Читать онлайн Верное средство, автора - Берристер Инга, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верное средство - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.13 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верное средство - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верное средство - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Верное средство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Они поженились в Париже три дня спустя. Кроме жениха и невесты на скромной церемонии был только Майкл. Анабел понимала, что глупо переживать из-за отсутствия родных и друзей. В конце концов, брак-то не настоящий. Но все же ей бы хотелось, чтобы для моральной поддержки рядом оказались Барбара и Пат.
Эти девушки не просто были соседками Анабел по квартире, но тоже работали в компании «Уэстбери». Все трое прекрасно ладили между собой. Нужно будет сообщить им, что я задержусь во Франции, и попросить пересылать почту. Подруги были надежные, но Анабел не могла не думать о том, как они отнесутся к сложившейся ситуации. Поскольку на регистрации присутствовал Майкл, скрыть замужество нельзя, но можно попросить не распространяться об этом.
После церемонии Жиль пообещал Майклу как следует подумать насчет договора с «Уэстбери» о поставке вина. Глядя вслед такси, увозившему ее босса в аэропорт, Анабел почувствовала себя так, словно оказалась на необитаемом острове.
Почему Жиль решил зарегистрировать брак именно в Париже, Анабел не знала. Наверное, хотел обойтись без широкой огласки. Но если он вернется в замок с молодои женой, разве весть об этом не облетит всю округу?
Анабел числилась замужней женщиной уже три часа. Правда, она сомневалась, что сумеет когда-нибудь думать о Жиле как о муже. Как о враге и мучителе — да, но как о муже? Ни за что на свете!
Приехав в Париж, они сняли «люкс» в дорогой гостинице. Вернувшись из магистрата, Анабел тщательно проверила, заперта ли дверь, отделявшая ее спальню от смежной комнаты, где устроился Жиль, разделась и приняла душ.
Голубой льняной костюм был очень симпатичным, но все же не шел ни в какое сравнение с девственно-белым подвенечным платьем, на которое Анабел имела полное право и которое собиралась надеть на венчание с Эндрю. Но теперь праздника не получится, венчание будет испорчено воспоминаниями о сегодняшней процедуре: нескольких коротких словах, сказанных по-французски, прикосновении руки Жиля, который вел ее к столу секретаря магистрата, и слезах, затуманивших глаза в тот момент, когда Анабел подписывала документ…
— Открой! — потребовал ледяной голос. — Анабел, открой сейчас же, или я позову горничную с запасными ключами!
Угроза подействовала. Анабел отперла дверь и увидела на пороге Жиля, облаченного в безукоризненно сшитый светло-серый костюм, который был на нем на регистрации.
— Не могла надеть что-нибудь получше? — презрительно спросил он, расхаживая по комнате, как голодный тигр, ждущий очередной кормежки.
— Я не собиралась выходить замуж, — огрызнулась Анабел.
— Тебе нужна новая одежда, — не желая замечать ее раздражения, продолжал Жиль. — Сейчас мы посетим несколько домов моделей и постараемся что-нибудь сделать. Положение моей жены тебя кое к чему обязывает. После сбора урожая я должен принимать закупщиков. Моей жене и хозяйке дома придется иметь дело с женщинами, которые покупают одежду и драгоценности только в лучших магазинах.
— После сбора урожая? — Анабел побледнела. — Но ведь до этого еще шесть месяцев…
— Ну и что? Неужели шесть месяцев жизни со мной — слишком высокая цена за спокойствие твоего жениха и мое молчание? К тому времени Луиза найдет для своих матримониальных устремлений другой объект.
— А ты сможешь начать подбирать себе в жены порядочную девушку с ярко выраженным чувством долга.
Жиль наклонил голову.
