Читать онлайн Верное средство, автора - Берристер Инга, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верное средство - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верное средство - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верное средство - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Верное средство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

В Париже они не задержались.
Да и с какой стати, безучастно думала Анабел, наблюдая, как Жиль укладывает ее новенькие чемоданы с нарядами в багажник своего сверкающего зелено-серебристого спортивного «мерседеса». В конце концов, у нас не медовый месяц.
Вспомнив события прошедшей ночи, она вздрогнула и заметила, что серые глаза Жиля смотрят на ее бледное лицо с мрачным удовлетворением.
— Новобрачной пристало быть слегка бледной, — холодно заметил Жиль, захлопнув багажник, — но ты выглядишь так, словно провела ночь в компании привидений. Кстати, дорогая графиня, для всех остальных наш брак настоящий, и если ты дашь хоть малейший повод усомниться в этом, я знаю, как наказать тебя.
— Иными словами, будешь продолжать навязывать свое отвратительное общество?
Жиль, ничуть не обидевшись, рассмеялся, и этот издевательский смех едва не вывел Анабел из себя.
— О, что-нибудь придумаю! Кажется, сегодня ночью я неплохо управился.
— Лучше не напоминай об этом! — гневно выкрикнула Анабел, топнув ногой.
— Дорогая, я уже говорил: можешь не строить из себя оскорбленную девственницу. На деешься таким образом убедить меня, что не испытываешь досады и огорчения оттого, что сегодня ночью не получила удовлетворения? Это не поможет. Тело выдало тебя с головой.
Анабел не смогла ответить: внезапно хлынувшие из глаз слезы ослепили ее. Она ощупью забралась в машину, почувствовала, что Жиль сел рядом, оттолкнула его, когда он попытался пристегнуть ее ремнем безопасности.
— Не прикасайся ко мне!
Анабел демонстративно отвернулась к окну, и всю дорогу оба хранили враждебное молчание. Неподалеку от Блуа Жиль свернул с шоссе. Анабел очень хотелось узнать, куда они едут, но гордость не позволила ей открыть рот.
Когда «мерседес» въехал на мощеный булыжником двор, из симпатичного домика с красной черепичной крышей вышел плотный темноволосый мужчина примерно одного возраста с Жилем. На его загорелом лице появилась ослепительная улыбка.
— Жиль!
Мужчины дружески обнялись, а затем Жиль подвел его к машине.
— Жан-Поль, познакомься с моей женой Анабел, новой графиней де Шовиньи.
Какое-то время Жан-Поль молча таращился на Анабел, но затем что-то быстро сказал Жилю по-французски и широко улыбнулся.
— Момент, я должен сказать Мари-Терезе о вашем приезде. Конечно, вы пообедаете с нами?
Анабел догадалась, что хозяин заговорил по-английски только ради нее. Она немного понимала французскую речь, но лишь тогда, когда говорили медленно.
— А для чего, по-твоему, мы приехали? — пошутил Жиль, внезапно помолодевший так, что Анабел не могла поверить своим глазам.
Жан-Поль быстро ушел в дом.
— Жан-Поль и Мари-Тереза мои старые друзья, — объяснил Жиль, беря Анабел за руку и буквально выволакивая из машины.
Она невольно вздрогнула, вспомнив пережитое ночью унижение. Но казалось, Жиль ничего не заметил, он не сводил глаз с дверей домика.
— Несколько лет назад Жан-Поль унаследовал землю от дяди и с тех пор работает не покладая рук. Дядя купил виноградник скорее для собственного удовольствия и не слишком заботился об урожае. А Жан-Поль в этом году надеется получить официальное одобрение Комитета по виноделию.
Это произвело на Анабел впечатление, ибо ей было известно, что подобное одобрение получают лишь семнадцать процентов всей годовой продукции.
Они едва успели отойти от машины, когда из дверей торопливо вышла молодая женщина, находящаяся, судя по размерам живота, на последних месяцах беременности, но, несмотря на это обстоятельство, чрезвычайно элегантно одетая и причесанная.
Жиль расцеловал женщину и со смехом посетовал, что не может как следует ее обнять.
— Ну, Жиль, погоди! — шутливо пригрозила Мари-Тереза и посмотрела на Анабел, которая отошла в сторонку, чтобы не мешать встрече друзей. — Скоро очередь за тобой, я права?
Анабел вспыхнула, когда Мари-Тереза смерила взглядом ее стройную фигуру, и тут же вздрогнула: пальцы Жиля красноречиво сжали ее плечо.
