Читать онлайн Традиция предков, автора - Берристер Инга, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Традиция предков - Берристер Инга бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Традиция предков - Берристер Инга - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Традиция предков - Берристер Инга - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Берристер Инга

Традиция предков

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

— Все еще дуетесь на меня? — поинтересовался Симон.
Уже полдень. Хватило беглого взгляда в окно, чтобы понять, что подъездную дорогу полностью замело снегом и, пока он не растает, с фермы никому не выбраться. Послонявшись бесцельно по кухне, погремев кастрюлями и дав выход внутреннему негодованию, Бетти села у плиты и тоскливо задумалась, как ее угораздило попасть в такой переплет.
К тому же похмелье оказалось тяжелым. Хотелось то ли нареветься всласть, то ли нагуляться на свежем воздухе до одури. Но ни на то, ни на другое не было сил.
— А за что на вас дуться? — высокомерно осведомилась она. — За то, что вы не совратили меня?
Она уже преодолела свое утреннее смущение и теперь злилась, что сглупила и легко поддалась на провокацию, позволив Симону сыграть на ее страхах и сомнениях. Так все же просила она себя раздеть или нет? Бетти стиснула зубы.
О, наконец-то она все поняла. Симона, несомненно, забавляла мысль о том, что они с Беном не были любовниками. Вот он и устроил ловушку, чтобы помучить жертву и вдоволь посмеяться. Видимо, ему до смерти наскучило общество двадцатипятилетней старой девы, ничего не знающей об интимных отношениях между мужчиной и женщиной. Симон попросту решил запудрить ей мозги, сказав, что она согрешила и он ночью стал ее любовником. Что ж, провокация почти удалась.
— Игра закончена, — сухо объявила Бетти.
— Если вам так угодно, — с легкостью согласился он.
— Значит, вы допускаете, что это была игра, — ее голос звучал нерешительно, — и что я не умоляла… не просила вас раздеть меня? — От волнения ее лицо раскраснелось, но она была настроена выяснить все до конца.
— А вы сами не помните? — тихо спросил он.
Черт побери! Симон снова поймал ее на слове. Но больше всего девушку злило то, что она действительно не помнила ничего, кроме ощущения удивительного покоя, тепла и блаженства.
— Я рискую показаться невоспитанным, но у нас, латиноамериканцев, не принято обсуждать интимные подробности.
Ну вот, снова нашел способ посмеяться над ней. Вся интимность их отношений сводилась к случайному вынужденному соседству в одной постели.
— Вы расскажете жениху о том, что спали со мной? — поинтересовался Симон как бы между прочим.
— Если придется к слову, — последовал не совсем уверенный ответ. Бетти почувствовала, как горят ее щеки.
Она представила себе, как, рассказывая Бену о днях, проведенных на старой ферме, вскользь упомянет о том, что они с Симоном спали в одной постели, что он запросто раздел и обнял ее, запросто закинул на нее ногу и…
— Придется к слову? — удивленно переспросил Симон. — Вы хотите сказать, что, может, и нет? Черт возьми, если бы моя невеста провела три дня наедине с другим мужчиной, я бы хотел знать, причем поминутно, что она делала все это время.
— Бенджамин и я доверяем друг другу, — гордо заявила Бетти. — Он знает, что я никогда не…
— Возможно, он верит вам, потому что сам не хочет или не может заняться с вами любовью. Полноценные мужчины испытывают другие желания. — Симон пожал плечами.
Это уж чересчур!
С трудом обретенное равновесие вмиг улетучилось. А вдруг они действительно не просто спали в одной кровати, но и занимались любовью? Но почему тогда она ничего не помнит? Бетти запаниковала, лихорадочно напрягая память и жалея обо всем на свете: что пила это треклятое вино, что поддалась на уговоры приехать сюда и, наконец, что Симона оказалась Симоном.