— Похоже, ты чересчур озабочена целомудрием моей будущей жены. Но поскольку она будет матерью моих детей, мое желание видеть ее чистой и непорочной вполне естественно.
— В отличие от ее мужа…
— Замолчи, ты заходишь слишком далеко! Советую придержать язык, иначе я научу тебя послушанию!
* * *
Никогда в жизни Анабел не видела столько нарядов, от элегантности которых захватывало дух. Они с Жилем сидели в изысканных позолоченных креслах салона, отделанного в бледно-розовых и серо-голубых тонах, а перед ними проходила манекенщица за манекенщицей. Жиль отрекомендовал Анабел продавщице как графиню де Шовиньи, пояснив:
— Моя жена воспитывалась в монастыре и несколько отстала от моды. Я хочу, чтобы вы подобрали ей гардероб, достойный дамы света.
Продавщица оживилась.
— О, кажется, у нас есть именно то, что вы хотите!
Анабел неохотно поплелась в примерочную. Там она разделась до трусиков, и другая продавщица помогла ей надеть платье из тонкой белой шерсти — гладкое, строгое и в то же время удивительно женственное. По левому бедру струились мелкие складочки, веером расходившихся при ходьбе.
Анабел посмотрела на себя в зеркало.
— Великолепно! — зашлась в восторге продавщица. — Мадам графиню окружает аура невинности и целомудрия, и платье подчеркивает это. А теперь, примерьте, пожалуйста, вот это…
~ Просто поразительно, что может сделать с человеком одежда, — саркастически прокомментировал Жиль, когда Анабел вышла из примерочной и заявила, что платьев ей теперь хватит до конца жизни. — Кто, увидев тебя в этом одеянии, усомнится в твоих достоинствах и подумает, что твоей сущности гораздо больше соответствует наряд вертихвостки?
— Ну и закажи такой! — разозлилась измученная Анабел. Ей до смерти надоело одеваться-раздеваться. — Просто чтобы напомнить, кто я есть, если мне надоест моя новая роль!
На мгновение в глазах Жиля вспыхнул такой лютый гнев, что Анабел пожалела о своих словах.
— Может быть, ты и права, — негромко промолвил он. — Ты наденешь его, когда будешь знакомить меня со всеми фокусами, которым научилась у предыдущих любовников.
Он быстро сказал что-то продавщице. Та с сомнением покосилась на Анабел, исчезла и вскоре вернулась с платьем, которое заставило девушку ахнуть.
Оно было сшито из шелка цвета нефрита — абсолютно того же цвета, что и глаза Анабел. Примерив его, она скривилась, как от зубной боли. Низкое декольте едва прикрывает грудь, высокий разрез… Экстравагантный наряд для женщины либо чрезвычайно уверенной в собственной неотразимости, либо пытающейся посредством одеяния заявить о своей доступности. И то и другое вызывало у Анабел омерзение. Выйдя к Жилю, она не посмела смотреть ему в глаза.
— Берем, — коротко сказал он и провел пальцем по вырезу, обнажавшему белоснежную грудь Анабел. Продавщица могла бы принять этот жест за проявление нежности, но Анабел невольно вздрогнула. Она понимала, что таким способом Жиль выражает свое презрение. — Это платье будет напоминать мне о том, что если для других мужчин моя жена является воплощением чистоты, то для меня она… женщина.
Анабел вспыхнула от гнева. Как он смеет?! Продавщица торопливо увела ее обратно в примерочную. Уж не истолковала ли она слова Жиля как намек на то, что новобрачный внезапно воспылал страстью к молодой жене? Анабел едва не расхохоталась. Ничто не могло быть дальше от истины.
Однако на этом мучения Анабел не закончились. Из салона мод Жил потащил ее в бутик, где они накупили обуви и сумочек, казалось, на все случаи жизни.
Когда они вышли оттуда, у Анабел закружилась голова. Господи, что Жиль будет делать со всеми этими вещами после моего отъезда?! Конечно, ему и в голову не придет отдать их будущей жене! То, с каким трудом ей удалось подавить рвущийся наружу смешок, свидетельствовало, что Анабел близка к истерике. Все, что покупал ей Жиль, было направлено на создание образа, который он сам считал лживым. Никто не должен подумать, что граф де Шовиньи женился на по таскушке, но поскольку Жиль именно таковой ее и считал, он был вынужден создать мираж: ту Анабел, которой никогда не существовало.