— Мари-Тереза, для этого Анабел слишком недавно замужем, — негромко, но с чувственным подтекстом сказал он, словно напоминая друзьям о своей только что минувшей первой брачной ночи и неизгладимых впечатлениях. — Ты смущаешь ее, предполагая, что она уже может носить моего ребенка. Верно, малышка?
Анабел бросила на него яростный взгляд : и собралась поведать друзьям Жиля, как про-: шла их первая брачная ночь, но он, види-; мо, понял направление ее мыслей. Пальцы i Жиля снова впились в ее плечо, а стальные I глаза красноречиво предупредили о неизбеж ном наказании за неповиновение.
— Я неудачно пошутила, — извинилась-] Мари-Тереза. — Прошу вас, проходите в дом.
Жиля перехватил Жан-Поль, и женщины \ остались вдвоем.
— Мы так удивились, когда сегодня утром Жиль позвонил нам из Парижа и сообщил, что женился! — тараторила Мари-Teреза. — На мгновение мы испугались, что Луиза в конце концов подцепила его. — Она вдруг нахмурилась, заметив, как бледна гостья. — О, простите! Возможно, вы не знали о Луизе…
— Знала, — криво усмехнувшись, заверила Анабел.
Открыв дверь ванной, Мари-Тереза состроила унылую гримасу.
— Очень старомодная, верно? Дядя Анри относился к имению не слишком серьезно, и сейчас мы занимаемся только виноградником. Возможно, позже появятся деньги и на дом.
— Я уверена, ваши дела сразу же пойдут в гору, как только Жан-Поль получит признание Комитета по виноделию, — успокоила ее Анабел. — Жиль уже говорил мне, как упорно вы работаете.
— Я больше не работаю, — огорченно развела руками Мари-Тереза. — Сейчас, когда я беременна, Жан-Поль не позволяет мне и палец о палец ударить. Вы скоро узнаете, что для виноградаря его лоза — это любовница, которая соперничает с женой всю жизнь… Вы давно знаете Жиля?
Следовало предвидеть этот вопрос, подумала Анабел. Несомненно, Мари-Тереза очень тепло относится к Жилю.
— Вроде того, — уклончиво ответила она, не желая усугублять ложью свое и без того нелегкое положение. — Моя крестная приходится Жилю тетей, так что я знаю его с детства.
— А он, предвидя, какой красавицей вы вырастете, все эти годы ждал вас! О, это очень романтично!
Дом, скудно меблированный, имел только одно преимущество — был достаточно просторен. Так, по крайней мере, выразилась Мари-Тереза, показывая его гостье.
— Наши мужья наверняка уже потягивают вино. Если их не отвлечь, они будут говорить часами, — пожаловалась Мари-Тереза. —Жиль был очень добр к нам. Именно он настоял, чтобы Комитет рассмотрел нашу заявку, и мы ему очень благодарны. Но пойдемте, иначе от обеда, который я приготовила, чтобы отпраздновать ваше бракосочетание, ничего не останется.
Восхитительный обед продолжался около двух часов. Было подано четыре блюда, а на десерт столько же сортов сыра. Когда было покончено с закусками и нежнейшим омаром, Мари-Тереза подала жареного цыпленка в горшочках, приготовленного в вине Жан-Поля. Цыпленок таял во рту, и, когда Анабел съела все до последнего кусочка, Мари-Тереза лукаво сказала Жилю:
— Ну, мой друг, скоро ты перестанешь быть таким самодовольным! Я положила в горшочек Анабел травку, способствующую — как это по-английски? — плодовитости, и она быстро станет такой, как я, понял?
Все засмеялись. Даже Анабел, которой не хотелось обижать простодушную хозяйку. И все же она вспыхнула, а Жиль, внимательно следивший за ее реакцией, вкрадчиво заметил:
— Мари-Тереза, какими бы великолепными ни были твои травы, их одних недостаточно, чтобы добиться желаемого эффекта. Правда, дорогая?
Слава Богу, всеобщий смех избавил Анабел от необходимости отвечать. И, хотя молодая пара пришлась ей по душе, девушка обрадовалась, когда настало время уезжать. На поддержание имиджа счастливой новобрачной ушли последние остатки сил, и Анабел в который уже раз задумалась, как выдержит шесть месяцев пытки под названием «графиня де Шовиньи».
День выдался теплым, солнце сияло вовсю, и Жиль предложил опустить верх «мерседеса». Анабел не стала возражать. Прохладный ветерок, трепавший волосы, дразнящий ноздри аромат распускающихся почек, безбрежное синее небо над головой — все это способствовало успокоению взбудораженных нервов. Незаметно для себя Анабел задремала.
Когда она проснулась, «мерседес» стоял во дворе замка и к машине бежал волкодав. Полусонная Анабел, с ужасом поняв, что склонилась к плечу Жиля, а тот держит ее в объятиях, попыталась сесть прямо.
Неожиданно Жиль поцеловал ее и шепнул:
— Никто из тех, кто наблюдает за нашим прибытием, не должен заподозрить, что мы фиктивные муж и жена.
Он вышел из машины, открыл дверцу, наклонился и подхватил Анабел на руки.