Чувствуя необычайное возбуждение, Бетти подумала, что ее сексуальные инстинкты оказались несколько сильнее, чем она предполагала, видимо, они и спровоцировали ее на безумства. В горле запершило, и девушка судорожно облизнула пересохшие губы.
— Вы упоминали о семейных дневниках. Я могу взглянуть на них? — сжалился над ней Симон.
Бетти с радостью ухватилась за этот предлог, чтобы улизнуть из кухни, сразу ставшей какой-то маленькой и невыносимо душной. Видимо, придется провести вместе еще ночь под одной крышей, и она твердо решила спать внизу. Все лучше, чем рисковать снова, деля постель.
Элизабет принесла дневники и с увлечением стала рассказывать о семейной традиции вести записи. Еще в детстве, впервые взяв в руки эти тетради, Бетти почувствовала их необыкновенную притягательную силу. Уже несколько лет она не раскрывала их и сейчас, передавая Симону, обратила внимание на благоговейный трепет, с которым он принял их.
Она тяжело вздохнула, вспомнив, как ее жених относился к дневникам. Бенджамин с пеной у рта доказывал необходимость продажи этих записей, поскольку они представляли историческую ценность и за них сейчас можно было бы получить хорошие деньги. Он никак не мог взять в толк, зачем их хранить, если можно сделать бизнес, и Бетти, боясь быть поднятой на смех, никогда не говорила ему о том, что продолжает семейную традицию.
— Когда вы начали вести свой дневник? — тихо спросил Симон, и она вздрогнула от неожиданности: казалось, что этот человек прочитал ее мысли.
— Как вы догадались? — удивилась она.
— Это несложно, — улыбнулся он. — Думаю, вам было лет одиннадцать-двенадцать… девочка, готовящаяся стать девушкой, чувственная… Возможно, чересчур чувственная…
Симон видел ее насквозь, и это открытие несколько испугало Бетти.
— Зачем вы так поступаете, Элизабет? — дружелюбно спросил он. — Зачем выходите замуж за человека, которого не любите?
— Я люблю его, — упрямо ответила Бетти. — Вы просто не понимаете, что можно любить друг друга и не испытывать сексуальное влечение, возбуждение или…
— Страсть, — пробормотал Симон, неожиданно оказавшись рядом с ней. — Это не так. Поверьте, вы ошибаетесь, если думаете обойтись без них. Это заложено в человеческой природе.
— Не понимаю, — неуверенно пролепетала она. — К чему мне страсть? Я хочу, чтобы мое замужество было спокойным и надежным.
— Надежным? — Симон не скрывал скепсиса. — О боги! Вы отрицаете то, что является основой счастливого и прочного брака. Чего же вы так боитесь?
Увидев ужас в ее глазах, Симон понял, что приблизился к запретной черте. Чтобы успокоить девушку, он ласково взял ее за запястья и тут же почувствовал учащенное биение ее пульса.
Кровь прилила к голове Бетти, в ушах стоял глухой гул, напоминающий шум моря.
— Что же вас пугает? — настаивал Симон. — Что?
Бетти невидящим взглядом смотрела на него. Мучительный страх, таившийся все это время в дальних уголках души, парализовал ее.
— Боюсь потерять контроль, оказаться в ситуации, когда я не смогу совладать с собой, когда… — выдохнула она на одном дыхании и вдруг замолчала, глядя Симону в глаза.
— Понимаю. — Он все еще держал ее за руки, и девушка чувствовала странное тепло и приятное покалывание.
— Когда вы говорите о ситуации, в которой можно утратить контроль над собой, вы имеете в виду, как я понимаю, секс?
Беспредельный ужас, отразившийся в глазах Бетти, подсказал Симону, что он угадал.
Симон улыбнулся.
— Знаете, догадаться нетрудно. Такая красивая и созданная для любви женщина, как вы, могла остаться девственницей только благодаря огромной силе воли. Что же произошло? Вас кто-то обидел? Мужчина…
