Читать онлайн Время надежд, автора - Берристер Инга, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Время надежд - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Время надежд - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Время надежд - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Время надежд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

От напряжения и боли у Мейбл раскалывалась голова, лицо стало неестественно бледным, и она не представляла, как продержится остаток вечера. Одри не глупа, она не может не заметить тягостного молчания, повисшего между матерью и Ричардом, даже если – Мейбл от всей души на это надеялась – и не поймет его причину.
Молчание воцарилось еще в машине на обратном пути и продолжалось даже тогда, когда довольная Одри вернулась домой и стала весело рассказывать, как прошел день. Ричард и Мейбл не разговаривали и за ужином, и после.
Не то чтобы у Мейбл было дурное настроение или она пыталась каким-то образом наказать за случившееся себя или Ричарда, хотя оба они, несомненно, заслуживали наказания. Мейбл просто не смела заговорить с гостем, она немела при одной мысли, что может невольно выдать себя. По той же причине Мейбл не решалась приблизиться к нему, боясь, что глупое тело предаст ее. В результате она старалась держаться на безопасном расстоянии от Ричарда и на его редкие реплики отвечала односложно.
После ужина Мейбл предупредила, что собирается лечь пораньше. Одри стала ныть, что они почти не виделись, а утром она уезжает, но мать не поддалась на уговоры. Мейбл считала, что уйти сейчас – самое малое, что она может сделать для дочери. Оказалось, ей стало еще труднее мириться с тем, что Одри и Ричард – любовники, и не удивительно, уныло думала Мейбл, разбирая постель.
Что же я за мать такая? Я, которая всегда гордилась, что ставлю на первое место интересы дочери?! Если бы я прежде всего думала об Одри, разве позволила бы Ричарду… Что? Целовать меня?
Мейбл передернула плечами. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя такой растерянной и несчастной. Ну почему я так реагирую на Ричарда? Почему именно после знакомства с ним вдруг выяснилось, что я способна на физическое влечение, способна жаждать и желать, мое тело способно бурно откликаться на близость мужчины? Даже сейчас одного воспоминания о поцелуе Ричарда оказалось достаточно, чтобы все ощущения, которые я испытала в его объятиях, вспыхнули вновь с прежней остротой. Можно подумать, что я все еще молоденькая девушка, а то и подросток, но это же не так, я… Кто? Пусть не молодая, но по-прежнему женщина, – подсказал внутренний голос.
Ну хорошо, я все еще женщина, и очень глупая при этом, устало согласилась Мейбл, но почему из всех мужчин я возжелала именно любовника дочери? Я ведь общалась со многими, но ни на одного не реагировала так, как на Ричарда Барраклоу.
Понимая, что все равно не уснет, даже если ляжет в кровать, Мейбл беспокойно расхаживала по комнате. Вдруг в дверь тихо постучали. Мейбл напряглась, пульс забился учащенно, в ушах зашумело.
Неужели Ричард? Но он не может, не должен…
Когда дверь приоткрылась, и в спальню заглянула Одри, Мейбл не знала, рада она или разочарована.
– Мам, с тобой все в порядке? – участливо спросила девушка. – Ты бледная как смерть.
– Я просто устала.
Все еще поглядывая на мать, Одри села на кровать, сладко потянулась и с усмешкой спросила:
– Ну, разве я была не права? Ричард – потрясающий мужчина, правда?
У Мейбл возникло жуткое ощущение, будто ей вскрыли все вены разом и горячая кровь хлынула вон из тела. Женщина поспешно отвернулась, чтобы Одри не видела ее лица.
– Он… Кажется, довольно приятный. – Вот и все, что она сумела из себя выдавить.
– Приятный? – Одри расхохоталась. – Скажешь тоже, мама! Лично я считаю его самым сексуальным мужчиной из всех, кого мне только доводилось встречать. Для его возраста, конечно. Разумеется, он не для меня. Во-первых, слишком стар, а во-вторых, он вежливо, но вполне ясно дал понять, что незрелые студенточки его не интересуют. Ты бы видела, как здорово мистер Барраклоу управляется со слишком восторженными девицами из университета! На это стоит посмотреть… Мама, что с тобой? – испуганно воскликнула Одри, когда Мейбл издала какой-то странный звук и повернулась к ней. – Ты белее мела.