Ошеломленной экономке, которая встретила их в дверях, Жиль хладнокровно бросил:
— Таков английский обычай. Мои указания выполнены?
Не дожидаясь ответа, он легко зашагал по ступенькам, словно не чувствовал веса Анабел. А ей было так хорошо, так покойно в его объятиях, и в то же время блаженный восторг от близости Жиля поднимался из глубин ее естества. Хмельное чувство вскружило голову, и Анабел даже поначалу не заметила, куда принес ее Жиль.
И лишь когда он, сняв с себя рубашку и небрежно отбросив ее, прошел в смежную комнату, ослепленные солнцем глаза Анабел начали замечать то, чего не замечали раньше: роскошное убранство спальни, элегантность старинной мебели… Жиль вернулся в чистой рубашке и иронически посмотрел на испуганную Анабел.
— В чем дело? Ты что, никогда не видела супружескую спальню?
Супружеская спальня! Сладостный дурман рассеялся, разом вернулись все прежние страхи. Анабел обвела глазами кровать, облизала сухие губы кончиком языка и с опаской посмотрела на Жиля.
— Ты не можешь… — Она проглотила комок в горле и заставила себя продолжить: — Жиль, ты ведь не хочешь сказать, что мы будем спать в одной комнате?
— И не только в одной комнате, но и в одной кровати, — невозмутимо сообщил он. — Мои работники простые французские крестьяне. Как, по-твоему, смогут они меня уважать, если узнают, что я сплю с женой врозь? Или ты надеешься, что отдельные спальни помогут тебе удовлетворять твои низменные инстинкты с кем-нибудь другим? Думай об этом как о наказании, Анабел, — насмешливо посоветовал он. — И о том, насколько слаще будет вино любви после шестимесячного воздержания. Впрочем, это все равно что угощать коллекционным вином алкоголика, которому качество безразлично, он ценит только количество, верно?
Анабел сползла с кровати, ее лицо побелело от отвращения.
— То, что ты женился на мне, не дает тебе права разговаривать со мной, как с…
— …Уличной женщиной? — саркастически закончил Жиль. — Милая моя, уличные женщины, по крайней мере, честно предлагают свой товар. Сейчас принесут твои вещи. Если в течение ближайших шести месяцев у кого-нибудь сложится впечатление, что наш брак неудачен, я накажу тебя так, что ты не забудешь этого до самой смерти.
Анабел нашла в себе смелость ответить колкостью:
— Кажется, ты не придерживаешься теории, что осел лучше реагирует на морковку, чем на палку!
Жиль едва не испепелил ее взглядом, а затем негромко сказал тоном, от которого Анабел похолодела:
— Морковка это эвфемизм? То есть ты пообещаешь хорошо себя вести, если я удовлетворю твои желания, которые тебе тяжело сдерживать? — Он оскорбительно засмеялся. — Кажется, я уже говорил, что не люблю товар с гнильцой!
Достойно ответить Анабел помешал приход смуглолицего мужчины, принесшего чемоданы. Следом появилась экономка и, смерив злобным и любопытным взглядом Анабел. чопорно заметила:
— Возможно, когда у мадам будет время, я покажу ей замок. Кроме того, я хотела поговорить с вами насчет обеда, который месье граф собирается дать на следующей неделе… — Она осеклась, но скорее из желания намекнуть, что Анабел не способна справиться со столь ответственным делом, чем из страха перед хозяином, не желавшим, чтобы его молодой жене надоедали такими пустяками.
— Обед для членов местного общества виноградарей, — холодно уронил Жиль. — Я хотел обсудить с ними виды на нынешний урожай.
— Раньше обязанности хозяйки исполняла мадам Луиза, — вставила экономка, и по тону Анабел наконец догадалась о причине ее враждебности.
Ясно как Божий день, что мадам Лебон считает Луизу намного более подходящей кандидатурой на роль графини, чем ту, кого выбрал Жиль. К собственному изумлению, Анабел спокойно ответила:
— За обед не беспокойтесь. А затем, после сбора урожая, нужно будет устраивать обеды для закупщиков. Закупщики вина обычно остаются ночевать, я не ошибаюсь?
Жиль кивнул. И тут Анабел осенило. Она знала о таких обедах все и решила утереть нос как Жилю, так и чванливой экономке. Они увидят, на что способна англичанка, если как следует постарается!
— Я осмотрю замок сразу же, как только переоденусь, — величественно кивнула Анабел мадам Лебон, слегка обескураженной тем, что ее враждебность не производит на новоиспеченную графиню никакого впечатления.