Она отрицательно покачала головой, и Симон понял, что ошибся в своих предположениях.
— Нет, ничего подобного. Страшная догадка зародилась в его голове, и он перестал гладить руки Бетти.
— Уж не хотите ли вы сказать, что вы… что вы предпочитаете…
— Нет!
Симон вздохнул с облегчением.
— Но что же все-таки тяготит вас?
И Бетти неожиданно захотела рассказать ему все, сама не зная почему. Симон ей не нравился и не вызывал доверия. Он перевернул ее уютный мир вверх тормашками, но все же у нее сложилось твердое убеждение, что это единственный человек, способный понять ее и, возможно, избавить от многолетнего страха.
Бетти через силу, заикаясь и запинаясь, рассказала про давнее приключение на ежевичной поляне.
Собственный первый опыт любви под открытым небом и яркими звездами вызывал у Симона весьма приятные воспоминания, но он постарался сосредоточиться на рассказе Бетти. Он догадывался, как может испугаться впечатлительная девочка, ставшая свидетельницей проявления безудержной и безграничной женской страсти. Мог понять ее инстинктивный ужас: она смотрела на происходившее глазами ребенка.
— И поэтому вы выходите замуж за Бена? — сдержанно поинтересовался он. — Потому что…
— Понимаю, это звучит глупо, но мысль о том, что я когда-нибудь буду испытывать такое же, пугает меня.
Симон видел это и сам: она вся тряслась от страха.
— Я знаю, что с Бенджамином такого не будет никогда, — честно призналась Бетти.
Помолчав немного, собеседник бесстрастно обронил:
— Вам когда-нибудь приходило в голову, что интимные отношения без влечения и страсти могут быть болезненными и… унизительными?
— Тысячи женщин живут так, — тихо возразила она. — Женщины, которые вышли замуж за тех, кого выбрали им родные.
— Этих несчастных попросту приговорили к пожизненной каторге! Черт возьми, Бетти, подумайте, что вы делаете с собой? На ту сцену, невольной свидетельницей которой вы стали много лет назад, вы смотрели глазами ребенка. Вы все видели в искаженном свете, потому что еще не знали всего того, что может желать и чувствовать женщина. Впрочем, вы и сейчас не знаете.
— Нет! — Бетти отпрянула, будто увидела змею. — Я не хочу больше об этом говорить. Не желаю чувствовать себя так, будто… не желаю… — ее начало трясти.
— Знаете, в чем ваша проблема? У вас слишком богатое воображение.
— Давайте оставим эту тему, — взмолилась Бетти. — Вы не хотите понять меня.
— Почему же, отлично понимаю, — с ухмылкой возразил он.
Будь Бетти чуть внимательней, она бы заметила странный огонек в его глазах и поняла бы, к чему клонит Симон.
— Скажите, пожалуйста, — тоном врача начал он, — только ли страх вы испытывали, когда наблюдали за ними?
Бетти растерялась. Как он догадался об охватившей ее тогда внутренней слабости, сделавшей все тело горячим и легким? О сладостно-болезненном ощущении, таком сильном, что она помнила его до сих пор? Нет, она ни за что не признается.
— Да, — солгала она, — только страх.
— Мм… Что ж, тогда я за вас спокоен, — неприязненно заметил Симон и впился в ее лицо холодным непроницаемым взглядом.
Почему-то эти слова задели девушку за живое. Не хочет ли он сказать, что с ней не все в порядке?
Симон как бы между прочим добавил:
— Наверное, выйдя замуж за Бенджамина, вы будете счастливы.
— Не сомневайтесь, — холодно ответила Элизабет, решившая больше не поддаваться ни на какие провокации и подвохи.
Она поражалась себе: ни с кем еще она не была так откровенна, как с Симоном, и, чувствуя себя опустошенной, сожалела о несдержанности.
— Тут есть лопата? — неожиданно спросил он.
— Думаю, есть.
— Отлично. Пойду расчищать двор. Не люблю праздное времяпрепровождение.