Когда по возвращении в гостиницу выяснилось, что они будут обедать в номере, Анабел пришла в ужас.
— Это вполне естественно, — небрежно сказал Жиль. — Здесь знают, что мы поженились только сегодня утром, а ни один француз не захочет провести вечер такого знаменательного дня рядом с другими. — Он сунул ей какую-то коробку. — Переоденься. Я не хочу, чтобы по гостинице пошли слухи, что молодая графиня де Шовиньи обедала с мужем, одетая в костюм из голубого льна.
— Я одета вполне прилично! — с жаром начала Анабел. — Может быть, не слишком дорого, но… — Голос ее прервался, когда Анабел увидела содержимое коробки: ночная рубашка и пеньюар из белоснежного шелка, чувственно льнущего к пальцам. — Я не могу надеть это! Честное слово, Жиль, не могу!
— Можешь и наденешь, хотя, когда такая женщина, как ты, носит подобный символ чистоты и невинности, это оскверняет все, во что я верю. Короче, надевай, иначе я сам сделаю это, что вряд ли кому-либо из нас понравится. Распусти волосы и слегка подкрась глаза. Даю тебе час.
Целый час! Может, сбежать? Напрасная надежда, паспорт и деньги у Жиля. Анабел обнаружила пропажу сегодня утром. Можно было не гадать, кто вытащил их из сумочки, которую она беспечно оставила без присмотра.
Анабел ушла в спальню. Стремясь отсрочить страшный момент, она приняла душ и растиралась полотенцем, пока кожу не стало жечь огнем. Зеркальные стены отражали обнаженную девушку с полными упругими грудями. Анабел провела по ним ладонями и попыталась представить, как бы она чувствовала себя, если бы вышла замуж по-настоящему и за дверью ее ждал Эндрю. Сердце болезненно сжалось, во рту стало сухо… И она с горечью поняла, что не испытывала бы и тысячной доли того страха, который в эту минуту леденил кровь.
Шелк скромной с виду ночной рубашки ласкал кожу нежными грешными пальцами, поглаживал груди, облегал соски и мягкими складками ниспадал к ногам. Отделанный кружевом пеньюар переливался как перламутр и отбрасывал нежный отсвет на кожу. Глаза на восковом лице казались огромными, распущенные рыжевато-русые волосы, водопадом спускавшиеся на плечи, прикрыли лицо, когда Анабел наклонилась за лежавшими в коробке домашними туфлями.
Мое тело струится как вода, думала Анабел, глядя на свое отражение. Увидев эти движения, любой мужчина попытался бы запомнить их… Слава Богу, Жиль слишком презирает меня, чтобы обратить хоть каплю внимания на то, как я выгляжу.
Когда Анабел вышла в гостиную, Жиль, облаченный в тонкий шелковый халат, уже ждал ее. Когда Анабел предположила, что под халатом ничего нет, ее бросило в дрожь. О Господи, что же будет?
— Иди сюда!
Ей и в голову не пришло ослушаться. Губы Анабел пересохли от страха, и она быстро облизнула их.
— Наверное, придется подарить тебе это для настоящей первой брачной ночи, — наконец резюмировал Жиль. — Если бы бедный пылко влюбленный жених, считающий тебя ангелом, увидел тебя в таком наряде, его заблуждение можно было бы простить.
— Ну да, тебе лучше знать! — Анабел начинала злить убежденность Жиля в ее порочности, его решительное осуждение и упрямая вера только в то, во что ему хотелось верить. — А почему ты думаешь, что он меня не видел? — нежным голоском осведомилась она. — Сам знаешь, очень многие пары не дожидаются, когда их свяжут брачные узы…
— У бостонцев много общего с французами. Он и не подумал бы жениться на тебе, если бы знал, что может получить тебя другим способом, — жестоко бросил Жиль. — Нет, его привлекла твоя мнимая невинность. Но долго притворяться ты не сможешь. Разве что станешь постоянной клиенткой одной из тех клиник, где циники-врачи за приличные деньги штопают то, что, будучи однажды разорвано, никогда не станет целым!