Лучшего случая доказать, кто в замке хозяйка — хотя бы и временная, — не будет. Каким бы безукоризненным и элегантным ни казался замок, ему не хватало тех маленьких черточек, которые делают дом домом. Например, в вазах не было ни цветочка, как не было и следа того тепла, которое наполняет дом любовью… Впрочем, едва ли здесь приходилось на это рассчитывать.
— Мы бы с удовольствием выпили кофе, — заметила Анабел; мадам Лебон слишком долго проработала экономкой, чтобы не уловить за непринужденной фразой приказ, которого не ослушаешься. — Жиль, ты не хочешь поесть?
Если он и удивился неожиданному проявлению заботы со стороны молодой жены, то никак этого не выдал.
— Кофе будет вполне достаточно. Увидев, как неприязненно поджала губы мадам Лебон, Анабел поняла, что выиграла лишь первую битву долгой и кровопролитной войны.
Когда экономка ушла, Жиль коротко спросил:
— Что сие значит?
— Странно, что об этом спрашивает такой чувствительный человек, как ты, — сухо ответила Анабел. — Она предпочла бы, чтобы ты женился на Луизе, неужели не ясно?
— Никогда не думал об этом. Хотя… Действительно, ее рекомендовала мне Луиза. Мадам Лебон всегда прекрасно исполняла свои обязанности.
— Если ты хочешь, чтобы она продолжала управлять домом, так и скажи. Мне это безразлично, но если бы ты действительно женился на застенчивой молодой девушке, мадам Лебон быстро сожрала бы бедняжку с потрохами!
Она отвернулась и начала распаковывать чемодан, но спиной чувствовала задумчивый взгляд Жиля. Когда Анабел пошла в гардеробную с охапкой вещей в руках, он медленно сказал:
— Теперь ты хозяйка замка. Но предупреждаю, если им будут управлять хуже, чем прежде, я без малейших угрызений совести снова передам бразды правления мадам Лебон.
Он еще предупреждает! — через полчаса с усмешкой подумала Анабел, с отвращением отпив глоток едва теплого кофе, который принесла в спальню какая-то стеснительная девица. Да хуже и быть не может!
Жиль, не дождавшись кофе, ушел, заявив, что у него полно работы и что он отправляется объезжать виноградники.
Когда Анабел, предводительствуемая экономкой, стала знакомиться с замком, она ни словом не обмолвилась о кофе.
Анабел поразил огромный танцевальный зал — почти точная копия Зеркальной галереи королевского дворца в Версале, правда, немного уменьшенная. Разумеется, помещение требовало серьезного ремонта.
— Каждый граф Шовиньи давал здесь бал в честь своей молодой жены, — ядовито сообщила экономка, явно стремясь подчеркнуть, что ради Анабел Жиль ничего такого устраивать не будет.
Но девушка не отреагировала на шпильку. На зал у нее уже были собственные планы, родившиеся в тот момент, когда Анабел поняла, насколько это помещение подходит для того, что она задумала.
— Здесь нужно все вымыть и заново покрасить, — только и сказала Анабел.
Однако даже этого невинного замечания хватило, чтобы мадам Лебон злобно ответила:
— Отдавать такие приказы имеет право только месье граф!
Анабел потеряла счет имевшимся в замке спальням. Многие были заперты, мебель накрыта чехлами, но когда экономка показала ей комнаты Южной башни, которая в незапамятные времена принадлежала девушке, похищенной наполеоновским клевретом, Анабел едва не ахнула от восторга.
Комнаты были прохладные и очень маленькие. Стены спальни обтягивал бледно-зеленый шелк, такой же была обивка удобного кресла, стоявшего у окна, муслиновый зеленый балдахин над кроватью держался на вделанной в потолок золотой цепи. Спальня была не столько женской, сколько девичьей — такой же чистой и невинной, какой была ее хозяйка до похищения насильником. И все же она сумела полюбить своего мучителя… Почему-то эта мысль привела Анабсл в трепет.
Гостиная, расположенная этажом ниже и соединенная со спальней винтовой лестницей, была не менее очаровательна, но отделана в бледно-розовых тонах. Анабел легко представила тоскующую здесь по дому девушку, одинокую и грустную, пока ее мятежное сердце не сдалось мужчине, который заключил ее в эту шелковую тюрьму.
— Здесь будет мой кабинет, — бросила Анабел.
Мадам Лебон что-то недовольно пробурчала, давая понять, что приняла это к сведению.
Последним пунктом осмотра была кухня. Огромная, похожая на пещеру комната благоухала так, как может благоухать только французская кухня. Повариха — женщина средних лет, одетая в черное, волосы собраны в пучок — бойко командовала несколькими девицами. Приход молодой хозяйки помешал этому процессу. Хотя Анабел была не склонна торопиться с выводами, ей показалось, что повариха относится к ней совсем не так враждебно, как экономка.