Понимал ли он, что ей крайне необходимо остаться наедине со своими мыслями и успокоиться? Нет, наверняка нет. Девушка посмотрела ему в лицо. Широкоскулое, мужественное, непроницаемое, оно заставило ее трепетать и одновременно удивляться своей глупости, позволившей раскрыть душу Симону.
— Если я не вернусь, когда стемнеет, — высылайте команду спасателей, — пошутил он.
Бетти уныло улыбнулась в ответ. Ей хотелось поскорее выпроводить Симона из дому. От перенапряжения болела голова: никогда еще Бетти не встречала человека, вызывавшего столь противоречивые чувства. Раньше ей казалось, что ни один мужчина не способен заставить ее трепетать. Она опасалась, что чувственность, заложенная природой и дремавшая где-то глубоко внутри, проснется и выплеснется наружу. Девушка боялась признаться себе самой в том, что страсть живет в ней, и поэтому встречалась только с теми мужчинами, которые не могли пробудить в ней желание. С такими, как Бенджамин.
Бетти наблюдала, как Симон пересек двор. Снег большими сугробами лежал вдоль каменного завала, отделявшего ферму от поля.
Она взяла один из дневников и попыталась сосредоточиться на чтении, но тщетно. Наверное, потому, что я знаю их наизусть, уверяла себя Элизабет.
Попробовала сесть за рукоделие, но тоже без особого успеха. Тогда Бет направилась в кухню. На ланч по обоюдному согласию было решено съесть консервированную фасоль, а на ужин — остатки пиццы. Не устояв перед искушением, девушка подошла к окну: Симон успел расчистить большую часть двора. Ее глаза неотрывно следили за четкими и уверенными движениями, свидетельствовавшими, что Симон хорошо знаком с лопатой. Видимо, почувствовав, что за ним наблюдают, он поднял голову, и Бетти едва успела отпрянуть от окна, хотя была готова поклясться, что ее заметили.
Ну вот, попалась! А впрочем, что такого предосудительного она совершила? Подумаешь, у окна постояла! Поддавшись внезапному порыву, Бетти надела сапоги, куртку и выскочила во двор.
От холода перехватило дыхание, мороз пощипывал щеки. Бескрайние и безмолвные снежные просторы создавали ощущение, что на всем белом свете только она и Симон.
— Слишком холодно? — посочувствовал Симон, заметив румянец на ее щеках.
— Нет. Я люблю снег. В нем есть нечто необыкновенное.
— Я бы даже сказал, воздушное, с легкостью согласился он, и прежде чем Бетти успела сообразить что-либо, в нее полетел снежок.
Симон широко улыбался, совершенно не раскаиваясь в своем поступке и не ожидая ответных действий.
— Вы сами напросились, — предупредила Бетти. — Имейте в виду, на фермерских ярмарках я часто коротала время в тире.
— Так покажите свое мастерство, — подзуживал Симон, успевший увернуться от первого «снаряда».
И началось настоящее сражение: снежки летали с такой скоростью и точностью, что вскоре оба бойца оказались полностью облепленными снегом, но никто не собирался просить пощады. Со смехом отряхиваясь, Бетти начала потихоньку пробираться к сараю. Если бы она спряталась за углом, то смогла бы хоть как-то защититься от атак и накопить побольше снежков.
Элизабет почти достигла цели, когда Симон раскусил коварный замысел и, петляя как заяц, настиг ее. Бетти со смехом попыталась увернуться, и оба упали в сугроб. Бетти попробовала подняться, но крепкие руки удержали ее, и она, неожиданно испугавшись, стала колотить Симона кулаками в грудь.
— Выпустите меня! Вы весите фунтов двести!
Он послушался, и Бетти оказалась сверху. Казалось, что Симон искренне хочет помочь ей. Но он, нежно обхватив девушку и глядя ей прямо в глаза, вдруг промурлыкал:
— Говорят, что занятие любовью в снегу нечто фантастическое…
Бетти возмутилась: опять он за свое! И в то же время почувствовала, как сладко замерло от слов Симона сердце.
— Неужели в вашем сексуальном опыте есть пробелы? — Она пыталась вырваться из цепких объятий. — Даже удивительно.