– Одри, ты понимаешь, что говоришь? – с горячностью воскликнула Мейбл. – Ты же знаешь, передо мной не нужно притворяться. Как только ты сказала, что Ричард особенный, я сразу поняла, о чем речь, хотя, должна признаться, ожидала увидеть мужчину помоложе. Ему, наверное, лет сорок…
– Сорок один, – уточнила дочь. – Ради Бога, мама, о чем ты? Уж не вообразила ли ты, что мы с Ричардом, что я… – Одри расхохоталась. – Господи, но это же нелепо! Не представляю, как такое могло прийти тебе в голову. О, теперь мне, наконец, ясно, почему вдруг стало так важно, кто в какой комнате будет спать! Ах, мама… – Она бросилась к Мейбл и порывисто обняла ее. – Но ведь ты сразу должна была все понять, как только его увидела? Ведь он мне в отцы годится… – Одри отстранилась и внимательно всмотрелась в лицо матери. – Значит, ты как раз об этом и подумала? Что я ищу мужа-отца? – Одри покачала головой. – Ах, мама, у меня нет потребности искать замену отцу, потому что ты обеспечила мне очень спокойное, счастливое детство, я никогда не чувствовала себя ущербной. Когда мне действительно будет нужен мужчина, я выберу человека, с которым мы можем быть на равных, с которым я смогу разделить жизнь, а не того, который на двадцать лет меня старше и на столько же опытнее. Мне не нужен мужчина, который станет обращаться со мной как с ребенком. – Одри снова засмеялась. – Ой, мама, когда Ричард узнает…
Реакция Мейбл была мгновенной. Схватив дочь за руку, женщина прошептала севшим голосом.
– Прошу тебя, Одри, пообещай, что ты ничего ему не расскажешь! – Видя изумление дочери, она поспешила добавить. – Я буду выглядеть настоящей дурой, мне будет так стыдно…
– Да, я только что сама сообразила. К тому же, насколько я знаю Ричарда, вряд ли ему понравится, что его приняли за мужчину, который тешит свое самолюбие, соблазняя девочек-подростков.
Мейбл уныло кивнула.
– Я все еще не понимаю, как тебе вообще могло прийти в голову, что мы с ним любовники.
– Но ты сама сказала, что Ричард особенный, – оправдываясь, возразила Мейбл.
– Да, сказала, но только потому… – Одри вдруг замолчала.
– Почему? – переспросила Мейбл. На этот раз смутилась уже Одри.
– Э-э-э… потому что он не такой, как все… И потому что я знала, как тебе нравятся его книги…
– Но ты же не сказала, что он и есть тот самый Брайан Чедуик, – возразила Мейбл.
– Я хотела сделать тебе сюрприз.
– Это тебе неплохо удалось, – мрачно согласилась мать. Вдруг ее осенило, и она добавила: – Но, Одри, ты же знаешь, я никогда бы не согласилась, чтобы он остановился в нашем доме, если бы не думала, что это важно для тебя.
– Мама, если он не мой любовник, что это меняет?
Все! Все меняет! – хотелось закричать Мейбл, но она не посмела. Мейбл содрогнулась, подумав, насколько по-другому все могло бы сложиться днем, знай она правду. Могло, но сложилось бы? Даже к лучшему, что развитие событий остановилось именно там, где остановилось. Я же не дурочка, хотя, может, и вела себя глупо.
Женщина вроде меня не представляет интереса для такого многоопытного мужчины, как Ричард. Да, он мог целовать меня, флиртовать со мной, даже заниматься сексом, если бы решил, что я не против, но адюльтер не для меня. Я и без того слишком уязвима. Теперь, когда прошло первое потрясение от открытия, что Одри и Ричард – не любовники, избавившего ее от невыносимого напряжения и презрения к себе, Мейбл одолели новые страхи и сомнения.
В самые мрачные минуты жизни Мейбл обычно утешала себя тем, что ничто не происходит просто так. Возможно, и в этот раз она не случайно ошиблась, приняв Одри и Ричарда за любовников. Вероятно, таким образом она подсознательно стремилась застраховать себя от потенциально опасного и даже губительного притяжения к этому мужчине.
