть что-то серьезное, заверить, что я способен контролировать свою страсть, свое желание. Я не собирался вас торопить, хотел дать вам время постепенно привыкнуть ко мне и надеялся, что когда-нибудь вы сможете ответить на мои чувства. В тот день, когда я увидел вас обнаженной и вы случайно оказались в моих объятиях, я почувствовал ваш отклик и не смог совладать с собой. Я боялся, что непоправимо все испортил. – Глаза Ричарда внезапно потемнели. – Вы хотя бы отдаленно представляете, что со мной делаете?
– Да, наверное, – стыдливо призналась Мейбл, – если это похоже на то, что вы делаете со мной…
Ричард так внезапно выпустил ее из объятий, что женщина чуть не упала.
– Вы меня хотите? – грубо спросил он.
– А разве не заметно?
Ричард улыбнулся. В его улыбке было столько любви и страсти, что Мейбл покраснела.
– Нет, не заметно. Конечно, я знал, что вы откликаетесь на мои ласки, но ведь не секрет, что у вас никогда не было возможности проявить свою чувственность, оценить, что это такое…
– Вы хотите сказать, что я могла бы точно так же реагировать на прикосновения любого другого мужчины, окажись он на вашем месте? – подсказала Мейбл.
Ей стало обидно, и Ричард, почувствовав это, негромко рассмеялся.
– Не совсем так. Но вы дали понять, что не хотите никакой близости между нами, и тогда я сдуру дал чертово обещание, что не прикоснусь к вам, пока живу в вашем доме. С того дня подыскать другое жилье стало моей первоочередной задачей. Я знал, что, живя с вами, не смогу сдержать обещание, и боялся, что это будет означать конец всему хорошему между нами. Мне хотелось, чтобы вы увидели во мне человека, отчаянно влюбленного в вас, а не мужчину, которому нужен от вас только секс, и я боялся все испортить. – В его голосе чувствовалась глубокая боль.
– Простите меня, – прошептала Мейбл, – но мне просто не хватило жизненного опыта, чтобы почувствовать разницу.
– Я знаю, любимая.
Ричард снова привлек ее к себе, нежно поглаживая. Мысли Мейбл путались. Ричард ее любит… Казалось бы, невозможно, но это правда. Однако она все еще не избавилась от неуверенности, ее все еще снедала тревога.
– Так вы не возражаете? То есть, я хочу сказать… – Она замялась и, набравшись решимости, наконец закончила: – У меня ведь совсем нет того опыта, который полагается иметь женщине моего возраста.
Наступила долгая пауза. Затем Ричард приподнял ее голову, заставляя Мейбл посмотреть ему в глаза.
– Я люблю вас, – твердо сказал он, – а это значит, что я люблю в вас все, все мельчайшие черточки, которые составляют вашу личность. Я могу осуждать вашего отца за то, что он не позволил вам реализоваться как женщине, да еще заставил жить с грузом вины, но я люблю вас именно такой, какая вы есть, и ваш сексуальный опыт или его отсутствие тут ни при чем. Ни одна опытнейшая соблазнительница со всеми ее ухищрениями не могла бы мгновенно зажечь меня так, как вы зажигаете одним своим присутствием. Сейчас я покажу вам, что имел в виду.
С этими словами Ричард еще теснее прижал ее к себе, и Мейбл задрожала, но не от страха и даже не от предчувствия неизбежного. Он стал снова целовать ее, и она с радостью отдалась во власть сладкой магии его поцелуев. Когда Ричард принялся расстегивать крошечные пуговички платья, Мейбл почувствовала, что у него дрожат руки. Наконец он расстегнул платье до половины, распахнул его и, издав низкий стон, прижался губами к ложбинке между грудей.
– Ты даже не представляешь, как сильно я мечтал повторить все это, – хрипло пробормотал он.
Мейбл охватила неудержимая дрожь, было трудно вымолвить даже слово.
– Я знаю, как сильно мечтала об этом, – прошептала она прерывающимся голосом.
Ее слова словно нажали на какую-то тайную пружину и выпустили на свободу некую мощную колдовскую силу, таившуюся в них обоих. Мейбл вмиг забыла о своей неопытности, о долгих годах безбрачия, все ее чувства ожили и запели в унисон с его чувствами, тело стало неимоверно восприимчивым. Каждое прикосновение рук Ричарда, каждый поцелуй, каждое произнесенное хриплым шепотом слово усиливали ее возбуждение и одновременно сознание своей женской силы. Она вдруг поняла, что руками, губами, всем своим телом, даже голосом, страстно шепчущим слова любви, может подарить любимому мужчине такое же наслаждение, какое он даровал ей. Ричард положил Мейбл на ковер перед камином и несколько мгновений молча с благоговением рассматривал ее. Затем его руки коснулись обнаженной кожи, на которой играли отблески пламени, и под его ласками все тело Мейбл превратилось в жидкий огонь. Она извивалась и выгибалась навстречу его ласкам, сгорая от страстного нетерпения. Когда Ричард наконец вошел в нее, ее неуправляемый отклик был настолько бурным, что ошеломил саму Мейбл. Все жарче разгорающееся внутри нее пламя превратилось в тугой огненный шар, взорвавшийся с такой силой, что из груди женщины вырвался громкий стон.
Ричард нежно обнял ее и ободряюще прошептал, что у него еще будет время достичь таких же высот экстаза. У них впереди вся жизнь, чтобы разделить наслаждение и познать все грани физического влечения друг к другу. Он прошептал, что Мейбл нужна ему навсегда, а не только на одну ночь, и он надеется, что она разделяет его чувства.
В ответ Мейбл прошептала, что любит его.
– Достаточно, чтобы выйти за меня замуж? – серьезно спросил Ричард.
Удивленная его тоном, Мейбл посмотрела ему в глаза. Только прочтя в них неуверенность, она по-настоящему поняла, что в своей любви к ней Ричард столь же уязвим, как и она.
– Да, – ответила она так же серьезно. – Достаточно, чтобы выйти за тебя замуж.
Они поженились после Рождества. Скромная свадебная церемония в местной церкви сама собой переросла в большое семейное торжество. На свадьбу собралась вся семья Ричарда, и, повинуясь необъяснимому внутреннему порыву, Мейбл пригласила мать Ларри, его братьев и сестер, а также их детей.
Одри с радостью сообщала всем и каждому, что свадьба состоялась только благодаря ей. Когда Мейбл поделилась с дочерью новостью, что собирается замуж, Одри с нежностью сказала:
– Мама, ты достойна только самого лучшего, а Ричард и есть лучший.
С этим Мейбл не могла не согласиться. Ей до сих пор с трудом верилось, что судьба наградила ее такой любовью и таким счастьем.
Молодожены обменялись взглядами, и Мейбл вспыхнула, прочтя в глазах мужа откровенное обещание. Мейбл теперь было достаточно лишь взглянуть на любимого, и ее тело буквально начинало петь от радостного предвкушения. Прежние страхи исчезли без следа. Когда Ричард смотрел на нее, Мейбл помнила только о том, что она любит и любима.
– По-моему, нам пора уезжать, – прошептал Ричард и еще тише добавил: – Я уже говорил тебе, как мне не терпится остаться наедине с моей молодой женой?
– За последний час – ни разу, – лукаво улыбнулась Мейбл.
– Ну, погоди, – шутливо пригрозил он. – Как только наступит вечер…
Молодожены были настолько поглощены друг другом, что Мейбл даже не слышала, как подошла Одри, пока дочь не прошептала ей на ухо:
– Вы так смотрите друг на друга, что вгоняете меня в краску.
Ричард усмехнулся.
– Мы как раз собрались уезжать, – сказал он, затем, с нежностью глядя на Мейбл, добавил: – Конечно, если ты не против, любовь моя.
– Я согласна.
Одри снова рассмеялась и, заявив, что теперь-то они совсем ее смутили, подтолкнула счастливых молодоженов к машине. 