— Нам надо будет обсудить, чем кормить гостей месье графа, — обратилась Анабел к поварихе. — И о том, как сделать, чтобы кофе приносили горячим.
Повариха начала что-то говорить и остановилась, только когда Анабел покачала головой, показывая, что для нее это слишком быстро. Женщина заговорила медленнее, и тогда Анабел поняла, что помои вместо кофе пила исключительно благодаря интригам мадам Лебон.
— Конечно, мадам будет получать кофе горячим. Я сама присмотрю за этим, — заверила повариха.
Они расстались друзьями, и Анабел вздохнула с облегчением. Она с самого начала подозревала, что холодный кофе был делом рук экономки, которая рассчитывала, что ради установления хороших отношений Анабел не станет жаловаться. Но Анабел знала, что французы не будут уважать того, кто равнодушен к вкусу еды и напитков, даже самых простых.
Вернувшись в спальню, Анабел разделась и отправилась принимать душ. Ванная комната оказалась такой роскошной, что у Анабел захватило дух. Жиль явно не равнодушен к комфорту, подумала она.
Из-за шума воды Анабел не услышала шагов Жиля и спохватилась только тогда, когда завернула краны. Взгляд Жиля заставил девушку покраснеть до ушей. Дрожащей рукой она потянулась к полотенцу, но Жиль оказался проворнее.
— Почему мне не дозволено смотреть на жену, если мне этого хочется? — насмешливо спросил он, когда Анабел попыталась выразить свое возмущение. — Удивляюсь тебе, дорогая. Наблюдать за тем, как ты принимаешь душ, весьма поучительно. Ты прикасаешься к себе не как женщина, осознающая всю силу своей сексуальности. Или тебе нужна публика?
Анабел тут же забыла о своей наготе и дрожащим голосом заявила:
— Как ты смеешь так думать! Я…
Внезапно глаза Жиля потемнели, и Анабел затаила дыхание, трепеща от этого горящего взгляда. Жиль со стоном обнял и прижал ее к себе, дыхание со свистом вырывалось из его легких.
— Ты ведьма… — хрипло пробормотал он, не в силах разомкнуть объятия. — Даже зная тебе подлинную цену, я все еще желаю тебя. Но ведь этого ты и хотела, правда, Анабел? Именно поэтому и ждала меня, чтобы соблазнить… О Боже, а почему бы и нет? — простонал он. — В конце концов, я мужчина, а когда обостряется аппетит, даже тухлятина покажется амброзией!
Его горячее дыхание обжигало кожу, а в глазах горело такое желание, что у Анабел душа ушла в пятки. Она попыталась вырваться, но это только подлило масла в огонь.
Поцелуй, который стал наказанием за непокорность, тут же лишил Анабел и сил, и воли к сопротивлению. Ощутив возбуждение Жиля, она задрожала от смешанного чувства страха и вожделения.
Короткий стук в дверь спальни заставил Жиля поднять голову и гневно сжать губы. Не дожидаясь разрешения, в комнату вошла мадам Лебон. Жиль заслонял Анабел от взгляда посторонней женщины, но сделал ли это нарочно или так вышло само собой, девушка не знала.
— Мадам графиня желает обедать в обычное время? — без всякого выражения спросила экономка.
Анабел уже говорила ей, что пока следует сохранять заведенный порядок, и подозревала, что мадам Лебон специально выжидала, надеясь прервать любовную сцену и смутить юную новобрачную.
К удивлению Анабел, вмешался Жиль.
— Мадам Лебон, если вы хотите сохранить место, будьте деликатнее! — И он коротко кивнул на дверь, давая экономке понять, что та может убираться.
Вспыхнув, женщина молча вышла из комнаты. Жиль тут же отпустил Анабел и сморщился, будто от зубной боли.
— Возможно, мне не следовало быть таким суровым с мадам Лебон. Если бы не ее приход, у меня могла бы появиться причина питать отвращение к самому себе… — И издевательски добавил: — Впрочем, о столь тонкой материи ты не имеешь представления.
Ох, если бы он знал! Во второй раз Анабел очутилась в его объятиях и снова испытала те чувства, которые лишали ее силы воли. Чувства, которых Анабел не понимала, но инстинктивно ощущала, насколько они опасны в ее положении жены Жиля. Жены, которую он презирает за якобы аморальное поведение!
После обеда, прошедшего в гробовом молчании. Жиль удалился в кабинет, а предоставленная самой себе Анабел пошла в библиотеку и стала выбирать, что бы почитать.
Ее внимание привлекла история рода Шовиньи. Девушка сняла книгу с полки. Та оказалась пыльной, лишний раз доказав, что экономка пренебрегает своими обязанностями. Завтра же выработаю план действий, решила Анабел. Все шесть месяцев предстоящего" тюремного заключения нужно чем-то заниматься, иначе я сойду с ума. Кстати, надо будет написать Эндрю и сообщить, что я временно работаю в замке: подробности подождут до встречи. Мне и без того хватает забот…