В конце концов, что могло надежнее отдалить их друг от друга, чем уверенность, что Ричард принадлежит ее дочери? Теперь, когда такого барьера больше нет, игнорировать предостережения собственного здравого смысла – непростительная глупость.
Можно не сомневаться, что мужчина возраста Ричарда, при его внешности, жизненном опыте и положении, привлекал многих женщин. То, что он до сих пор не женился, говорит о многом. Да, Ричард зрелая личность, умный и образованный человек, приятный собеседник, но, несмотря на это, в нем, по-видимому, таится какой-то изъян: этот мужчина не может или не хочет связать себя прочными отношениями с женщиной.
Но, возможно, он просто разборчив, как ты сама, возразил упрямый внутренний голос, и Ричарду не удалось найти женщины, с которой хотелось бы прожить всю жизнь. Что ж, даже если и так, глупо надеяться, что именно я окажусь такой женщиной. Я же не обладаю какими-то особыми качествами, из-за которых он… Что? Влюбился бы в меня? Какая глупость лезет в голову! Более того, я и веду себя по-дурацки. Ощущения, которые я испытала днем в объятиях Ричарда, – не более чем банальная, общеизвестная похоть. Человек, тем более если ему тридцать шесть, просто не может влюбиться в кого-то за несколько минут. Люди сначала знакомятся, узнают друг друга получше, начинают доверять друг другу, а потом… Как знать, потом между ними может возникнуть и любовь, но все это не происходит с быстротой молнии.
– Мама, ты действительно хорошо себя чувствуешь? – встревожилась Одри.
– Что?.. Да, я в порядке.
– Как-то не похоже, – скептически заметила дочь. – Да, кстати, раз ты взяла с меня обещание не рассказывать Ричарду о твоей ошибке, я хочу, чтобы ты тоже мне кое-что пообещала.
– Что именно?
– Ты не попросишь Ричарда подыскать другое жилье, как только за мной закроется дверь.
Мейбл ошеломленно уставилась на дочь. Как Одри удалось прочесть ее мысли?
– Именно это ты и собиралась сделать, я угадала? – спросила Одри прокурорским тоном. – Честное слово, мама, ты хотя бы подумала, как я после этого буду выглядеть? Я заверила Ричарда, что моя мать нисколько не возражает, что она рада предоставить ему кров, да и вообще это была ее идея, и вдруг появляешься ты и требуешь, чтобы он убрался.
– Но, Одри…
– Нет. Пока ты считала, что мы с ним… что я и он… словом, пока ты думала то, что думала, тебя вполне устраивало его намерение пожить у нас.
– Но я полагала, ты хочешь, чтобы я за ним присматривала в твое отсутствие, – беспомощно призналась Мейбл.
В ответ Одри искренне расхохоталась, и Мейбл покраснела.
– Господи, неужели?! Знаешь, что я тебе скажу, дорогая моя невинная мамочка? Если бы я и вправду хотела, чтобы у мужика не разбегались глаза, я бы ни за что не стала знакомить его с тобой. – Увидев выражение лица матери, Одри снова расхохоталась. – Послушай, неужели ты не замечала, что все ребята, которых я приводила к нам в дом, буквально шалели от тебя?
– Одри, какие ужасные вещи ты говоришь! – слабо возразила Мейбл. – Они же мальчишки, дети…
– А Ричард – мужчина? – мягко подсказала Одри. – Ты сама знаешь, что рядом с ним тебе ничто не угрожает. Если бы я в этом сомневалась… Но если тебя волнуют сплетни…
– Сплетни? – Мейбл бросила на дочь негодующий взгляд. – Не говори глупостей. Кому интересно обо мне сплетничать? Одри, мне уже тридцать шесть!
– Хотя ты не выглядишь даже на двадцать шесть, – поддразнила Одри, – и половина мужчин в радиусе ста миль смотрят на тебя, как собаки на сахарную косточку.
– Одри, это неправда! – Мейбл не на шутку встревожилась.
– Конечно, правда! Ты просто этого не видишь или не хочешь видеть, – добродушно возразила девушка. – Ладно, мама, я хочу услышать от тебя обещание, иначе прямо сейчас спущусь и расскажу Ричарду…
– Хорошо, хорошо, я обещаю.