Анабел размахнулась и оставила на щеке Жиля яркий отпечаток ладони. Никогда в жизни она не делала ничего подобного, но столь чудовищного оскорбления стерпеть не смогла.
Сильные пальцы сжали ее запястье. Жиль прижал Анабел к себе так, что она не могла пошевелиться.
— Если бы ты действительно была моей женой, тебе пришлось бы за это дорого поплатиться, — сквозь зубы процедил он. — Никто не смеет безнаказанно поднимать руку на Шовиньи!
Сердце Анабел безудержно колотилось под тонкой шелковой тканью. Она не могла отвести глаз от темно-розового отпечатка своей ладони на смуглой щеке.
— Сам напросился.
— Ах так? — проскрежетал Жиль и накинулся на ее губы с такой яростью, словно хотел раз и навсегда отучить Анабел перечить.
У нее на мгновение остановилось сердце, а когда забилось снова, пульс подскочил вдвое против прежнего. Она пыталась отвернуться, но Жиль, держа ее мертвой хваткой, еще крепче прильнул к губам. Свободной рукой он решительно отстранил полу пеньюара и потянулся к груди Анабел. Когда кончик большого пальца медленно обвел ее сосок, девушка невольно затрепетала и тут же поморщилась от отвращения к самой себе. Рука Жиля оставила грудь и переместилась к подбородку, заставив Анабел поднять голову.
— Должно быть, у тебя давно не было любовника, — саркастически бросил Жиль. — Чего жаждет твое тело, Анабел? Этого? — Его ладонь снова легла на грудь, отчего девушку снова бросило в дрожь. — Или этого?
Он наклонил голову, казавшуюся особенно темной на фоне нежной молочной кожи, на смену пальцам пришли губы, и Анабел, затопленная незнакомым ощущением, громко застонала от боли, смешанной с наслаждением. Никто до сих пор не прикасался к ней, никто так по-хозяйски не распоряжался ее телом, зная все его сокровенные тайны и желания. Прикосновения Жиля всколыхнули в ней чувства, о существовании которых она и не подозревала. Чувства, которые дерзко смеялись над ее попытками сопротивляться.
Жиль поднял голову, и Анабел показалось, что она видит перед собой самого дьявола, однако это не испугало ее. Анабел отчаянно хотелось снова прижать голову Жиля к своей ноющей груди, снять с него шелковый халат и насладиться всем тем, что мужчина может дать женщине.
— Или этого? — Жиль поднял ее на руки и через гостиную понес в роскошную спальню.
Анабел сразу бросилась в глаза огромная кровать красного дерева. Остатки здравого смысла вынуждали ее сопротивляться, однако голос разума тут же умолк, едва Жиль положил Анабел на кровать и нетерпеливо освободил от одежд.
Сердце девушки стучало как паровой молот, она отвернулась, не в силах выдержать придирчивого взгляда Жиля. Он обхватил ладонями ее лицо и заставил смотреть в глаза.
— Нет, до чего же все-таки обманчива внешность! — насмешливо улыбнулся он. — Конечно, я не первый, кто видит тебя нагой, но осмелюсь предположить, что ты не выглядела столь целомудренной даже тогда, когда расставалась с невинностью!
Несмотря на жестокость слов, тон Жиля был таким обольстительным, что страх Анабел невольно улегся. Так тигр успокаивает свою жертву перед тем, как накинуться на нее.
— Ты знала, что шесть лет назад я действительно раздумывал, не переспать ли с тобой? Но ты была слишком свежа и невинна. Во всяком случае, так мне казалось. Я сказал себе, что не могу беспечно сорвать столь редкий цветок, едва проклюнувшийся из бутона. Но к тому времени кто-то меня уже опередил, верно, моя опытная маленькая женушка? Бутон-то оказался с гнильцой!
Анабел не могла ответить: в горле стоял комок. Жиль подавил собственное желание, потому что я была невинна… Возможно ли? Конечно нет!