Знания Анабел французского языка хватило, чтобы понять: история рода Шовиньи тесно переплетена с историей Франции, и все мужчины, принадлежащие к этой семье, отличаются сластолюбием и чувственностью.
В одиннадцать часов она закрыла книгу, поднялась наверх и только тут спохватилась, что у них с Жилем общая спальня. Анабел была уверена, что он настоял на этом исключительно из желания доставить ей новые неприятности. Он действительно преуспел, но совсем не так, как задумал. Жиль считал, что Анабел будет мучиться, лежа с ним в одной постели, она же боялась, что желание, однажды вспыхнувшее в его глазах, вспыхнет вновь и окончательно сведет ее с ума.
Спальня была пуста. Анабел зажгла свет и на этот раз заперла дверь, принимая душ. Она не вышла из ванной, пока не облачилась в ночную рубашку и тонкий шелковый пеньюар — тот самый гарнитур, купленный Жилем.
Она напрасно беспокоилась: какие бы то ни было признаки пребывания Жиля в спальне отсутствовали. Атласные простыни были холодными и враждебными. Ворочаясь на них, Анабел поняла, что тоскует по своей односпальной лондонской кровати. При мысли о том, какой счастливой могла бы быть ее жизнь, если бы не неожиданная встреча с Жилем, на глаза девушки навернулись слезы.
Это уже стоило мне любимой работы, большей части самоуважения и множества болезненных душевных ран. Сколько новых шрамов появится на моем сердце, пока я не вырвусь на свободу?
Анабел забывшись тревожным сном, не слышала, как Жиль лег, когда проснулась — его уже и след простыл. Так повторялось изо дня в день.
Одна из служанок приносила ей завтрак в постель. Видимо, повариха решила, что новобрачной нужно подкреплять силы, перед тем как встать. Анабел подолгу нежилась в постели, ела только что испеченные круассаны и пила бодрящий горячий кофе. Она начинала открывать для себя такие моменты своего нового статуса, о которых раньше не догадывалась. Одни были приятными, другие — не очень. К последним относилось то, что ее все сильнее тянуло к Жилю.
Анабел стала избегать оставаться в спальне, когда он ближе к вечеру возвращался с виноградников. В исходившем от Жиля запахе земли, в пробивающейся щетине, в волосатой груди было нечто такое, что заставляло сердце Анабел биться сильнее. Семейная жизнь пробуждала к жизни чувства, впавшие в спячку много лет назад.
Однажды вечером во время обеда зазвонил телефон. Жиль ушел и вскоре вернулся мрачнее тучи.
— Это отец Луизы, — лаконично сообщил он, принимаясь за еду. — Хочет познакомиться с тобой. И поговорить со мной о продаже земли. Я пригласил его завтра на обед.
Анабел промолчала. Она чувствовала себя виноватой перед пожилым человеком, который мечтал выдать дочь замуж за Жиля. А она невольно нанесла этим мечтам смертельный удар…
Жизнь в замке текла по сложившемуся распорядку. Анабел знала, что должна быть благодарна Жилю за его отсутствие, но ее начинало мучить странное беспокойство. Часть дня она неизменно проводила в Южной башне, откуда открывался прекрасный вид на виноградники. Не отдавая себе отчета, Анабел искала взглядом Жиля — высокого, смуглого, красивого, верхом на неизменном вороном жеребце.
Шел июнь, а Анабел не нужно было лишний раз напоминать, как важен этот месяц для урожая. Неустойчивая погода могла задержать цветение, ветер и дождь могли сбить и унести пыльцу и помешать опылению, столь важному для образования завязей. Ничего удивительного, что Жиль часто мрачно смотрел в голубое небо и хмурился, слушая прогноз погоды. Анабел ни о чем его не спрашивала — она не собиралась менять их отношения. Жиль обращался с ней, как с чужой, но никто из окружающих, по горло занятых производством драгоценного вина, не обращал на это внимания.
После проведенного в полях трудного дня Жиль обедал на скорую руку и каждый вечер спускался в винные погреба, чтобы проверить уровень вина в цистернах, так как с наступлением жаркой погоды возрастала опасность испарения. Анабел отводилась роль стороннего наблюдателя. Жиль никогда не приглашал ее с собой в поля, хотя знал, что ей это интересно, а напрашиваться она не собиралась.
Анабел даже стала привыкать делить с ним постель, хотя к тому моменту, когда Жиль ложился, она уже спала. А уходил он задолго до того, как Анабел открывала глаза.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Верное средство - Берристер Инга