Быть может, Ричард и сам решит уехать. После того, как я недвусмысленно заявила, что… Вспомнив, что она ему наговорила, Мейбл прикусила губу. Не удивительно, что он так рассердился. Хорошо еще, что я ни разу не сослалась на его якобы нежные отношения с Одри. Если бы я упомянула… Мейбл нервно сглотнула слюну.
То, что произошло днем, было совершенно не в ее духе. Ей здорово повезло, что она верила в его связь с Одри. Не хватало еще завести роман с мужчиной, который использует тебя, а потом бросит, как только ты ему надоешь, с мужчиной, который…
Который – что? – снова пропищал противный внутренний голос. Который с легкостью возбудил тебя? С мужчиной, чьи прикосновения и поцелуи обещали наслаждение, о котором ты могла только мечтать?
Если его чувства недолговечны, если он испытывает ко мне всего лишь физическое влечение и, как только работа над книгой будет закончена, уйдет, даже не оглянувшись, что из этого? По крайней мере, я хотя бы недолго поживу полноценной жизнью, узнаю, что значит быть женщиной.
Презирая себя за распутные мысли, Мейбл попыталась сосредоточиться на словах Одри и нехотя пообещала то, чего требовала дочь.
Днем Ричард тоже кое-что пообещал, он пообещал больше не прикасаться ко мне. Интересно, сдержит он свое слово?
Разумеется, сдержит. И, конечно, я хочу, чтобы он сдержал обещание, разве нет?
На следующее утро Мейбл встала в шесть часов, чтобы отвезти дочь на станцию, хотя Одри и сопротивлялась.
– Серьезно, мам, тебе незачем было меня провожать. Не знаю, смогу ли я выбраться домой до Рождества.
– Все нормально, – заверила Мейбл и сухо добавила: – Я, знаешь ли, уже большая девочка. Тебе не обязательно приезжать каждое воскресенье, чтобы проследить за мной.
Одри рассмеялась.
– Неужели?
Перед тем, как отъехать, Мейбл бросила вороватый взгляд на дом. В комнате, где спал Ричард, свет еще не горел. Довезя дочь до станции, она поцеловала ее на прощание и вернулась.
Мейбл решила посвятить часть дня уборке в кабинете отца и в его спальне и выбросить, наконец, хлам, который скопился там после его смерти. Также нужно было пройтись по магазинам. С тех пор, как Одри уехала на учебу, Мейбл привыкла покупать провизию в гораздо меньших количествах, но теперь, когда в доме живет Ричард…
Правильно, так и надо, сказала себе женщина, пусть мысли будут заняты обыденными, повседневными заботами, тогда не останется времени задумываться о Ричарде и о том, что между нами произошло.
Мейбл сварила себе крепкий кофе и села за кухонный стол, держа чашку обеими руками. Оно и к лучшему, что я еще не взяла новый заказ, будет время не спеша прибраться и пройтись по магазинам. К тому же нужно кое-что сделать в саду, а учитывая, что Рождество не за горами, наверное, пора подумать и о покупках к празднику. Все что угодно, лишь бы только голова и руки были заняты.
Полтора часа спустя Мейбл стояла посреди застланного ковром кабинета и потирала спину, болевшую от попыток сдвинуть с места тяжеленный письменный стол. В это время в душе зашумела вода.
Как только они переехали в этот дом, отец Мейбл оборудовал две новые ванные комнаты, одну – в бывшем чулане, примыкавшем к его спальне, другую – между спальней Мейбл и комнатой, в которой тогда была детская Одри. Ричард все еще спал в бывшей детской, где Мейбл ему постелила, значит, он пользовался второй ванной.
От мысли, что Ричард стоит под душем совсем рядом с ее спальней, у Мейбл странно засосало под ложечкой. Она невольно представила себе мужское тело, поблескивающее от воды, мокрые волосы, облепившие голову. Мейбл никогда особенно не привлекали слишком волосатые мужчины, но сейчас ее воображение почему-то живо нарисовало очень четкую и эротичную картину: узкая полоска волос сбегает по груди Ричарда к плоскому мускулистому животу и ниже…
Стоп, так не годится, прекрати сейчас же! – приказала себе Мейбл. Самый лучший способ избавиться от опасных и неуправляемых мыслей – загрузить себя работой, чтобы на глупости просто не осталось времени. Придя к этому заключению, Мейбл с удвоенной энергией принялась толкать громоздкий стол. Она хотела выдвинуть его на середину комнаты, чтобы Ричард мог работать, используя преимущества естественного освещения и наслаждаясь видом из окна, и одновременно сидеть поближе к камину.