Прикосновение его рук заставило Анабел слабо запротестовать, но протест был заглушен таким нежным и сладким поцелуем, что девушка растаяла и невольно потянулась к Жилю. Однако тот перехватил ее руки и начал умело возбуждать тело, прибегнув к помощи поцелуев. Эти неторопливые прикосновения доставляли Анабел невыразимое наслаждение. Поняв, что не способна управлять собой, она едва не заплакала от стыда. Невыносимо хотелось потянуться к Жилю, распахнуть на нем халат, почувствовать в своем лоне сильную мужскую плоть…
Острота собственного желания ошеломила и потрясла Анабел. С Эндрю она не испытывала ничего подобного, правда, Эндрю никогда и не обнимал ее с такой страстью.
Жадные губы Жиля перешли от одного розового соска к другому, а затем двинулись вниз. Наконец руки девушки получили свободу, но в глазах Жиля появилось нечто такое, что помешало Анабел потянуться к нему. Они стали холодными. Холодными и горькими, как вода Северного моря, и Анабел невольно содрогнулась.
— Теперь ты дважды подумаешь, прежде чем поднять на меня руку, — негромко сказал Жиль, вставая с кровати. — Мы оба прекрасно знаем, что подобным способом ты пыталась соблазнить меня и утолить свой ненасытный аппетит. Но такое наказание будет для тебя более страшным, верно? — Он без труда прочел ответ на пылающем лице Анабел и дьявольски усмехнулся. — В самый раз! Для многоопытной женщины ты слишком доверчива, моя дорогая. Неужели ты всерьез надеялась, что одного вида твоего сексуального тельца будет достаточно, чтобы заставить меня потерять голову? А теперь убирайся из моей спальни!
Он взял телефонную трубку и что-то коротко приказал. Дрожа от презрения к самой себе, Анабел подобрала с пола ночную рубашку и пеньюар. Жиль нарочно возбуждал ее, чтобы потом поиздеваться, теперь она была убеждена в этом. Но ничего подобного больше не повторится!
— Если ты велел принести обед, то не надо, — пробормотала она. — Я не голодна.
— Лжешь! — коротко бросил Жиль, с презрением глядя на ее все еще обнаженное тело. — Но обед тут ни при чем. Я просто велел сменить белье. Нечавижу спать на грязных простынях.
Анабел побелела и, пошатываясь, побрела к дверям. Никогда в жизни она не испытывала большего унижения. На мгновение ей захотелось бросить Жилю вызов и доказать, что его обвинения несправедливы. Но какой в этом прок?
Добравшись до своей спальни, Анабел обнаружила, что обед уже привезли и предусмотрительно оставили на тележке с подогревом. Несомненно, отсутствие новобрачных в номере приписали вполне определенной причине. Анабел замутило, она опрометью бросилась к двери ванной комнаты.
Сбросив с плеч пеньюар, Анабел встала под душ и до отказа вывернула кран. Какой стыд! Я позволила Жилю обращаться со мной, как с последней шлюхой, и не только отвечала на его мерзкие расчетливые ласки, но жаждала их, а гадливость к себе не смоешь никаким количеством воды…
Она заплакала бы, но не могла: слез не было. Жиль оказался прав — сегодня Анабел получила урок, которого не забудет никогда, он въелся в ее плоть и кровь.
Если бы можно было сбежать от Жиля, Анабел бы сделала это, не задумываясь. Второй раз в жизни мужчина причинял ей адские муки, и оба раза это был Жиль. Третьего раза не будет, иначе она сойдет с ума. Ужас пережитого угрожал перевернуть вверх дном все ее представления о мире.
Анабел ощутила жгучее желание услышать голос Эндрю и попросить забрать ее отсюда. Но если позвонить ему, он непременно спросит, что случилось, а она ничего не сможет объяснить. Она обманула его доверие, позволив другому мужчине близко узнать себя. У нее нет права обращаться к Эндрю и просить помощи.
Ночью Анабел разбудил какой-то звук. Лицо и подушка были мокрыми от слез. Очнувшись в незнакомой комнате, она всмотрелась в темноту и внезапно поняла, что проснулась от собственного плача.
Боже мой, я не плакала с тех пор, как… С того самого лета, когда мне исполнилось шестнадцать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Верное средство - Берристер Инга