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Верное средство - Берристер Инга



Скачивается роман, не подходящий под описание
Верное средство - Берристер ИнгаЯнина
22.05.2011, 12.12





Книга совершенно не подходит к аннотация, но очень интересная!
Верное средство - Берристер ИнгаНатали
20.12.2011, 15.56





Аннотация к тому, что скачивается: Мир тесен, утверждают англичане, и они правы Гора с горой не сходится, а вот человек с человеком… Ну разве могла предположить Анабел Рейвен, отправляясь и свою первую в жизни командировку, что встретится с Жилем, которого полюбила шесть лет назад и которого все эти годы надеялась забыть, потому что он смертельно оскорбил ее… Но они встретились, и Жиль, прибегнув к шантажу, заставил Анабел выйти за него замуж. Поначалу этот брак планировался как фиктивный, однако жизнь внесла свои коррективы… PS:Для любителей чтения о том как в первой части повествования мужчина морально издевается над понравившейся ему девственницей, предполагая, что она распутница, а во второй части мучается от осознания собственной неправоты и наказывая свою возлюбленную теперь за это. Возлюбленная мучается от своей невысказанной ему любви. За тем happy end.
Верное средство - Берристер ИнгаHelen
20.12.2011, 19.24





Да тут любовью то и не пахнет.Если любишь человека, то принимаешь его таким, какой он есть и с прошлым и с настоящим, и тебе не важно кто у него был до тебя, главное, что ты один (одна) сейчас и на всегда.Главный герой-параноик, ему лечить голову надо, а героиня - мазохистка.И вообще роман состоит из сплошных слез и переживаний, и вот в чем вопрос "каким родится ребенок??"Разве переживания беременных не накладывает отпечаток на развитие плода?? Жуткое впечатление, не хотелось бы перечитать на досуге летом в гамаке.
Верное средство - Берристер ИнгаИринка
4.04.2012, 12.21