После смерти отца Мейбл просмотрела бумаги, скрупулезно отбирая те, что следовало сохранить, и выбрасывая ненужные. При этом она аккуратно рассортировала по папкам и подписала личные письма отца и старые фотографии, чтобы сохранить их для детей Одри. После этого отцовский стол придвинули к стене, и со временем комната заполнилась всякой всячиной, включая вышедшие из употребления предметы меблировки, например, любимый стул отца и его скамеечку для ног.
Мейбл решила, что стул и скамеечку можно оставить. Книжные полки, занимавшие одну стену, битком набиты, в них больше ничего не возможно впихнуть, но шкафы стоят пустыми, так что Ричард вполне может воспользоваться ими при необходимости. Продолжая борьбу с тяжелым столом, женщина раздумывала, хватит ли на нем места для пишущей машинки.
Очень кстати, что занавески она еще весной сняла и отдала в чистку. Теперь нужно будет достать их с антресолей и снова повесить.
Ей почти удалось поставить стол на нужное место, оставалось еще чуть-чуть, но, как назло, чертова громадина не поддавалась. Мейбл предприняла решительное наступление, навалившись на стол всем своим цыплячьим весом, но лишь больно ушибла бедро. Вскрикнув от боли и досады, женщина в сердцах стукнула кулаком по крышке. Она уже обратила внимание, что шум воды в душе прекратился, но не подозревала, что Ричард спустился вниз, пока с порога не раздался его встревоженный голос:
– Мейбл, что случилось? Я слышал, как вы вскрикнули.
Мейбл покраснела и смутилась. Ну и видок у меня, наверное: волосы разлохмачены, джинсы в пыли, на лице и следа косметики нет! Она повернулась к Ричарду.
– Со мной все в порядке. Я не слышала, как вы спустились. Подождите немного, я только умоюсь и приготовлю вам завтрак.
– Я же не ребенок, вам нет необходимости меня обслуживать, – холодно возразил он. – Я вполне способен самостоятельно приготовить чашку кофе. Что вы здесь делаете?
– А что, разве не понятно? – раздраженно спросила Мейбл. У нее уже побаливали руки, напоминая, что она взялась за работу не по силам. – Я хотела привести эту комнату в порядок, чтобы вы могли здесь работать, но чертов стол…
Ричард нахмурился и вошел в комнату.
– И вы пытались в одиночку сдвинуть этого монстра? – сурово спросил он и, не дожидаясь ответа, взорвался: – Бог мой, женщина, никак вы сошли с ума! Вы что, не понимаете, что могли надорваться? Почему вы не подождали, пока я…
Пока он ее отчитывал, Мейбл медленно вскипала изнутри. Видимо, сказались эмоциональное напряжение и переживания последних дней, и она, обычно сдержанная и уравновешенная, вдруг взорвалась.
– Пока что? – сердито перебила она. – Пока вы, мистер Мужское Превосходство, сможете передвинуть его для меня? Так вот что я вам скажу: я не нуждаюсь в вашей помощи. Мне ничего от вас не нужно. Я прекрасно сама управлюсь со своими делами!
Внезапно Мейбл умолкла. Она вдруг сообразила, что говорит, и с ужасом поняла: опять переборщила, ее возмущение не соразмерно замечанию Ричарда. Ей хотелось одновременно закричать и расплакаться. В последнее время она вообще себя не узнавала. Раздираемая внутренними противоречиями, Мейбл не догадывалась, что глаза ее выражают растерянность и отчаяние.
– Да, конечно, – сухо согласился Ричард. Так сухо, что пыл Мейбл мигом угас, и она оторопело посмотрела в глаза мужчине. Если бы она не знала, что это невозможно, ей могло бы показаться, будто в голосе Ричарда сквозила насмешка над самим собой. Словно… словно он и впрямь признавал, что ее стремление к независимости и самостоятельности столкнулись с наклонностями защитника и покровителя, которых он в себе прежде не подозревал.