— Мы могли бы это исправить, — предложил Симон, чем поверг девушку в шок. — Клин клином вышибают, — добавил он и нежно коснулся губами ее щеки.
Прикосновение было таким легким и мимолетным, что Бетти даже засомневалась, не почудилось ли ей.
— Вы хотите этого, милая, — коварно шептал искуситель, заставляя девушку дрожать от возбуждения. — Вы позволите мне разжечь огонь в вашем теле, чтобы оно растаяло и…
Что он собирается делать? Впрочем, сама виновата: нашла с кем откровенничать! Пусть это будет уроком на будущее — никогда, никогда не доверять мужчинам!
— Прекратите, — сердито потребовала она. — Я не знаю, какую игру вы затеяли, но…
— Кто сказал, что это игра? — едва слышно произнес Симон.
Она собрала все свои силы, чтобы унять дрожь. На этот раз ей не показалось. Симон действительно поцеловал ее чуть ниже уха.
— Ночь, проведенная с обворожительной обнаженной женщиной, свернувшейся клубком у тебя на груди, накладывает определенный отпечаток на мысли мужчины. И если вы дальше будете бросаться в мои объятия…
Бетти с облегчением перевела дух: Симон снова разыгрывает ее, опять подтрунивает. На минуту девушка поверила, что он говорит серьезно, а на самом деле Симон ловко воспользовался ее подозрительностью и затеял новую игру.
— Если мне не изменяет память, именно вы начали кидаться снежками, — напомнила она. — А что касается объятий, зарубите себе на носу: так называемые «сексуальные потребности» для меня пустой звук.
— Я готов сделать на это скидку, — великодушно откликнулся он.
— Вас действительно забавляет все это, правда? — с горечью спросила Бетти. — Нравится смеяться надо мной, издеваться…
— Помните, я говорил вам, что в детстве меня терроризировали сестры? Я должен взять реванш.
— Да, но при чем здесь я?
Он беззаботно рассмеялся в ответ.
Элизабет внезапно почудилось, что она парит в воздухе — ее глаза закрылись, лицо побелело. Заметив это, Симон нахмурился.
— Вставайте, — резко сказал он, поднимаясь на ноги и вытаскивая девушку из сугроба. — Иначе мы замерзнем. А какой бы был у нас вид, когда растаял снег, — продолжал он насмешливо. — Два трупа в страстных объятиях.
— Я бы предпочла не смеяться над этим, — холодно возразила Бетти.
Когда они подошли к дому, Симон вдруг остановился.
— Сожалею, если обидел вас своими намеками, — примирительно заметил он. — Пожалуй, я не привык к обществу таких целомудренных и таких…
Бетти с негодованием оттолкнула его и поспешила в дом. Ее лицо пылало от смущения и стыда, потому что только круглая дура позволила бы так обращаться с собой. Даже грудному ребенку ясно, что Симону доставляло огромное, почти садистское удовольствие дразнить ее. Господи, за что же такое наказание?
— Не стоит извиняться. Мне следовало раньше понять, что я зашла слишком далеко. — Она проскользнула в кухню и закрыла за собой дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Традиция предков - Берристер Инга

Разделы:
Пролог12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Традиция предков - Берристер Инга



Вот у меня вопрос Неужели все девственницы после 20 такие дуры?
Традиция предков - Берристер ИнгаЛена
3.02.2012, 13.06





Читая анотацию я надеялась найти в этой книге страсть, полную отдачу чувтвам и любви, а прочла лишь о непроходомой глупости и цеплянии за страхи, которых собственно и нет
Традиция предков - Берристер ИнгаНаденька
18.10.2012, 3.18





У ГГ интимофобия и брак с мужчиной у которого секс не на первом месте - это хороший вариант.
Традиция предков - Берристер ИнгаIRMA
11.12.2012, 6.35





Один раз прочитать можно. 7/10
Традиция предков - Берристер ИнгаВикки
27.07.2015, 19.15





Одноразовый роман:4/10.
Традиция предков - Берристер Ингаязвочка
27.07.2015, 21.29








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100