Я бы сказала, что роман никакой, но и жуткого впечатления не производит. Главная героиня скучновата и истерична, а главный герой повернут на отсутствии девственности "любимой". По опыту знаю, что любящему человеку все равно, был ли кто-нибудь до него у второй половинки
Верное средство - Берристер ИнгаГеша
17.07.2012, 14.15





Есть такие экземпляры представителей мужского пола, которым не все равно кто был до него. говорю это на собственном примере. Мой муж ревнует меня к моему бывшему (он мой бывший одноклассник и мы не виделись 10 лет), хотя не разу не видел его, разве что только на фото и то в альбоме у моих родителей. и если я хочу встретиться с одноклассниками, сразу закатывает сцену ревности. Я молчу, потому что не хочется унижать мужа словами насколько он себя низко ставит и не уверен в себе. а с другой стороны обидно, что он так не уверен в моей любви.
Верное средство - Берристер ИнгаВиктория
3.06.2014, 15.01





главный герой какой-то французский динозавр и долбоеб :Рrnтри балла
Верное средство - Берристер ИнгаAnita
3.06.2014, 20.02





Герою надо срочно посетить психиатра - так издеваться над девушкой! Читать о такой извращенной любви просто противно: 3/10.
Верное средство - Берристер Ингаязвочка
4.06.2014, 9.23





Ну и повод для шантажа! Ну и прикол! Ну, ладно, в 16 лет героиня была простушкой. Но в данный момент: дама уже взрослая, деньги у неё есть, могла бы заказать подчерковедческую экспертизу и получив заключение, что письмо писала не она и подпись не её, показать жениху. Да и вообще, на фига такой жених, который ей на слово не верит... Или разыскала бы подругу, что писала письмо. Да много вариантов... Я бы просто всех послала подальше... Ну, не героиня, а овца овцой. Вообще, читаю уже третий роман автора, везде жёсткие мужики и блеющие героини, которые ничего не могут сказать и сделать в свою защиту...Ноги у них подкашиваются, сами они млеют, никакой гордости и достоинства, любоff... Где характеры?
Верное средство - Берристер ИнгаМарина
5.11.2014, 9.42





Не удержалась! Написала второй комментарий! Это просто уму не постижимо, что за издевательства над героиней! И главное: не могу понять, чего герой так зол на героиню? Если в других романах я хоть видела причину ненависти, то в этом ничего не понимаю! Читаю и такое впечатление, что это средние века и какой-то замок из которого героине просто некуда уйти, вроде как любовно-исторический роман... Ан, нет, это современность! И героиня живёт в этом замке и ей некуда податься, терпит и терпит... Так уже и хотелось ей треснуть по башке...
Верное средство - Берристер ИнгаМарина
5.11.2014, 10.58





Есть поговорка:ласковый теленок двух маток сосет. ГГ-урод нравственный, но если она дура,терпела и хотела такого, она его получила.Ведь в конце неизбежный хэппи энд.И мы все читаем такие романы.
Верное средство - Берристер ИнгаТесса
24.12.2014, 18.49





Странные герои. Ненормальное поведение. 7/10
Верное средство - Берристер ИнгаВикки
23.07.2015, 22.20





Когда героиня терпит издевательства героя в исторических романах, еще можно понять. Но здесь явно перебор.
Верное средство - Берристер ИнгаКэт
3.08.2015, 10.04





Мдяяяя. А вот в настоящих романах такие мудаки если и имеют место быть, то получают в одно место, а героиня находит счастье с адекватным мужчиной. Поведение героя называется вербальный абьюз. Романчик полон триггеров, многие сталкивались с такими чмами в жизни, а в книжке он вместо того, чтобы подвергнуться общественному осуждению и принудительной терапии со шринком, заполучает героиню навсегда. Писательница, ты тупая что ли? Иди лечись, Инга, ты пьяна.
Верное средство - Берристер ИнгаДоктор Филл (с двумя "л")
3.08.2015, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100