Как такая нелепость пришла мне в голову? Вот уж действительно, разыгралось воображение, одернула себя Мейбл.
– На самом деле я собирался сказать, что, если бы мы передвигали этот стол вместе, у нас обоих было бы меньше шансов пострадать, чем поодиночке.
Мейбл слегка покраснела, но так и не смогла выжать из себя ни слова извинений. Вчерашнее событие было еще слишком свежо в памяти, и она еще чувствовала себя незащищенной. Она боялась представить, что могло бы случиться, если бы она вслух обвинила Ричарда в измене Одри. Рассмеялся бы он или пришел в ярость? Последнее более вероятно. Ричард слишком умен, чтобы не догадаться, какое мнение должно было сложиться о нем у Мейбл, если она считала его любовником Одри. Вряд ли он был бы польщен.
– Не знаю, подойдет ли вам эта комната… – неуверенно начала Мейбл.
Ричард смерил ее откровенно скептическим взглядом.
– В свое время я успешно работал в каморке размером не более четверти этого кабинета. Кстати, я продал свою лондонскую квартиру и решил перебраться в пригород отчасти потому, что мне не хватало места. В моей квартире при университете комнаты просторнее, но не намного. К счастью, я не страдаю вещизмом, во всяком случае, до сей поры не страдал. Когда только начинал делать карьеру, то и жил, и спал, и работал в единственной комнате, которую моя сестра и ее муж щедро предоставили мне совершенно бесплатно. И знаете, когда я въезжал в свою первую квартиру, то думал, что буду наслаждаться покоем и уединением, но оказалось, что первые несколько месяцев мне не хватало детских голосов, топота ног на лестнице.
Мейбл нахмурилась. С какой стати он делает ей такие признания? Что хочет сказать? Что он – человек без корней? Но наверняка Ричард намеренно выбрал такую жизнь.
Заправив за ухо прядь волос, она несмело спросила:
– В таком случае, почему вы…
– Не женился? – закончил за нее Ричард. В глазах Мейбл отразилось потрясение. Ей и в голову не приходило задавать глубоко личный вопрос. Она собиралась спросить совсем другое: почему он не переехал поближе к семье, но Ричард почему-то понял ее превратно.
– Сначала я был слишком занят и слишком беден, а потом… Наверное, правду говорят, что чем старше становишься, тем разборчивее. Одного физического влечения, сексуальной химии… назовите это как угодно, уже недостаточно, хочется большего. Хочется встретить человека, который может стать настоящим партнером во всех смыслах. Обе мои сестры очень любят своих мужей и очень счастливы. Я им завидую и хочу, чтобы у меня был такой же брак, на меньшее я не согласен. Им, конечно, повезло, но они ко всему прочему немало потрудились над своим счастьем. А вы? Молоденькой женщине нелегко одной вырастить ребенка, наверняка бывали моменты, когда вам хотелось выйти замуж хотя бы для того, чтобы дать Одри отца.
Мейбл не могла солгать в ответ на его откровенность.
– Да, бывали, – честно призналась она. – Но я не растила ее совсем одна, мне помогал мой отец. Он был замечательным человеком, но очень старомодным. После того, что произошло с отцом Одри… – Мейбл осеклась, вдруг испугавшись собственной откровенности.
– Ну? – мягко подтолкнул Ричард, внимательно наблюдая за ней.
Мейбл молчала, лихорадочно ища способ избежать расспросов, и вдруг подумала: в конце концов, почему бы не рассказать правду? Как только Ричард поймет, что по жизненному опыту она бесконечно отстает от него, он оставит ее в покое, даже если у него и было искушение нарушить вчерашнее обещание.
– Думаю, отец боялся, как бы история не повторилась, хотя никогда не говорил об этом вслух.
Ричард хмурился, не понимая. Тогда Мейбл собралась с духом и попыталась объяснить:
– Отец смирился с тем, что рождение Одри было… своего рода несчастным случаем, но он придерживался викторианских взглядов и был глубоко потрясен моим… поступком. Отец боялся, что все может повториться, что я могу… – Она опять замялась.
– Что можете?
– Снова забеременеть, – хрипло прошептала Мейбл. – Что я повторю свою ошибку и рожу еще одного ребенка, не будучи замужем.