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Верное средство - Берристер Инга



Скачивается роман, не подходящий под описание
Верное средство - Берристер ИнгаЯнина
22.05.2011, 12.12





Книга совершенно не подходит к аннотация, но очень интересная!
Верное средство - Берристер ИнгаНатали
20.12.2011, 15.56





Аннотация к тому, что скачивается: Мир тесен, утверждают англичане, и они правы Гора с горой не сходится, а вот человек с человеком… Ну разве могла предположить Анабел Рейвен, отправляясь и свою первую в жизни командировку, что встретится с Жилем, которого полюбила шесть лет назад и которого все эти годы надеялась забыть, потому что он смертельно оскорбил ее… Но они встретились, и Жиль, прибегнув к шантажу, заставил Анабел выйти за него замуж. Поначалу этот брак планировался как фиктивный, однако жизнь внесла свои коррективы… PS:Для любителей чтения о том как в первой части повествования мужчина морально издевается над понравившейся ему девственницей, предполагая, что она распутница, а во второй части мучается от осознания собственной неправоты и наказывая свою возлюбленную теперь за это. Возлюбленная мучается от своей невысказанной ему любви. За тем happy end.
Верное средство - Берристер ИнгаHelen
20.12.2011, 19.24





Да тут любовью то и не пахнет.Если любишь человека, то принимаешь его таким, какой он есть и с прошлым и с настоящим, и тебе не важно кто у него был до тебя, главное, что ты один (одна) сейчас и на всегда.Главный герой-параноик, ему лечить голову надо, а героиня - мазохистка.И вообще роман состоит из сплошных слез и переживаний, и вот в чем вопрос "каким родится ребенок??"Разве переживания беременных не накладывает отпечаток на развитие плода?? Жуткое впечатление, не хотелось бы перечитать на досуге летом в гамаке.
Верное средство - Берристер ИнгаИринка
4.04.2012, 12.21





Я бы сказала, что роман никакой, но и жуткого впечатления не производит. Главная героиня скучновата и истерична, а главный герой повернут на отсутствии девственности "любимой". По опыту знаю, что любящему человеку все равно, был ли кто-нибудь до него у второй половинки
Верное средство - Берристер ИнгаГеша
17.07.2012, 14.15





Есть такие экземпляры представителей мужского пола, которым не все равно кто был до него. говорю это на собственном примере. Мой муж ревнует меня к моему бывшему (он мой бывший одноклассник и мы не виделись 10 лет), хотя не разу не видел его, разве что только на фото и то в альбоме у моих родителей. и если я хочу встретиться с одноклассниками, сразу закатывает сцену ревности. Я молчу, потому что не хочется унижать мужа словами насколько он себя низко ставит и не уверен в себе. а с другой стороны обидно, что он так не уверен в моей любви.
Верное средство - Берристер ИнгаВиктория
3.06.2014, 15.01





главный герой какой-то французский динозавр и долбоеб :Рrnтри балла
Верное средство - Берристер ИнгаAnita
3.06.2014, 20.02





Герою надо срочно посетить психиатра - так издеваться над девушкой! Читать о такой извращенной любви просто противно: 3/10.
Верное средство - Берристер Ингаязвочка
4.06.2014, 9.23





Ну и повод для шантажа! Ну и прикол! Ну, ладно, в 16 лет героиня была простушкой. Но в данный момент: дама уже взрослая, деньги у неё есть, могла бы заказать подчерковедческую экспертизу и получив заключение, что письмо писала не она и подпись не её, показать жениху. Да и вообще, на фига такой жених, который ей на слово не верит... Или разыскала бы подругу, что писала письмо. Да много вариантов... Я бы просто всех послала подальше... Ну, не героиня, а овца овцой. Вообще, читаю уже третий роман автора, везде жёсткие мужики и блеющие героини, которые ничего не могут сказать и сделать в свою защиту...Ноги у них подкашиваются, сами они млеют, никакой гордости и достоинства, любоff... Где характеры?
Верное средство - Берристер ИнгаМарина
5.11.2014, 9.42





Не удержалась! Написала второй комментарий! Это просто уму не постижимо, что за издевательства над героиней! И главное: не могу понять, чего герой так зол на героиню? Если в других романах я хоть видела причину ненависти, то в этом ничего не понимаю! Читаю и такое впечатление, что это средние века и какой-то замок из которого героине просто некуда уйти, вроде как любовно-исторический роман... Ан, нет, это современность! И героиня живёт в этом замке и ей некуда податься, терпит и терпит... Так уже и хотелось ей треснуть по башке...
Верное средство - Берристер ИнгаМарина
5.11.2014, 10.58





Есть поговорка:ласковый теленок двух маток сосет. ГГ-урод нравственный, но если она дура,терпела и хотела такого, она его получила.Ведь в конце неизбежный хэппи энд.И мы все читаем такие романы.
Верное средство - Берристер ИнгаТесса
24.12.2014, 18.49





Странные герои. Ненормальное поведение. 7/10
Верное средство - Берристер ИнгаВикки
23.07.2015, 22.20





Когда героиня терпит издевательства героя в исторических романах, еще можно понять. Но здесь явно перебор.
Верное средство - Берристер ИнгаКэт
3.08.2015, 10.04





Мдяяяя. А вот в настоящих романах такие мудаки если и имеют место быть, то получают в одно место, а героиня находит счастье с адекватным мужчиной. Поведение героя называется вербальный абьюз. Романчик полон триггеров, многие сталкивались с такими чмами в жизни, а в книжке он вместо того, чтобы подвергнуться общественному осуждению и принудительной терапии со шринком, заполучает героиню навсегда. Писательница, ты тупая что ли? Иди лечись, Инга, ты пьяна.
Верное средство - Берристер ИнгаДоктор Филл (с двумя "л")
3.08.2015, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100