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Время надежд - Берристер Инга

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Время надежд - Берристер Инга



мне роман совсем не понравился.большую часть пролистала.не теряйте время
Время надежд - Берристер ИнгаAlice
4.01.2012, 11.26





Уже третий роман инги однотипный: или одиночный случайный сексуальный опыт в юности, или девственица в 25 - 30 лет. итог предсказуем. Не захватывает, нету изюминки.
Время надежд - Берристер ИнгаЛена
3.02.2012, 22.08





А я прочитала этот роман не без интереса. Главная героиня очень миленькая. Хотя соглашусь с Леной насчет случайного одиночного секса и просроченной девственности.
Время надежд - Берристер ИнгаГеша
18.06.2012, 14.06





"Любви все возрасты покорны..." Идея хороша, герои отличные, но изложение скучновато: 6/10.
Время надежд - Берристер Ингаязвочка
10.01.2013, 0.11





Нормально, мне понравился роман
Время надежд - Берристер ИнгаЕлена
8.09.2013, 9.11





Великолепная история. Разве плохо, что автор не проповедует большую сексуальную активность? одной из моих коллег 42, я подозреваю, что она девственница. Так что в жизни и не такое бывает.
Время надежд - Берристер ИнгаЛюдмила
22.03.2014, 20.49





Лет пятнадцать назад этот роман выходил в серии "Искушение" с другим названием и именами г.г. Автор то-же другой указан. Создаётся впечатление, что редакторы берут понравившиеся тексты, меняют имена и географические названия и выпускают "новый" роман.
Время надежд - Берристер ИнгаГаля
3.04.2014, 13.47





Всем привет! Язнаю что есть роман с подобным сюжетом ГО другой автор может быть кто-нибудь помнит? Подскажите пожалуйста)
Время надежд - Берристер ИнгаРада
19.05.2015, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100