Повисла долгая пауза. Наконец Ричард озадаченно произнес:
– Но насколько я понял, когда была зачата Одри, вам едва исполнилось шестнадцать и ее отец был немногим старше. Вы оба были детьми, и то, что вы успешно справились с ситуацией, делает вам честь.
– Мне помог отец. Он был удивительным человеком, вопреки своим принципам и воспитанию он не выгнал нас с Одри на улицу и поддерживал материально.
– И вынудил вас вести жизнь монашки? – мрачно уточнил Ричард.
Мейбл прикусила губу.
– Он верил, что это во благо. Я могу понять его точку зрения…
– И вам никогда не хотелось разорвать смирительную рубашку? Вам ни разу не захотелось…
В голосе Ричарда появились гневные нотки, и это задело Мейбл.
– Что? – с вызовом спросила она. – Пуститься в сексуальный загул? Нет, этого мне никогда не хотелось. – Она резко сменила тему. – Пожалуй, я лучше пойду готовить завтрак. Как только уберусь в этой комнате, поеду за покупками.
– Да, но вы можете располагать мною. Я умею вытирать пыль и знаю, как обращаться с пылесосом.
Когда Мейбл направилась к двери, ей показалось, что Ричард собирается задержать ее, однако, когда она остановилась и вопросительно взглянула на него, он не шелохнулся, а только сказал:
– Знаете, вам не обязательно ради меня утруждаться.
– Вы правы, – отрывисто согласилась Мейбл. – Я и не собираюсь.
Она злилась на Ричарда и неосознанно пыталась его наказать. Он каким-то образом заставил ее разговориться, и она рассказала совершенно постороннему человеку то, о чем никому никогда не рассказывала. Однако Мейбл пришлось признать, что по справедливости наказывать следовало не его, а ее саму – за глупость. Ричард не виноват, что ей оказалось неожиданно легко говорить с ним и признаваться в самом сокровенном.
Какой стыд! Зачем я сказала, что вела монашеский образ жизни с того самого дня, когда была зачата Одри? Вероятно, Ричард заключит, что я лишена какой бы то ни было сексуальности, и станет меня жалеть. Он, наверное, уже радуется, что вовремя узнал правду. Теперь-то он точно сдержит свое обещание.
Мейбл подумала, что того и гляди расплачется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Время надежд - Берристер Инга

Разделы:
12345678

Ваши комментарии
к роману Время надежд - Берристер Инга



мне роман совсем не понравился.большую часть пролистала.не теряйте время
Время надежд - Берристер ИнгаAlice
4.01.2012, 11.26





Уже третий роман инги однотипный: или одиночный случайный сексуальный опыт в юности, или девственица в 25 - 30 лет. итог предсказуем. Не захватывает, нету изюминки.
Время надежд - Берристер ИнгаЛена
3.02.2012, 22.08





А я прочитала этот роман не без интереса. Главная героиня очень миленькая. Хотя соглашусь с Леной насчет случайного одиночного секса и просроченной девственности.
Время надежд - Берристер ИнгаГеша
18.06.2012, 14.06





"Любви все возрасты покорны..." Идея хороша, герои отличные, но изложение скучновато: 6/10.
Время надежд - Берристер Ингаязвочка
10.01.2013, 0.11





Нормально, мне понравился роман
Время надежд - Берристер ИнгаЕлена
8.09.2013, 9.11





Великолепная история. Разве плохо, что автор не проповедует большую сексуальную активность? одной из моих коллег 42, я подозреваю, что она девственница. Так что в жизни и не такое бывает.
Время надежд - Берристер ИнгаЛюдмила
22.03.2014, 20.49





Лет пятнадцать назад этот роман выходил в серии "Искушение" с другим названием и именами г.г. Автор то-же другой указан. Создаётся впечатление, что редакторы берут понравившиеся тексты, меняют имена и географические названия и выпускают "новый" роман.
Время надежд - Берристер ИнгаГаля
3.04.2014, 13.47





Всем привет! Язнаю что есть роман с подобным сюжетом ГО другой автор может быть кто-нибудь помнит? Подскажите пожалуйста)
Время надежд - Берристер ИнгаРада
19.05.2015, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100